Читать онлайн Шепот в песках, автора - Эрскин Барбара, Раздел - 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шепот в песках - Эрскин Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.09 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шепот в песках - Эрскин Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шепот в песках - Эрскин Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эрскин Барбара

Шепот в песках

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

8

То, что было закрыто от всех, теперь открылось…
Славься, ты, кто уносит прочь сердца.
Славься, ты, кто крадет и разбивает сердца…
Легенда бессмертна. Пески движутся, и тени открывают взору то, что раньше было скрыто. Любые воспоминания со временем проходят. Была ли это гробница жрецов? Была ли это та самая гробница, о которой сама история вспомнила вновь, а потом опять забыла? Теперешние грабители лучше оснащены. Они намного изощреннее. Хранителей покоя фараонов давным-давно уже нет. Когда под напором ломов дверь не устоит и приоткроется со скрипом, охранять содержимое могил будет некому.
Но где же золото? Где же те драгоценные камни, которые украшали служителей богов? Мумии выволакивают наружу и бросают на раскаленный песок пустыни. Они потревожены, осквернены, превращены в песок. Священный сосуд разбит.
Сокровищ нет. Нет ничего, что сопутствовало бы фараонам в их жизни после смерти. Грабителям не повезло. Они – люди, от которых отвернулись боги.
И вот в углу гробницы они находят какой-то припрятанный пузырек. Они поднимают его и выносят наверх, к знойным пескам. Обыкновенное стекло! Достаточно поверхностного взгляда, чтобы понять это. Стеклом никого не удивишь… флакон швыряют прочь. Какой прок от стекла, когда золото не нашли?
Грабители уходят, оставив вход в гробницу открытым. Теперь духи умерших поглощают энергию солнечного света и серебряного сияния луны. От этого они становятся еще сильнее и могущественнее.
И вот наступает ночь. Грабители, которые своими грязными руками кощунственно прикоснулись к запретным вещам, воочию видят пред собой служителей божеств Анубиса и Себека. Боги всегда будут охранять священный сосуд, наполненный слезами Исиды. Грабители обречены, как обречен любой, кто дерзнет хотя бы прикоснуться к этому сосуду. Теперь они мертвы. Их трупы пожирают шакалы и крокодилы, как того велит воля богов.


Это был мираж, Анна. Игра света. – Энди крепко ее обнял, когда она буквально онемела от увиденного. – Пойдемте отсюда. Пойдемте в тень. Здесь очень жарко. – Он повел ее к краю плотины, где несколько чахлых деревьев давали хоть какую-то тень.
– Энди! Анна! Подождите! – Серина, обернувшись, наконец поняла, что что-то случилось. – Что такое? Что произошло? – Она спешила к молодым людям.
– Тебя это совершенно не касается, Серина. – Энди дернул плечом.
Анна нахмурилась. Ей не хотелось, чтобы он вмешивался, пусть даже из благих намерений, особенно сейчас.
– Это был Анхотеп, – сказала она слабым голосом. Она стояла не двигаясь. – Серина, он был здесь, какую-то секунду, у плотины. Но я ведь оставила флакон на пароходе! Он не должен был следить за мной! Почему он преследует меня?!
Серина внимательно посмотрела Анне в лицо.
– Вы уверены, что видели его?
– Ничего она не видела! – Энди снова положил руку Анне на плечо. – Солнце светило очень ярко, а при таком свете можно вообразить что угодно, в конце концов, эти места славятся миражами.
– Да видела, я видела! – Она резко стряхнула его руку. – Это был не мираж, Энди. Я видела его уже достаточно часто, чтобы узнать. – Она передернула плечами. – Он смотрел на меня! Он следил за мной! Он будто выпивал из меня жизненные соки! – Слова из ее уст выливались сами по себе. – Он пользуется моей злостью. Моим страхом. – Она снова передернула плечами.
Омар, разговаривавший с Беном в группе туристов, которые рассматривали плотину, построенную русскими, обернулся, когда услышал, что Анна говорит на повышенных тонах. Он нахмурился и кинулся к ним.
– Что случилось, господа? Анна, у вас все в порядке?
– Да, все нормально. – Анна улыбнулась через силу. Она не могла заставить себя говорить с Омаром. Она стояла между Омаром и Энди и была словно под конвоем.
– Наверное, чересчур жарко, – сказал Энди. – Я позабочусь о ней. Мы отойдем в тень и выпьем чего-нибудь прохладного.
Он повел Анну к автобусу, но она внезапно остановилась.
– Спасибо, Энди. Я в порядке. Думаю, мне нужно переговорить с Сериной, если вы не против.
Он рассмеялся.
– Конечно, я ничего не имею против. Не хочу мешать вам, но наверняка Серина хочет послушать, что рассказывает Омар о плотине, правда? – Почему-то его тон внезапно стал напряженным.
– Что-то не хочется. – Серина прижала к груди ладони. – Иди, иди. У нас здесь будет женский разговор, Энди. Ты нам здесь не нужен.
Анна с усилием улыбнулась.
– Идите, Энди, пожалуйста. Мы с Сериной выпьем чего-нибудь холодного в автобусе. А вы идите послушайте Омара. Потом нам расскажете.
Женщины повернулись и пошли вдоль плотины. Энди стоял и смотрел, как они идут к автобусу, потом пожал плечами и отвернулся.
Анна схватила руку Серины.
– Он был здесь! Он смотрел на меня! Он указывал пальцем на меня! Господи, не могу в это поверить! Почему?! Почему он здесь появился? Ведь здесь совершенно современное место. Здесь не водятся древние египтяне! Ко всему прочему, у меня нет с собой этого флакона для благовоний!
Они сидели на траве в тени чахлых деревьев со стаканами прохладительного напитка. Анна легла на спину, закрыв руками глаза.
– Думаете, я все это придумала? Думаете, что Энди прав? Виновата жара, и все это мне только показалось?
В ответ – молчание. Серина смотрела на голубое небо сквозь редкую листву деревьев.
– А что вы сами думаете?
– Я начинаю во все это верить.
– И я думаю, что вы правы, Анна. Мне кажется, вы мало знаете обо всем этом. Как я вам уже говорила, я все это понимаю каким-то внутренним чувством. Я обязана вам как-то помочь и сделаю все, что в моих силах! Не позволяйте Энди, чтобы он заставил вас не верить мне. Очень вас прошу!
Внезапно лицо ее омрачилось. Она оглянулась и увидела Энди. Как оказалось, он передумал и последовал за ними.
– И почему же это я буду уговаривать Анну не доверять тебе? – Он смотрел на Серину в упор. – У нее достаточно здравого смысла, она не нуждается в чьих-то подсказках. Это и дураку понятно, Серина.
Женщины встали.
– Энди, оставьте нас, пожалуйста, в покое! – Анна стала по-настоящему раздражаться.
Он присел рядом с ней.
– Не надо так нервничать! – Он ухмыльнулся. – Как вы себя чувствуете? Холодная водичка помогла? Могу предложить пива, оно лежит у меня в сумке.
Серина села, обхватив руками колени.
– А ты настырный, Энди!
Он пожал плечами.
– Уж какой есть. Все ваши древнеегипетские штучки, конечно, очень впечатляют, радость моя, но все это – ерунда! Старье! История! В наше время ничего подобного быть не может! Что за идиотизм держать у себя в спальне в углу в качестве алтаря изображение Исиды?! Это все ненормально! Это просто опасно! Не может быть, что ты сама во все это веришь, и еще втягиваешь Анну! А ведь она – очень чувствительная натура. К тому же сейчас мы находимся в стране, которая сильно воздействует на людей с богатым воображением и романтической душой! Хватит морочить человеку голову!
– Старый добрый Энди со своими приземленными взглядами! – метко произнесла Анна. – А вам никогда не приходило в голову, что Серине доступны тайны древности? И все то, о чем она говорит, может быть правдой?
– Все это полная чушь, дорогая моя. – Он вскочил на ноги. – Вижу, что мне вас не переубедить. Пойду-ка я лучше к нашей группе. Не забудьте, что через пятнадцать минут все должны быть в сборе.
После ухода Энди они долго молчали. Серина по-прежнему сидела, поджав ноги. Задумавшись, она терла подбородок.
– Спасибо, что заступились за меня.
– А почему вы сами ничего ему не сказали? – Анна все еще была перевозбуждена. – Энди со своими манерами может раздражать кого угодно. Он будет постоянно цепляться к вам, если вы не ответите ему должным образом. Думаю, вам следует вывести из себя его рассказами о Древнем Египте. – Она хихикнула. – Вот теперь я действительно почувствовала себя лучше.
– Вот и хорошо. – Серина посмотрела на Анну, улыбнулась и глубоко вздохнула. – Знаете, единственная причина, почему я не отвечаю, как ты могла заметить, на его колкости и выпады, заключается в том, что я боюсь, он станет обращаться со мной еще хуже. Боюсь, что если когда-нибудь я не выдержу и отвечу на его дешевые шутки и сарказм, то буду жалеть об этом до конца своих дней. – Она замолчала. – Я ведь могу здорово навредить ему, Анна. Уж поверьте мне. Я очень много про него знаю, и вывести его из себя для меня не составит особого труда.
Они долго молчали.
– Ведь все, что я вам рассказала, правда? – Анна в задумчивости усиленно терла подбородок. – Если люди чего-то не видят и не понимают, это же не значит, что ничего подобного на свете не существует! – Она вздохнула. – Ведь не все мы можем постигнуть своим умом! – Она взглянула на Серину. – Мне страшно.
Серина нагнулась к ней и взяла ее за руку.
– Я буду рядом. Вы можете всегда рассчитывать на мою помощь. – Она посмотрела в сторону автобуса. – Все уже возвращаются. Нам пора идти. Поговорим о наших делах позднее.
В автобусе Анна села рядом с Беном. Энди устроился в первых рядах и забросал Омара вопросами. Серина молча сидела в соседнем ряду, казалось, что она о чем-то глубоко задумалась. Когда они наконец попали на пароход, Серина сразу же ушла в свою каюту. Анна тоже направилась к себе и, войдя в каюту, тут же сняла телефонную трубку. Через несколько секунд ей ответила Серина.
– Я хочу поговорить с вами еще о некоторых вещах, – быстро проговорила Анна. – Можете прийти ко мне? Здесь нам никто не помешает.
Серина рассмеялась.
– Думаете, к вам не заявится Энди? Ну, хорошо, дорогая. Дайте мне минут двадцать, и я буду у вас.
Анна даже не посмотрела, на месте ли флакон для благовоний. Она даже не удосужилась взглянуть через плечо или посмотреться в зеркало. Если жрецы на самом деле существуют, она должна решить для себя, действительно ли Серина сможет ей помочь, или она усугубит ситуацию. Остался единственный выход из положения: выбросить флакон в реку. И она постарается, чтобы ей никто не помешал. Анна прикусила губу. Предположим, что она выбросит флакон. А что, если жрецы от этого только озлобятся?
Она тяжело вздохнула. Не нужно думать об этом. Все! Отныне она не будет обо всем этом думать! Пусть все остается так, как есть. Если она найдет в себе силы, она сможет избавиться от проклятых видений; ей больше ничего не будет мерещиться; ей ничего больше не будет казаться; она ничего не будет бояться! А что, если прав Энди, а Серина ошибается? Что, если то, что Анна, как ей казалось, видела, было лишь плодом больного воображения переутомленного мозга?
Сидя на кровати, она потянулась к ящику туалетного столика. Не будет ничего плохого в том, что она до прихода Серины снова пролистает дневник. Даже если Луиза написала еще что-нибудь о жрецах и своих видениях, это Анну все равно отвлечет. Она вытащила из ящика дневник, присела на стул и взглянула на потрепанную обложку.
Анна вдруг подумала: представляла ли Филлис, какую бомбу замедленного действия подложила она своей внучатой племяннице, когда вручила ей этот дневник?! А еще намного раньше подарила ей, маленькой любопытной девочке, злополучный флакон для благовоний – такой романтичный сувенир!
Она тяжело вздохнула. Даже не оглядевшись в каюте, она открыла дневник и начала медленно переворачивать страницы, пытаясь отыскать оставшуюся где-то в дневнике открытку, на которой был изображен храм Идфу на фоне заходящего солнца.


Луиза тайком от всех поговорила с капитаном, умоляя его передать записку Хассану. Но тот лишь пожимал плечами и отрицательно мотал головой. Дружелюбная улыбка и приятный блеск глаз куда-то исчезли. Он смотрел с холодной вежливостью, словно был вынужден разговаривать с ней исключительно по служебной необходимости. Луиза поднялась на верхнюю палубу и облокотилась о леер. В руке у нее был зонт, защищавший ее от палящего солнца. Она посмотрела на Нил, над которым стояло жаркое марево. На судне Филдингов никого не было. На дахабее, стоявшей поблизости, где расположился лорд Кастэрс, сидел, свесив ноги, матрос и ловил рыбу. Луиза смяла записку, адресованную Хассану, и бросила ее в воду. Какое-то время ее было видно на поверхности воды, а потом она утонула.
Немного погодя она услышала плеск весел и посмотрела в ту сторону, откуда раздавались эти звуки. У нее екнуло сердце, когда она увидела, что к их пароходу подплывает лорд Кастэрс. Луиза даже из приличия не улыбнулась, когда он в приветствии поднял руку. Она сделала вид, что не видит его, направилась на противоположную сторону палубы и стала смотреть на город. Августа рано утром отправилась на берег с дамами Филдинг, чтобы посетить базар. Луиза не захотела к ним присоединиться. У нее не было никакого настроения делать покупки.
Спустя несколько минут она услышала позади себя на палубе шаги.
– Миссис Шелли, я обязан перед вами искренне и от чистого сердца извиниться.
Она даже не обернулась.
– Да, лорд Кастэрс, вы обязаны извиниться. А также должны извиниться перед моим драгоманом, которого уволили из-за вашего вмешательства.
Какое-то мгновение стояла тишина. Видя, что Луиза не собирается поворачиваться к нему лицом и говорить с ним, Кастэрс подошел к лееру и встал рядом с ней.
– Я действовал из самых лучших побуждений, уверяю вас, – мягко сказал он. – Позвольте мне загладить перед вами мою вину. Как я понимаю, сегодня планируется поездка на водопады. Думаю, что «Ибис» отправится туда первым. Вы позволите сопроводить вас на пикник в горах? Оттуда будет хорошо видно, как отчаливает судно. Там открывается прекрасный вид, и вы сможете сделать чудесные зарисовки. Я слышал, что нубийцы изумительно управляются с корабельными снастями, а в воде чувствуют себя, как в родной стихии. К ним всегда присоединяются дети. Я думаю, нас ожидает яркое зрелище.
Они оба смотрели на воду, стоя на палубе плечом к плечу. Луиза видела, как вдали на берегу медленно движется запряженная лошадьми повозка-гари, видела погонщиков ослов, вытащенные из реки на песок лодки, которые местные жители собирались ремонтировать на краю залива. Она смотрела перед собой, не говоря ни слова. В ней боролись противоречивые чувства, и она понимала, что может пойти на сделку со своей совестью. С одной стороны, ей безумно хотелось принять предложение лорда Кастэрса: возможность нарисовать пароход со стороны скал была настолько привлекательна, что ею невозможно было пренебречь. С другой стороны, она была до сих пор взбешена его поведением и понимала, что если примет его приглашение, то это будет с ее стороны своего рода предательством по отношению к Хассану.
– Подумайте о своих картинах, миссис Шелли. Просто стыдно не воспользоваться исключительной возможностью зарисовать водопады с такой необычной точки. – Его мягкий голос был очень убедителен. – Это самое малое, что я могу сделать, чтобы попытаться как-то загладить свою вину.
Она пристально на него посмотрела. Его взгляд по-прежнему был устремлен вдаль. Он не обернулся.
В конце концов Луиза сдалась. Было бы, как сказал лорд Кастэрс, очень глупо не воспользоваться редкой возможностью взобраться на скалы и сделать интересные наброски. А то, что она пойдет вместе с ними, совершенно не значит, что она его простила или простит когда-либо в будущем.
Собрав свои принадлежности для рисования, она последовала за Кастэрсом. Луиза прекрасно понимала, что теперь ей не удастся переодеться в удобное легкое платье и все время, которое она будет вынуждена провести с Кастэрсом, ей придется терпеть чопорную и неудобную одежду.
Они сели в лодку и стали удаляться от «Ибиса», и тут Луиза увидела, что со стоящей рядом дахабеи на нее смотрит Вениция Филдинг. Она стояла на палубе судна, принадлежащего ее брату. И даже с большого расстояния Луиза чувствовала злобу и ревность, исходившие от этой женщины.
Наконец их лодка причалила к берегу. Они остановились в узком ущелье между двумя островками, и Кастэрс ловко выскочил из лодки на берег. Лодочник вынес на берег все необходимое для пикника, а также ее рисовальные принадлежности. Потом он принес множество гобеленовых подушек, на которых будет удобно сидеть. Кастэрс достал пригоршню монет, отдал их лодочнику и жестом приказал ему удалиться.
– Отсюда открывается прекрасный вид, и отсюда мы сможем увидеть, как будут перетаскивать против течения ваш пароход. – Он улыбнулся. Подав руку с небрежной учтивостью, он помог ей усесться на подушки. Потом он передал Луизе зонтик от солнца. Она присела и подумала: интересно, он что, думает, что она сможет держать зонт в руке и в то же время рисовать?
Громкий шум воды не располагал к разговорам. Кастэрс оставил ее распаковывать принадлежности для рисования, а сам подошел к самому краю скалы, внимательно всматриваясь в то место, где должен был появиться пароход. Он стоял так довольно долго, глубоко задумавшись. Наконец повернулся к Луизе. Она отложила в сторону зонтик, достала альбом для рисования и стала делать в нем карандашные наброски каньона, лежавшего перед ней. Брызги воды замочили подол ее юбки, но она этого даже не заметила.
Луиза взглянула на Кастэрса.
– Будьте любезны, милорд, не могли бы вы принести мне немного воды? – Она протянула ему баночку и улыбнулась.
Он взял банку, и на какое-то мгновение их глаза встретились. В свете яркого солнца радужка его глаз была бесцветной, как стекло, а сами глаза были бездонны. Луиза не могла отвести от него взгляд. На секунду ей показалось, что она словно проваливается в бездну. Но она взяла себя в руки и резко отвернулась. Она буквально на секунду заметила его таинственную улыбку, а потом эта улыбка погасла, будто ее и не было, будто это была игра воображения.
Она увидела, как он подошел к краю скалы, присел на корточки и набрал в банку воды. Потом резко поднялся и направился к ней.
Луиза взяла у него банку, кивнув головой в знак благодарности.
– Боюсь, милорд, вам все это быстро наскучит.
Он мотнул головой.
– Разумеется, нет. Боюсь, вы даже представить себе не можете, насколько я терпелив. Терпение мое безгранично. – К удивлению Луизы, Кастэрс опустился на подушки рядом с ней и уселся по-турецки.
Она пожала плечами. Опустив кисточку в воду, она выдавила из тюбиков нужные ей краски, смешала их и стала аккуратными мазками накладывать на бумагу.
Когда она опять посмотрела на Кастэрса, солнце уже немного отошло в сторону. Тени позади нее стали более интенсивными и глубокими. Пароход на реке и сопровождающие его лодки все еще не появились.
Кастэрс сидел в прежней позе, его глаза были устремлены на ее рисунок, но Луиза была уверена, что он ничего не видит. Убрав с колен валик, на который она опиралась при рисовании, она тихо встала и внимательно посмотрела на Кастэрса. Он будто бы совсем не замечал ее.
– Милорд? – тихо шепнула она. – Милорд? Роджер? С вами все в порядке?
Глаза его были открыты, зрачки – черные точки, а выражение лица было странным. Он сидел с абсолютно прямой спиной, спокойно положив руки на колени. Она видела, что он пребывал в каком-то состоянии мечтательности.
Луиза вздрогнула и выпрямилась. Посмотрев на него еще несколько секунд, она отвернулась. Она подошла к кромке воды, глядя на скалы и размышляя, стоит ли выводить его из оцепенения. В этот самый момент она увидела вдали у самого входа в ущелье первые фигуры с канатами за плечами. Через несколько секунд на реке поднялась суматоха, стали слышны крики и смех людей, которые против течения реки волоком тащили за собой тяжелое судно и медленно двигались в ее направлении.
– Прекрасный вид, не правда ли?
Она буквально подпрыгнула на месте, когда неожиданно позади себя услышала голос Кастэрса.
– Действительно красиво. – Луиза посмотрела на Кастэрса. На нем был тропический шлем, тень от которого закрывала его лицо. Она совершенно не могла разглядеть его глаз.
– Желаете еще порисовать? Я хочу распаковать еду, а еще мне нужно найти мелочь для мальчишек. Через какое-то время они захотят показать нам, какие они прекрасные ныряльщики. – Внезапно он стал сама любезность. Она снова присела за мольберт, а он достал корзинку для пикника, разложил содержимое на маленькую скатерть и разлил по бокалам вино. – Мы присоединимся к ним, как только они пройдут первый речной порог. – Кастэрс передал Луизе бокал. – Вы потом сможете почувствовать себя, так сказать, по ту сторону каната. Можно сказать тост? – Он поднял бокал, и она решила, что должна сделать то же самое. На мгновение их руки соприкоснулись, а потом он поднес бокал к губам. – Ваше здоровье, прекрасная леди.
Как Луиза ни пыталась с собой справиться, стараясь не смотреть на Кастэрса, она ничего не могла с собой поделать. Она не могла отвести от него глаз. Она очень устала. Луиза откинулась на подушки.
– Луиза, дорогая моя, позвольте взять ваш бокал. Вы ведь не хотите расплескать вино и разбить бокал вдребезги! – Их лица были совсем рядом, он впился в нее глазами, и эти его бездонные глаза, казалось, вовлекают ее в какой-то омут. – Я придвину зонтик, чтобы на вас падала тень, дорогая моя. Вот так.
Против ее воли у нее слипались глаза. Она почувствовала на своих губах его губы. Поцелуй был напорист и требователен. Она ощутила внезапный прилив возбуждения, как внезапно он сел.
– Yalla, – пророкотал он. – Imshi! Убирайся прочь! Недалеко от них на краю скалы стоял какой-то маленький мальчишка-оборванец.
Луиза медленно приподнялась с подушек и увидела, что мальчишка быстро отвернулся от них. И вдруг он спрыгнул со скалы в бурлящий водный поток.
– Господи, он же утонет! – пронзительно закричала она. В голосе ее звучал страх.
– Конечно же не утонет. Как, по-вашему, он сюда попал? Он пришел сюда, чтобы получить свой бакшиш. – Кастэрс сунул руку в карман и достал пригоршню монет. Он бросил монеты в воду, и они с плеском пошли ко дну рядом с головой широко улыбающегося мальчишки. Через секунду сверкнули его смуглые пятки.
– Ваше вино, дорогая моя. – Он поднес ей бокал. – И позвольте, я вам передам немного еды.
Он вел себя так, словно ничего не произошло. Озадаченная, она приложила ладонь к губам. Встав на колени, Кастэрс стал выкладывать из корзинки хлеб, сваренные вкрутую яйца, свежий белый сыр и фрукты. Она встряхнула головой.
– Как мы попадем обратно на «Ибис»? – Внезапно ей показалось, что это очень важно знать. Ей захотелось оказаться сейчас вместе со всеми.
– Когда пароход будет проплывать мимо, на него совсем не трудно будет попасть. – Он наложил ей полную тарелку еды и уселся неподалеку. Он больше не смотрел на нее в упор.
Луиза взглянула на зонтик. Его Кастэрс отодвинул, и, таким образом, зонт стоял между рекой и тем местом, где лежала она. Если кто-то с лодки и смотрел в их сторону, то все равно увидеть, что произошло, было невозможно. Если вообще что-то было. Она посмотрела на свою тарелку. Аппетит совершенно пропал.
Наконец Кастэрс взглянул на нее.
– Что такое? Почему вы не едите?
Она пожала плечами.
– Извините, что-то совсем не хочется.
Поставив на землю бутылку, из которой он налил себе вина, Кастэрс снова придвинулся к Луизе. – Надеюсь, вы не перегрелись на солнце?
– Нет. – Она покачала головой. – Я люблю солнце.
Неужели ей все привиделось? А если она обвинит его в том, что он воспользовался ситуацией, не назовет ли он ее лгуньей? Он улыбнулся, глядя на нее, и взял ее за руку. Она сделала попытку отвернуться.
– Луиза? – Его голос был хорошо слышен, несмотря на шум воды. – Не надо бороться с собой. Посмотрите на меня. Вы ведь этого хотите.
Она глубоко вздохнула, глядя на блики солнечного света, отражавшиеся в воде. Она пыталась сопротивляться.
– Роджер, прошу вас…
– Посмотрите на меня, Луиза. К чему бороться с собой? Посмотрите на меня. Ну же! – Его рука, лежавшая на ее ладони, была холодна как лед.
Она вздрогнула. Не в силах заставить себя не делать этого, она подняла лицо и посмотрела на Кастэрса.
– Ну, так-то лучше.
Она была полностью под влиянием его бездонных глаз. И вновь она почувствовала, будто ныряет в омут. Ее тело обмякло, она превратилась в податливую куклу.
– Ну, вот. Так еще лучше. – Его пальцы скользили по ее руке, потом он взял ее за подбородок и приподнял лицо.
Губы ее покорно приоткрылись, она почувствовала, как он целует ее, но теперь его поцелуй не вызвал у нее никаких эмоций. Ее словно околдовали. Она видела, как он опять передвигает зонт, потом она поняла, что он расстегивает на ней блузку с высоким воротником. Опустив руку ей за пазуху, он отодвинул прочь кружева, и своими ледяными пальцами стал мять ее грудь. У нее перехватило дыхание, но оттолкнуть его у нее не было никаких сил.
– Где флакон, Луиза? Ты отдашь его мне. Ты сделаешь мне маленький подарок, моя дорогая. – Он жарко дышал ей в ухо. Его слова эхом отдавались в глубине ее сознания. Флакон. Подарок. Флакон. Подарок.
Это же подарок Хассана!
Она наконец смогла открыть глаза.
– Нет! – Она яростно оттолкнула Кастэрса от себя. – Нет! Что вы делаете?!
Вскочив на ноги, Луиза побежала к краю скалы. Было очень скользко, она чувствовала, что земля уходит из-под ног. Каким-то чудом выставив руку вперед и за что-то схватившись, ей удалось сохранить равновесие и не упасть в бурную реку. Она оказалась у самой кромки воды.
И именно в этот момент она увидела фигуру высокого мужчины, который стоял между ней и Кастэрсом.
Человек стоял так какое-то мгновение, руки его были простерты вперед, лицо искажено гримасой ярости. И вдруг он исчез.
Кастэрс словно превратился в соляной столб. Он стал бледным как полотно, его трясло, глаза его были широко раскрыты. Что это: возбуждение или страх? У Луизы не было ответа.
– Эй, Луиза! Вы готовы вернуться на корабль? – внезапно донесся до нее голос, перекрывший грохот бурного течения.
Она обернулась и увидела пароход в каких-то пятнадцати ярдах от скалы, где стояла она. Откуда ни возьмись появились десятки людей, которые при помощи канатов волокли судно против течения. Сэр Джон махал ей обеими руками. Через секунду к ней на скалу взобрался кто-то из команды. В считанные мгновения все их вещи были собраны и упакованы. К скале подплыла лодка, Луизу посадили в нее, и они поплыли к пароходу. Ей помогли взобраться на борт. Краем глаза она заметила, как Кастэрс передает капитану подушки, которые они использовали на пикнике, а потом и сам взбирается на борт парохода.
– Ну что, Луиза, вы нас нарисовали? Давайте-ка посмотрим! – Сэр Джон протянул руку. Не говоря ни слова, она подала ему альбом. Позади нее встал Кастэрс и взял ее за локоть. Его пальцы были словно резиновые.


Словно очнувшись, Анна подняла голову. Она нахмурилась. Прошло уже больше часа, а Серина так и не появилась. Анна протянула руку к телефонной трубке и набрала номер Серины.
Трубку сняла Чарли.
– Кто это? – У нее был такой голос, как будто ее разбудили.
– Это Анна, Чарли. Я хочу поговорить с Сериной.
Наступила пауза, потом раздался противный смех.
– Не выйдет. Ее нет.
– Понятно. А вы не знаете, она давно ушла?
– Понятия не имею. – Голос Чарли вдруг стал раздраженным. – Я что, ей нянька? – Она швырнула трубку.
Анна поджала губы.
Закрыв дневник, она засунула его обратно в ящик туалетного столика. Она направлялась к двери, когда раздался стук.
У двери стояла Серина. Анне было достаточно одного взгляда, чтобы понять, что Серина плакала.
– Что случилось? О, Серина! – Анна поймала ее руку и затащила в каюту. Она усадила ее на кровать и пристально посмотрела на нее. – Неужели это Энди? Он все-таки сорвал на вас злобу из-за того, что мы общаемся?
Серина пожала плечами, а затем неохотно слабо кивнула головой.
– Вы не виноваты, Анна. Он все время говорит мне всякие гадости, с того самого момента, как я впервые его увидела. – Она шмыгнула носом и стала нащупывать в кармане юбки носовой платок. Это все из-за того, что он неотесанный грубиян. – Она смотрела прямо перед собой. У нее было очень помятое и уставшее лицо. – Я сейчас в таком состоянии, что от меня вам не будет никакого проку.
Анна с ужасом посмотрела на Серину. Поднявшись, она подошла к туалетному столику, налила в стакан воды из графина. Она беспомощно пожала плечами и протянула стакан Серине.
– Что он такого вам сказал? Не хотите со мной поделиться?
– Сомневаюсь. Уверена, что у вас достаточно богатое воображение, чтобы представить, что он мог мне наговорить. В общих чертах он заявил мне, чтобы я держала весь мой климактерический бред при себе, а к вам даже близко не подходила.
– А то что будет? Что он собирается делать, если вы его не послушаетесь? – Анна почувствовала, как в ней закипает ярость.
– Ну, вас это никак не коснется. – Серина быстро выпила воду. Она сидела с закрытыми глазами, крепко сжав пальцами стакан. – Но он может превратить мою жизнь в сущий ад. Он на это способен, поверьте мне. Он постоянно преследует меня. Постоянно звонит. Он грозится отдать меня в психушку, пригласить священников, чтобы те изгнали из меня дьявола, угрожает Бог знает чем! Не стоит с ним связываться, Анна. – Тяжело вздохнув, она поставила стакан на туалетный столик. – Если бы я даже захотела, я не могу с вами здесь оставаться. Он буквально высосал из меня последние капли уверенности в себе. В таком состоянии, как я сейчас нахожусь, ваши жрецы разделают меня в пух и прах. Думаю, единственное мое утешение в том, что у меня сейчас настолько мало энергии и сил, что они подумают, не стоит даже пытаться овладеть мной.
Анна закрыла глаза. Ей показалось, что температура в каюте понизилась на несколько градусов. Анна думала о Луизе и ее страхе.
– А почему вы думаете, что они попытаются овладеть вами?
– Я – посвященная в тайну. Возможно, во мне находится энергия, которая им нужна. Я могла бы не поддаться им. Я могла бы побороться с ними на их территории, и, может быть, я смогла бы быть полезной вам. – Серина тряхнула головой. – Если верить Энди, во мне ничего больше не остаюсь, кроме паранойи, в которой виновата я сама. Я умоляла его попытаться нас понять, посмотреть на вещи с нашей точки зрения. Я умоляла его попытаться понять, что угроза действительно существует. Попытаться представить себе, что произойдет, если эти два жреца станут сильнее. С ними никто не сможет справиться, кроме меня.
– Но ведь я все еще могу выбросить флакон в реку, Серима, – перебила ее Анна.
– Это ни к чему хорошему не приведет! Вы сами говорили, что они последовали за вами, когда мы ездили на плотину. Они привязаны к флакону, Анна. Они – совершенно независимые существа! Я не знаю, почему они не объявились раньше. Может быть, они знали, что когда-нибудь вы привезете флакон для благовоний обратно в Египет. Может быть, в Лондоне не хватало необходимой для них энергии. Но теперь они нашли средство, как им стать достаточно сильными. Они не станут прыгать за флаконом в реку и не исчезнут в бурном потоке.
Несмотря на страх, который испытывала Анна, она невольно улыбнулась. Она представила, как это могло бы выглядеть на самом деле. Изумительное зрелище.
– Тогда вы должны помочь мне, Серина. Просто обязаны помочь. Вы мне очень нужны. Я не перестаю думать о Луизе. Представляю, как ей было страшно. – Анна поднялась, что-то твердо для себя решив. – Я сейчас же разыщу Энди, чтобы положить конец его издевательствам. Я потребую, чтобы он от вас отстал.
– Нет! Пожалуйста, не надо! – Серина схватила ее за руку.
– И не пытайтесь остановить меня! Я сыта им по горло! У меня действительно лопнуло терпение! Мы ведь обе решили, что он грубиян и что все это не его дело.
– Теперь он считает, что это и его дело тоже, Анна. Вы ему нравитесь, но, честно сказать… – она замялась, – еще больше ему нравится ваш дневник. В душе Энди всегда был дельцом; друг или любовница – это для него всегда дело десятое. Звучит ужасно, но вполне вероятно, он уже нашел покупателя и придумал, за какую сумму можно этот дневник продать. Он же ужасно алчный! Если я хоть как-то помешаю ему заполучить дневник и вожделенные деньги, я – не жилец!
Анна, не говоря ни слова, внимательно посмотрела на Серину, потом резко развернулась на каблуках и вихрем вылетела из каюты.
Отыскать Энди оказалось несложно. Он сидел на высоком стуле за стойкой бара, глядя на Али, который смешивал в шейкере коктейль.
– Нужно поговорить. Немедленно. – Анна стояла перед ним, уперев руки в бока. Глаза ее сверкали. – Вы суете свой нос не в свои дела. Вы зашли слишком далеко. Этому нужно положить конец.
Она прекрасно понимала, что скопившиеся в зале люди то и дело бросают на нее быстрые взгляды. Она же на них не обращала никакого внимания.
– Значит, Серина вам все подробно рассказала? – Энди нацарапал свою подпись на счете и взял у Али фужер. Oн поднял фужер в насмешливом приветствии. – Мне просто хотелось избавить вас от представлений, которые она любит устраивать. Могли бы мне сказать за это спасибо, между прочим. Но если вы не хотите, чтобы я вмешивался, – он пожал плечами, – пусть так и будет. – Он отхлебнул коктейль.
– Да, не хочу. И еще я не хочу знать, что вы запугиваете ее. Ради Бога, прекратите совать нос не в свои дела! С чего вы взяли, что у вас есть право диктовать мне, что я могу делать, а что – нет, и кто давал вам право указывать мне, с кем я могу дружить? Я вас и знаю-то всего несколько дней! – Она чересчур бурно реагировала и понимала это, но внезапно перед ее глазами встал Феликс, который норовил указать ей, с кем ей следует дружить, и всегда стремился навязать ей свою волю. Хватит! Больше ничего подобного она не допустит. Новая Анна стала свободным человеком и куда более сильным, чем была Анна прежняя.
– Ну, допустим, вы и Серину знаете всего несколько иней, – парировал Энди, тряхнув головой.
– Я доверяю своим чувствам, – отрезала Анна. – Серина мне нравится, и я ей верю.
– Ой-ой-ой! Из этого я делаю вывод, что я вам не нравлюсь и мне вы не верите, так? Извините, у меня почему-то сложилось другое мнение.
Анна посмотрела ему прямо в глаза.
– Вы мне нравитесь, Энди, и я уверена, что могу доверять вам. Но это не значит, что вы можете за меня что-то решать; это не значит, что вы имеете право выбирать друзей для меня.
Энди выдержал ее взгляд.
– В таком случае, – произнес он мягко, – я должен напомнить вам, что я знаю Серину многие годы. Вы же встретили ее всего несколько дней назад. Мои отношения с ней вас совершенно не касаются.
На какое-то мгновение они оба замолчали. Анна отступила назад и коротко кивнула.
– Хорошо. Ваши отношения с ней меня не будут касаться до тех пор, пока они не мешают нашим с ней отношениям. – Она резко отвернулась от Энди и увидела, что за ее спиной стоял Тоби. Рядом с ним – Чарли. Анна вдруг осознала, что Тоби крепко держит Чарли за руку.
– У вас что, боевые действия? – Тоби криво усмехнулся. – Если нет, то мы бы хотели к вам присоединиться…
Он замолчал, потому что в этот момент Чарли с силой выдернула руку из ослабшей хватки Тоби.
– Энди, ты ублюдок! – Язык у нее заплетался. У нее все плыло перед глазами, она озиралась по сторонам, и казалось, что она никак не может найти глазами Энди. Как только Анна сделала шаг в сторону, Чарли протянула руки к Энди. – Энди! Я должна это сделать для богини Сехмет. Я ей нужна, Энди. Я ей очень нужна.
Все были в шоке. Повисла тишина. Чарли с непонимающим видом оглянулась по сторонам.
– Энди, что происходит? – Внезапно ее голос стал жалобным. – Энди, что со мной творится?!
Анна слышала ее жалобный крик.
Она обернулась, почувствовав, что кто-то положил ей руку на плечо. Это был Тоби. Он потянул ее в сторону. Бросив быстрый взгляд сначала на Чарли, а потом на Энди, Анна пошла за ним.
– Ты пьяна! – Громкий упрек Энди услышали все, кто находился в баре.
– Нет! – Она расплакалась. – Неправда! Я ничего не пила… – Ее голос ослаб. Несколько секунд она стояла, слегка покачиваясь, а потом медленно сползла на пол прямо под ноги Энди.
– Пусть Энди сам с ней разбирается. – Тоби потянул Анну к двери. – Пойдемте отсюда.
– Она очень плохо выглядит.
Сехмет. Неужели Чарли действительно произнесла имя этой богини? Анну бил озноб. Она шла за Тоби на находящуюся в тени кормовую часть парохода, все больше хмурясь.
– Она не показалась мне пьяной.
– Не думаю, что она была обязательно пьяна, когда устроила здесь Бог знает что во время обеда. – Тоби облокотился на леер, внимательно глядя на реку. Голос его был задумчив. – Я не почувствовал запаха алкоголя. Мне кажется, она заболела. Наверное, это все из-за жары. – Он пожал плечами. – Возможно, кому-нибудь стоит поговорить с Омаром. – Он обернулся. – Думаю, что у Энди в настоящее время какие-то проблемы. И похоже, что одна из них имеет отношение ко мне. – Тоби сменил тему и говорил обычным, ровным голосом.
Анна пристально смотрела на воду.
– У Энди проблемы со многими людьми. – Она неожиданно взглянула на Тоби. – Скажите, она ведь правда сказала – Сехмет?
Казалось, он не понял, о чем она говорит.
– Кто?
– Чарли. Чарли говорила о богине Сехмет.
– Разве? Она несла какую-то чушь и бредила, словно умалишенная. Единственное, что я мог сделать, это задержать ее, чтобы вы успели отойти прежде, чем она набросится на Энди. – Он ухмыльнулся. – Не обращайте внимания, что она говорила. Она была не в себе.
Анна кусала губы. Некоторое время она молчала, и у Тоби была возможность внимательно рассмотреть ее лицо.
– Можно, я вас угощу? Пойдемте в бар, выпьем чего-нибудь перед ужином. – Он обернулся и посмотрел на дверь, ведущую в бар. – Думаю, они уже ушли.
Анна отрицательно покачала головой.
– Спасибо, но я лучше пойду к себе. Мне нужно поговорить с Сериной. Я хочу, чтобы она знала, что этот ублюдок больше не будет мешать нашим с ней отношениям. – Она помолчала, внимательно изучая лицо Тоби. Анна вдруг поняла, что, с того момента как Энди раскрыл ей тайну Тоби, она впервые осталась с ним наедине. Как она могла про это забыть? Хотя так много всего произошло с тех пор. К тому же она проигнорировала рассказ Энди, сделала вид, что вообще ничего не слышала. Конечно же она не поверила Энди. Или все-таки поверила? Анна нахмурилась, глядя в глаза Тоби, и встряхнула головой. Его лицо было совершенно не похоже на лицо убийцы. Или она хуже всех во всем мире разбирается в людях.
Серины нигде не было. В ее каюте было темно, оттуда доносилось только тихое похрапывание спящей Чарли. Серины не было ни в каюте Анны, ни на верхней палубе, ни в столовой, которая все еще была пуста. Озадаченная, Анна вернулась к себе в каюту и села на кровать.
Где же Серина? Анна нахмурила брови. Она не могла отправиться на берег одна. Пароход не настолько велик, чтобы кто-нибудь мог исчезнуть с него незамеченным. Может быть, Серина зашла к кому-нибудь в каюту? К Бену, например, к Бутам или к кому-нибудь еще. Анна устало откинулась на кровати. До ужина оставалось еще полчаса. Она может пойти в бар и выпить там вместе с Тоби. А может немного полежать и почитать дневник. Интересно, что произошло дальше, ког да Луиза вернулась на пароход?


Сменив промокшее насквозь платье, Луиза вернулась на палубу, где увидела Форрестеров, беседующих с Роджером Кастэрсом. Они внимательно наблюдали за большой группой матросов, которые при помощи канатов волокли судно, перетаскивая его через речные пороги. Луиза покраснела, увидев знакомых. Она надеялась, что Кастэрс сразу отправится на свою дахабею, которая завтра должна была двигаться вслед за их судном.
Кастэрс повернулся к ней, и Луизу поразил его взгляд, полный триумфа и удовольствия. Она вдруг поняла, что видит его насквозь, он был для нее словно открытая книга. Он был самоуверен, чувствуя себя в безопасности оттого, что был убежден в том, будто она совершенно ничего не помнит из произошедшего сегодня на скалах. Его взгляд был насмешлив. Луизу проняла дрожь. Она, как уже случалось прежде, почувствовала себя под его взглядом, словно кролик перед удавом, который не в состоянии сдвинуться с места и убежать прочь.
– Итак, лорд Кастэрс, – она изо всех сил пыталась не выдать своего состояния, – полагаю, нынче вечером вы намерены вернуться на свое судно? Я должна поблагодарить вас за пикник, который вы для меня организовали.
Он слегка поклонился. Впервые за все время она заметила, что у него улыбка слегка кривовата. Она была похожа на волчий оскал и вызывала у смотрящего на него чувство тревоги. Луиза опять задрожала.
Сэр Джон это заметил. Он приобнял ее за плечи и легонько сжал их.
– Вам холодно, моя дорогая? Это все оттого, что вы промокли.
Она улыбнулась ему.
– Что-то я немножко озябла.
Ночной ветер со стороны пустыни еще не подул, а солнце, готовое очень скоро скрыться за утесами, все еще излучало тепло. И только меж скалами и у подножия утесов было уже довольно прохладно. Внезапно за бортом стих шум голосов. Люди, весь день тянувшие канаты и тащившие волоком пароход, преодолевая пороги, стали возвращаться к себе домой, в свои селения, а великолепный нубийский лоцман, сидевший весь день у руля и почти с королевским достоинством дававший приказы своим подопечным, отдал честь сначала капитану-реису, потом сэру Джону, наконец, и сам отправился домой. Завтра они сюда вернутся снова, чтобы проделать последний отрезок пути, перетаскивая пароход, а затем возвратятся к подножию водопадов, чтобы начать перетаскивать другое судно.
– Роджер принял наше приглашение отужинать с нами, моя дорогая, – просиял сэр Джон. – Он вернется к себе позднее. Наш пароход останется здесь на ночь. Как я понимаю, завтра нас перетащат через последний речной порог, потом мы сделаем остановку на сутки у острова Филе и дождемся Филдингов, которые тоже должны туда подойти. Будет занятно собраться до следующего водопада целой вереницей судов.
Луиза сделала усилие над собой, чтобы улыбнуться. Она заставляла себя говорить дежурные фразы, потом извинилась, сказав, что ей необходимо вернуться в каюту. В своей каюте она рухнула на кровать, совершенно изможденная и подавленная. В окно было видно заходящее солнце, подернутое золотой дымкой. Она думала о Хассане. Стук в дверь заставил ее вздрогнуть. Она рывком поднялась и села на кровати. Должно быть, она задремала. В каюте стояла кромешная тьма. Ничего не видя в темноте, она ощупью стала искать подсвечник. Наконец она смогла зажечь свечу. Снова раздался стук в дверь, и Луиза подумала, что это, должно быть, Трис, которая пришла помочь ей переодеться к ужину. Она забыла, что заперла каюту на ключ. Тени от пламени свечи бегали по вышитому золотым орнаментом ковру и портьерам, украшавшим тесную каюту. Луиза ощупью пробилась к двери и отперла замок.
Перед нею стоял Роджер Кастэрс. Он пригнул голову, чтобы не удариться о низкий потолок. Одним мягким движением он оттолкнул Луизу и вошел в каюту, заперев за собой дверь на задвижку.
– Как вы смеете?!
Он резко толкнул ее, она упала спиной на кровать и увидела, как он взял в руку подсвечник и стал внимательно изучать ее вещи, лежащие вокруг.
– Где он? – прошипел Кастэрс.
– Где – что? – Луиза была в невыгодном положении, сидя на кровати. Она была вынуждена смотреть на него снизу вверх, поскольку если бы она поднялась с кровати, то в тесном помещении она бы непременно толкнула его. Ее трясло. – Как вы смеете входить сюда?! – повторила она. – Убирайтесь! Я позову на помощь! У вас будут огромные неприятности, если вас найдут у меня!
– Не думаю. – Он засмеялся. – Форрестеры никогда не осмелятся пойти против меня, дорогая моя добродетельная миссис Шелли. Особенно когда я им расскажу, с каким вожделением вы сегодня принимали мои ухаживания. – Он схватил ее за подбородок своими железными пальцами и заставил смотреть ему прямо в лицо. – И запомните: я вынужден быть осторожным. Вы упрямая особа. Вы полагаете, что можете противостоять мне. – Он тяжело выдохнул через нос. – Итак миссис Шелли. Где же он?
– Флакон для благовоний? – Не было смысла притворяться, что она не понимает, о чем ее спрашивают. – Я спрятала его на берегу.
Его глаза сверкнули.
– Не сегодня. Сегодня вы не могли это сделать. Получается, вчера. Вы спрятали его на острове Филе? Где? – Он прижал ее голову к стене каюты. – Сейчас же скажите мне, – прошептал он сквозь стиснутые зубы.
Вдруг в каюте ужасно похолодало. Пламя свечи стало прерывистым. От нее стал исходить черный дым. Глаза Кастэрса, эти черные колодцы, вплотную приблизились к Луизе. Она не могла отвести свой взгляд. В отчаянии она закрыла глаза, стараясь не дышать, чтобы не чувствовать его неприятное сладкое дыхание.
– Я никогда вам этого не скажу. – Она прижала ладони к лицу и услышала его тихий смех.
– О, вы скажете мне, любовь моя. Поверьте мне, скажете. – Он схватил ее за запястье.
У нее перехватило от боли дыхание, и она услышала, как ее хрупкая кость хрустнула под его пальцами.
– Помогите! – Она пыталась крикнуть, но из ее уст вылетел только шепот. – Анхотеп, если ты существуешь, помоги мне!
Свеча вспыхнула. Кастэрс снова засмеялся.
– Итак, наша маленькая вдова призывает верховного жреца, но не знает, как это сделать. – Он с такой силой и яростью отбросил ее к стене каюты, что у нее перехватило дыхание. – Где флакон… – Он прервался на полуслове.
Пароход стало ужасно качать. На верхней палубе, ничего не понимая, стоял капитан. Якорный канат ослаб, и «Ибис» начало относить сильнейшим течением. Слышались возбужденные голоса и топот ног бегущих матросов.
– Почему? – Она хватала ртом воздух. – Почему вы так отчаянно хотите заполучить флакон?
Он пристально на нее посмотрел.
– Я обязан завладеть им. Это совершенно необходимо. Флакон – не безделушка, которой вам позволительно играть. Это священный сосуд. В нем заключена власть и сила. Власть и сила, которыми только я знаю, как воспользоваться! – Его глазa лихорадочно блестели, и он еще сильнее сжал ее запястье.
– Анхотеп! – Луиза отчаянно пыталась вырваться. – Не позволяй ему причинять мне боль!
Свеча снова вспыхнула и на мгновение ярко осветила тесную каюту. Луиза открыла глаза и увидела, как сквозняк уносит в окно дымок от свечи. Возле него возникла туманная, призрачная, расплывчатая фигура. Сквозь нее Луиза видела стену, ставни, свою шаль, свисавшую со стула…
– Анхотеп! Помоги мне! – Теперь голос ее окреп. Ее страх перед человеком, который полулежал возле нее, был сильнее страха перед обретшей плоть тенью из далекого прошлого.
Кастэрс заметил, как вспыхнула и стала странно гореть свеча, слегка отодвинулся, почувствовав, что атмосфера в маленькой каюте неуловимо изменилась. Увидев, что Луиза впилась глазами в какую-то точку за его плечом, он обернулся в сторону окна. У него перехватило дыхание. Мгновенно Кастэрс вскочил с кровати.
– Служитель Исиды, приветствую тебя! – Он низко поклонился, не обращая никакого внимания на Луизу, которая от страха сжалась в комок на кровати, пытаясь сделаться как можно меньше.
В каюте стало нечем дышать. Свеча, которая секунду назад ярко пылала, теперь едва горела. Через мгновение она погаснет. Фигура жреца медленно таяла в воздухе.
Луиза вскочила с кровати и бросилась к выходу, пытаясь открыть дверь. В каюте было совершенно темно, и в этой кромешной тьме Луиза отчаянно пыталась нащупать задвижку. Как только фигура жреца исчезла, Кастэрс повернулся к ней. В темноте он схватил ее за плечи, когда ее дрожащие пальцы нащупали задвижку. В отчаянии она стала дергать ее, пытаясь открыть дверь. И вот, наконец, задвижка начала поддаваться, но… было слишком поздно. Кастэрс оттащил Луизу от двери и швырнул на кровать. Она попыталась громко закричать, но он закрыл ей рот рукой. И снова она услышала его смех. На этот раз в нем слышались возбуждение и триумф.
И в тот самый момент, когда он начал нетерпеливо разрывать на ней блузку, в дверь каюты громко постучали.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Шепот в песках - Эрскин Барбара

Разделы:


Пролог123456789101112131415

Ваши комментарии
к роману Шепот в песках - Эрскин Барбара


Комментарии к роману "Шепот в песках - Эрскин Барбара" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100