Читать онлайн Королевство теней, автора - Эрскин Барбара, Раздел - Глава тридцать вторая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Королевство теней - Эрскин Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Королевство теней - Эрскин Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Королевство теней - Эрскин Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эрскин Барбара

Королевство теней

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава тридцать вторая

Генри был потрясен неожиданным появлением Эммы. Она выглядела бледной и измученной, ее веки покраснели.
– Наверное, ты уже знаешь, что произошло между мной и Питером? – с виноватой улыбкой сказала она, взяв предложенную чашку кофе. Генри кивнул.
– Мне очень жаль, Эмма. – Он отвел взгляд, не зная, что в этих случаях еще можно говорить.
– Ну, это и к лучшему. – Она произнесла эти слова так, как будто старалась убедить саму себя.
– У вас у обоих есть еще время подумать, – осторожно заметил он.
Эмма с сомнением кивнула.
– Во вторник я уезжаю в Данкерн, чтобы провести Рождество с Клер. – Взглянув на него, она заметила, как на его щеках проступил легкий румянец.
– Как она? – спросил Генри, стараясь, чтобы в его голосе прозвучала небрежность.
– Хорошо. Счастлива! – Эмма пожала плечами. – Или, по крайней мере, была счастлива, пока я не расстроила ее разговорами о собственных проблемах... Я пригласила туда и Рекса Каммина.
– Того самого типа, которого выставили из «Сигмы»? – какое-то мгновение Генри не мог скрыть изумления. – То есть, я хочу сказать, вы...
– Нет. – Она улыбнулась. – Пока нет. Но это дает нам шанс узнать друг друга получше, и, кроме того, он очень расстроен тем, что Данкерн купила «Сигма», а не он, так что я решила: пусть он некоторое время проведет там – возможно, это его подбодрит.
– Но что заставило Клер изменить решение и продать Данкерн?
Эмма покачала головой.
– Понятия не имею. Разве что чувство собственной вины. Она, вероятно, думала, что Пол попал в такую ситуацию потому, что она всегда была в стороне от его проблем.
– Как он это воспринял? – Генри отодвинул почти нетронутый кофе. – Тебе известно, что правление предложило ему подать в отставку?
– Если хочешь знать мое мнение, то это ему только на пользу.
– Что он собирается делать?
– Ты имеешь в виду, когда его выставят вон? – В голосе Эммы не слышалось ни тени сочувствия. – Не знаю, и меня это совершенно не волнует с тех пор, как он оставил в покое бедную Клер. Теперь она нашла своего героя в Шотландии и вполне счастлива. Ее брат рассказал мне... – Она внезапно осеклась, увидев как изменилось при этом лицо Генри. – О Генри, мне так жаль...
– Все в порядке. – Генри отчаянно встряхнул головой. – Все в порядке! Я знаю, что у меня никогда не было ни единого шанса. Главное, чтоб она была счастлива, а все остальное уже неважно...
Нейл спускался по Маунду по направлению к Принсес-стрит, сгорбившись из-за сильного снегопада. Дважды он узнавал, починили ли телефонную линию Данкерна, и столько же раз ему отвечали, что повреждение будет исправлено, как только позволит погода. Он перешел дорогу и свернул у Национальной галереи, чувствуя, как снежинки жалят ему глаза. Еще несколько встреч с представителями антинефтяного лобби и можно будет спокойно готовиться к праздникам. Раньше он всегда Рождество ненавидел. Когда нет семьи, это время полного одиночества. На Новый год у него всегда собирались друзья, и это бывало единственный раз в году, когда он позволял себе напиться до бесчувствия. В Рождество он всегда чувствовал себя словно в пустыне. У него не было ни веры в Бога, которая служила бы ему утешением, ни отца с матерью, к которым он мог бы прийти на рождественский ужин. Никого. Но теперь у него появилась Клер. Он остановился возле светофора у перехода. Клер, безусловно, заслуживала по-настоящему красивого подарка... чего-то особенного... но чего? Он долго мучился, какой подарок выбрать Клер, и вчера наконец решение пришло само собой. Серебряный браслет. Дороговато, конечно, но именно это ему очень захотелось ей подарить. Наконец он пересек Принсес-стрит и направился в сторону ювелирного магазина «Гамильтон энд Инч».
Нейлу оставалось пройти совсем немного, как вдруг его неожиданно заметила Кэтлин, выходившая из лавки, Она немного поколебалась, затем, проскочив дорогу между движущихся машин, бросилась за ним.
– Нейл! Я так и думала, что это ты. Как поживаешь? – Два дня назад она все-таки переехала на снятую ей квартиру.
Она улыбалась, на ее рыжих волосах, повязанных зеленым шелковым платком, блестели снежинки.
– Я просто не могла поверить, когда услышала новости. Мне очень жаль, Нейл, но ты, должно быть, уже знаешь, что она вернулась к мужу.
Он недоумевающе уставился на нее.
– О ком ты, Кэт? – Ему не терпелось поскорее уйти.
– О Клер, конечно. – Ее глаза расширились в хорошо разыгранном сочувствии.
– О Клер? – Они оба отступили от края тротуара – мимо проехал грузовой фургон, разбрызгивая по булыжникам мостовой веер черного талого снега.
Кэтлин, пряча триумф, недоверчиво посмотрела на него.
– Ты хочешь сказать, что не знаешь?
– О чем? – в его голосе проскользнуло явное раздражение.
Она нахмурилась.
– Ну, если она тебе ничего не сказала, может, тогда и мне не следует говорить...
– О чем говорить, Кэт? – повторил свой вопрос Нейл, побледнев от злости.
Она почувствовала, что зашла уже слишком далеко, и быстро затрясла головой.
– Это уже не имеет значения...
– Совершенно определенно, что имеет. – Нейл сделал шаг к ней. – Кэт, что на этот раз ты задумала? Знаешь, больше твои номера не пройдут.
– Пол Ройленд приезжал вчера в Данкерн... – она неожиданно запнулась. – Очевидно она уехала вместе с ним... Обратно, в Лондон. Извини, Нейл.
Нейл пристально смотрел на нее.
– Откуда ты узнала? – Он был потрясен пронзившей его вспышкой ярости.
– Вчера вечером я звонила Джеку Гранту. Я потеряла свои ноты и подумала, что, возможно, оставила их у него. – Кэтлин отвела глаза, не в силах встретиться с ним взглядом. – Он-то мне и рассказал. Клер, очевидно, решила вернуться к нему из-за предстоящего суда и всего такого... Джек сказал, что она собиралась перед отъездом поговорить с тобой... но, наверное, у нее не было времени.
– Я тебе не верю. – Его лицо буквально посерело.
– Это правда, Нейл. – Она снова взглянула ему в глаза и ужаснулась той боли, которую в них разглядела. Внезапно ее уверенность пошла на убыль.
Она звонила в Данкерн, это чистая правда. Дважды линия оказывалась занята, а на третий раз – отключена. Она вознесла молитву, чтобы к тому времени, когда связь восстановится, Пол уже уехал и увез Клер с собой.
– Ты лжешь, Кэт? – Нейл стиснул кулаки.
– Я не лгу. – Она твердо выдержала его взгляд. «Поверь в это, поверь, и все будет правдой».
– Клер не в твоей власти, Нейл. Она никогда не была твоей, я тебе об этом говорила. Она просто развлекалась с тобой. Пойми, Нейл, она аристократка, она не ровня ни тебе, ни мне. Стоило Полу только поманить ее пальцем, как она бегом кинулась к нему. Клер принадлежит Полу, потому что у него есть деньга, влияние, связи. Ты увидишь, он вынырнет из этого дерьма, благоухая как роза – таким, как он это всегда удается! Не изменяй себе, Нейл. Не бегай за ней.
Он стоял посреди тротуара, застыв в оцепенении. Его лицо и волосы были мокры от растаявшего снега. Потом он поглядел на нее и медленно пошел прочь. Мгновение Кэтлин смотрела ему вслед, а потом поспешила за ним.
– Нейл...
– Прощай, Кэт.
– Нейл, если я завтра зайду в ваш офис, может быть, выпьем вместе по чашечке кофе? – Она почти бежала, едва поспевая за ним. Когда они достигли угла Джордж-стрит, он остановился. – Может, я могу чем-то помочь «Стражам Земли»? – Как ни в чем не бывало продолжала она. – После Рождества, когда кончатся концерты? Пожалуйста, не оставляй меня одну, Нейл... – Она презирала себя за то, что унижается перед ним. Такой женщине как она стоило только глазом подмигнуть, чтобы любой мужчина побежал за ней, но она ничего не могла с собой поделать.
– Может быть, Кэт, – Его голос звучал очень устало. – Я просто не знаю.
Он не оглядываясь пошел дальше, а она осталась стоять на тротуаре. Она стояла и смотрела ему вслед, чувствуя, как ветер распахивает ее пальто и снег попадает ей за шиворот. Она видела, как он медленно бредет по улице, надолго остановившись возле ювелирного магазина и разглядывая там что-то в витрине, а затем пошел прочь, не заходя вовнутрь.
Прикусив губу, Кэтлин отвернулась, Ее рука в кармане нашла ключи от его квартиры и больно их стиснула. Он больше не спрашивал о них.
Клер лежала в постели, уставясь в потолок, когда Пол наконец вернулся. В руке он держал чашку чая.
– Клер? – Он с облегчением вздохнул, увидев, что она очнулась, и поставил чашку на прикроватный столик.
– Клер, дорогая, скоро приезжает Джеффри, чтобы присмотреть за тобой.
Она ничего не ответила.
– Все будет хорошо, Клер. Вот увидишь, они не повредят замку. Когда закончится бурение и уберут платформу, вообще ничего не будет заметно...
Ее лицо оставалось совершенно бесстрастным – ни один мускул даже не дрогнул.
– Уверен, что мы добьемся для тебя разрешения на посещение. Или что-нибудь в этом роде... – он нервно рассмеялся. – Мы вернемся туда, дорогая, обещаю, сразу же, как только закончится этот дурацкий процесс. Вот увидишь, со мной не случится ничего плохого и меня наверняка оправдают. Разбирательство публичным не будет и вообще я сомневаюсь, что газетчики проявят хоть какой-то интерес. Они уже устали от Сити. Скоро обо всем этом вообще забудут, и наш ребенок никогда ничего не узнает. – Пол умолк и взглянул на живот Клер, прикрытый окровавленным плащом. Одна из ее туфель свалилась на пол. Он подошел поближе и нахмурившись посмотрел на Клер. После того, как он добился своего, ему хотелось, чтобы у них было все как раньше, до того, как они с Клер стали врагами. Они могли бы попытаться стать настоящей семьей, особенно теперь, когда у них будет ребенок. Непонятный страх снова свел его желудок, когда он увидел ее неподвижное лицо.
– Клер, ты меня не слышишь? – Он неуверенно нагнулся. Из-под одеяла виднелась пряжка пояса ее плаща.
Пол понял, что ее надо хотя бы раздеть. Холодными, непослушными пальцами он развязал пояс и начал стягивать плащ. Она лежала совершенно неподвижно и ему пришлось раздевать ее как куклу: вытащил руки из рукавов, потом перекатил ее на бок и вынул из-под нее плащ, а затем снова положил на спину. Пол скомкал плащ, затолкал его подальше в комод, затем снял с ноги оставшуюся туфлю, снова прикрыл Клер одеялом и подоткнул его с боков. – Клер, дорогая, ты должна выпить чего-нибудь горячего. Никакой реакции.
– Пожалуйста. Тебе никак нельзя простужаться. Выпей и тебе сразу станет лучше, – говорил он фальшиво-утешающим тоном. – Я не хотел, чтобы мы ссорились, Клер. Если бы ты вела себя как подобает хорошей жене, если бы ты была верна мне, ничего этого бы не случилось. – Он снова поправил покрывало. – Но я тебе все простил. Несмотря ни на что, дорогая, я тебя простил. Все будет хорошо. Скоро приедет Джеффри, и он тебе поможет.
Внезапно он вздрогнул. В комнате стоял леденящий холод, и Пол почувствовал, как по спине у него пробежали мурашки. В доме было очень тихо.
– Я пойду и приготовлю Фебе что-нибудь поесть, хорошо? И проверю, что с отоплением. Слишком уж холодно. – Он отступил от постели. – Клер, с тобой все будет в порядке, – почти умоляющим тоном произнес он.
Клер по-прежнему ему не отвечала. Она ничего не слышала.
Служанка, которая всегда приносила целебное масло, на этот раз принесла Изабель и новости.
– Ваш король одержал великую победу, – прошептала она, опасливо оглядываясь на стражников. Позади реял на ветру королевский флаг, возвещавший, что замок Берик по-прежнему оставался во власти англичан. – Шотландия скоро будет свободна!
Изабель взглянула на нее. Она была слишком слаба, чтобы позволить тешить себя призрачной надеждой. Ее лицо, на котором еще виднелись ссадины, было теперь таким худым и изможденным, что глаза на нем казались огромными черными провалами. Она смотрела на служанку, пытаясь осмыслить ее слова.
Просовывая миску с едой сквозь решетку, женщина ободряюще улыбнулась.
– Мужайтесь, миледи, мужайтесь, – прошептала она. Ее мучители в этот день отсутствовали. Щедрый проливной дождь, занавешивая реку и омывая камни замковых стен, вымочил насквозь ее старые изношенные до дыр платье и плащ, в который она пряталась и днем и ночью. Ее кости ныли, суставы, пораженные артритом, ломило, горло заложило, но нежеланных зрителей внизу не было, и это можно было считать божьим благословлением. Она сидела, устремив свой взгляд на юг, через Твид, но все было скрыто серой стеной сплошного тумана.
Через два дня на рассвете пришел стражник и отпер дверь.
– Выходите.
Она тупо уставилась на него, ничего не понимая.
– Выходите. Вам меняют место заключения, миледи, – нарочито грубым тоном сказал он. Когда он распахнул зарешеченную дверь, позади него оказалось еще два человека, один из которых был в длинной темной рясе, – явно служитель церкви, другой – комендант.
Едва способная передвигаться от боли и слабости, она подползла к двери клетки, а оттуда забралась на стену замка, где воздух был намного чище. Она все еще не понимала, все еще не позволяла себе надеяться. Возможно, наконец-то это казнь, о которой она теперь молила все чаще и чаще, когда боль буквально пожирала ее тело, а отчаяние окутывало глухим черным покровом. Выглядела она старухой, а ей было всего двадцать восемь лет.
Комендант подошел к Изабель и, когда она, пошатываясь от слабости, болезненно выпрямилась, взял ее за руку.
– По приказу короля, вас, леди Бакан, из замка переводят в один из монастырей в стенах города. Король Эдуард пожелал выказать вам милосердие. – Он впервые улыбнулся, его суровое лицо покрылось множеством морщинок. – Он считает, что вы уже понесли достаточное наказание. Отныне ваше заключение будет препоручено заботам сестер-кармелиток.
Она по-прежнему не верила тому, что ей говорили. Она думала, что это какая-то новая пытка, что это обман, уловка коменданта, но ее медленно довели до двери в башне, а оттуда один из стражников снес ее на руках по длинной винтовой лестнице. Внизу она снова сама встала на ноги, еще не в силах поверить, что весь кошмар, связанный с клеткой, позади.
Затем ее взор застлала тьма, и она рухнула на каменные плиты, сквозь которые пробивалась трава.
Ее положили в крытый фургон, стоявший у ворот, и отвезли, укрыв от нескромных взглядов жителей Берика, так долго причинявших ей столько мучений, в монастырь, который должен был стать ее новой тюрьмой.
Там ее доставили в лечебницу, и постепенно она наконец начала верить и надеяться, что ее не казнят. Монахини вымыли ее грязное изможденное тело и стали кормить укрепляющей пищей, поначалу жидкой, так как ее зубы шатались, а десны кровоточили. Ей выделили перину, чистое постельное белье и несколько новых платьев – скромных, лишенных всяких украшений, кроме четок и распятия, которое она, как и все монахини, носила на поясе. Они также вычесали вшей из ее волос, по-прежнему густых и не тронутых сединой, вымыли с лечебными травами и высушили их на солнце в благоухающем саду, прежде чем спрятать под белоснежный чепец и покрывало. Сначала она не могла пройти больше десяти шагов, но понемногу ее тело начало привыкать к нагрузкам, и к тому времени, как выпал первый снег, она уже была в состоянии без посторонней помощи обойти монастырь. Постепенно она узнала многое из того, что случилось с Робертом за последние четыре года.
Она услышала о его бегстве из Шотландии, о зиме, проведенной в Ратлине, о его возвращении. Узнала о смерти еще двоих его братьев, Томаса и Александра: как и Найджел они были повешены англичанами. Узнала и о победах «короля Хоба»: в большинстве случаев это были легенды, выросшие вокруг него с тех пор, как о его подвигах заговорили по всей Шотландии и в Северной Англии.
Монахини рассказывали о его доблести и отваге, о его благородстве – даже враги признавали это, – о его любви к Шотландии и блестящем даре правителя. Она узнала также, что схваченные вместе с ней женщины, о судьбе которых она так часто гадала, по-прежнему находятся в плену в Англии, но Мэри из Роксбурга перевезли на юг, поскольку армия Роберта стала угрожать даже этой пограничной крепости. Каким-то чудом все они остались живы и даже она сама, хотя на ее долю выпали самые страшные испытания. И еще от болтливой старой лекарки с длинным носом и глубоко сидящими глазами она с ужасом услышала о романе короля Хоба с одной своей близкой родственницей, которая родила ему двух детей, а также о многочисленных мимолетных связях с другими женщинами по всей стране. Она чувствовала острый взгляд, устремленный на нее, женское любопытство и даже некоторое наслаждение от вида ее страданий и пыталась найти опору в прежней гордыне, но все-таки не могла скрыть боли от того, что Роберт забыл ее и не попытался освободить.
Официального объяснения, почему Эдуард так неожиданно приказал освободить ее, не было, но в монастыре сплетничали, что король просто-напросто испугался. Он, вероятнее всего, испугался мести Роберта, когда тот найдет в клетке вместо своей прекрасной любовницы живой скелет. Монахини тоже боялись, что король Хоб разгневается на них за участие в ее заточении, поэтому заботились о ней с большим тщанием и усиленно старались вернуть ей здоровье. Они даже дали ей еще одну перину и стали лучше кормить, а также с новым рвением молиться за нее. Однако наедине с собой Изабель могла думать только о своей счастливой сопернице, родившей Роберту двух детей, и в своей комнате в лечебнице она наконец дала волю слезам. Изабель стали сниться мучительные сны: засыпая, она снова оказывалась в клетке, видела вокруг чьи-то глаза и чувствовала, как ее крылья бьются о прутья решетки, и во сне она тоже плакала...
Нейл сидел за столом, глядя на груду нераспечатанных конвертов. В углу Джим, сидевший за стареньким ксероксом, распечатывал на нем воззвания о предстоящем митинге «Стражей Земли». Когда вскипел чайник, стоявший на подоконнике, никто даже не двинулся с места.
– Твоя очередь, я занят. – Джим выглянул из-за горы бумаг.
Нейл, глубоко вздохнув, отодвинул от себя стул.
– Позвони еще раз в гостиницу, – Джим встал и сгреб в кучу плакаты на соседнем столе.
– Линия по-прежнему не работает.
– А к ней домой, в Англию?
– Там вообще никто не отвечает. – Нейл открыл банку с кофе и отсыпал его через край в две кружки. Ложки у них не было.
– Значит, она все еще в Данкерне, – заметил Джим. – Я бы на твоем месте, Нейл, не верил тому, что наплела Кэт. Ей соврать ничего не стоит. Она дамочка крутая, и пользуется единственным известным ей способом – то есть плетением интриг. – Он смотрел, как Нейл разливает по кружкам кипяток и размешивает концом карандаша.
Нейл протянул ему кружку с кофе, затем уселся на край стола.
– Джим, я снова позвоню в телефонную службу. Погода прояснилась, и им бы уже пора найти повреждение...
Оба оглянулись, поскольку входная дверь отворилась и к ним в кабинет вошли мужчина и женщина. Глядя на вошедших, Нейл машинально определил их возраст – ближе к пятидесяти, и социальный статус – средний класс, отмечая про себя, что они явно не из той категории людей, что обычно посещает его кабинет. Он отставил кружку и встал.
Мужчина смотрел на них, переводя взгляд с одного на другого, несомненно производя в уме простейшие дедуктивные вычисления.
– Мистер Форбс? – Безошибочно обратился он к Нейлу с едва уловимым шотландским акцентом – выговором, почти истребленным в современной речи.
Нейл еще раз внимательно посмотрел на них и подтверждающе кивнул. Эта пара, казалось, чувствовала себя здесь неуютно, но дело было не только в этом. Они были определенно чем-то взволнованы.
– Я – Арчи Маклауд, а это моя жена Антония. – Мужчина сделал паузу. – Дело в том, что Клер наша дочь.
После того, как Арчи с Антонией проводили утром Сару на поезд – она отправлялась провести Рождество у своей сестры в Ричмонде, у них ушло два часа чтобы собраться с духом и разыскать Нейла, вместо того, чтобы сразу возвратиться в Эрдли. Мысль о встрече с ним была неприятна обоим, но в конце концов победила тревога за Клер и в глубине души любопытство.
– Мы уже два дня пытаемся дозвониться до Данкерна, – вырвалось у Антонии.
– Линия неисправна.
Джим выключил наконец свой ксерокс.
– Могу я предложить вам кофе? – Он потянулся за чайником.
– Благодарю вас. – Антония бегло улыбнулась. – Спасибо, вы очень любезны. Мы так беспокоимся, мистер Форбс... – она снова обернулась к Нейлу. – Мы хотим знать, нет ли здесь еще какого-нибудь телефона, по которому можно было бы позвонить... – ее голос упал, когда она умоляюще взглянула ему в лицо.
Нейл покачал головой.
– Мне очень жаль, но отключен весь район. Обещали починить лишь к завтрашнему утру.
– Знаете, Пол звонил нам как раз перед тем, как линию отключили. Они должны были встретиться с нами в Эдинбурге, но им прошлось повернуть назад из-за снегопада, – протараторила Антония. – Спасибо, – кивнула она головой, когда приняла чашку кофе из рук Джима.
– Ее возвращение к Полу для вас удар, – Арчи заметил, как изменилось при словах Антонии выражение лица Нейла, – Сожалею, старина, но ее место все-таки рядом с мужем. Особенно сейчас.
– Вот, значит, как он ее убедил уехать с ним? Играя на ее благородных чувствах, он представил ей все кошмарные последствия того, что будет в случае, если он явится на суд без жены? Но ведь это же шантаж! – резко сказал Нейл. – Уверен, что она бы не поехала с ним по доброй воле.
Его последняя надежда, что Кэтлин все выдумала, при словах Арчи испарилась, и он страшно разозлился – разозлился на весь белый свет и особенно на Клер.
Он заметил, что Антония улыбается, и ему показалось, что она, несмотря на все свое беспокойство, в глубине души наслаждается его переживаниями.
– О шантаже, мистер Форбс, не может быть и речи, – мягко возразила она. – Клер любит своего мужа. И, конечно, пока выясняется это глупейшее недоразумение, она хочет оставаться рядом с ним, но есть и другая веская причина. Она ждет ребенка, и поэтому они, разумеется, желают быть вместе.
Нейл на мгновение застыл, хватая воздух побелевшими губами. Три пары глаз не отрывались от его лица.
– Я думал, Клер не может иметь детей.
– Так утверждали и врачи, но это была явно ужасная ошибка. Ребенок должен родиться в августе, – гордо добавила Антония и, поджав губы, отставила нетронутую чашку кофе. – Поэтому, видите ли, мы так и встревожены. Мы собирались встретиться в Эдинбурге, чтобы отпраздновать это событие. И мы не сможем успокоиться, пока не свяжемся с ними.
Нейл старался сохранять спокойное выражение лица.
– Могу вас понять, – с сочувствием сказал он, – но на вашем месте я бы вернулся домой и ждал телефонного звонка.
– Бедная Клер, – резюмировал Джим, как только за ними захлопнулась дверь. – Если бы у меня были такие родители, я бы записался в Иностранный легион, С тобой все в порядке?
– Она не может быть беременна! – прорычал Нейл сквозь стиснутые зубы.
– Врачи тоже иногда ошибаются, – мягко заметил Джим.
– Но она давно уже с ним не спала! – Неподдельная боль пронизывала голос Нейла.
– Женщины хорошо умеют лгать.
– Только не Клер. И уж тем более не на эту тему. – Он начал нервно расхаживать между окном и столом. – Здесь происходит что-то очень странное. Она не могла солгать мне. Она не могла... – Он резко повернулся. – Я уезжаю туда, Джим.
– Ты уверен, что это так уж необходимо? Помимо прочего, предупреждали, что состояние дорог...
– Я должен узнать! Так или иначе я все равно узнаю, что происходит. – Нейл гневно нахмурился. Если Клер – бессовестная лгунья, если она вернулась к Полу добровольно, это лишь подтверждает все, что он думал о ней с самого начала, но если она ни в чем не виновата... Если Пол каким-то образом заставил ее уехать с ним, как всегда это делал раньше, тогда она нуждается в его помощи. Более того: если она говорила правду и давно уже не спала со своим мужем, значит, ребенок, если он вообще существует, был его.
Пол отставил телефон. Он раз десять пытался дозвониться Рексу, но номер постоянно не отвечал. Пол хотел дать возможность этому типу изменить решение на случай, если «Сигма» вдруг отступит. Предположим, что они все-таки заподозрили, что подписи поддельные? Слишком уж долго молчат их юристы, и Пол даже начал беспокоиться. Он два дня не мог связаться с Дугом Варнером, и офисы «Сигмы» тоже пустовали.
Наверху, в спальне, хорошенько прогретой электрокамином в ожидании приезда Джеффри и Хлои, Клер по-прежнему лежала совершенно неподвижно. Она не ела уже двадцать четыре часа. Пол дважды приподнимал ей голову и подносил к губам стакан воды. Оба раза она немного отпивала, но ничего не говорила и не подавала никаких признаков того, что узнала его. Казалось, она полностью погрузилась в собственный мир.
Он достал сложенный лист бумаги с ее подписью и положил его не разворачивая в конверт, затем запечатал и убрал в кейс. Теперь, когда он наконец получил то, чего хотел, ему было почти что стыдно.
Еще день он не пустит эту бумагу в ход – день, чтобы как следует обдумать дальнейшие действия. Сегодня как раз суббота, день отдыха. Все сейчас было бы в полном порядке, если бы он не поспешил. Оказалось, что все можно было бы сделать гораздо проще и осуществить всю сделку совершенно законно. Он отодвинул телефон и взглянул на часы. Если дороги все еще открыты, Джеффри приедет в течение, часа. Уже темнело.
Проблема состояла еще и в том, что, если дороги открыты, могут также вернуться Арчи с Антонией. Он отогнал эту мысль. Теперь это не имеет значения. Он получил что хотел, а состояние Клер только подтвердит сказанное им раньше. Он вздрогнул. По правде говоря, он был бы даже рад, если бы они вернулись. Он больше не мог оставаться с ней в доме наедине.
В седьмом часу вечера, когда было уже темно как в погребе, таксист, привезший Джеффри и Хлою из аэропорта, высадил их в самом конце занесенной снегом аллеи и тут же исчез в метели. Они устало побрели к дому с сумками в руках, отчаянно сражаясь с ветром.
Пол оставил над крыльцом свет включенным.
– Слава Богу, вы здесь! – он почти втащил их в дом. – Где такси?
– Водитель сразу же уехал, – Джеффри свалил сумки на ковер в прихожей и стряхнул с себя снег. Затем он сбросил теплое пальто и помог раздеться жене.
– Как она, Пол? – Хлоя дрожала от холода.
– Пойдем и увидишь. – Он провел их через пустую гостиную, где в камине соблазнительно пылало яркое пламя, по лестнице в спальню, и распахнул дверь, которую отпер только перед самым их приездом. Клер лежала неподвижно, как и прежде. Джеффри подошел к ней и положил руку на лоб. Она, казалось, даже не заметила его.
– Что с ней произошло? – обеспокоенно прошептал он.
– Не спрашивай меня. – Пол театрально пожал плечами. – Это случилось, когда я вез ее из Данкерна. Она впала в какой-то транс... – Он расскажет им о Касте позже. Это объяснит все. Они подумают, что именно этот несчастный случай вывел уже больную Клер из состояния хрупкого душевного равновесия.
– Клер? Клер, дорогая, ты меня слышишь? – Джеффри нагнулся над ней. После прогулки по метели его руки были холодны, а лицо пылало. Снег таял на его темных волосах, и несколько капель упало ей прямо на лицо. Она лишь моргнула, но не перевела на него взгляд.
Он взял ее руки и ласково сжал их.
– Клер, я хочу, чтобы ты на меня посмотрела. – Он бросил взгляд на Пола. – Она хоть что-нибудь говорит?
Пол покачал головой. Хлоя позади него стояла в дверях.
– Поговори с Изабель. Проверь, здесь ли она? – прошептала она.
Джеффри сделал отрицательный жест.
– Не сейчас. Не так, без подготовки. Мне нужно время, чтобы сотворить молитву. Мы не знаем, каким духом является Изабель: зла или добра, просто несчастная потерянная душа или орудие разрушения. – Он нахмурился. – Мы все должны молиться, а потом я свяжусь со здешним священником. Ее нужно будет отвести в церковь.
– Ты хочешь сказать, что не можешь сделать это здесь? – возмутился Пол. – Ее никуда нельзя вывозить в таком состоянии! Ради Бога, займись делом немедленно. Она нужна мне в Лондоне! Зомби на суде мне ничем не поможет. – Теперь, когда он больше не был один, страх его улетучился и вернулась безудержная злость.
– Пол, ради всего святого!
Он оставил без внимания потрясенное восклицание Хлои.
– Я думал, что епископ дал тебе разрешение разобраться с ней самому. Неужели он не объяснил тебе, что делать?
– Все не так просто, Пол, – терпеливо ответил Джеффри. – Клер нужно время и забота. Ей нужно понимание и молитва. Я буду молиться с ней сегодня, но если мы хотим доставить ее в церковь, придется подождать до завтра – вряд ли мы можем везти ее туда ночью.
– Завтра? – Пол был убит. – Ты собираешься бросить ее вот в таком виде еще на одну ночь?
– Я не собираюсь бросать ее, Пол, ты же слышал. Я останусь с ней и буду творить молитву. Где ее родители и миссис Коллинз? Возможно, они нам помогут...
– Их здесь нет. Они уехали в Эдинбург.
– Что? – Джеффри изумленно уставился на него. – Ты хочешь сказать, что здесь больше никого нет?
Пол кивнул.
– Никого. Все остается на тебе, Джефф.
Тот нахмурился: у него появилось какое-то нехорошее предчувствие.
Он оглянулся на Хлою, гадая, испытывает ли она то же самое. Что-то здесь было не так, даже если и отвлечься от Клер и ее бесстрастного непроницаемого лица. Пол ведет себя слишком вкрадчиво, слишком как-то неестественно. Джеффри обреченно пожал плечами: что бы то ни было, пока он ни в состоянии ничего поделать. Он устало опустился на край постели, полез в карман и достал оттуда серебряный крест на цепочке.
– Клер! Клер, дорогая, я хочу, чтоб ты его носила. Видишь? – Он подержал крест перед ней, и на долю секунды ему показалось, что ее взгляд сфокусировался на этом серебряном предмете, слабо поблескивавшем в свете лампы, пока он раскачивался. Джеффри расстегнул все еще непослушными с мороза пальцами маленькую застежку и, осторожно обернув цепочку вокруг шеи Клер, приготовился к какой-либо ее реакции. Если здесь приложил руку Сатана, то не исключено, что она станет визжать, бороться и отталкивать крест, прежде чем он коснется ее, но Клер его просто-напросто не заметила. Джеффри замкнул застежку, тщательно поправив ее под густыми волосами Клер, потом осторожно сложил ее руки поверх креста на груди. Она не пыталась противиться, и на мгновенье ему померещилось, что он видит на ее лице слабую тень улыбки.
Священника, который был им нужен, вызвали на отдаленную ферму к постели умирающего как раз перед тем, как началась метель. Его жена не рассчитывала, что он сумеет вернуться сегодня хотя бы к ночи, даже если дороги расчистят, а на ферме телефона не было.
Джеффри был в ярости.
– Я же просил тебя, Пол, поговорить с ним до нашего приезда.
– Но его это не касается, – Пол в замешательстве отвел взгляд.
Джеффри, с мешками под глазами после всенощного бдения, по-прежнему сидел у постели Клер. За всю ночь она почти не сделала ни одного движения – лишь ее рука съехала с креста и теперь свисала с края постели. Джеффри не стал поправлять ее.
– Ты можешь сделать это сам. И именно здесь, – сердито прошептал Пол.
– Здесь я не могу. – Джеффри покачал головой. Он снова и снова повторял молитвы, но они не помогали. – Здесь слишком многое связано с ее прошлым, слишком сильна атмосфера.
– Ты хочешь сказать, слишком много призраков, – саркастически заметил Пол. – Разве ты не можешь с ними справиться?
Джеффри нахмурился. Этой ночью он неожиданно почувствовал холод, не имевший физических причин, и ощутил, что в комнате, помимо него и Клер, присутствует кто-то еще. Он опустился на колени и принялся молиться еще усерднее. Молитвы принесли ему успокоение, поддержали и оградили от скверны, но Клер они не достигали. Он устало поднялся с кресла и подошел к окну.
– Пол, ты знаешь, какой сегодня день?
Река чернела среди заснеженных берегов.
– Понедельник. – Пол начал терять терпение. Он снова позвонил Рексу и не дождался ответа. И в «Сигме» тоже молчали, хотя была уже половина девятого.
– Древний праздник Иул, – задумчиво сказал Джеффри. – День силы древней магии.
– Прекрасно, так призови ее на помощь. – Пол повернулся к двери.
– Их силы, – продолжил Джеффри. – Мужчин и женщин, почитавших древних богов. Таких женщин как Изабель.
Пол остановился. Он внезапно почувствовал, как от страха по спине у него пробежали мурашки.
– Чтобы изгнать ее, я должен поставить Клер на освященную землю. – Джеффри не смотрел на брата. Он хмурился, все еще глядя в окно, наблюдая за лисицей, вдалеке перебегавшей заснеженную лужайку, пока та не исчезла за деревьями.
Пол поднял брови.
– Тогда что может быть лучше Данкелда? Собор ведь там чертовски древний?
– Там есть даже церковь, которой больше тысячи лет. – Джеффри читал о Данкелде. – Но мне нужно разрешение священника. Я не знаю его взглядов...
– Я позвоню ему еще раз. – Внезапно Полу захотелось выйти из комнаты. Здесь было по-прежнему неестественно холодно, несмотря на огненные батареи и электрообогреватель. Он глянул на пустой камин. Будь его воля, он бы зажег там огонь, но отсутствующее выражение лица жены, ее глаза, порой мигающие и скользящие взглядом по потолку, заставляли его поспешить прочь. Он вздрогнул. Пусть это лучше сделает Хлоя.
Она возилась на кухне, где жарила ветчину. На плите грелся кофейник.
– Пол, мы должны заставить ее поесть. – Хлоя спрятала волосы под голубым шарфом в цветочек. Этот цвет, совершенно ей не шедший, подчеркивал бледность и усталость ее лица.
– Она не хочет. Я уже пытался.
Хлоя заставила себя проглотить реплику, готовую было сорваться с губ.
– Пусть так, все равно я должна попробовать. И в любом случае нам всем необходим хороший завтрак. Бедный Джефф промучился с ней всю ночь.
– Так же как я – предыдущую. – Пол воспринял ее замечание как упрек. Но он солгал ей – на самом деле, испугавшись странной враждебной атмосферы в комнате, он запер дверь на ключ и оставил Клер одну.
На сей раз он дозвонился до дома соборного священника. Пастора определенно не будет до завтрашнего дня, ответили ему, нет, извините, связаться с ним нельзя никак, в крайнем случае можете обратиться к соседскому священнику.
Пол в ярости бросил трубку. И что теперь? Он оглянулся на дверь. В доме стояла зловещая тишина.
Он снова набрал номер Рекса. Телефон Каммина по-прежнему не отвечал, но ему удалось связаться с секретаршей Дуга Варнера. Она и сообщила, что мистер Варнер улетел в Штаты и до Нового года не вернется. Пол выругался про себя и как бы между прочим спросил ее о Рексе. Она не смогла ответить точно, где он сейчас, но была в курсе, что на Рождество он собирался в Шотландию. «Сигма Абердин» должна была выслать за ним вертолет в аэропорт Дайк.
Пол напрягся.
– Дайк? Вы уверены? Когда?
Последовала пауза.
– Если вы немного подождете, мистер Ройленд, я сейчас узнаю точно.
Голос с американским акцентом на другом конце линии заговорил по другому телефону, и Пол услышал, как она просит кого-то обождать. Потом наконец она снова ответила ему.
– Вертолет должен доставить мистера Каммина и его гостей в гостиницу «Данкерн». Сейчас я продиктую телефон, мистер Ройленд.
– Не трудитесь. – Пол мрачно усмехнулся. – Я его знаю.
Он бросил трубку. Итак, этот ублюдок все еще настолько заинтересован своим предложением, что собирается даже провести в Данкерне Рождество. И какой рождественский подарок он получит, если захочет и если «Сигма» пойдет на попятный! Пол улыбнулся. Он посидел немного, глядя на кейс, лежащий на столе, и неожиданно преисполнился непоколебимой уверенности.
Они усадили Клер, и Хлоя осторожно смочила губкой ее лицо. Не обращая внимания на Пола, она налила ей кофе.
– Давай, Клер, ты должна что-нибудь проглотить.
Ее уверенный голос, казалось, достиг наконец Клер, и взгляд той постепенно сфокусировался на лице Хлои.
– Клетка...
– Нет никакой клетки, – сказала Хлоя ободряющим тоном. – Тебе это все приснилось. Вот, выпей глоток. – Она прижала руки Клер к кружке.
Клер покорно сделала несколько глотков, но когда горячий сладкий кофе пролился ей на руки, они у нее отчаянно затряслись.
– Каста? Где Каста?
Хлоя ветревоженно оглянулась на Джеффри. Его лицо передернулось.
– Она умерла, Клер, – мягко сказал он. – Она совсем не страдала. Это был просто ужасный несчастный случай. Но жизнь продолжается, дорогая. Ты обязана поесть. Вот смотри, Хлоя приготовила тебе завтрак.
Они смотрели, как она, вновь упав на подушки и закрыв глаза, борется со слезами, нахлынувшими вместе с воспоминаниями. Прошло много времени, прежде чем она нашла в себе силы сесть за стол и снова отхлебнуть кофе. Ветчину она отодвинула с отвращением, но сумела прожевать кусок пирога. На Пола она даже не взглянула.
Джеффри, сидевший возле постели, поставил на колени тарелку с яичницей и ветчиной и пристально разглядывал Клер. Он был уверен, что атмосфера разрядилась и Изабель ослабила свою хватку. Его взгляд упал на крест на груди Клер. Он уютно покоился на мягкой голубой шерсти свитера, поблескивая в свете лампы. Клер, казалось, совсем его не замечала. Джеффри с облегчением кивнул: она не должна ни на минуту снимать его и расставаться с ним. Это только начало.
Яичница почти остыла, но он проглотил все молча, не желая обижать Хлою, а потом демонстративно встал.
– Почему бы нам, Пол, не оставить наших дам вдвоем? Уверен, что хорошая горячая ванна пошла бы Клер на пользу.
Она взглянула на него. Он снова заметил, как на долю секунды на ее лице появилось странное насмешливое выражение. Затем она кивнула.
Хлоя помогла ей выбраться из кровати. Ноги отказывались ей повиноваться, а голова шла кругом, когда Клер медленно проходила по спальне. Хлоя также медленно провела ее по коридору в ванную и нагнулась, чтобы открыть краны.
– Не запирай дверь! – услышала Хлоя панический вскрик Клер.
Хлоя остановилась и нахмурилась, видя, что Клер охватил неподдельный ужас.
– Не буду, оставлю дверь открытой и, если захочешь, останусь здесь, пока ты моешься.
Клер медлила, держась за ручку двери, пока над ванной не стал подниматься пар.
– Хлоя, я была больна?
– Больна? – Хлоя покачала головой. – Конечно, нет.
– Тогда почему ты здесь? Почему приехал Джеффри? Что случилось?
– Ничего не случилось, милая. Ты была расстроена яз-за Касты, а Пол беспокоился за тебя.
– Пол! Беспокоился? – Хлоя была не готова услышать в голосе Клер столько злости. – Он не беспокоился обо мне. Он вообще ни о ком не беспокоится. Он... – она резко осеклась. Какое бы обвинение она ни готовилась выдвинуть против мужа, оно вылетело из ее памяти, словно в ее мозгу опустился непроницаемый черный занавес. Она неловко подергала дверную ручку. – Ты останешься, Хлоя?
– Конечно, мойся сколько хочешь, а потом спускайся вниз.
Она проследила в некотором смущении, как Клер, закончив принимать ванную, обнаженная вошла в комнату с волосами, заколотыми на затылке, завидуя ее стройной, гибкой фигуре. Клер, покопавшись в комоде, вытащила нижнее белье, белое шерстяное платье, отделанное по подолу оленьей кожей и таким же поясом, и медленно начала одеваться.
Внезапно Хлоя напряглась. Она заметила, что на Клер не было креста.
– Клер… – начала она.
Клер, расчесывавшая волосы, оглянулась. Под ее глазами были черные крути.
– Крест, Клер. Что ты с ним сделала?
Клер, мрачно усмехнувшись, продолжала причесываться.
– Талисман Джеффри против моих злых чар? Он в ванной.
– Пожалуйста, носи его, Клер. Ради Джеффри. От этого не будет никакого вреда, – Хлоя встала, вошла в источавшую пар ванную и огляделась. Крест лежал на стеклянной полке над умывальником. Цепочка была порвана. Хлоя взяла крест, и сердце в ее груди глухо забарабанило. Она взглянула на Клер из дверного проема. – Ты порвала цепочку.
– Извини. Я нечаянно. – Клер отложила щетку для волос. – Не надо опекать меня, Хлоя. Я благодарна, что ты здесь, Мне не хотелось бы оставаться здесь с Полом одной... – Она умолкла. Снова этот странный провал в памяти. – Но я не нуждаюсь в помощи Джеффри!
– Правда? – Хлоя внезапно разозлилась. – А как насчет Изабель? Ты не считаешь, что в его помощи нуждается она?
Клер уставилась на нее. Все краски сбежали с ее и без того бледного лица.
– Хлоя, Изабель воображаема.
– Да? А клетка, о которой ты толкуешь?
Последовало долгое молчание, затем Клер медленно ьопустилась на край постели.
– Я была в клетке. Я... – Она крепко стиснула кулаки, пытаясь справиться с волной страха, когда постыдное воспоминание обрушилось на ее мозг.
Хлоя нахмурилась.
– Милая, не говори глупостей, – Она подошла ближе. – Ты не понимаешь, что тебе необходима помощь! Ты уже не различаешь, где реальность, а где фантазия. Ты загнала себя в какой-то жуткий сон с мазохистским оттенком! Пожалуйста, позволь Джеффри помочь тебе.
– Джеффри считает меня ведьмой. – Клер внезапно подалась вперед и схватила крест, свисавший с пальцев Хлои. – Разве не так?
Хлоя покачала головой.
– Нет. Он знает, что ты его просто разыгрывала, – осторожно заметила она. Ее рука потянулась к собственному золотому крестику, угнездившемуся на груди под блузкой. – Но он верит в Изабель и думает, что некоторые твои опасные эксперименты привели ее к тебе.
– Опасные эксперименты, которые заставляют меня видеть воображаемые события и людей. – Голос Клер на миг прозвучал почти задушевно. – Например, как Пол убивает мою любимую собаку. – Ее глаза вновь наполнились слезами.
– Клер, это было на самом деле.
– Клетка тоже! – Клер швырнула крест на кровать. – Она была в реальности, Хлоя. В реальности! Я была там, не Изабель! Ведь клетка и сейчас там, на дворе конюшни. Пойди и посмотри сама, если не веришь мне! Господи, ты думаешь, я могла бы это выдумать? – ее голос истерически сорвался. Внезапно она рухнула на постель. – Но выдумала, правда? Это был сон! – Она ударила кулаком по одеялу. – Но это было так реально. Как тогда, когда Джеймс... – Она осеклась. – Мне было так страшно и стыдно! Мне снилось, что Изабель освободили и отвезли в монастырь, к добрым монахиням. Это был конец кошмара... Но когда я проснулась, кошмар не кончился... решетки были на месте и Пол, Пол был там... – По мере того как она говорила, она начала отчаянно всхлипывать.
Хлоя нагнулась, обняла ее за плечи и крепко прижала к себе.
– Клер, не плачь, – взмолилась она, – что бы там ни было, это кончилось. Ты в безопасности. Ты дома, в Эрдли, а Изабель давно умерла. Она умерла и покинула тебя, Клер.
– Но это не так, разве ты не видишь? – Слезы безостановочно струились по щекам Клер. – Она не мертва!
– Она мертва, но не успокоилась, – медленно произнесла Хлоя. – И Джеффри может ей помочь, я уверена, что может!
За ее спиной в дверях появился Джеффри и остановился, внимательно прислушиваясь к разговору. Он нахмурился, увидев крест на постели.
– Хлоя, – тихо позвал он.
Обе женщины оглянулись. Клер подняла крест и швырнула ему.
– Забери свой проклятый крест и уходи. Ты мне не нужен!
Джеффри поднял крест и положил в карман.
– Клер, ты должна позволить мне помочь.
– Нет, я тебе ничего не позволю! – Оттолкнув Хлою, она встала. – Уходи, Джеффри. Изабель не принадлежит силам зла. Она молилась тому же самому Богу, что и ты. И это не принесло ей ничего хорошего. Лучше бы она молила о мщении богине Луны, которой поклонялась в юности. Но она этого не сделала. Она признала, что наказана за свой грех с Робертом, и покорно ходила в часовню вместе с монашенками!
– Так ты поклоняешься богине Луны? – Джеффри почти перешел на шепот. – И именно это привлекло к тебе призрак Изабель?
Клер горько рассмеялась.
– Тебе действительно хочется поверить в это, Джеффри? Ну, хорошо, если хочется, почему бы нет? В конце концов, у нас свободная страна и людей ведь больше не жгут за ересь. И вы больше не имеете монополию на веру. Да, я верю в богиню Луны. Она же воплощает принцип матриархата, не так ли? В наши дни он снова входит в моду. И какое удачное совпадение: женщина вызывает женщину. Хочешь посмотреть, как это делается?
– Нет! – категорично ответил Джеффри.
– Почему? В конце концов, Изабель сейчас счастлива. Она не умерла в своей клетке. Она не умерла! Она все еще жива. – Клер внезапно повернулась к окну и воздела руки. – Изабель! Я хочу видеть тебя! Я хочу слышать тебя! Я хочу, чтобы ты рассказала им, что произошло. Приди!
Хлоя позади нее отчаянно завизжала.
– Прекрати, Хлоя, все в порядке. – Джеффри с трудом сглотнул. – Клер! Клер...
Клер не слышала его. Она уже видела древние монастырские постройки и слышала пение монахинь.
– Приди ко мне! Приди ко мне, Изабель! Приди немедленно!
В исступлении скрестив руки на груди, она упала на колени, не отводя глаз от бледного солнца, которое выплывало из тумана и заливало ослепительным светом сугробы за окном.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Королевство теней - Эрскин Барбара



Короче, меня очень взбесил этот роман. Натянуто, много лишнего и гл. героиня такая размазня, что просто ........... Совет: не читать. Поберегите нервы и свое время.
Королевство теней - Эрскин БарбараАлина
11.10.2012, 22.12





Самый исторический роман из всех современных авторов групппы исторический любовный роман! Не Вальтер Скотт, конечно, но весьма достойно.Еще этот роман о любви к родине, без пафоса и громких слов. P.S.Космополитам читать не следует; любители эротики будут разочарованы.
Королевство теней - Эрскин БарбараЕлена.Арк
13.02.2013, 2.14





мне очень понравилось правда натянуто но в целом очень интересный роман и без этих откровенных сцен которые порядком надоели.
Королевство теней - Эрскин Барбараася
14.04.2013, 22.24





Этот роман о Изабель,про её прабабушка и рождении Изабель читайте дитя феникса 1 и 2 части,романы супер.эротики минимум,но история пересказа на отлично.
Королевство теней - Эрскин Барбаракатерина
15.11.2014, 15.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100