Читать онлайн Королевство теней, автора - Эрскин Барбара, Раздел - Глава тридцатая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Королевство теней - Эрскин Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Королевство теней - Эрскин Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Королевство теней - Эрскин Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эрскин Барбара

Королевство теней

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава тридцатая

Пол разочарованно барабанил в дверь, Потом повернулся и зашагал вниз по лестнице. Он в четвертый раз приходил к квартире на Мюрей Плейс. Может, Клер и была там, когда Маккензи ее обнаружил, но теперь она явно покинула это убежище. Он снова сел в «рейнджровер» и, обуреваемый яростью, начал пробиваться через плотный поток машин в сторону Грассмаркет.
В офисе «Стражей Земли» Джим Кэмпбелл настороженно взглянул на вошедшего Пола, сразу узнав его по фотографиям в газетах.
– Где Форбс? – Пол был не в настроении для любезностей.
Джим встал из-за стола.
– Могу я узнать, кто его спрашивает? – вежливо полюбопытствовал он. Ростом Джим был шесть футов и два дюйма и соответственной ширины в плечах, но на Пола это не произвело впечатления. Он не ответил на вопрос.
– Он связался с моей женой, – отрывисто заявил он, – а я хочу ее разыскать и вернуть.
– Ясно. – Небрежный тон наводил на мысль, что заявления подобного рода здесь в порядке вещей. – Боюсь, что Нейла Форбса сейчас нет в городе.
– А Клер? Где Клер? – Пол шагнул вперед. Его лицо перекосилось от бешенства. – Я был на Мюрей Плейс, но ее там нет.
– Извините, но я не знаю. – Джим улыбнулся. – Если вы оставите номер своего телефона, я передам его Нейлу, когда он вернется.
– Где он? – Пол с трудом сдерживал ярость.
– Уехал по делам. Если вы оставите свои координаты…
– Скажите ему, что я в гостинице «Георг», – огрызнулся Пол. – И передайте, что я намерен встретиться с женой.
Сразу же после того как Пол ушел, Джим потянулся к телефону и набрал номер квартиры Нейла.
– Думаю, тебе лучше знать, что Ройленд вернулся в Эдинбург, – тихо сказал он прямо в трубку. – И дышит огнем и серой.
На другом конце линии послышалось сдавленное ругательство.
– Он знает о квартире на Мюрей Плейс, – медленно продолжал Джим. – На твоем месте я бы никому не открывал дверь и как можно быстрее вывез Клер из города. Она уже видела газеты?
– Еще нет. – Нейл оглянулся через плечо на кухню, где Клер была поглощена приготовлением омлета с грибами. – Я стараюсь их ей не показывать.
– Лучше расскажи ей поскорей. Эта история на всех передовицах. – Положив трубку, Джим вскинул взгляд, когда отворилась дверь, и облегченно вздохнул, увидев Кэтлин. Он боялся, что вернулся Пол.
– Как ты? – Джим широко улыбнулся. Ему всегда нравилась Кэтлин.
– Прекрасно. – Она опустилась в угловое кресло, расстегивая пальто. – Ну, как поживает наш общий знакомый?
– Нейл? – осторожно переспросил Джим. – О'кей. В цейтноте, как всегда.
– Особенно с миссис Ройленд, надо думать. – Она откинулась в кресле. – Между прочим, это не грозный муж пронесся мимо меня в сторону Нетер Боу?
– Боюсь, что да. – Джим пожал плечами. – Похоже, он не собирается сдаваться без боя.
Глаза Кэтлин сузились.
– Так же, как и я, – тихо произнесла она.
– Извини. Я не хотел сказать...
– Я знаю, что ты хотел сказать. – Она встала. – Он сказал тебе, где остановился?
– Нейл только что вернулся из Берика. Думаю, что он... не станет здесь задерживаться и снова уедет в Данкерн.
– Я имела в виду мистера Ройленда, – промурлыкала она.
– В «Георге». – Он смущенно покосился на нее. – Я бы не стал связываться с ним, Кэт. Он кажется довольно мерзкой личностью.
– Так же, как и я, иногда. – Она перегнулась через стол и погладила его по голове. – Так же, как и я.
Вечером Нейл отвез Клер в Данкерн, где ее восторженно встретила Каста. Ни Пол, ни Кэтлин не объявлялись, и, входя в гостиницу в Данкерне, Нейл с облегчением вздохнул. Это было похоже на возвращение домой.
Следующее утро выдалось холодным и серым, Катриона Фрейзер поставила чайник и чашки на поднос, положила рядом газеты, затем подошла к номеру, в котором остановились Клер и Нейл, и постучала.
В комнате была одна Клер, и она еще не вставала. Исподтишка разглядывая прекрасные кружева на ее ночной рубашке, Катриона поставила поднос на стол.
– В газете есть заметка про вас с мистером Форбсом, – застенчиво сказала она. – Там даже есть фотография, где вы оба на последнем митинге.
Клер поднялась на подушках, внезапно побледнев.
– Где? – Она потянулась к газете.
– Вот, прямо на первой странице, – показала Катриона. – Налить вам чаю? – Ей не хотелось уходить, не увидев реакции Клер.
– Пожалуйста, – Клер уставилась на заметку внизу страницы. «Пока банкир Пол Ройленд готовится достойно ответить на серьезные обвинения в мошенничестве в Сити, его жену видят в Шотландии в обществе эколога Нейла Форбса. Их знакомые утверждают, что они неразлучны...»
Клер выронила газету. Отбросила одеяло и потянулась за шлепанцами.
– Где Нейл? – Ее руки тряслись.
– Кажется, он ушел гулять с собакой.
– Спасибо, Кэт. Я позавтракаю внизу, позже. – Схватив в охапку одежду, Клер проскочила мимо удивленной девушки в ванную и принялась торопливо одеваться. Ее лихорадило.
Джек Грант был в конторе гостиницы. Она бросила газету ему на стол.
– Это правда? Мой муж обвинен в мошенничестве?
Джек медленно кивнул.
– Так пишут в газетах. Нейл старался, чтоб вы не узнали об этом как можно дольше. Он не хотел, чтобы вы беспокоились. Пол должен отвечать за себя сам.
Клер опустилась на деревянное кресло. Ее лицо выражало неуверенность.
– Мне, наверное, нужно сейчас быть с ним.
– Зачем? Вы его оставили. – Джек перетасовал пачку счетов и сунул их в стол. – Вы приняли решение, девочка, и не нужно от него отступать. Иначе вы никогда себя не простите. У вас есть Нейл Форбс, хороший человек. Доверьтесь ему.
– Это вы рассказали газетчикам, что мы вместе? – Она все еще хмурилась.
– Вовсе нет. Я лишь сообщил прессе о кампании протеста и дал как можно больше информации. Ведь мы договорились, что так лучше. Но не сказал ни слова о том, что их не касается, да меня и не спрашивали. Но ведь у газетчиков есть глаза! – Он невольно улыбнулся. – Всякий, кто не слеп, увидит, что вы его любите.
Клер улыбнулась.
– А он меня любит? – спросила она.
– Если нет, то он сумасшедший, – ответил Джек. Это было не совсем то утверждение, которое она хотела услышать.
Когда вернулся Нейл с Кастой, она не упомянула о газетной статье, так же, как и он. Позже Джек рассказал ему, что Клер все известно, и Нейл исподтишка наблюдал за ней, стараясь понять, сильно ли она расстроена. Нейл пытался понять, преследует ли ее по-прежнему призрак Изабель. Он замечал, как время от времени она уходит в себя; замечал напряженность, которая внезапно охватывала Клер, когда ей казалось, что он на нее не смотрит, и как она прислушивалась к чему-то отдаленному, недоступному ему. Все это его беспокоило.
Несмотря на дурную погоду, Клер была довольна пребыванием в Данкерне, поэтому, когда пришло время возвращаться в Эдинбург, Нейл оставил ее здесь. О Поле, к огромному облегчению и некоторому удивлению Нейла, не было никаких известий, но он все еще чувствовал, что безопаснее будет держать Клер вдали от столицы. Если бы Пол вернулся в Данкерн, ему бы уже об этом сообщили, поэтому логично было предположить, что Пол все еще в Эдинбурге или уже уехал в Лондон.
– Я вернусь на уик-энд, Клер, – пообещал он. – Тебе нет необходимости ехать. Оставайся в Данкерне. Тебе на пользу здешний воздух, и здесь есть, чем тебе заняться. – Он заметил, что она посвежела, а в глазах появился задорный блеск, вытесняя затравленное выражение. Но главное было в том, что у нее появилось занятие, способное ее увлечь.
Помимо работы, выполняемой для организации «Стражи Земли», она, почувствовав необычайный прилив энергии, стала помогать Джеку в гостинице. Вместе они обдумывали грядущий по весне ремонт, обсуждали возможность некоторой рекламы – небольшой, но достаточной, чтобы увеличить приток посетителей. Шум вокруг нефти уже привлек в Данкерн любопытных и сочувствующих – в субботу на ленче у них было на двадцать человек больше, чем обычно, и они уже получили сотни подписей против добычи нефти под петицией, лежавшей в баре. Но они нуждались в большом количестве отдыхающих и туристов.
– Я буду скучать по тебе. – Она вдруг обняла его.
– Меня не будет всего несколько дней. Обещаю, что вернусь вечером в пятницу, – он мягко отстранил ее. – Клер, тебе нужно научиться обходиться без меня.
– Зачем? – внезапно ее охватила паника. – Зачем? Куда ты собираешься?
– Я никуда не собираюсь, но ты должна научиться стоять на собственных ногах. Ты знаешь, что должна. Без Пола. – Он сознательно назвал его имя. – Без меня и без Изабель.
Она отвела глаза.
– Ты прав. Но что, если приедет Пол?
– Он не приедет. – Нейл сказал это мрачно, надеясь, что говорит правду. – Он должен вернуться в Лондон, чтобы готовиться к защите.
Дэвид и Джеффри Ройленды сидели, глядя на Нейла, в офисе «Стражей Земли». За окном по-прежнему косо падал мокрый снег, и потому оба брата были одеты в теплые пальто. Отличительной чертой одного был старый галстук выпускника Итона, другого – стоячий пасторский воротничок. Ройленды оказались крупными мужчинами и почти заполнили собой маленький кабинет Нейла.
– Нам необходимо видеть Клер, – медленно произнес Дэвид. – Не знаю, объяснил ли вам что-либо наш брат, но она крайне нуждается в специальной помощи. – Он говорил почти покровительственным тоном.
– Она получает необходимую помощь, – Нейл встал из-за стола с карандашом в руках. Перевел взгляд с одного на другого с холодной вежливостью. Их визит оказался для него неожиданным потрясением. – Вы хотите сказать что-нибудь еше?
– Да, Богом клянусь! – Дэвид неожиданно разъярился. – Мы хотим ее видеть.
– Боюсь, что это невозможно.
– Пожалуйста, мистер Форбс, – Джеффри заметил, каким жестким стало лицо Нейла, когда Дэвид начал говорить. – Если вы действительно искренне действуете в интересах Клер…
– Вот как? – Нейл глянул на него. – Что ж, прошу прощения. Все, что я могу – сделать – это передать вам слова Клер, что она больше не считает себя членом семьи Ройлендов. Она собирается развестись с мужем и в настоящее время не хочет видеть никого из вас. Уверен, что в данных обстоятельствах вы сможете понять ее чувства и отнестись к ним с должным уважением.
– Нет. – Дэвид нахмурился. – Боюсь, что не сможем, так же как не сможем принять вас, – легкого нажима, с которым Дэвид произнес это местоимение, было достаточно, чтобы передать пренебрежение, – в качестве ее представителя. О разводе не может быть и речи.
Нейлу с большим трудом удалось ответить спокойно.
– Думаю, об этом должна судить Клер.
– Нет, Моя невестка не в состоянии оценивать ни собственных желаний, ни чего-либо еще. И я должен заметить, что тому, кто скрывает ее от нас, закон грозит серьезными неприятностями. Похищение – это уголовное преступление, мистер Форбс!
– Клер – очень больна, – вмешался Джеффри, прежде, чем его успел опередить брат. – Больна душевно. Вы бы поняли это, если бы хорошо ее знали. Здесь дело не просто в дисгармонии брака.
– Дисгармония брака! – фыркнул Дэвид. – Этот тип трахает жену нашего брата! Несмотря на нарушения в ее психике.
– Дэвид... – негодующая реплика Джеффри пропала даром, поскольку Нейл расхохотался.
– Вы, напыщенный ублюдок! – выкрикнул он. – Единственное, что нужно Клер – это как можно скорее изолировать ее от людей вроде вас. Если такие, как вы, управляют страной, помоги Господи всем нам! Вон из моего кабинета, вы, оба! И не советую обвинять меня в похищении! – Его глаза угрожающе сузились. – Иначе в газетах узнают истинную историю Пола Ройленда, его жены и их брака! А если вы, сэр Дэвид Ройленд, – выражение его голоса, когда он произнес титул Дэвида, было столь же ядовитым, как незадолго у того, – думаете обратиться к помощи закона, я тоже предприму ответные шаги. Услышав историю Клер и показания свидетелей, видевших, как ваш драгоценный братец с ней обращался, мои адвокаты сделают из вас половую тряпку!
После того, как Ройленды ушли, он долго стоял перед маленьким слуховым окном и смотрел на мощную скалу, на которой возвышался эдинбургский замок. Его сердце яростно колотилось о ребра, кулаки сжимались. Он сильно испугался. Не за себя – за Клер. Впервые он осознал в полной мере, с кем ей приходится иметь дело. Семья Ройлендов объединилась перед лицом неприятностей, грозящих Полу. Они сыграют с любой карты из тех, что у них в запасе, а козырей у них много: богатство, власть, связи, положение в обществе, вкрадчивый напор Церкви, влияние и респектабельность парламента, без сомнения, «честь мундира» Сити, а возможно, также и аристократии, насколько он понимал. И им нужна Клер. Он вздохнул. Его пугало, как они подчеркивали состояние рассудка Клер. В этом было нечто зловещее, нечто такое, что ему совсем не нравилось.
Внезапно Нейл вспомнил номер гостиницы в Берике. Призрак графини Бакан присутствовал в комнате так же реально как сама Клер, но призвала ли Клер существо из иного времени или та была просто порождением расстроенного, измученного сознания? Этого он не знал. Он вздрогнул, и впервые его коснулось сомнение.
Нейл резко отвернулся от окна и взялся за телефон. Надо предупредить Джека, чтобы тот где-нибудь спрятал Клер. Ройленды угрожали обвинить его в похищении. Но Нейл сомневался, что они собираются сделать это сами. Он все еще набирал номер, когда в комнату вошел Джим Кэмпбелл, держа под мышкой газету. Его лицо было мрачно; размотав шарф, он швырнул его в кресло, затем положил газету на стол перед Нейлом и припечатал кулакам.
– Взгляни.
Нейл посмотрел на кричащий заголовок, и внезапно ему стало тошно. Тот гласил: «Сигма Ойл» покупает земли Данкерна за миллион фунтов стерлингов».
Пол сидел в гостиной Эрдли, глядя на огонь, пылающий в камине, пока Антония за чайным столиком разливала чай из серебряного чайника.
– Мы были потрясены, когда прочитали газеты, Пол, – сказала она. – Просто потрясены. Как они могли напечатать такие сплетни?
– Вы должны подать на них в суд, мой мальчик. – Арчи поставил ноги в носках на каминную решетку, рядом с которой лениво разлеглись собаки.
– Боюсь, что не смогу, – Пол с трудом перевел дыхание. Поначалу он решил, что они говорят о Данкерне. Этот кретин Дуг Варнер! Проболтавшись раньше, чем все было обделано, он поставил сделку под угрозу. Теперь стало еще актуальнее найти Клер и найти ее раньше, чем кто-либо еще.
Никто не заподозрил, что подпись подделана. Никто и не заподозрит, пока Клер будет молчать. А он все еще не знает, где она. Он холодно улыбнулся теще и тестю.
– Я следовал общему примеру. Мне просто не повезло. Я сделал то, что в Сити время от времени делают все и на что обычно закрывают глаза. Мой грех лишь в том, что времена теперь другие: пять лет назад это не было бы признано нарушением. Этим занимались все. Печально, что некоторые выскочки в Сити понятия не имеют, как вести себя по-джентльменски. – Он знал, как воздействовать на Арчи.
Антония подвинула к нему чашку.
– Дорогой мой, все это просто ужасно. Мы в состоянии чем-нибудь помочь?
– Я могу нанять чертовски хорошего адвоката. – Пол со вздохом откинулся в кресле. – – Или, по крайней мере, банк наймет. Фактически уже наняли. Уж это они могут для меня сделать.
– А тем временем? – осторожно спросил Арчи.
– Тем временем я не буду посещать банк. Примерно до Рождества, так что мы с Клер сможем разобраться в своих отношениях. Я по ней ужасно скучаю. – Он окинул их взглядом. – Вы, наверное, знаете, где она?
Он ждал, помешивая в чашке несладкий чай, пока супруги Маклауд смотрели друг на друга. Пол затаил дыхание.
– Она в Эдинбурге, Пол, – наконец сказала Антония. – С этим кошмарным защитником животных. Об этом было в местных газетах.
– Об этом было во всех газетах, – холодно произнес Пол. – Она вам звонила?
Арчи покачал головой.
– Джеймс видел ее мельком, сразу после того, как она сбежала отсюда. – На миг он смутился. – Она не удосужилась позвонить нам, и вообще никому. Мне пришлось ехать в Глазго, чтобы забрать машину. Мою машину. Она преступно легкомысленна!
– Арчи! – жена укоризненно взглянула на него. – Она была очень подавлена и расстроена, когда мы ее видели. Пол, мы очень беспокоимся.
Пол отставил чашку.
– И я тоже. Мы должны найти ее. Мой брат Джеффри согласился приехать повидать ее и помочь, как только мы ее найдем.
– Она ведь не в Данкерне, верно? – Арчи потянулся за одной из принесенных женой ячменных лепешек и стал намазывать ее маслом.
Пол покачал головой.
– Я звонил Гранту. Это первое, что я сделал по приезде. Он сказал, что не видел ее с тех пор, как она вместе с Форбсом уехала в Берик.
– Берик? – удивился Арчи. – Что им понадобилось в Берике?
Антония прикусила губу, внезапно впав в задумчивость, В Берике повесили клетку. Она помнила, как Маргарет рассказывала ей... рассказывала детям... до бесконечности, даже после того, как она умоляла ее прекратить, потому что Клер стала одержима этой историей. Маргарет. Всегда все возвращается к Маргарет. Это все ее вина...
Пол пожал плечами.
– Бог знает, почему Берик? Может, там водится некая редкая плесень, которую какой-нибудь бедняга попробовал извести, и Форбс собирается его за это линчевать. В любом случае, я думаю, что он уже вернулся в Эдинбург, но без Клер. – Он сделал, паузу. – Я долго беседовал с приятельницей Форбса. Это очень интересно. Она пару раз встречала Клер и составила четкое представление о состоянии ее рассудка. – Пол снова умолк, переводя взгляд с одного на другую. – Она говорит, что Клер явно одержима, и дух, владеющий Клер, – злой и уничтожает ее. Она, несомненно, разбирается в подобных вещах. Вы должны помочь мне. Пожалуйста. Я хочу привезти Клер сюда, а не в какую-нибудь ужасную клинику. Я хочу, чтобы она находилась здесь, а Джеффри о ней позаботится. – Его голос неожиданно наполнился чувством. – Прошу вас! – Он смотрел на них так, будто сейчас разрыдается. – Мы должны сами спасти ее. Эта женщина... Кэтлин... сказала, что сама разыщет Клер и сообщит где она. Я дал ей ваш номер телефона... Я знал, что вы не будете возражать..
– Значит, ты спала с ним? – резко спросил Питер.
Эмма непонимающе смотрела на него.
– О чем ты? Ради Бога, Джулия за дверью.
– Ясно. А тогда она тоже была за дверью?
– Питер, я ни с кем не спала! – Эмма внезапно почувствовала, что в ней нарастает ярость. – Надо полагать, ты имеешь в виду Рекса? Я никогда не спала с ним. И не собираюсь. Он друг. Друг, Питер! У тебя, без сомнения, есть друзья противоположного пола – или ты спишь с каждой знакомой женщиной?
Они стояли, глядя друг на друга, по разные стороны кровати, на которой лежал раскрытый чемодан. На дне его были подарки, которые Питер столь тщательно выбирал для нее на Оршад-стрит в Сингапуре.
– Я не спал ни с кем, кроме тебя, с тех пор, как мы поженились! – взорвался Питер. Это гордое утверждение прозвучало в тишине довольно отчаянно. Он улыбнулся, внезапно смутившись. – Я знаю, что от мужчины не ждут подобного поведения, но так случилось, и это правда. – Он вытащил брюки из чемодана и стал демонстративно искать вешалку.
– Так же как и я, – прошептала Эмма.
Он бросил на нее резкий взгляд.
– В таком случае я прошу прощения.
– Я хотела спать с ним, – продолжала она, не в силах удержать рвущихся слов. – Я была так одинока.
– Ты знала, что он использует тебя? – Питер все еще стоял спиной к ней. – Все, что ему было нужно – это Данкерн.
– Нет, Питер. Он забрал свое предложение. – Она села на постель.
Питер повернулся и взглянул на нее. Его лицо стало жестким.
– Так он тебе сказал?
Она кивнула.
– Тогда он солгал тебе, Эм. Это было в утренних газетах – «Сигма» купила Данкерн. Клер, должно быть, передумала и согласилась.
– Это неправда...
– Это правда. Можешь посмотреть газеты.
– Но Рекс обещал... – Она внезапно осеклась. – Рекс больше не работает в «Сигме». Его выпихнули. Сказали, что он сошел с ума, раз хочет купить Данкерн, и уволили его раньше срока. Если «Сигма» все же купила Данкерн, то это сделано через его голову и разобьет ему сердце.
– Круто! Значит корабль мечты разбился? – Он горько усмехнулся. – Понятно, что это его расстроит. Он ведь хотел Данкерн не ради нефти? Он хотел его восстановить. Вот почему от него решили избавиться. Можешь себе представить? Развалина! – Он осекся, когда Эмма встала.
– Питер...
– Он превратил себя в развалину ради развалины, Эм. – Он пару раз сглотнул с усилием. – Не дай ему развалить и наш брак. Пожалуйста. – Он не мог скрыть горечи, когда смотрел на нее, в глазах Питера читалась боль.
Она замерла на мгновение, не в силах говорить, потом шагнула к нему и бросилась ему на шею.
– О Питер! Он не встанет между нами. Я люблю тебя. Ты это знаешь. – Она боролась со слезами.
– Тогда отправляйся со мной в следующую поездку, – тихо сказал он. – Прошу тебя.
– А Джулия? – Она уткнулась лицом ему в грудь. – А галерея?
– Джулия останется с Тамсин, и ты найдешь кого-нибудь присмотреть за галереей. Дорогая... – он отстранил ее, держа за плечи. – Я должен вернуться почти сразу же.
– Нет, Питер! – это был крик боли.
– Я должен, Эм. Поезжай со мной. Контора сможет для тебя все устроить.
– Не могу, Питер. Нельзя так все бросить. Джулия не сможет так долго обходиться без меня...
– Это я не могу без тебя, Эмма. – Он резко опустился на кровать. – Я знаю, что не всегда говорю правильные вещи... – он поколебался, – что иногда бываю груб... отчужден... Но это не потому, что я тебя не люблю...
– Просто работа тебе дороже!
Эмма не собиралась этого говорить. Она обещала себе, что найдет какой-то компромисс, чтобы они снова были вместе. Их связь в данный момент была слишком хрупкой для взаимных обвинений.
– Нет, Эмма.
– Да. – Она говорили очень тихо. – Ты сказал, что должен немедленно уезжать обратно. Надолго ли, Питер? А Рождество? Или ты считаешь, что Джулия проведет Рождество у родителей Тамсин?
– Не знаю. Я не подумал...
– Вот именно. Не подумал... Питер, твоей дочери необходим Рождественский праздник...
– Я знаю...
– Поэтому он – за мной. – Она села рядом с ним на кровать. – Что пользы об этом говорить? Это никогда не срабатывает, правда?
– Разве? – Он побледнел. – Мы должны найти выход, Эмма.
– Да, должны. Когда ты в последний раз согласился на компромисс, Питер? Когда? Когда ты в последний раз ставил меня или Джулию выше работы?
Внезапно оказалось, что уже слишком поздно. Она не могла остановить потока слов.
– Когда ты допускал, будто хоть что-нибудь можно изменить? Когда ты проводил дома больше двух месяцев? Когда, Питер? – Она встала и подошла к двери. – Ни разу с тех пор, как Джулия была грудным ребенком. Вот сколько это тянется. И я не думаю, что ты намереваешься изменить свой образ жизни. Зачем? Ты явно наслаждаешься!
– Эмма… – позвал он, но она вышла, хлопнув дверью. А Питер остался, глядя на подарки, лежавшие нетронутыми в чемодане.
После отъезда Нейла Клер почувствовала себя одиноко. Она ужасно по нему скучала. Напряженный ритм жизни, который задавал Нейл, исчез, хотя Клер по-прежнему была занята. Нужно было консультироваться с архитектором, составлять планы по усовершенствованию гостиницы, продолжать рекламную кампанию. Впервые после окончания школы она стала рисовать: архитектурные наброски, оформление рекламных проспектов, эскизы плакатов. А когда все это было сделано, продолжала рисовать просто для удовольствия: замок, утесы, закаты, деревья, терзаемые восточным ветром. Еще была кабинетная работа – телефонные звонки издателям, подготовка почтовой корреспонденции в адрес туристических фирм, которую нужно было рассылать из Эдинбурга. Работа доставляла ей удовольствие, она полностью выкладывалась, занимаясь ею. Один из пустующих номеров Клер использовала как кабинет и быстро завалила его конвертами и бумагой, поставила там ксерокс и даже небольшой компьютер, после того, как Катриона застенчиво призналась, что после школы в Абердине она ходит на курсы по обучению работы на нем.
Нейл не вернулся в первый уик-энд, как обещал. После его звонка она немного посидела, глядя в пространство, борясь с одиночеством и разочарованием, затем свистнула Касту и, накинув плащ, вышла под холодный дождь.
На утесах лежал туман. Он полз по сырым гранитным обрывам, сочился на траву, повисал каплями на сетках паутины, оплетавшей руины древних камней. Клер кончиками пальцев тронула одну из этих завес и глядела, как капли стекают на землю, а нити обвисают и слипаются, нарушая прекрасную симметрию. Она чувствовала себя опустошенной, истощенной, разочарованной. Впервые за эти дни она подумала об Изабель.
– Где ты? – прошептала она. – Здесь или осталась в Берике?
Изабель ни разу не приходила к ней после возвращения в Данкерн. Не было и кошмаров с клеткой. Облегчение сменилось неожиданным ощущением потери, и Клер чувствовала себя так, словно ее предала подруга.
Она оглядела расплывчатые под дождем очертания разрушенных стен, но не дождалась ответа. Дрожа, она глубже засунула руки в карманы. Каста остановилась рядом, заглядывая ей в лицо и поджав хвост.
– Ее здесь нет, Каста. – Клер наклонилась к собаке и, обняв ее, всмотрелась в темень. Замок внезапно показался ей совершенно пустым.
Она была так уверена, что Нейл вернется, убеждена, что нужна ему так же, как он нужен ей, но теперь ее вновь охватило сомнение. Неужели он просто развлекался с ней? Или просто проявил доброту? Неужели он вернулся к Кэтлин? Может, они теперь даже смеются над ней, потягивая пиво в офисе «Стражей Земли», глядя как за окном темнеет и машины грохочут по старой булыжной мостовой... Она крепче прижала к себе Касту, стоя на коленях в мокрой холодной траве. Нейл и Изабель. Оба бросили ее, и она никогда не чувствовала себя более одинокой.
На следующий день Клер проснулась еще до рассвета. Она некоторое время лежала, глядя в потолок, прежде чем осознала, что во сне она считала. Мгновение она не двигалась, удивленная нахлынувшим на нее ликованием. Это был не сон, она как будто производила некие расчеты, подводила скудный итог, не дававший остатка. Она еще полежала так, прислушиваясь к полной всепоглощающей тишине, потом резко приподнялась и потянулась к ночнику. В комнате было сумрачно, холодно и неестественно тихо, когда она села, съежившись в постели и обхватив колени руками.
У нее была недельная задержка.
Вначале у нее перехватило дыхание. Она чувствовала, как пульс настойчиво стучит в висках. Мускулы ее напряглись, желудок свело. Прошло несколько бесконечных минут, прежде чем она смогла пошевелиться и выбраться из постели. Она полезла в сумку за ежедневником, хотя в этом не было необходимости. Годы подсчетов, месяцы тестов, редкие случаи, когда день или два давали ей надежду, научили ее чрезвычайно остро осознавать время. Она вернулась в постель и открыла ежедневник, держа его прямо под ночником. Руки ее дрожали.
Нейл.
В первый раз с Нейлом, на его квартире, когда они набросились друг на друга в ярости и обоюдном узнавании. Это был период, когда она была способна к зачатию.
В течение всего замужества такие дни каждого месяца Клер аккуратно отмечала в ежедневнике. В остальные дни она измеряла температуру, наблюдала и ждала, тогда они с Полом патологически избегали секса...
Клер закрыла ежедневник и отложила его, затем медленно провела руками по животу. Она не знала, смеяться ей или плакать.
Стащив через голову ночную рубашку, она подошла, обнаженная, к старинному викторианскому платяному шкафу и раскрыла его. На внутренней стороне двери располагалось зеркало во весь рост. Клер взглянула на себя.
Нейл сказал, что она наконец стала поправляться. Возможно, лицо ее округлилось, стало менее резким и худым – сказывалось слишком много шотландских завтраков Джека, но живот оставался таким же плоским, как всегда. Она медленно перевела взгляд на груди. Изменились ли они? Она подошла ближе к зеркалу, щурясь в тусклом свете, чувствуя, что начинает жестоко дрожать от холода. Конечно же, грудь и должна была увеличиться! Она вгляделась и вдруг заметила, что там, где грудь оставалась незагорелой ниже глубокого выреза купальника, она теперь покрылась бледной сеткой голубых вен.
Она не могла уснуть до самого рассвета. Никто не приходил будить ее. Касту, которая все чаще ночевала внизу, на кухне, рядом с плитой, выпустила Катриона. Собака присела под тяжелым сырым снегопадом как можно ближе к задней двери и сразу же прибежала обратно.
Клер спала глубоким, тяжелым сном без сновидений. Когда она проснулась, то снова подошла к зеркалу и долго-долго глядела на себя. При дневном свете ее эйфория ослабела. Она не должна позволять себе надеяться, еще нет. Пока слишком рано. Это может быть ложная тревога: изменение образа жизни, переживания, внезапные резкие перепады эмоционального стресса – все могло быть причиной задержки. Она не должна никому говорить. Еще не время. Если она беременна, то это будет ее тайна. Она не пойдет даже к врачу – слишком уж много было этих врачей. И не скажет Нейлу. Ребенок не Нейла, а ее. И главное, ей не следует говорить Полу. Как странно – одним из первых ее побуждений, когда она лежала перед рассветом, было дотянуться до телефона и позвонить Полу. Но он не должен знать. Ребенок не может быть от него. Они больше не были женаты ни в каком смысле, кроме юридического, и скоро она предпримет шаги, чтобы покончить и с этим. Тогда она будет совершенно свободна.
Клер подошла к окну и выглянула. Обычно это было первое, что она делала поутру. Каждое утро она выглядывала из окна, чтобы вдохнуть свежего воздуха, невзирая на сырость и холод. Сегодня она поначалу позабыла и о воздухе и об окне.
Сад окутало белое покрывало снега. Клер нахмурилась. Это объясняло зловещую тишину ночи. Как будто весь окружающий мир обрушился... Распахнув окно, она высунулась, облокотившись на гранитный подоконник, чувствуя на лице холодное чистое дыхание снегопада.
Пол дремал у камина, когда Арчи позвал его к телефону. После того, как он положил трубку, он долго сидел на месте, потом медленно встал. Кэтлин смеялась, пока говорила с ним.
– Это было так очевидно! Они даже не старались ничего скрыть. После того, как они вернулись из Берика, она поехала прямо в Данкерн. Клер открыто использует гостиницу как свой офис. Они думают, что вы сдались и уехали в Лондон.
Пол тряхнул головой.
– Где Форбс?
– Он здесь. – Пол услышал мурлыканье в ее голосе. – – И будет здесь ближайшую пару недель. Я об этом позабочусь. Предоставьте Нейла Форбса мне.
Она сказала ему, что ее выселили из квартиры.
– Пожалуйста, Нейл, ради того, что было. Позволь мне пожить у тебя хотя бы несколько дней, пока я не подыщу другое жилье.
К тому времени, когда он вечером вернулся домой, она уже доставила на его квартиру четыре чемодана и две сумки и собственноручно втащила их по крутым лестницам.
– Я буду спать на софе. Клер никогда не узнает. – Она произнесла это смиренно, словно признав поражение.
Нейл старался не встречаться с ней взглядом, пытаясь скрыть удивление и злость.
– Кэт...
– Пожалуйста, Нейл, не заставляй меня умолять.
Она провела много времени, тщательно подбирая косметику и одежду в сдержанном стиле, который был не в ее вкусе, но – она вынуждена была признать, – придавал ей эффектный, даже элегантный вид. Волосы ее были свежепокрашены, а ногти наманикюрены. Она выглядела на миллион долларов, и это вселяло в нее уверенность. Не осознавая того, она излучала харизму, которая была присуща ей только на сцене, и Нейл, тоже бессознательно, уже поддавался ей.
– Позволь мне пригласить тебя на ужин, чтобы отблагодарить. – Кэтлин улыбнулась свободно, легко, скрывая напряжение нервов. Никакого эмоционального шантажа, никаких сцен. Карты подсказали ей, что делать.
Нейл устал. Он пытался дозвониться до Данкерна, но оказалось, что там повреждена линия. В голосе Клер, когда он сказал ей, что не сможет приехать на уик-энд, он услышал потрясение, и это его разозлило. Он не хотел чувствовать себя связанным, не хотел никаких постоянных отношений. В Эдинбурге на него свалилась масса дел – после заявления «Сигмы» телефон звонил не умолкая.
Казалось, на всем свете только три человека не позвонили ему – Дуг Варнер, Пол Ройленд и Клер. Он гадал, почему она так поступила, пока яростно накручивал диск телефона, вновь и вновь набирая номер Данкерна. Почему она не упомянула о сделке? Ведь Пол должен был сказать ей! Он должен был как-то получить ее подпись. Или он обманул ее? Смошенничал? Использовал какие-то тайные связи, чтобы обойти закон? Клер не могла лгать. Теперь он понимал, каким глубоким и страстным было ее родство с Данкерном. Внезапно он спросил себя, знает ли она о продаже вообще. Он нахмурился и снова с проклятиями стал набирать номер. Может, все-таки поехать туда или стоит подождать?
Отставив телефон, он откинулся на софе и провел рукой по лицу, Он сегодня не ходил обедать и он слишком устал, чтобы ехать куда-то ужинать. Вместо этого Кэтлин приготовила мюсака
type="note" l:href="#n_16">[16]
так, как он любил.
Она раздевалась в ванной. Приняла ванну с ароматическим маслом, которое нравилось Нейлу, – он сам ей его подарил. Надела длинную черную ночную рубашку, отделанную кружевами, купленную сегодня у Дженнерса. Ее волосы были распущены с легкой небрежностью. Макияж Кэтлин оставила таким же тщательным, только стерла помаду. Будь осторожна. Ничего яркого или бросающегося в глаза.
Игнорируй его, пока готовишь пунш. Играй хладнокровие. Помни о картах.
Пол оставил записку Антонии, которая уехала вместе с Сарой на почту в Данкелде.
«Клер вернулась в Данкерн. Я собираюсь привезти ее домой, Помните, что мы решили. Это для ее блага. Помните, что мы все ее любим. П.» Арчи тоже ушел по делам. Дом был пуст. Пол забросил пальто в машину, потом медленно, словно что-то напоследок вспомнив, снова прошел в дом. Заглянул в гостиную, потом в кабинет. Верхний ящик письменного стола Арчи был на пару дюймов выдвинут. Пол опасался, что он будет заперт. Он знал, что внутри лежит связка ключей, каждый из которых был методично отмечен ярлычком. Пол выдвинул ящик и достал ключи. В оружейной стоял высокий застекленный шкаф. Там были личные ружья Арчи, ружья отца Клер и Джеймса, а также несколько антикварных образцов, включая два мушкета времен восстания 1745 года – раньше они висели скрещенными над дверью, пока полиция не предупредила Арчи, что лучше держать их под замком. Все они были тщательно пронумерованы и расставлены по порядку. Пол немного постоял, глядя на них, потом, надев перчатку, нашел нужный ключ на кольце и отпер дверь шкафа. Распахнув его, он любовно погладил стволы. Прекрасный «парди», два «ремингтона», духовые ружья, с которыми в отрочестве не расставался Джеймс, за что их сильнейшим образом недолюбливала Антония. Рука Пола сомкнулась на стволе одной из охотничьих винтовок. Он отпер задвижку, державшую ее на месте, вынул винтовку, взвесив ее в руке, затем повернулся к сейфу, где Арчи держал боеприпасы. Отперев его, он достал из коробки пригоршню патронов и высыпал их в карман пиджака. Затем, закрыв сейф, а также шкаф с ружьями и дверь комнаты, Пол вернул ключи в ящик стола Арчи. Тот, конечно, заметит пропажу винтовки через несколько часов, но Пол сумеет это объяснить.
Он положил винтовку на заднее сидение «рейнджровера», набросив сверху плед. Однако он еще не был в точности уверен, зачем он ее взял.
Клер снова подняла трубку, чтобы проверить, работает ли телефон. После продолжительного молчания раздался хруст, а затем длинные гудки. Она набрала номер офиса «Стражей Земли», но услышала только автоответчик. Тогда она позвонила на квартиру Нейла, но там вообще никто не отвечал. Она не разговаривала с ним уже два дня. Когда около полудня зазвонил телефон, Клер бросилась к нему, уверенная, что это Нейл. Однако это оказалась Эмма.
– Клер? Слава Богу! Я должна с тобой поговорить! – Голос Эммы был слабым и несчастным. – Клер, между мной и Питером все кончено. Наш брак распался.
– Из-за Рекса Каммина? – Клер была ошеломлена. Сидя за столом в своем рабочем кабинете, выходящем окнами на башню замка и море, она чувствовала себя за миллион миль от Лондона. Усилием воли она заставила себя настроиться на разговор с Эммой. Они давно не общались – с тех самых пор, когда Эмма со слезами призналась, что мужчина ее мечты и есть тот человек, который пытается купить Данкерн. Клер тогда страшно разозлилась, хотя позднее, когда Джеймс рассказал ей, что именно Эмма убедила Рекса забрать свое предложение, Клер ее простила.
– Нет, нет. Дело не в Рексе. В действительности это не имеет к нему отношения. – Слова Эммы звучали приглушенно. – Он повод, а не причина. О Клер, что мне делать? Как я смогу рассказать Джулии?
– Где Питер? Он ушел от тебя? – Клер пыталась осмыслить происшедшее.
– Нет... Да. – Эмма была на грани рыданий. – Все было очень цивилизованно. Никакой дележки имущества или чего-нибудь подобного. Мы все обсудили и пришли к соглашению. На следующей неделе он возвращается на Дальний Восток. Когда он уедет, я расскажу Джулии. – Последовала пауза. – Совру ей что-нибудь. Она так редко его видит, что, возможно, и не заметит. – Ее голос казался ломким от боли. – Он уедет до Рождества.
– Эм! – Клер сама была готова заплакать. – А как же Рождество? Как ты его встретишь? Поедешь к Дэвиду и Джиллиан, как обычно?
– Чтобы рехнуться в этом доме с вопящим младенцем? – Голос Эммы дрогнул. – Если бы вы с Полом были там, тогда другое дело. Вся семья разваливается. Лучше я останусь здесь, дома.
– Так нельзя, приезжай сюда. – Клер внезапно повеселела. – Приезжай в Данкерн, Эмма! Вместе с Джулией. Это будет чудесно. Мы встретим Рождество в гостинице с Джеком и Фрейзерами.
Так будет лучше всего. Она даже мысли не должна допускать о Рождестве с Нейлом. Она решила не думать пока о нем.
– Ты уверена? – Голос Эммы повеселел.
– Конечно, уверена. – Клер внезапно исполнилась энергии. – Так прекрасно, что здесь будет ребенок! Организуем Ройлендовскую независимую партию. – Она рассмеялась. – Мне так много нужно сказать тебе, Эмма.
К Рождеству она уже будет знать наверняка, и если она в себе не ошибается, то Эмме придется услышать, что скоро появится еще один вопящий младенец.
Напевая Клер спустилась по лестнице, чтобы найти Джека. Он сидел в конторе, положив ноги на стол, и читал «Скотчмэн».
– Ба, да вы прекрасно сегодня выглядите! Вы прямо расцвели, девочка.
– Правда? – Она покраснела. – Мне следовало быть печальной – Нейл не приедет на уик-энд.
– Знаю. Он звонил мне до того, как сломался телефон. – Джек нахмурился. Звонила Кэтлин, а не Нейл. – Итак, что я могу для вас сделать?
– Я пришла сказать, что пригласила на Рождество свою золовку с дочерью. Надеюсь, все будет о'кей?
Джек усмехнулся.
– Это означает рождественскую елку?
– Конечно! Вы что же, хотите сказать, что не собираетесь ее ставить? – с притворным ужасом спросила она.
Он рассмеялся.
– У меня бывает елка, когда есть постояльцы, но в этом году я не делал никаких рождественских заказов. Из-за всей этой шумихи я опасался, что в конце декабря мы можем закрыться.
Клер с испугом взглянула на него.
– Это из-за моих планов на будущее?
– Ох, да это было задолго до ваших планов, Клер, детка. Люди начинают делать заказы за месяцы до Рождества. – На миг он посерьезнел, потом улыбнулся.
– Ну, раз так случилось, я рада. У нас будет скромное семейное торжество – только мы с вами, Эм, Джулия, Фрейзеры и... – она заколебалась. – И кто-нибудь еще, если захочет приехать.
– Прекрасно. – Он медленно встал и потянулся. Джек уже убедился, как сильно Клер любит Нейла, и не хотел видеть, как она страдает. И еще он не хотел говорить ей, что их попытки спасти Данкерн оказались напрасны. Странно, но она, похоже, все еще не знала, что Пол его продал. Джек спрятал газету под пачкой журналов. Сегодняшний заголовок гласил: «Правительство выдает лицензии на новые прибрежные нефтяные скважины в Восточной Шотландии. Американские нефтяные корпорации начинают скупать шотландские земли». Данкерн был назван первым в списке из пяти.
Днем Клер надолго увела Касту на прогулку вдоль утесов. Они прошли по тропе вдоль поселка, обогнули ущелье на мысу, откуда стекал небольшой водопад, и, вернувшись к утесам, преодолели еще несколько миль. Снег повсюду, кроме северных расселин скал, успел растаять, и земля была сырой и холодной. Клер не брала собаку на поводок. Каста и так послушно прибегала, когда ее звали. Нейла возмущал поводок, который Клер, привыкшая к лондонскому дорожному движению, повсюду возила с собой, и теперь она его забросила. Кликнув собаку, она стала медленно подниматься по узкой тропе, что вела по краю мощного полукружия утесов.
Далеко внизу море бурлило и кипело у подножия скал, и Клер чувствовала, как ветер тащит ее, пытаясь сбить с ног и сбросить в пучину; бакланы и чайки вились на ледяном ветру, их крики эхом отдавались в утесах. Это место она очень любила, ее воодушевляла его дикая красота, но сегодня она чувствовала себя здесь слишком одиноко. Отвернувшись от ветра, Клер стала спускаться по тропе. Тяжелые тучи застилали небо над широкими полями. Снова начинался снегопад. Клер вздрогнула, внезапно пожалев, что ушла так далеко. Поплотнее закутавшись в плащ, она ускорила шаг. Уже темнело. Каста заглянула ей в лицо и заскулила.
Когда она наконец достигла замка, уже почти стемнело. Амбразуру башенного окна занесло снегом. Море, шуршавшее на камнях, теперь успокоилось. Было холодно. Облака окрасились опаловым светом, когда луна, пережившая только три ночи после полнолуния, поднялась высоко над ними, озарив сумрачное небо. Клер мельком увидела ее, далекую и холодную, сквозь разрывы в облаках. Было всего четыре тридцать пополудни.
Клер взглянула на собаку и улыбнулась, радуясь возвращению домой. Ноги ее ныли от усталости.
– Время пить чай, Каста, – сказала она, поворачиваясь к гостинице.
От тени часовни отделилась высокая фигура.
– Как поживаешь, дорогая? Прошло так много времени с тех пор, как я тебя видел.
Клер охнула. Как она могла забыть, что Пол может разыскать ее. Сейчас он стоял, прислонившись к камням, держа под мышкой винтовку.
– Пол? Что ты здесь делаешь?
– Я приехал повидать тебя. – Его голос был удивительно ровным. – Как ты поживаешь? Ты мне еще не ответила. – Теперь его тон приобрел издевательский оттенок.
– Прекрасно. Лучше, чем когда либо. – Она вызывающе переступила с травы на камни рядом с ним. Каста глухо зарычала. – Я сожалела, услышав о твоих неприятностях в Сити.
– Правда? – Он слегка изменил позу, скрестив руки на груди. Ствол винтовки под его правой рукой качнуло вверх. – Но не достаточно сожалела, чтобы помочь. Этот замок вызывает у тебя больше сочувствия.
– Ты не нуждаешься в моей помощи, Пол, – медленно ответила она. – И никогда не нуждался.
– Вот это верно, – грубо сказал он, – Твоя помощь немного стоит, даже когда ты хочешь ее оказать, Ты всегда была беспомощна, разве не так? Надо полагать, ты слышала, что Джиллиан родила моему брату еще одного сына. А ты даже на это не способна, правда?
Клер сделала еще шаг к нему.
– Правда, Пол? Ты уверен? – Ее тон внезапно стал ледяным. – Ты уверен, что правильно прочитал результаты анализов, когда их тебе дал доктор Станфорд? Я думаю, что причина, по которой ты никогда не позволял мне говорить с ним в том, что не я, а ты не способен иметь детей. – Неожиданно все встало на свои места. – О Пол! Так ведь все и было! Ты лгал мне! Ты не мог вынести правды, поэтому обвинил меня! Ты всех кругом убеждал, что я бесплодна... – Когда истина во всей полноте обрушилась на нее, Клер разъярилась. – Ты ублюдок, Пол! Ты не мог даже пощадить меня в таком несчастье!
Последовала долгая пауза. Каста недовольно ворчала, шерсть на ее загривке встала дыбом. Пол медленно выпрямился.
– И что привело тебя к такому неожиданному выводу? Ты использовала второе зрение? – саркастически спросил он.
– Мне оно не нужно, Пол. – Внезапно она заговорила совершенно спокойно. – Я беременна.
Он потрясенно уставился на нее. – Ты… что? – Ее слова подействовали на него как удар в солнечное сплетение.
– Ты меня слышал. Я беременна.
– Надо думать, от этого хама. Господи, Клер, у тебя что, совсем нет стыда? Ты дешевка! Грязная шлюшка! Как ты думаешь, что скажут все вокруг?
– Все скажут: «Ага, так это Пол был виноват», – мягко произнесла Клер. – Возможно, тебе не стоило сообщать стольким людям о наших личных проблемах. – Ей вдруг захотелось помучить его, заставить почувствовать хоть малую толику боли, которую он причинял ей.
Луна поднялась высоко и стояла прямо над ними.
Посылая холодный свет сквозь разрывы облаков, она освещала холодные камни, заставляла сверкать кристаллы льда, окрашивала небо в перламутровый цвет. Лицо Пола было в тени.
– Форбс знает? – хрипло спросил он.
– Нет еще. Никто не знает. – Она тут же пожалела о сказанном и поспешила поправиться. – Кроме Эммы, конечно. Я сказала ей по телефону сегодня. И Джека.
– «И дяди Тома Коббли, и всех-всех-всех»... – Он рассмеялся. – Ты никому не сказала! Ты даже сама не уверена, правда? Это ложная тревога, как обычно. Ты принимаешь желаемое за действительное. Подожди и увидишь. Через пару дней все твои надежды рухнут.
– Не в этот раз, Пол. – Сейчас она была более уверена, чем когда-либо. – Да, раньше мне оставалось только надеяться и молиться. Теперь я уверена.
– И что, по-твоему, скажет Форбс? Я тебе отвечу. Он скажет: «Пока!» – Он усмехнулся. – Неужели ты думаешь, что он любит тебя? Знаешь, где он сейчас?
– Где? – против воли Клер испытала мгновенный укол страха.
– Он с прекрасной дамой по имени Кэтлин. Ты знакома с Кэтлин, не правда ли? – Он злобно осклабился. – Его подружкой, сожительницей, любовницей, как тебе угодно ее называть.
Клер внезапно затошнило.
– Если он с ней, значит, у него есть на то основания. – Она вызывающе взглянула на него. – Я ухожу, Пол, мне холодно.
– Ты возвращаешься со мной в Эрдли.
– Нет. – Она медленно покачала головой и отступила назад. – Нет, Пол. Я никуда с тобой не поеду. Больше никогда.
– Поедешь, дорогая. – Пол двинулся к ней. – На сей раз ты сделаешь в точности то, что я велю. – Он схватил ее за руку.
Клер вскрикнула от боли.
– Пол, подонок, отпусти меня! – Она отчаянно отбивалась, лягнув его изо всех сил.
Пол, которому мешала винтовка, с проклятием выпустил жену, а Каста, и без того уже злобно рычавшая, внезапно бросилась, оскалив зубы, на защиту любимой хозяйки.
– Каста! – закричала Клер. Ударившись о стену, она увидела, как собака вцепилась в рукав Пола.
Пол не колебался. Вырвавшись, он вскинул винтовку.
– Нет, Пол! Нет! Каста!..
Клер бросилась на него, когда он выстрелил почти в упор собаке в голову. Эхо оглушительного выстрела отозвалось среди развалин, прокатившись по утесам. Каста рухнула у ног Пола.
Мгновение Пол и Клер молча смотрели на мертвую собаку, затем Клер бросилась на землю, обхватив руками тяжелую безжизненную голову. Свежая рана в черепе над левым глазом едва кровоточила.
– Каста! Каста! Каста! – Клер содрогалась от рыданий. Она прижалась лицом к собачьей морде, словно пытаясь вдохнуть жизнь в еще теплое тело. Снежинки цеплялись за золотистый мех и длинные ресницы собаки. Возле гостиницы зажглись фонари. Джек бежал к ним через темный сад.
– Клер... это был несчастный случай... – Пол, в ужасе от содеянного, смотрел на труп собаки. Кровь, сочившаяся из укуса, пропитала рукав его куртки.
– Это был не случай! – Она взглянула на него. Ее бледное лицо в свете луны было залито слезами. Она дрожала как лист, зубы ее стучали. – Ты нарочно ее застрелил. Я тебя никогда не прощу за это, Пол! Никогда! Ты специально убил ее! – Голос Клер пресекся от рыданий.
– Что случилось? Я слышал выстрел. – Джек, задыхаясь, подбежал к ним. – Какого черта здесь происходит! Клер, ты ранена?
Она молча покачала головой, баюкая на коленях голову собаки.
– Каста? – прошептал Джек. – Ради Бога, объясните, что случилось? – Он забрал у Пола ружье и отвел затвор, чтобы вынуть патрон.
– Это был несчастный случай, глупейший несчастный случай, – произнес наконец Пол. – Собака напала на меня. У меня под рукой было ружье...
– Ты застрелил ее, Пол. Ты прицелился и намеренно застрелил ее. – Клер подняла опухшее от слез лицо. На ее плаще было пятно от крови Касты. – Зачем ты принес сюда заряженное ружье? Чтобы охотиться? В темноте? Кого ты собирался убить? – Внезапно она осеклась. – Меня, правда? Ты собирался убить меня! Вот почему ружье было заряжено...
– Клер... Клер, пойдем, детка, ты не понимаешь, что говоришь, – Джек нагнулся и осторожно положил руки ей на плечи, пытаясь заставить встать. – Вставай. Пойдем в гостиницу.
– Я не оставлю ее здесь, на снегу. – Неожиданно она снова всхлипнула, уткнувшись лицом в мех собаки. – Я не брошу ее одну. – Она крепче прижала к себе тело Касты.
– Я ее отнесу. Идем. – Джек взял Клер за плечи и поставил на ноги. – Мы ее не бросим. – Он поднял тяжелый труп собаки и, не оглянувшись на Пола, стал спускаться к гостинице.
Джек вырыл могилу в саду, рядом с террасой, где Каста любила лежать на солнышке. Пол не предложил ему помочь, а Джек не просил.
– Лучше сделать это прямо сейчас, – сказал он Клер, налив ей стакан бренди. – Идет снег, и, если еще ударит мороз, завтра земля станет совсем твердой.
Клер безмолвно кивнула. Джек завернул тело в плед и осторожно положил на пол у двери. Слышно было, как на кухне плачет Катриона, которая вместе с матерью чистила картошку к ужину.
Клер, все еще в окровавленном плаще, постояла у могилы, дожидаясь, пока Джек принесет собаку из дома. Тело уже остыло и почти окоченело. Клер еще раз поцеловала мягкий мех на макушке Касты, затем отвернулась и пошла к гостинице.
Видеть, как холодная земля сыплется с лопаты на несчастное неподвижное тело, лежащее на дне темной могилы и уже одетое саваном снега, – было выше ее сил. Она бы не вынесла подобного зрелища.
Клер медленно поднялась по лестнице в спальню. Захлопнув за собой дверь, с волосами, мокрыми от снега, она в оцепенении двинулась к кровати и, не сняв ни сапог, ни пальто, рухнула на постель и уткнулась лицом в подушку.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Королевство теней - Эрскин Барбара



Короче, меня очень взбесил этот роман. Натянуто, много лишнего и гл. героиня такая размазня, что просто ........... Совет: не читать. Поберегите нервы и свое время.
Королевство теней - Эрскин БарбараАлина
11.10.2012, 22.12





Самый исторический роман из всех современных авторов групппы исторический любовный роман! Не Вальтер Скотт, конечно, но весьма достойно.Еще этот роман о любви к родине, без пафоса и громких слов. P.S.Космополитам читать не следует; любители эротики будут разочарованы.
Королевство теней - Эрскин БарбараЕлена.Арк
13.02.2013, 2.14





мне очень понравилось правда натянуто но в целом очень интересный роман и без этих откровенных сцен которые порядком надоели.
Королевство теней - Эрскин Барбараася
14.04.2013, 22.24





Этот роман о Изабель,про её прабабушка и рождении Изабель читайте дитя феникса 1 и 2 части,романы супер.эротики минимум,но история пересказа на отлично.
Королевство теней - Эрскин Барбаракатерина
15.11.2014, 15.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100