Читать онлайн Шепот в песках, автора - Эрскин Барбара, Раздел - 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шепот в песках - Эрскин Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.09 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шепот в песках - Эрскин Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шепот в песках - Эрскин Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эрскин Барбара

Шепот в песках

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

12

Хвалебные гимны возношу тебе, мой бог,
выбравший момент для наступления, твоим жителям,
искушенным в таинствах всякого рода,
твоему хранителю слова, которое говорит…
Дом стоял пустой. Каждый знал, что он проклят: все жившие в нем умирали. Но время шло. Поколения исчезали сами собой. Тонули в песчаном море камни; воздух пустыни постепенно разрушал их. Жертвами песков стали и несколько заброшенных владений.


Жрецы, оставшиеся без человеческой крови и энергии, постепенно превращались в слабых, призрачных духов. Они надеялись, что Солнце и Луна поддержат их существование, а ветры пустыни дадут им силу. Так они и жили, подпитываясь только ненавистью.


И вот в очередной раз идут этой дорогой мужчины и мальчики, как всегда наблюдательные, понимающие, что пустыня в тысячелетних камнях может скрывать сокровища. Один из путников останавливается, поднимает там камень, тут горшок. Вот он замечает блеск стекла и разгребает песок, высвобождая из него маленький флакон. Он словно притягивает к себе. Это интересно. Кто знает, может, он старинный. Путник поднимает флакон, вытирает его о подол и кладет в сумку. Продолжив свой путь, он вдруг останавливается, оглядывается вокруг и вздрагивает.
Боги смотрят твоими глазами, человек пустыни, и скоро они предъявят тебе свои требования…


Они очнулись от сна, когда такси, вильнув, остановилось посередине дороги. Водитель обернулся и наклонился через свое сиденье к Тоби.
– Хотите увидеть рождение бога Солнца Ра?
Тоби с мрачной улыбкой выглянул в окно. Очевидно, туристы обычно требовали здесь остановиться.
– Рассвет! Давай, Анна. Пять минут ничего сейчас не решат, а это зрелище стоит посмотреть. Восход солнца в пустыне.
Они открыли двери и выбрались наружу. Стоя посредине пустынной дороги и оглядываясь по сторонам, они ощутили свежий и пронзительно холодный воздух. Перед ними и позади них простиралась асфальтовая дорога, прямая, как стрела, в некоторых местах невидимая в предрассветной мгле из-за насыпей песка, гальки и наползающих валунов. Все вокруг было холодным, бесцветным и беззвучным, слышался лишь шум охлаждающегося моторного двигателя. Водитель остался в машине. Он сидел за рулем, и через несколько секунд его глаза закрылись.
Волна света на востоке была уже очень яркой и увеличивалась с каждой секундой. Звезды над ней, казавшиеся ранее настолько близкими, что до них можно было дотянуться, полностью исчезли. Два или три небольших плоских облачка отразили на мгновение оттенок красного, замерший над ними, затем цвет потускнел, а потом и сами облачка растворились. Анна взяла Тоби за руку. Она дрожала.
– Такое впечатление, что весь мир затаил дыхание.
Он кивнул.
– Смотри. Это произойдет с минуты на минуту.
Они стояли в тишине, наблюдая все более отчетливо проступающие очертания пустыни в набирающем силу свете. Во всем этом было что-то неумолимое, почти угрожающее в своей неотвратимости. Внезапно на горизонте появился ослепительный краешек солнца.
У Анны невыразимо, почти до слез перехватило дух от красоты зрелища. Через мгновение она была уже не в силах смотреть на солнце и следила за тем, как свет надвигается на них, заполняя все пространство пустыни от горизонта до горизонта.
– Вот так это выглядит. А теперь поехали. – Тоби взял ее за руку. – Мы не должны останавливаться. Скоро начнется жара, а нам предстоит еще долгий путь.
До Абу-Симбела Анна успела еще раз заснуть. Она пробудилась, когда машина заехала на парковку и водитель заглушил мотор.
– Неплохая скорость, не так ли? – Шофер обернулся, с сияющим видом глядя на них.
Тоби кивнул и вытащил бумажник.
– Хорошая скорость. Хорошее вознаграждение.
В то время как он доставал пачку грязных банкнот и отдавал их водителю, Анна выбралась из машины. Жара, словно удар молотка, сразила ее, пока она осматривала ряды автомобилей и автобусов.
– Как мы найдем своих?
Тоби помахал водителю рукой.
– Он уезжает? – Анна посмотрела вслед машине.
– Не думаю, если, конечно, представляет, как для него было бы лучше. Я дал ему не все. Если он хочет остальную часть денег, то подождет нас. – Тоби улыбнулся. – Шучу. Он отъехал, чтобы найти другое место для парковки. Вздремнет, пока мы сделаем свои дела. А что касается остальных, то мне кажется, что они уже либо в одном из храмов, либо внизу, на берегу. Давай зайдем сначала в самый главный храм, там многое можно увидеть.
Присоединившись к очереди у входа в ворота, Анна и Тоби оглядывали группы людей вокруг них, отыскивая знакомые лица. Обрывки фраз на всех мыслимых языках доносились до них.
Тоби нахмурился, сосредоточенно пытаясь понять смысл раздающихся слов, смеха и восклицаний.
– Я думаю, мы обязательно услышим, если кому-то угрожала змея. Подозреваю, что кобры встречаются здесь крайне редко, и этот факт заставит обратить на себя внимание. – Он ободряюще улыбнулся. – Держи голову выше. Мы успели вовремя, я в этом уверен.
Анна настолько устала, что едва могла держать глаза открытыми, пока они медленно пробрались к входу, купили билеты и вошли внутрь. Они прошли по тропинке, огибающей небольшой холм, и внезапно им открылось одно из самых знаменитых зрелищ мира – четыре гигантские статуи Рамсеса II, вырубленные в скале и смотрящие вдаль на сверкающие лазурные воды озера Насер.
У Анны перехватило дыхание при виде кружащего водоворота людской толпы перед храмом.
– Мы их никогда не найдем!
– Найдем. – Тоби посмотрел по сторонам. – Я надеюсь, что Энди все-таки поймет, сколько сил ты собираешься потратить на то, чтобы отыскать его.
Они друг за другом пробирались сквозь группы туристов. У каждой группы был свой гид, который, перед тем как войти в храм, рассказывал стандартную историю великого храма Солнца и его меньшего соседа, воздвигнутых Рамсесом в честь его любимой жены Нефертари.
– Нам известно лишь, что подлый Кастэрс мог снять проклятие.
Анна покачала головой.
– Ты забыл. Чарли видела змею. – Анна двигалась по направлению к фасаду храма, отчаянно продираясь сквозь толпу и глядя налево и направо. Тоби старался не отстать от нее.
– Мы не должны потеряться! О Боже, я никогда не думал, что будет столько народу. Когда Омар сказал мне, что эта экскурсия является дополнительной, я решил, что немногие отважатся сюда приехать и мы будем избранными!
– Многие могут находиться внутри. – Она смотрела на вход.
– Скорее всего, это именно то место, которое нам нужно.
Они прошли через темный вход и оказались в помещении, которое, в соответствии со справочником, называлось пронаос и представляло собой каменный зал с двумя рядами величественных колонн. Они стояли рядом, вглядываясь в темноту и видя, что толпы людей снуют вокруг колонн. Хорошо видно было только рядом со входом. Все стены были покрыты рельефной резьбой, запечатлевшей победы Рамсеса. В глубине зала царила почти полная темнота.
– Мы их никогда не найдем! – Слишком уставшая и взволнованная, Анна не могла воспринимать окружающую красоту и готова была расплакаться.
Вдруг кто-то дотронулся до ее плеча.
– Анна?
Это была Серина. Она обняла Анну.
– Что вы здесь делаете? Почему вы изменили свои планы? Как вы сюда попали?
Анна освободилась от объятия.
– Это длинная, очень длинная история. Где Энди? – Она с отчаянием в глазах смотрела по сторонам.
Серина пожала плечами.
– Не имею понятия. Он сейчас мой самый нелюбимый человек, так что я вряд ли буду следить за ним!
– Но с ним все в порядке?
– Насколько мне известно, да. Я видела его за завтраком в отеле. Тогда он выглядел нормально. А что?
– Он здесь?
– Да, где-то здесь. Все должны быть здесь. Вчера мы отправились в плавание по озеру Насер, а прошлой ночью видели храмы, освещенные прожекторами, и прослушали лекцию Омара. Она была совсем неплоха, сопровождалась фильмом о том, как передвигали храмы, когда случилось наводнение в долине, как их разбили на части и воздвигли искусственный холм, чтобы заново их собрать, и так далее. Сегодня мы осматриваем сами храмы, а затем предполагаем вернуться на лодку. – Она на мгновение прервалась. – А что, собственно, стряслось с Энди?
– Он оставил дневник в сейфе на «Белой цапле», но захватил с собой флакон. И кобру, наверное, тоже. И это его убьет.
– Почему это должно его убить? – Серина пошатнулась, так как в этот момент решительно настроенная итальянка толкнула ее в бок и направила свой фотоаппарат прямо ей в лицо, не обращая внимания на охранника, кричащего, что съемка со вспышкой запрещена.
– Это убьет его, потому что Кастэрс заклинал кобру убить Хассана! Это ее работа; она здесь, чтобы защищать флакон. Мы должны вернуть его, прежде чем мерзкое создание укусит Энди! Это не имеет никакого отношения к жрецам. Змею заговорили, чтобы она убила Хассана и любого мужчину, который дотронется до флакона! Именно мужчину, а не женщину. Вот почему и Чарли, и я, и вы были в безопасности.
Серина повела бровью.
– В таком случае, я бы оставила все как есть. – Она усмехнулась. – Ну ладно, я не то имела в виду. Конечно, для вас это серьезно. Итак, вы хотите, чтобы я помогла найти Энди и предупредить его?
Тоби кивнул. Он показал на часы.
– Будет лучше, если мы разделимся. Давайте встретимся через полчаса у главного входа, надеюсь, кому-нибудь из нас удастся его заметить.
– Он нам никогда не поверит, – сказала Серина. – Одному Богу известно, как убедить его признаться хотя бы в том, что он взял флакон с собой. Он не поверит, что ему угрожает опасность быть отравленным волшебной змеей, если он не вернет пузырек! – Серина продолжала недоуменно качать головой и после того, как они с Анной разошлись в разные стороны огромного пронаоса и стали двигаться в сторону темного прохода.
Толпа уже не была такой плотной, когда они прошли из огромного колонного зала в более маленькие помещения. Анна, вошедшая в первое из них, находившееся за правым рядом колонн, скользнула взглядом по кучке людей, рассматривающих барельефы. В темноте можно было различить лишь силуэты, но ни у кого не было роста и ширины плеч Энди. Она уже заглядывала в проход второго, меньшего помещения, как просто подпрыгнула от неожиданности, услышав чей-то голос совсем рядом.
– Анна, дорогая. Как вы здесь оказались? – Ей улыбался Бен. Его шляпа была на месте, старая парусиновая сумка – на плече, а глаза сияли. – Правда, необыкновенное место? Какой подвиг инженерного искусства! Подумать только, что все это разъединяли на части, передвигали, а затем собирали вновь, словно огромную конструкцию «лего». – Он умолк. – Что-то не так, дорогая?
– Бен, мне нужно разыскать Энди. Я не могу ничего рассматривать, пока не увижу его. Вы не знаете, где он?
Бен покачал головой.
– Честно говоря, я не видел его с прошлой ночи. Я его не заметил за завтраком. – Он закрыл справочник, заложив указательным пальцем нужную страницу. – Если я его увижу, сказать ему, что вы его ищете?
Анна усмехнулась.
– Это может побудить его двигаться в противоположном направлении. Вы можете привести его к входу? Мы встречаемся там через полчаса, прямо у входа. Это очень важно. Вопрос жизни и смерти!
Бен кивнул, но мысли его были далеко. Он уже снова открывал свой справочник.
– Я обязательно поищу его. Обещаю.
Следующий маленький зал, в который она заглянула, был пуст. Анна на мгновение задержалась в проходе, вглядываясь внутрь, сраженная внезапной тишиной. В Египте она видела очень немного места, где можно побыть наедине с собой, прочувствовать атмосферу, а в этом храме особенно остро ощущались шум и гам, что и неудивительно. После того как его заново отстроили на насыпи, возведенной после наводнения, от посетителей не было отбою. И вдруг, находясь в этой маленькой боковой комнате, она почувствовала внезапную дрожь. Стояла звенящая тишина. Возможно, здесь присутствовали древние боги или их посланники. Анна ощутила, что ее ладони совсем мокрые и что на мгновение тишина помещения настигла и укутала ее.
Вдруг сзади нее появилась группа людей. Громко и возбужденно говоря по-французски, они прошли мимо, и помещение, напоминающее пещеру, на считанные доли секунды залило резким белым светом запрещенной вспышки фотоаппарата. Раздался смех, за которым последовали восторженный обмен комментариями и хриплое хихиканье. Анна двинулась дальше.
Два раза в год луч солнца, попадая через вход и проходя вдоль каменных стен, освещал алтарь в самом сердце храма и высвечивал три из четырех статуй, охраняющих его. В соответствии с первоначальной планировкой храм был расположен таким образом, что из четырех статуй, олицетворяющих бога Птаха, бога-создателя, бога умерших, только одна, а именно статуя покровителя темноты, всегда оставалась в темноте, и на нее никогда не попадали лучи солнца.
«Птах был мужем Сехмет…»
Анна остановилась. Слова доносились от группы людей, стоящих в темноте у статуй.
Сехмет.
Анна почувствовала, как в животе у нее что-то сжалось от страха. Мог ли Хатсек прийти сюда? Узнал бы он храм, перестроенный и кишащий неверующими, спустя столько времени?
Как только эта мысль пришла ей в голову, Анна поняла, что мог бы, что с секунды на секунду, как будто услышав ее мысли, он здесь появится. Она отошла в угол, осматриваясь по сторонам.
– Энди! – Она даже не поняла, что выкрикнула его имя громко, пока кто-то из группы, стоявшей вокруг статуй, не обернулся и не посмотрел на нее.
Энди здесь не было. Выходившие посетители, все еще благоговейно осматриваясь по сторонам, были незнакомыми, один или двое взглянули на нее, проходя мимо. Два человека оставались в помещении и осматривали статуи. Воздух, окружавший их, на мгновение стал холодным.
Анна хотела повернуться, но ее словно приковали к месту. Становилось все темнее, и в необычной прохладе, окутавшей ее, она различила доносившиеся откуда-то издалека поющие голоса.
Статуи осветило с одной стороны. Анна поняла, что свет исходил от встроенной в углубление стены лампы. На переднем плане, казавшемся ей алтарем, она могла видеть темные очертания модели лодки.
А потом она увидела его, высокого, очень темного мужчину, с резкими чертами лица и с голыми мускулистыми руками. На нем не было ничего, кроме набедренной повязки и рыже-коричневой шкуры пустынного льва, наброшенной на плечи. На его ногах были золотые сандалии, а в руках что-то длинное, увенчанное вырезанным изображением львиной головы – строгой, злобно оскаливающейся.
Он смотрел вдаль, не замечая Анну. Песнопения звучали все громче, пришедшие откуда-то издалека и разносящиеся ветром по пустыне. Анна почувствовала необычный сладко-пряный аромат фимиама. Незнакомец стоял у статуи Птаха. Он поклонился, положив что-то перед нею, затем поклонился остальным статуям.
Холодея от ужаса, Анна осознала, что кто-то стоит в дверях позади нее. Фигура проследовала мимо и оказалась в центре зала. Она различила силуэты двух тихо беседующих людей. Казалось, две эпохи слились на мгновение в одном месте. Казалось, двое не замечают жреца, стоящего рядом с ними. Они казались прозрачными существами, выпавшими из времени. В этом странном реконструированном месте только жрец Сехмет выглядел реальным, способным с помощью священных ритуалов вызывать духи древних времен.
– С вами все в порядке? – Прикосновение к ее руке вернуло Анну в реальность. Это была женщина из их группы, ее муж вроде бы служил приходским священником, и у них было десять внуков, которые собрали деньги и отправили их в это первое в их жизни путешествие.
Анна слегка пошатнулась и схватилась рукой за голову, а женщина подошла ближе и обняла ее за плечи, поддерживая.
– Может, я помогу вам выйти на воздух, дорогая? – сказала она. – Здесь тесно, а еще этот странный запах.
– Запах? – Анна смущенно уставилась на женщину, все еще пошатываясь.
– Как внутри итальянского собора. Ладан. – Женщина улыбнулась. Ее звали Селия Грейшот. Анна внезапно вспомнила ее имя.
– Ладан? Но как здесь может пахнуть ладаном? – Вокруг статуи Птаха уже никого не было. Ничего не лежало у его ног.
Не было и жреца.
– Да, вряд ли. – Селия выглядела озадаченной. Она громко втянула воздух. – Вы правы. Запаха больше нет. Наверное, это были чьи-то духи. А может, мне показалось. – Она поежилась. – Это такое величественное, необычное место, не правда ли?
Анна постаралась улыбнуться.
– Я думаю, следует выйти наружу. Мне здесь несколько не по себе. – Она взглянула на часы, блеснувшие в темном свете на ее запястье. Время, когда она, Серина и Тоби должны были встретиться, уже прошло.
Серина сидела на скамейке снаружи. Она в ужасе вскочила, завидев Анну и ее спутницу.
– Анна, что случилось? Что-то не так?
Анна покачала головой.
– Я думаю, просто очень душно, и к тому же я не выспалась. Селия была так добра, что помогла мне. – Анна плюхнулась на скамейку. – Вы не видели Энди? А Тоби или Бена?
Серина покачала головой.
– Никого.
Селия, вежливо попрощавшись и помахав рукой, растворилась в толпе в поисках мужа.
– Я видела Хатсека! В храме. – Анна повернулась к Серине. – Он стоял возле статуи Птаха у алтаря. Кто-то сказал, что Птах был мужем Сехмет!
Серина на секунду задумалась.
– А вы не почувствовали, что теряете силы?
Анна пожала плечами.
– Наверное. Я чуть в обморок не упала; вот почему Селия помогла мне. Но это все от страха! Всепоглощающего, леденящего страха!
Серина снова кивнула.
– Пока я ждала вас здесь, я приняла решение, Анна. Хочу снова попробовать вызвать жрецов. Но уже на моих условиях. Думаю, смогу теперь сделать это, и я уверена, что так будет правильно. Если хотите, попробуем совершить ритуал сегодня вечером в Филе. Я обещаю, все будет нормально. – Она схватила Анну за руки. – Ну что, продолжим поиски Энди?
Анна устало закрыла глаза.
– Мы с Тоби проехали этой ночью почти сто пятьдесят миль, чтобы спасти Энди! Нам нужно его найти. Нужно. Может, его уже покусала змея?
– Вы уверены, что змея попытается убить его?
– Так заклинал Кастэрс: убить Хассана.
– И она его убила?
Анна пожала плечами.
– Я не знаю. Я еще не дочитала до этого места. Но не думаю.
– Вы взяли дневник с собой?
Анна кивнула.
– Я больше не расстанусь с ним!
– Может быть, посидим в тени, выпьем что-нибудь прохладного и хорошо подумаем? Может быть, Луиза нашла способ справиться с ситуацией. Вся эта паника может быть совершенно безосновательной.
Анна медленно кивнула.
– Звучит разумно.
– Конечно, Анна. В конце концов, если Энди еще не встретили Тоби, Бен или кто-то еще, то мы продолжим его поиски. Пошли. – Серина встала и протянула ей руку. – Давайте уйдем с солнцепека.


– Я спрятал это под доски. – Хассан показал Луизе отдельную панель у надстройки. – Видишь? Вот здесь. – Он оглянулся, чтобы удостовериться, что за ними никто не наблюдает, затем вытащил небольшой пакет и протянул ей. – Что нам с этим делать? – Рана на его голове почти затянулась.
Этим утром «Ибис» пришвартовался среди нескольких других судов, стоящих у берега напротив храма Абу-Симбел. В одном из них Луиза узнала «Скарабей» Кастэрса.
После того, как спасательная команда вернула Хассана на «Ибис», подобрав его в Картасси, возмущенная Луиза потребовала, чтобы кто-нибудь помог ей попасть на судно Кастэрса. Однако там она его уже не обнаружила. Его боцман лишь пожал плечами, когда она спросила его о хозяине.
– Он сказать уйти на три или четыре день. Не сказать куда. – Черное лицо нубийца выражало полнейшую растерянность. – Чем могу служить?
Луиза покачала головой.
– Спасибо, ничего не надо. Я уверена, что скоро его увижу.
Она велела боцману переправить ее на лодке к «Лотосу», на котором она увидела Дэвида Филдинга с двумя его дамами, расположившимися под солнцезащитными зонтами. Вениция хмуро приветствовала ее. Ни Дэвид, ни его жена даже не обернулись.
– Кэтрин отдыхает. Не думаю, что у нее есть силы общаться с посетителями, – холодно заявила Вениция.
Трудно было сохранить достоинство, находясь в маленькой лодочке, где требовалось задрать голову, чтобы видеть находящуюся на борту женщину.
– Тогда не буду ее беспокоить. Я хотела бы поговорить с вами или вашим братом. Вы не знаете, куда делся Роджер Кастэрс?
Вениция понимающе хмыкнула.
– Не имею представления. Я думала, это вы знаете обо всех его перемещениях.
– Наверное, вы уже в курсе, что он напал на моего драгомана, Хассана, и ранил его. – Луиза взглянула прямо в лицо женщины, ее слова эхом отражались от водной поверхности и наверняка долетали до Дэвида и его жены. – Если вы увидите Кастэрса, то дайте ему понять, чтобы он ни под каким предлогом не появлялся на «Ибисе». Я больше не желаю его видеть, и сэр Джон запретил ступать ему на борт судна. – Она холодно улыбнулась. – Я не сомневаюсь, вас порадуют эти новости, преград больше нет, но имейте в виду, Вениция, этот человек – сущий дьявол.
Пока Луиза двигалась обратно к «Ибису», женщина не сводила с нее глаз и наблюдала, как лодочник ударял веслами по воде. Когда Луиза взобралась на борт, Вениция все еще стояла у перил.
– Луиза! – Хассан, перевязанный и уже в значительной мере оправившийся, ждал на палубе. – Ты не должна была появляться там. – Он был очень зол.
Луиза пожала плечами.
– Ты думаешь, я оставлю все как есть? Он хотел убить тебя! Он опасный человек… – Она медленно покачала головой. – В любом случае, его там не было. И не будет еще несколько дней. Никто не знает, куда он исчез. – Она потянулась и взяла Хассана за руку. – Не стоит думать о нем. Его нет. Мы можем быть счастливы. – Она улыбнулась. – Мы, наверное, останемся здесь на некоторое время, чтобы я смогла нарисовать храм Солнца. Затем мы можем совершить еще несколько поездок, пока будем двигаться ко вторым водопадам. Надеюсь, мы больше никогда не увидим Кастэрса.
Хассан кивнул.
– Конечно, моя Луиза. Сделаем так, как ты захочешь.
Тогда-то он и показал ей, где прятал флакон. Теперь он смотрел на Луизу, держа пакетик в руках.
– Что нам с ним делать?
Луиза пожала плечами.
– Здесь нигде нет безопасного места? – Она забрала у него флакон. – Пока Кастэрса нет, я буду хранить его вместе с моими рисовальными принадлежностями. – Она вздохнула. – Такой бесценный подарок, моя любовь, и такой опасный. Я собираюсь хранить его до конца жизни. Он его никогда не получит.
– До конца жизни? – тихо переспросил Хассан и взглянул на нее. – Ты заберешь его с собой в Англию?
Луиза прикусила губу. Ей не хотелось думать о будущем, но она осознавала, что разлуки не избежать.
Хассан, казалось, сам не мог оценить важности тех слов, которые произносил.
– Скоро будет слишком жарко, чтобы оставаться в Верхнем Египте. Сэр Джон последует за остальными туристами и поплывет на север. Что ты будешь делать, когда вернешься в Каир и Александрию?
Луиза отвернулась. Она прошла до конца палубы, затем обратно.
– Я должна вернуться в Англию, Хассан. – Она была в растерянности. – К моим детям. Но как я могу покинуть тебя? Я не знаю, что делать! – Внезапно ее голос задрожал. – Я никого раньше так не любила! – Она закрыла глаза, чувствуя, насколько предательски звучат ее слова и насколько близко подступили слезы.
Сзади послышался шум, и внезапно в дверях салона показалась Августа. Луиза судорожно попыталась взять себя в руки, Хассан слегка отодвинулся от нее.
– Моя Луиза, ты не должна плакать, – пробормотал он. – Мы всегда будем в сердце друг друга, если на то есть Божья воля. Сегодня, во второй половине дня, я отведу тебя в храм Солнца. Прогуляемся по холмам, расположенным за ним. – Он грустно улыбнулся. – Мы будем счастливы, пока вместе. Я могу остаться с тобой на всем пути до Александрии, если ты этого хочешь и если сэр Джон разрешит. В следующем году ты снова приедешь в Египет, и твой Хассан будет тебя ждать.
Она смотрела вдаль, на реку и на пустыню.
– Inshallah! – прошептала она.
– Луиза, моя дорогая. Вы не должны находиться на солнцепеке! – Раздался голос Августы, подходившей к ней. В руках она держала отделанный бахромой солнцезащитный зонтик Луизы. Хассан отодвинулся, а Луиза судорожно вытирала следы слез.
– Я видела, как вы плавали к лодке Филдингов. Вы не сказали, что собираетесь навестить их. Я бы присоединилась к вам, если бы знала.
Луизе удалось изобразить усталую улыбку.
– Мне надо было оставить сообщение для лорда Кастэрса. Я не знала, что он уже уехал.
– Уехал? – Августа нахмурилась. – Но как он мог уехать? Куда он уехал?
– Я не знаю ответа ни на один из этих вопросов. Лодочник переправил меня к Филдингам, но Вениция сказала, что они ничего не знают.
Что-то в движении губ Анны заставило Августу поднять брови.
– Ей не нравится интерес к вам лорда Кастэрса. Похоже, она все еще имеет на него виды.
– На самом деле? Ради Бога, пусть.
– Вы все еще непоколебимы, дорогая? Им стоит заинтересоваться. Титул. Деньги. И такой симпатичный мужчина.
– И такой отвратительный.
Августа вздохнула. Она взглянула на рубку лодки, где за штурвалом, в тени паруса, сидел Хассан.
– Когда вы вернетесь в Англию, по-другому сможете взглянуть на вещи, моя дорогая, – ласково сказала она. – А время возвращаться очень скоро придет. Сэр Джон решил не идти дальше на юг. Жара становится невыносимой, и Дэвид Филдинг говорил нам, что намерен поступить точно так же. Он опасается следовать до Александрии, пока Кэтрин не поправится. Она тоже не может больше выносить жару. Что бы Роджер ни решил, наши две лодки будут двигаться вместе и максимально быстро. Мы поплывем на север уже сегодня днем.
Луиза проследовала за Августой в салон.
– Но мы с Хассаном отправимся сегодня на берег, чтобы зарисовать храм Рамсеса. – Она указала на четыре гигантские фигуры в скалах, наполовину занесенных песками.
Августа вздохнула.
– Моя дорогая, вы уже повидали столько храмов. Большинство людей и за всю жизнь столько не увидят, – твердо проговорила она. – Вы ведь можете зарисовать их и отсюда, если вам уж так нужны эти уродливые огромные истуканы. Вам не нужно выходить на берег.
– Но мне это необходимо! – Луиза начинала впадать в панику. Ее переполняло желание побыть с Хассаном наедине.
– Что такое? Что случилось? – Сэр Джон вошел в салон и огляделся по сторонам. – Что вам необходимо сделать, дорогая Луиза?
– Луиза хочет пойти к храму во второй половине дня, – ответила за нее Августа. – Я сказала, что это невозможно. Мы собираемся плыть обратно.
– Нет, нет. Мы должны осмотреть храм, прежде чем отправимся в путь. Это одно из чудес света, Августа, поэтому я пойду вместе с Луизой. Почему бы тебе тоже не присоединиться, моя дорогая?
Августу передернуло.
– Ни в коем случае. Я не собиралась посещать эти языческие места и сейчас не намереваюсь. Я останусь на «Ибисе».
– Ну и ладно, – кивнул сэр Джон. – Мы ненадолго. Я думаю, что, несмотря на горы песка вокруг, нам все же удастся пройти внутрь и осмотреть огромный зал с колоннами и святилище богов. Сделав это, мы сразу вернемся. И как только мы вступим на борт, можно отплывать. Я думаю, нам придется плыть на север довольно долго, даже если мы будем двигаться без остановок. Похоже, большую часть пути нам придется плыть против ветра, но, по крайней мере, течение в нашу сторону. – Он улыбнулся Луизе. – Дорогая, вы что-то слишком серьезны. Вам не нравится мой план?
Луиза покачала головой.
– Прошу прощения, – выпалила она. – Но я надеялась, что у меня будет время порисовать во второй половине дня, и даже не предполагала, что вы захотите пойти с нами.
Сэр Джон нахмурился.
– Вы ведь можете быстро набросать несколько эскизов, дорогая моя. Вы так делали и раньше. А потом на пароходе будет сколько угодно времени для рисования.
– Я знаю, Луиза, что Джон захочет вернуться ко мне как можно скорее, – проговорила Августа. Она подняла одну бровь. – Если вы захотите подольше остаться на берегу, думаю, это вполне возможно. Даже если «Ибис» тронется в путь, вы без особых трудностей сможете догнать нас. Маленькие фелюги при легком ветре, похоже, движутся гораздо быстрее больших судов. Вы вполне сможете провести несколько замечательных часов в обществе… – Августа запнулась, – в обществе музы и своих кистей.
Луиза с благодарностью взглянула на Августу, но та и не смотрела на нее. Она сидела в кресле возле открытой двери и энергично обмахивалась веером.
Час они ходили по храму и рассматривали резные детали, перебираясь для этого через горы песка, а затем Хассан повез сэра Джона обратно на «Ибис», оставив Луизу в одиночестве делать эскизы четырех громадных голов Рамсеса, выглядывающих из своих засыпанных песком облачений. Хассан вернулся один, с сумкой через плечо.
– Я получил разрешение сопровождать тебя, куда ты захочешь. А к сумеркам мы догоним корабль. Они вот-вот отплывут, но ветер сейчас дует против их хода. Мы легко их догоним. – Хассан улыбнулся и протянул ей руку. – Пойдем. Собирай свои художества. Я хочу отвести тебя к холмам, находящимся за храмом.
Вскоре река с пришвартованными к ее берегам судами исчезла из их поля зрения. Они остались совершенно одни в раскаленной от жары пустыне. Хассан улыбнулся.
– Я разговаривал с одним переводчиком, и он рассказал мне о потайном ходе, расположенном с дальней стороны храма. Этот ход ведет внутрь холма. Там мы сможем спрятаться от солнца и побыть наедине.
Луиза остановилась. Оба они тяжело дышали, и Луиза чувствовала, как ее кожа становится липкой под палящими лучами солнца.
– Возможно, в последний раз.
Хассан покачал головой.
– Нет, не в последний. На пароходе тебя ведь не будут держать взаперти. Когда все успокоится, мы с тобой сможем снова отправиться на экскурсию.
– Но на территории храмов у нас не будет возможности побыть наедине.
– Всегда есть возможность, моя Луиза. Всегда. Мы сами ее себе устроим. – Хассан улыбнулся и взял ее за руку. Они без труда нашли темный вход среди песчаных камней и остановились, вглядываясь внутрь.
– Похоже на Долину мертвых, – прошептала Луиза.
Песчаные холмы позади них были пусты, и только одинокий стервятник кружил высоко в небе. Хассан усмехнулся и протянул ей руку.
– Ну что, исследуем?
Они вошли в темноту. Хассан поставил на землю вещи и стал копаться в сумке в поисках свечи.
– Хочешь посмотреть, что там внутри?
Луиза тревожно нахмурилась и покачала головой.
– Нам ведь не обязательно идти дальше, правда? Давай останемся здесь, у входа, где светлее.
Хассан засмеялся.
– Только не говори мне, что моя Луиза боится темноты.
Она кивнула.
– Так и есть. Давай-ка расстелим коврик и присядем. Нас невозможно заметить, не подойдя к холму вплотную, да здесь и нет никого на мили вокруг.
Хассан пожал плечами и сделал, как она просила: разложил коврик и достал из сумки сок, воду и кожаные походные кружки. Затем он нахмурился.
– Что такое, моя Луиза?
– Сосуд для благовоний. Я не знаю, куда его спрятать. Даже твоя каюта на корабле – слишком открытое место, и я не смогу пройти к ней незамеченной.
Хассан вздрогнул.
– Он трижды проклят, моя Луиза. Ты не должна больше к нему прикасаться.
– Я знаю. – Маленький флакон был завернут в шелк и перевязан лентой. Луиза долго смотрела на сверток, лежащий на ладони Хассана. – Такая маленькая вещь, а столько бед может принести.
Позади них, в темноте, что-то шевельнулось, но ничего не было видно. Они оба глядели на маленький сверток.
– Это был твой подарок мне, – проговорила Луиза, качнув головой. – В самом начале.
Хассан кивнул.
– Я полюбил тебя, моя Луиза, как только увидел. Но ты ведь – английская леди, а я – всего лишь ничтожный гид.
– Не ничтожный, Хассан. Почему ничтожный?
Хассан пожал плечами:
– Именно так вы относитесь к нам, моя Луиза. – Он усмехнулся. – И возможно, если быть честным, то имение так и мы относимся к вам. Inshallah!
В пещере было очень темно. Проход перед ними вскоре терялся из виду, уходя в глубь холма.
– Что бы там ни думали наши народы, ты был моим другом, а теперь ты стал моей любовью. – Она придвинулась к нему, и губы их соприкоснулись. Медленно они опустились на коврик. Впиваясь глазами друг в друга, они не замечали волнообразное движение на каменистом песчаном полу пещеры, не слышали слабый шелест змеиной чешуи.
Змея была молодой, всего около четырех футов длиной, и могла развивать огромную скорость. Не обращая внимания на Луизу, змея приближалась к мужчине, который все еще держал в руке сосуд для благовоний.
Почувствовав внезапную мучительную боль от ядовитого укуса, Хассан вскочил на ноги и обернулся. Флакон взлетел в воздух и покатился к краю ковра. Мгновение Хассан смотрел на рану на своей руке, а потом испустил ужасный крик. Лицо его исказилось от боли и горя, когда он взглянул на Луизу.
– Хассан! – Луиза видела змею только долю секунды. Та тут же скользнула между камнями и скрылась из виду. – Хассан! Чем я могу помочь? – Она прильнула к нему. – Скорее скажи, чем я могу помочь?
Лицо его посерело. На коже выступил липкий пот. Он смотрел на Луизу очень сосредоточенно, глаза в глаза, с трудом переводя дыхание.
– Луиза! Моя Луиза! – Он говорил невнятно, поскольку мускулы вокруг его рта затвердели. Хассан тяжело опустился на колени и согнулся вдвое. Вокруг рта кожа его становилась синей. Он повалился боком на пол пещеры.
– Хассан! – Она наклонилась над ним, все еще не веря в случившееся. – Хассан, говори же! – Она коснулась его плеча, стараясь не дышать. – Хассан, любовь моя. Поговори со мной… – Ее голос провалился в тишину. Она опустилась рядом с ним на колени.
Он упал на коврик и задыхался, будучи не в состоянии пошевелиться. Постепенно паралич все сильнее сковывал его тело, а потускневшие глаза продолжали смотреть на Луизу, пока сердце его не остановилось, прервав мучительное дыхание.
– Хассан! – еле слышно вскрикнула Луиза, и ее слабый крик лишь слегка поколебал полумрак пещеры.
Луиза не знала, как долго она просидела рядом с телом Хассана, Солнце уже перестало освещать вход в пещеру, но жара еще не спала, Луиза плакала какое-то время, затем сидела, уставившись в пустоту. Она не боялась, что змея вернется. Служанка богов, она выполнила свою работу и растворилась в том мире, откуда явилась.
Наконец Луиза пошевелилась. Она наклонилась и поцеловала искаженное от предсмертной боли лицо и ранку, которая уже почернела и загноилась. Затем она накрыла лицо Хассана ковриком и прошептала молитву. С трудом поднявшись на ноги, она постояла немного, оглушенная горем, затем повернулась и, пошатываясь, вышла под безжалостно палящее солнце. Луиза едва помнила, как она шла назад, через холмы, ко входу в главный храм; как она, вся в слезах, обратилась к попавшимся ей навстречу людям и как высокий переводчик в синем взялся помочь. Он отправил нескольких человек за телом Хассана и вызвал лодку, чтобы отвезти Луизу на «Ибис». Еще он собрал женщин из соседней деревни, и они плакали и причитали над телом незнакомого им человека. Луизе не дали посмотреть на Хассана, не дали присутствовать на похоронах, которые должны были состояться еще до темноты, не сказали даже, где будет его могила.
Луиза смутно чувствовала, как ее обнимают руки Августы, как Джейн Трис помогает ей снять испачканное платье и как ее укладывают в затемненной каюте. Она слышала, как поскрипывает судно, как мягко плещется вода. А потом, выпив принесенную Августой настойку опиума, Луиза наконец уснула.


Анна смотрела на Серину. У обеих женщин в глазах стояли слезы.
– Луиза так его любила! – Анна прижала дневник к груди.
– Как вы думаете, Форрестеры знали, что Луиза и Хасан любят друг друга? – Серина взяла баночку с соком, но тут же поставила ее обратно, даже не открыв.
Анна пожала плечами.
– Мне кажется, Августа обо всем догадывалась. А сэр Джон вряд ли мог представить, что такое вообще возможно. Если бы они не ушли тогда вдвоем! Если бы Луиза рисовала храм, плывя на судне!
Они сидели какое-то время, погруженные в свои мысли, затем Серина повернулась к Анне.
– По-моему, нам стоит продолжить поиски Энди, правда?
Анна кивнула. Затем она резко тряхнула головой.
– Как бы я хотела, чтобы все это оказалось всего лишь легендой! – выкрикнула она. – Выдумкой. Но только не реальными событиями!
– Это реальные события. И Хассан умер где-то недалеко отсюда. – Серина кивнула в сторону переливающихся под солнцем вод озера. – Все те невысокие холмы вокруг храма теперь покоятся под водами искусственного моря. Могила Хассана, где бы она ни находилась, теперь исчезла.
На мгновение женщин накрыла чья-то тень, и они взглянули наверх. Тоби и Омар смотрели на них.
– С тобой все в порядке? – Тоби осторожно дотронулся до плеча Анны. Он заметил слезы в ее глазах.
– Мы только что прочитали про гибель Хассана, – ответила за Анну Серина.
Тоби вздохнул.
– Да, эта тварь убила Хассана. Бедный Хассан! Я рассказал Омару, почему нам необходимо отыскать Энди. – Тоби бросил быстрый взгляд на Омара. – И он готов помочь нам в этой истории, несмотря на то, что сам в нее ничуть не верит. Правда, Омар?
Омар кивнул.
– Как только ты поверишь в то, что существует проклятие, оно и вправду начинает действовать. Я уже сказал Тоби, что, скорее всего, Энди решил осмотреть храм с обратной стороны и узнать, как же возводился искусственный холм. Все это очень интересно. Хотите, я вам покажу?
Они пошли за Омаром обратно, к величественным статуям храма, около которого толпы народа были густы, как и всегда. За храмом небольшой вход вел прямо к скале. Омар указал в ту сторону.
– Вот там вы, скорее всего, и найдете Энди. А я поищу его в других местах, на случай, если он изменил свои намерения и отправился еще куда-нибудь, и вскоре догоню вас. – Он поклонился и растворился в толпе.
– По-моему, он не верит в то, что есть какая-то опасность, – сказала Анна, ведя Тоби к входу.
Тоби кивнул.
– Конечно, не верит. Он думает, что мы все сошли с ума. Он говорит, что здесь не водятся змеи. Змеи вообще тихие создания, и они никогда не появятся в таких людных местах, как это. Но Омар – хороший гид. Он готов простить нам наши слабости. И он совсем не хочет, чтобы кто-то из нас попал в неприятности, а поэтому сделает все, что сможет, и это для нас главное.
С яркого солнца они нырнули в полумрак и оказались посреди огромного пустого пространства под искусственным холмом, который был создан для перенесенного сюда храма. Анна ошеломленно рассматривала огромный купол над их головами, настолько пораженная совмещением в одном месте современных космических технологий и тысячелетней древности храма, что только и могла, что стоять и смотреть.
Они поднимались по лестнице, и их глаза после яркого солнца с трудом привыкали к тусклому освещению пещеры. И здесь тоже были толпы народа, указатели, палатки с прохладительными напитками, а от места, где кончалась лестница, отходила широченная дорога.
– Здесь мы не найдем его. – Анна со злостью оглядывалась вокруг. – Я вижу лица, но их слишком много.
– Мы найдем его, – решительно отозвалась Серина. – Я вам обещаю.
Тоби тем временем всматривался в людей, наводнивших смотровые площадки.
– Знаете, мне кажется, его здесь нет. – Он покачал головой. – Возможно, он уже выбрался отсюда. Омар сказал, что все они должны в любом случае встретиться примерно через час, чтобы сесть в автобус.
– Это случится здесь. В Абу-Симбеле. Я знаю, это случится, – внезапно проговорила Анна, как одержимая. – Мы должны найти его. – Она развернулась и стала пробивать себе дорогу назад, к выходу. – Мы должны найти его! Должны! Энди! – Крик ее потонул в громадных пространствах зала.
– Пускай уходит! – Тоби обратился к Серине. – Мне кажется, здесь его нет, но лучше бы нам проверить потщательнее.
Однако Серина уже пробиралась вслед за Анной. Тоби постоял немного на месте, нахмурившись, а затем снова принялся рассматривать лица в окружающей его толпе.
Анна проталкивалась к выходу, все тревожнее озираясь вокруг. Она никак не могла избавиться от видения лежащего на земле Хассана, который умер в муках от капли яда; от образа кобры – если это была кобра, – неслышно приближавшейся к любовникам, пока они целовались в полумраке пещеры; от отчаяния и горя Луизы, покидавшей тело любимого, которого она никогда уже не увидит.
Как ни злилась Анна на Энди, но такой участи она ему не желала. Этот гнев вызывал в ней чувство вины. Если с Энди что-то случится, то это произойдет потому, что у него ее флакон; если бы она не взяла флакон с собой, если бы она не рассказала о нем, если бы она не показала ему дневник, не дала прочитать отрывки; в общем, если бы она не увлекла его всем этим, то он не оказался бы сейчас в таком положении.
Плохо видя что-либо вокруг, Анна пошла к месту, где еще не была, – небольшому храму, построенному Рамсесом для его жены Нефертари. Здесь людей было гораздо меньше, чем в храме Солнца.
Вход в небольшой храм был украшен фризом. Фризом с кобрами. Анна застыла с комком в горле, уставившись на них. Какой-то миг она собиралась с духом, а затем нырнула в темноту, скрывающуюся за квадратным входом.
Когда глаза Анны привыкли к тусклому освещению, первым, кого она увидела, был Энди, осматривающий одну из ближайших колонн пронаоса. Анна уставилась на него, не веря своим глазам, потом нерешительно шагнула вперед и дотронулась до его руки. Серина, шедшая за ней, остановилась и стала наблюдать.
– Энди?
Он подпрыгнул на месте.
– Анна! Что вы здесь делаете? Вас же не было в автобусе?
Анна качнула головой.
– Я чувствовала себя нехорошо и приехала позже на такси, вместе с Тоби. – Вдруг она поняла, что не знает, о чем говорить. Она беспомощно оглянулась на Серину, стоявшую за ней. – Мне нужен флакон для благовоний, Энди, – выдохнула она наконец. – Вы должны вернуть его мне. Прямо сейчас.
Энди слегка наклонил голову.
– Какой флакон?
– Энди, ради Бога, не притворяйтесь. – Анна схватила его за руку.
Энди пожал плечами. Лицо его было непроницаемым.
– Я спрятал его в надежном месте. На корабле. Вы ведь не думаете, что я ношу его с собой?
Анна почувствовала невероятное облегчение.
– А где именно на корабле вы оставили его?
– Я поручил Омару спрятать его понадежнее.
Анна покачала головой.
– Но в корабельном сейфе его нет. Я смотрела.
Глаза Энди сузились, рот напрягся.
– В самом деле? Значит, вы остались, чтобы шпионить?
– Энди, я должна была… – Анна не могла поверить, что она еще и оправдывается перед ним. – Вы взяли две вещи, принадлежащие мне. Взяли, не имея на них никаких прав. – Взгляд ее стал решительным. – Я нашла дневник. – Она сделала паузу.
Лицо Энди не дрогнуло.
– Он был в сейфе, в конверте с вашим именем. Но флакона там не было, и я хочу, чтобы вы мне его вернули.
– Хорошо. Я не оставлял его в сейфе.
– Где же вы его оставили?
– В другом месте. В моей каюте. И с ним все в полном порядке.
– В вашей каюте флакона нет. Там я тоже смотрела.
Лицо Энди потемнело.
– Вы не имели права.
– Это вы не имели права воровать мои вещи. – Анна шагнула вперед и с удивлением заметила, что Энди на шаг отступил от нее, как бы обороняясь. – А они были украдены, Энди. – Анна воспользовалась своим преимуществом. – Я спрашивала, у вас ли мой дневник, и вы ответили, что нет. А он стоит огромных денег, вы же сами мне это говорили.
– Подождите минутку! – прервал Анну Энди. – Я взял дневник, чтобы убедиться, что он в сохранности. Я не собирался держать его у себя. Не разбрасывайтесь обвинениями. – На скулах его выступили красные пятна.
– В таком случае, скажите, что вы сделали с флаконом, и перестаньте сваливать вину на Тоби. – Анна чувствовала, что и ней, как и в Энди, закипает злость.
– А, Тоби! Герой автомобильных переездов через пустыню! – Энди скрестил руки на груди. – Ну, насчет него я был прав!
На мгновение воцарилась тишина. Группа итальянских туристов прошла мимо них и растворилась в глубинах храма. Поток оживленной речи и взрывов хохота, сопутствовавший их проходу, переместился к дальней колонне.
– То, что Тоби совершил, уже в прошлом. Он расплатился за это сполна.
– Да уж, расплатился. Это он вам так сказал, да, Анна? – Энди бросил взгляд на Серину. – Похоже, он так и не научился извлекать уроки из своего прошлого. Пока вас не было там, в автобусе, я подсел к одному парню по имени Дональд Дентон. Он – бывший врач, живет рядом с Тоби. Он помнит эту историю от начала до конца. Тоби убил мужчину, обвинив его на суде в изнасиловании его, Тоби, жены. Но на самом деле жена Тоби и этот тип были любовниками, и жена даже собиралась с ним сбежать! Так вот Тоби убил и жену тоже. – Лицо Энди смягчилось. – Извините, Анна. Я понимаю, вам очень неприятно…
– Это неправда! Она покончила жизнь самоубийством.
– Это он вам сказал?
– Он мне все рассказал, все.
– А вы, разумеется, поверили ему. – Энди вздохнул. – В таком случае, не думаю, что мне удастся переубедить вас.
Он сунул руки в карманы и стал рассматривать громадную статую богини Хатор с головой коровы, нависающую над ним.
– Он ведь вам нравится, правда? – Он снова взглянул на Серину. – И тебе, наверное, тоже? Никогда я не понимал женщин! – Энди усмехнулся. Он успел успокоиться, довольный, что дневник и флакон на время позабыты.
– Почему бы вам не поговорить с самим Тоби? Он где-то здесь. – Анна протянула руку в сторону двери. – Я бы хотела услышать, что он ответит на ваши обвинения.
– Ну уж нет! Не надо устраивать нам еще один тренировочный бой, дорогая. – Энди внезапно посмотрел на часы, – В любом случае, до отправления автобуса осталось не так много времени. Полагаю, нам пора двинуться в этом направлении. – И он большими шагами пошел мимо Анны к выходу.
Анна взглянула на Серину.
– Не думаю, что флакон сейчас у него. По крайней мере, Энди в безопасности. Серина кивнула.
– Значит, с Энди придется побороться в другой день, – кратко бросила она. – И не с одним противником.
Анна пожала плечами.
– Я ему не верю. Насчет Тоби.
– Он законченный лгун от рождения. – Серина схватила руку Анны. – Пойдемте. Возвращайтесь с нами в автобус.
Анна колебалась.
– Мы ведь приехали на машине. Тоби сказал, что водитель будет ждать.
Серина поморщилась.
– Да он богач, этот Тоби!
– Не думаю. – Анна покраснела. – Он старается для меня. Вы видели, как он заботится обо мне.
Женщины быстро вышли из храма и огляделись вокруг. Энди уже не было видно.
Невдалеке стоял Омар в окружении небольшой толпы. Омар увидел выходящих женщин и махнул рукой, подзывая их:
– А теперь нам пора отправляться. Автобус ждет. – Он улыбнулся Анне. – Я видел Энди. Он сказал, что вы нашли его.
– Да, нашли, – подтвердила Анна.
– Никакой змеи не было?
Она покачала головой.
– Вот и отлично! – Омар еще шире улыбнулся. – А теперь мы собираемся все вместе и идем к автобусу.
Анна оглядывалась вокруг.
– Серина, а куда делся Тоби?
– Он остался внутри холма, когда мы отправились к храму Нефертари. – Серина слегка поморщилась. – Не сомневаюсь, что он найдет нас.
– Не знаю, что делать. Он ждет, что я поеду вместе с ним. Мне нужно найти эту машину.
– Ну, это будет несложно. Скорее всего, она находится на стоянке, рядом с автобусом. – Серина вздохнула. – Ладно. Найдем машину, и тогда вы все решите. Мне ведь тоже нравится Тоби. Ему я доверяю, а Энди ни за что не поверю. Но все же будьте осторожны, Анна. В действительности мы знаем о нем не более того, что и о каждом из остальных попутчиков.
Какое-то время женщины смотрели друг на друга, потом Анна усмехнулась и, беспомощно пожав плечами, пошла вслед за Омаром.
Энди встретил их на стоянке машин. Он широко улыбался.
– Никогда не угадаете, что здесь произошло!
Анна нахмурилась. Энди смотрел на нее, злорадно торжествуя. Сердце ее вдруг забилось без причины.
– Ну и что же произошло?
– Ваш дружок, Тоби. Приехала полиция и увезла его. И ваша машина тоже уехала. Боюсь, вам придется продолжить путь в автобусе. – Энди слегка поклонился.
– Тоби арестовали! – проговорила Анна и уставилась на Энди. – Вы лжете!
– Если бы! Но я не лгу. – Он остановился, и лицо его стало серьезным. – Дорогая, я вижу, вы шокированы. Он одурачил вас, правда? Он всех нас одурачил. Это его рисование было только прикрытием для чего-то другого. Оно придавало ему вид порядочного человека.
– Но в чем его подозревают? Я не понимаю. Он не оставил мне никакой записки?
Энди пожал плечами.
– Уверен, что уже скоро мы обо всем узнаем.
Серина тронула Анну за руку.
– Пойдемте в автобус, – мягко позвала она. – Здесь вам делать нечего.
Энди внимательно изучал лицо Анны.
– Не думайте о нем больше, Анна. Благодарите судьбу, что вы вышли невредимой из его сетей. – Энди поднял руку, приветствуя Джо, который поднимался в автобус. Омар стоял у дверей и пересчитывал пассажиров.
Анна села сзади вместе с Сериной, такая несчастная и ошеломленная, что не могла говорить. Двери закрылись, и автобус покинул стоянку, выехав на пыльную дорогу. Через несколько минут они уже потеряли из виду запущенный, грязный городок Абу-Симбел и въехали в пустыню. Кондиционер и шторы на окнах позволили им на время забыть про палящий зной, и так они ехали под тихое, монотонное пение египетского певца, раздающееся из автобусных колонок.
По пути они дважды останавливались. Первый раз, чтобы полюбоваться особенно эффектным миражем. У всех, кроме Анны, были с собой фотоаппараты, и они снимали мираж, задыхаясь в раскаленном полуденном воздухе. Второй раз они задержались, чтобы посмотреть, как везут верблюдов. Анна осталась в салоне, наблюдая за бедными животными, которых загнали в грузовики и бьют по коленям, привязав толстыми веревками. Она уныло размышляла, расплатятся ли когда-нибудь эти несколько молодых конвоиров, сопровождающих колонну верхом на тех же верблюдах, за безмерное отчаяние в глазах гордых животных, переправляемых на мясные рынки Асуана.
– Ну как вы, в порядке? – Серина вернулась в автобус и наклонилась к Анне. Анна кивнула.
– Я подумала, что мне уже хватит Египта. В качестве отпуска, в котором я могла бы развлечься и восстановить чувство собственного достоинства и безопасности, эта поездка провалилась полностью.
Серина села на свое место и уставилась в потолок.
– У Тоби были серьезные намерения в отношении вас, правда?
– Да.
– Я так сожалею. А Энди – подонок. Готова поспорить, что он не сказал ни слова правды. Я собираюсь проверить все, что он наговорил вам.
В глазах Анны, скрытых темными очками, стояли слезы.
– Я ничегошеньки не понимаю. – Она глубоко вздохнула. – Но мы должны хоть как-то помочь ему.
Это было похоже на возвращение домой. Вся компания после двухдневного перерыва снова оказалась на пароходе. Так приятно было душистыми полотенцами стирать с себя пыль и жар пустыни, освежаясь лимонадом.
Анна неторопливо потягивала напиток в запруженном народом салоне, собираясь пойти к себе в каюту, как вдруг прямо перед собой увидела Энди. Он подошел и мягко положил руки ей на плечи.
– Анна, я очень, очень извиняюсь. Было крайне жестоко с моей стороны вываливать на вас сразу все новости. И пожалуйста, простите меня за то, что я взял ваш дневник. Я совсем не хотел, чтобы вы волновались. Невероятно, как мне такое пришло в голову. Давайте, вы освежитесь, и мы встретимся в баре, выпьем что-нибудь. Прошу вас. – Взгляд его был добрым и искренним.
– Энди, я так устала. Я очень хочу отдохнуть…
– Конечно, вы отдохнете. После обеда. У нас сегодня поздний обед. А потом мы как раз и должны будем хорошенько отдохнуть, чтобы, как стемнеет, быть в силах поехать на остров Филе смотреть световое представление. Пожалуйста, Анна. Я хочу, чтобы мы остались друзьями. – Энди замолчал, вопросительно посмотрев на подошедшего Омара.
– Ваша сумка, Энди. Вы забыли ее в автобусе. – Омар похлопал его по спине. – Хорошо, водитель ее заметил. – Он передал сумку Энди и пошел искать хозяев других забытых вещей.
Энди автоматически повесил сумку на плечо.
– Так я жду вас в баре через полчаса, Анна. Приходите, пожалуйста.
Анна уставилась на сумку. Боковой карман оттопырился, когда Энди поднимал ее, и Анне бросился в глаза ярко-красный цвет шелковой материи. Со стуком поставив стакан на стойку, она подошла к Энди и, схватив сумку за широкий ремень, потянула ее к себе.
– Странно, этот шарф очень похож на мой. – Энди не успел и пошевельнуться, как Анна уже вытащила маленький сверток из кармана сумки, развернула его и достала свой флакон. – Так вы все время носили его с собой? – зашипела она на Энди. – Возили флакон в автобусе! Неужели вы не понимаете, к чему это могло привести? Зачем вы лгали мне, Энди?! – Анна трясла флаконом перед его носом. – Почему мужчины всегда лгут?




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Шепот в песках - Эрскин Барбара

Разделы:


Пролог123456789101112131415

Ваши комментарии
к роману Шепот в песках - Эрскин Барбара


Комментарии к роману "Шепот в песках - Эрскин Барбара" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100