Читать онлайн Королевство теней, автора - Эрскин Барбара, Раздел - Глава семнадцатая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Королевство теней - Эрскин Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Королевство теней - Эрскин Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Королевство теней - Эрскин Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эрскин Барбара

Королевство теней

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава семнадцатая

Эмма открыла дверь и впустила Генри.
– Спасибо, что пришел. Неудобно обращаться к тебе с такой просьбой: копаться в проблемах чужой семьи – неблагодарное занятие... Но нам очень нужен твой совет.
Она провела его в гостиную, где, с газетой в руках, ожидал Питер. Мужчины лаконично приветствовали друг друга, потом Питер подошел к подносу с напитками. За столом у окна Джулия что-то быстро писала в тетради. Питер заглянул через ее плечо.
– Слушай, даже половину твоих каракулей невозможно разобрать.
– Разберут, папа. – Джулия озорно улыбнулась отцу. – Нам задали совсем немного, потому что все знали, что сегодня мы отмечаем День Гая Фокса.
type="note" l:href="#n_2">[2]
Тамсин сейчас заедет за мной. Мы идем в гости к скаутам. Привет, мистер Фербенк! – Она улыбнулась Генри и вновь склонилась над тетрадью так низко, что ее светлые волосы почти закрыли ей лицо. Генри улыбнулся.
– А я надеялся, что меня тоже пригласили на фейерверк! – сказал он, принимая из рук Питера стакан с джином. – Нет даже бенгальских огней?
– Искры и так летят во все стороны, того и гляди, вспыхнет... – мрачно ответил Питер. Было ясно, что имеется в виду вовсе не праздничный фейерверк. – Эм знает, что я не одобряю эту затею. Не наше это дело.
– Па, ты о чем? – Джулия подняла голову, сразу почувствовав, что запахло секретами взрослых. – Все, хватит. Больше никакой глупой математики и географии на сегодня. А что происходит? Вы говорите о тете Клер? – Она присела на подлокотник кресла рядом с Генри.
Эмма сердито посмотрела на дочь.
– Джулия, сколько раз тебя просили не вмешиваться в разговоры старших. Иди собирайся. Отец Тамсин может заехать за тобой в любую минуту.
– И ради Бога, будь осторожна с фейерверками. – Питер повернулся к ней. – Надеюсь, скауты все организовали как надо.
– Да. Я все проверила. В противном случае я не пустила бы ее. – Эмма пыталась скрыть свое раздражение. – Джулия, после фейерверка ты останешься ночевать у Тамсин? – Она поцеловала дочь в лоб. – Тогда возьми свои учебники, дорогая. Они тебе понадобятся завтра в школе. Желаю хорошо провести время.
Наконец закутанная в пальто и шарф Джулия с сумкой через плечо вышла к машине и села радом со своей лучшей подружкой. Проводив ее, Эмма вернулась в гостиную.
– Простите, – извинилась она за дочь. – Она невольно слышит все наши разговоры.
– Этот ребенок становится смышленым не по годам. – Питер уселся в глубокое кресло у радиатора. – Боже! Ну и денек сегодня выдался! В офисе был настоящий бедлам, я вконец вымотался, а тут еще надо разбираться в семейных проблемах родственников моей жены.
Эмма смущенно посмотрела на гостя.
– Извини, Генри. Это он хочет сказать: «Спасибо, что пришел» и «Я очень рад тебя видеть».
Тот усмехнулся.
– Благодарю за перевод. Слушай, я долго не задержусь. У меня тоже был трудный день – в нашей части «китайской стены». Пол сегодня не пришел в контору, и старик был в скверном настроении.
– Не пришел? – Эмма нахмурилась. – Но почему?
– Понятия не имею. Кажется, этого не знает никто. Бросив взгляд на мужа, Эмма села на диван.
– Я как раз хотела поговорить о Поле. Мы все одна семья, и ты почти что член нашей семьи. – Она наклонилась и чмокнула его в щеку. – Это все ради Клер. Мы беспокоимся за нее.
Генри поднес к губам стакан с джином.
– Вчера мы вместе ужинали, и мне показалось, что у нее все в порядке, – осторожно произнес он.
– Ты в этом уверен? – переспросила Эмма.
Генри пожал плечами.
– Она выглядела вполне счастливой. Пол подарил ей прекрасные сапфиры...
– Сапфиры?! – Питер удивленно уставился на него. – Я считал, у Пола серьезные проблемы с деньгами.
Последовало секундное замешательство, потом Генри вздохнул.
– Да, – сказал он. – Я тоже так считал.
– Не может быть, чтобы она передумала насчет Данкерна! – Эмма перевела взгляд с мужа на Генри и обратно. – Она не могла этого сделать.
– Нет, не передумала. – Генри допил джин и поставил стакан. Он смущенно посмотрел на Эмму. – Но Пол по-прежнему настаивает, чтобы она изменила свое решение; по крайней мере, так было на прошлой неделе. – Он задумался, следует ли ему рассказывать о своей поездке в Суффолк, но в конце концов решил промолчать. Если Клер хочет, чтобы Эмма об этом узнала, пусть сама ей расскажет. – Не думаю, что с тех пор что-либо изменилось. Пол испытывает давление с двух сторон. Ему определенно нужны деньги, мы все это знаем, и к тому же на него давит Каммин из «Сигмы», настаивая на продаже Данкерна.
– Каммин? – Эмма нахмурилась, услышав знакомую фамилию.
Генри кивнул.
– Рекс Каммин – президент английского филиала «Сигмы», нефтяного консорциума, который хочет приобрести Данкерн.
Эмма порывисто поднялась на ноги. Лицо ее побледнело.
– Что случилось, Эм? – Питер пристально посмотрел на жену. – Ты знаешь этого Каммина?
Эмма, не ответив, налила себе джина; бутылка тихонько звякнул о край стакана. Потом она с несколько натянутой улыбкой повернулась к нему:
– Да, я его знаю. Вот негодяй! Он – крестный отец Дайаны Уорбойз или что-то вроде этого. Это она нас познакомила. Я давно хотела посмотреть один спектакль, а у него как раз был лишний билет. Ты в это время куда-то уезжал... – Она тяжело вздохнула. – Он расспрашивал меня о Поле и Клер. – Эмма понизила голос почти до шепота. – Он очень интересовался ими. Я думала, он делает это из вежливости.
В комнате наступила долгая тишина.
– Сколько раз ты виделась с ним? – наконец спросил Питер, не глядя на жену.
Генри опустил взгляд, смущенный происходящим.
– Сколько раз, Эм? – тихо повторил Питер.
– Три раза. Ради Бога, Питер, между нами ничего не было. Он женат. Мы просто хотели посмотреть один и тот же спектакль. У нас оказались общие интересы. Он – очень образованный человек...
– Каким я, очевидно, не являюсь?
– Ты просто слишком часто отсутствуешь, Питер...
– Я никогда не знал, что у Дайаны есть крестный, – тихо вставил Генри. – Боюсь, что я тоже рассказывал ей о проблемах Клер и Пола. Так, вскользь; однажды мы обедали у них, и там было не все гладко. Пришлось ей как-то объяснить происходящее... – Он замолчал.
– Значит, вы с моей женой, – медленно произнес Питер, – рассказали этому Каммину все, что он хотел узнать. Что Пол отчаянно нуждается в деньгах, и если хорошенько нажать на него, то Пол найдет способ, как заставить Клер продать Данкерн...
Эмма опустила голову.
– В твоей интерпретации Рекс выглядит каким-то безжалостным чудовищем.
– Он не получил бы свое место в международной нефтяной корпорации, если бы не был безжалостным, – спокойно сказал Генри. – К тому же он обладает огромным обаянием. – Он встал и прошелся взад-вперед по комнате. – На прошлой неделе произошло еще кое-что. Я не собирался говорить вам об этом, считал, что это не мое дело. Но сейчас... ну, в общем вам, вероятно, надо это знать. Пол пытался обманом заставить Клер отписать ему все, чем она владеет. Он составил такой договор, который дает ему право управлять всем ее имуществом.
Лицо Эммы исказилось от возмущения.
– Но она не подписала его?
– Могла подписать, – лицо Генри выражало волнение, – если бы я не остановил ее. Она взяла стопку документов и начала подписывать их, не читая. А я посоветовал ей сначала все-таки ознакомиться с их содержанием. Пол, очевидно, хорошо знает ее привычки. Он рассчитывал, что она подпишет все, не глядя.
– Пол разозлился? – Эмма, не отрываясь, смотрела Генри в лицо.
– Думаю, да. И более того, мне кажется, что Клер его боится. Она сказала, что подумывает о том, чтобы уйти от него.
– Уйти от него? – переспросила Эмма. Она помолчала, потом, передернув плечами, добавила: – Не могу сказать, что я удивлена. Мой брат – холодный, расчетливый, жестокий человек. Я отлично знаю его. Честно говоря, мне непонятно, как Клер могла так долго терпеть.
– Ну, ладно, перестань. – Питер все больше начинал испытывать неловкость. – Слушая тебя, можно подумать, что он какой-нибудь злодей. Он вовсе не такой уж плохой...
– Я знаю, что говорю, поверь мне. Если Клер будет противиться, он вполне может... – Она замолчала, не окончив фразы.
– Может что? – Питер усмехнулся. – Эмма, дорогая, ты слишком драматизируешь ситуацию.
– Разве? – Эмма сидела, уставившись в пол. – Слишком многое поставлено на карту. Будущее Пола. Его работа. Его репутация, если все слухи подтвердятся и все выплывет наружу. И что для него Клер по сравнению с тем, что он может потерять? Храни ее Господь, если Пол узнает, что она собирается уйти от него. Гнев его будет ужасен. Я думаю, нам надо ее предупредить. Мне кажется, она не представляет серьезности происходящего...
– Предупредить? – иронически бросил Питер. – «Между прочим, Клер, – почти пропел он высоким голосом, передразнивая Эмму, – если ты до сих пор не догадалась, мне кажется, ты должна знать, что твой муж хочет выманить твои денежки! Не говори Полу, что уходишь от него» Будь осторожна; никогда не поворачивайся к нему спиной и беги при первой же возможности!»
В комнате наступила тишина. Потом Генри обвел их взглядом.
– Вчера вечером я отвез Клер к нему в офис и оставил их там наедине. В полночь, – медленно произнес он.
Эмма встала. Несколько секунд она молча смотрела на мужчин, затем направилась к телефону.
– Я хочу позвонить Клер, – сказала она. – Может быть, я драматизирую события и поступаю глупо, но я должна убедиться, что с ней все в порядке.
Она набрала номер.
В доме Ройлендов на Камцден-Хилл раздался телефонный звонок. Он долго звенел, нарушая мертвую тишину, но никто не поднял трубку. Дом был пуст.
Пол тяжело опустился в кожаное кресло. Глядя на его изможденное лицо можно было подумать, что это он лет на десять лет старше Джеффри, а не наоборот, как было на самом деле.
– Хорошо, что Хлои нет дома. Мне нужно поговорить с тобой наедине. Я весь день бродил по улицам. Случилось нечто ужасное... – Он откинулся на спинку кресла и закрыл глаза.
Джеффри строго посмотрел на него.
– Так говори, я слушаю.
Пол кивнул.
– Это касается Клер. Ей нужна помощь, Джеффри. Серьезная помощь. Ситуация очень осложнилась.
Джеффри, сидевший за письменным столом, с беспокойством посмотрел на брата. Отчаяние на лице Пола казалось таким искренним, он выглядел настолько измученным и расстроенным, что от суровости Джеффри не осталось и следа.
– Пол, расскажи мне, что тебя так беспокоит, – тихо попросил он.
С минуту Пол молчал, сосредоточенно рассматривая ковер под ногами, и думал. Нужно изложить свою историю с максимальной убедительностью...
– Клер сходит с ума, Джефф, – наконец, сказал он. – У нее начались галлюцинации, появились навязчивые идеи. – Он нахмурился. – Говорит людям, будто я замыслил что-то дурное по отношению к ней, а сама проделывает в саду странные вещи... В полночь зажигает свечи в тени живой изгороди; поднимает руки и как бы впадает в транс; вызывает духов.
Джеффри не отрываясь смотрел на брата.
– Ты все это видел?
Пол кивнул.
– Собственными глазами. Я был слишком далеко, чтобы расслышать, что она говорит или разглядеть что там происходит. – Он помедлил. – Как ты думаешь, Джеффри, все это всерьез? Она действительно вызывает души умерших, или это только плод ее воображения?
Джеффри вздохнул.
– Я молился, чтобы она прекратила все это, пока дело не зашло слишком далеко. Часто люди начинают с вполне невинных занятий йогой, медитацией... – Он помрачнел. – Сейчас многие этим увлекаются. Я постоянно вижу разные объявления в газетах и журналах, и ощущаю беспокойство. Люди делают это, не понимая, что они таким образом открывают свою душу, и во многах случаях ничем не могут заполнить образовавшееся пространство. Отсюда возникает интерес к оккультным наукам и черной магии. Сатана уже наготове: он ждет, он все время следит. А если он переманит кого-то на свою сторону, то уже не отпустит без борьбы – ужасной борьбы. – Он позволил себе грустно улыбнуться.
Пол был мрачен.
– Что ты предлагаешь делать?
Джеффри устало потер подбородок.
– Я еще раз поговорю с ней. И, конечно, буду молиться за нее.
– Но этого мало! Ради всего святого, Джеффри! Она не может логически рассуждать, постоянно впадает в истерику. Иногда кажется, что она в полном порядке: спокойная, вполне нормальная, и вдруг она совершает поистине сумасшедшие поступки. Иногда она говорит совершенно безумные вещи, Джефф! Она, наверное, уже такого наговорила обо мне! Клер считает, что я хочу причинить ей зло! Ты не должен верить ни единому ее слову... – Пол очень волновался. – Ты же знаешь, что у нее бывают галлюцинации и ночные кошмары, в которых она общается с этой женщиной из прошлого. Сара тоже знает об этом и ужасно боится. Боже мой, Джеффри! Ты ведь знаешь, я неверующий человек. Признаю, у меня никогда не хватало времени на твои проповеди, но тут совсем другое... У меня просто мурашки бегают по коже! Ты должен ей помочь. – Он помолчал. – Я думаю, ее надо изолировать. Ради ее собственной безопасности.
– Изолировать? – Джеффри был шокирован.
Пол медленно кивнул.
– Поместить в какую-нибудь частную клинику, где о ней будут заботиться.
– Ты говорил об этом со своим врачом, Пол? – Джеффри нахмурился.
Пол кивнул.
– Он сказал, что ей надо уехать, сменить обстановку, но добровольно она не соглашается. Она слишком одержима своей Изабель. Джеффри... – Пол резко встал. – То, что я рассказал, останется между нами, не так ли? Эта история не должна стать достоянием посторонних. Можешь вообразить, как раздуют ее газеты, если что-нибудь пронюхают. Надо держать все в секрете. Ты понимаешь меня? Имя Ройлендов... карьера Дэвида, моя... в конце концов, твоя!.. Представляешь заголовки? «Невестка члена парламента и священника англиканской церкви занимается черной магией!» – Он поежился.
– Да, ты прав. Я понимаю, – сдержанно согласился Джеффри.
– Люди уже начинают болтать, Джефф. – Пол наклонился через стол к брату, – Ее надо спрятать куда-то, где она не будет представлять опасности ни для себя самой, ни для кого-либо другого.
– Пол... – Джеффри медленно встал и положил руки на плечи брата. – Это никак не связано с твоим желанием получить право управлять всеми делами Клер, не так ли? Я не допускаю и мысли, что ты все это выдумал. Я виделся с Клер, говорил о ее занятиях, и знаю, что с ней происходит нечто неладное. Но это твое желание изолировать ее...
– Только ради ее собственной безопасности. – Пол отошел от стола и остановился у камина, прислонившись к нему спиной. Джеффри отреагировал не так, как он рассчитывал. Пол с трудом сдерживал свой гнев. – У нее есть нож. Украшенный драгоценными камнями кинжал. Бог знает, где она взяла его. Я забрал его у Клер, но она разозлилась. Просто была вне себя, и я вернул ей кинжал. Теперь она его куда-то спрятала. Она может поранить себя, даже убить, Джефф... – Пол сам не понимал, как ему в голову пришла эта идея с кинжалом. Как-то сама собой, интуитивно. Но она сработала – Джеффри не на шутку разволновался.
– Боже правый! А где она сейчас?
Он на секунду перевел взгляд на окно и нахмурился – над изгородью, окружавшей дом, показалась крыша автомобиля его жены. Пару минут спустя появилась у ворот и сама Хлоя. Она остановилась поговорить с кем-то на улице, потом, помахав этому человеку рукой, вошла в сад.
– Клер дома, в Кампден-Хилл. По крайней мере была там, когда я уезжал, – ответил на его вопрос Пол. Он выглядел обеспокоенным.
– И в каком она была настроении?
– В отвратительном.
Они услышали, как хлопнула тяжелая дверь – Хлоя вошла в дом. Пол поморщился.
– Никто не должен знать об этом, Джефф. И так уже слишком многие посвящены в наши дела. Прошу тебя, ничего не говори Хлое или Эмме. Чем меньше народа будет расстраиваться из-за этого, тем лучше. Я уверен, мы с тобой справимся сами.
– Согласен. – Джеффри повернулся к окну, сложив руки за спиной. – Предоставь это мне, Пол. Я сегодня же вечером поеду к ней. Надеюсь, ты не оставил ее в полном одиночестве? Миссис Коллинз с ней?
Пол пожал плечами.
– Думаю, да. Джефф, Клер может наговорить тебе разных глупостей. Она вбила себе в голову, что я хочу причинить ей вред...
Джеффри закивал:
– Да, ты говорил. Не беспокойся, я все понял. Состояние одержимости часто сопровождается паранойей. – Он нахмурился. – Я просто еще раз поговорю с ней и постараюсь расположить к себе, чтобы лучше разобраться, что нам делать. Я все-таки думаю, что мне следует поговорить с ее врачом...
– Нет! – резко воскликнул Пол. – Только не с ее врачом! Он осматривал Клер, и все, что прописал – так это транквилизаторы. – Дело именно так и обстояло, но было это много месяцев назад. – Он не в состоянии ей помочь. Ей нужна духовная помощь, Джефф, а не лекарства!
Он должен держать Клер подальше от всякого рода специалистов. Никакого вмешательства врачей и психиатров; они могут узнать правду о том, что он затеял. Джеффри – вот кто ему нужен. Добрый, доверчивый Джеффри...
Открылась дверь и в комнату просунула голову Хлоя.
– Пол?! Значит, я не ошиблась, это твой «рейнджровер» у дома. Как дела? Клер тоже приехала? – Она перевела взгляд на мужа. – Вы оба какие-то серьезные...
– Семейные дела, дорогая. – Джеффри подошел к жене и поцеловал ее в щеку. – Мы уже все закончили, Пол, выпьешь чашечку кофе перед отъездом?
Пол покачал головой.
– Я должен вернуться в Сити. Сегодня вечером придется поработать. Я и так потерял массу времени, пока бродил по улицам, решая свои проблемы. – Он вздохнул. – Ну, я полагаюсь во всем на тебя, Джефф. – Он на ходу поцеловал невестку и вышел.
Хлоя посмотрела ему вслед.
– Готова поспорить, я знаю, зачем он приходил. Деньги или Клер – что из двух?
– Это тебя не касается, дорогая. – Джеффри шутливо ущипнул ее за руку.
– Значит, Клер. Ты бы разозлился, если б он пришел насчет денег. Что бедняжка натворила на этот раз? Надеюсь, оставила его с носом? Твой брат самый неискренний человек, какого я знаю.
Джеффри задумчиво посмотрел на нее.
– Ты, кажется, в хороших отношениях с Клер, не так ли?
Хлоя засмеялась.
– Думаю, да. Она считает меня скучной старой занудой, но я ее люблю. Она очень живая и необычная. – Она улыбнулась. – Мне нравится, как она дурачит Пола.
– Каким образом? – Джеффри вернулся к своему столу и достал трубку из пепельницы.
– Тем же самым, что и тебя. – Хлоя с любовью посмотрела на мужа. – Заставляя думать, что она – ведьма или что-то вроде того. Здорово она вас обоих разыграла.
– Ты так считаешь?
– Я это знаю точно. – Хлоя внезапно стала серьезной. – Он из-за этого приходил сюда?
– Помимо всего прочего.
– Джеффри, мой милый наивный Джеффри! Клер – умная, одаренная, тонко чувствующая женщина. А ее мужа интересуют исключительно деньги, и ей с ним ужасно скучно. Можно ли винить ее за то, что она придумывает, как бы посадить кота в клетку с голубями и сделать свою жизнь более разнообразной?
– Нельзя... – Джеффри потянулся к коробке с табаком. Он был мрачен. – Весь вопрос в том, насколько далеко она зашла в этих своих поисках разнообразия?
Очнувшись от сна, Клер продолжала лежать неподвижно. Рядом с ней заворочался Пол. Клер решила, что он лежит, глядя в потолок, как часто, проснувшись, делала она сама. Она закрыла глаза, стараясь дышать ровно, чтобы муж не догадался, что она уже не спит.
Только что она была там, в сумрачной комнате замка Килдрамми, вместе с Робертом и Изабель. Рассвет уже начал проникать в узкое окно... и тут она проснулась на своей постели в Лондоне, мокрая от пота, с учащенно бьющимся сердцем и тяжестью в груди.
Вызванный внезапным пробуждением шок скоро прошел, но волнение и предчувствие какой-то беды не исчезало. Она тихонько прижала руки к груди и еще долго лежала неподвижно, глядя в темноту.
Наконец Пол сел на кровати. С минуту он не шевелился, и Клер вся напряглась, уткнувшись в подушку и затаив дыхание. Потом кровать скрипнула и она поняла, что он встал. Вскоре из-за двери в ванную пробился тонкий лучик и послышался шум воды. Клер повернулась спиной к свету, отчаянно вцепившись в подушку; прошлое полностью покинуло ее, и постепенно она вспомнила о том, что произошло накануне вечером, и со всей ясностью осознала, что ее браку пришел конец. После того, что Пол с ней сделал в лифте, она больше не хотела ни видеть его, ни говорить с ним.
Когда он вернулся в спальню, Клер сжалась, боясь пошевельнуться, и покрепче зажмурилась, но он даже не подошел к кровати. Она слышала слабый шорох надеваемой одежды, потом звук открывающейся двери. Наконец дверь спальни за ним закрылась и наступила тишина.
Она продолжала лежать неподвижно. Только услышав звук захлопнувшейся входной двери, она наконец медленно встала с постели. Подойдя к окну, Клер осторожно приподняла уголок шторы и выглянула в предрассветный полумрак. Она увидела, как Пол не спеша спускается вниз по улице, подняв воротник плаща, чтобы укрыться от ветра, в руке у него был «дипломат».
Клер потребовалось всего десять минут, чтобы принять душ и одеться. Бросив чемодан на кровать, она обвела взглядом комнату. Вечерние туалеты и шелковые платья ей не понадобятся. Все, что ей нужно – это свитера, брюки, одна юбка и теплые ботинки. Остальная ее одежда была в Бакстерсе – она может забрать ее позднее. Клер бросила в чемодан свою косметику и пару тонких шерстяных платьев. Сапфиры и маленькие золотые часики она оставила там, где положила их накануне вечером – в ванной, над вешалкой для полотенец, на полочке.
Поставив чемодан в холле, она спустилась в кухню. Каста лежала под столом, положив морду на лапы. Когда Клер вошла, собака встала, потянулась и завиляла хвостом.
Клер наклонилась и потрепала ее по голове.
– Завтракаем, дорогая, а потом едем в Шотландию.
Каста лизнула её руку.
Клер не выспалась, и у нее немного кружилась голова. Она сварила себе кофе и, отрезав кусок хлеба, посмотрела на висевшие на стене часы. Сара отпросилась до вечера, но кто знает, что придет в голову этой женщине. Если у нее опять случится размолвка с сестрой, то она может вернуться в любую минуту.
Дрожащими руками Клер намазала мед на хлеб и, присев к столу, заставила себя позавтракать. Ей предстояло семь часов провести за рулем, и следовало подкрепиться, прежде чем отправляться в путь.
Она уже почти закончила есть, когда Каста вдруг села и навострила уши. Клер застыла с куском хлеба в руке. В холле послышался какой-то шум. Когда собака с лаем бросилась в двери, Клер на цыпочках последовала за ней, затаив дыхание. Это, должно быть, Сара... А вдруг вернулся Пол? Она осторожно открыла дверь, и собака помчалась по ступеням впереди нее.
Клер осторожно выглянула в холл. На коврике, рядом с ее чемоданом, лежал номер «Файнэншл таймс», которую выписывал Пол. Значит, приходил почтальон...
Чуть не плача от облетчения, Клер села на ступеньку лестницы и закрыла лицо руками. Каста, виляя хвостом, принесла газету и положила у ног хозяйки.
Десять минут спустя они покинули дом. Клер положила чемодан в багажник «ягуара», потом открыла дверцу; Каста прыгнула на заднее сиденье и улеглась там. Бросив рядом с ней норковое пальто, Клер несколько мгновений смотрела на него. Это был один из подарков Пола. Не лучше ли оставить и его тоже? Но Пол купил ей практически все, что у нее имелось: одежду, драгоценности, даже чемодан, в который она сложила вещи – комплект чемоданов от «Гуччи» он подарил ей года два назад. Она пожала плечами. Расставаться с норковым пальто не хотелось, ей нравилась его шелковистая мягкость; да и глупо возвращать его Полу просто из принципа. Нет, она оставит его себе. И машину тоже. Клер положила рядом с ним свою сумочку, которую Пол привез ей из Флоренции, потом взглянула на дом. Ключи от входной двери были у нее в руке. Вернувшись под моросящим дождем к крыльцу, она постояла немного, подняв воротник плаща. Они купили этот дом в тот год, как поженились. Это был дом ее мечты, маленький лондонский особнячок из золотистого кирпича, с небольшим садиком во дворе. Клер поежилась. Бросив ключи в прорезь для почты, она отвернулась и, заперев за собой калитку, села в машину и включила зажигание. Она не оставила записки. Пол и так догадается, куда она уехала. Ей оставалось только молиться, чтобы он не поехал вдогонку.
Уже смеркалось, когда вернувшаяся Сара вставила ключ в замочную скважину и открыла дверь. В доме было тихо. Она зажгла свет и удивленно уставилась на коврик перед дверью. На нем лежала связка ключей. Сара подняла их и положила на столик в прихожей.
– Миссис Ройленд? – позвала она. Ответа не последовало. Дом был пуст.
Сара сняла пальто, повесила его на вешалку и спустилась в кухню. Пустая чашка и тарелка стояли в мойке, во всем остальном в кухне был безупречный порядок. Она медленно поднялась наверх и обследовала весь дом; предварительно постучав, заглядывала в каждую комнату – спальню, гостиную, ванную – везде было пусто. Она зашла в свою комнату и, задернув шторы на узком окне, зажгла свет. За окном раздались взрывы петард, и Сара вздрогнула от неожиданности. Она никогда не любила фейерверки. Наверное, у кого-то из соседей была вечеринка. Она слышала возгласы детей и шипение ракет. Едкий запах пороха и тлеющих листьев чувствовался даже здесь, в мезонине.
Сняв платье, она аккуратно повесила его на плечики, затем приняла душ, почистила зубы и, надев скромную ночную сорочку, шерстяной халат и тапочки, пошла вниз, на кухню – приготовить себе горячего молока.
У двери хозяйской спальни она помедлила. Где же Клер? Она не говорила, что собирается куда-то уйти, не оставила записки. И почему она взяла с собой собаку? Включив свет, Сара прошла в комнату и задернула шторы. Кровать была не застелена. На туалетном столике – пусто; вся косметика и расчески исчезли. В ванной не оказалось зубной щетки. Сара посмотрела на полочку, где сверкающей кучкой лежали сапфировые серьги и ожерелье, а рядом с ними – золотые часы. Сара нахмурилась. Вернувшись в спальню, она открыла дверцы шкафа. Большинство платьев было на месте, но юбки, брюки, норковое пальто и плащ исчезли.
Сара села на кровать, спрятав ноги под подол халата, и потянулась к телефону. Ночью линия была напрямую соединена с кабинетом Пола.
– Рада, что застала вас, мистер Ройленд. Я подумала, что мне лучше позвонить вам. Я немного беспокоюсь, вот и решила спросить у вас, где может быть миссис Ройленд.
– Не знаю, – раздраженно ответил Пол. – Может быть, у какой-нибудь подруги или у моей сестры. На вашем месте я бы не стал волноваться. Идите спать. Утром она вернется.
– Я так не думаю, мистер Ройленд. – Сара еще раз огладела комнату. За окном по-прежнему слышались хлопки петард. Одна из ракет взорвалась неподалеку, рассыпав цветные искры. – Мне кажется, она ушла совсем.
– Совсем?! – Голос Пола в трубке зазвучал неожиданно громко.
– Она взяла с собой норковое пальто и собаку. И оставила свои ключи. Она бросила их в почтовый ящик.
– Понятно, – задумчиво протянул он. – Ну, сейчас мы уже ничего не будем предпринимать. Я вернусь утром, Сара. Переночую у себя в кабинете; у меня очень много работы. Завтра мы все обсудим. Не беспокойтесь. Я уверен, этому есть какое-то объяснение.
Сара повесила трубку. Она долго сидела на кровати, глядя в пространство, потом медленно встала. Подойдя к комоду, она выдвинула нижний ящик. Свечи пропали. Куда бы Клер ни отправилась, она взяла их с собой.
Сара уже хотела было задвинуть ящик комода, но вдруг остановилась. Она взяла в руки лежавший сверху предмет и развернула его. Это была длинная, абсолютно черная ночная сорочка. Сара прижалась к ней щекой, чувствуя прохладную мягкость шелка, потом медленно повернулась и положила на кровать. Двигаясь, как сомнамбула, она развязала пояс халата и сбросила его на пол, к своим ногам. Потом она сняла теплую, закрытую до самого горла ночную сорочку и тоже бросила на пол. С минуту она стояла неподвижно, смущаясь своей наготы и прикрывая грудь руками, хоть и была одна. Снаружи по-прежнему раздавались взрывы петард.
Она затаила дыхание, когда легкий шелк рубашки, скользнув по телу, укрыл ее почти до пят. Гордо подняв голову, она медленно подошла к шифоньеру, открыла его и долго смотрела на свое отражение в зеркале, встроенном в заднюю сторону дверцы. Потом призывно улыбнулась ему.
Пол долго сидел у себя в кабинете, глядя прямо перед собой. Он размышлял. Наконец он взялся за телефон. Хлоя была в гневе.
– Джефф потратил столько времени на дорогу в Кенсингтон, а когда приехал туда, Клер не оказалось дома!
Пол поморщился. Он еще надеялся, что это Джеффри увез Клер к себе домой.
– Мне очень жаль, Хлоя. Миссис Си не должна была оставлять ее.
– Так где же она?
Пол пожал плечами.
– Не знаю. Может быть, у Эммы?
Если Клер все расскажет Эмме, он пропал.
– Я пыталась ей позвонить, но у них постоянно занято. – В голосе Хлои звучало недовольство. – Это нехорошо, Пол! Джеффри – человек занятой. У него есть дела поважнее, чем мчаться без всякой причины на другой конец Лондона. Ему пришлось пропустить фейерверк в школе, куда он был приглашен.
– Мне очень жаль, Хлоя. – Пол вздохнул. – Что еще я могу сказать?
Он устроился спать в кресле, но спал беспокойно, часто просыпался, обуреваемый своими проблемами. Где Клер, с кем она и что рассказывает этим людям? Он заворочался, стараясь устроиться поудобнее. Поверит ли ей кто-нибуць, если она расскажет, что произошло в лифте? Джеффри не поверит – в этом он был абсолютно уверен, а как остальные? Скажем, Эмма? Пол закусил губу. Она поверит Клер. Эмма поверит всему самому плохому о нем. Если ему не удастся полностью и навсегда подорвать доверие к словам Клер, он погиб. С трудом различая в полумраке комнаты даты, он всмотрелся на висевший на стене календарь. Осталось так мало времени до дня платежа, и тогда, если он не сможет заплатить, его карьера рухнет...
На следующее утро, часов в восемь, Пол, вернувшись из туалета, куда ходил побриться и сменить рубашку, заметил конверт, который кто-то положил ему на стол, пока он отсутствовал. Он постоял несколько минут, хмуро глядя на него; тем временем на экране компьютера в углу комнаты уже появились столбики цифр – котировки акций на начало дня.
Пол уселся за стол и взял конверт. Сначала он просто рассматривал его, потом вскрыл. Внутри лежала вырезка из сатирического журнала «Прайвит ай». К ней была приложена записка сэра Дункана Битти. «Не знаю, видел ли ты это, – говорилось в ней, – но я хотел бы услышать твои объяснения».
Короткая заметка била прямо в цель:
«Ходят слухи, что в Сити опять неразбериха из-за того, что один ведущий финансист ошибся в расчетах. Уже в который раз. На сейфах по всей Швейцарии появились таблички «Сдается». Полло Ройфилд, директор одного из супер-консорциумов, должно быть, трясется от страха. Следите за нашими публикациями».
Пол смял вырезку и швырнул ее в дальний угол комнаты. Дайана Уорбойз! Он, конечно, никогда не сможет ничего доказать, но это могла быть только она. Кто еще способен на такое?! Сука! Вероломная, мстительная сука! Он позаботится о том, чтобы ее карьера в Сити закончилась...
Но что, черт возьми, он скажет сэру Дункану? Пол вдруг покрылся холодным потом. Он достал свой «дипломат» и, щелкнув замками, открыл его.
Среди прочих бумаг там лежала копия завещания его отца. Он подошел с ней к окну и еще раз медленно перечитал завещание; бумага слегка дрожала у него в руке. Он знал его содержание наизусть. Акции семейной фирмы Ройлендов делились поровну между четырьмя детьми. Дальше следовала фраза, которая загоняла его в ловушку, «Если один из них захочет продать свою долю акций компании, то он или она могут сделать это только в том случае, если акции сначала будут предложены оставшимся всем наследникам вместе или порознь. В этом случае, согласно моему желанию, он должен предложить и все другие акции, завещанные мной, и дивиденды по ним остальным трем лицам, указанным в завещании. Продажа доли в семейной компании будет означать, что он или она или остро нуждаются в деньгах, или больше не заинтересован в делах «Ройленд Интернэшнл». В любом случае он или она должны быть отстранены от участия в делах.» Пол ясно слышал голос отца, диктующий эти четкие фразы, и представлял его строгое, упрямое лицо.
Он ни за что не сможет сказать Дэвиду, что вынужден продать ройлендовские акции; и тем более не сможет признаться, что уже продал акции других компаний. Он был загнан в угол.
Пол сложил документ и бросил его на стол. Черт бы побрал эту Клер! Она могла бы избавить его от этих мучений. Одним росчерком пера она могла бы заплатить его долги и еще оставить ему достаточно денег, чтобы заставить замолчать любителей слухов. Он взглянул на кресло, в котором два дня назад она лежала без сознания. Тогда он долго смотрел на ее неподвижное тело, и разные странные мысли приходили ему в голову. Если бы она умерла прямо в лифте от сердечного приступа, он бы унаследовал Данкерн и все другие земли. Пока Пол глядел на нее, у него на секунду появилось искушение, всего лишь на секунду, набросить ей на голову мягкий мех норкового пальто, посильнее сжать и держать так... Испугавшись этих мыслей, он резко отвернулся.
Пол взял завещание отца и положил его назад в папку. Здесь же лежала копия его собственного завещания, а также завещания Клер. Рассеянно он взял их в руки. Они составляли свои завещания вместе, четыре года назад. Клер оставляла ему все свое имущество, за исключением небольших сумм, завещанных всем ее племянникам и племянницам. В завещании Данкерн не упоминался отдельным пунктом. Тогда Клер была уверена, что у нее будет ребенок, наследник земель Гордонов, поэтому у нее не возникло мысли оставить поместье Джеймсу, у которого тогда, как, впрочем, и сейчас, не было семьи. В этом заключалась одна из причин, по которой тетя Маргарет не оставила ему Данкерн. Интерес Джеймса к прошлому не выходил за рамки битв, в которых участвовал Роберт Брюс; тетя Маргарет давно это заметила, но нисколько не огорчалась. Она знала, что в конце концов он, как Алекс, его отец, придет к осознанию своей кровной связи с прошлым, а пока Клер будет надежной хранительницей этого места. Во все века существовала женщина, которая искренне любила Данкерн.
Пол внимательно перечитал завещание Клер и положил бумаги назад в папку; лицо его оставалось абсолютно бесстрастным.
Он уже собрался направиться в кабинет сэра Дункана, когда зазвонил телефон.
– Ройленд? Это Каммин. – Голос американца звучал напористо и агрессивно невзирая на то, что его обладатель только что перенес длительный перелет из Хьюстона и утомительную дорогу из «Хитроу» в Лондон. – Встретимся за ленчем?
Пол придвинул к себе ежедневник и машинально стал его перелистывать, потом с раздражением отбросил в сторону.
– К сожалению, я очень занят, – холодно сказал он. Телефонная трубка липла к его влажной ладони. Пусть и этот подонок попотеет немного, как он сейчас.
– Я же сказал, Ройленд: мне надо увидеться с тобой как можно скорее. – Рекс с трудом сдерживался. – Лучше выбери время сегодня.
– Хорошо. – Пол был краток. – Я смогу освободиться на полчаса примерно в четыре, если это вас устроит.
Повесив трубку, он упал в кресло и закрыл лицо руками.
Рекс отошел от стола и остановился у окна, глядя на реку. Под дождем Темза выглядела серой и мутной. На Вестминстерском мосту не было видно тротуара из-за обилия зонтиков. Даже красные автобусы и яркие золоченые верхушки уличных фонарей стали какими-то размытыми. Рекс с мрачным видом сунул руки в карманы. Он любил свой кабинет с открывавшимся отсюда видом на самое сердце Лондона – центр мира, как он всегда думал, глядя на башню с Биг Беном, сейчас едва различимым за пеленой дождя.
Мэри не поехала с ним, хоть он и рассчитывал, что она в последний момент изменит свое решение. А сейчас, когда он позвонил, чтобы сообщить, что долетел нормально, ее не оказалось дома. «Вшивая груда камней!» – вот как она со всем презрением, на какое только была способна, назвала Данкерн. – «Мечта выжившего из ума старика!»
Мечта старика... Он с грустью отвернулся от окна. Возможно. Но если это была мечта, то о чем? О нефти и больших деньгах? Или мечта владеть кусочком Шотландии, замком, частью истории? Рекс подошел к столу у стены, где находился макет нефтепромыслов «Сигмы» на южном побережье. Он задумчиво провел пальцем по миниатюрным холмам и взял одну из игрушечных вышек. Хотел ли он действительно бурить скважины вблизи Данкерна? Ставить вышки, прокладывать трубопроводы, строить железную дорогу через болотистую равнину?
Он мрачно усмехнулся. Это чертово место покорило его. Как владелец он не получит выгоды от нефти, но какая бы компания ни начала разработки – а одна из них непременно получит лицензию – справедливость его мнения будет доказана. Он докажет всем, что по-настоящему чувствует нефть. А ему достанется замок – древнее владение Коминов. И он готов потратить на эту «груду камней» все свои сбережения до последнего цента.
Слишком измученная, чтобы продолжать поездку, Клер остановилась на ночлег в мотеле неподалеку от Бишоп-Окленда. Это была уже третья остановка. Один раз она выпустила собаку побегать. Потом они свернули с главной магистрали с поисках тихой закусочной, где бы можно было спокойно пообедать, прежде чем продолжать долгий путь через Йоркшир.
Позади была лишь половина пути, но это ее не беспокоило. Она была свободна. Здесь не было ни Пола, ни Сары, шпионившей за ней, не было никаких тревог, только ощущение прохлады дождевых капель на лице и волосах, только облака, проносящиеся по небу над ее головой и шорох опавших листьев у живой изгороди. Клер подняла воротник пальто и улыбнулась, и Каста, почувствовав настроение хозяйки, весело залаяла и завиляла хвостом.
Никто не ждал ее; никто не знал, где она. Это было прекрасное ощущение. Внезапно обретенная свобода заставила ее понять, в какой западне она находилась.
В сельском магазинчике она купила миску для собаки и собачьих консервов, а для себя хлеба и ветчины; потом в мотеле, сидя на полу перед телевизором, они с Кастой устроили пир.
Некоторое время Клер следила за тем, что происходит на экране, потом, почувствовав утомление, выключила телевизор, не спеша подошла к окну и распахнула его. Свежий ночной воздух после лондонского смога и духоты в салоне машины казался необыкновенно чистым, опьяняющим... Клер облокотилась на подоконник, ощущая под рукой холодные, влажные кирпичи.
На площадке за главным корпусом мотеля собралось много народа. Клер слышала смех, голоса и крики детей; из окна были видны рассыпающиеся искры бенгальских огней. Вдруг раздались радостные возгласы. Сноп пламени взметнулся вверх, и на мгновение весь сад осветился мерцающим оранжевым светом – это вспыхнул огромный костер, устроенный на поляне за мотелем. Несколько секунд Клер могла различать лицо пугала, привязанного к старому стулу на верхушке костра – равнодушное круглое лицо, лишенное выражения – потом повалил густой дым и скрыл эту картину из виду.
Клер отвернулась от окна и села на пол, прижав к себе собаку. Ее глаза наполнились слезами. Только что увиденная сцена вдруг показалась ей поразительно знакомой. Фигура человека, костер, глазеющая, орущая толпа...
– Если бы они только знали, Каста, – прошептала она. – Если бы они только знали, как это было на самом деле... – Она задрожала.
Наконец она поднялась, закрыла окно и задернула шторы. Убрав остатки пищи и бумажные пакеты, Клер приняла душ и вымыла волосы, потом, набросив на себя купальный халат, застелила постель. Может быть, ей стоит сделать несколько упражнений йоги, чтобы снять напряжение в теле после долгих часов, проведенных за рулем?
За спиной у нее вдруг заскулила Каста.
Клер повернулась и посмотрела на нее. Собака дрожала. Снизу из сада доносились оглушительные взрывы ракет. Облегченно вздохнув, Клер улыбнулась.
– Каста, ты трусиха! Боишься хлопушек? А еще охотничья собака! – Она наклонилась и потрепала ее по загривку.
Каста отпрянула, шерсть у нее встала дыбом.
Клер нахмурилась. В комнате повеяло холодом. Она посмотрела на окно, хотя была уверена, что закрыла его. Шторы висели ровно, не колебались от сквозняка. Закусив губу, Клер перевела взгляд на Касту. Собака заворчала, потом, заскулив, прыгнула на кровать и прижалась к стене. Она, беспокойно принюхиваясь, смотрела прямо в центр комнаты, словно что-то там видела.
Клер тоже повернулась в ту сторону. Внезапно ей стало страшно, во рту пересохло. Но никаких теней не было. В комнате горел свет; на белой крашеной стене ярким пятном выделялись цветные гравюры с изображением полевых цветов. В саду по-прежнему звучали взрывы петард. Конечно, это они заставили нервничать собаку; точно так же костер взволновал ее саму.
Она села на кровать и потянулась к пульту дистанционного управления телевизором, который бросила на одеяло. Включив телевизор, она прибавила звук, и комнату заполнил голос диктора.
Каста никак не могла успокоиться и продолжала дрожать. Вдруг собака спрыгнула с кровати и, бросившись к двери, стала царапать ее, как будто хотела выбежать из комнаты.
Глядя на нее, Клер почувствовала, как сердце принялось бешено колотиться в груди. Она взглянула на чемодан, лежавший раскрытым на полу у туалетного столика. Там были ее свечи – фигурные свечи, которые она купила, чтобы вызывать Изабель, – а с ними масло, о котором сказал ей Зак. Она сходила в тот магазин, адрес которого он ей дал; магазин, где продавалась всякая всячина: хрустальные шары, благовония и книги по изотерическим наукам; здесь, немного смущаясь, она купила это магическое масло.
– Им ты должна помазать свечи, вот так. – Зак показал ей, как это делается. – Потом себя – лоб, сердце и ладони, – чтобы отогнать злых духов. – Он улыбнулся. – На всякий случай, если твой деверь прав. На всякий случай...
Клер купила масло, но ни разу не пользовалась им, боясь сама себе показаться глупой и суеверной. И она еще ни разу не воспользовалась своими красивыми серебряными свечами.
Чемодан был совсем рядом. Надо только встать, найти маленькую бутылочку и открыть ее...
Но она не могла двинуться с места.
Продолжая сжимать пульт в руке, она в отчаянии до предела прибавила громкость телевизора.
– Пожалуйста, уходи. Я не хочу знать, что случилось с тобой. Пожалуйста... – Ее голос дрожал, когда она произносила эти слова, потонувшие в потоке громкой речи, несшейся из телевизора. – Оставь меня в покое. Пожалуйста...



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Королевство теней - Эрскин Барбара



Короче, меня очень взбесил этот роман. Натянуто, много лишнего и гл. героиня такая размазня, что просто ........... Совет: не читать. Поберегите нервы и свое время.
Королевство теней - Эрскин БарбараАлина
11.10.2012, 22.12





Самый исторический роман из всех современных авторов групппы исторический любовный роман! Не Вальтер Скотт, конечно, но весьма достойно.Еще этот роман о любви к родине, без пафоса и громких слов. P.S.Космополитам читать не следует; любители эротики будут разочарованы.
Королевство теней - Эрскин БарбараЕлена.Арк
13.02.2013, 2.14





мне очень понравилось правда натянуто но в целом очень интересный роман и без этих откровенных сцен которые порядком надоели.
Королевство теней - Эрскин Барбараася
14.04.2013, 22.24





Этот роман о Изабель,про её прабабушка и рождении Изабель читайте дитя феникса 1 и 2 части,романы супер.эротики минимум,но история пересказа на отлично.
Королевство теней - Эрскин Барбаракатерина
15.11.2014, 15.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100