Читать онлайн Шепот в песках, автора - Эрскин Барбара, Раздел - 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шепот в песках - Эрскин Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.09 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шепот в песках - Эрскин Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шепот в песках - Эрскин Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эрскин Барбара

Шепот в песках

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

11

Славьтесь, о божества, вы, божественные властители
всего сущего; славьтесь, все, кто здравствует ныне
и кто жил всегда; славьтесь, вы,
кто неподвластен вечности…
Молю вас, о боги: укажите мне путь
и да отпустите меня с миром.
Детям становится все хуже. Силы их иссякают, уносимые ветром пустыни. Им уже совсем не хочется искать в песках сокровища давно разграбленных гробниц. Их мать смотрит на них и прячет свою печаль глубоко в своем сердце.


Про маленькую стеклянную бутылочку забыли – в темном углу бедной лачуги она не отражает света. Ее хранители бесплотны, они существа вне времени и пространства, у них нет больше гробницы, у них нет больше имен.


Младший брат умирает первым, душа покинула его. Тело его хоронят в пустыне, могила его окроплена слезами. Затем наступает черед его брата. Он мечется в лихорадке на своем ложе, он видит, как жрецы склонились над ним, он чувствует, как они высасывают из него последние жизненные силы, он знает, что именно он привел их в свой дом. Он пытается шепотом предупредить родных об опасности, но слова его не вылетают наружу, его уста закрывают сухие губы смерти.


Скоро и его мать почувствует полуночный поцелуй служителей богов, и она тоже отдаст им свою жизнь, чтобы даровать им вечность. Она оставит своего мужа скорбеть в опустевшей лачуге. Он же скоро соберет свои пожитки и уйдет в пески, навсегда покидая проклятое место. Он не заметит маленькую стеклянную бутылочку в глубине полки, и она останется стоять там.


Телефон, стоявший у изголовья кровати, зазвонил в половине четвертого утра. Анна резко вскочила, не понимая, где она находится. Она была еще во власти приснившегося ей сна. Наконец сон прошел, и она окончательно проснулась. Ночью ей приснился жрец, но сейчас она не помнила даже звука его шагов, шуршания его льняного балахона. Она никак не могла собраться с мыслями, непонимающе глядя по сторонам. Наконец, она вспомнила. Ну, конечно! Они ведь сегодня должны ехать на экскурсию в Абу-Симбел. Им предстоит проделать по пустыне путь длиною в 280 километров к югу от Асуана. После того как ее разбудил телефонный звонок, в дверь постучали. Ей принесли кофе.
Анна быстро натянула на себя джинсы, надела тенниску, а поверх нее – свитер: ранним утром было достаточно прохладно. Анна отправилась искать Омара. Когда она объяснила ему, что раздумала ехать на экскурсию и останется на пароходе, он всего лишь пожал плечами. Inshallah! Мол, не хотите – как хотите. Он сказал, что предупредит Ибрагима и распорядится, чтобы ей готовили еду. Счастливо оставаться!
Энди стоял у стойки портье, где сбивались в маленькие группы сонные пассажиры, уже готовые оправиться на берег. Он бросил на Анну злой взгляд и отвернулся. Так-так. Это хорошо, что он ее видел. Он будет думать, что она села в автобус вместе с остальными. Когда обнаружится, что в автобусе ее нет, он уже не сможет изменить свое решение и сказать, что передумал ехать. Найдя Серину, которая с усталым видом подняла знакомую уже дорожную сумку, Анна шепнула ей на уxo о своем решении остаться. Серина кивнула. Стало ли Анне от этого хотя бы чуточку легче? Она не видела Тоби, но он мог затеряться среди других пассажиров. Все еще сонные, туристы спускались по сходням на стоявший рядом катер, который отвезет их на берег. На катере они разбредутся кто куда по пустынным помещениям и будут недовольно морщиться от неуспевшего выветриться запаха сигаретного дыма и пива. Все будут не в настроении, пока окончательно не проснутся.
На берегу их поджидал шарабан, который отвезет их к месту сбора, где каждое утро выстраивается целая колонна автобусов и такси. Здесь они пересядут в комфортабельные автобусы и отправятся в дальний путь на юг через пустыню в сопровождении эскорта, потому что в некоторых местах пустыня была военной зоной.


Все уехали. Анна какое-то время стояла, вслушиваясь в тишину. Теперь ее начали терзать сомнения: правильно ли она поступила, оставшись одна на пароходе? Но уже поздно что-либо менять. Она пожала плечами и пошла к себе в каюту.
У двери каюты она остановилась в нерешительности, заранее боясь того, что может увидеть там. Она сделала глубокий вдох, крепко схватилась рукой за золотой медальон, висевший у нее на шее, и сильным толчком открыла дверь, Каюта была пуста.
Прямо в одежде она легла на кровать и уснула. Проснувшись, опять сразу не могла понять, где она. Она чувствовала, что на пароходе что-то изменилось. Потом поняла, что именно. Она физически ощущала окружавшую ее пустоту, опустевшие каюты, отсутствие шума и доносящихся отовсюду голосов. Омар ей говорил, что на судне останутся всего два или три человека из команды. Остальные члены экипажа воспользуются случаем и на два для отправятся на берег, но к возвращению туристов из Луксора они будут уже на месте, Насколько Анне было известно, она была единственным пассажиром, решившим пропустить путешествие в Абу-Симбел.
Она медленно поднялась с кровати, еще не решив для себя, с какого места начнет поиски дневника. Но было совер шенно очевидным, что таким местом должна стать каюта Энди. Может быть, прошлый раз она что-то пропустила, не заметила, где можно спрятать дневник. А если тогда дневника не было, то вполне возможно, что он находится там сейчас.
Чтобы попасть в каюту, ей понадобится ключ. Как она и ожидала, на пароходе не было ни души. Ей не составило никакого труда подойти к стойке портье, нырнуть под загородку и снять с крючка ключ от каюты Энди. Сунув ключ в карман, она отправилась наведаться в каюту Энди во второй раз.
Подойдя к двери каюты, Анна внезапно остановилась. Предположим, что она ошиблась. Допустим, что по какой-то причине Энди передумал ехать, как это сделала она, вернулся на судно и теперь сидит в своей каюте. Она закрыла глаза и глубоко вздохнула, чтобы успокоиться. Потом тихо сунула ключ в замочную скважину и открыла дверь.
На сей раз в комнате было относительно прибрано. Вероятно, Энди с Беном решили, что ночью собирать вещи станет легче, если в каюте будет хотя бы видимость порядка.
Закрыв за собой дверь на задвижку, чтобы ей никто не помешал, как это случилось в прошлый раз, Анна целенаправленно обыскала все места, где можно хоть что-нибудь спрятать, проверила и перепроверила буквально каждый квадратный дюйм каюты и, наконец, сдалась. Дневника нигде не было.
Она стояла посередине каюты, в очередной раз пытаясь угадать, где может находиться укромное место. Ее охватило чувство безнадежности. Нигде не было и намека ни на дневник, ни на флакон для благовоний. Ничего не оставалось, кроме как уйти из каюты. Перед тем как закрыть на ключ дверь, Анна позаботилась о том, чтобы скрыть следы проведенного ею обыска. Она вернулась к стойке портье и повесила ключ на место. Потом поднялась по лестнице на верхнюю палубу. Она глубоко задумалась. Ей и в голову не пришло, что Энди мог забрать дневник и флакон с собой. Оставалось надеяться только на то, что эти вещи спрятаны на пароходе где-нибудь в другом месте. Анна открыла дверь в гостиную. За стойкой бара стоял Ибрагим и протирал бокалы. Он широко ей улыбнулся и сказал:
– Misr il khir. Доброе утро, мадемуазель.
Анна заметила, что он смотрит на нее очень внимательно, и подумала, что он, вероятно, хочет убедиться в том, что она постоянно носит амулет. Ибрагим удовлетворенно кивнул, и было видно – он рад, что заметил амулет на золотой цепочке у нее на шее.
– Доброе утро, Ибрагим. Похоже, что на некоторое время я осталась одна на пароходе.
Он отрицательно покачал головой.
– Омар сказал, что нужно готовить еду для трех человек, мадемуазель.
– Для трех человек? – Она нахмурилась. – А ты не знаешь, кто эти люди, кроме меня?
Он пожал плечами.
– Они пока еще спят. Я сейчас приготовлю для вас обед и оставлю его в столовой в духовке. Суп. Рис. Поджарю вам цыпленка с бананами. Вы любите?
Она улыбнулась.
– Звучит очень аппетитно. А я и не знала, что ты умеешь готовить.
– У нас есть настоящий кок, он нубиец, поехал проведать свою мать в Сехеле. Но Ибрагим тоже замечательный повар. Inshallah! – Он громко рассмеялся. – Хотите чего-нибудь выпить?
Она заказала пиво и пошла на палубу. Солнце уже припекало. Палуба была выдраена до блеска, и по ней то тут, то там скакали солнечные зайчики. Анна с интересом наблюдала за маневрами огромного лайнера, который медленно подходил к берегу. На нем было огромное количество людей, одетых в яркие рубашки и шорты и весело махавших руками пассажирам проплывающих мимо судов. Стало еще жарче. На противоположном берегу холм, на котором помещалась овальная часовня Фатимидов,
l:href="#n_12" type="note">[12]
казался миражем из-за жаркого марева, стоявшего над водой. На воде царил полный штиль, на все парусных судах по реке в пределах видимости опали паруса, теперь они покачивались на одном месте. Анна заметила, ка под ярким солнцем блестят листья комнатных растений, стоявших в горшках неподалеку от гостиной. Рано утром цветы обильно полили, но сейчас земля в цветочных горшках уже высохла.
Становилось невыносимо жарко. Оставаться на верхней палубе было просто невозможно. Анна спустилась на нижнюю палубу. Там на столике под тентом ее ждал бокал пива, принесенный Ибрагимом. Пока Ибрагим был занят приготовлением обеда, у нее есть возможность бегло осмотреть салон. Не исключено, думала она, что Энди мог спрятать дневник там. Она вздохнула. А ведь существует вероятность того, что Энди здесь ни при чем. Дневник мог взять кто-то другой, и тогда она его больше никогда не увидит.
– Анна!
Голос, раздавшийся у нее за спиной, несказанно удивил ее. Она оглянулась. Тоби стоял в тени, под мышкой он держал альбом для эскизов.
Испытывая чувство неловкости, они с удивлением смотрели друг на друга, и Тоби наконец сказал:
– Я думал, что вы уехали в Абу-Симбел вместе с Сериной.
– Я не могла никуда уехать, не узнав, что случилось с дневником. – Анна, прищурившись от солнца, смотрела на Гоби. – Вы в порядке? Я очень волновалась по поводу того, что произошло в каюте у Энди.
Он пожал плечами.
– Я пошел на палубу немного остыть. Иначе я бы просто убил этого ублюдка.
Анна нахмурилась.
– Вы за меня заступились, а у меня не было возможности поблагодарить вас.
Он, протестуя, поднял руки и замотал головой.
– Вам не за что меня благодарить.
Она неуверенно улыбнулась.
– Ну а вы почему не поехали? Я думала, вам хочется посмотреть храм Рамсеса.
Он снова пожал плечами.
– Я подумал, что какое-то время мне лучше держаться подальше от Уотсона. К тому же не забывайте, я скоро опять приеду в Египет. – Он поставил свой стул рядом с ее. – Вы не против?
Она кивнула.
– Ибрагим сказал, что мы сами можем взять из бара все, что хотим. Просто потом нужно будет записать в гостевую карточку. Ибрагим сейчас готовит обед.
Тоби улыбнулся.
– Здорово. – Он направился было в салон, но вдруг остановился. – Вы обыскали его каюту еще раз?
Она кивнула.
– И – ничего?
Она отрицательно покачала головой.
– Будет весело, если он в конце концов забрал дневник и флакон с собой, правда?
– Куда уж веселее. – Он вошел в салон и через минуту вернулся с двумя бокалами пива – для себя и для Анны. Усевшись в кресло, он задумчиво сдвинул брови. – Мы должны выработать систему поиска. Составить список всех мест, где следует искать, и потом, когда там все внимательно просмотрим, будем вычеркивать это место из списка. Нет, Энди не мог забрать ваши вещи с собой в поездку. Это слишком опасно. Наверняка он спрятал их в каком-нибудь тайнике на судне.
Анне очень понравилось, как непринужденно и ненавязчиво, как само собой разумеющееся, Тоби предложил свою помощь.
Он посмотрел на Анну поверх своего бокала. Его вдруг осенило.
– Сейф! Ну конечно же сейф! Вы об этом не подумали? Вероятнее всего, он спрятал флакон и дневник именно в сейфе!
Они нашли Ибрагима в столовой, где тот накрывал стол на три персоны. Через открытую дверь из кухни доносились восхитительные запахи чеснока и жареного лука.
– Скажи, пожалуйста, Ибрагим, можно как-нибудь открыть сейф? – Анна села за стол и просительно посмотрела на Ибрагима. – Я дала на время почитать дневник моей бабушки Эндрю Уотсону и думаю, что он мог положить его в сейф перед отъездом, чтобы не потерять. Он ведь сегодня утром не знал, что я не поеду со всеми на экскурсию. Сейчас мне дневник срочно понадобился.
– Это та книга с маленькими рисунками? – Ибрагим выпрямился, нахмурившись.
– Ты помнишь его? Ты видел этот дневник у меня в каюте?
Он кивнул.
– У меня есть ключ от сейфа. Сейчас принесу.
Они пошли вслед за Ибрагимом, спустились вниз к стойке портье и подождали, пока Ибрагим найдет ключ. И вот в конце концов он вставил ключ в замочную скважину и, что-то бормоча себе под нос, стал возиться с замком. Наконец дверца сейфа отворилась. Там находилось множество конвертов и пакетов.
– Так. Паспорта. Деньги. Драгоценности. – Он пожал плечами. – Очень много всего. Сейчас поищем. Inshallah!
Он перебирал пакеты, не забывая обращать внимание на большие конверты и читать небрежно нацарапанные на них имена владельцев.
– «Эндрю Уотсон»! – Он вытащил один из свертков.
– Нет, этот конверт слишком маленький, дневник сюда не поместится.
Ибрагим аккуратно отложил конверт в сторону.
– Наверняка паспорт и дорожные чеки, – усмехнулся он. – Буду искать дальше.
Через несколько минут он с видом триумфатора вытащил еще один пакет, поувесистее.
– Это он! Как раз такого размера! – радостно воскликнула Анна.
Ибрагим передал пакет Анне.
– Вот. Посмотрите.
Анна поддела пальцем запечатанный край пакета, раскрыла его и вытащила дневник.
– Отлично! Отлично!
Ибрагим сиял от удовольствия.
– Ну, а теперь пойдемте обедать.
– Подожди! – Анна протянула руку. – У него еще был мой флакон для благовоний. Если флакон в сейфе, то пусть здесь и останется, но мне бы хотелось проверить.
– Флакон? – Ибрагим нахмурился.
– Да, такой маленький пузырек. – Анна встретилась с ним взглядом. – Тот самый, который стерегла кобра.
Ибрагим отрицательно покачал головой.
– Его здесь нет, – сказал он твердо.
– Но ты даже не искал!
– Нет. Флакона здесь нет. Ибрагим уверен. – Он захлопнул дверцу сейфа и повернул ключ в замке.
Анна взглянула на Тоби, который поднял бровь.
– По крайней мере, у вас есть дневник. И конверт, который Эндрю Уотсон собственноручно подписал. – Он ухмыльнулся. – Вам достаточно доказательств? Теперь-то, наконец, я реабилитирован в ваших глазах раз и навсегда?
Она кивнула, крепко прижав дневник к груди.
– Доказательств предостаточно. Если хотите, я буду ползать перед вами на коленях до конца своих дней!
Тоби улыбнулся еще шире.
– Одного-двух дней будет вполне достаточно.
Они вернулись к дневнику только после обеда. Третий, оставшийся на пароходе гость так и не появился, и в конечном итоге они ушли из столовой, не узнав, кто это был.
Они решили последовать совету Ибрагима и, наняв фелюгу, отправились на пикник на один из безлюдных островков. Они удобно расположились в тени деревьев, среди цветущих гибискусов и бугенвиллей, и Анна наконец раскрыла дневник и начала читать вслух.


После обеда Хассан усадил Луизу в лодку, взялся за весла и стал грести к югу от стоявшего на якоре «Ибиса». Они подплыли к берегу, выбрав такое место, где их не могли увидеть кричащие и смеющиеся жители селения, подальше от глаз нубийцев, которые весело махали им руками, когда они проплывали мимо. Хассан помог Луизе сойти на сушу и затащил нос лодки на песчаный берег. Становилось очень жарко. Луиза огляделась, держа над головой зонтик от солнца. С одной стороны вдали раскинулся горный хребет, с другой, у самого горизонта, виднелось ярко блестевшее под солнцем огромное озеро. Она долго смотрела на него, а потом сказала с сожалением:
– Жаль, что я не смогу его сейчас зарисовать. Так жарко, что краска будет высыхать прямо на кисточке.
– И очень жарко, чтобы заняться любовью? – улыбнулся Хассан.
Луиза прикоснулась к его руке.
– Сейчас даже дышать жарко.
Горячий песок больно обжигал ноги, и Луиза снова забралась в маленькую лодку. Вдалеке на раскаленном песке грелись под палящим солнцем два огромных крокодила, широко раскрыв зубастые пасти. Рядом с ними стояла цапля, которая совершенно их не боялась.
– Давай остановимся рядом с теми пальмами. – Луиза показала на стоявшие на противоположном берегу деревья.
Нa том берегу не было никаких крокодилов. Когда они подплыли к берегу, Хассан помог Луизе сойти, и они пошли в тень, под пальмы. Здесь Луиза достала альбом для эскизов и начала рисовать. Она провела за этим занятием чуть больше часа, когда солнце настигло их даже здесь и заставило вернуться в лодку. Сейчас они поедут обратно на «Ибис», но вечером, когда жара спадет, они опять отправятся на берег и проведут ночь под открытым бескрайним небом.
Хассан дал знак мальчишке-погонщику мула, чтобы тот уходил. Он должен будет вернуться сюда сразу после восхода солнца, чтобы они могли добраться до оставленной ими на берегу лодки и успели вернуться на «Ибис» до наступления жары. Сейчас, когда солнце садилось, они почувствовали прохладу ветра, дующего со стороны пустыни.
– Ты уверен, что мальчик сможет нас найти? – Луиза огляделась вокруг. На огромном расстоянии, какое только можно было охватить глазом, ни души. Вдали виднелся ряд золотистых холмов, которых все еще касались солнечные лучи. Горизонт затуманился и стал постепенно темнеть: скоро наступит ночь. Перед ними возвышался холм, увенчанный скалистым плато с разбросанными по нему лощинами и расщелинами, занесенными песком.
Хассан улыбнулся.
– Конечно, найдет, не бойся. Мы ушли совсем недалеко, даже реку видно. А на лодке мы проплыли вверх по течению всего несколько миль от того места, где на якоре стоит «Ибис». Пойдем. – Он подал ей руку и повел между дюнами по какому-то узкому каналу. – Этот канал называется вади, во время дождей в нем скапливается вода. Мы пойдем по этому каналу, и я тебе покажу, какой сюрприз я для тебя приготовил.
Они стали карабкаться вверх по дюнам. Подниматься было очень трудно, ноги вязли в песке, следы их ног тут же заполнялись сползавшим сверху песком. Тени от их фигур причудливо переплетались в последних лучах заходящего солнца. Наконец они добрались до скалистой вершины небольшого холма. Хассан помог Луизе преодолеть последние несколько ярдов и затащил ее наверх.
– Вот мы и на месте! – радостно, с видом победителя, воскликнул Хассан.
Он отошел в сторону, чтобы она увидела то, ради чего они сюда пришли.
На вершине скалистого плато стоял маленький, изящный храм, по форме напоминавший беседку Траяна, которую они видели на острове Филе. Луиза с восхищением смотрела на утонченный орнамент капителей, вырезанные из камня изображения головы богини. Храм был почти полностью разрушен, но на фоне темной воды реки в свете заходящего солнца, уже тронутый тенью подступающей ночи, он казался золотым и был необычайно красив. Луиза не могла оторвать глаз от этого великолепия. От восторга она не могла вымолвить ни слова.
– Что это такое? – спросила она наконец.
– Это храм Кертасси, священный для Исиды. Он очень красивый, правда? Я знал, что он тебе понравится, – улыбнулся Хассан.
Луиза смотрела на колонны, тени от них убегали прямо воде, которая сейчас казалась почти черной. Великая река спокойно несла свои воды. Потом Луиза сквозь колонны посмотрела на пустыню и увидела, как быстро исчезает из поля зрения огромное темно-красное заходящее солнце. Она обернулась. У нее перехватило дыхание от всей этой красоты. Она сделала шаг вперед, но поскользнулась на мягком, находящемся в постоянном движении песке и чуть не упала, но ее успел поймать Хассан. Она радостно засмеялась. Далеко-далеко внизу она увидела мальчишку-погонщика мула, длинную тень животного, падающую на песок. Мальчик возвращался домой. Отсюда фигурки казались игрушечными. Скоро они исчезли из виду, скрывшись в темноте речной долины.
– Очень скоро солнце сядет. – Хассан обнял Луизу за плечи. – Мы можем сейчас видеть, как оно возвращается в мир богов.
Видневшийся за горизонтом краешек солнца становился все меньше и меньше.
Луиза завороженно наблюдала за закатом. И вот солнце наконец исчезло. У Луизы на глаза навернулись слезы, когда она увидела, как погасла вечерняя заря. Наступила полная темнота. Луиза сняла шляпку и распустила волосы. С восхищением она смотрела на черное небо.
– Я вижу каждую звездочку на небосводе! Мне кажется, что, если я встану на цыпочки, смогу дотронуться до них рукой. Небо похоже на черное покрывало, усыпанное бриллиантами!
Хассан молчал. Он тоже в глубокой задумчивости смотрел на небо. Так они стояли очень долго, пока внезапный порыв нетра не напомнил им, что воздух становится все прохладнее.
Хассан принес с собой на плечах баул. Он оставил Луизу распаковывать вещи, а сам сходил вниз, туда, где их оставил погонщик мула, и принес еще два мешка со всем необходимым для ночевки: там были подстилка, навес, еда и питье. Он даже захватил с собой краски Луизы, которые лежали в вязаной сумке, но она не выказала никакого желания их распаковывать, поэтому Хассан оставил сумку у одной из колонн.
– Я боюсь, что усну и прозеваю восход солнца. – Луиза накинула на плечи покрывало. Она стояла в центре храма и смотрела, как Хассан достает еду при свете маленького светильника.
Хассан улыбнулся. Он уже соорудил навес и, оставив сумки, подошел к Луизе.
– Не бойся. Я разбужу тебя. Я не буду спать.
– Всю ночь?
Хассан стоял совсем близко, и Луиза чувствовала тепло ого тела. Она непроизвольно коснулась его руки. В лампе колыхался огонь, и дымок поднимался вверх, огибая колонны храма.
– Всю ночь, моя Луиза. – Он поймал ее руку и, приподняв красный шерстяной бурнус, приложил ее к своей голой груди. Он привлек ее к себе. – Ты замерзла?
Луиза кивнула. У нее бешено колотилось сердце.
– В пустыне очень холодно после захода солнца. Зато сейчас, в дневное время, становится все жарче. Скоро с юга подует ветер, хамсин, начнутся песчаные бури. Никому не пожелаю оказаться в пустыне во время такой бури! – Он нежно гладил ее волосы.
Разомлев в его объятиях, она подняла голову и ощутила на губах его страстный поцелуй. Словно в тумане она почувствовала, как он осторожно отвел ее под навес и уложил на мягкие подушки, как он укрывает их обоих покрывалом. Он начал ласкать ее, нежно коснулся ее плеч и стал медленно и заботливо снимать с нее платье. Луиза, обнаженная, лежала в его объятиях. Она закрыла глаза. Она была точно во сне. Каждое его прикосновение приносило ей невероятное наслаждение. Его губы, его пальцы нежно ласкали все ее тело. В его руках она была словно музыкальный инструмент, чутко отзывающийся на любое прикосновение. Он в совершенстве владел этим инструментом и виртуозно исполнял на нем дикую и страстную музыку. Луиза никогда не ощущала себя такой счастливой.
Где-то далеко-далеко в пустыне завыл шакал. Луиза вздрогнула, все тело ее напряглось. Он успокоил ее, нежно гладя по голове. Их губы соединились, и каждая клеточка ее тела наполнилась наслаждением…
Потом она уснула, крепко держа его руку и чувствуя себя в его присутствии в полной безопасности. Верный своему слову, Хассан не спал. Он лежал с открытыми глазами, сквозь навес вглядываясь в далекие звезды. Перед самым рассветом он на секунду уснул, но тут же проснулся. Под тихим дуновением ветра шуршали песчинки, и могло показаться, что песок посвистывает и что-то шепчет. Далеко на востоке, там, откуда взойдет солнце, уже появилась узкая серая предрассветная полоска света.
Хассан услышал еще какой-то звук, похожий на вздох. Он напрягся. Что-то или кто-то стоял рядом с их вещами. Это мог быть шакал, соблазнившийся запахом еды, хотя она была надежно упакована, или мальчишка, пробравшийся сюда с какими-то нехорошими намерениями.
Очень осторожно он вытащил руку из-под головы Луизы. Она заворочалась во сне. Веки ее вздрогнули.
– Уже рассвет? – Ее голос был чуть хрипловатым. Под накидкой ее расслабленному обнаженному телу было тепло и уютно.
– Скоро рассветет, любовь моя. – Хассан говорил шепотом. – Лежи тихо. Не ворочайся.
Он выскользнул из-под покрывала, внимательно прислушиваясь и вглядываясь в темноту. Поеживаясь от холода, он надел на себя одежду. Воздух был резким и прохладным.
Все вокруг словно застыло. Никакого движения. Из пустыни не доносилось ни звука. На востоке серая полоска неба стала светлее. Краем глаза Хассан увидел, как Луиза уселась на их ложе и чуть-чуть подвинулась вперед. Хассан мог различить ее силуэт, похожий на тень. Волосы Луизы разметались по плечам, и она, словно ребенок, терла кулаками глаза. Внезапно звезды поблекли и стали не такими яркими, какими были всего несколько мгновений назад.
Хассан сделал два шага по направлению к вещам и снова остановился. Шестое чувство ему подсказывало, что кто-то стоит возле мешков или прячется за колоннами. Он оглянулся вокруг, пытаясь найти что-нибудь похожее на орудие защиты. В руинах повсюду валялись сложенные в горку камни. Он нагнулся и осторожно поднял с земли пару камней. Ощущая в ладони их тяжесть, Хассан почувствовал себя увереннее.
Луиза пристально вглядывалась в темноту. Стало чуть-чуть светлее, но Хассана она так и не смогла разглядеть. Там, где всего несколько мгновений назад она могла различить силуэт Хассана, его уже не было. Она хотела его позвать, но что-то подсказывало ей, что нужно хранить молчание. Очень осторожно она дотянулась до своего платья и, стараясь не произвести ни звука, надела его через голову.
Она медленно поднялась на ноги, и платье скользнуло вниз, закрыв ее бедра.
Вдруг рядом с ней что-то дернулось и метнулось в сторону корзины с провиантом. Луиза затаила дыхание, боясь пошевелиться в полной тишине.
Резкий крик Хассана заставил ее вскочить на ноги. Рядом с колоннами она уловила какое-то неистовое движение, услышала чей-то хрип и звуки борьбы. Теперь уже Луиза нагнулась, чтобы поднять камни для защиты. Она побежала на звук голосов.
Хассан сцепился с каким-то человеком, одетым в европейскую одежду. Когда она подошла ближе, у нее перехватило дыхание. Человека было трудно разглядеть в предрассветных сумерках, но Луиза уже поняла, кто это. Она узнала его фигуру, его прическу, а теперь, когда он ревел что-то в ярости, и его голос. Это был Кастэрс.
В тот самый момент, когда Луиза его узнала, Xaccaн вскрикнул и рухнул на землю. Луиза застыла от ужаса, но тут же бросилась к Хассану.
– Что вы наделали?! Хассан, любовь моя, что с тобой?!
Она опустилась на колени и ощупала его голову. Луиза с яростью посмотрела на Кастэрса, который стоял рядом. Рана на голове Хассана была влажной и липкой. Даже не глядя на paну, Луиза знала, что это кровь. Кастэрс держал в руке нож.
– Отдайте священный сосуд. Или я убью его. – Его глаз злобно сверкали, когда он сделал шаг к Луизе.
– Вы сумасшедший! – Луиза пыталась защитить Хасана, прикрыв его руками.
– Очень может быть. – Кастэрс быстро восстановил дыхание. – Моя психика не должна вас волновать, миссис Шелли. Отдайте мне флакон, и я оставлю вас в покое. В пpoтивном случае я буду вынужден его убить. А вы находились в своем уме, когда собрались в пустыню одна, под охраной какого-то жалкого бедняка? Разве вы не слышали о бандитах, которые в этих местах грабят путешественников?
– Здесь нет никаких бандитов, кроме вас! – отчаянно кричала она. – Вы ответите перед законом!
Хассан пытался пошевелиться. Он застонал, и Луиза аккуратно положила его голову на землю.
– Не двигайся, любовь моя.
– Да, не надо двигаться. – Кастэрс улыбался. Луиза вдруг осознала, что стало намного светлее. Теперь она четко видела лицо Кастэрса. – А что касается закона, то кто поверит вам, обезумевшей от ужаса и жажды и от издевательств бандитов? Ведь это они похитили вас, привезли в пустыню и оставили умирать под раскаленным солнцем. – Он медленно всунул нож за пояс. Она увидела, что поверх его английских брюк на нем был украшенный вышивкой пояс. – Через минуту взойдет солнце и вместе с ним придет зной. – Кастэрс стоял, похлопывая себя по бедру. – Отдайте мне священный сосуд, миссис Шелли.
– У меня его нет.
– Не лгите.
– Разумеется, у меня его нет с собой. Зачем мне брать его в пустыню!
Кастэрс улыбнулся.
– Как я вижу, мне придется применить некоторые меры убеждения, чтобы заставить вас воспринимать меня всерьез. – Он отступил на пару шагов. – Вы видели убранство храма, миссис Шелли? Вы видели вырезанные из камня вдоль стен изображения уреус, священных кобр Египта? Вы видели змей над головой богини у алтаря? Этот храм находится в пустыне. Храм, в который приходит из пустыни львица, чтобы напиться речной воды из вади, и где ее ожидает король змей, чтобы защитить ее! – Он повернулся лицом к востоку и воздел руки к небу. – Великая Сехмет, услышь меня! Сестра Исиды и Хатор, Око бога Ра, о могущественная богиня войны, дыхание ветров пустыни, владычица змея Апопа, та, которая сражается с богом Солнца при восходе! Пошли мне кобру-уреус, твою служительницу, плюющуюся пламенем, и да защитит она жрецов твоих и вместилище их могущества! Пошли мне ее сейчас! – Его голос эхом разносился между колонн, заставляя их звенеть.
Луиза смотрела на Кастэрса, не в силах отвести глаз. Голова Хассана покоилась у нее на коленях, кровь из раны капала на юбку.
Позади них, далеко за рекой, появился узкий темно-красный кусочек солнца, зеркальное отражение вчерашнего закатного сегмента. От поднимающегося солнца исходили горизонтальные лучи красного и золотого цветов, которые падали на песок и отражались в водах реки.
– Господи, спаси нас! Молю тебя, Господи! – Луиза слышала шепот, вылетающий из ее губ, и ей казалось, что слова произносит кто-то другой.
Луиза увидела у ног Кастэрса на песке какую-то тень, которая превратилась в нечто ужасное. Луиза сейчас ясно видела, что это такое. Кобра. Коричневатое извивающееся тело блестящие чешуйки, маленькие, как бусинки, глаза. Кобра, извиваясь, подползла к Кастэрсу и замерла. Казалось, что он следит за движениями Кастэрса. Когда он указал рукой на Луизу и Хассана, кобра сделала стойку, раздула капюшон и мерно покачиваясь из стороны в сторону, смотрела Кастэрсу в глаза. Луиза услышала, как Хассан простонал:
– Отходи назад, медленно. Двигайся очень медленно, моя Луиза. Оставь меня.
Кастэрс улыбнулся.
– Миссис Шелли не угрожает опасность, ты, собака! Слуга Исиды никогда не нанесет вреда женщине. Только мужчинам. Мужчины – другие. Ни одному мужчине, кроме жреца не позволено прикасаться к флакону. Если же он сделал это, служительница Исиды и Ра убьет их. Это касается тебя, поганый сын собаки. Ты умрешь!
Хассан изо всех сил пытался сесть, но Луиза мягко оттолкнула его назад. Она сделала шаг вперед, стараясь не смотреть на кобру, покачивающуюся из стороны в сторону у ног Кастэрса.
– Если вы убьете Хассана, вы никогда больше не увидите флакона. Он зарыл флакон в полях, расположенных вдоль Нила. Больше никто не знает, где он зарыт, даже я. Не позволяйте кобре ужалить Хассана, милорд, иначе вы очень, очень пожалеете.
Кастэрс улыбался, но она уловила тень сомнения в его глазах.
– Почему я должен вам верить?
– Потому, что это – правда. – У нее опустились плечи, она до боли сжала кулаки, но все-таки смогла выдержать его взгляд.
Кастэрс отвел глаза первым.
– Да будет так. Но что сделано, то сделано! – мягко проговорил он. – Куда бы вы ни пошли, моя прислужница будет следовать за вами. – Он показал рукой на змею. – До тех пор, пока я не стану обладателем священных слез Исиды, кобра будет охранять священный сосуд. Не думайте, что эта грязная собака сможет от меня убежать. Я буду следить за ним. – Он хмуро улыбнулся. – Если понадобится – целую вечность.


Альбом выпал из рук Анны, она рассеянно смотрела прямо перед собой.
– Кобра в каюте Чарли. Это Кастэрс послал ее, а не жрецы!
Тоби дотянулся до дневника, взял его у Анны, закрыл и отложил в сторону.
– Может быть. Но с другой стороны, в Египте еще водятся кобры.
– Да, но чтобы кобра оказалась на туристическом пароходе? В ящике стола в каюте туристического парохода?!
Он покачал головой.
– Я допускаю, что за этим стоит нечто большее, нежели простое совпадение.
Некоторое время они молчали, пристально всматриваясь в воду реки. Первой заговорила Анна.
– Слезы Исиды. Звучит романтично, не так ли? Впервые за все время я подумала: а что же именно может находиться внутри флакона? Конечно, я пыталась рассмотреть содержимое на свет, но ведь стекло флакона совершенно мутное. Понять, есть ли что-нибудь внутри, абсолютно невозможно.
– У вас научный склад ума? – Тоби лег на спину и закрыл руками глаза. Тени от пальмовых ветвей скакали по его лицу. – Когда вернетесь в Лондон, вы можете отнести флакон в Британский музей, рассказать ученым эту историю с самого начала и попросить их вскрыть флакон. Они могут это сделать в стерильных условиях и определить, что во флаконе находится, если вообще в нем что-то есть.
Анна мечтательно смотрела куда-то вдаль.
– Наука против романтики. Это, в какой-то степени, очень современная проблема. Почитаем еще?
Тоби взглянул на часы и отрицательно покачал головой.
– Я обещал Ибрагиму, что мы вернемся до заката. Он хотел приготовить нам ужин и после этого отправиться на берег к друзьям. Мы можем почитать позже. – Он нахмурился. – Ибрагим знает, что кобра магическая, так ведь? Вспомните его реакцию, когда мы спросили, лежит ли в сейфе флакон. Мы расскажем ему, как кобра попала в каюту?
Анна кивнула.
– Ибрагим очень мудрый. Я думаю, он кое-что смыслит в подобных вещах; гораздо больше, чем показывает. – Она вздрогнула. – Не знаю, плохо это или хорошо – выяснить, что кобру в каюту послал оккультист из девятнадцатого века или же сами жрецы за тысячи лет до этого.
– Я думаю, что на данном этапе такие технические тонкости не имеют особого значения. – Тоби ухмыльнулся. Он сел, поджав ноги. – Египет – загадочное место. Здесь прошлое переплетается с настоящим. Тот, кто знает, что нужно делать, может с легкостью вызвать из прошлого кого угодно – хоть змею, хоть жрецов. Вы сами говорили, что вчера у Серины почти получилось.
Анна кивнула. Она поджала колени к подбородку, задумчиво потирая их и глядя вдаль на кофейного цвета холмы.
– Пойдемте. – Тоби встал и протянул ей руку. – Давайте наймем лодку, пусть отвезет нас на пароход.
Она засмеялась. Ее развеселила мысль о том, с какой легкостью они могут «призвать» лодку. Анна смотрела, как Toби собирает их вещи и складывает в пакет.
– Значит, вы считаете, что все, что рассказала Серина, – правда?
– Да. – Он немного помолчал и нахмурил брови. – А вы?
Анна кивнула.
– Серина собирается провести еще один ритуал. На острове Филе. В храме Исиды. – Она вздрогнула. – Но Серина почти боится Энди.
– Как и все мы. – Внезапно Тоби помрачнел. – В ее случае это потому, что он запугивает ее и издевается над ней. На мой взгляд, здесь присутствуют некие фрейдистские мотивы, потому что Чарли живет вместе с Сериной, безо всякого сомнения, уважает ее, она ей нравится, и я подозреваю, что Серина говорила Чарли, и не один раз, какое, по ее мнению, дерьмо этот Энди! Анна, что вы собираетесь предпринять по поводу дневника, когда мы вернемся?
Она сняла шляпку от солнца и начала обмахивать ею лицо.
– Я не знаю. Мне не хотелось бы поднимать лишнего шума. Не хочу, чтобы вмешивалась полиция. Бог знает что может случиться, и я не уверена, что от этого будет какая-то польза. Энди станет все отрицать, скажет, что я дала ему дневник сама, или что-нибудь в этом духе, а доказать, что это так, будет очень трудно. Я стану запирать дневник или постоянно носить его с собой и, наверное, оставлю все как есть.
Тоби с удивлением уставился на нее.
– Анна, он пытался украсть вещь, которая может стоить тысячи фунтов!
– Я вернула дневник, – сказала она твердо. – И ему придется жить с тем фактом, что вы, я и Серина знаем: он вор. Он не будет знать, сказали ли мы об этом кому-нибудь еще. Ему придется поволноваться.
– И это все, что вы собираетесь делать? Наблюдать за тем, как он волнуется?
Она кивнула.
– Пока мы находимся в Египте, – да.
Он громко выдохнул и покачал головой.
– Ладно. Вам решать. Это ведь ваша вещь.
Они шли вниз по дорожке по направлению к причалам, почти у самого берега, уже стояло несколько маленьких лодок, а на самом причале туда-сюда сновали десятки мужчин и мальчишек, продававших сувениры и различные безделушки для туристов. Кое-как Анне и Тоби удалось протиснуться сквозь толпу и выбрать себе лодку. Тоби после непродолжительной торговли, сопровождавшейся энергичной жестикуляцией, договорился о цене, и лодочник согласился отвезти их обратно к «Белой цапле». Они залезли в лодку, отбиваясь от надоедливых торговцев, пытавшихся всучить им богов из пластика, головы Рамсеса, фигурки священных кошек. Они отстали только тогда, когда лодка отошла от пристани.
– Поначалу, как только мы приехали, меня эти торговцы просто выводили из себя, но потом я к ним привыкла. – Анна пожала плечами и повернулась спиной к острову и к людям, которые начинали осаду новой группы туристов. – Я уверена, что люди покупали бы больше, если бы им позволили все хорошенько рассмотреть. А так они просто спасаются бегством.
Тоби откинулся на спинку сиденья и внимательно смотрел на парус. Появилось какое-то подобие ветерка, потому что они подходили к «Белой цапле» на хорошей скорости, хотя парус на высокой мачте болтался как тряпка.
– У них хотя бы есть чувство юмора, и они добродушны. Мне нравятся здешние люди. – Он взглянул на человека у руля, который спас их от торговцев. Сейчас тот был занят своим делом и не обращал на них ни малейшего внимания. – Мне кажется, что торговцы прилипчивы, как мухи, только там, где много туристов. Очень может быть, что в остальных районах Египта по улицам можно пройтись, не опасаясь, что за тобой будет следовать целая толпа. В конце концов, на самом острове нас никто не преследовал, так ведь?
Они ужинали в одиночестве при свечах. Ибрагим приготовил свое коронное блюдо под названием мулухия, которое оказалось белым рисом, залитым супом из трав. За этим блюдом последовал жареный окунь с овощами. На десерт были поданы финики, мягкий сыр и египетский кофе. Только после того, как они заверили Ибрагима, что больше есть не в состоянии, тот пожелал им спокойной ночи и уехал на берег.
– Итак, – Тоби повернулся к Анне и улыбнулся, – в нашем распоряжении целый пароход.
Она кивнула.
– Не забывайте, что на борту еще и капитан.
– Но мы его не видим. Он – ?minence grise.
l:href="#n_13" type="note">[13]
– Тоби улыбался. – Может, его не существует вовсе. – Он посмотрел на Анну, и выражение его лица изменилось. Он о чем-то глубоко задумался.
Тоби направился на палубу и облокотился о леер. Анна подошла и встала рядом с ним. Они долго молчали. Она почувствовала, что в этот момент Тоби решает для себя, стоит и сказать Анне нечто очень важное. Она ждала. Прошло несколько минут, прежде чем Тоби заговорил.
– Что вам рассказал про меня Энди? – Он на нее не смотрел.
Анна прикусила губу, повернулась к Тоби. Она ответила не сразу.
– Мне кажется, что он считает, что вы замешаны в каком-то скандале. – Она пожала плечами. – По ряду причин я тогда не обратила внимания на его слова. И потом, мне показалось, что он на вас наговаривает.
Тоби поморщился.
– А почему вы меня сами не спросили, правда ли это?
Она в нерешительности молчала, глядя на его профиль.
– Потому что я не верила, надеялась, что это все неправда.
Тоби по-прежнему на нее не смотрел. Они опять надолго замолчали.
– Это правда. Анна, я не хочу, чтобы у нас были секреты друг от друга.
Она ждала, отчетливо понимая, что в ней зарождается и с каждой секундой растет любопытство. От волнения у нее пересохло во рту. Наконец она решилась спросить:
– Что произошло?
– Я убил человека.
И опять – молчание.
– За что?
Тоби крепко сжал челюсти.
– Он изнасиловал мою жену.
Анна закрыла глаза. Она с такой силой сжала поручень, что у нее побелели костяшки пальцев. Тоби, стоявший рядом, выпрямился. Он пристально вглядывался в темноту.
– Я ни о чем не жалею. Если бы я этого не сделал, этот подонок остался бы безнаказанным. Это был акт возмездия, который одобрили бы боги Древнего Египта.
Наступила тишина.
– Вас посадили в тюрьму?
– Да. За непредумышленное убийство.
– А что с вашей женой?
Она смотрела в темноте на его профиль.
– Моя жена умерла.
– Умерла?! – Анна была поражена.
– Она покончила с собой, когда я был в тюрьме. Государство решило наказать меня. Но оно ничего не сделало для того, чтобы наказать человека, который напал на мою жену и мучил ее. Ей просто не поверили. Когда я был в тюрьме, я не мог ей помочь. Она осталась одна и не смогла справиться с таким горем и позором. Она была беременна перед смертью. От него. У нее никого не осталось. У нее не стало семьи. Мой отец умер. Мать была за границей. Она не успела вернуться вовремя.
Тоби тяжело вздохнул, повернулся и пошел прочь от Анны. Он поднялся на верхнюю палубу.
Анна, увидев, как он скрылся в темноте, долго стояла там, где недавно рядом с ней был Тоби, и только потом пошла вслед за ним.
– Спасибо, что вы мне все рассказали.
– Если бы я не рассказал, то это, без сомнения, в конце концов сделал бы Энди. Люди всегда помнят подобные вещи, даже если что-то случилось очень и очень давно. – Наконец он повернулся к Анне. – Хотите чего-нибудь выпить? К своему удивлению, по его лицу она видела, что он борется с раздиравшими его эмоциями, хотя тщательно пытается это скрыть. – Если, конечно, вы хотите выпить с убийцей.
– Вы не были убийцей: ведь сами судьи признали, что убийство непредумышленное. А насчет вашего предложения… Я с удовольствием выпью чего-нибудь.
Ей хотелось дотронуться до него, как-то поддержать, взбодрить, но она чувствовала, что это было бы неправильно. Еще не время. Вместо этого Анна заставила себя улыбнуться, потом повернулась и направилась в бар.
Тоби налил виски в два стакана, расписался в гостевой карточке и подвинул к ней стакан.
– За ваше здоровье. За вас и за тайны Египта. Inshallah!
Они чокнулись стаканами.
– Тоби… – Она колебалась. Как выразить словами те чувства, которые она сейчас испытывала? Ярость из-за жизненной несправедливости. Сочувствие. Чувство боли за него, за его жену, за нерожденного ребенка, который стал невинной жертвой. Ненависть к человеку, который погубил столько жизней. Да, словами это выразить невозможно. По глазам Тоби было видно, что он понял ее состояние.
– Мы сегодня еще будем читать о Луизе? – спокойно спросил он, давая понять, что хочет переменить тему.
Анна кивнула.
Дневник находился в ее каюте, запертый в «дипломате». Она положила его туда перед самым ужином. Она поднялась.
– Принести дневник сюда или почитаем его в моей каюте?
Он изучал ее лицо.
– А вам как бы хотелось? – В его голосе звучали нотки сомнения.
Она улыбнулась и сделала приглашающий жест. В каюте она включила лампочку над кроватью.
– Я заперла дневник. Классический случай: когда не хотят, чтобы лошадей украли, – закрывают дверь конюшни снаружи на засов. – Она рассмеялась.
Тоби стоял очень близко. Внезапно она почувствовала острое возбуждение. Анна достала из сумочки ключ и потянулась за «дипломатом». Тоби протянул руку и схватил ее за запястье.
– Анна!
Она стояла не двигаясь. Потом обернулась и посмотрела на него.
Они долго стояли, крепко сжимая друг друга в объятиях. А потом Анна мягко освободилась.
– Вы уверены, что хотите этого? – К ее изумлению, именно она играла роль лидера, именно она, охваченная такой страстью к Тоби, что едва не потеряла сознание, как бы заставила его сделать этот шаг. Раньше она не испытывал ничего подобного. Она вдруг поняла, что те чувства, которые она питала к Феликсу, не были любовью. Тоби улыбнулся.
– Именно этого я очень хочу. – Он потянулся к Анне и взял ее за плечи. Он придвинул ее к себе, и она поняла, что он пытается нащупать молнию на ее платье. Когда платье соскользнуло на пол, Анна почувствовала на своей пылающей коже его руки, крепкие и прохладные. Он стал нежно ласкать ее, осыпать поцелуями. Он касался губами ее подбородка, шеи, груди. Анна жадно хватала ртом воздух. Они слились в поцелуе, от которого у обоих закружилась голова. Тоби нащупал застежки ее лифчика, и через секунду тот уже был на полу. Целуя роскошные волосы Анны, Тоби поднял ее на руки и понес в кровать.
Гораздо позже, когда Анна мирно спала, крепко прижавшись к Тоби, ее разбудил яростный стук в дверь.
Она лежала, не двигаясь и затаив дыхание. Тоби заворочался и тоже проснулся.
Они взглянули друг на друга.
– Может быть, это Ибрагим?
Она схватила хлопчатобумажный халат, завязала пояс и направилась к двери. Стук стал еще более яростным. Анна отодвинула задвижку и открыла дверь.
В комнату вихрем влетела Чарли.
– Анна! Вы должны мне помочь! – По щекам Чарли гpaдом катились слезы. – О Боже! – Она посмотрела в темноту коридора, захлопнула дверь каюты и закрыла ее на задвижку. Она совершенно не замечала Тоби, который сидел на краю кровати и судорожно пытался натянуть на себя брюки. Чарли трясло мелкой дрожью, когда Анна взяла ее за плечи и усадила на табурет напротив туалетного столика.
– Что случилось? Что произошло? Я думала, что вы уехали на экскурсию.
Чарли помотала головой. Она схватила Анну за руку и вцепилась в нее так крепко, будто от этого зависела ее жизнь.
– Не впускай его! Пусть он уйдет!
Тоби застегивал рубашку.
– Кто? Вы о ком? Что случилось?
– Я спала. В своей каюте. – Голова Чарли тряслась. – Я думала, что мне приснилось. Я видела сон. – Она дышала с трудом, словно горло ее схватывала судорога. Анна ощущала, как сильно дрожит рука Чарли. – Потом я проснулась. Я закрывала дверь на замок. Я точно знаю, что закрыла дверь на замок. Но он был там. – Она снова начала всхлипывать.
Тоби подошел к Чарли и присел на корточки. Он взял ее за руку.
– Чарли, послушайте меня. Вы в безопасности. Мы не допустим, чтобы с вами что-то случилось. – Он замолчал. Всхлипы прекратились. Чарли посмотрела на Тоби. Ее лицо было белым как мел, по щекам размазалась тушь, глаза опухли и покраснели.
– Вы уверены? – Чарли была похожа на беспомощного ребенка.
– Я уверен. Теперь расскажите нам спокойно, что же все-таки произошло? Кто был в вашей каюте?
– Это был мужчина. В зеленой галабее.
– Египтянин?
– Конечно, египтянин.
– Он вас обидел? Что он сделал?
Она помотала головой.
– Он ничего плохого не сделал. Я не думаю, что он причинил мне зло. Но он тянулся ко мне.
– Опишите его. Это был кто-то из официантов?
– Нет. Нет. Он был очень высокий. У него на плечах висела звериная шкура…
– Львиная шкура? – Анна села на кровать.
Чарли взглянула на нее и пожала плечами.
– Я не знаю. Думаю, что да. Наверное.
Тоби посмотрел на Анну.
– Нам нужна Серина, не так ли?
Анна поморщилась и молча кивнула.
– Чарли! – Тоби предпринял еще одну попытку. – Почему вы не уехали вместе со всеми?
– Я собиралась поехать. Я хотела. – Она тряхнула головой. – Я помню, что мы проснулись рано и начали с Сериной одеваться. Али принес нам чай. Серина была уже одета, а я себя почувствовала плохо. Я пошла в туалет… – Она снова тряхнула головой, сжимая пальцами виски. – Я сказала, что скоро приду следом за ней. Меня сильно знобило. Я чувствовала себя очень усталой. Я на минуточку присела на кровать. Потом пришла Серина и, кажется, спросила, как я себя чувствую, а я ей ответила, что хочу спать.
Анна встала. Она нашла коробку салфеток, вытащила одну и вложила ее в руки Чарли.
– Теперь понятно появление третьего пассажира на пароходе. Должно быть, Серина предупредила Омара, а тот передал Ибрагиму, что вы останетесь. Что случилось потом?
– Я ничего не помню до того момента, как проснулась и увидела, что он стоит в каюте. – Чарли опять начала всхлипывать, слезинки стекали по щекам и падали ей на колени.
– А что потом?
– Потом я закричала. Я сидела и кричала, а он пошел н меня. Потом он начал трястись. – Смутившись, она покачала головой. – Он очень сильно трясся, а потом он… – Он замолчала и передернула плечами. – Он вроде как исчез.
– Вы хотите сказать, что он вышел из каюты или что он испарился?
Чарли снова передернула плечами.
– Он не открывал дверь. Я ее открыла. Я не стала ждать что будет дальше. Я выбежала в коридор, но никого там не нашла. Было очень тихо. Они ведь еще не уехали, правда?
– Кто? – спросила Анна. – Вы имеете в виду других туристов? Они уехали еще вчера. – Она взглянула на часы. Это произошло двадцать четыре часа назад, Чарли.
Чарли впилась глазами в Анну.
– Нет. – Лицо Чарли приобрело выражение обиженного ребенка. – Я вздремнула буквально минутку.
– Если вы спали с того момента, Чарли, то Анна права.
Тоби с беспокойством посмотрел на нее.
– Нет. Я не могла так долго спать. – Внезапно она начала раскачиваться в разные стороны. – Нет.
– Чарли! – Тоби встал и положил руки на ее плечи. – Послушайте. – Он помолчал. – Вы слушаете меня? Хорошо. Вы спали. Но это не имеет значения. Вы, должно быть, переутомились. Вам был необходим этот сон.
– Я не пила. – Похоже, что она не слышала слов Тоби. – Я не пила. Знаю, что вела себя по-детски, глупо, отвратительно. Я знаю. Но я не пила. Энди сказал, что я больше не должна пить. Я не пила. Честное слово. – Она снова начала трясти головой вперед-назад, вперед-назад, как автомат.
– Когда вы ели последний раз, Чарли? – Тоби снова взял се за руки. Он взглянул на Анну. – Вы видите, как она похудела? Просто не верится. За какую-то неделю!
Анна кивнула. Она внимательно изучала лицо Чарли, пока Тоби с ней разговаривал.
– Чарли, вы уверены, что этот человек не прикасался к вам?
Показалось, что вопрос смутил Чарли. Она перестала раскачиваться и нахмурилась.
– Вы уверены, что он не прикасался к вам, пока вы спали?
Чарли пожала плечами.
– На мне была одежда. Вот эта. – Она рукой показала на джинсы и черную тенниску. – Я оделась, чтобы в этом ехать и автобусе. Я не раздевалась. Я ночью упаковала все вещи. Я была готова.
– И вы присели на кровать на минуточку, а когда проснулись, то оказалось, что вы проспали двадцать четыре часа. – Как Анне сейчас хотелось, чтобы рядом была Серина! – Чарли, вы сказали, что вам снился сон, когда этот человек вас разбудил. Вы можете вспомнить, что вам снилось?
Чарли передернула плечами и помотала головой.
– Как вы думаете, вас кто-нибудь трогал в том сне, что вам снился?
– Вы имеете в виду?.. Нет! О, нет!
– Я не имею в виду секс. – Анна быстро взглянула на Тоби и с облегчением увидела, что он ей подмигнул. С тех пор, как в каюту постучала Чарли, Анна ни разу не вспомнила о Тоби, о его нежных ласках. Анна почувствовала, что краснеет. – Я имею в виду, не ощущали ли вы, что кто-то прикасается к вам здесь… – Она приложила руку к своему животу. – Или касается рта, или горла, или головы?
Чарли вздрогнула.
– Я не знаю. У меня болит здесь. – Она положила руку на живот. – Наверное, я съела что-нибудь несвежее.
– Проклятие фараона. – Тоби поморщился. – Возможно. Но Анна думает еще кое о чем. – Он взглянул на Анну.
Я прав? Злой демон? Забирает энергию?
Анна кивнула.
– Это как раз то, что предполагала Серина.
– Что? Что она предполагала? – Глаза Чарли снова округлились, и Анна увидела, что она опять начала дрожать. – Энди будет очень зол. Он хотел сесть в автобусе рядом со мной. А вы теперь с ним, – она кивнула на Тоби, – а не с моим Энди. Или вы хотите их обоих? – Она кинула на Анну жалобный взгляд. – Вы знали, что ваш дурацкий флакон у него? Если вы его опять потеряли, вы знаете, что я не виновата.
Несколько мгновений в каюте стояла тишина.
– Он взял флакон с собой? – Анна уставилась на Чарли. – Вы уверены?
Чарли кивнула.
Лицо Анны застыло. Она пристально смотрела на стоящий возле шкафа «дипломат». Внутри был дневник, в котором всего несколько часов назад они с Тоби прочли о змее. Короле змей, который запрограммирован убивать любых мужчин, осмелившихся прикоснуться к священному сосуду.
Анна взглянула на Тоби.
– Кобра, – прошептала она. – Хранительница флакона. Только женщины владели флаконом. Луиза. Моя прапрабабушка. Моя двоюродная бабушка. Я.
– О, черт! – Тоби мял подбородок. – Что будем делать? Только не говори, что ты хочешь, чтобы мы поехали за ним следом!
– Мы должны. Может быть, еще не поздно. Мы сможем его предупредить. Заберем флакон.
– В чем дело? Что случилось? – Чарли вцепилась в руку Тоби.


– Та змея, которую вы обнаружили у себя в каюте, – резко сказала Анна. – Она не укусила потому, что вы женщина. Если бы вы были мужчиной, она бы убила вас!
Чарли уставилась на нее.
– Почему? Что вы имеете в виду?
– Змея стережет флакон. Послушайте, ни о чем сейчас не спрашивайте, Чарли. Просто верьте тому, что вам говорят. Найдите Ибрагима, – нетерпеливо проговорила Анна обращаясь к Тоби. – Он знал о змее. Он наверняка знает, что нужно делать. Возможно, мы сможем дозвониться до Омара и попросить его, чтобы он предостерег Энди.
– Нет! Не бросайте меня! – Чарли метнулась к Тоби, когда тот направился к двери. – А как же человек в моей каюте?!
– Мы не бросим вас, Чарли, – вздохнул Тоби. Он подтолкнул Чарли к Анне. – Оставайтесь здесь обе. Попробую найти Ибрагима.
Когда он ушел. Анна закрыла глаза и сделала глубокий вздох.
– Мы не сможем связаться с Омаром, нам придется отыскать их самим. Энди – ублюдок, но он не заслуживает смерти. Нам важно подумать, как можно предупредить его. Надо нанять автобус, такси или что-то в этом роде. Чарли, сколько у вас есть денег? Нам потребуются наличные.
Анна нашарила под кроватью свои туфли и взяла сумку. Открыв «дипломат», она достала дневник и сунула его в дорожную сумку.
– Вам нужны с собой какие-нибудь вещи? Мы захватим их, когда будем проходить мимо вашей каюты. Куда девался Тоби?
– Вы послали его искать Ибрагима, – возразила Чарли. Вдруг она схватилась за желудок. – Кажется, мне плохо.
– Быстро в туалет!
Стараясь не обращать внимания на звуки, доносившиеся из туалетной комнаты, Анна автоматически достала шляпку от солнца, очки, путеводитель и сунула их в дорожную сумку вместе с бутылкой воды. К моменту возвращения Тоби Чарли вернулась в комнату. Она выглядела еще бледнее, чем раньше. Анна была готова.
– Я говорил с капитаном. Он ничего не знает. Не знает, куда конкретно поехали туристы, не знает, где может быть Ибрагим, хотя считает, что тот отправился в селение к друзьям. Но у него есть знакомый, который найдет нам такси. Я буду у трапа через десять минут.
– Не бросайте меня! – Теперь Чарли цеплялась за обоих. – Я не вернусь в свою каюту! Он убьет меня!
– Мы вас не бросаем, Чарли, – мягко сказал Тоби. Он пытался оторвать ее руки от рукава. – Вы можете поехать с нами, или мы можем перед отъездом забросить вас в какой-нибудь отель. Вы будете в безопасности.
Чарли помотала головой.
– Я все это ненавижу! Я хочу домой!
– В отеле это могут организовать, если вы действительно захотите. – Тоби посмотрел поверх ее головы на Анну. – Я думаю, что это правильное решение. Она не может оставаться на пароходе и не может ехать с нами. Это ведь двести пятьдесят километров! Дорога займет несколько часов.
Анна зашла в каюту Чарли, в то время как та в коридоре мертвой хваткой вцепилась в Тоби. Анна остановилась посередине каюты, огляделась вокруг, внимательно вслушиваясь, словно ее органы чувств были настроены по-новому. Она заметила, что стала полагаться на свою интуицию, чего раньше никогда не было. И интуиция ей подсказывала, что в каюте никого нет и что бояться нечего, во всяком случае сейчас. Побросав вещи Чарли в дорожную сумку, она потушила свет и закрыла за собой дверь, молясь о том, чтобы жрец богини Сехмет не последовал за ними.
У кромки воды их уже поджидала черная машина. Молодой парень в европейской одежде стоял, поставив ногу на колесо. Когда они садились в машину, он с уважением приветствовал Тоби. Через несколько секунд машина тронулась места и отъехала от причала, направляясь по набережной в южном направлении.
Водитель остановил машину у отеля «Старый водопад».
– Подожди меня здесь, – сказал Тоби Анне. Он взял Чарли за руку и помог ей выйти из машины. – Вернусь через пять минут.
Когда они вошли в отель, Анна нахмурилась. Потом вздрогнула. Она слишком устала, чтобы думать. Если Тоби сможет устроить так, чтобы за Чарли присмотрели, да еще в такое время, – что ж, хорошо. Интересно, как он собирается решать эту проблему позже?
Тоби вернулся через пятнадцать минут, за это время Анна задремала. Она проснулась, когда он открыл дверь, залез в машину и давал указания водителю. Похоже, он был собой доволен.
– С ней будет все хорошо, о ней позаботятся. Я сделал пару телефонных звонков. Кто-нибудь зайдет утром к ней в номер и проверит, все ли в порядке. Она может либо остаться в отеле до тех пор, пока мы не вернемся, чтобы плыть обратно в Луксор, либо ей достанут билет домой на самолет на утренний рейс. Я и о нас позаботился. К югу от Асуана находится военная зона. Я узнал, нужны ли нам пропуска.
Он наклонился к Анне.
– Ну и как, нужны?
– Я все организовал. Никаких проблем.
Она взглянула на него.
– Ты уверен?
– Абсолютно. Ну, а теперь поспи. Я тебя разбужу, когда будем на месте.
– Тоби! – Дрожа, она плотнее укуталась в свитер. Пока ждали Тоби, в машине стало очень холодно. – Что будет, если жрец богини Сехмет вселился в нее? Что, если он вернется, когда она будет одна?
– Служащие отеля за ней присмотрят. Если что-то случится, они вызовут врача.
– А что сможет сделать врач?
Тоби пожал плечами.
– Мы вернемся в Асуан очень скоро, Анна. Может быть, уже сегодня вечером. Мы ведь можем еще и позвонить из Абу-Симбела, это ведь не край земли. Как только мы найдем Энди и заберем у него флакон, отпадет необходимость что-либо делать в пожарном порядке. – Он помолчал секунду. – Если, конечно, ты не захочешь, чтобы я потрогал флакон.
Анна улыбнулась.
– Нет, не захочу. – Она ойкнула, когда машина дернулась, попав колесом в выбоину, и Анна завалилась на Тоби. – Что-то мне не хочется, чтобы тебя проглотила змея.
Он обнял ее за плечи и привлек к себе.
– И мне тоже, уж поверь.
Они долго молчали, пока машина петляла по узким улочкам и сворачивала к южной окраине города. Основные дороги были хорошо освещены, на вспомогательных же царила темнота; в домах ставни были закрыты, чтобы в окна не задувал холодный ветер.
– Тоби! – Анна окончательно проснулась.
– Что случилось? – спросил он и взял ее за руку.
– А если мы опоздаем?
– Мы не опоздаем. – Он крепко сжал ее пальцы. – Даже если допустить, что что-то должно случиться, мы успеем вовремя. Я чувствую: обязательно успеем.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Шепот в песках - Эрскин Барбара

Разделы:


Пролог123456789101112131415

Ваши комментарии
к роману Шепот в песках - Эрскин Барбара


Комментарии к роману "Шепот в песках - Эрскин Барбара" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100