Читать онлайн Шепот в песках, автора - Эрскин Барбара, Раздел - 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шепот в песках - Эрскин Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.09 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шепот в песках - Эрскин Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шепот в песках - Эрскин Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эрскин Барбара

Шепот в песках

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

13

Мое сокровенное место открыто,
мое сокровенное место обнаружено.
Шла торговля древностями. Люди приезжали издалека и скупали все, что имело отношение к погребениям фараонов. Монеты переходили из рук в руки. Флакон путешествовал по Нилу в коробке с бусами и амулетами и наконец оказался в Луксоре у одного торговца.


Много месяцев коробка пролежала нетронутой. Но пришел день, торговец открыл ее и обнаружил старинный флакон. Он не заметил его раньше, и теперь торговца охватило сильное волнение. Стекло времен Нового Царства было редкостью. Торговец перешел за свой стол и принялся разглядывать находку через увеличительное стекло.
Пробка была крепко вбита и скреплена печатью. Торговец достал было нож, чтобы откупорить пузырек, но передумал. Вместо этого он послал за своим другом. Тем временем в доме становилось прохладно; молнии сотрясали воздух, и таинственное мерцание наполняло комнату.
Вошедший, чья голова и плечи были закутаны в белый платок, приветствовал хозяина, дотронувшись до груди, губ и лба, и только после этого подошел к столу. Это был почтенный и ученый человек, знакомый с магическими науками. Молча стоял он, разглядывая маленький стеклянный флакон.
Молчание затянулось. Солнце тем временем совершило поворот и теперь освещало зарешеченные окна, оставляя на полу причудливые тени.
Наконец ученый поднял глаза. Лицо его было белым.
– Это священный сосуд, и в нем огромная сила. Безмерная сила. Его охраняют древние жрецы, никогда не выпуская из-под своего контроля. – Он покачал головой. – Дайте мне бумагу и чернила, чтобы я смог записать их волю. Если непосвященный дотронется до сосуда, он заплатит за это своей жизнью.


Анна сидела на кровати в своей каюте, когда Серина постучалась и распахнула дверь.
– Как вы? В порядке?
Анна кивнула. Флакон лежал на покрывале позади нее.
– Я говорила с Омаром. – Серина села и, взяв бутылочку, осторожно повертела ее в руках. – Он был несколько озадачен вашей вспышкой гнева, и я кое-что ему объяснила. – Серина пожала плечами. – Омар ничего не знает об аресте Тоби. Он был поражен, когда я ему рассказала. Он немедленно переговорил с капитаном, на чьем попечении находился пароход во время отсутствия Омара. И капитан сказал, что никто не приходил и не спрашивал насчет Тоби. А паспорт Тоби все еще находится в сейфе.
– Что все это значит?
Серина подняла бровь.
– Это значит, что Энди, как я и подозревала, скорее всего, лжет. – Она положила флакон обратно. – Странно, что Луиза оставила флакон у себя после смерти Хассана. Я думала, она захочет избавиться от него.
Анна покачала головой, взяла флакон и осторожно постучала по нему.
– Такой маленький, а приносит столько несчастий. Я думаю, что она оставила флакон, потому что это Хассан подарил его ей. Интересно, виделась ли она с Кастэрсом еще когда-нибудь?
Серина протянула руку к сумке Анны.
– Думаю, я так же, как и вы, заинтригована всей этой историей. Может, у нас найдется немного времени перед обедом, чтобы почитать дневник? – с надеждой спросила она. – И вы отвлечетесь от мыслей о Тоби…
Сэp Джон постучался и открыл дверь каюты Луизы.
– Как вы себя чувствуете, дорогая?
Луиза в шелковом халате лежала на диване. Голова ее раскалывалась от боли, кожа пылала огнем.
– Сможем ли мы уговорить вас хоть немного поесть? Мохаммед готовит для вас все новые и новые лакомства. – Сэр Джон заметил возле нее нетронутую тарелку с едой.
Обернувшись к нему, Луиза выдавила усталую улыбку.
– Извините. Но я не хочу есть.
– Не хотите? Но я все-таки велю, чтобы он продолжал готовить. – Сэр Джон кивнул. – Луиза, утром к нам на корабль приезжали нубийцы. Они привезли ваши краски и вещи; все, что оставалось в пещере. – Он вдруг опустил глаза. – Они очень честные, эти нубийцы. Я щедро вознаградил их. – Он снова взглянул на нее. – Думаю, вам понадобятся эти вещи. – Сэр Джон вышел за дверь и через минуту вернулся, держа в руках плетеную сумку. – Я оставлю ее здесь? – Он подождал ответа, но Луиза никак не отреагировала. Тогда он пожал плечами и положил сумку у стены, рядом с маленьким столиком.
После этого сэр Джон вышел из каюты, тихо прикрыв за собой дверь. Когда он пришел снова, было уже темно. Пароход только что пришвартотался возле водопада, вблизи острова Филе. Река снаружи сняла в свете луны.
– Луиза, лорд Кастэрс находится в салоне. Насколько я понимаю, он прибыл в Асуан на пароходе. Вы в состоянии принять его?
Она медленно села, отняла руки от глаз.
– Кастэрс? На нашем судне? Я думала, вы запретили ему появляться здесь!
В ответ сэр Джон лишь пожал плечами. Он чувствовал себя неловко.
– Лорд Кастэрс в курсе происшедшего. Он хотел бы встретиться с вами.
На секунду Луиза замерла, словно собираясь с силами. Затем она поднялась на ноги.
– Я встречусь с ним в салоне.
– Позвать Трис, чтобы она помогла вам одеться?
– Нет, в этом нет необходимости. – Луиза прошла мимо сэра Джона. – То, что я собираюсь сказать Роджеру Кастэрсу, не требует специальных переодеваний.
Когда Луиза ворвалась в салон, лорд Кастэрс и Августа сидели там, потягивая шербет. Они обернулись, и глаза Кастэрса округлились. В темно-синем халате, заплаканная, с побледневшим лицом и растрепанными волосами, Луиза, должно быть, и вправду выглядела странно.
– Августа, пожалуйста, оставьте нас одних! – Ее просьба прозвучала настолько властно, что Августа без возражений встала и отправилась на палубу. В салоне воцарилось молчание.
Луиза стояла перед Кастэрсом, пристально глядя ему в лицо.
– Ну что, теперь вы довольны, лорд?
Он окинул ее холодным взглядом:
– Случилось несчастье. И вы могли его предотвратить.
– Так это я виновата? – Ее голос звучал очень тихо.
– Разумеется. – Кастэрс скрестил руки на Груди. – Maдам, я никому не позволю стоять на моем пути. А теперь, чтобы не последовало дальнейших трагических событий, я предлагаю вам передать мне священный сосуд.
– Никогда! – Ее глаза вспыхнули. – Никогда вы его не получите. Все боги Египта были свидетелями того, что вы натворили, Кастэрс, и они разгневаны. Жрец храма Исиды, охраняющий сосуд, презирает вас! – Теперь ее голос перешел в крик.
Кастэрс презрительно ухмыльнулся, не отступив ни на шаг.
– Исида – не богиня любви. Вы ошиблись, моя дорогая Луиза. Она – богиня магии, и кобра, ее слуга, служит и мне.
Он усмехнулся вновь.
– Где флакон?
– У меня его больше нет. Я потеряла его в пещере, где погиб Хассан, и он останется там, погребенный в песках. Ваша змея будет охранять его! – Внезапно она рассмеялась тихим горьким смехом, и лорд Кастэрс на мгновение подумал, что она все это выдумала. – Я надеюсь, что, если вы будете его искать, змея Исиды убьет вас так же решительно, как до этого она убила Хассана.
Кастэрс опустил руки и слегка поклонился.
– Мне не приходило в голову, что вы могли оставить его в Абу-Симбеле. Для вашей же безопасности хотелось бы верить, что он цел и невредим.
Он двинулся было к двери, но Луиза встала у него на пути.
– Даже и не думайте когда-нибудь снова переступить борт этого парохода. Форрестеры со мной согласны. И никогда не показывайтесь там, где бывают приличные люди. Я всем расскажу о том зле, которое вы сотворили. Расскажу в Луксоре. В Каире, В Александрии. В Париже и в Лондоне. Будьте уверены, я сделаю так, что имя Кастэрса станут ненавидеть по всему миру!
На мгновение он нахмурился, сраженный силой ее слов.
Затем улыбнулся:
– Вам никто не поверит.
– О, поверят. Я все для этого сделаю. – Луиза отвернулась и замерла, стоя к нему спиной. Секунду Кастэрс колебался, а затем покинул салон и вышел на палубу, окунувшись в солнечный свет. Наступила тишина, и в этой тишине Луиза различила доносящийся с палубы голос Августы. Очевидно, та слышала каждое слово Луизы.
– Пожалуйста, не возвращайтесь, лорд. Луиза права. Вас никогда не примут в приличном обществе.
Кастэрс промолчал. Луиза вышла из салона и успела увидеть, как Кастэрс запрыгивает в лодку, на которой в сопровождении слуги-нубийца он приплыл на «Ибис». Его собственное судно было пришвартовано на другом берегу реки, неподалеку от дахабеи Филдингов. Луиза криво усмехнулась, Имелась все же одна семья, которая всегда ему будет рада…
Луиза вышла на солнечный свет, сопровождаемая сочувственными взглядами рейса и остальных членов команды Августа стояла на палубе, провожая взглядом их посетителя.
– Омерзительный тип, – заметила она.
Луиза кивнула. Августа понимала ее, и за это Луиза была ей благодарна. По крайней мере, Августа помогала ей. А ведь история, которую Луиза ей поведала, была за гранью всякого правдоподобия.
– Сэр Джон одобрит то, что мы запретили Кастэрсу подниматься на корабль, – мягко сказала Августа.
– Спасибо вам.
Августа взглянула на Луизу.
– Он поехал повидаться с Дэвидом Филдингом. И я не сомневаюсь, что он расскажет ему о наших чувствах.
– Филдингам он нравится.
– Филдингам нравится его титул, дорогая моя. Когда они соприкоснутся с ним вплотную и увидят, какое отвратительное существо в нем скрывается, я уверена, они поддержат нас. – Августа прищурилась от ослепительно яркого света. – Смотрите! Он изменил свое решение. Он направляется прямо к своему судну, на котором уже готовятся к отплытию.
Луиза улыбнулась.
– Он возвращается, чтобы перекопать все пески Абу-Симбела в поисках флакона для благовоний, который я оставила там.
Августа подняла бровь.
– Нелепый он человек! Он ведь действительно верит во всю эту магию, правда?
– О да. – Луиза печально кивнула. – Он действительно в нее верит.
Она повернулась и медленно пошла к своей каюте. Взяв щетку для волос, она принялась расчесывать свои длинные спутанные волосы, но тут ее взгляд упал на плетеную сумку, стоящую на полу возле стола, там, где ее оставил сэр Джон. Луиза задумалась и, нахмурившись, отложила щетку. Наклонившись, она подняла сумку и, перевернув над кроватью, встряхнула так, что на покрывало хлынул целый водопад карандашей и блокнотов. Ее маленькая коробка с красками, баночка для воды, еще одна побольше… Луиза не знала, зачем она взяла их с собой туда, где краски высыхают на кончике кисти, прежде чем она успеет донести их до бумаги. Из сумки выпали альбом для эскизов, стирательная резинка, маленький ножичек для заточки карандашей и, наконец, перевязанный лентой шелковый сверток. Это и был принадлежавший жрецам сосуд для благовоний. Луиза взяла его и очень долго держала в руках, а затем вдруг расплакалась.
– Вот так флакон и вернулся. – Серина покачала головой. – А Кастэрс уже отбыл. Конечно, все его возненавидели. Его имя до сих пор хорошо известно в связи с его неблаговидными поступками. Не думаю, что он после всего этого когда-нибудь возвращался в Англию.
– И священный сосуд он не заполучил. – Анна смотрела на флакон. – Мне кажется, его следует бросить в Нил.
Лицо Серины перекосилось.
– Нет! Не делайте этого. Я хотела бы повторить ритуал. Еще раз поговорить со жрецами. – Она встала, подошла к окну и уставилась на реку. – Флакон принадлежит им, Анна. Или, по крайней мере, одному из них. Они не успокоятся, пока не разрешат свой спор. И мы должны выяснить, чего они хотят от нас. Пожалуйста, позвольте мне сделать еще одну попытку.
– А как же змея?
– Змея не принесет нам вреда.
– Откуда вы знаете? Можем ли мы быть уверены, что Кастэрс в своей злобе не отдал ей приказ убивать каждого, кто к ней приблизится?
– Нет, не можем. Нам остается только надеяться, что он не отдавал такого приказа. В конце концов, больше никто пока еще не умер. Давайте сделаем это, Анна? После обеда, когда все будут отдыхать. Давайте снова вызовем жрецов? Я хочу поговорить с Анхотепом.
Рот Анны приоткрылся.
– А я думала, мы собираемся дождаться ночной поездки на Филе. – Она вздрогнула.
Серина кивнула.
– Я тоже так думала, но теперь не вижу смысла ждать. Прошу вас, Анна. В прошлый раз у нас почти получилось. А в этот раз точно получится, у меня предчувствие. – Она снова решительно кивнула. – Но сначала мы должны выяснить, как Чарли. Давай попросим Омара узнать, что же с ней произошло.
Омар позвонил в гостиницу по мобильному телефону. Он слушал, кивал, что-то быстро говорил и, наконец, попрощался.
– Чарли возвращается на корабль. Мне сказали, что она отдохнула, чувствует себя хорошо и что ее только что посадили в такси. – Омар взглянул на женщин. – Еще мне сказали, что счет был оплачен Тоби Хэйвордом и что он был там сегодня в полдень.
– Он был там? – Ошеломленная, Анна посмотрела на Омара. – В гостинице «Старый водопад»?
Омар кивнул.
– И он видел Чарли?
– Он говорил с ней и оплатил все ее расходы.
– Ну, а где же он сам?
Омар пожал плечами.
Через две минуты Анна и Серина уже стояли возле каюты Тоби. Анна постучала, но никто не ответил. Тогда она дотронулась до дверной ручки. Дверь приоткрылась, и женщины шглянули в каюту. С той поры, когда Анна в последний раз побывала здесь, в каюте прибавилось порядка. Картины и краски аккуратно разложены, багаж все еще на месте.
Следом за Анной в каюту вошла Серина.
– Судя по всему, Тоби никуда не уехал.
– Он и не собирался. Куда ему ехать? Мы ведь рассчитывали вернуться вместе. – Анна прикусила губу. Вид у нее был несчастный. – Если он был в гостинице, значит, его не арестовали. – Она осмотрелась. Туалетный столик, искусно сделанная кровать, вешалка с чистыми белыми полотенцами в ванной. – Омар сказал, что его паспорт все еще здесь, – присаживаясь на край кровати, задумчиво проговорила Анна.
– Вполне вероятно, что Чарли знает, где он, – предположила Серина.
В коридоре послышался шум, и у распахнутой двери появился Энди.
– Время обеда, леди!
– Не думаю, что вы узнали, где находится Тоби. А может, узнали? – Анна попыталась подавить поднимающуюся в ней враждебность.
Энди качнул головой.
– Предполагаю, что он до сих пор в полиции.
– Он не арестован, Энди, он находится в Асуане. Или, по крайней мере, был там совсем недавно.
Какое-то мгновение Энди выглядел удивленным, но затем быстро пришел в себя. Он переступил с ноги на ногу.
– Все это выше моего понимания. Почему бы нам не пойти обедать и не прекратить нервничать из-за Тоби Хэйворда? – И Энди быстро зашагал в сторону столовой.
Обед был готов, и Али с Ибрагимом, понимая, как все устали после долгого путешествия через пустыню, подали его без малейшего промедления. Примерно через сорок минут Анна и Серина, тайно удостоверившись, что Энди, потягиваясь и зевая, отправился отдыхать к себе в каюту, поднялись к Анне.
В этот раз на подготовку ушло гораздо меньше времени. Анна завесила окно шалью, пока Серина устанавливала жертвенник. Свечи, фимиам, статуэтка Исиды заняли свои места. Анна достала флакон для благовоний, развернула его и почтительно разместила рядом с систром.
– Вы готовы? – выдохнула Анна. Руки ее дрожали.
Серина кивнула. Она достала из сумочки коробок спичек и сперва воскурила фимиам, а затем зажгла свечи.
Анна снова отступила к кровати и, поджав ноги, расположилась как можно дальше от Серины, насколько это позволяло тесное пространство маленькой каюты. Анна села и затаила дыхание. Серина взглянула на нее.
– Что бы ни случилось, не вмешивайтесь. Не пытайтесь остановить ритуал, не пытайтесь разбудить меня, если я войду в транс. Это может быть опасно для меня. Просто находитесь в безопасности и наблюдайте.
С первыми напевами, наполнившими комнату под аккомпанемент систра, Анна почувствовала сильное напряжение в воздухе. Она сосредоточенно смотрела на флакон. Слабый волнообразный свет падал на него от свечей, переплетаясь в мерцающие, перекрещивающиеся арки. Дым от фимиама кольцами поднимался к потолку и растворялся во мраке. Флакон стоял перед статуэткой Исиды, переливаясь приглушенными красками в свете свечи. Когда отражение пламени играло на стекле, казалось, что-то шевелится внутри сосуда.
Анна сжала кулаки. Пот сбегал по ее вискам и по груди. Голос Серины зазвучал громче; она все слабее контролировала себя или же совершенно забыла про Анну и погрузилась в шуки собственных заклинаний. Когда она замолчала, звук еще секунду отражался от стен, затем пламя свечи резко пепыхнуло, словно раздуваемое сильным движением воздуха. Анна сделала судорожный глоток, подняла руку к груди и крепко сжала амулет.
Она его видела. Высокая фигура у окна, такая прозрачная, что казалась просто мерцанием воздуха.
Серина запрокинула голову и затрясла систром перед собой.
– Явись! О, Анхотеп, слуга Исиды, явись! Покажись передо мной и перед этим сосудом священных слез!
Теперь его было видно лучше. Контуры его тела более отчетливо выделялись в свете свечей.
Серина опустилась на колени, положив руки на жертвенник. Голова запрокинута, глаза закрыты. Она в последний раз тряхнула систром и отложила его в сторону. Анхотеп внезапно приблизился. Теперь он почти нависал над Сериной. Его прозрачное тело было так близко, что касалось ее, и, когда Серина медленно поднялась, Анне показалось, что две их тени соединились в одну.
Серина судорожно подалась вперед, вся дрожа, затем снова медленно выпрямилась и открыла глаза.
– Приветствую тебя. – Такого голоса Анне никогда еще никогда не доводилось слышать. Глубокий, подобный колоколу, он звучал, словно эхо трех тысяч солнц пустыни.
– Я – Анхотеп, служитель служителей богов. Я пришел забрать то, что принадлежит мне.
У Анны пересохло во рту. В ужасе она смотрела на стоящую перед ней фигуру, медленно осознавая, что, кроме них двоих, в комнате никого нет. Тело, принадлежавшее Серине, не двигалось и казалось каким-то пустым. Создавалось впечатление, что сама Серина находится где-то снаружи, представив жрецу свое тело, все свои мускулы и органы, чтобы он еще раз исполнил свое предназначение на этой земле.
Анна нервно откашлялась. Ей стало тревожно, когда она поняла, что фигура у жертвенника ясно слышит ее. Анхотеп повернул к ней свое лицо.
– Кто приближается к жертвеннику богини?
Анне показалось, что эти слова заполнили все пространство вокруг нее.
– Я – Анна. – Она заставила себя говорить громче. Это я привезла в Египет священный сосуд. Мне… нам нужно знать, что вы от нас хотите?
В свете свечи Анна увидела протянутую руку. Рука кружилась над флаконом. Анна, вздрогнув, заметила, что, когда рука находится между свечой и флаконом, она не отбрасывает тени. А ведь это была рука Серины.
Внезапно дверь каюты распахнулась. Какой-то миг все оставалось, как было. Хлынувший из коридора свет не достиг жертвенника и фигуры, стоявшей возле него. Тени на мгновение стали темнее.
– Помогите!
Анна узнала голос Чарли.
– Помогите! Это произошло снова! Что мне делать?
Чарли чуть покачнулась, а затем медленно повалилась на пол каюты.
С яростным шипением фигура у жертвенника обернулась.
– Хатсек!
Чарли неуверенно поднялась на ноги и замерла на месте. Ее била сильная дрожь. Анна, парализованная страхом, переводила взгляд с одной фигуры на другую.
– Что бы ни случилось, не вмешивайтесь!
Слова Серины, казалось, на мгновение повисли в воздухе.
– Хатсек! Я проклинаю тебя за твое гнусное предательство! – Как только эти слова наполнили каюту, Анна осознала, что в дверном проеме появился еще один силуэт.
С усилием оторвав взгляд от Чарли и Серины, она увидена, что это Тоби.
– Проклинаю тебя за горе матерей, вынужденных оплакивать своих сыновей! Проклинаю тебя за лживость, за устроенное тобой кровопролитие! Проклинаю тебя за твои злые слова!
Чарли отступила назад. Казалось, силы ее восстанавливаются. Она выпрямилась в полный рост.
– Ты всегда был глупцом, Анхотеп! – Она шагнула вперед и остановилась у жертвенника, по краям которого, роняя капли цветного воска, дымились свечи. Как только ее рука двинулась сквозь дым фимиама в направлении маленького флакона, Анхотеп страшно закричал в гневе и бросился на нее.
Чарли вскрикнула и рванулась к двери. Серина рухнула на пол позади нее. Жрецы исчезли.
– Ради Бога, Анна, включи свет! – Тоби сжал запястья Чарли. Она неистово сопротивлялась, но он втолкнул ее обратно в комнату и уложил на кровать рядом с Анной.
Анна вскочила на ноги и, дотянувшись до шали, стащилала ее с окна. Затем с усилием открыла ставни.
– Серина! – Она опустилась на колени рядом с безжизненным телом, застывшим на полу. – Серина, как вы себя чувствуете?
На кровати позади нее истерично всхлипывала Чарли. Она схватила покрывало и намотала его на голову, перекатываясь взад и вперед.
– Серина в порядке? – Тоби задул свечи, сел возле Чарли на кровать и обнял ее одной рукой.
– Она дышит. Но она без сознания. О Господи!
– Она придет в себя. Положи ей под голову подушку. Вот ту. – Он бросил ей одну из подушек с кровати. – Принеси воды и дай ей глотнуть.
– А что с ней такое?
– Ты разве не знаешь? Ведь ты же слышала, как она раговаривала. Это называется – медиум, вошедший в транс, своего рода посредник. Она позволила жрецу говорить через нее, но не позволила захватить себя полностью. Она служит передаточным звеном и, без сомнения, знает, как себя защитить. Должна знать, если берется за такое дело. Подождем, пока она придет в себя. С ней все будет в порядке.
– А Чарли? С ней-то что такое? – Анна посмотрела на Тоби.
– Возможно, то же самое. Хотя нет, она пошла на это не по своей воле. Может быть, Хатсек захватил ее. Использовал ее энергию, а вот теперь и ее тело. Мне не стоило привозить Чарли обратно на корабль.
– Да, не стоило! – Внезапно Анна задрожала от испуга и гнева одновременно. – А где же был ты? Что с тобой-то случилось? Почему ты так внезапно исчез? Ведь ты был нам нужен!
Тоби взял Чарли на руки, укачивая, словно ребенка.
– Потом, Анна. Мне очень жаль, что я вынужден был тебя оставить. Я ничего не мог поделать. Потом я тебе все объясню. Сперва надо разобраться со всей этой путаницей.
Серина застонала. Анна обернулась к ней и осторожно дотронулась до ее руки.
– Серина? Вы можете говорить со мной? Как вы себя чувствуете? – Анна встала и взяла из рук Тоби стакан с водой. С усилием она помогла Серине сесть, обхватила ее за плечи и поднесла стакан к губам.
– Что произошло? – Голос Серины звучал хрипло. Она нахмурилась и, сокрушенно качая головой, принялась тереть глаза.
При звуке голоса Серины Чарли издала жалобный стон и еще крепче прижалась к Тоби.
– Приходил Анхотеп? – Серина судорожно схватила стакан и принялась большими глотками пить воду.
– Да. Приходил.
– Он сказал, что ему было надо?
– У него не было возможности.
Разжав руку, Серина выронила пустой стакан и на мгновение уронила голову. Ее кожа была бледной и влажной, расфокусированные глаза странным образом налились кровью.
– Почему не было?
– Пришел Хатсек.
– Что? – Серина как будто не замечала, что в комнате находятся еше два человека.
– Вернулась Чарли, и, по-видимому, он захватил ее. Это было ужасно?
Серина наконец-то повернула голову к кровати. Увидев Тоби с Чарли на руках, она нахмурилась.
– Вы? Вы привезли Чарли обратно?
Он кивнул.
– Сожалею. Я выбрал неподходящий момент.
– Я думала, что вас уже посадили в тюрьму. – Серина с трудом поднялась на ноги. С минуту она стояла, слегка покачиваясь, затем с трудом села на стул перед туалетным столиком.
Лицо Тоби исказилось.
– Рад сообщить, что еще не посадили!
– Так где же вы были?
– Помогал одной знакомой. Я расскажу вам, как все было, но не сейчас. Хорошо? Давайте сначала разберемся с тем, что тут у вас произошло. Что нам теперь делать с Чарли? – Он осторожно усадил ее на кровати.
Чарли подняла заплаканное лицо.
– Я хочу вернуться домой.
– Раз так, значит, вернетесь, – Тоби отпустил ее и поднялся иа ноги. – В Каире, в консульстве, у меня есть друг. Я сегодня уже звонил ему. Я попрошу его устроить вас на обратный рейс и найти кого-нибудь в сопровождающие. Бедная Чарли! С вами все будет в порядке! Хотите вернуться вечером в гостиницу?
Чарли кивнула.
– Мне там понравилось. – Ее снова трясло.
– Ради всего святого, скажите, как вам удалось устроить ее туда? – усталым голосом спросила Серина. – Я думала, что все места в «Старом водопаде» были забронированы еще много месяцев назад.
Тоби усмехнулся и хлопнул себя по носу.
– Вас интересует Древний Египет. А мне позвольте действовать в его современном варианте.
Тоби вывел Чарли из каюты и повел ее по коридору. Анна закрыла за ним дверь и прислонилась к косяку. В ярко освещенной теперь комнате лишь слабый запах фимиама напоминал о событиях, которые происходили здесь совсем недавно.
Серина пожала плечами.
– Так это успех или еще одна неудача?
Анна тряхнула головой.
– Я думаю, успех. Если бы не Чарли, у нас бы все получилось. Он пришел. Он был прямо здесь в каюте. Он был… – Она вдруг запнулась. – Я хотела сказать, внутри вас, но это не совсем так. Он как-то наделся на вас, словно перчатка. – Она содрогнулась. – Серина, а вы уверены, что это не опасно? Конечно, он только говорил через вас, но представьте, что вы вдруг не смогли бы от него избавиться? – Анна села на кровать, едва живая от усталости.
– Он не завладел мной, Анна. – Серина завернула систр в шелковую материю. – Я просто позволила ему использовать меня.
– По-вашему, это не значит завладеть?
– Нет. Завладеть – это значит применить силу. Это как насилие. Как воровство.
– Именно это и произошло с Чарли?
Серина прикусила губу.
– Думаю, да, именно это и случилось с Чарли. Хатсек использовал ее энергию, присосался к ней, как пиявка. Ему легко это удавалось. Когда ему нужно было ее использовать, он просто заходил в нее.
– А теперь она свободна от него?
– Не знаю. – Упаковав последнюю свечу, Серина отложила сумку и направилась к туалетному столику. Какое-то время она изучала свое изображение в зеркале. – Я действительно понятия не имею. Прежде чем она уедет, я должна поговорить с ней, но не станет ли от этого еще хуже?
– Но конечно, Хатсек не последует за ней в Англию?
– Не знаю и этого. Сейчас я вообще ничего не знаю. – Лицо Серины в зеркале показалось Анне очень старым. – Мне страшно. Если бы я не впуталась во все это…
– Если бы вы не впутались, то весьма вероятно, что меня в истерике уже увезли бы в сумасшедший дом.
Серина уселась на табурет.
– Знаете, кое-что из того, что Энди сказал обо мне, является правдой. Я играла во все эти игры. Это было забавно. Романтично. Дико. Было что-то порочное в том, чтобы представлять себя старухой… ну, стареющей женщиной. – Она улыбнулась. – Вдовой, очень респектабельной, дочерью служителя культа. – Серина весело рассмеялась. – Медитации. Молитвы Исиде. Ритуалы при свечах. Не в обнаженном виде, конечно, ничего такого, но приходилось держать все в тайне. Это казалось не очень серьезным, но привело к другим вещам, таким, как вхождение в транс, в состояние медиума и так далее. А вся эта история с Египтом… она ведь началась как игра.
– Пока вы не приехали в Египет.
– Пока я не приехала в Египет.
– И здесь вы открыли, что все это серьезно, в том числе и ваше могущество, как у какой-нибудь жрицы.
Какое-то время Серина покусывала губу.
– Жрица, – повторила она. – Звучит так экзотично. Так властно. Меня забавляет то, что, оказывается, я – жрица Исиды.
– Это хорошо. – Анна поднялась на ноги. – Ведь вы – единственный знаток, который у меня есть.
– Ну и что вы собираетесь предпринять?
Они хмуро взглянули друг на друга, затем Анна пожала плечами.
– У вас найдутся силы попробовать еще раз? Мы не можем знать наверняка, последует ли Хатсек за Чарли обратно в Лондон. А что, если он последует за вами или за мной? А если еще и кобра появится? Каким-то образом мой приезд сюда ускорил все эти события, всю эту глупую шараду. Знаете, когда во время поездки по пустыне я спала в машине, то видела во сне, что все это специально подстроено компанией как часть развлекательной программы, наподобие уик-энда с убийством. И что развязка случится ночью накануне прибытия в Луксор или же на торжественном вечере у паши, который дадут для нас. А может, и в аэропорту, как раз перед отлетом домой, точно не знаю.
– Хотелось бы, чтобы это был только сон. – Серина покачала головой. – Но это не сон, и мы должны что-то делать. Думаю, что вечером мы обязаны предпринять еще одну попытку. Как я первоначально и планировала, на острове Филе. В храме Исиды.
– Так скоро?
– Да, – кивнула Серина. – Это будет идеально. Мы все едем на световое представление, так? Может, нам будет нелегко, но мы постараемся выскользнуть из толпы и отойти в какое-нибудь темное место, пока все отвлекутся на шоу. Я уверена, что там соберется несколько сотен человек, но все они станут следить за представлением. Будем надеяться, что нас никто не заметит.
– Но Филе, как и Абу-Симбел, – это уже не то самое священное место. Его ведь тоже перенесли выше.
– Я знаю. Священная земля Исиды теперь под водой, но я не думаю, что это имеет значение. В конце концов, жрецы пришли ведь и сюда, были они и в Абу-Симбеле. Если мы окажемся рядом с храмом, это поможет мне сосредоточиться. А если жрецы потребуют, чтобы вы отдали им свой сосуд, храм будет идеальным местом. Ведь если они потребуют этого, Анна, вы расстанетесь с флаконом?
– Конечно, расстанусь. – Анна взглянула на маленький флакон, в одиночестве лежащий на столике, приспособленном под жертвенник. Она взяла его и повертела в руках. – Интересно, а что будет, если он разобьется?
Серина закрыла глаза и покачала головой.
– Не думаю, что нам хотелось бы это знать. – Она встала и взяла сумку. – Я собираюсь пойти поспать. Я в совершеннейшем изнеможении. Встретимся позже, идет?
Анна кивнула.
Когда Серина ушла, она очень долго сидела не двигаясь, затем легла на кровать и закрыла глаза.
Через двадцать минут она бросила все попытки уснуть, потянулась за дневником и несколько минут держала его в руках, размышляя. Закладка отмечала, что чтение подходит к концу. Осталось прочесть всего несколько страниц.
Луиза наконец-то задремала. Проснувшись, она, как обычно, долго лежала, глядя в темный потолок своей маленькой каюты. На пароходе было тихо. Лишь из кухни доносился запах готовящейся пищи да вдалеке на берегу раздавался тонкий плач какого-то музыкального инструмента, жуткий на фоне тихого шелеста пальм.
Слегка повернув голову, Луиза увидела краски и блокноты, сваленные в кучу на столе. Джейн Трис перенесла их туда с кровати. Перед ними лежал небольшой сверток, перевязанный лентой. Луиза закрыла глаза, слеза скатилась по ее щеке.
В дверь нерешительно постучали. Луиза сначала не ответила на стук, но затем со вздохом сказала:
– Войдите.
Августа, оглядываясь, вошла со свечой в руке.
– Луиза, пожалуйста, составьте нам компанию за ужином. Мужчины будут так счастливы. Рейс говорит, что Мохаммед обезумел от горя, узнав, что вы отказываетесь от его блюд. Вы заболеете, дорогая, если не будете есть.
Луиза села. В голове у нее все плыло. Августа была права. Нет смысла до смерти изводить себя голодом. В конце концов, она должна вернуться в Англию, к своим сыновьям.
– Сказать Трис, чтобы она помогла вам одеться? – Августа наклонилась и подняла синий халат, соскользнувший на пол.
Луиза кивнула.
– Да, это было бы хорошо. Я встану и присоединюсь к вам. – Луиза попыталась выдавить улыбку.
Августа поставила свечу и отправилась за Трис.
В тихой прохладной каюте Луиза долгое время сидела неподвижно, спрятав голову в ладони. Она все еще слышала музыку, но теперь ей казалось, что та звучит совсем далеко.
Пламя единственной свечи отбрасывало причудливые тени на темное дерево обшивки каюты и на стены, задрапиро-манные портьерами. Наконец Луиза подняла голову и вдруг увидела перед собой какую-то призрачную фигуру, которая, перегнувшись через стол, протягивала к ней руки.
– Хассан? – В замешательстве Луиза не сразу смогла двинуться с места. Когда она вскочила на ноги, раскрыв объятия, призрак уже исчез.
Дверь позади нее распахнулась, и вошла Трис, неся таз и кувшин с горячей водой. От воды исходил запах роз, розовое масло тонкой пленкой покрывало ее поверхность.
С несчастным видом Луиза позволила Трис вымыть себе лицо, руки, а затем и шею. С помощью Трис она надела широкое темно-зеленое платье и собрала волосы в узел. Трис вышла из каюты, и тут Луиза услышала раздраженное фырканье какой-то женщины. Луиза открыла ставни и выплеснула воду в темноту.
– Такое горе! – Слова нарочно были произнесены достаточно громко, чтобы она могла их расслышать. – И все из-за какого-то туземца!
В раздражении Луиза выскочила на палубу, где все остальные уже ждали ее, потягивая напитки. Сэр Джон уступил ей место. Она села и посмотрела на реку. Очень широкая в этом месте, она делала поворот, открывая вид на пальмы, росшие у самой кромки воды и на том, и на другом берегу. Листья их умиротворенно покачивались на фоне звездного неба. У противоположного берега Луиза увидела две дахабеи, пришвартованные бок о бок. Их она узнала даже в потемках.
Парусники Филдингов и лорда Кастэрса были ярко освещены. И музыка, как Луиза внезапно поняла, доносилась с палубы «Скарабея», на которой расположилась целая группа музыкантов.
Луиза обогнула сэра Джона и подошла к перилам. Сэр Джон последовал за ней.
– Не обращайте на них внимания, моя дорогая. Пойдемте слегка выпьем, а затем и поужинаем вместе.
– У них там что, вечеринка? Званый вечер? – Луиза так крепко сжимала перила, что пальцы ее побелели.
– Ничего подобного. Я в этом уверен. Просто они захотели послушать музыку и пригласили музыкантов. Почему бы им этого себе не позволить, Луиза?
– Но они же на судне Роджера Кастэрса!
– Да, в самом деле. – Сэр Джон почувствовал себя неуютно. Луиза заметила, как его пальцы забегали по внутренней стороне воротника.
– А я-то думала, что он уплыл обратно в Абу-Симбел!
Сэр Джон невесело покачал головой.
– Видимо, не уплыл.
– Но почему?
– Моя дорогая, я не знаю, зачем ему нужно было бы возвращаться в Абу-Симбел. Его дахабея сопровождала нас на всем пути к водопаду и через Асуан. Так же как и судно Филдингов.
– Я велела ему убираться! – Голос Луизы стал низким и полным гнева. – А он и не подумал!
– Луиза, он знает, что на наш пароход ход ему закрыт. Он и не пытался подняться на борт. Но я не могу запретить ему плыть рядом с нами!
– Зато я могу! – Луиза развернулась и побежала к каютам экипажа. – Мохаммед! Позови боя. Срочно нужна лодка. Мне необходимо переправиться через реку.
– Не надо, Луиза! – Сэр Джон поспешил вслед за ней.
– Вам меня не остановить! – Она повернулась к нему. – Даже и не пытайтесь. Я не прошу вас сопровождать меня. Мнe достаточно боя, чтобы перебраться к другому берегу.
Позади них все члены команды, сидевшие вокруг жаровни, на которой поспевал их ужин, повскакивали со своих мест. Мохаммед шагнул вперед. Лицо его выражало радость:
– Если леди Луизе нужно, я сам перевезу ее.
– Спасибо, Мохаммед. Я согласна. Выезжаем прямо сейчас.
Луиза взяла из каюты шаль и с побелевшим лицом смотрела, как Мохаммед спускает на воду небольшую шлюпку. Он помог Луизе спуститься в нее, оттолкнулся веслом и принялся грести к противоположному берегу.
Подняться на палубу ей помог не кто иной, как Дэвид Филдинг. За его спиной Луиза разглядела Веницию и Кэтрин. Женщины утопали в мягких шелковых подушках и сонно следили за представлением, потягивая персидский чай. Рядом с ними сидел и лорд Кастэрс. Как только Луиза появилась, он вскочил с места. На нем был белый тюрбан и черная рубаха, подпоясанная разноцветным кушаком с бахромой. А за пояс был заткнут длинный изогнутый охотничий нож.
Кэтрин улыбнулась и протянула руки в приветствии, но Луиза этого даже не заметила. Она смотрела Кастэрсу прямо и глаза. Кэтрин изменилась в лице. Улыбка ее угасла, и она обеспокоенно схватилась руками за живот.
– Добрый вечер, миссис Шелли. – Кастэрс поклонился. Музыканты за его спиной прекратили играть.
– Добрый вечер, лорд. – Луиза знала, что вслед за ней на борт поднялся Мохаммед. Теперь он стоял прямо за ее спиной. Стоило ей шагнуть вперед, как Мохаммед сделал то же самое. Его присутствие вселяло чувство уверенности.
Кастэрс кивнул.
– С вами, миссис Шелли, как я погляжу, прибыл туземец. Он может пока побыть вместе со слугами, если вы соизволите сесть и посмотреть представление.
– Я сюда явилась не развлекаться, – парировала Луиза. – А Мохаммед, если пожелает, может остаться вместе со мной. Он друг моего друга. – Луиза прищурилась. – Почему вы решили не возвращаться в пещеру?
Кастэрс ухмыльнулся.
– Потому что мне сообщили, что сосуда там больше нет. Вы пытались обмануть меня, миссис Шелли.
– Вы так сильно хотели заполучить его, что готовы были убить человека. – Голос ее стал очень спокойным.
Кэтрин негромко застонала.
– О да, миссис Шелли. Я был готов убить человека. – Он снова ухмыльнулся. – Но мне не пришлось. Змея сделала это за меня.
Луиза нервно рассмеялась.
– Змея сделала это за вас! – повторила она. – А вы рассказали своим приятелям на этом корабле, как сильно вы хотели заполучить мой маленький священный сосуд? И как именно вы собирались присвоить его? Поведали ли о том, насколько вы злы?
– Ох, Луиза! – простонала Кэтрин. – Прошу вас, дорогая, не надо.
– Не останавливайте меня, я все равно расскажу о том, что произошло! – Луиза лишь на секунду обернулась к ней, но сила ее слов заставила Кэтрин вжаться в подушки. – Этот человек, набивающийся вам в друзья, на самом деле сущий дьявол, служитель темных сил. Вам опасно находиться с ним на одном судне. Да и любому опасно!
Музыканты и команда, все как один, обернулись к ней. Луиза не знала, все ли они понимают английский, но вид у них был перепуганный.
– Вы в опасности! – крикнула она им. – Как вы не понимаете?
– Луиза, дорогая. – Дэвид Филдинг дотронулся до ее руки. – Мы все понимаем, как вы расстроены. И знаем из-за чего. Но ничего уже не изменишь. Никто не виноват в том, что произошло в пустыне. Это была трагическая случайность. В этих местах люди часто погибают от укусов шей и скорпионов.
– Нет! – Луиза качнула головой. – Это не был несчастный случай. Хассан знал все о змеях и скорпионах. Это была его работа – сопровождать и охранять меня. – Глаза ее наполнились слезами. – Как вы не понимаете? Это дело рук Кастэрса. Это все равно, как если бы он воткнул в сердцe Хассана нож! – Резким взмахом руки она указала на Кастэрса.
Кастэрс медленно покачал головой.
– Все это чистый бред взбудораженного сознания.
– Неужели? – Луиза смахнула слезы с глаз. – Так, значит, вам не нужен мой флакон?
Глаза его расширились.
– Вы же знаете, насколько я заинтересован в приобретении вашего священного сосуда, миссис Шелли. Я готов был купить его у вас. Купить за любую предложенную вами сумму.
– Ну хорошо. Я предлагаю свою цену – Хассан! Если вы и вправду настолько сильны в магии, то вы сможете вернуть его к жизни! – Она сделала еще один шаг ему навстречу и почувствовала, как то же самое сделал Мохаммед за ее спиной. – Ну как, сможете? – напряженно улыбаясь, спросила она.
Кастэрс сощурил глаза.
– Вы сами знаете, что нет. Никто не может воскресить умершего.
– Как, даже жрецы, которые охраняют сосуд? – Луиза сложила руки на груди. – Я видела их. Они могущественны. Разве они сами не вернулись из царства мертвых?
Теперь от глаз Кастэрса остались только узенькие щелочки, и Луиза даже не понимала, смотрит он на нее или нет. Кастэрс замер. Казалось, что он перестал дышать.
– Жрецы – это не живые существа. Они остаются мертвыми, даже когда ходят по земле.
Громкий вздох пронесся за спиной у Кастэрса, и Луиза увидела множество глаз. На палубе возле них уже собиралась толпа. По крайней мере часть из людей следила за разговором.
– Значит, вы не можете заплатить предложенную цену?
– Я предлагал вам деньги, Луиза. Сколько угодно денег. – В голосе его появилось нетерпение.
Луиза покачала головой.
– Деньги мне не нужны.
– Ну, тогда что угодно из того, что у меня есть. Драгоценности. Земли. – Кастэрс прищурился. – Я уже предлагал вам свой титул и свою руку!
Стоявшая за ним Вениция негромко вскрикнула.
– Роджер! Вы обещали мне!
Он не обратил на нее внимания, продолжая неотрывно смотреть в лицо Луизе.
– Так чего же вы хотите?
Она покачала головой.
– Не думаю, лорд, что вы можете дать мне то, что я хочу. – Внезапно она перешла на шепот. – Кроме отмщения.
Вениция, всхлипывая, бросилась к Кэтрин, и та заключила золовку в свои объятия. Последние слова Луизы оборвали плач Вениции. Обе женщины, притихнув, обернулись к Луизе.
На дахабее воцарилось молчание. Слышен был только тихий шум прибоя. Луиза выдержала пристальный взгляд Кастэрса. Затем она кивнула и тихо проговорила:
– Сосуд у меня с собой. – Она опустила руку в карман платья и извлекла на свет сверток, завернутый в шелковую материю.
Глаза Кастэрса округлились и жадно заблестели.
– И вы готовы отдать его мне! – Он торжествующе улыбнулся.
Луиза задумчиво поглядела на сверток и наконец сказала:
– Нет. – Она снова посмотрела на лорда. – Нет, я не отдам его вам. Я отдам его богам, которым вы, по вашим же словам, служите. И вы, лорд Кастэрс, никогда больше его не увидите. Никогда!
Быстрым движением Луиза со всей силы швырнула флакон в темную воду. Все присутствующие разом задержали дыхание и услышали тихий всплеск.
– Нет! – Кастэрс в неистовстве бросился к перилам, перегнулся через них и уставился на воду. – Вы хоть понимаете, что вы сделали? – Он повернулся к Луизе, и глаза его яростно сверкнули. – Понимаете? – Он схватил ее за плечи и сильно встряхнул.
– Эй! Не трогайте ее! – Дэвид Филдинг схватил Кастэрса за руку, а Мохаммед с застывшим лицом шагнул вперед. В руке его был нож.
– Нет! – зашлась в крике Кэтрин. – Не надо! Сейчас может случиться беда! Дэвид, будь осторожен! Отпустите ее, Роджер. Зачем это нужно? Флакон уже не вернешь! – Она вскочила на ноги. – Ради всего святого! Все и так уже зашло слишком далеко. А вам, Луиза, лучше уйти. Вы своего добились! – Внезапно она согнулась и со стоном схватилась за живот. Лицо ее побелело.
– Кэйт? – обеспокоенно вскрикнул Дэвид Филдинг. – Любимая, что с тобой?
Кэтрин рухнула на подушки.
– Да все в порядке. – Она тяжело дышала. – Луиза, вам лучше уйти.
Луиза отступила к перилам, вырываясь из рук Кастэрса.
– Я ухожу, – бросила она через плечо, развернувшись к своему провожатому. – Мохаммед, помоги мне сесть в шлюпку…
Пронзительный крик оборвал ее на полуслове. Кэтрин снова скорчилась от боли.
– Ребенок! Мой ребенок! – Она попыталась встать и, как безумная, посмотрела на мужа.
Луиза, подошедшая было к лестнице, обернулась и с ужасом увидела, как на юбке Кэтрин расплывается красное пятно. На какое-то время все замерли. Затем Вениция прижала руку ко лбу и в полуобморочном состоянии откинулась на подушки. Никто не обратил на нее ни малейшего внимания. Луиза в ужасе оглядела собравшихся. Они неподвижно взирали на скорчившуюся женщину и на лужу крови, вытекающую из-под ее юбки прямо на палубу корабля.
– Несите ее вниз в каюту! – Луиза бросилась вперед, отталкивая Кастэрса. – Несите скорее!
– Мы вернемся на «Лотос». – Дэвид Филдинг дико озирался, ища своих слуг. – Кэтрин должна быть там.
– Уже нет времени. Дэвид, несите ее вниз. А вы, лорд, – Луиза смерила Кастэрса презрительным взглядом, – проследите, чтобы все остальные покинули судно. Они могут перейти на «Лотос». Мохаммед, привезите леди Форрестер, чтобы она мне помогла. Вениция, придите в себя. Вы тоже останетесь помогать. Давайте же! – кричала она в застывшие лица людей вокруг.
В этот момент Кэтрин издала очередной вопль. Он заставил присутствовавших забегать по палубе. Кастэрс оттолкнул Дэвида, который, казалось, не мог пошевелиться в шоке, схватил Кэтрин и понес ее в салон, где уложил на мягкий диван.
Луиза следовала за ними по пятам. Столкнувшись с ним лицом к лицу, Кастэрс бросил на нее холодный взгляд и прошел мимо, возвращаясь обратно на палубу.
Вениция, бледная и заплаканная, замялась у порога, не решаясь даже войти в каюту.
– Скажите кому-нибудь, – велела Луиза, – чтобы нам согрели воды. И найдите несколько чистых простыней.
Когда появился Дэвид, Кэтрин снова застонала. Лицо его стало белее бумаги.
– Что я могу сделать?
Луиза взглянула на него.
– Помогите Вениции принести воду.
Она повернулась к Кэтрин и с утешающими словами стала устраивать ее поудобнее. Каким-то образом Луизе удалось усадить ее так, что стало возможным стянуть через голову невероятно тесный халат. После этого она снова уложила женщину на подушки. Страх Кэтрин передавался и ей. Луиза чувствовала, как ее захлестывают волны паники. Она осторожно откинула волосы со лба Кэтрин, а затем убрала подальше ее испачканную кровью одежду.
– Все будет хорошо, Кэтрин. Сейчас вам станет лучше, – стремясь успокоить ее, Луиза взяла ее за руку.
– А ребенок? Что с ребенком? Ведь осталось еще два месяца! – Кэтрин вновь разрыдалась. – Это все из-за Дэвида. Он не слушал меня. Он настоял, чтобы мы поехали в эту Богом забытую страну. Я умоляла его остаться, но он хотел устроить путешествие для Вениции. Чтобы найти здесь для нее молодого человека… – Кэтрин задохнулась от боли, прежде чем смогла сказать еще хоть что-то.
Луиза продолжала крепко держать ее за руки. Когда начались очередные схватки, пальцы Кэтрин сжались еще сильнее, причиняя Луизе сильную боль. В это время у порога послышался шум.
– Вот простыни. – Вениция шагнула в каюту и бросила их на диван, стараясь не смотреть на лежащую женщину.
– Пока что они не понадобятся. Принесите кувшин с теплой водой и губку для мытья. Мы тогда сможем обтереть Кэтрин. – Луиза взглянула на Веницию. Внезапно она почувствовала себя виноватой перед ней. Зрелище было отнюдь не для незамужней женщины, в особенности, если ребенок не выживет. Луиза прикусила губу. Кэтрин тяжело дышала, чуть затихая в промежутках между схватками. Слезы застыли на ее побледневшем лице. Луиза наклонилась вперед, чтобы протереть ей лоб, но Кэтрин охватил очередной приступ боли.
– Все из-за вас! – внезапно выкрикнула Кэтрин в лицо Луизе. – Если бы вы не приехали и не набросились на Кастэрса, ничего бы не случилось! – Она еще сильнее сжала руку Луизы. – Вы не должны были приезжать! Зачем вы это сделали? – Кэтрин судорожно дышала, по ее лицу и телу струился тот.
Когда схватка прошла, Луиза снова услышала шум у двери. Она обернулась. На пороге стоял Мохаммед. Он отвернулся, избегая смотреть в глубь салона.
– Госпожа Луиза, леди Форрестер не приедет. Она сказала, что ничего не знает о том, как принимать роды. Но это не важно. Я привел местную женщину. Она знает толк в такого рода делах.
Из-за плеча Мохаммеда беспокойно выглядывала женщинa, полностью скрытая длинным одеянием и платком. Видны были лишь огромные черные глаза, участливо рассматривающие Кэтрин.
Луиза улыбнулась ей. Она вспомнила, как Хассан рассказывал, что в здешних местах есть множество мудрых женщин, которые отлично разбираются в медицине и акушерстве.
Мохаммед что-то быстро шепнул женщине, и та проскользнула мимо него в каюту и с поклоном приблизилась к Луизе.
– Вы говорите по-английски? – спросила Луиза.
Женщина пожала плечами. У нее была с собой лишь небольшая корзинка, которую она и поставила на стол.
Кэтрин снова вцепилась Луизе в руку и закричала:
– Не подпускайте ее ко мне! О Боже, я могу умереть, а вы мне тут привели туземку! Где же Дэвид? Господи!
Дверь за женщиной закрылась, и египтянка развязала свой платок. Она оказалась старше, чем показалась сначала. Стоило ей взглянуть на Кэтрин, как она сразу же разобралась в ситуации. Она кивнула, подошла к роженице и положила холодную руку ей на живот.
Кэтрин отпрянула, но женщина снова кивнула и улыбнулась.
– Хорошо, хорошо, – проговорила она. – Ребенок хорошо. Inshallah!
– Прогоните ее отсюда! – Кэтрин рванулась было из рук женщины, но тут снова начались схватки.
Через несколько минут дверь каюты распахнулась. Женщины, обступившие Кэтрин, обернулись. Сперва они не смогли различить, кто стоит на пороге. Темный высокий силуэт был почти неразличим на фоне ночного неба. Первой его распознала египятнка. Она отвернулась с тихим стоном, пытаясь спрятать лицо.
– Роджер? Это вы? В чем дело? – Вениция с видимым облегчением отступила в сторону от невестки.
Местная женщина достала платок и снова обернула его вокруг головы и лица.
– Я привел помощника. – Кастэрс заглянул в глубь каюты. – Я вызвал жреца Сехмет. Она богиня исцеления, и при посредничестве жреца она окажет помощь этой женщине. – Голос Кастэрса гремел в тишине каюты.
Кэтрин испустила протяжный стон.
– Уберите его от меня! Не позволяйте ему подходить! – Голос ее охрип от крика. Она прильнула к Луизе. – Не пускайте его!
– Вы слышали, что она сказала? Не смейте входить! Убирайтесь отсюда вместе со своей гнусной магией! – Луиза в ярости смотрела на него. – Вы нам здесь не нужны!
– Даже если я несу спасение этой женщине? – Его насмешливый голос эхом раздавался в каюте. – Уж поверьте, мадам, только магия может ее спасти.
– Такого рода магия ей ничем не поможет. Это разрушительная магия, она годится лишь для убийства! – закричала Луиза.
– Может, вы все же решитесь ее опробовать? – Голос его становился все более глумливым. – Я полагаю, вам лучше впустить меня.
– Нет! – Рыдания Кэтрин перешли в настоящую истерику. – Нет, пожалуйста, прогоните его! Дэвид!
Ее последний вопль был таким пронзительным, что египтянка, казалось, позабыла свой страх перед Кастэрсом. Она положила руку на живот Кэтрин и теперь отдавала Луизе какие-то непонятные распоряжения, которые она сопровождала чередой гораздо более понятных жестов. В то же время она пыталась заставить Кэтрин подняться, чтобы убедиться, что та сможет сесть на корточки, готовая рожать.
Оставалась Вениция. И она вытолкала Кастэрса из каюты на пустынную палубу, где тот присоединился к Дэвиду, одиноко стоящему на корме. Спустя несколько минут послышался слабый крик ребенка.
Дэвид обернулся на звук.
– Что это? Неужели это мой ребенок? – Он дрожал.
Кастэрс, стоявший поодаль, пожал плечами и направился на нос судна. Там он остановился и простер руки к небу.
К тому времени, когда Дэвиду разрешили войти в каюту, все уже успокоилось. Египтянка раскрыла корзину, полную мазей и притираний из пажитника, меда, цветов акации и тамариска. Кэтрин лежала на подушках, крошечный ребенок покоился у нее на груди. Дэвид тревожно посмотрел на него.
– Все в порядке, Дэвид. – Кэтрин одним пальцем коснулась маленькой головки. – Я согреваю его. Он очень мал, но Мабрука сказала, что вполне здоров. – Кэтрин улыбнулась египтянке, и та поклонилась. Она снова обмотала вокруг лица платок. – Ты должен дать ей денег, Дэвид, – продолжила Кэтрин очень слабым голосом. – Ведь она, быть может, спасла мне жизнь.
Оставив их одних, Луиза вышла на палубу и глубоко вдохнула ночной воздух. Близился рассвет.
Сзади послышался шум, который заставил ее обернуться. Скрестив руки на груди, на нее смотрел Кастэрс. При виде его Луиза вздрогнула. На Кастэрсе все еще была черная рубаха с красно-золотым кушаком, на голове – роскошный тюрбан. В презрительном молчании он смерил Луизу взглядом, отметив кровь на ее платье, растрепанные волосы и изможденное лицо. Она снова почувствовала, как в ней разгорается ярость.
– Разве вы не хотите узнать, как они себя чувствуют?
Кастэрс пожал плечами.
– Не сомневаюсь, что вы и сами скажете мне об этом.
– И Кэтрин, и ребенок в безопасности и чувствуют себя хорошо.
– Inshallah! – Лорд слегка наклонил голову.
– А сейчас я должна идти.
– Пожалуйста, идите. – Кастэрс развернулся, не сказав больше ни слова.
Теперь путь Луизы лежал на корму судна. Там ее уже ожидал Мохаммед, сидевший скрестив ноги. За его спиной мерно покачивался стройный ряд пришвартованных лодок.
Мохаммед встал и с поклоном обратился к Луизе:
– С госпожой Филдинг все в порядке?
– Да, спасибо тебе, Мохаммед. И с ней, и с малышом все в порядке. Не мог бы ты отвезти меня на «Ибис», а потом вернуться сюда за Мабрукой? – Луиза утомленно потерл глаза. – Уже почти рассвело, и я ужасно устала.
Он повернулся к шлюпке и внезапно вскрикнул. Свернувшись в кольцо, на палубе прямо перед ним лежала огромная змея. Стоило Мохаммеду пошевелиться, как она подняла голову и зашипела. Ее капюшон закачался из стороны в сторону, глаза пристально смотрели ему прямо в лицо.
– Нет! – Луиза обернулась к Кастэрсу. – Прикажите ей убраться! Неужели у вас хватит жестокости убить еще одного невинного человека?
Кастэрс улыбался.
– Я ее не звал. Уверяю вас, миссис Шелли.
– Ваши заверения ничего не стоят.
Луиза сделала шаг к змее. Сердце ее готово было выпрыгнуть из груди.
– Мохаммед, прыгай в лодку.
– Нет, леди. Я не могу покинуть вас. – Лицо его было белым как мел.
– Прыгай! Меня она не укусит. – Луиза топнула ногой, и в ответ змея зашипела.
Мохаммед с величайшей осторожностью отступил назад. Луиза схватила зонтик, второпях брошенный Веницией на шезлонг. Теперь змея смотрела прямо на Луизу.
– Кастэрс, прикажите ей убраться. – Внезапно она улыбнулась. – Или вы хотите, чтобы я тоже погибла, как Хассан?
Лорд медленно покачал головой.
– Я не звал ее.
– Значит, ваша власть уже не та, что была? И вы не можете устранить зло, которое сами же и вызвали силой своего разума? – Она услышала, как за ее спиной Мохаммед пробрался вдоль борта к небольшой лестнице, спускающейся в шлюпку. Уже из шлюпки Мохаммед тихо позвал Луизу:
– Прошу вас, госпожа Луиза. Теперь спасайтесь вы.
Луиза слегка улыбнулась.
– Ну так как, лорд Кастэрс? Отправите меня к Хассану в рай?
Кастэрс издал шипящий звук, и змея повернулась к нему. И этот момент Луиза бросилась к борту и поспешила вниз по лестнице. Не прошло и минуты, как она уже сидела в лодке, а Мохаммед яростно греб в сторону «Ибиса».
За спинами их в ночной тьме раздался горький смех Кастэрса.
На полпути Мохаммед перестал грести.
– Госпожа Луиза. У меня есть для вас кое-что. – С этими словами он достал из-за пазухи какой-то маленький белый предмет и передал его Луизе. – Когда я перевозил леди Форрестер, я увидел, как это плавает в воде. Он не утонул, потому что воздух надул шелк, в который вы его завернули.
Луиза посмотрела на маленький влажный сверток, а затем с горькой усмешкой оглянулась на «Скарабея». Змея оказалась куда мудрее, чем кто-либо из них мог предположить. Сосуд для благовоний оказался в шлюпке Мохаммеда. Боги так и не приняли его.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Шепот в песках - Эрскин Барбара

Разделы:


Пролог123456789101112131415

Ваши комментарии
к роману Шепот в песках - Эрскин Барбара


Комментарии к роману "Шепот в песках - Эрскин Барбара" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100