Читать онлайн Шепот в песках, автора - Эрскин Барбара, Раздел - 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шепот в песках - Эрскин Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.09 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шепот в песках - Эрскин Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шепот в песках - Эрскин Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эрскин Барбара

Шепот в песках

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

10

Я сотворил себя цельным и совершенным.
Я вернул себе молодость.
Я – Осирис, повелитель вечности…
В саманной хижине на краю деревни женщина подметает пол, на нем всегда много нанесенного из пустыни песка, от которого невозможно избавиться. Под подстилкой, на которой спит ее сын, она находит тряпицу, а в ней – все еще облепленный песком, из которого его вытащили, – какой-то маленький пузырек. Мгновение она держит пузырек в руке, сердитая на своего сына, который ничего ей не сказал о флаконе и спрятал его от нее. В своей руке она чувствует жжение; чувствует, как раскаляется флакон. Женщине страшно. Она поспешно заворачивает пузырек в тряпицу и кладет его обратно под подстилку.


Мальчик возвращается в свою хижину из пустыни. Он счастлив. Он принял решение. Флакон, который он нашел, не имеет цены – так говорит его отец. Значит, он подарит его своей матери и тем самым заслужит ее благословение за свое великодушие и щедрость. Он разворачивает флакон и несет его на край пустыни, к реке, где тщательно отмывает в илистой воде. Теперь стекло сверкает, оно стало чистым и прозрачным. О древности флакона говорит шероховатость его поверхности.


Его мать берет подарок и улыбается. Она пытается скрыть вдруг пробившую ее дрожь отвращения. Она относит флакон в самый дальний угол, подальше от глаз. Теперь каждый раз, когда она проходит мимо этого места, она вздрагивает и делает жест, защищающий от дурного глаза. Она чувствует присутствие теней, которые охраняют этот флакон. Она боится.
Мальчик очень молод, он такой же сильный, как и его брат. Жрецы могут выкачивать из мальчишек их жизненные силы, и каждое утро, с новым рождением бога Солнца, они становятся сильнее и сильнее.
А мальчишки чахнут.


– Что случилось? – Серина прижимала флакон к груди.
– Дневник Луизы. Кто-то взял его.
– О, Анна! Этого не может быть. Я знаю, что дневник – очень ценная вещь, но никто на пароходе не взял бы его, даже Чарли. Вы уверены, что не положили его куда-нибудь в другое место? В сумку? Вы всегда носили сумку с собой. А может быть, в другой ящик, или в шкаф, или куда-то еще?
– Нет. Дневник пропал. – Анна угрюмо сжала губы. Когда она начала скрупулезно обшаривать каюту, руки ее тряслись. Она думала не о том, сколько стоит дневник, совсем нет. Как же теперь она узнает, чем закончилась история Луизы и Хассана?!
Она знала, что совершенно бессмысленно перерывать шкаф сверху донизу, прощупывая каждый лист папиросной бумаги, которые были положены между вещами, но тем не менее сделала это. Когда она складывала вещи на место, раздался стук в дверь.
Дверь раскрылась, и в комнату заглянул Энди.
– У вас все в порядке, леди?
– Нет, у нас не все в порядке. – Анна в смятении посмотрела на него. – Дневник исчез!
– Дневник Луизы Шелли? – Он нахмурился.
– А что, разве здесь был еще какой-нибудь дневник?
– Анна, я говорил вам, что нужно быть осторожной! Вы же знали, какую ценность представляет собой этот дневник. – Он зашел в комнату. – Вы уверены, что он не мог завалиться за шкаф или за кровать, ну, в общем, что-нибудь в этом роде?
– Абсолютно уверена. – Она стояла посередине каюты, как неприкаянная. – Его кто-то взял.
– В таком случае, мы можем предположить, кто этот человек. – Энди пожал плечами. – А я ведь вас предупреждал, Анна.
– Если вы имеете в виду Тоби, то это не может быть он. Сегодня утром мы вмести с ним плавали на паруснике.
Энди поднял бровь.
– И вы были с ним все это время? Каждую секунду?
– Да. – Она смутилась. – Ну, предположим, не каждую секунду.
Перед отплытием Тоби оставил ее на паруснике на некоторое время одну. Под каким предлогом? Она нахмурилась. Он пошел за своим альбомом для рисования, как будто не мог обойтись на этот раз без него. Потом он отошел опять, чтобы принести из столовой несколько баночек сока. И еще, когда они вернулись, он выходил из бара. Куда он мог ходить? В свое время она не поверила сплетням о Тоби, объясняя их антипатией, которую испытывает Энди к Тоби, но теперь…
Увидев, что она нахмурилась, Энди улыбнулся.
– Вот-вот. Хотите, чтобы я с ним поговорил?
– Нет! – мгновенно ответила она. – Нет, ничего ему не говорите. Если кто-нибудь ему об этом скажет, то это буду я.
Она не верила, что Тоби мог это сделать. Как такое возможно? Тем не менее она была вынуждена признать, что у него, несомненно, несколько раз была возможность забрать дневник.
– Анна, – спокойно проговорила Серина, – вы не можете знать наверняка, что это сделал Тоби. С таким же успехом это может быть кто-нибудь из членов команды. Или вообще посторонний человек, который мог пробраться на пароход, когда сегодня утром мы все уехали кататься на парусниках.
– Но откуда они могли знать о дневнике? – спросила Анна холодным тоном. – Если это был грабитель, то почему он не забрал мои бусы из лазурита и серебряный браслет? Я оставила их на туалетном столике. Они тоже кое-чего стоят. – Она отрицательно покачала головой. – Нет, это был кто-то, кому нужна именно эта вещь. Слава богу, он не взял флакон для благовоний. Какова была бы ирония судьбы!
Энди, проследивший за взглядом Анны, посмотрел на предмет, обернутый в шелковый шарф.
– Это он? – резко спросил он. – Почему он у Серины?
– Потому, что я отдала флакон ей, чтобы она присмотрела за ним, – спокойно ответила Анна.
– Не самая хорошая идея. – Энди шагнул вперед и со спокойной уверенностью забрал флакон из рук Серины. – Думаю, что лучше мне присмотреть за флаконом, если не возражаете. Это подделка, тем не менее флакон представляет определенный интерес, так что при любых обстоятельствах при мне он будет в большей безопасности. Кроме того, я не позволю больше Серине заниматься всем этим мистическим бредом и расстраивать Чарли. Уже чуть ли не весь корабль трясет от разных суеверий и истерии. – Укутав флакон в шарф еще плотнее, он засунул его в карман и повернулся к двери. – Не беспокойтесь о нем.
– Энди! Верните флакон! – Анна наконец смогла говорить. – Немедленно верните!
Но Энди уже вышел и скрылся в коридоре за поворотом.
– Не могу поверить, что он сделал это! – Анна повернулась к Серине, которая тяжело опустилась на кровать. – Вы видели, что он сделал? Он просто забрал флакон с собой.
– Я видела. Мне очень жаль, Анна.
– Он просто последний ублюдок! – От злости Анна даже топнула ногой. – А как он доволен собой! Вы видели? Ведь оказалось, что Тоби – вор. – И нерешительно добавила: – Или по крайней мере…
– Вот именно, Анна. – Серина посмотрела на нее. – Не надо делать никаких выводов, основываясь на словах Энди, прошу вас, Анна. Взвесьте все свои доводы «за» и «против». Или посоветуйтесь с Омаром, что нужно делать. – Она нерешительно добавила: – Полагаю, надо вызвать полицию, если этот дневник действительно представляет такую ценность.
Анна присела рядом с ней.
– Я пойду и поговорю с Тоби. Спрошу его без обиняков. Если он даже и взял дневник, то только для того, чтобы почитать. Вот и все. Он просматривал дневник, и мы оба были увлечены историей Луизы. Он никогда не стал бы красть чужие вещи. Никогда.
– А как быть с флаконом?
– О, насчет флакона не беспокойтесь. Я его заберу. – Анна сложила ладони. – Если он считает, что, угостив меня коктейлем, он притупил мою бдительность и теперь может заставить меня идти ему на уступки, то он жестоко ошибается. Да и вообще, как он смеет разговаривать с вами – с нами – в таком тоне?!
– Такой он, этот Энди. – Серина жалко улыбнулась. – Он всегда все делает мне назло, старается меня разозлить. Теперь хоть вы будете иметь представление, что это за человек.
Анна поднялась.
– Почему он это делает?
Серина пожала плечами.
– Я думаю, что он меня боится или, возможно, не меня, а моих способностей. Или женщины, которая обладает определенной силой. – Тут она яростно покачала головой, словно осуждая себя за бахвальство. – Я его вижу насквозь. На меня не действует его шарм. Я имею – или имела – влияние на Чарли. Следовательно, я – враг, которого необходимо низвергнуть и унизить.
– Это просто ужасно!
Серина кивнула.
– Но он совершенно прав насчет одного. По пароходу прошел слух, что здесь происходит что-то странное, поэтому нам действительно следует быть очень осторожными и не допустить, чтобы суеверия и истерия, как он говорит, повлияли на нашу оценку событий.
Анна удрученно кивнула и направилась к двери.
– Я вас поняла. Послушайте, я прямо сейчас иду к Тоби. Хочу увидеть его еще до обеда. А о флаконе не волнуйтесь. – Она улыбнулась. – Посмотрим, как поведет себя Анхотеп. Я более чем довольна, что некоторое время флакон будет не у меня, и, может быть, Энди тот самый человек, у которого его лучше всего оставить!
Серина с трудом поднялась с кровати.
– Я в этом сомневаюсь. Я иду к себе, а вы навестите Тоби. Не хотите, чтобы я пошла с вами? – Она ждала ответа. – Нет? Тогда увидимся позже. Я действительно надеюсь, что он не вор. Честно говоря, мне он даже нравится.
И Анне тоже. По пути к каюте Тоби она старалась выбросить из головы эту мысль. Она сжала кулаки. Кто еще мог взять дневник? Кто еще знал о нем? Для кого еще он представляет интерес?
Она знала, где находится каюта Тоби. Как-то раз, когда Анна заходила к Серине, она видела, как он выходит из своей каюты. Она остановилась возле его двери и для храбрости набрала побольше воздуха. На пароходе было очень тихо, только откуда-то издалека, видимо из бара, раздавались приглушенные голоса людей. Она подняла руку и тихо постучала. Никто не ответил. Тогда она постучала громче. По-прежнему – тишина. Оглянувшись на пустой коридор, Анна нажала на дверную ручку. Дверь отворилась: оказалось, что она была не заперта.
Она заглянула внутрь и затаила дыхание. Внутри каюта была точно такой же, как ее собственная. Она располагалась прямо над каютой Анны, ближе к носовой части судна. На пароходе было всего две такие одноместные каюты. Но внешнее сходство заключалось лишь в наличии одинаковой мебели. Свою каюту Тоби превратил в художественную студию. Посередине стоял складной мольберт, на котором красовался альбом для рисования. На альбомном листе был изображен вид на реку из окна каюты. На всех стенах были развешаны эскизы и картины. На туалетном столике и на тумбочке возле кровати лежали наборы красок, уголь для рисования, карандаши. Через открытую в ванную комнату дверь было видно, что там сушится акварель. Анна шагнула вперед. Она с изумлением рассматривала комнату. Яркостью красок она напоминала волшебную пещеру Аладдина. На мгновение она совершенно забыла, зачем пришла сюда. Когда Тоби успел все это нарисовать? Как он нашел время? Наверное, он писал ночи напролет и использовал каждую свободную секунду между вылазками на берег.
Анна сделала еще один шаг вперед, и дверь позади нее закрылась.
Картины были прекрасны. Они были очень яркие. Она стояла у мольберта и внимательно рассматривала нарисованный порт, у причалов которого протянулась вереница огромных лайнеров, маленькую весельную лодку, нарисованную на фоне гигантского плавучего отеля, похожего на дворец…
Прошло несколько минут, прежде чем она вспомнила, что она здесь ищет, и переключила свое внимание с картин на личные вещи Тоби. В ящиках туалетного столика лежали стопки рубашек, пара свитеров и нижнее белье. В сумке по соседству хранились карандаши. Она раскрыла платяной шкаф. Несколько пар брюк, джинсы, куртка. В ящике тумбочки возле кровати – фонарик, стопка нотной бумаги, открытки и авторучка. Это все. Да, еще: пара книжек в мягком переплете, которые, как она видела, еще никто не раскрывал; путеводитель по Египту с торчащей закладкой; бритвенные и туалетные принадлежности на стеклянной полке в ванной.
Она отвернула покрывало и посмотрела под подушками, потом рукой ощупала поверхность под матрацем. Ничего нет. Со вздохом она поднялась, откидывая назад упавшие на глаза волосы.
Где же еще он мог спрятать дневник? Она собралась было еще раз осмотреть всю каюту, как какой-то звук со стороны двери заставил ее обернуться. Тоби стоял в дверях, одной рукой опершись о косяк; другую руку он держал в кармане джинсов. Похоже, так он стоял уже несколько минут. Лицо его было жестким, глаза – холодными.
– Вы закончили свою проверку?
– Тоби! – Слова застряли у нее в горле, когда он вошел в каюту, закрыл за собой дверь и запер ее на задвижку. – Почему вы это сделали? – Во рту у нее пересохло.
– Потому что я хочу воспользоваться случаем и поговорить с вами без Эндрю Уотсона, который везде сует свой нос. У вас, полагаю, есть уважительная причина, по которой вы находитесь в моей каюте.
Она не знала, что сказать. На нее нахлынула волна настоящей паники.
– Я искала вас. Я хотела поблагодарить вас за морскую прогулку. Я не знала, где вы можете быть…
– И вы решили, что я, наверное, прячусь в ящике туалетного столика. – Он саркастически поднял бровь. – А может, под матрацем.
Усилием воли она заставила себя немного успокоиться.
– Тоби, извините меня. Я искала вас, думала, что вы здесь. Я стучала. Дверь была открыта. Я увидела картины и… – она вдруг замолчала и съежилась, – вошла, чтобы посмотреть на них.
– А когда вошли, то подумали: почему бы мне не провести здесь маленький обыск?!
– Я не обыскивала! – Его слова ранили ее в самое сердце. – Если хотите знать, я искала мой дневник.
– Дневник? – словно эхо повторил он.
– Дневник лежал у меня в ящике столика у кровати. Он исчез. А единственный человек, который знал, куда я его положила, – это вы.
– То есть вы подумали, что дневник следует искать в моем прикроватном столике? Другими словами, вы решили, что я его украл?! – Он не мог поверить услышанному, и это было ясно по его тону.
– Нет! – ответила она слишком быстро. – Нет, я совсем так не думала.
– Тогда кто предположил, что именно я украл дневник? – мягко спросил он. – Впрочем, не нужно ничего говорить. Я и сам знаю. Это – Уотсон.
Анна вздрогнула.
– И вы поверили ему, – констатировал он.
– Но ведь вы могли взять дневник, – она покраснела, – чтобы просто почитать.
– Без вашего разрешения?! – В голосе его явно слышны были негодование и злость.
– Да! А что бы вы могли подумать на моем месте? Мы с вами рассматривали дневник, обсуждали то, что прочли. Потом вы проводили меня на парусник и ушли, помните? Потом вы пошли к каютам. Откуда я могу знать, что вы не входили в мою каюту, скажите!
– Сначала вы мне скажите, – резко прервал ее Тоби. – Почему вы не запираете дверь на ключ, если никому не доверяете?
– Думаете, проблема заключается в этом? – вспыхнула она. – Я ведь всем доверяла!
– Всем, кроме меня, – произнес он упавшим голосом. – Скажите, почему вы мне больше не верите? Почему мне не верит Эндрю Уотсон? Что я сделал такого, из-за чего вы стали меня подозревать?
Тоби посмотрел ей в глаза, и она почувствовала, что заливается краской.
– Я не знаю…
– Вы не знаете… – он глубоко вздохнул, – или просто не хотите мне сказать. Я думаю, это все Уотсон. Он все время сует свой нос, куда его не просят, и просто-напросто сталкивает всех лбами. – Тоби тер подбородок, внимательно вглядываясь в лицо Анны. – Вижу, что я прав. Вы никогда не думали, что меня можно о чем-то спросить напрямую? Вы ни на секунду не усомнились в его словах, не подумали, что он может вам врать? Я считал, что мы с вами в какой-то степени друзья. Очевидно, я ошибался.
Он тяжело уселся на кровать, сбросив на пол лежащие там вещи.
Анна прикусила губу. Ее страх испарился.
– Хорошо, я расскажу вам, что произошло! Я ему не поверила. Я не верила ему ни секунды! До тех пор, пока не исчез дневник. А потом… Извините… – Она опустила голову. – Меня так потрясла пропажа дневника, что у меня в голове все перемешалось. Я не могла нормально мыслить! – Она расправила плечи. – Честно говоря, я надеялась, что дневник у вас. Если вы его не брали, тогда – кто?
Какое-то мгновение он обдумывал то, что ему сказала Анна.
– Вы действительно хотите знать мое мнение?
Она кивнула. Он не заметил, как она ему улыбнулась.
– Готов поспорить на большую сумму, что это сделал сам Уотсон.
Анна качнула головой.
– Он не мог это сделать. Кроме всего прочего, он пришел в мою каюту… – Она замолчала на полуслове.
– Он пришел к вам в каюту, стал выражать сочувствие и подсказал вам, что дневник украл я. Я знаю, какой сценарий он подготовил, Анна. Я вижу его насквозь! – Внезапно Тоби вскочил. – Скажите, зачем мне этот дневник? Ведь именно Уотсон у нас известный махинатор. У этого парня много всяких связей. – Тоби взглянул на Анну. – Ну, так как? Я задал вам вопрос. Зачем мне понадобился дневник?
Она пожала плечами.
– Многие хотели бы обладать такой вещью. Это же исторический артефакт. В нем много рисунков Луизы. Он может стоить очень дорого… – Голос ее становился все тише и тише.
– Может стоить очень дорого… – эхом повторил Тоби. – Мне не нужны деньги, Анна. Мне не нужен дневник Луизы. Понятно вам?! – Он посмотрел в окно каюты. – А теперь вам лучше уйти.
– Тоби, простите…
– Уходите! – Глаза его были холодны и непримиримы.
Анна побледнела и направилась к двери. Открывая задвижку, Анна посмотрела на Тоби.
– Мне очень жаль, – повторила она.
– Мне тоже.
– Мы сможем остаться друзьями?
В каюте наступила тишина. Он покачал головой.
– Нет, Анна, думаю, что нет.
Она отодвинула задвижку, открыла дверь и вышла в коридор. Здесь она остановилась. Ей не хватало воздуха. Она чувствовала, что вот-вот разрыдается. Она медленно пошла по коридору.
Позади нее открылась дверь каюты Тоби. Он вышел за порог и смотрел, как она уходит.
– Анна!
Не обращая внимания на его окрик, она взбежала вверх по лестнице и направилась в свою каюту.
Распахнув дверь, она ворвалась в комнату. От ее резкого толчка дверь чуть не слетела с петель, грохнулась о стену и захлопнулась за Анной. И вдруг, задохнувшись от ужаса, она, как вкопанная, застыла посередине комнаты.
В каюте кто-то был. Здесь стоял тяжелый воздух, тошнотворно воняло смолой и миррой.
Прямо перед ней стоял человек-призрак. Его похожую на тень фигуру – высокую, полупрозрачную, бестелесную – невозможно было не узнать. Он стоял, повернувшись к ней вполоборота, и своими глазами искал ее глаза. Он медленно простер к ней худую изящную руку.
Анна пронзительно закричала. Ее тело обдало ледяным холодом. Она была не в состоянии дышать. Она отчаянно пыталась побежать к двери, хотя бы сдвинуться с места, спастись от этого жуткого взгляда, но у нее ничего не получилось. Ее словно приковали к тому месту, где она стояла. У нее подогнулись колени, перед глазами засверкали странные красные огоньки.
Она уже стала оседать на пол, когда в каюту ворвался Тоби.
– Что с вами? Что случилось? Я слышал, как вы кричали. – Он отчаянно пытался что-то увидеть, оглядываясь по сторонам. Он потянул Анну за руку, помогая ей подняться. – Анна, что произошло? Здесь кто-то был?
Кроме них, в каюте не было никого.
– Это был Уотсон? – Он аккуратно отстранил ее и, пройдя через всю каюту, распахнул дверь в ванную комнату. Здесь никого не было и спрятаться было негде.
– Нет, это не Энди. Это был жрец Анхотеп. – Ее всю трясло. – Вы читали о нем в дневнике Луизы. Тот самый жрец, который охраняет флакон для благовоний. Он был здесь. Он стоял на этом самом месте! – Она показала на пол в двух шагах от себя. – Но в каюте флакона нет. Его забрал Энди.
Анна дрожала так сильно, что у нее стучали зубы. Очень медленно она добрела до кровати и села, совершенно обессиленная. Она смотрела на Тоби.
Наступило долгое молчание, и ей вдруг показалось, что он рассмеется ей в лицо, станет издеваться над каждым ее словом.
Он поджал губы.
– Имя Энди Уотсона постоянно всплывает в наших разговорах, не правда ли? – Он снова оглядел маленькую каюту. – Вы раньше когда-нибудь видели этот призрак? Вы видели что-нибудь подобное сегодня утром, когда мы плыли на паруснике? Вы видели именно его? Этого жреца?
Анну переполнило радостное чувство облегчения. Он ей верит! Он не считает ее сумасшедшей! Она кивнула.
– Вы говорили мне, что на флаконе лежит проклятие. Но вы никогда не говорили, кто, как и почему наложил проклятие на него. Почему вы мне ничего не рассказали, когда мы вместе читали дневник?
– Чтобы вы подумали, что я сумасшедшая? Представьте, что бы произошло, если бы по пароходу распространились слухи, что пассажирка видит древнеегипетского жреца?! Либо паника началась бы и все сбежали домой, либо меня отправили бы в психушку, а в лучшем случае я бы просто стала посмешищем. – Она сильно сжала голову руками. – Я не могу этого больше выносить!
– Кто-нибудь еще знает об этом?
Она кивнула.
– Серина.
– А что она думает по этому поводу?
– Она верит. Она очень много знает о Древнем Египте. Она изучала религию Древнего Египта и различные древние ритуалы. Серина знает, что надо делать. Она собиралась забрать флакон и освятить его или что-то в этом роде, но тут Энди унес флакон с собой.
– Но как же вы разрешили ему забрать флакон?
Она пожала плечами.
– Он просто взял флакон и ушел. Думаю, что я растерялась. Не могла же я с ним сцепиться врукопашную. Он сказал, что позаботится о флаконе и чтобы я не беспокоилась.
Тоби присел рядом с Анной.
– Я думаю, что, скорее всего, он собирается флакон кому-нибудь всучить, – сказал он цинично.
– Ну, для этого ему придется дать мне отступного. – Анна тряхнула головой и слабо улыбнулась. – А поскольку он считает, что флакон поддельный, то много за него он не предложит!
– Он продаст его под видом настоящего. – Тоби вздохнул. – Ну, да ладно. Мы еще не решили проблему с дневником. – Он взглянул на часы. – Уже время обедать. Думаю, нам обоим будет неплохо оказаться в переполненной людьми столовой. Это неплохая идея. К тому же призрак там явно не покажется. Мы сможем успокоиться, еще раз обдумать создавшееся положение и посмотреть, как будет вести себя Уотсон. Где бы сейчас ни находились флакон и дневник, пока им ничего не угрожает. До тех пор, пока они не станут потенциальными источниками хорошего денежного куша. Я считаю, что обе эти вещи находятся у Энди, а уж он о них позаботится. – Тоби замолчал и увидел, как Анна согласно кивнула. – Сегодня у нас в запасе имеется свободный вечер, прежде чем завтра мы поедем в Абу-Симбел. В общем, я предлагаю сегодня во второй половине дня поговорить с Сериной. Если ваш призрак настоящий – а у меня нет причин сомневаться, – нам необходимо с ней проконсультироваться насчет того, что необходимо сделать, чтобы обезопасить вас от любых последствий паранормальных явлений. А одновременно мы можем провести военный совет, на котором решим, как нам следует искать дневник и… – он криво усмехнулся, – каким образом я смогу раз и навсегда восстановить свое доброе имя.


Анна, Тоби и Серина держали военный совет в отеле «Старый водопад», сидя за чашкой чая на террасе, с которой открывался изумительный вид на Нил. Только после того, как удобно разместились в креслах, они вспомнили о причине, по которой покинули пароход и собрались здесь.
– Вы видели лицо Энди, когда мы втроем отправились на берег? – Серина рассеянно помешивала ложечкой чай. – Куда только подевались его знаменитые хладнокровие и самоуверенность! Мне показалось, что он сильно заволновался.
– Очень может быть. – Тоби кивнул. Он сидел напротив Серины и внимательно изучал ее лицо. – Анна мне говорила, что вы кое-что знаете о древнеегипетских ритуалах. Как я понимаю, вы занимались изучением современных спиритических методов и магии на основе египетских текстов?
Серина спокойно выдержала его взгляд.
– Я училась у Анны Марии Керим, если вам что-нибудь говорит это имя.
Тоби пожал плечами.
– Когда я был моложе, я немного интересовался подобными вещами. Я не специалист, но это имя точно слышал. Самое главное – вы должны знать, что делаете. Я подозреваю, что современные заклинания из арсенала религии и философии Нового века вряд ли могут подействовать на жреца или жрецов Анны. – Он откинулся на спинку стула. – Анна говорит, вы мастер своего дела. Вы тоже так считаете?
Какое-то мгновение Серина молчала, застигнутая врасплох его прямым вопросом. Внезапно охватившая ее вспышка негодования моментально прошла. Спустя несколько секунд она медленно кивнула.
– У меня большой потенциал, и во мне достаточно необходимой энергии. Но при условии, что поблизости нет Энди. В его присутствии мои способности и энергетика резко ослабевают. Он обладает способностью так влиять на меня. Еще надо учитывать, что я никогда не занималась практикой в Египте. Я даже никогда не была здесь раньше. Но я могу сказать, что у меня есть небольшой опыт в осуществлении «спасательных работ» у себя дома. Вы ведь знаете, что такое «спасательные работы», не так ли? – Она взглянула на Тоби. Он взял в руки чашку с чаем и коротко кивнул.
– Тоби, может быть, и знает, а я – нет. Расскажите, пожалуйста, – попросила Анна.
– «Спасательные работы» – это избавление, освобождение духов. «Спасателем» называют человека, который работает с духами, насильно привязанными к Земле. Многие «привидения», как вы их обычно называете, это заблудшие существа. Обманутые. Несчастные. Они не хотят находиться здесь. Некоторые из них, даже если они погибли насильственной смертью, погибли внезапно и не осознают, что они мертвы. Они никому не нужны, о них некому позаботиться. В моей практике было несколько случаев, когда я помогла таким «привидениям» выстоять и покинуть Землю. – Теперь, когда Серина видела, что у нее есть внимательная аудитория, которая с уважением слушает ее, она говорила более уверенным голосом. – Однако надо сказать, что мне никогда не приходилось работать с духом, который сознательно привязал себя к Земле, поскольку еще не выполнил здесь своего предназначения. Вот такие призраки очень опасны. Они жаждут мщения. Они приносят зло. Они все еще связаны с тем миром, который когда-то покинули. Они не могут уйти. Анхотеп и его «коллега» – именно такие. И они не простые привидения. Они самые опытные и могущественные жрецы, владеющие знаниями одной из самых мощных оккультных систем, когда-либо существовавших в мире. Возможно, они сделали свой выбор – не умирать.
Наступила тишина. Анну знобило. Теплая от солнца терраса, веселые группки людей, болтающих и смеющихся за чашкой чая, снующие туда-сюда официанты, живописная панорама Нила – все это показалось вдруг таким далеким и нереальным…
– А что случилось с «коллегой»? Со вторым жрецом? – наконец спросил Тоби. – Вы о нем ничего не говорили.
Анна вздрогнула при воспоминании о том, как ей стало страшно, когда она прочла в дневнике, какой ужас испытала Луиза при появлении Хатсека, жреца богини с головой львицы, и какой ужас испытала сама, когда увидела его.
– Я его видела. И его видела Луиза, там, в храме. Кажется, из двух жрецов он – более могущественный и злобный.
Тоби поморщился.
– Вы все еще верите нам? – Анна посмотрела на него. – Вы не думаете, что мы сумасшедшие?
– Нет, я не думаю, что вы сумасшедшие. Я сам видел привидения. – Тоби был серьезен. – Наша культура глупа и недальновидна, поскольку не признает ничего, что не может быть доказано при помощи алгебраических формул и научных экспериментов. К счастью, большинство древних и многие современные культуры мудрее, чем наша, западная. Весь фокус в том, что следует игнорировать материалистов и полагаться только на собственные чувства и интуицию. И те из нас, кто отважился иметь подобные суждения, потому что мы собственными глазами видели что-то необычное, должны наплевать на насмешки и сделать все, что мы будем в состоянии сделать.
Серина отодвинула от себя чашку с чаем и с удивлением посмотрела на Тоби.
– Я не ожидала от вас такое услышать! Вы представить себе не можете, насколько важны для меня ваши слова!
– И для меня. – Анна с надеждой улыбнулась.
– Хорошо. Так, теперь, когда мы объединили наши войска, нам нужно решить, что делать дальше. – Тоби задумался. – У нас осталось всего несколько часов до отъезда на экскурсию в Абу-Симбел. Как вы знаете, автобус отправляется рано утром, чтобы мы успели проехать пустыню до наступления самых знойных часов, а потом, когда мы вернемся, путешествие обратно в Луксор займет еще несколько дней. Мне кажется, Анна предпочла, чтобы проблема была решена прямо сейчас, до отъезда в Абу-Симбел. И не забудьте, что у нас на повестке дня еще два вопроса. Кроме Анхотепа, нам нужно разобраться и с весьма материалистической проблемой – пропавшим дневником.
– Вы не находите, что эти две проблемы взаимосвязаны? Вы не думаете, что дневник мог забрать Анхотеп? – задумчиво спросила Серина. Она по-прежнему помешивала ложечкой чай.
– Нет, не думаю. Зачем он ему? Я считаю, что дневник взял Энди Уотсон. Думаю, нужно обыскать его каюту так же, как вы обыскали мою. – Он взглянул на Анну.
Она вспыхнула.
– У него есть сосед по каюте, Бен. Это будет нелегко.
– Вы имеете в виду, что их каюту будет сложнее обыскать, чем мою? – ухмыльнулся Тоби. – Согласен. Но нас ведь трое, и мы сможем их каким-то образом отвлечь. Я в этом уверен. Никому на корабле не понравится, если о пропаже нужно будет сказать Омару и, возможно, даже вызвать полицию. Поэтому, мне кажется, если появится возможность, то лучше решить проблему своими силами. – Помолчав, он посмотрел на Серину. – Если вы готовы совершить акт изгнания – назовите это, как хотите, – то когда, вы считаете, следует выполнить ритуал и что нам для этого понадобится?
Серина ненадолго задумалась.
– Нам нужен сам флакон, который будет выполнять роль приманки, сконцентрирует на себе внимание. Кроме того, мне необходимо некоторое время, чтобы подготовиться. Я привезла с собой все для спиритических сеансов. Фимиам. Свечи. Колокольчик. – Она покачала головой, – Конечно, я не могла воспользоваться этими вещами, ведь в моей каюте живет еще и Чарли. Я предлагаю выполнить ритуал сегодня же вечером, в каюте Анны. Поскольку завтра автобус отправляется на рассвете, сегодня все отправятся спать пораньше, так что нам никто не помешает. И еще, Тоби. Пожалуйста, не обижайтесь, но вы присутствовать на ритуале не должны. Только я и Анна. – Она виновато посмотрела на Тоби. – Может быть, я ошибаюсь, но у меня есть ощущение, что безопаснее, если будем присутствовать только мы. Только женщины. Женщины ведь де факто – служительницы Исиды. Существует меньшая вероятность того, что женщины пришли для того, чтобы навредить.
Тоби согласно кивнул.
– Я не собираюсь с вами спорить. Если вы считаете, что так безопаснее, пусть так и будет.
Серина пожала плечами.
– Я надеюсь, что мы будем в безопасности. – Она вздохнула. – Я очень на это надеюсь.
Она замолчала.
– Так, теперь следующий наш шаг: необходимо проникнуть в каюту и вызволить дневник и флакон. – Тоби отпил из своей чашки. – Обыскать каюту может один из нас. Другие в этот момент позаботятся о том, чтобы задержать под разными предлогами Энди и Бена. – Он посмотрел на Анну. – Я предлагаю, чтобы обыскали каюту вы. У вас есть богатый опыт.
– Тоби, ведь я уже извинилась! – Она вновь покраснела и внезапно почувствовала себя раздраженной. – Сколько еще вы будете меня этим попрекать? Я прошу прощения. Да, я была не права, мне не нужно было слушать Энди. Я была в панике оттого, что дневник исчез. Я и на секунду не могла предположить, что это сделал Энди…
– Но вы с радостью начали подозревать меня.
– Никакой тут радости не было. Неправда! Точно так же я не испытывала никакой радости, когда услышала обвинения Энди в ваш адрес. Даже если бы и предположила, что это правда. – Анна затронула больную тему. – Но мне больше некого было подозревать. Ведь вы были единственным, кто знал о дневнике.
– За исключением самого Энди.
– Да, за исключением Энди.
– А кроме того, за исключением Чарли, и Серины, и вообще всех пассажиров судна.
Анна закрыла глаза и сделала глубокий вдох.
– Хорошо. Я виновата вдвойне. Извините. Я ползаю перед вами на коленях. Пожалуйста, Тоби, нам нужна ваша помощь. Перестаньте издеваться надо мной, мне и так очень тяжело.
Несомненно, когда-нибудь он почувствует, что может ей рассказать о том, что когда-то произошло. А пока она должна доверять ему и ждать. Он долго смотрел на нее, а потом опустил глаза.
– Вы правы. Это я должен перед вами извиниться. Просто я чересчур чувствителен к некоторым вещам. Ну, ладно. Пойдемте. Мы можем начать прямо сейчас. Если Энди отправился на берег, мы можем обыскать его каюту безо всякой суеты.


Дверь была заперта на ключ.
– Черт подери! – Тоби подергал дверную ручку.
– Попробуйте открыть своим ключом. – Анна нервно взглянула через плечо. Энди и Бен, как оказалось, поехали кататься на паруснике.
Тоби выудил из кармана ключ, но через несколько секунд убрал его обратно. Ключ не подходил.
– Дайте-ка мне ваш. – Он взглянул на Анну.
Она уже держала ключ в руке, когда в конце коридора появился Али. Он шел прямо к ним.
– Проблемы? – Он одарил их ослепительной улыбкой.
– Нам нужно попасть в эту каюту. – Анна знала, что притворяться не имело смысла. Он наверняка видел их.
– Хорошо. – Али нырнул в глубокий карман своей галабеи и вынул оттуда связку ключей… – Этот ключ подходит ко всем замкам. Очень полезный. Нельзя терять ключи. – Он отпер замок и распахнул дверь в каюту. Потом повернулся и побрел по коридору, шаркая растоптанными сандалиями.
– Фффу-у-у! – Тоби посмотрел на Анну и ухмыльнулся. – Он даже не спросил, зачем нам нужно туда попасть.
– Наверное, он подумал, что это наша каюта. – Анна вошла внутрь и огляделась. В каюте царил беспорядок, повсюду валялись рубашки и туфли. На столике возле кровати лежал фотоаппарат, на другом стояла бутылка воды и валялись разные туалетные принадлежности. На одну кровать были брошены два путеводителя и несколько открыток, на другую – вывернутый наизнанку свитер и смятое влажное полотенце.
– Дневник и флакон наверняка спрятаны. Может, они в одном из ящиков. Или в чемодане. А может, их прикрыли другими вещами. – Анна открывала ящик туалетного столика, поэтому не заметила насмешливого взгляда Тоби. Методично они обследовали все, что только возможно, искали под матрацами, в платяном шкафу, в ванной комнате, даже за репродукциями картин Дэвида Робертса, висевшими в рамках на стене.
– Ничего нет. – Анна помотала головой.
– Они должны быть здесь. Он не стал бы брать эти вещи с собой на экскурсию. Слишком большой риск.
– Тогда дневник и флакон должны лежать в таком месте, о котором мы не подумали. – Она медленно повернулась вокруг себя. – Ведь должно где-то быть такое место, которое, с одной стороны, находится у всех на виду, а с другой – такое, куда можно что-то спрятать. Нет! И здесь ничего нет! – Она жалобно покачала головой. Мы ведь обыскали каждый квадратный дюйм!
– Правда?
Она буквально подпрыгнула от неожиданности, когда со стороны двери раздался голос. Анна и Тоби резко обернулись и посмотрели на дверь. Возле нее стоял Энди и внимательно за ними наблюдал.
– Можно поинтересоваться, что конкретно вы ищете?
– Не думаю, что вам стоит задавать этот вопрос. Вы сами прекрасно знаете. – Тоби, просматривавший содержимое ящиков столика, стоящего у кровати, выпрямился. – Анна хочет, чтобы ей вернули дневник и флакон.
– А вы думаете, что они у меня? – Он раскраснелся. От него пахло пивом.
– Я знаю, что флакон у вас, Энди, и я хочу, чтобы вы мне его вернули. А еще я подозреваю, что и дневник тоже у вас. – Анна изо всех сил старалась, чтобы ее голос звучал ровно. – Я думаю, что сегодня утром вы обвинили Тоби для того, чтобы сбить меня с толку, и это подействовало на какое-то время. Но только на время. Пожалуйста, верните мне мои вещи.
– Я спрятал флакон в безопасном месте, сделал то, что вы сами были обязаны сделать с самого начала! И вы еще смеете приходить сюда и обвинять меня в том, что я взял ваш дневник! Это возмутительно! – Энди специально распалял в себе праведный гнев. – Убирайтесь! Убирайтесь отсюда немедленно! – Он схватил Анну за руку и поволок ее к двери. – Что я сказал?! Вон!
– Отпустите ее, ублюдок! – У него за спиной вырос Тоби.
Выпустив ее руку, Энди отшатнулся. Он пытался увернуться от Тоби, но тот схватил его за плечи и рывком повернул лицом к себе.
– Не смейте прикасаться к ней! – Атмосфера агрессии и ненависти в каюте стала почти осязаемой.
– Тоби! – пронзительно закричала Анна. – Не надо! Не трогайте его! Да что же с вами со всеми творится?! Почему на этом корабле так много злобы?!
Тоби просто рассвирепел. Он отстранил Анну и крепко сжал кулаки, готовый к драке.
– Тоби! – опять закричала Анна. – Не надо! Прошу вас!
Тоби остановился. Несколько секунд все трое стояли не двигаясь, как будто застыли в немой сцене. Потом злобный яростный огонек в глазах Тоби начал медленно гаснуть, и он опустил кулаки. Он с силой оттолкнул Энди от себя.
Энди сел на кровать. Его лицо было белым как мел.
Анна взглянула на Тоби.
– Думаю, нам лучше уйти.
Тоби кивнул. Он в последний раз с ненавистью посмотрел на Энди и вышел из каюты.
– Все нормально?
Энди кивнул.
Анна пошла было вслед за Тоби, но остановилась в дверях, повернувшись к Энди.
– Вы сами во всем виноваты. Вам не нужно было меня хватать. И вам не следовало брать мои вещи.
Энди поднял на нее глаза.
– Извините, Анна. Не знаю, что на меня нашло. Это совсем на меня не похоже, правда! Но теперь вы верите мне? Он же убийца! Будьте осторожны, Анна. Что бы вы ни делали, будьте осторожны!
Анна повернулась и вышла из каюты, прикрыв за собой шерь. Тоби ушел.
Шатаясь, она побрела от лестницы к каюте Серины. Анна постучала, и Серина распахнула дверь.
– Вы нашли… – Она запнулась на полуслове. – Анна, в чем дело? Что случилось? Опять Анхотеп?
– Нет, не Анхотеп. Появился Энди и застал нас в своей каюте. Они с Тоби чуть не подрались.
– По-настоящему? – Глаза у Серины округлились.
– Чуть не произошла настоящая драка. На кулаках.
Серина прикусила губу.
– По правде говоря, не могу сказать, что меня это удивило. Входите. – Она затащила Анну в каюту и закрыла за ней дверь. – С Энди все в порядке? – спросила она почти машинально.
– Жить будет.
– А как Тоби?
Анну передернуло.
– Он был ужасен, Серина. На какое-то мгновение он просто потерял контроль над собой. Я видела это по его глазам. Думаю, что, если бы меня не было в каюте, он мог покалечить Энди. – Она в волнении прикусила губу и встряхнула головой. Она не верила, что Тоби убийца, конечно же нет! Но теперь, когда увидела Тоби с совершенно неожиданной стороны, она испугалась.
Серина внимательно посмотрела ей в лицо.
– Вы нашли флакон? – спокойно спросила она.
– Нет.
– Жаль. – Она задумалась на мгновение и тряхнула готов вой. – У меня появилась теория, Анна. Очень хочу надеяться, что она неверна. – Серина колебалась. – Мне от всей души хочется надеяться, что я ошибаюсь. – Она опять надолгя замолчала. – Все дело во втором жреце, Хатсеке, жреце богини Сехмет. Он находится здесь. На корабле. Я уже давно подозреваю, что, когда Чарли стащила флакон, Хатсек каким-то образом воздействовал на нее. Я думаю, что он использует ее энергию, поэтому она становится слабее и теряет волю. Нет сомнения в том, что она слегка сдвинулась. Она никогда раньше так много не пила, как сейчас. А пару раз ночью я слышала, как она во сне выкрикивает имя Сехмет. – Серина вздрогнула. – Чарли не занимается изучением Древнего Египта, Анна. Она никогда ничего не слышала о богине Сехмет. Ее не интересует спиритизм и то, чем занимаюсь, я. Она все это просто ненавидит.
Анна кивнула.
– Чарли говорила о богине Сехмет в баре пару дней назад.
– Да. Но тут есть кое-что еще, – продолжала Серина. – Это Тоби и Энди. Я думаю, что Хатсек может также использовать энергию их ненависти друг к другу. А атмосфера на корабле? Я чувствую, как она становится все более напряженной. Она влияет на всех нас. Тоби прикасался к вашему флакону?
Анна снова кивнула.
– Ну, и Энди, естественно, прикасался. – Серина задумчиво смотрела в окно. Их пароход был пришвартован на фоне огромного речного лайнера, и она могла видеть глянцевую белую поверхность корпуса судна, стоявшего в четырех футах от ее окна. – А еще есть вы. Анхотеп везде следует за вами. Он использует вашу энергию. – Она вздохнула. – Энди не отдал вам флакон, как я понимаю.
– Нет, а мы не можем доказать, что флакон у него. – Анна села на кровать.
– Несмотря на то что он взял флакон в открытую и мы знаем, что он у него. Это не похоже на Энди. Совершенно на него не похоже. Как вы уже успели убедиться, мы с ним не ладим. Он мне действительно не нравится, но он не вор, Анна.
– Вы сможете провести церемонию без флакона? – Анна посмотрела на нее с надеждой. – Мы можем это сделать побыстрее?
Серина медленно кивнула. Хотя было видно, что она совсем в этом не убеждена.
– Мы можем попробовать. – Она потянулась за парусиновой дорожной сумкой, стоявшей под кроватью, и вытащила из нее толстую тетрадь. Страницы были заполнены мелким убористым почерком, тут и там попадались какие-то схемы. – Я думала над тем, как лучше всего подобрать нужные слова и какой ритуал использовать. Мы должны вызвать призраков, призвать их обоих, а затем изгнать их таким образом, чтобы они больше никогда не возвращались.
– И вы знаете, как это сделать? – Анна впилась глазами в тетрадь.
Серина с сомнением посмотрела на нее.
– Теоретически – да.
– Как вы думаете, что будет, если у нас ничего не получится?
Серина пожала плечами.
– Тогда положение ухудшится. Обращая на них такое пристальное внимание, мы делаем их сильнее.
– А если мы все сделаем, как надо, мы можем помочь Чарли?
Серина поморщилась.
– Если мы избавимся от жрецов, это поможет вам обеим.
– Тогда давай займемся этим прямо сейчас. В моей каюте.
– Сейчас? Анна, я не уверена, готова ли я.
– Вы должны быть готовой! – Анна схватила ее за руку. – Все будет хорошо. Все должно быть хорошо. Прошу вас!
Серина сделала глубокий вздох!
– Ну, ладно. Я сделаю все, что от меня зависит. Наверное, это будет похоже на то, что мы делали однажды в Ком-Омбо, только лучше. Внушительнее и мощнее. У нас будет достаточно времени, и нам никто не станет мешать, так что мы сможем подготовиться к ритуалу как следует. – Она окинула взглядом каюту, словно проверяя, не забыла ли чего-нибудь важного. Потом сунула под мышку тетрадь и подняла свою дорожную сумку. – Пойдемте.
Анна следовала за ней.
– Нужно, чтобы Чарли присутствовала при ритуале?
Серина ответила не сразу.
– Я размышляла об этом. Думаю, что на этом этапе в ее присутствии нет необходимости. Мы не сможем провести церемонию, как надо, если она будет с нами. Она наверняка noпытается во все влезать, к тому же у нее сейчас возникла мания противоречия. Кроме того, она стала бы дополнительным источником энергии для жрецов. Так что лучше – в следующий раз. Я очень надеюсь на то, что, если я все сделаю как надо, все нити, которыми так или иначе привязаны к жрецам и ты, и Чарли, а может быть, и Энди вместе с Тоби, и даже я, – будут уничтожены. Мы сможем освободиться от них раз и навсегда – Она нервно облизала губы. – О Боже! Как же я хочу, чтобы все получилось!


Они закрыли ставни и накрыли столик, стоявший возле кровати, одним из шелковых шарфиков Анны. На импровизированный алтарь Серина поставила свечи в маленьких подсвечниках из цветного стекла, латунную курильницу и маленькую точеную статуэтку богини Исиды. Она посмотрела по сторонам и покачала головой.
– Здесь недостаточно темно. Занавески очень тонкие, и много света проходит через решетку ставен. Надо закрыть окно чем-нибудь еще.
Они занавесили окно банным полотенцем, а поверх него накинули плед из кашмирской овечьей шерсти. Наконец в каюте стало темно. Серина включила свет и стала рыться в своей дорожной сумке. Из нее она вытащила анк – крест, увенчанный петлей, египетский символ вечной жизни, – и положила его рядом со статуэткой. Наконец, она достала замысловатый красный амулет на черном кожаном ремешке и повесила его себе на шею.
– Что это такое? – Анна, которая во время всех этих приготовлений не произнесла ни слова, подалась вперед и показала на амулет.
– Это называется tyet. Он олицетворяет тело, плоть Исиды. Или ее священную кровь, поэтому он вырезан из красной яшмы. Это очень сильный амулет.
Анна машинально прикоснулась к собственному амулету, висевшему у нее на шее. Серина заметила это движение и одобрительно кивнула.
Она потянулась за сумкой и вытащила из нее коробок спичек.
– Перед тем как я начну выполнять ритуал, я стану молить Исиду о защите, а потом воззову к двум жрецам, чтобы они предстали пред ее алтарем. Я приготовила это благовоние перед отъездом из Лондона. Оно по составу наиболее близко к веществу, которое называется кифи и было священным для Исиды. Это благовоние использовали в храмах, когда проводили обряды в честь Исиды. – Серина смущенно улыбнулась. – Я приготовила это благовоние ради шутки, просто так. В нем так много компонентов! Изюм. Мирра. Мед. Вино. Смола. Нард.
l:href="#n_11" type="note">[11]
Ягоды можжевельника. И еще множество других веществ. Я даже представить себе не могла, что мне когда-нибудь придется им воспользоваться.
Анна прикусила губу.
– Вы уверены, что все это не опасно?
Серина кивнула.
– Самое худшее, что может быть, – у меня ничего не получится или жрецы, услышав мой призыв, не захотят явиться. Может оказаться, что на алтарь нужно обязательно положить флакон для благовоний, но, как бы то ни было, я все же попытаюсь. – Она зажгла свечи и выключила свет. Какое-то мгновение она стояла с закрытыми глазами в полной тишине, потом последний раз взяла дорожную сумку и вытащила из нее какой-то узелок, завернутый в шелковый лоскут. У нее в руке оказался металлический предмет размером около двенадцати дюймов, своими очертаниями напоминавший анк, только вокруг его корпуса были прикреплены четыре струны. На каждой из них висели маленькие музыкальные тарелочки. – Это систр – священный музыкальный инструмент богов, – сказала она, аккуратно снимая с него белую шелковую ткань. Она положила систр на алтарь. – Этот инструмент нужно потрясти, и тогда он поможет призвать духов, очиститься. Он защитит.
– А нам понадобится вино? – Анна подошла к кровати и постаралась усесться так, чтобы находиться как можно дальше от Серины.
– Только не сегодня. Потом. Если… – Она на мгновени запнулась. – В общем, если у нас все получится, я сделаю благодарственное приношение. – Она взяла с курильницы маленький фитилек и поднесла его к огню. – Я освящу и защищу вас, Анна. Очень прошу: сохраняйте спокойствие, чтобы ни случилось. Если вам станет страшно, представьте себе, что вы находитесь в центре непроницаемого огненного кольца, пылающего голубым пламенем.
Анна кивнула. У нее пересохло во рту. Когда из курильницы пошел густой пряный дымок, пламя свечей заколыхалось.
Серина начала нараспев произносить какие-то слова. Затем она взяла систр и, потрясая им, сделала движение рукой поочередно в сторону каждой из четырех стен комнаты. Потом повернулась к Анне и при помощи систра освятила ее.
– Славься, Исида, защитница дочерей твоих. Славься, Исида, и да храни нас. Славься, Исида, и да окружи нас оберегающим огнем, чтобы прислужницы твои Анна и Серина могли служить тебе и могли говорить со жрецами твоими, Анхотепом и Хатсеком!
Анна почувствовала, как у нее вспотели ладони. Пламя свечей не колебалось, из курильницы, выходил ровный дымок и поднимался к потолку. Анна узнала запах благовоний, исходивший из курильницы, и тошнота подступила к ее горлу. Точно такой же странный, резкий запах она иногда чувствовала в своей каюте.
Серина снова заговорила. Она ритмично произносила слова какого-то песнопения, голос ее то поднимался, то опускался. В свете свечей Анна видела, как на лбу Серины выступила испарина. Глаза ее были широко раскрыты, побелевшие от напряжения пальцы с силой сжимали ручку систра.
– Приветствую тебя, Анхотеп, и призываю тебя. Приди к нам, чтобы мы могли говорить с тобой…
Серина повторяла литанию снова и снова. Голос ее звучал все пронзительнее. Атмосфера в душной комнате неумолимо накалялась. Анна боялась пошевелиться, у нее перехватило дыхание, каждая клеточка ее тела напряглась. Глазами Анна обшаривала все уголки комнаты, пытаясь увидеть призрачную тень Анхотепа. Вдруг раздался едва уловимый звук, похожий на вздох, и все свечи разом погасли.
Анна с трудом проглотила подступивший к горлу комок, огромным усилием воли сдерживая вырывающийся наружу крик. Позвякивающий звук систра прекратился. Наступила абсолютная тишина. Анна услышала свой пульс, барабанной дробью отдающийся в висках. Раздался какой-то булькающий звук. Она напрягла глаза и увидела в полумраке, что Серина, застыв, стоит посередине комнаты и пристально вглядывается в алтарь. Систр выскользнул из ее руки и, звякнув, упал на пол. Серина медленно опустилась на колени и начала раскачиваться из стороны в сторону. И вдруг она рухнула на пол.
Анна от страха не могла сдвинуться с места. Она боялась пошевелиться, но хрип, вырвавшийся из горла Серины, заставил ее действовать. Она вскочила с кровати и бросилась к окну. Она сорвала с окна затемнение, раскрыла ставни, кинулась к Серине и упала рядом с ней на колени, пытаясь нащупать пульс.
– Серина! Серина, что с вами?! Скажите что-нибудь! – Она трясла Серину за руку и осторожно хлопала ее по щекам, держа на весу ее голову. – Очнитесь! Ну же! Скажите хоть что-нибудь!
Лицо Серины стало почти лиловым, веки непроизвольно дрожали, зрачки глаз под веками расширились.
– Серина! – Анна кричала ей прямо в ухо. Потом, аккуратно опустив голову Серины на пол, она вскочила на ноги и побежала в ванную. Набрав в стакан холодной воды, она вернулась к Серине и брызнула ей в лицо.
Серина хватала ртом воздух, ей было трудно дышать; на какой-то момент все ее тело охватила судорога, потом она опять упала на пол, и глаза ее закрылись. Анна видела, как меняется цвет лица Серины. Ее напрягшееся тело обмякло.
– Серина! – Анна с ужасом смотрела на нее. – Серина!
Она схватила ее руку и стала искать пульс. Наконец она убедилась в том, что пульс есть – слабый, прерывистый, но – есть.
С каждой секундой пульс становился громче и ритмичнее. Серина судорожно вздохнула, ее глаза открылись. Она лежала и безучастно смотрела на Анну.
– Как вы себя чувствуете? – Анна взяла полотенце, которое бросила на кровать, и стала осторожно вытирать лицо и волосы Серины. – Ну-ну, все хорошо. Давайте-ка я помогу вам сесть. Что случилось? – Она обняла женщину за плечи и помогла ей принять сидячее положение.
– Принесите мне воды, – попросила Серина хриплым, едва слышным голосом. Она прислонилась спиной к кровати и снова закрыла глаза. Ее руки тряслись.
Анна поднялась на ноги и принесла бутылку воды, которая стояла на туалетном столике. Она наполнила стакан и подала его Серине. У той все еще дрожали руки, и Анна помогла ей поднести стакан к губам. Серина сделала один глоток, потом еще и снова судорожно вздохнула.
– Что случилось? – Теперь, когда она смотрела на Анну, взгляд ее стал более осмысленным.
– Я не знаю. Я надеялась, что вы мне расскажете. – Анна присела на пол рядом с Сериной. – Вы распевали песнопения при свечах. Вдруг в каюте сделалось невыносимо жарко и душно. Потом все свечи одновременно погасли, а вы стали издавать какие-то странные булькающие звуки. Я думала, вас кто-то душит. Я чуть не умерла от ужаса.
Серина подняла стакан и выпила еще воды.
– Откройте, пожалуйста, окно. Мне трудно дышать.
Анна посмотрела вверх.
– Окно открыто, Серина. Может быть, вы хотите выйти на палубу?
Серина покачала головой.
– Не сейчас. Скажите, что-то пошло не так? – Она потерла глаза. – Никак не могу уловить нужную мысль… Она вертится у меня в голове… Это как сон. Нет. Ничего не могу вспомнить. Эта мысль все время ускользает от меня. Что-то случилось. – Она допила воду и поставила стакан.
Не говоря ни слова, Анна взяла бутылку и вновь наполнила стакан.
– Анхотеп не явился.
Серина нахмурилась.
– Анхотеп. Это имя… – Она снова тряхнула головой. – Восход. Я видела восход. И закат.
Анна нахмурилась. Она внимательно изучала лицо Серины.


– «Миллионы лет пески странствуют по пустыне». – Целую минуту Серина молчала, потом закрыла глаза. – «Я умерла вчера, но я воскресла сегодня. Всемогущая богиня, которая стережет дверь, оживила меня. Я сразилась с врагом своим и победила его». – Серина замолчала. Анна с удивлением смотрела на нее. Прошло несколько секунд, прежде чем Серина заговорила. – Это цитата из «Книги мертвых».
Анна вздернула бровь и спросила:
– А что это такое?
– По сути, это указания. Они начертаны на стенах гробниц. Древние тексты. Гимны. Молитвы. Обращения к богам. Я не подозревала, что знаю что-нибудь наизусть. – Ее неожиданно охватила дрожь. – Я защитила себя, Анна. Я все сделала правильно.
– Анхотеп не явился, Серина. Я не видела его.
– Тогда кто его видел? – Серина прислонилась головой к кровати. Ее лицо было белым как мел, и выглядела она совершенно изможденной.
– Не знаю. – Анна поднялась на ноги. – Может быть, я его спугнула. Мне было очень страшно. Я думала, что вы умираете.
– Умираю?! – У Серины от удивления округлились глаза.
– Вы задыхались. Вы стали закатывать глаза. Вы упали в обморок, у вас пульс почти не прощупывался. Это произошло, когда погасли свечи. Все было очень странно. Они не догорели сами по себе. Просто вдруг разом погасли. Совершенно неожиданно.
Серина покачала головой.
– А курильница?
Анна подошла к алтарю. Маленькая латунная курильница по-прежнему стояла между свечами. Она была холодная.
– Я не понимаю, почему так случилось. Я думаю, что энергетика в каюте была неустойчивой. А может быть, вы каким-то образом повлияли на происходящее. Могло быть все, что угодно. – Пошатываясь, Серина поднялась на ноги.
– Я думаю, что он хотел вселиться в вас, – внезапно выпалила Анна. – Я даже думаю, что на какое-то мгновение он оказался внутри вас. У вас изменилось лицо. Вы были совсем не похожи на себя. О, Серина, то, что мы делали, так опасно? Я думаю, что здесь чуть не произошло что-то ужасное. Представьте себе, что было бы, если бы у него получилось! Что было бы, если бы он вселился в вас?!
В наступившей тишине Серина глубоко погрузилась в свои мысли. Наконец, пожав плечами, она сказала:
– Я думаю, что все произошло именно так потому, что, возможно, моя защита была недостаточно сильной. – Она вздохнула и горько улыбнулась. – Наверное, он знает обо всем этом намного больше, чем я. – Она нагнулась, подняла с пола систр и осторожно положила его на алтарь. – Анна, я думаю, что мне стоит ненадолго выйти на палубу. Вы не против, если я пойду одна? Мне нужно проветриться и освежить голову.
Когда Серина ушла, Анна оглядела каюту и стала заниматься уборкой. Серина оставила все как было. Алтарь находился на прежнем месте, а на нем стояли свечи, статуэтка и анк. Анна аккуратно завернула систр в белую шелковую ткань, а потом осторожно убрала все вещи в дорожную сумку Серины. Потом сложила кашмирскую накидку и поставила передвинутый ими столик на прежнее место, возле кровати. Она почувствовала себя значительно лучше после того, как в комнате был наведен относительный порядок, но по-прежнему здесь ей было неуютно: в собственной каюте она вздрагивала от каждого шороха. Вдруг она осознала, что слышит шум голосов, доносившийся до нее отовсюду. Это были звук проплывавшей мимо моторной лодки, крики торговцев на городском базаре, музыка, доносившаяся с набережной, отголоски разговора и взрыв хохота людей, проходивших по коридору. Почему же во время ритуала в каюте стояла гробовая тишина? Тишина, после наступления которой вдруг разом погасли все свечи? Такую же тишину, наверное, слышала Луиза в храме Исиды. Анна невольно вздрогнула и покинула каюту.
Войдя в салон, Анна увидела Бена, который с задумчивым видом потягивал фруктовый сок. Неподалеку от него за столиками сидели несколько человек, спасавшихся под навесом от послеполуденного солнца. Кто-то из них читал, кто-то писал открытки, другие же просто тихо разговаривали между собой и наблюдали за проплывавшими мимо парусными лодками.
– Готовы к раннему старту? – улыбнулся ей Бен. – Подъем в четыре утра. Не проспать бы.
Анна кивнула. У нее напрочь вылетело из головы, что на завтра назначена поездка в Абу-Симбел.
– Я слышал, что сегодня произошла стычка между Энди и нашим другом Тоби. – Бен приподнял бровь. – Подозреваю, что виной тому – чьи-то зеленые глаза.
Анна нахмурилась.
– Что-то я не вполне вас понимаю.
– Да ладно уж! Они оба жаждут вас. – Бен ухмыльнулся. – И что вы, женщины, с нами только вытворяете!
Анна покачала головой.
– Думаю, что кое для кого мой дневник гораздо более соблазнителен, чем я. – Она вздохнула. – Вы знаете, что у меня пропал дневник? Кто-то стащил его из моей каюты. Энди и Тоби обвиняют в этом друг друга.
Бен был ошарашен.
– Плохо. Вы сказали об этом Омару?
Анна пожала плечами.
– Я пока не хочу поднимать шум. А вдруг он найдется? Это очень ценная для меня вещь.
– Ради вас готов поиграть в сыщика. – Бен подмигнул Анне. – Если дневник у Энди, то рано или поздно он мне об этом обязательно скажет.
Анна улыбнулась.
– Спасибо. Для меня ценность этого дневника заключается не только в денежном выражении. – «Я очень хочу знать, что же случилось с Луизой и Хассаном», – подумала она.
Серина стояла на верхней палубе, облокотившись о леер, и смотрела на воду. Наконец на палубе появилась Анна. Она в нерешительности остановилась в нескольких шагах от Серины, но та, увидев ее, улыбнулась.
– Со мной все в порядке. Извините, что все так получилось.
– Вы уже лучше себя чувствуете?
Серина кивнула.
– Что бы там со мной ни приключилось, все уже прошло. Я в порядке. – Она взглянула на Анну. – Я решила ехать завтра в Абу-Симбел. Не хочу останавливаться на полдороге, но мне необходимо ненадолго покинуть пароход, сменить обстановку. Проветриться. Отдалиться от того, что сегодня произошло. А вы собираетесь на экскурсию? Поезжайте обязательно.
Анна пожала плечами.
– Наверное, поеду. Это ведь самая занимательная экскурсия в программе всего тура, не так ли? Интересно будет оказаться в пустыне, посмотреть храм Рамсеса.
Серина широко улыбнулась.
– Вот и славно. Больше – никаких привидений. На два дня обо всем забудем. Насыщенная туристическая программа нас только взбодрит.
Анна нахмурила брови.
– Простите меня. Я вас во все это втянула.
– Нет. Вы ни в чем не виноваты. В конце концов, я ведь интересуюсь древнеегипетской магией и религией, кроме того, я сама предложила проделать ритуал. – Серина опять улыбнулась. – Просто оказалось, что это труднее, чем я думала, и теперь надо немножко отдохнуть. Мне не хочется, чтобы вы думали, что мне все стало неинтересно. Сейчас я чувствую себя какой-то опустошенной, как никогда раньше. Если что-нибудь случится в автобусе, в пустыне или в Абу-Симбеле, я всегда буду поблизости. Но надеюсь, что ничего не случится. И еще я подумала, что, когда мы вернемся, у нас ведь будет один день на острове Филе, прежде чем мы поплывем назад в Луксор, – на острове Филе мы можем попытаться повторить наш опыт. В конце концов, это остров Исиды.
– Вы замечательная, – сказала Анна. – Вы очень многому меня научили. – Она прикоснулась рукой к своему амулету. – Значит, вы думаете, что Анхотеп не последует за нами в Абу-Симбел?
Ненадолго наступило молчание. Серина смотрела на фелюгу, идущую по течению неподалеку от них, на сонного рулевого, сидящего на корме и держащего руку на румпеле. Лодка была доверху нагружена какими-то огромными коробками, и Серина вдруг подумала о том, как сильно отличается нот человек в лодке от своего европейского аналога, разводящего в автофургоне грузы по переполненным улицам Лондона. Она улыбнулась и посмотрела на Анну.
– Нет, я не думаю, что он отправится в Абу-Симбел. Надеюсь, что нет. Если бы мы могли узнать, что произошло дальше с Луизой Шелли! Она через все это прошла. Она справилась с ситуацией.
Анна печально кивнула.
– Мне плохо становится при мысли о том, что я могу никогда не узнать, что случилось. Я не перестаю думать о Луизе. Как вы сказали, она – справилась. Она уехала домой, и жизнь ее продолжалась.
Но что случилось с Хассаном? Этот вопрос звучал в ее голове. А что дальше написала Луиза о жрецах Анхотепе и Хатсеке? Они преследовали Луизу, а теперь преследуют ее праправнучку. Как Луизе удалось заставить жрецов оставить ее в покое? Анну, охватила новая волна отчаяния и ярости, как только она опять подумала о дневнике. Энди сказал, когда услышал эту историю, что ему хочется узнать, что произошло потом. Теперь стало очевидно, что он врал. Анна вздохнула. Несколько минут они с Сериной стояли молча, глубоко задумавшись, каждая о своем, и, только когда Серина обернулась, чтобы поискать стул, Анна поняла, что приняла для себя решение. Она никуда не поедет завтра на автобусе. Только что она решила остаться на пароходе. У нее будет целых два дня, чтобы заняться поисками дневника. Ей никто не помешает.
А в Абу-Симбел она сможет съездить в любое время когда-нибудь потом.
Всего лишь на мгновение она забыла, что жрецы богинь Исиды и Сехмет, скорее всего, останутся с ней.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Шепот в песках - Эрскин Барбара

Разделы:


Пролог123456789101112131415

Ваши комментарии
к роману Шепот в песках - Эрскин Барбара


Комментарии к роману "Шепот в песках - Эрскин Барбара" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100