Читать онлайн Свадьба колдуньи, автора - Эш Розали, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Свадьба колдуньи - Эш Розали бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.6 (Голосов: 141)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Свадьба колдуньи - Эш Розали - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Свадьба колдуньи - Эш Розали - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эш Розали

Свадьба колдуньи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

– Извини, – с трудом произнесла Верити после долгого и напряженного молчания, когда он провожал ее. – Видимо, мои источники информации не заслуживают доверия. Мне кажется, я… сделала неправильные выводы…
– Да что ты? – голос Люка был угрожающе мягок. Она уже поняла: когда он так говорит – жди гнева. Но ей хотелось быть честной до конца. Ведь она уже на собственном опыте знала, насколько тяжело выслушивать несправедливые обвинения в аморальности. Едкие замечания Люка по поводу ее неверности, якобы проявившейся год назад во Флориде, были для нее как нож в сердце. И если уж она приняла за чистую монету какие-то сплетни и составила неправильное впечатление о Люке, то сейчас считала своим долгом исправить положение, насколько это было возможно, хотя и чувствовала себя очень неловко…
– Я ненавижу сплетни, – продолжала она упрямо, – но тогда мне показалось, что это правда.
– Ну-ну… А вот почему? Потому, что я похож на человека, который запросто может выбросить на свалку жену, совершившую небольшой проступок?
– Нет, не поэтому. – Ей опять приходилось неуклюже защищаться. Люк невыносимый человек. Но не менее невыносима и сама ситуация. Как же так получилось, что она приняла за чистую монету какие-то сплетни? Если то, что ей сегодня рассказывали, правда, значит, все, что она слышала до того, было полным вымыслом. А может, она просто хотела поверить в худшее, надеясь избавиться от собственного чувства вины перед Эдвардом?
– Так, значит, сейчас ты готова пересмотреть свое мнение обо мне? Как великодушно с твоей стороны!
В его голосе звучала холодная насмешка.
– Люк, пожалуйста…
– Ну, если уж ты так любишь сплетни, может, дослушаешь всю эту омерзительную историю до конца, Верити?
Они стояли под тенью пальм около ее домика. Его освещенное луной лицо было напряженным и сердитым.
– Люк, я хотела попросить у тебя прощения, но ты все настолько усложняешь… – начала было она тихим голосом, но он резко ее оборвал:
– Тогда не извиняйся! Ты не обязана была мне доверять, как и я тебе. Мы, видимо, принадлежим к той категории людей, которые не вызывают к себе доверия с первого взгляда!
Она сглотнула слюну и, пытаясь не потерять самообладания, вонзила ногти в ладони. Растянутые связки еще болели, и она оперлась на здоровую ногу, незаметно потирая о нее лодыжку.
Не так-то легко доверять человеку, который может причинить тебе боль… С людьми, имеющими меньше шансов навредить, разочаровать или бросить, значительно проще… Вдруг сообразив, о чем думает, она чуть не поперхнулась. Неужели дело именно в этом?
– А что на самом деле произошло. Люк? С твоей женой?
Этот вопрос, заданный дрожащим голосом, вызвал у него короткий смешок.
– Тебя все-таки интересуют подробности этой отвратительной истории.
Верити? Я почти в этом не сомневался.
– Люк, ты несправедлив. – Возможно. – Он вдруг перестал сердиться. Едва дотронувшись рукой до ее щеки, он отвернулся. – Извини, но сегодня я что-то не в настроении рассказывать о перипетиях моей злополучной женитьбы. Отправляйся-ка ты спать, Верити. Увидимся завтра.
Она поколебалась, гладя на его упрямый профиль.
– Мне понравились твоя сестра и ее муж…
В его взгляде опять промелькнула насмешка.
– Значит ли это, что ты поедешь с нами завтра?
– Да.
– Хорошо. Que duermas bien.
– Спокойной ночи, Люк.
Она медленно двинулась к освещенной террасе, ощущая на себе его неотрывный взгляд. Он даже и не попытался пойти за ней следом, чего, как она вдруг с горечью поняла, ей очень хотелось. Хотелось, чтобы он доверился ей… хотелось… хотелось… нет, она сама не знала, чего ей хотелось. Уже у дверей она обернулась, но Люка не было. Сердитая и разочарованная, она долго не могла заснуть.
Ей снился матч по поло. Цокот копыт, пыль, возбуждение, напряжение.
Затем знакомые образы как-то расплылись, и ею овладело странное чувственное возбуждение. Она оказалась в теплых объятиях какого-то мужчины, ритмически двигаясь с ним в танце по какому-то неправдопобному полю для игры в поло… Они были одни, хотя вокруг них продолжалась напряженная игра и сидели зрители.
Это были руки Эдварда, она была почти уверена, она танцевала с Эдвардом, и его близость разжигала в ней огонь желания. Но тут вдруг она увидела всадника, с топотом скакавшего к ним. Лица его не было видно под шлемом. Высоко поднимая клюшку, он летел прямо на них, и они бросились на землю. Всадник едва успел свернуть и, перелетев через голову лошади, с грохотом ударился о землю и замер без движения…
Она склонилась над ним и, плача, прижала его голову к себе, но когда увидела его лицо – это был Люк, а не Эдвард. Не переставая стонать, она все повторяла во сне его имя и падала, падала на колени возле бездыханного тела… Верити резко села на кровати. Простыни были мокрыми от пота. Вся дрожа, она несколько секунд смотрела в темноту, затем включила ночник и откинулась на подушку. Уже несколько месяцев, как она не видела кошмаров. А теперь даже при свете жуткие видения стоят у нее перед глазами! Ей всегда стоило труда освободиться от навязчивых страхов, особенно в темноте.
Почему в предрассветные часы мы особенно беззащитны? Почему даже незначительные проблемы начинают казаться непереносимыми? Именно в такие моменты ей особенно недоставало матери, хотя отца она тоже очень любила и страдала без него…
Тоска по матери, однако, была какой-то особенной, первобытной. Почему? Этого она не знала… Отец был военным, и родители ее постоянно колесили по свету, надолго оставляя ее в интернате. Столь памятные прогулки на природе были редкостью. Может быть, именно поэтому она сохранила о них столь живые воспоминания?
Она так и не узнала по-настоящему свою мать, детская привязанность к ней не успела перерасти в дружбу. Многие ее сверстницы с удовольствием ходили со своими матерями по магазинам или в кафе, откровенничали, делясь своими радостями и находя утешение в горестях, и она всем им завидовала…
Временами, думая об этом, она чувствовала себя преданной, брошенной, и это злило ее. Но почему? Разве можно сердиться на родителей за то, что они погибли?
Повертевшись без сна еще какое-то время, она встала, налила себе стакан лимонного сока, вышла на террасу и села в шезлонг. Утешение она находила в работе. Стоило же ей остаться наедине с собой, как она тут же начинала себя жалеть. Может, именно этого и добивается Люк? Может, именно так он хочет наказать ее за неверность Эдварду? Может, весь смысл этих двух недель заключался именно в том, чтобы выдавить из нее эти воспоминания и тем самым отметить день смерти Эдварда?.. – Ты что-то бледна. Верити, – сказала ей утром Карли в машине, когда они ехали вдоль побережья. – Как ты себя чувствуешь?
– Ничего, просто я плохо спала, – призналась Верити, любуясь пробегавшим мимо пейзажем. После безжалостного самоанализа в предрассветные часы ей вовсе не хотелось никуда ехать, но обижать Карли она тоже не могла. Перспектива провести целый день всего лишь в одном футе от Люка, на переднем сиденье его машины, вовсе ее не воодушевляла. Внутренне она была напряжена до предела и ощущала присутствие Люка каждой клеточкой своего тела, в любой момент была готова вступить в схватку с ним или бежать без оглядки…
Погода как нельзя лучше соответствовала ее настроению. Они ехали вдоль пастбищ, плантаций сахарного тростника и кокосовых пальм. Целые груды проросших орехов лежали на земле. Солнце немилосердно жгло ее плечи, и она хвалила себя за то, что сообразила надеть блузку не с самыми короткими рукавами. Они ехали по кромке сочно-синего Атлантического океана и наблюдали, как на горизонте собираются грозовые тучи. Видимо, на северо-востоке бушевал тропический ливень. Ощущение было такое, что вот-вот разразится шторм.
– Боюсь, скоро начнется дождь, – заметил Люк, на секунду перехватив ее взгляд. В плотно облегающих синих джинсах и синей джинсовой рубашке с открытым воротом он сегодня выглядел еще более мужественным, еще более привлекательным, чем обычно. Короткие рукава обнажали мощные бицепсы. С трудом оторвав взгляд от его мускулистой руки, переключавшей передачу, от загорелой шеи и густых черных волос, она сложила руки на коленях. Пальцы ее беспокойно двигались, и она вдруг сообразила, что беспрестанно ерзает и мнет серо-зеленую ткань шортов. Чтобы скрыть свою нервозность, она поскорее спрятала руки.
– Подумаешь… Не растаю, – ответила она с показной веселостью, надевая темные очки в надежде хоть как-то скрыть свое возбуждение. Люк казался сегодня еще более насмешливым и гипнотизирующим, чем обычно. – Вчера Сара сказала мне по телефону, что в Лондоне вот-вот пойдет снег! – добавила Верити неестественным тоном, оборачиваясь к Карли и Раулю. – Не верится, правда? И это в середине апреля!
– А я люблю тропические ливни, пусть льет хоть каждый день! – рассмеялся Рауль.
День оказался очень насыщенным. Карли хотелось проехать по всем знакомым местам, прежде чем они отправятся на Ямайку. Сначала они побывали в Кабарете, посмотрели, как мчатся и прыгают на волнах серфисты. Оттуда отправились вдоль берега к лагуне Гри-Гри и на лодке проплыли по узким петляющим проходам между серыми корнями мангровых деревьев. Дождь все никак не начинался, и воздух становился все тяжелее и тяжелее, а горизонт – все темнее. Верити никак не могла сбросить с себя напряжение, с которым проснулась еще утром.
В Сосуа после аппетитнейшего обеда из моллюсков и различных салатов компания разделилась. Люк пошел навестить своего друга, занимавшегося разведением лошадей, а Верити отправилась с Карли и Раулем по местным магазинам сувениров. Занятая своими мыслями, Верити не сразу сообразила, что потерялась. Переходя из магазинчика в магазинчик и покупая экзотические тропические фрукты, чтобы затем, вернувшись в отель, поэкспериментировать с ними, она вдруг оказалась одна на бедной окраинной улочке.
Верити остановилась в нерешительности, однако, увидев базарную площадь и охраняемый, как принято здесь, вооруженными солдатами передвижной банк, где они обменивали американские доллары на доминиканские песо, она успокоилась: цивилизация где-то совсем близко.
Внимание ее привлек парнишка, продававший ананасы, и на ломаном испанском она спросила цену.
– Un peso <Одно песо>, – широко улыбнулся ей маленький продавец, перебрасывая ананас с одной руки на другую и с поразительной точностью орудуя устрашающего вида ножом. Несколько секунд – и ананас оказался разрезанным на тонкие кусочки, а мальчик галантным жестом протянул ей ломтик на чистом листе бумаги.
– Gracias! – восхищенно поблагодарила Верити и, не подумав, протянула мальчику два песо, но тут же раскаялась в своем поступке, заметив на себе внимательные взгляды стоявших неподалеку женщин. Как это она забыла, что Доминиканская Республика – все же «третий мир», где люди усиленно торгуются, а не бросают деньги на ветер, как будто они ничего не значат…
Полная женщина лет тридцати с улыбкой подошла к Верити, откровенно ее рассматривая.
– Americana? Inglesa?
– Англичанка, – подтвердила Верити и неуверенно улыбнулась. На женщине был желтый цветастый платок, длинное черное платье и огромные золотые серьги. И хотя у нее были синие глаза, она походила на цыганку.
– Англичанка? – переспросила женщина и кивнула: – Dos pesos, и я предскажу вам судьбу su mano.
Верити нахмурилась. Солнце обжигало ее обнаженные руки, а между пальцев уже потек ананасовый сок. Мало – рука. Она предлагает за два песо предсказать ей судьбу по руке?
Мальчик-продавец улыбнулся, с извиняющимся видом пожимая плечами.
– Моя сестра. Ее зовут Росалина. Она читает по руке, – сказал он, продемонстрировав неплохое знание английского языка. – Она предскажет ваше будущее, si?
– Si, si, – энергично закивала женщина и, схватив руку Верити, стала внимательно изучать ее линии. Застигнутая врасплох, Верити не сопротивлялась и, положив ананас на прилавок и облизывая пальцы, рассмеялась.
– О'кей. Почему бы и нет? Ну, и что вы там видите?
Росалина водила пальцем по линиям ее руки и что-то быстро-быстро говорила по-испански. Неожиданно выпустив ее руку, женщина радостно захлопала в ладоши и расплылась в улыбке.
– Виепо! Виепо! – восклицала она с довольным видом, обнимая Верити за плечи, и с восторгом расцеловала ее в обе щеки. – Suerte! Que tengas suerte, sefiorita! (Счастье! Желаю тебе счастья, сеньорита! (исп.) – Suerte? Удача? Счастье? – с гордостью за свой испанский перевела Верити, а Росалина все смеялась и кивала.
– Si, si, счастье! Vas a casarte con un hombre muy guapo, pronto, pronto! Верити посмотрела на продавца фруктов в ожидании перевода, и мальчик ей опять широко улыбнулся.
– Вы выйдете замуж за очень… красивого мужчину! Очень скоро! – сказал он. Глаза у Верити расширились от изумления, и она от души рассмеялась, качая головой.
– Да нет, сомневаюсь!
– Si, es verdad, правда, – улыбнулась Росалина, поняв, что девушка ей не верит, и легко дотронулась до ее щеки. – Vamos a ver! Вот увидишь!
– И когда же? – весело спросила Верити, роясь в своей сумочке в поисках еще двух песо и протягивая их женщине. – Cuando? Когда?
Когда состоится свадьба?
– Este аnо! – заверила Росалина. – В этом году!
– И как же будет выглядеть мой муж? – поинтересовалась Верити, подхватив ее шутку. – Высокий… и смуглый?
– Si! – согласилась Росалина с очень малоубедительной готовностью. Alto у togeno! Высокий и смуглый!
– Что ж, спасибо! – рассмеялась Верити, забирая ананас и сумку. Muchas gracias, senora!
Большое спасибо за самую прекрасную сказку с тех пор, как я перестала быть ребенком, подумала Верити, лакомясь роскошным сочным ананасом по дороге к площади, где она и нашла «джип» Люка. Теперь она чувствовала себя увереннее. Гадалка придала этому дню какой-то праздничный колорит. Вся компания уже поджидала ее. Верити вдруг застеснялась своего вида – чумазая, перепачканная до ушей ананасом, от которого осталась одна только корка. Смущенно смеясь, она попросила извинения за задержку и, избегая внимательного взгляда Люка, стала рыться в сумке в поисках салфетки.
Карли показывала Люку свои покупки: бижутерия, женская блузка с вышивкой, два кожаных ремня.
Гора экзотических фруктов в сумке Верити вызвала много шуток.
– Что-что, а покупки Верити можно доверять, – пошутил Люк, наблюдая, как она вытирает с губ ананасный сок. – У нее в голове уже роится с полдюжины новых рецептов с ананасом.
– Если так, то ее бизнес будет процветать вечно! – с одобрением заявил Рауль, забираясь в «джип». – Завидую такому самозабвению!
Когда она сказала, что встретила цыганку, Карли с восторгом захлопала в ладоши.
– Тебе просто повезло. Ты натолкнулась на одну из гаитянских «колдуний». Их здесь много, они гадают на кофейной гуще, по картам, по свечам, ну и так далее! Она предсказала тебе твое будущее, сага?
– Да, но как-то не очень убедительно! – усмехнулась Верити. – Она предсказала мне свадьбу еще в этом году.
Карли подняла темные брови.
– Свадьбу?
– Да!
– И что же? – продолжала шутливым тоном Карли. – Разве это так уж невозможно? Ведь сейчас только середина апреля! За девять месяцев всякое может произойти.
– Ну, если принять во внимание, что у меня вообще нет намерения выходить замуж, – натянуто сказала Верити, – то понадобится что-то из рада вон выходящее, чтобы вызвать у меня полную амнезию и превратить эту свадьбу в реальность!
Карли деликатно промолчала. Но Люк, как бы между прочим, пробормотал:
– А мне казалось, что амнезия эта уже наступила… – И добавил: – По дороге заскочим в Каса-Кордера, мне хочется посмотреть на новорожденных жеребят.
Верити с трудом сдержалась, пытаясь сохранить достоинство. Люк сказал это так тихо, что, кроме нее, видимо, никто его насмешки больше не слышал. В любом случае она не позволит втянуть себя в перепалку при посторонних…
Каса-Кордера оказался сельским домом в колониальном стиле с конезаводом и фруктовыми, кофейными и кокосовыми плантациями. Здесь постоянно жили экономка, дворецкий, прислуга и сельхозрабочие.
Верити сидела рядом с Карли на длинной, поддерживаемой высокими каменными колоннами террасе, которая опоясывала дом по всему периметру, и потягивала холодный сок папайи в тени массивной королевской пальмы. Тенистый, обнесенный каменной стеной сад выходил на холмистые пастбища, на которые легким галопом выбежал табун лошадей. Разбившись на несколько групп, с развевающимися хвостами и гривами, лошади быстро летели в разные стороны. И хотя они были очень далеко, в знойной предвечерней тишине явственно слышался топот копыт.
– Я знала, что у Люка здесь ранчо, – сказала Верити, медленно покачиваясь в кресле-качалке. Мужчины ушли на конюшню, оставив женщин отдыхать в тени. – Но чтобы такое! Я думала, отель в Пуэрто-Плата – его основная недвижимость…
– У брата столько недвижимости, что даже я не все знаю, – ответила Карли. – Думаю, именно поэтому Хулиетта так за него держалась. Ей хотелось продолжать жить в «том стиле, к которому она уже привыкла» – так, кажется, у вас говорится, – даже несмотря на все, что между ними произошло.
– А что между ними произошло? – вырвалось вдруг у Верити, и она тут же покраснела, почувствовав на себе задумчивый взгляд Карли.
– А разве Люк тебе ничего не рассказывал?
– Нет…
– Верити, а тебе вообще нравится мой…? – В ее голосе прозвучал неподдельный интерес, а глаза мягко заблестели.
Под ложечкой у Верити вдруг как-то тоскливо засосало, она пробормотала, отводя взгляд:
– Не… не в том смысле, как ты думаешь. – Чувствуя, что сестра Люка ей не верит, она покраснела. – Мне трудно определить наши взаимоотношения…
Проведя рукой по блестящей черной шапке волос, Карли улыбнулась.
– Я не настолько глупа. Верити, чтобы не видеть напряжение между вами. Вчера вечером и сегодня опять… Но не буду вмешиваться.
– Ты ошибаешься, – возразила Верити, пытаясь овладеть своими чувствами, прислушиваясь к бешеному галопу сердца. – Между нами ничего такого нет…
После долгого молчания Карли задумчиво сказала:
– Люку трудно говорить о Хулиетте. Но, думаю, тебе я должна кое-что рассказать, хотя и понимаю, что он меня за это может придушить, если узнает. Они познакомились на нашей свадьбе с Раулем. Хулиетте тогда только что исполнилось семнадцать, и она была чрезвычайно привлекательна, хотя и своенравна. Мать она потеряла еще в детстве, и отец ее всю жизнь баловал. Люку тогда было всего двадцать три, и, чего греха таить, он был довольно-таки упрямым! Однажды увидев Хулиетту, он просто потерял голову. Но когда они поженились, обнаружилось, что она беременна от любовника, который бросил ее. Люк подвернулся ей как раз вовремя и спас ее репутацию…
– Что же было дальше?
– Она помирилась с любовником, а тот потребовал анализа крови для установления отцовства и доказал, что ребенок от него!
– Какой ужас! – дрогнувшим голосом произнесла Верити, представив себе, каким это было потрясением для гордого Люка.
Карли с любопытством наблюдала за реакцией Верити.
– Был страшный скандал. Но, само собой разумеется, ни та, ни другая семья не хотела развода, – продолжала она тихо, – а Хулиетта снова поклялась Люку в любви и умолила простить ее. Настоящий отец малютки был очень беден, именно по этой причине она решила остаться с Люком. Как бы то ни было, Люк честно попытался ее простить. Мы смотрели на него как на сумасшедшего. Я не говорю о ее первом грехе… все мы люди, в конце концов, и все мы ошибаемся. Я имею в виду ее хладнокровный обман. Она преднамеренно сделала Люка посмешищем. Но у брата очень… благородные, старомодные представления о браке – как о святыне.
Верити с трудом подавила в себе сгон, вспоминая все те горькие упреки, что она гак самонадеянно бросила в лицо Люку во время их разговора о браке. Ей стало стыдно за необоснованные обвинения.
– Мне кажется, он был настолько травмирован и настолько разочарован, что просто не смог забыть ее предательства, – задумчиво продолжала Карли. – Несколько месяцев они еще прожили вместе, но все больше и больше отдалялись друг от друга. Он, видимо, понимал, что никогда не сможет ей доверять. А Хулиетта завела роман с другом Люка, прямо у него под носом. Только тогда Люк подал на развод…
– И Хулиетта заболела?
– Нет, заболела она через несколько месяцев после развода, когда уже вновь жила со своим первым любовником, на содержании своего отца, кстати сказать…
– А где теперь ребенок? – не выдержала Верити.
– Остался у ее бывшего любовника. Он опять бросил Хулиетту и, кажется, женился. Изредка он навещает ее, но у меня такое впечатление, что она не очень-то жаждет видеть своего ребенка. Невероятно, да? Но справедливости ради надо сказать, что бедняжка дорого заплатила за свои грехи! – грустно сказала Карли. – Вот уже несколько лет, как она прикована к постели. Она лежит в частной больнице во Флориде, получает все новые лекарства и новые виды лечения. Люк выплачивает каждый год огромную сумму на ее содержание. Но, честно говоря, я не понимаю почему. У ее отца целая сеть отелей по всей Америке, и он богат, как Крез. Думаю, Люк неправильно понимает, что такое долг. Даже несмотря на то, что между ними произошло, он чувствует себя… ответственным за нее.
Рассказ Карли все не шел у Верити из головы даже после того, как Люк и Рауль уговорили их покататься на лошадях.
Неуверенно держась в седле на гнедом мерине, она все думала и думала о том, что услышала от Карли, и не переставала наблюдать за Люком, умело управлявшим могучим гнедым жеребцом.
Ей вдруг вспомнились слова Эдварда, с некоторой завистью говорившего о Люке как о прирожденном наезднике, которому сам Бог помогал играть в поло. Ему не надо думать об управлении лошадью и заботиться о том, как она повернет и куда… Его заботит только мяч… Он так свободно держится в седле и так легко управляет лошадью, что передвигается по полю значительно быстрее других.
Почему Эдвард ничего не рассказывал ей о несчастливом браке Люка? Не хотел раскрывать чужие тайны? Люк как-то обмолвился, что Эдвард был верным другом, поддержавшим его в трудные времена. Видимо, он имел в виду брак с Хулиеттой. Эдвард, должно быть, знал все, хотя и был на три года моложе Люка; наверное, Люк доверял ему все тайны, как старому другу… Эти мысли не оставляли ее и по дороге назад, в Пуэрто-Плата. Люк, от которого не скрылось подавленное состояние Верити, разговаривал через плечо с Карли и Раулем, время от времени незаметно поглядывая на нее. Когда они вернулись в отель, Верити сказала, что у нее болит голова, извинилась и отказалась от прощального ужина. Ей необходимо было побыть одной и разобраться в своих чувствах. Ей очень хотелось поговорить с Люком и попытаться найти причину их столь напряженных взаимоотношений, обсудить все двусмысленности, постоянно заводившие их в тупик.
– Очень рада была с вами познакомиться, – добавила она торопливо, заметив явное разочарование Карли. – Может, мы еще увидимся до вашего отъезда?
– Это было бы прекрасно, – сказала Карли, целуя ее в щеку и внимательно гладя ей в глаза. Затем улыбнулась на прощанье и пошла за Раулем в отель.
Верити, взглянув в непроницаемое лицо Люка, тоже было собралась уйти, но он остановил ее и взял за руку.
– В чем дело? Почему ты не хочешь с нами сегодня поужинать?
– Мне… мне нужно побыть одной… Блестящие синие глаза сощурились, задумчиво изучая упрямое выражение ее лица. Затем, пожав плечами, Люк отпустил ее руку и потер уже начавший обрастать щетиной подбородок.
– Нога? Перетрудила?
– Нет, с ногой все в порядке.
– Просто тебе невыносима моя компания.
– Ничего подобного!
Заметив, что он изменился в лице, Верити насторожилась. Повисло неловкое молчание, и она собрала все силы, чтобы выдержать натиск каких-то дотоле неизвестных ей чувств. – Это правда, Верити?
Они стояли возле бассейна среди цветущих гибискусов. Мимо то и дело проходили гости отеля и персонал, но на несколько секунд ей показалось, что, кроме них с Люком, в мире больше никого нет – настолько сильно было ощущение взаимного притяжения.
– Прости, пожалуйста, мою грубость, я не имела права так говорить о твоем браке… Извини, я была не права… ну… по поводу Хулиетты, неожиданно низким голосом сказала она. – Вчера вечером ты так и не позволил мне извиниться, и сам ничего не объяснил.
Лицо Люка опять стало непроницаемым.
– А что изменилось сегодня? – растягивая слова, спросил он. – Если я правильно понимаю, Карли тебе уже что-то наговорила…
– Она мне все рассказала.
На губах его появилась холодная усмешка, и под этим ледяным взглядом сердце у нее сжалось.
– Мой брак с Хулиеттой был ошибкой, – коротко сказал он. – Но это уже в прошлом. И мне бы не хотелось больше об этом говорить.
– Как ты можешь? – тихо спросила она, смутно понимая, что его скрытность сердит и расстраивает ее, хотя и не смогла бы объяснить почему. -Как это в прошлом, если ты до сих пор поддерживаешь с ней отношения?
– О чем ты говоришь? – сдержанно спросил он.
– Я говорю о том, что ты оплачиваешь ее пребывание в больнице, как будто ты в чем-то… в чем-то виноват! А ведь ты ни в чем не виноват! Повисло долгое и тяжелое молчание. Верити нервно поправила прическу, не сводя полных сострадания глаз с бесстрастного лица Люка. Он недвижно стоял перед ней, упрямая прядь черных волос упала ему на лоб, и ей вдруг показалось, что разделяющая их пропасть становится все шире и шире. Вместо того чтобы стать ей ближе, вместо ожидаемого проблеска взаимопонимания он вдруг еще больше ушел в себя и стал более агрессивным и отчужденным.
– Как это я не проконсультировался с тобой несколько месяцев тому назад? – резко и насмешливо спросил он наконец. – Тогда все мои проблемы были бы разрешены в мгновение ока. Щеки у нее горели. Злой блеск его глаз даже напугал ее.
– Люк, ты несправедлив…
– Ах да, ты же ведь у нас признанный авторитет по части неискупленного чувства вины, – добавил он жестко. – Я думаю, здесь мы даже можем соревноваться!
Ну, это уж слишком, резко вдохнув, подумала она. Это становится невыносимым. Надо быть полной идиоткой, чтобы надеяться понять Люка после короткого экскурса в его прошлое под руководством Карли. Какой смысл пытаться с ним сблизиться? Ведь, в конце концов, ее это вовсе не интересует!
– Поговорим потом, – заключил он, решительно ставя точку в их разговоре. – Сейчас у меня есть дела.
И, не дожидаясь ответа, повернулся и пошел прочь.
Кипя от негодования, Верити направилась к своей «вилле», здесь прохладный ночной бриз смягчал гнетущую влажную жару.
Что это за «потом»?! – думала она в ярости. Она собирается пораньше лечь спать. Так что никаких «потом» не будет. Как бы она хотела никогда больше его не видеть!
Душ немного успокоил ее, а втерев в кожу душистый крем, она пришла в норму. Надев шелковую, цвета слоновой кости блузку и подходящую к ней по цвету юбку до середины икр, она завязала мокрые волосы в узел и, расхаживая по комнатам, стала раздумывать, что бы такое предпринять: позвонить в отель и заказать ужин или приготовить самой? В конце концов она выбрала последнее – это ей поможет отвлечься.
От сумятицы в мыслях даже разболелась голова. Холодильник у нее полон, а готовить ей всегда доставляло удовольствие и было одним из самых любимых занятий. Часто, чтобы отвлечься или привести в порядок мысли, она отправлялась на кухню. Самое время поэкспериментировать со своими покупками, затем поужинать в одиночестве и почитать купленный в аэропорту исторический роман. Сейчас ей очень нужны обычные, привычные занятия, чтобы отключиться и подзарядить батареи.
Повязав полотенце вместо фартука, она за час приготовила себе экзотический ужин и с подносом в руках отправилась на террасу.
Уже стемнело – в тропиках это всегда происходит неожиданно. Из-за черных грозовых туч небо стало тяжелым, давящим. Луны не было видно, ветер шумел в пальмовых листьях, а ночные звуки казались громче, даже монотонное стрекотание цикад было почти оглушающим. Когда она протянула руку, чтобы включить на террасе свет, из тени вдруг появилась какая-то фигура, и Верити едва не выронила поднос.
– Добрый вечер, Верити…
Фонарь осветил Эллиота, и Верити раздраженно вздохнула. Она не видела его со вчерашнего вечера и очень надеялась, что после ее довольно-таки прозрачных намеков он уже уехал.
– Привет, Эллиог. – Не смотри на меня гак, – попросил он печальным, извиняющимся голосом. – Я зашел попрощаться. Завтра я улетаю. Может, поброжу еще немного по острову…
Она с облегчением улыбнулась. Но стоило ему, пошатываясь, сделать несколько шагов, как она опять тяжело вздохнула. В одной руке у него была полупустая бутылка красного вина, в другой – стакан.
– Я все понял, – добавил он нетвердо. – Я видел вас вчера утром на берегу. Вы были как в клинче.
– Извини, но тебе незачем было сюда приезжать… – Она оборвала его на полуслове, решив, что чем меньше будет говорить об этом, тем лучше.
– Да-а, жизнь… – Он неуверенно, едва не промахнувшись, поставил бутылку и стакан на поднос и с трудом сфокусировал на ней нетвердый взгляд. – Выпьешь со мной на прощанье, дорогая?
– Нет, спасибо. Да и тебе, кажется, уже хватит.
– А что остается делать, если получил от женщины, ради которой приехал на край света и которую любишь… ноль внимания? – печально пробормотал он. – Откуда мне было знать, что ты здесь крутишь любовь с каким-то латиноамериканским бабником, который играет в поло и считает себя неотразимым?
– Никакой любви я здесь ни с кем не кручу! – возмущенно ответила она. – А тебе, надо сказать, еще повезло, что тебя не хватил солнечный удар посмотри на свою кожу!
Эллиот был одет в красную спортивную рубашку с коротким рукавом и белые шорты, и на его руки и ноги больно было смотреть.
– Я в полном порядке… – с трудом ворочая языком, пробормотал Эллиот. – А когда допью эту бутылку, мне станет совсем хорошо.
– Перестань, с тебя хватит. Ты и так уже пьян. Отправляйся-ка к себе и проспись! – спокойно сказала она и попыталась выпроводить его с террасы. Это было ошибкой. Облокотившись на нее, Эллиот тяжело качнулся и прижал ее к столу, на котором стоял ее ужин и его бутылка вина. Стол накренился, и Верити пришлось собрать все свои силы, чтобы не упасть и удержать Эллиота. Но, как назло, он наступил ей на ногу. Верити вскрикнула, еще не окрепшая лодыжка подвернулась, и они полетели на пол, перевернув и стол, и все, что на нем было.
Посреди этого хаоса Верити вдруг услышала голоса, различила и голос Люка, резко отдававшего какие-то приказания на испанском языке. Вскоре он появился собственной персоной и замер, наблюдая за отвратительной сценой на террасе. Помятая и растрепанная. Верити с трудом поднялась на ноги, а Люк без видимых усилий поднял Эллиота и завернул ему руки за спину.
– Вон отсюда! – прорычал он, едва сдерживая ярость. – Сию же минуту!
– Уберите руки… – начал было Эллиот воинственно, пытаясь освободиться от хватки Люка, но не тут-то было. С ледяным спокойствием Люк поманил пальцем несколько рослых официантов и брезгливо передал им Эллиота.
Верити с возмущением смотрела на то, как они поволокли сопротивляющегося Эллиота в темноту.
Без кровинки в лице и опершись рукой на деревянные перила террасы, она огляделась.
Пол был усыпан осколками посуды и тем, что должно было стать ее ужином, который она так и не попробовала. А кремовый шелковый наряд ее был весь залит красным вином. Осмотрев свои шишки и ссадины и собравшись с духом, она подняла на Люка глаза. И даже вздрогнула – столько в них было ледяной ярости.
– Что, черт побери, здесь произошло?
– Прошу прощения за разбитые тарелки и стаканы, – начала она, – я заплачу…
– Я спрашиваю, что здесь произошло, Верити?
– Ничего здесь не «произошло», – резко ответила она. – Да и какое тебе дело? Эллиот пьян, – добавила она со всем спокойствием, на какое была способна. – Ему просто нужно проспаться.
– Только не в моем отеле.
– Что ты имеешь в виду?
– Пусть твой друг Грозвенор поищет себе другой отель.
– Что? Ты хочешь сказать, что твои… твои прихвостни собираются выбросить его ночью на улицу? – возмущенно выкрикнула она. – Ты не посмеешь. Люк!
Она сделала попытку броситься на выручку Эллиоту, но Люк с такой силой схватил ее за руку, что она вся закипела от злости.
– Не посмею? – Он возмущенно пожал плечами, с явным неудовольствием разглядывая беспорядок на террасе, а затем переводя задумчивый взгляд на Верити. – Уже посмел, – медленно и холодно сказал он. – А если этот Грозвенор вернется и станет надоедать мне, я не постесняюсь прибегнуть к моим связям, чтобы вышвырнуть его с острова!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Свадьба колдуньи - Эш Розали

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Свадьба колдуньи - Эш Розали



Замечательная книга, получила массу удовольствия от прочтения книги.
Свадьба колдуньи - Эш РозалиСветлана
13.04.2011, 18.42





Вроде так читаешь,- и ничего особенного в этом романе нет... Но тем не менее очень будоражит. Лучший роман из множества мною прочитанных.
Свадьба колдуньи - Эш РозалиМарина
15.07.2011, 2.45





Один из моих самых любимых романов
Свадьба колдуньи - Эш РозалиНата
23.07.2011, 23.50





ОБОЖАЮ ЕТОТ РОМАН ОДИН ИЗ МОИХ ЛЮБИМИХ. ОБЕЗАТЕЛЬНО ПЕРЕЧИТАЙТЕ КЛАСНАЯ КНИГА
Свадьба колдуньи - Эш РозалиТАТЬЯНА
5.10.2011, 12.12





По Станиславскому - Не верю! Одни сплошные клише без изюминки. Не осилила.
Свадьба колдуньи - Эш РозалиКатя
5.10.2011, 20.23





это мой самый первый роман, с него все и началось. читайте, не пожалеете!
Свадьба колдуньи - Эш РозалиДинара
11.12.2011, 16.52





Интересно. можно читать.
Свадьба колдуньи - Эш РозалиЛика
11.12.2011, 23.07





Согласна с Катей. Как то без изюминки. Но почитать можно. Больше всего жалко Эдварда, мало того, что погиб, так еще его не любила собственная невеста. Как то подленько получилось.
Свадьба колдуньи - Эш РозалиЛиза
10.09.2012, 12.53





так себе
Свадьба колдуньи - Эш Розалимося
17.09.2012, 20.05





на один раз
Свадьба колдуньи - Эш Розалиatevs17
12.11.2012, 12.18





Как надоели эти недотепы, которые годами не понимают что влюблены, не могу читать эту тягомотину. Ну почему большинство авторов пишут подобную чушь!?
Свадьба колдуньи - Эш РозалиИрина
22.11.2012, 12.16





роман так себе.г/г истиричка, понапридумывала себе черт знает что.оценка 4 из 10
Свадьба колдуньи - Эш Розалисандра
23.01.2013, 8.20





Роман замечательнейший! 10 из 10
Свадьба колдуньи - Эш РозалиКошечка Джози
17.01.2015, 6.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100