Читать онлайн Шепот в песках, автора - Эрскин Барбара, Раздел - 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шепот в песках - Эрскин Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.09 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шепот в песках - Эрскин Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шепот в песках - Эрскин Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эрскин Барбара

Шепот в песках

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

14

Жертвенный камень уже готов для тебя…
Знай, что ты будешь уничтожен…
У стражников острые ножи, жестокие пальцы;
они умеют убивать…
И они отдадут твое тело твоим жрецам…
Мудрец взял лист бумаги. На нем он записал имена двух жрецов, Анхотепа и Хатсека, и их историю. Потом он написал предупреждение для торговца и всех людей Луксора. Это был рассказ о двух жрецах, которые готовы были убить друг друга, если бы это было в их силах, и которые убили бы всякого, кто дотронулся до их священного сосуда. Он был взят из святилища в храме. Руки, осквернившие сосуд, должны были превратиться в прах; руки же жрецов были запятнаны кровью.


Пока ученый писал, солнце уже успело сесть, и темнота накрыла дом торговца. Мудрец откланялся и ушел. Торговец поролся с чувствами, которые вызвала в нем вся эта история. В его руках оказался ценный подарок из древних веков. Цолжен ли он отдать его мудрецам, снискав за это уважение и почет, или же ему стоит отправиться в квартал Франжи и продать сосуд за баснословную сумму?


В глубоком раздумье торговец перечитывал бумагу. Жрецы теряли терпение. Они впитывали в себя его жизненную силу, а также силу его сыновей, жен и слуг и становились сильнее, чем когда-либо с тех пор, как покинули свое убежище.


Несколько катеров были пришвартованы на пристани в ожидании толпы желающих посетить световое представление в храме на острове Филе. Пассажиры с «Белой цапли» встали в очередь, как и остальные туристы, и забрались на катер, с волнением предвкушая что-то необычное и взирая на темные воды, отражающие сотни огней.
Как только Анна вслед за Сериной заняла место на корме, она обнаружила рядом с собой Энди. Анна нахмурилась, почувствовав, как рука Энди ложится ей на плечо.
– Все прекрасно, правда, Анна? Вы взяли с собой теплый платок? Насколько я понимаю, с наступлением темноты ветер становится очень холодным.
Анна незаметно отодвинулась от него.
– Спасибо, Энди. Я хорошо подготовилась к вечеру. – Она взглянула на Серину. В сумке Анны лежали дневник и флакон, а в сумке Серины – статуэтка, анк – символ вечности, фимиам и свечи. Женщины представляли, как смогут оторваться от толпы и в темноте зайти в святилище храма, если это вообще было возможно. Анна поискала глазами Тоби и увидела его в дальнем конце катера. Он разговаривал с человеком, стоявшим за штурвалом. Они смеялись и активно жестикулировали так, словно были знакомы уже много лет, и впервые Анна поняла, что Тоби разговаривает по-арабски. Она до сих пор толком не представляла, что же случилось тогда в Абу-Симбеле, но почему-то это ее не волновало. Тоби очень правдоподобно объяснил свое отсутствие, и, когда подвернется случай, он разъяснит Анне все остальное. Тут нечего волноваться.
– Так вы простили меня? – Энди склонился к самому уху Анны. – Вы же знаете, я только о ваших интересах и думаю.
Анна не понимала, имеет ли он в виду дневник и флакон для благовоний, или же речь идет о Тоби, но вдруг ей это стало безразлично. Она вывернулась из-под его руки, а катер тем временем мягко отчалил и тронулся в путь по реке.
Храм был освещен прожекторами и отражался в водах Нила во всей своей безмятежной красоте. Рядом с ним находился павильон Траяна, описанный в дневнике Луизы; с изящными колоннами, почти неземными на фоне темного полуночного неба он составлял поразительный контраст суровым опорам большого храма.
– Так ли это важно, что храм больше не стоит на своем родном острове Филе? Что его перенесли на Аджилкию? – прошептала Анна Серине. – Какое это могло иметь значение, ведь храм был поистине великолепен. Как будто он простоял на этом месте тысячи лет.
Серина пожала плечами.
– Остров Биге, место вечного сна Осириса, был действительно особенным. По-моему, он должен быть где-то здесь. – Она протянула руку в темноту. – Думаю, место, куда мы едем, окажется похожим на Абу-Симбел. А в Абу-Симбеле до сих пор ощущается что-то священное, правда ведь? – Серина вглядывалась в воды реки. – Ведь даже мы, туристы, испытали там чувство благоговейного трепета.
– Не думаю, что все, кто оказывается здесь в наши дни, приезжают поклониться Исиде. – Взгляд Анны упал на сумку, лежащую на коленях у Серины, и она вздрогнула. – Мне страшно.
Серина улыбнулась в темноте.
– Мне кажется, богиня все еще здесь. И она придет. Нам нечего бояться.
– И она отзовет обратно своих жрецов?
Серина медленно покачала головой, взгляд ее блуждал над темными водами.
– Кто же знает, что она станет делать.
Катера один за другим причаливали напротив храма. Пассажиры вставали и двигались к выходу, протискиваясь среди кресел, наклоняясь под низким навесом. Двое членов экипажа аккуратно придерживали катера у берега. Пассажиры чувствовали запах бензина, дым выхлопных труб. Все вместе это слегка действовало на нервы.
Анна и Серина стали тихо отходить в строну и тут заметили Энди, пробирающегося к сходу с катера.
– Он станет искать нас! – Анна покачала головой. Серина вопросительно посмотрела на нее, и Анне пришлось повторить свои слова, прокричав их Серине прямо в ухо, чтобы заглушить шум мотора.
Серина кивнула.
– А где Тоби?
Анна махнула рукой в сторону толпы, стоявшей перед ними.
– Может, если Энди увидит нас вместе с Тоби, он вернется назад? – прокричала Серина.
Женщины дошли до трапа, и им помогли спуститься на деревянный помост причала.
Серина спустилась первой и встала в стороне, поджидая Анну. С раздражением она заметила, что Энди сделал то же самое.
– Нам надо избавиться от него, иначе мы не сможем улизнуть. – Серина огляделась вокруг. Несколько кустиков, несколько невысоких деревьев, но все было освещено, и особенно хорошо была видна дорога, ведущая к рядам сидений, с которых зрители будут смотреть представление.
– Пойдемте со мной. Желательно попасть в первые ряды, – позвал их Энди.
Анна взглянула на Серину.
– Идите один, Энди. – Она сложила руки на груди. – Я собираюсь сесть рядом с Тоби.
– Вы что, шутите? – гневно спросил Энди.
– Да нет, не шучу. – Она холодно выдержала его взгляд.
– Так вы мне не поверили?
– Я не знаю, чему мне верить, а чему нет. Но это уже не ваше дело, Энди. Пожалуйста, уходите. Идите вместе со всеми.
На мгновение Анне показалось, что Энди откажется уходить, но тут она заметила Тоби, ждущего на краю дороги. Энди с плохо скрываемой ненавистью взглянул на него и развернулся. Через секунду он уже растворился в медленн двигающейся людской очереди. Тоби подошел к женщинам.
– Полагаю, это я спугнул его?
– Да, ты, – улыбнулась Анна. – И это очень хорошо, потому что мы собираемся улизнуть ото всех. Мы хотим проникнуть в святилище, пока все рассаживаются по местам, и попробовать еще раз вызвать жрецов.
Тоби бросил взгляд через плечо.
– Ничего у вас не получится. Посмотрите на освещение. А ведь здесь еще служители, помогающие туристам занять места. – Мужчина и женщина с ребенком прошли мимо них. – Может, не обязательно проникать в святилище? Попытаться совершить ритуал где-нибудь рядом с храмом. Например, вон там. – Он показал направо, туда, где находился павильон Траяна.
– Вы собираетесь пойти с нами? – Серина становилась все более взволнованной.
Тоби покачал головой.
– Нет, только если вы попросите меня об этом. Ведь это все ваши женские дела, не так ли? Но я помогу вам укрыться и посторожу вас, если хотите.
– Нам надо поспешить. Когда все рассядутся, мы уже не сможем ускользнуть незаметно. – Серина взволнованно озиралась. – Все вокруг освещено прожекторами. Я и не думала, что остров такой маленький. Похоже, здесь очень трудно найти укромное место.
– Все будет в порядке, – улыбнулся Тоби, подбадривая Серину. – Идите за мной. – Он внезапно сошел с тропы, нырнув в невысокие кусты. – Вот видите! – тихо проговорил он. – В местах, куда не достают прожекторы, очень темно, в силу контраста. Никто не заметит вас здесь, у кромки воды. Отличное место.
Ноги их проваливались в песок, когда они следовали за Тоби по узкой тропинке вдоль берега, уходя подальше от места представления. Придерживаясь каменистого склона за павильоном Траяна, они вышли на узкую полоску песка, отгоороженную лентой кустарника. Тоби опустился на землю.
– Если на вас по случайности не упадет луч прожектора, вы останетесь незамеченными. Публика будет ослеплена ярким светом, к тому же всех захватит начавшееся представление. Правильно? Думаю, у вас есть около часа. А я буду стоять позади сидячих мест и следить за всем, а потом приду за вами. – Тоби посмотрел вокруг. – Ну, удачи! Будьте осторожны. – Он быстро поцеловал Анну в губы и развернулся. Тихий шорох листьев – и он скрылся из виду.
Серина уже сидела на песке и копалась в своей сумке.
– Не думаю, что при таком ярком освещении кто-нибудь заметит пламя свечи. Я зажгу ее позже вместе с фимиамом. Это необходимо, чтобы вызвать богиню. – Серина разговаривала сама с собой. Она глубоко вздохнула и прикусила губу. – Я прихватила шарф, чтобы выложить на него все мои вещи. – Дрожащими руками она достала анк, статуэтку, фимиам и подсвечник.
Из своей сумки Анна вынула священный сосуд, развязала шелк и положила сосуд к ногам Исиды. После этого она застыла. Откуда-то сверху до них доносились голоса; временами тишину разрывал смех.
– Они не увидят нас, – бормотала себе под нос Серина. Подождем, пока начнется представление. – Она взглянула часы, но было слишком темно. – Должно быть, уже скоро. Она возилась со спичками, и вдруг коробка перевернулась; все спички высыпались ей на колени.
– Не торопитесь. – Анна дотронулась до ее руки. – Не нужно спешить. Здесь мы в безопасности. Тоби прав. Ник нас не заметит, даже если подойдет вплотную. – Она замолчала и взглянула наверх. – Слышите, начинается!
Внезапно по всему острову забегали огни. У Серины перехватило дух. Темноту вокруг них, похоже, можно было потрогать руками. Представление началось.
Трудно было отвлечься от окружающего шума. Резкие голоса, музыка, разносящаяся над водой, игра света, вырывающего историю из темноты… Но две женщины, стоя рядом на коленях, сосредоточенно смотрели на небольшой кусочек шелка, лежащий перед ними. Серина чиркнула спичкой и поднесла ее дрожавшее пламя к благовонию. Только с третьей спички удалось его разжечь, и тонкая струйка дыма начала расти. Серина повернулась к свече. Свеча на мгновение выспыхнула ярким пламенем, но затем пламя метнулось в сторону и почти погасло. В конце концов, оно успокоилось и стало гореть ровно.
– Исида, великая богиня, призываю тебя! – шептала Серина. – Услышь меня, великая богиня, здесь, на этом острове, рядом с великим храмом, услышь меня и приди нам на помощь. Призови своих слуг Анхотепа и Хатсека. Пусть они явятся перед нами, изложат свои разногласия и решат, что делать с этим священным сосудом, наполненным твоими слезами.
Серина поднялась, протягивая сосуд к мягко темнеющему небу. Где-то за их спинами нарастал шум музыки и казавшихся нереальными голосов, и эхо отражалось от далеких утесов.
Серина вздрогнула.
– Исида, пришли нам твоих слуг! Защити нас, обереги нас своей магической силой и пришли их для разговора сюда, на эту священную землю, – Серина говорила теперь значительно громче. Музыка позади них вдруг стихла, огни погасли. Остров словно задержал дыхание. Слабый порыв ветра коснулся лица Анны, и она заметила, как мигнуло пламя света. Рука ее потянулась к амулету, висевшему на шее.
Глаза Серины были прикрыты. Она положила сосуд на землю, но снова воздела руки к небесам.
Где-то над водой вдруг пронзительно закричала птица. Женщины ощущали прохладный, чистый воздух пустыни, смешанный с запахами мирры, можжевельника и меда, исходившими от зажженного фимиама.
Слабое свечение появилось на берегу в нескольких ярдах от них. У Анны перехватило дыхание. Она взглянула на Серину и медленно оглянулась на храм. Лучи прожектора рисовали на небе причудливые узоры. Никакого движения в их направлении не было заметно.
Свечение рядом с ними нарастало. Оно вытянулось и постепенно приобрело очертания человеческой фигуры. Анна задержала дыхание. Серина опустила руки и скрестила их на груди. Она стояла на коленях, наклонив голову, и ждала.
Губы Анны пересохли от страха. Ей нужно было спросить жреца, чего он хочет. Она взглянула на фигуру, стоящую на берегу. Та приблизилась и остановилась возле Серины. Анна видела, как по лицу Серины скользнула ее тень.
Вдруг Серина открыла глаза с выражением страшного гнева.
– Предатель! – закричала она. – Гнусный предатель!
Музыка сзади становилась все громче, и в обилии звуков терялся крик Серины. – Слезы Исиды принадлежат маленькому королю. Они спасут его жизнь!
Анна задыхалась. Внезапная боль пронзила ее голову, не давая вздохнуть. Она почувствовала, как ее тело становий все горячее, и вдруг вскочила на ноги. Теперь она возвышалась над Сериной.
– Они принадлежат богам! Слезы принадлежат богам, никому другому они не будут служить! – Эти слова вырвались из ее собственного рта.
Серина подняла взгляд. Призрачная фигура выглядела тонкой и неровной. Еще один порыв ветра из пустыни – пламя свечи дрогнуло и выпустило струйку дыма. Серина вскочила на ноги.
– Анна! – Голос ее доносился словно издалека. – Анна, держитесь! Помните о свете! Великая Исида, защити Анну. Дай ей силы! Анна! Анна, вы слышите меня?
Но Анна была далеко. Подняв голову, она увидела стоящее высоко в небе солнце, могущественный пылающий шар в голубом океане вечности. Она увидела высокие золотистые утесы, вход в храм, секретный и скрытый от глаз, – убежище богини на земле.
Медленно двинулась Анна в их сторону, поддерживаемая горячими ветрами пустыни, слыша, как перешептываются пески на бескрайних просторах. В этом потайном храме покоились все секреты вечности, хранимые двумя жрецами, давшими клятву служить богам всю свою жизнь и после жизни. Анна подходила все ближе, чувствуя себя крадущимся шакалом, священным пустынным львом, со змеями у ее ног – коброй и гадюкой. В руке она держала нож. Клинок его, сделанный из найденного в самом сердце Африки чистого золота, способен был отражать свет солнца и обращать его в огонь.
– Анна!
Голос, донесшийся из глубины веков, разрезал тишину. Река во всей своей красоте омывала пустынные берега, то накатываясь, одаривая их живительной влагой, то вновь отходя назад.
– Анна! Ради Бога!
Ради Бога. Единого Бога. Бога богов. Все очень просто. Несколько капель священной жидкости, запечатанных в крошечном стеклянном сосуде, будут омыты кровью друга.
– Анна! Ради всего святого! Вы слышите меня? Анна!
Она улыбнулась и качнула головой. Теперь она смотрела нa реку, бьющуюся у ее ног. Прохладные, живительные воды. Они питают священный лотос и не дают львам умереть в пустыне от жажды…
– Анна!
Внезапно Анне словно вернули ее собственную голову, плеснув в лицо ледяной воды.
Серина сильно встряхнула ее. Затем снова зачерпнула воды и плеснула Анне в лицо. Снова встряхнула ее.
– Вы с ума сошли! Вы не смогли себя защитить. Он был в вас. Хатсек был в вас. Я видела в вашем лице его черты, я видела его ненависть. Вы могли убить меня, Анна! – Серина с силой оттолкнула ее, так что Анна покачнулась и упала. – Да вы представляете, насколько это опасно? – Она стояла у кромки реки, волосы ее сбились набок. Самодельный жертвенник ее рассыпался; свеча и фимиам опрокинулись, статуэтка упала.
Анна потерла лицо, влажное от воды. Она дрожала.
– Что я делала? – Она оглянулась вокруг в замешательстве. Луч прожектора внезапно упал на павильон Траяна, осветив его изящные колонны. Серина схватила Анну и оттащила ее в тень.
– Вы были Хатсеком, как вы не понимаете! Он захватил вас, Анна. Он был в вас!
– Он использовал мой голос? Как Анхотеп – ваш?
Пески. Ветер. Горячее солнце. Они все еще наполняли ее голову, хотя небо вверху было темным, прошитым мириадами звезд.
– Он использовал мои глаза. Но он не видел этого. – Анна смущенно показала вокруг. – Я видела храм. Храм, в котором Анхотеп обманул его. Он был спрятан в скалах западной пустыни, где-то у подножия гор. Анхотепу нужна была священная вода жизни, чтобы спасти фараона, используя ее как лекарство. Но это же кощунство. В любом случае, фараону уже нельзя было помочь. Такого не бывает. История уже написана. – Она тихо покачала головой. – Слуга богини был слугой единого Бога. Слугой Атона. Анхотеп был предателем. – Анна, смутившись, взглянула на Серину. Она уже не понимала смысла слов, произносимых ею.
– Нет. – Серина встряхнула головой. – Нет, Анна. Это неправда. Они поссорились. Было предательство, и был обман. Был убийца, который хотел спрятаться. – Серина опустила глаза к земле, и, вскрикнув в испуге, упала на колени. – Сосуд! Где он? Он пропал!
Анна пожала плечами.
– Ну и пусть. Жрецы забрали его. Это теперь не важно. Даже хорошо, что он пропал. Так много людей погибло…
Серина прекратила рыться в песке и посмотрела на Анну.
– Много людей, вы сказали? Сколько же?
– Много. Не только один Хассан. Целые поколения людей за тысячи лет. Что бы там ни находилось в этом сосуде, были ли жрецы жрецами Исиды и Сехмет или же жрецами Амона и Атона, жидкость эта не предназначалась для нас. Пусть она отправляется обратно к богам.
Анна повернулась и посмотрела на храм. Музыка смолкла. Прожекторы снова освещали местность. Шквал аплодисментов разносился в ночном воздухе.
– Представление закончилось. Нам пора. Оставьте все здесь на острове богини. – Анна нагнулась и подобрала шарф. – Статуэтку, анк, сосуд. Оставьте. Пусть они погрузятся в песок и исчезнут. – Она повернулась к пальмам и вдруг заметила фигуру, выныривающую из темноты. Это был Тоби.
– Ну, как все прошло? Получилось? – Он посмотрел на одну женщину, потом на другую и приподнял бровь. – Что-то не так?
Серина пожала плечами.
– Мы потеряли сосуд. Он пропал. – Серина замолчала и стала укладывать вещи в свою сумку. Смахнула песок с маленькой статуэтки Исиды, сидящей на своем троне, и спрятала ее в сумку. Она не собиралась оставлять все здесь, эти вещи могли еще пригодиться. Пока Анна и Тоби переговаривались, Серина тихо бросила в реку собственное приношение Исиде – небольшую золотую брошку.
– Анна? – Тоби тронул ее за плечо. – С тобой все в порядке?
Анна молча кивнула. Глаза ее были устремлены в темноту, на Тоби она даже не взглянула.
Тоби нахмурился и повернулся к Серине.
– Пора идти. Вы все собрали? – Он огляделся и вдруг протянул руку. – А вот ваш флакон. Видите? Он скатился с откоса в гальку. – Тоби наклонился и поднял его. – Анна?
Но Анна, казалось, не слышала его. Мысленным взором она все еще окидывала широкие просторы пустыни. Тоби пожал плечами и обернулся к Серине.
Серина забрала у него флакон.
– Я позабочусь о нем. – Она положила его в сумку, уже надетую на плечо, и дотронулась до руки Анны. – Вы готовы?
Анна медленно кивнула, отвернулась от реки и, когда Тоби протянул ей руку, взяла ее.
Напряженная тишина стояла на берегу. Ночные звуки смолкли. На какой-то миг эта часть острова словно затаила дыхание. Но постепенно звуки стали возвращаться, и воды вновь заплескались о берег.
Рядом со сценой их ждал Энди.
– Ну, что скажете? – улыбнулся он Анне. – Правда, великолепно?
Анна кивнула.
– Действительно великолепно. – Она на минуту закрыла лицо руками и легонько потерла его, пытаясь разбудить себя. Она до сих пор чувствовала себя как-то отстраненно, обособленно.
– Особенно если учесть, что вы ничего не видели. – Энди наклонился прямо к ее уху. – Неужели вы в самом деле думаете, что я не заметил, как вы улизнули?
Анна отступила от него, нахмурившись. В дыхании Энди чувствовался запах алкоголя.
– Энди!
– Вы скрылись в кустах вместе со своим любовником, если я не ошибаюсь? Вы так и не поверили мне? Не поверили, что он обманщик.
– Энди! – Тоби схватил Анну за руку и встал между ними. – С меня довольно! Что вы этим хотите сказать?
– Я хочу сказать, что вам, убийце и лживому подонку, стоит держаться подальше от порядочных женщин. – Энди вытащил из рюкзака бутылку и сделал большой глоток.
– Тоби, не надо! – Анна, вздрогнув, вернулась к реальности и схватила Тоби за рукав. – Оставь его, не трогай. Он только этого и ждет…
Анна оборвала себя на полуслове и потрясла головой. Она потерла виски, беспомощно глядя на Тоби. С ней опять что-то происходило. Она видела множество людей вокруг, которые обращали на них внимание, перешептываясь, когда замечали Энди, размахивающего бутылкой. Она видела, как Бен мягко забрал у Энди бутылку. Она видела, как Омар, стоя между Энди и Тоби, говорит с ними, активно жестикулируя. Но в то же самое время, словно глазами другого человека она видела огромное белое солнце, ослепляющую красно-золотистую пустыню. Виды эти как бы накладывались друг на друга. Голоса отдалялись, растворялись.
Ноги ее двигались сами собой в сторону катеров. Анна видела, как все прибывающие лодки подвозили новые партии туристов, спешивших на второе представление, которое вот-вот должно было начаться. Ни Серины, ни Тоби не было в поле ее зрения. Анна дико озиралась, не в силах сфокусировать взгляд. Она видела дюны; ветер вздымал песок, швыряя его ей в лицо; где-то высоко ярко синело небо. Потом она заметила Энди рядом с собой. Он улыбался, протягивая ей руку.
– Люди! Пора рассаживаться по лодкам. Повар ждет нас с превосходным ужином. – Омар собирал свою группу, как пастух стадо. – Пожалуйста, поторопитесь. Ибрагим убьет меня, если вы опоздаете на ужин! – Он усмехнулся и продолжал окликать своих туристов, боясь растерять их в темноте.
Анна отстала. Она снова потрясла головой, пытаясь сконцентрироваться.
– Где Тоби?
Энди рассмеялся.
– Может, его поймали сыщики из Интерпола. Их обоих, его и эту сумасшедшую Серину. – Энди схватил Анну за руку. – Чарли уехала домой. Вы знаете? По состоянию здоровья. Для нее это оказалось слишком. Так что теперь все мое внимание направлено на вас, дорогуша. На вас и на ваш прелестный дневничок. – Энди пристально посмотрел на ее сумку. – Только, ради Бога, не говорите, что вы не взяли его с собой.
Анна попыталась освободить свою руку.
– Энди, оставьте меня наконец! Мне совсем не нравится, когда меня хватают за руки. – Ее взгляд снова расфокусировался. Ей все еще сложно было вернуться в реальный мир.
Какое-то время они стояли на одном месте, а вокруг толпились люди, медленно двигаясь по ступенькам к пристани: первый из вновь прибывших катеров пришвартовался рядом с уже стоявшими. Напротив, на другой стороне пролива, огромные валуны острова Биге смотрелись как черные пещеры в ночной тени, куда не доходили огни с Аджилии.
– Анна! – Серина вновь оказалась рядом с ней. – Как вы себя чувствуете? – Они были уже в начале очереди.
– Разумеется, прекрасно, – ответил за Анну Энди, стоявший тут же. – Я присматриваю за ней.
Серина поморщилась.
– С какой это стати ты взял с собой бутылку водки?
Энди пожал плечами.
– Было холодно. Мне показалось, она окажется кстати. Я отдал бутылку Бену. Если хочешь глотнуть, обратись к нему.
– «Обратись к нему!» – Серина в возмущении уставилась на Энди. – Неужели ты не понимаешь, что оскорбляешь египтян, напиваясь вот так. Идиот!
Мужчина, занимающийся посадкой туристов в катера, остановил очередь. Судно уже заполнилось. Как только оно отошло от причала и устремилось по реке, тут же послышался шум мотора следующего.
Анна внезапно осознала, что Тоби стоит рядом с ней. Она быстро взглянула на него и улыбнулась.
– Боюсь, Энди намеревается опозорить нас всех.
– Если он собирается валять дурака, думаю, ему стоит подыскать более подходящее место, чем это, где он запросто может свалиться в реку. – Тоби взял Энди за руку и отвел его от края причала туда, где стоял Бен. – Присмотрите за ним, Бен? Он немного нетрезв и очень сильно нам докучает. – Тоби оставил Энди и вернулся к Анне. – Да ты и сама, Анна, выглядишь не очень-то хорошо. Что у вас произошло там, на берегу? – наклонившись к Анне, тихо спросил Тоби.
Анна смотрела на него нахмурившись.
– Все было очень странно.
Катер подошел к причалу, и один из служащих закрепил на берегу канат, так что они смогли подняться на борт, прошли мимо рядов кресел, мимо гудящего мотора и сели на корме. Анна расположилась между Сериной и Тоби. Она покачала головой.
– Наверное, я просто устала, вот и все. Но чувствую я себя необычно, – Она взглянула наверх. Энди пробирался к ним, широко улыбаясь. Он плюхнулся на центральное сиденье прямо напротив Анны.
Бен шел следом и сел рядом с Энди, пожав плечами.
– По-моему, этому парню стоит немного перекусить, – бодро прокомментировал он. – Поужинав, он сразу придет норму. Кстати, леди, как вам понравилось представление? Произвело впечатление? – Ему пришлось придвигаться к Энди по мере того, как лодка заполнялась людьми.
– Было замечательно, – улыбнулась Анна в ответ.
– Какое там замечательно. – Энди наклонился и дотронулся до ее колена. – Она и не видела никакого представления, противная девчонка. Вместо этого она миловалась с нашим распутным преступничком.
Лицо Тоби вытянулось, и Анна схватила его за руку.
– Не набрасывайся на него. Пожалуйста, не обращай на него внимания, – взмолилась Анна.
Энди невозможно было остановить. Он повернулся к Анне и заговорил громче, чтобы перекричать смех, болтовню и шум мотора, находившегося прямо у него за спиной.
– Так вы взяли с собой на представление свою прелестную маленькую бутылочку? Похоже, вы с ней не расстаетесь?
– Да, взяла. – Анна улыбнулась. Шум мотора изменился. Служащий на пристани поднял руку, и катер отплыл от острова. Освещенный храм стал виден целиком; он словно плыл по воде, а они двигались через широкий пролив в сторону берега.
– Ну и как, магия удалась? Ваши священные слуги объявились на острове Исиды? – Энди ухмылялся во весь рот.
– Да, объявились, – сквозь зубы проговорила Анна.
– Так ваша магия сработала! Вы потерли сосуд раз, другой, третий, и, наконец, эти джинны вылезли из бутылки. – Энди откинул голову и с видимым удовольствием расхохотался.
– Так и было. – Анна отвернулась, надеясь этим положить конец разговору.
– Ну, а что же было дальше? – Энди придвинулся поближе и хлопнул ее по колену. – Они не собирались показаться нам здесь, на катере? Может, вы продемонстрируете их на вечере у паши, а потом покажете и нам, когда мы вернемся в Луксор? Люди, вы слышали? – Энди встал и повысил голос. – Древние египетские призраки из сосуда Анны собираются удостоить нас своим посещением. – Энди вскинул вверх обе руки и вызывающе вильнул бедрами.
– Сядь, Энди. Хватит болтать! – Бен дернул его за руку.
– Они больше не появятся, Энди, – тихо произнесла Анна. – Хотя бы потому, что я потеряла сосуд на острове. Он затерялся в песке. Ушел навсегда. – Анна насмешливо посмотрела на Энди. – На ваше счастье, никто его никогда больше не увидит. Никто не увидит также и тех, кто его охраняет. Так что пусть вся история на этом и завершится. Прошу вас. – Голова ее снова разболелась. Словно какая-то пелена мешала ей смотреть. Она в отчаянии закрыла глаза.
Энди засмеялся.
– Я так и знал, что вы потеряете его и на этом все кончится. Все равно это была дурацкая подделка.
– Это не подделка, Энди, – вдруг проговорила Серина. – Это ты – подделка. Самоуверенный, глупый, грубый, крикливый ребенок! Не могу передать, как мне противно слышать твой голос, твои рассуждения, твои шутки! – Она наклонилась к своей сумке. – К твоему сведению, Анна не потеряла сосуд. Я подобрала его и взяла с собой. Лучше он еще послужит нам, чем будет томиться в песках. – Она копалась в сумке. – И если что-то и может доказать твою глупость, так это он. Ты невежда. Ты ничего не смыслишь в старинных вещах. Этому флакону около трех тысяч лет! – Серина наконец достала сосуд и помахала им перед Энди.
– Серина! Но я же вернула его богам! – Анна была в ярости. – Отдайте его мне!
– Зачем? Он вам не нужен, вы его выбросили. Я сама собираюсь проследить за его сохранностью.
– Нет, Серина! Этот сосуд послужил причиной смерти десятков людей, может, даже сотен…
– Только потому, что они не знали, с чем имеют дело. А мы знаем! Мы будем относиться к нему с должным уважением. Мы будем беречь его.
– Три тысячи лет? Ему-то? – Энди тяжело сел, с раздражением вырвав свою руку из рук Бена.
– Да, Энди. Ему. – Серина покачала флакон на ладони. – Он священный, совершенно особенный. – Серина рассматривала сосуд, только теперь заметив на себе по крайней мере десять пар глаз. Это пассажиры катера столпились вокруг них и ждали, что же будет дальше. Тут катер совершил небольшой поворот, и всех на какой-то миг обдало волной машинного дыма, но вскоре эта волна прошла, и снова чистый и прохладный воздух заструился вокруг. Серина вздрогнула и посмотрела на Энди. – Если я отдам его тебе, знаешь, что может случиться? – Ей приходилось говорить громко, чтобы перекричать шум мотора и плеск волн о борта катера.
– Ну и что? – Энди, ухмыляясь, протянул руку. – Покажи-ка мне.
– Если я отдам его тебе, появится кобра, прямо здесь, на катере. Смертельно ядовитая, злая змея. – Серина улыбнулась. – И она убьет тебя!
– Ну хватит! – Анна развернулась и выхватила пузырек из рук Серины. – Все это слишком затянулось.
– Покажите мне! – Рука Энди тянулась к флакону. – Давайте. Покажите мне волшебную змею! Я хочу ее увидеть! А вы разве не хотите? – Энди обернулся к окружившим их пассажирам. – Ведь это же страшно интересно! – Он поднялся и, пошатываясь, встал напротив Анны, все еще протягивая руку.
– Энди, вы спятили! – Анне пришлось почти кричать, чтобы ее услышали.
– Верните его мне! – Серина схватила Анну за запястье.
– Нет, Серина. Не верну. Извините. – Анна вырвалась из ее рук. – Эта вещь принадлежит другому времени и другим людям. Она нужна их богам. Луиза пыталась выбросить ее в Нил. Теперь моя очередь!
Анна вскочила и повернулась к реке.
– Нет! – Крик Серины разнесся над водой. – Не выбрасывайте его!
– Все в порядке, он у меня! – Энди устремился к Анне, но нe успел. Анна подняла руку и изо всех сил швырнула флакон в пенящиеся воды.
Энди отпустил руку Анны, пытаясь сохранить равновесие. Но как только Анна вернулась на свое место, он закачался, схватился за перила, но не устоял и головой вниз полетел за борт.
– Энди! – вскрикнула Серина и за ней остальные, наблюдавшие эту сцену. Рулевой обернулся, понял, что произошло.
Он тут же выключил двигатель, крутанув при этом руль.
– Кто-нибудь видит его? – Тоби и Бен всматривались в темную воду.
– Фонарь! Есть фонарь? – Тоби сбросил туфли и забрался на сиденье, чтобы лучше видеть. Как только несколько слабых лучей одновременно осветили воду за дрейфующим катером, он нырнул.
Бен отвязывал старый спасательный пояс, висящий за бортом.
– Тоби, держите! – Он бросил пояс, как только из воды показалась голова Тоби. В воду плюхнулись еще два пояса.
– Энди! Где ты, Энди? – Серина свесилась с борта лодки, а в это время один из египтян прыгнул в воду рядом с Тоби.
Внезапно из темноты выплыли другие катера и стали кружить вокруг них. Десятки пассажиров вытянули шеи, вглядываясь в воду. До сих пор никто не смог заметить Энди. Но тут появилась моторная лодка, и яркий свет вдруг высветил всю сцену. Два, а затем уже три человека плавали и ныряли и поисках Энди.
– Вода черная, как смоль! – Тоби вынырнул, стряхивая воду с лица. – Ни черта не видно! – Он медленно кружился в воде, тщательно вглядываясь в отблески вокруг.
Анна отошла от перил и вернулась на свое место. Закрыв лицо руками, она запричитала:
– Он погиб, погиб! И это моя вина! Боги забрали его! Это я его убила!
Она взглянула на побелевшее лицо Серины и увидела, как слезы сбегают по ее щекам. Серина продолжала всматриваться в воду.
– Если кто-то и виноват, то это я, – прошептала она. Это из-за меня он завелся. Это я вытащила флакон.
Уже несколько мужчин, среди них Тоби, плавали вокруг катера. Сзади появилась еще одна лодка, на носу которой толпились несколько человек в полицейской форме.
– Они найдут его! – Бен сел рядом с Анной и накрыл своей рукой ее руки. – Энди – хороший пловец, лучше, чем я, хотя, похоже, мне придется подучиться в связи с такими событиями.
– Но он был сильно пьян! – Серина покачала головой.
– Знаю, знаю. Но какое-то падение в Нил не может сразить Энди. – По голосу Бена нельзя было сказать, что он сам верит в то, что говорит. Какое-то время он сидел на месте, но потом снова вскочил и вместе с остальными в отчаянии стал вглядываться в воду.
– Они не найдут его. – Анна взглянула на Серину. Странная тишина царила на катере; мотор молчал, и волны не бились о борт.
Другие пассажиры тихо сидели на своих местах, оглушенные случившимся.
Серина покачала головой.
– Как вы и сказали, боги забрали его. Он глумился над ними, вот и заплатил за это. – Она сжала губы.
Катер слегка покачнулся, когда к нему пришвартовалась лодка и из нее на борт перебрались два офицера полиции. Быстро и возбужденно переговорив с капитаном катера, они направились на корму, где сидели Анна и Серина.
Один из офицеров сел рядом с ними.
– Этот джентльмен был нетрезв?
Женщины кивнули.
– Он был сильно пьян? – Высокий офицер, очевидно старший, говорил по-английски с сильным акцентом, но весьма свободно.
Анна подняла голову.
– Да, сильно. Он зачем-то взял с собой бутылку водки. Он стоял, – Анна замолчала, чувствуя, как слезы снова подступают к глазам, – а потом упал головой вниз.
– Вода очень холодная. – Полицейский покачал головой и мрачно посмотрел по сторонам. – Он умел плавать?
– Да, – ответил подошедший Бен. – Он плавал очень хорошо.
– Все равно скверно. Если бы он выплыл, он бы подал голос. – Офицер пожал плечами, повернулся к напарнику и после короткого, но бурного разговора они вернулись к капитану, который стоял за рулем, качая головой и вытирая руки, испачканные маслом.
Один за другим прыгнувшие в воду возвращались на свои катера. Тоби высунулся из воды и увидел полицейских. Он покачал головой, но один из полицейских наклонился к нему и протянул руку. Анна увидела, как Тоби вытащили из воды. Через несколько минут его, завернутого в плед, уже доставили на их катер. Тоби, дрожа от холода, подошел к Анне.
– Он словно растворился. Вода в темноте все равно что чернила. Если поднять голову, видно свет, а что там, внизу, – не разберешь. Ни черта не видать!
– Ты так смело прыгнул за ним. – Анна взяла его за руку. Та была не теплее льда.
Тоби покачал головой.
– Я все думаю, мне стоило подождать, чтобы увидеть, где же он вынырнул.
– Он не вынырнул, Тоби. – Слезы текли по щекам Серины. – Мы все смотрели туда.
Прошло еще немало времени, прежде чем пассажиры вернулись на свой пароход. С мрачными лицами встретились они с командой. Затем их позвали на ужин. Омар повел Тоби, долго пробывшего в холодной воде, к врачу. Остальные послушно направились в столовую и расселись по местам. Ни у кого не было особого аппетита, и вскоре небольшими группами все разбрелись по своим каютам. Серина пошла вместе с Анной, и женщины сели рядом на кровати.
– Это просто несчастный случай, Анна. – Серина обняла подругу. – Он был пьян.
– Мы во всем виноваты. Это мы подзадоривали его. Если бы я не выбросила этот флакон, ничего бы не случилось. – Анна украдкой посмотрела на стену. С ее глазами было что-то не то. Она снова видела яркое солнце, видела пески и непрерывно колышущиеся ветви высоких пальм.
– Нет. Такое могло случиться в любую минуту. Это могло произойти здесь, на пароходе! Энди сам вел к этому! – Серина содрогнулась. – Он был полным дураком. Высокомерным, тупым, злобным, лживым дураком… – Она внезапно разрыдалась во весь голос.
Анна встала, потрясла головой и потерла глаза.
– Пойду в бар, принесу нам что-нибудь выпить. – С этими словами она закрыла дверь и вышла в абсолютно пустой коридор.
За стойкой стоял Ибрагим. Вдоль стен, в глубоких креслах, группками сидели несколько человек, переговариваясь вполголоса.
Ибрагим хмуро взглянул на Анну.
– Амулет на вас?
Анна кивнула.
Ибрагим пожал плечами.
– С богами не шутят, мадемуазель. Я очень сочувствую мсье Эндрю. Inshallah!
– Он не заслужил такой смерти, Ибрагим. – Анна села за стойку и оперлась о нее локтями.
– А это уже не нам решать, мадемуазель.
– Могла ли я спасти его? – Анна поймала взгляд Ибрагима. Он с твердостью выдержал ее взгляд.
– Если такова была его судьба, то нет.
– Я все еще надеюсь, что мы услышим его голос, что он выплыл из воды и выкарабкался где-нибудь на камни. Что его найдут живым.
Ибрагим слегка наклонил голову.
– Все может быть.
– Но вряд ли так будет.
Он пожал плечами.
– На все воля Аллаха, мадемуазель.
– Что же будет дальше? Круиз отменят?
Он снова пожал плечами.
– Завтра приедет полиция и представители туристической компании. Омар их встретит. Думаю, вам придется ответить на их вопросы. У нас очень небольшой пароход, и здесь все хорошо знали мсье Эндрю. Все очень переживают.
Анна медленно кивнула.
– Мне хочется только одного – свернуться в клубок и заснуть.
– Вам принести напитки в каюту?
– Да, будьте добры. Мне и Серине.
Ибрагим кивнул.
– Хорошо, вы можете возвращаться к себе. – Ибрагим повернулся к полке с напитками, но тут же вновь обратился к Анне: – Мадемуазель, не снимайте амулет. Не снимайте его ни на минуту. Вы до сих пор находитесь в опасности.
Анна нахмурилась. Ее рука автоматически потянулась к горлу. Она хотела спросить, почему он это говорит, но Ибрагим уже повернулся к ней спиной. Внезапно она поняла, что не хочет ничего знать. Сейчас не хочет. У нее больше нет сил разбираться во всех этих загадках.
Серина лежала на кровати с дневником Луизы в руках.
– Надеюсь, вы не станете меня ругать. Вы бросили свою сумку открытой на столе, а я как раз хотела дочитать последние несколько страниц. Я подумала, что это отвлечет меня от тяжелых мыслей.
Анна присела рядом с ней.
– Хорошая идея. – Она вздохнула. – Ибрагим сейчас принесет нам что-нибудь выпить. Подозреваю, это будет сногсшибательный коктейль. – Анна слабо улыбнулась. – Ну, так что там происходит с Луизой?
Серина села и спустила ноги на пол.
– Думаю, вам стоит почитать самой. – В дверь негромко постучали, и Серина забрала у Ибрагима поднос. – А вот и он, сногсшибательный коктейль. – Она поставила на столик бокал для Анны и осторожно понюхала свой. – Ибрагим – мусульманин и не пьет ни капли, но коктейли он готовит отменно. Нет сомнения, он много лет осваивал привычки неверных. – Серина задумчиво улыбнулась. – Перестаньте думать о том, что произошло. Вашей вины в этом нет ни капли. Энди сам виноват, что так глупо напился.
Анна кивнула, чувствуя подступающие слезы.
– Я не буду мешать вам читать, – тихо проговорила Серина. – Поговорим обо всем утром.
После ее ухода Анна несколько минут просидела без движения, затем взяла бокал. Скинув туфли, она растянулась на подушках и раскрыла дневник. Серина была права. Оставалось прочитать всего несколько страниц, написанных убористым почерком, и это чтение могло отвлечь ее от реальности, хотя впереди ее явно ждала бессонная ночь.


После того как Кэтрин родила, все три судна еще несколько дней стояли пришвартованными. Когда она набралась сил и вернулась на «Лотос», Филдинги и Форрестеры снова отплыли в долгий путь на север. Остался только «Скарабей».
О лорде Кастэрсе не было никаких известий с тех пор, как Луиза покинула его дахабею перед рассветом в день, когда родился ребенок. Все вопросы к рейсу о лорде Кастэрсе натыкались на пожимание плечами и красноречивые взгляды в небеса. Также не было найдено даже следа от какой-либо змеи.
В Луксоре Луиза приняла решение.
– Я сажусь на пароход и возвращаюсь в Каир, – заявила она Форрестерам вечером после ужина, когда они готовились к отплытию. – Вы были очень добры и любезны, но я хочу поскорей увидеть моих маленьких мальчиков.
Придя в каюту, Луиза стала складывать свои краски и кисти. Одежду она могла поручить Трис, но рисовальные принадлежности были для нее чем-то особенным. Ведь их всегда упаковывал Хассан. Она открыла один из своих альбомов и долго смотрела на его портрет. Темные влюбленные глаза, благородные очертания рта, руки, такие сильные и при этом такие нежные.
В каюте было очень жарко, и Луиза опустила шторы. У заросшего пальмами противоположного берега виднелся ряд пришвартованных лодок. Большинство из них направлялось на север. Для европейцев сезон уже заканчивался, и пора было возвращаться в Каир и дальше, через Александрию и Средиземноморское побережье, домой, в Европу.
Луиза отложила альбом и уставилась в темноту. Солнце большим малиновым шаром нависало над Тебенскими холмами, окрашивая воду в красный цвет.
Луиза услышала за спиной какой-то звук и почувствовала, что она в каюте уже не одна. Ей не нужно было поворачиваться, чтобы узнать, кто это.
– Я пыталась вернуть сосуд твоим богам, – тихо сказала она. – Но каждый раз он возвращался ко мне. Что же делать? – Без всякого страха она продолжала смотреть вдаль. Где-то там, где горы окрасились красным, перед тем как раствориться во тьме, находился храм. Жрецы этого храма поклонялись богам, которым вверили свои бессмертные души.
Флакон, все еще завернутый в промокший шелк, лежал на столе среди красок и кистей. Солнце скрывалось за холмами, и в каюте постепенно темнело. Над водой прошелестело первое дыхание ночи. Луиза закрыла глаза.
Забери его. Пожалуйста, забери его.
Слова так громко отдались и ее голове, словно она прокричала их вслух.
На судах у того берега включили освещение. Горы скрылись во тьме, и на небе одна за другой зажигались звезды.
В дверь громко постучали. Вошла Трис и грохнула на стол подсвечник.
– Помочь вам одеться, миссис Шелли? – Лицо ее было угрюмым. Даже злым.
И Луиза догадалась почему.
– Сэр Джон сказал, что пароход переполнен и до следующей недели не будет ни одной свободной каюты. Так что вам придется задержаться у нас еще на некоторое время. – Трис неодобрительно фыркнула и вышла за кувшином с водой.
Луиза в тревоге смотрела ей вслед. Ей так хотелось уехать из Египта. Закрыть эту страницу ее жизни, покинуть страну, где сам воздух пустыни напоминал о мужчине, которого она любила и который погиб по ее вине.
Ее взгляд упал на стол. На мгновение сердце ее остановилось. Ей показалось, что флакон пропал. Но тут Луиза заметила его, маленький, завернутый в шелк, наполовину закрытый коробкой с карандашами. Трис так неосторожно поставила подсвечник, что весь стол забрызгало воском. Небольшой его кусок, подобно маленькому сталактиту, застыл на поверхности шелкового свертка. Он выглядел таким же древним, что и стекло под шелком.
Луиза смотрела на флакон и уже знала, что она должна сделать. Завтра она попросит Мохаммеда отвезти ее назад, в Долину мертвых, и там она захоронит сосуд в песке рядом со статуей Исиды. Именно ей предстоит решить судьбу флакона.


Веки у Анны отяжелели. Она сделала еще один глоток коктейля. Ибрагим налил в него бренди и что-то еще. Странно, но она не могла разобрать, что именно придает напитку горький вкус. Дневник вдруг показался ей очень тяжелым, и она уронила его на покрывало, а сама сонно выглянула в окно. Хотя рядом с ее кроватью горела лампа, ей удалось разглядеть звезды на небе. Вздохнув, она повернулась и выключила свет. Минуту лежала с закрытыми глазами, а потом пошла в ванную и приняла душ, желая смыть с себя боль и тяжесть этой ночи.
Проваливаясь в сон, она чувствовала, что тени подходят все ближе к ней, а шепот в песках становится все громче.


Ее разбудило солнце. Жаркое. Красное. Слепящее сквозь закрытые веки. Она чувствовала его жар на своем лице, каждый вдох обжигал ее легкие, песок скрипел в сандалиях. Медленно, словно в тумане, она шла ко входу в храм. Туман то струился по песку, как змея, поднимаясь по ее ногам, то плыл на высоте, там, где кружат лишь сокол да всевидящий стервятник.
Анна словно плыла по воздуху, то переполняемая яростью, то холодевшая от страха. Боги подошли к ней, покачали головами и отвернулись.
– Анна? Анна!
Голоса прозвучали у нее в голове, а затем умерли, унесенные пустынными ветрами, идущими с юга.
– Анна, ты слышишь меня? О Боже, что с ней случилось?
Сладкий аромат цветов и фруктов плыл к ней от храма, и Анна улыбнулась. Анис и корица, укроп и чабрец, инжир и гранат, олива и виноград, и еще сладкие сочные финики. От заботливо орошаемых газонов шел запах трав; из комнат – запах фимиама, смолы и масел.
Анна протянула руки к ослепительно яркому свету. Она чувствовала, как ее ладони становятся липкими от вина и меда. О возлюбленная земля, Та-Мера, земля воды и огня.
– Анна! – Это был голос Тоби. Руки его лежали на ее плечах. – Анна, что случилось? – Голос его доносился издалека, рассекая время. Затем были другие голоса, яркие вспышки в глазах, пальцы на ее пульсе. Она пожала плечами. Все это было так далеко и безразлично для нее. Солнце садилось, заливая все малиновым светом. Вскоре над пустыней должны были разгореться звезды, явив ее глазам великую небесную реку, Млечный Путь, – зеркальное отражение реки, текущей внизу; а также самую яркую священную звезду Сеп, подчиняющуюся воле бога Осириса.
Затем все окутала темнота. Анна заснула. Проснувшись, она почувствовала прохладную воду Нила на своих губах. Снова словно из невыразимого далека донеслись голоса, потом опять тишина и темнота.
– Анна! – Теперь это была Серина. – Анна, вы возвращаетесь домой.
Но это и был дом. Дом богов, земля бога Ра, бога Солнца.
Странно. Она ехала в машине и слышала шуршание колес, гудки автомобиля, чувствовала запах выхлопных газов, но все это было так непостижимо далеко. Сильные руки обняли ее за плечи, и она благодарно прильнула к ним. В теле она чувствовала невыносимую усталость, а разум все еще устремлялся к пустыне и солнцу.
Она снова уснула. Шумел двигатель, а в ее голове раздавался могущественный рокот водопада. Воды его бурлили, разбрасывая вокруг свет разноцветных радуг. Колеса словно отрывались от шоссе; в небе свободно парил сокол, обозревающий сразу все египетские земли.
Анна послушно глотнула сока и откусила кусочек хлеба. Веки ее были сомкнуты. В голове снова разносились порывы ветра, яростно вздымающего пыльную бурю; свирепые молнии взрезали облака, из которых никогда не прольется ни капли дождя.
Над ее головой Серина и Тоби обменялись взглядами и нахмурились. Когда горничная принесла еще еды, они отправили ее обратно.
Англия встретила их морозным воздухом и пронизывающим ветром. В такси Анна зашевелилась. Голос в ее голове становился все более раздраженным. Существо, смотрящее из ее глаз, становилось все беспокойнее. Где же солнце?
Анна слабела с каждой секундой.
– Я прошу прощения, что пришлось тебя побеспокоить, мама. Но мы не знали, куда ее отвезти. – Голос Тоби вдруг стал отчетливо слышен; его рука все еще поддерживала ее, вела и давала силы. – Анна живет одна, а у Серины поселилась Чарли, поэтому для Анны не осталось комнаты. А как связаться с ее семьей, я не знаю.
– Отведи ее наверх, дорогой. – Голос, ответивший Тоби, был добрым и глубоким, спокойным и утешающим. – Пусть она поспит. Врач уже едет.
Анна провалилась в теплую постель, утопив голову в мягких, сильно взбитых подушках. В затемненной спальне было прохладно.
Постепенно его хватка ослабевала; ему все труднее становилось вытягивать из нее жизненную силу, и он слабел с каждой минутой ее сна под холодным северным небом. Египет был очень далеко.
Из глаз английской женщины на мир смотрел жрец богини Сехмет. Мир был странным и чужим, и жреца внезапно охватил всепоглощающий страх.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Шепот в песках - Эрскин Барбара

Разделы:


Пролог123456789101112131415

Ваши комментарии
к роману Шепот в песках - Эрскин Барбара


Комментарии к роману "Шепот в песках - Эрскин Барбара" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100