Читать онлайн Королевство теней, автора - Эрскин Барбара, Раздел - Глава пятнадцатая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Королевство теней - Эрскин Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Королевство теней - Эрскин Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Королевство теней - Эрскин Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эрскин Барбара

Королевство теней

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава пятнадцатая

Мэри отказалась возвратиться с ним в Лондон.
– Ты сошел с ума! Разве ты не понимаешь? Все наши сбережения, Рекс! А как же дом в Мартас-Вайнъярд? – В ее глазах стояли слезы, когда она произнесла эти слова. – Как же наши планы?
– К черту все планы! – Он продолжал пить, время от времени от боли прижимая руку к желудку, когда язва начинала давать о себе знать. – Это особый случай, Мэри! Древний замок Коминов – моих предков, черт побери!
– Твоих предков! – презрительно бросила она. Сама потомок первых переселенцев, имеющая на руках подтверждающие это бумаги, она снисходительно посмотрела на него. – Ох уж эти твои шотландские предки, Рекс! Специалисты по генеалогии лишь сказали тебе, что фамилия «Каммин» возможно произошла от «Комин»! Только и всего, Рекс!
– Я прямой потомок, Мэри! – Он прижал руку к животу. – И я докажу это. Специалисты доберутся до истины...
– Никуда они не доберутся! Они смогли проследить историю твоей семьи только на двести пятьдесят лет назад. Не достает еще четырехсот с лишним лет!
Обычно она поощряла его увлечение, поддерживала поиски своих корней, льстила самолюбию Рекса замечаниями о его аристократическом происхождении. Внезапная язвительность ее слов больно задела и удивила его.
– Они установили, что моя семья приехала из Шотландии...
– Как почти четверть населения Северной Америки! – парировала Мэри. Она не собиралась оставлять ему ни капли надежды. – Если ты не бросишь эту затею, Рекс, я уйду от тебя.
Он удивленно уставился на нее.
– Мэри, дорогая...
– Я не шучу, Рекс. Я не поеду в Шотландию.
– Но тебе там понравится!
– Я возненавижу это место, – убежденно сказала она. – Ради Бога, посмотри на вещи реально. Речь идет о руинах! О развалинах старых стен на голой скале в самой холодной части Европы! Чтобы перестроить этот замок, потребуются миллионы долларов, но климат ты все равно не сможешь изменить! – Она поежилась, словно от холода, хотя в квартире независимо от времени года тщательно поддерживалась оптимальная температура – семьдесят градусов по Фаренгейту – не выше, не ниже.
Рекс побрел в ванную и нашел свою бутылочку «Маалокса».
– Я не собираюсь менять свое решение, Мэри. Я куплю Данкерн! Все будет отлично, увидишь.
– Не увижу, Рекс. Меня там не будет, – Она сказала это так тихо, что он из ванной не услышал ее.
Расставшись с Хлоей, Клер постояла несколько минут возле дверей «Харродс», раздумывая, зайти или нет, но воспоминания о показе моделей и приступе клаустрофобии все еще преследовали ее, и несмотря на усталость, она пошла дальше, избегая многолюдных магазинов. Она прошла вдоль Бромптон-Роуд до Бичамп-Палас, спустилась вниз и добралась до Музея Виктории и Альберта, по просторным полупустым залам которого побродила пару часов, прежде чем зайти в ресторан и заказать себе чай и пирожное.
К тому времени, как Клер вернулась на Кампден-Хилл, ноги у нее уже гудели и она чуть не падала от усталости. В холле ее ждала записка.
«Мистер Ройленд сказал, что я могу взять на вечер выходной, так как он не будет сегодня ночевать дома. Я не знала, когда вы вернетесь, поэтому я взяла собаку с собой в Ричмонд. Мы с сестрой погуляем с ней в парке. Я вернусь к одиннадцати. СК.»
Бедняжка Каста... Клер сняла пальто и повесила в прихожей. Весь день она даже не вспомнила о собаке, занятая лишь поисками повода, чтобы не возвращаться домой.
Она устало поднялась наверх и сбросила туфли. В доме был безупречный порядок, как обычно. Сара вытерла пыль и пропылесосила каждый дюйм, прежде чем уехать. Каждая подушка лежала на своем месте. Сидя на кровати, Клер посмотрела на телефон, но не прикоснулась к нему. Она пожалела, что Хлоя не провела с ней весь день, но у ее приятельниц было много дел. У Эммы – ее галерея. Все были заняты. Сейчас ничто не мешало Клер думать о том, чего она избегала целый день: о том, что посещало ее в минуты одиночества. Внутри нее шла борьба. Страх боролся с любопытством; чувство одиночества и скуки – с опасением совершить что-нибудь запретное и опасное. Одна ее половина хотела вернуться – узнать, что случилось с Изабель. Другая боялась этого.
Она встала и подошла к окну, вглядываясь в темноту, рассеиваемую чередой уличных фонарей. Ветер кружил опавшие листья по мостовой у колес стоящих на парковке машин. Клер нервно задернула шторы и отошла от окна. Впереди у нее был целый вечер в полном одиночестве.
Устроившись в гостиной за письменным столом, она придвинула к себе свою адресную книжку и начала бесцельно перелистывать страницы. Они были заполнены именами людей, которых она когда-то знала. Почему когда-то? Разве она больше не знает их? Она посмотрела на стену, где висела небольшая акварель. Да потому, что потеряла с ними связь, вот почему.
Вначале, когда они с Полом только поженились, у нее было много друзей, но постепенно, один за другим, они отошли от нее: либо были слишком заняты делами, или появились дети... – она грустно вздохнула. С кем-то стало трудно встречаться, потому что они далеко разъехались по стране; кого-то невзлюбил Пол и был против, чтобы она поддерживала с ними отношения. Таким образом он нарушил ее дружбу со многими людьми – ему не нравилось, что она проводит время с друзьями, что у нее есть какие-то свои интересы, но сам он не пытался заполнить образовавшуюся в ее жизни пустоту; просто требовал, чтобы она всегда была дома, когда бы он ни возвратился с работы. Клер заглянула в записную книжку и набрала первый попавшийся номер. Гудок звучал и звучал, но ответа не было.
Закусив губу, она уронила книжку на пол и, еще раз обойдя комнату, спустилась на кухню. Приготовила себе сандвич, хотя была не голодна и, включив телевизор, села возле него, не слыша и не видя, какая идет передача, просто стараясь голосом диктора заполнить тишину.
Услышав, как громко хлопнула дверь, она решила, что это от сквозняка, в комнате наверху. Но нет; это была тяжелая дубовая дверь, дверь часовни в Дандарге. Клер порывисто вскочила и стул, на котором она сидела, с грохотом опрокинулся. Ее колотила дрожь. О Боже! Не дай этому повториться! Она сходит с ума... Она, должно быть, сходит с ума!
«Нет. Нет, пожалуйста, уходи! Я не хочу больше этим заниматься, Разве ты не видишь? Я не хочу ничего знать!»
Клер, закрыв лицо руками, прижалась лбом к стене. Позади нее в телевизоре раздался какой-то треск, и экран погас.
«Нет, прошу тебя, уходи!»
Поначалу Изабель не противилась власянице. Она хотела страдать, хотела покаяться. Долгий путь на север под жарким солнцем, на тощей лошади, без седла; с непокрытой головой, в колючей власянице, которую заставили ее надеть священники – она заслужила все это. Она чувствовала, как пот стекает у нее по спине, ощущала зуд в тех местах, где ее покусали блохи, и боль от новых укусов. Через каждый город, каждую деревню на их пути везли Изабель, жену графа, кающуюся ведьму, и сотни глаз смотрели на нее. Кто-то жалел ее, кто-то потешался над ней.
Они ехали на север через Олений лес, потом вдоль реки Юджи, огибающей подножие Мормонд-Хилл. Изабель уже почти не замечала любопытных взглядов. У нее в голове не было никаких мыслей; тело стало сплошной саднящей раной. При каждом шаге лошади грубая ткань у нее на спине натягивалась, и когда, наконец, они прибыли в Дандарг, она была не в состоянии сама спешиться. Мастер Уильям Комин вышел к ней и окинул ее взглядом. В его глазах мелькнуло удовлетворение, когда он посмотрел в лицо Изабель.
– Господь с состраданием примет ваше раскаяние, – сказал он.
Изабель выпрямилась. На мгновение дух непокорности вновь вернулся к ней: захотелось бросить резкий ответ, плюнуть ему в глаза; но она подавила свой порыв. Она не даст ему повода снова применить к ней силу. Не доставит ему удовольствия вновь связать ей руки – делая это, он испытывал наслаждение, и она это чувствовала.
Напряженная, как натянутая струна, Изабель вошла в полутемную башню. После жаркого солнца внутри казалось холодно. Она поежилась, но была рада почувствовать под ногами жесткий вереск, устилавший каменный пол.
В часовне Святого Дростана, пропахшей ладаном, она покорно опустилась на колени перед алтарем, не замечая, что осталась одна. Люди, которые сопровождали ее из Эллона, разошлись. Во дворе замка рыцарь, возглавлявший эскорт, снял шлем и отдал его своему оруженосцу. Наклонившись над корытом для лошадей, он взял ковш и стал поливать водой голову.
Дверь в часовню тихо открылась, потом так же тихо закрылась. Мастер Уильям в мягких кожаных сандалиях неслышно приблизился к Изабель и встал рядом с ней. В руках у него была плетка.
Подняв голову, Изабель взглянула на нее, потом с нескрываемым презрением посмотрела Уильяму в лицо.
– Итак, вы собираетесь еще и выпороть меня во имя Господа?
Уильям свысока взглянул на нее.
– Это должен был бы сделать ваш муж, миледи. – Он преклонил колени перед алтарем и осторожно положил туда плетку. – Епитимья, которую я наложил на вас, требует умерщвления плоти. А также смирения. Здесь, в Дандарге, на самой границе владений моего брата, вас ничто не будет отвлекать, вы будете страдать и молиться. Сэр Дональд Комин останется здесь сторожить вас со своими людьми – это воины, миледи, которых ваш муж с трудом выделил в столь тяжелое для Шотландии время. Мастер Дэвид, капеллан, позаботится о вашей душе, а две сестры из монастыря, которые уже прибыли сюда, будут прислуживать вам. Я же должен немедленно вернуться на юг.
Изабель стоя на коленях перед алтарем, крепко сжала руки, стараясь скрыть охватившую ее радость. Она чувствовала взгляд своего деверя, но не могла прочитать его мысли. Его лицо было абсолютно бесстрастным. Изабель знала, что она выглядит ужасно, что тяжелая власяница, которую ее заставили надеть, грязна и пропахла потом. Ее босые ноги кровоточили, израненные о камни и колючий кустарник, когда на привалах во время долгого пути через города и деревни она искала уединения, чтобы справить нужду, прячась в редком кустарнике и за поваленными деревьями.
Изабель догадывалась, что Уильям старается подавить в себе желание, охватившее его, когда он смотрел на ее стройное тело и красивые ноги с узкими лодыжками и маленькими израненными ступнями, едва прикрытыми уродливой рубахой. Он поднял задумчивый взглад на ее усталое лицо и спутанные черные волосы и сглотнул вставший в горле комок. Она увидела похоть в его глазах, как только он подошел к ней с плеткой. Сначала он хотел сам применить к ней это наказание, но вовремя понял опасность. Пусть эту обязанность исполнят монахини. Он сдержанно кивнул Изабель:
– Оставляю вас наедине с вашими молитвами. Позднее вас проводят в вашу комнату.
Когда дверь за ним со скрипом закрылась, Изабель с трудом встала на ноги, борясь с желанием сорвать с себя грязную рубаху и прижаться обнаженным телом к холодным каменным плитам, чтобы облегчить терзавшую ее боль. Но если бы ее застали обнаженной в доме божьем, это окончательно убедило бы их в ее греховности и привело бы ее, как Майри, на костер.
Сэр Дональд Комин с нескрываемым облегчением проводил мастера Уильяма за ворота Дандарга. Как только святой отец со своими людьми скрылся из виду, он поспешил в часовню. Распахнув тяжелую дверь и заглянув в темноту, он сначала решил, что Изабель исчезла, но потом разглядел ее, стоящую у алтаря.
– Миледи? Мастер Уильям уехал. Проводить вас наверх?
Изабель повернулась к нему, и он увидел, как просветлело ее бледное лицо; он также понял, какую боль причиняет ей каждый шаг, когда она направилась к двери.
Небольшая комната в верхнем этаже башни имела два сводчатых окна, выходивших на юг, на продуваемую ветрами долину. Здесь Изабель ждали, тихо беседуя у окна, две монахини. Когда Изабель вошла, они встали. Старшая из них, высокая худая женщина с изможденным бледным лицом, улыбнулась.
– Леди Бакан? – Она протянула Изабель обе руки. – Мы прибыли сегодня утром, как только мастер Уильям прислал гонца в монастырь. Это – сестра Юлиана, а я – сестра Элинор. Мы будем счастливы вам служить.
Изабель надеялась, оставшись одна, снять с себя ненависную рубаху, однако приветствовала сестер-монахинь вымученной улыбкой. Сестра Юлиана была моложе и привлекательнее сестры Элинор, но в ее лице присутствовала холодность, которая не понравилась Изабель.
– Мастер Уильям дал нам относительно вас инструкции. – Голос сестры Юлианы звучал почтительно, но в нем слышались резкие, властные нотки. – Власяницу вы должны носить сорок дней, и в каждый из этих дней должны терпеть искупительное наказание плеткой. Если вы не сможете заставить себя наносить себе удары, как это делаем мы, то одна из нас поможет вам в этом. – Ее глаза сурово смотрели на Изабель.
Даже ночью Изабель не могла остаться одна. Все в той же ненавистной власянице она лежала на низкой деревянной кровати в углу комнаты. Рядом в той же комнате спали монахини, сняв с себя верхнее платье и покрывала, но оставаясь в сорочках.
Только в часовне Изабель было разрешено частично обнажать свое тело; здесь, перед алтарем власяницу спускали с плеч до пояса, чтобы подвергнуть ее спину, воспаленную и кровоточащую от укусов блох и вшей, ударам кожаной плетки. Сестра Элинор наблюдала за этой процедурой со странным чувством сострадания и любопытства. Когда она заканчивалась, Элинор охотно помогала Изабель вновь надеть власяницу, как бы случайно прикасаясь к ее спине. Изабель не видела странного выражения, которое появлялось в этот момент на лице монахини.
Через десять дней после приезда в Дандарг сестра Юлиана заболела. Ночью Изабель проснулась оттого, что женщину рвало. Схватив в темноте кремень, Элинор пыталась зажечь свечу.
Изабель села на кровати. Теперь она постоянно чувствовала усталость, не имея возможности как следует выспаться из-за непрекращающейся боли. Она тяжело поднялась и приблизилась к монахиням.
– Что случилось, сестра?
– Тише... – Сестра Элинор предостерегающе подняла руку. Она гладила влажный лоб Юлианы. – У нее жар. Ложитесь в постель, миледи. Я позабочусь о ней.
Всю ночь сестру Юлиану мучила рвота; она стонала, а на рассвете, наконец забылась беспокойным сном. Бросив долгий взгляд на бледное, измученное лицо больной, сестра Элинор вызвала Изабель на лестницу.
– Оставим ее отдыхать, миледи, – прошептала она. – Сон – лучшее лекарство от ее болезни.
В узком внутреннем дворе, затененном стенами замка, было очень холодно; свет дня еще не проник туда. Только высокие стены башен купались в солнечных лучах. Изабель машинально повернулась к пристрою, где находилась кухня. Ее пост заключался в том, что на рассвете ей давали кусок хлеба и воды из ручья; после этого она не получала ничего до самой темноты.
Элинор осторожно тронула ее за плечо.
– Сэр Дональд в главном зале. Он хочет поговорить с вами, – шепнула она и улыбнулась.
Изабель удивленно посмотрела на монахиню. С минуту она колебалась, потом нерешительно улыбнулась в ответ.
Сэр Дональд стоял у горящего очага. На столе возле него дымилась огромная чашка горячего бульона. Тут же был кувшин сливок и кубок с гасконским вином.
– Миледи... – Он церемонно поклонился ей. – Пока сестра Юлиана больна, я думаю, вам не повредит как следует поесть разок-другой. – Он подмигнул Изабель. – Прошу. – Он протянул к ней руку, в которой была зажата серебряная ложка. – Садитесь и начинайте!
Изабель была в недоумении. Она посмотрела на сэра Дональда, потом на сестру Элинор. Монахиня улыбнулась и ободряюще кивнула.
– Поешьте, дорогая. Я ничего не буду сообщать мастеру Уильяму. Это Юлиана каждый вечер пишет ему длинные письма.
Изабель не стала ждать второго приглашения. Ее желудок жаждал горячей пищи. Взяв деревянную миску со стола, она налила себе хорошую порцию наваристого, вкусно пахнущего бульона и начала есть. И только все съев и выпив вина, повернулась к сэру Дональду. Она благодарно улыбалась.
– Это было очень кстати, сэр рыцарь. Спасибо. Как я понимаю, вы тоже не пишете подробных писем моему мужу?
Он усмехнулся.
– Конечно нет, миледи. По крайней мере, когда мне приходится этим заниматься, я пишу только о замке и гарнизоне и не позволяю себе делать какие-либо замечания касательно вашей светлости. – Он поднялся из-за стола. – А теперь, если позволите, я удаляюсь: дела. – Он улыбнулся женщинам. – Ворота замка будут открыты еще несколько часов, пока завозят сено с полей. Если вы захотите немного погулять у моря, вам никто не будет мешать.
Когда он ушел, Изабель повернулась к монахине.
– Погулять у моря? Это не шутка? А как же мое покаяние? – недоверчиво спросила она.
Элинор покачала головой.
– Вы уже достаточно покаялись, моя милая. Сестра Юлиана ничего не узнает, если вы пропустите день-два. – Она сдержанно улыбнулась. – Судя по всему, она еще некоторое время будет прикована к постели. – Монахиня с невинным видом опустила глаза и сунула руки в широкие рукава своего черного платья.
Изабель в изумлении уставилась на нее.
– Это вы сделали так, что она заболела, – прошептала она. – Вы дали ей что-то, что вызвало у нее рвоту...
– Ничего опасного, уверяю вас. Это не причинит ей вреда. – Суровое лицо монахини вдруг осветилось веселой улыбкой. – Это всего лишь подержит ее в постели несколько дней, а вам даст небольшой отдых, вот и все.
Замок Дандарг, окруженный высокой каменной стеной, стоял на скалистом мысу из красного песчаника; одна его сторожевая башня возвышалась над самым обрывом к морю, вторая – в самой узкой части мыса. Когда женщины покинули замок через южные ворота и пошли вдоль стены в сторону невысоких скал и моря, они почувствовали себя так, словно для них наступил праздник. День стоял замечательный – жаркое марево поднималось над берегом. За скалами над морем кружили чайки, их радостные крики эхом раздавались вокруг. Элинор шла первой, подобрав длинные черные юбки, чтобы они не цеплялись за сухие водоросли, выброшенные на берег, и пучки перекати-поля и камнеломки. Дойдя до скал, они остановились на краю обрыва. Затянутое дымкой, Северное море казалось окрашенным в аметистовый цвет, переходящий в аквамарин, а на западе, где берег делал изгиб в сторону Морей-Ферт, сияло ослепительными бликами. Внизу, у подножия скал тянулся узкий каменистый пляж, а за ним виднелась бухта. Прозрачная зеленоватая вода набегала на плоские розоватые скалы, покрытые водорослями. Дальше цвет воды становился коричневым от впадающего в бухту торфяного ручья. Воздух был напоен ароматом трав и запахом свежего сена, которое косили на небольших лужайках по другую сторону замка.
Элинор повернулась к Изабель и улыбнулась.
– Свернем сюда, на западную сторону замка. Там мы можем спуститься на пляж. Никто не увидит нас со стен.
Изабель оглянулась. У ворот не было видно стражи, никто не следовал за ними. Следуя за монахиней по узкой тропинке, она чувствовала ногами теплый песчаный грунт. Внизу камни были даже горячими. Укрытый от морского бриза и прогретый солнцем, пляж выглядел уединенным. Изабель зарылась ногами в красноватый песок и подняла руки над головой, откинув с шеи тяжелые волосы. Она чувствовала, как пот уже струится у нее по спине.
Сестра Элинор села рядом с ней на скалу. Она возилась со своей прической, вынимая шпильки. Потом быстро сняла с головы покрывало и апостольник; ее коротко постриженные темные волосы уже были тронуты сединой. Она со смехом тряхнула головой, сбросила башмаки и начала снимать чулки. За ними последовала тяжелая туника, которую монахини носили поверх платья.
– Давайте! Вам ведь не терпится снять это уродство, которое вы носите, – крикнула она Изабель, стоявшей у края воды. Теперь Элинор уже возилась с завязками своего платья. Изабель оглянулась и засмеялась, чуть смущенно, чуть испуганно, и, прищурив глаза от яркого солнца, посмотрела на замок на скале над ними. Но там по-прежнему не было никаких признаков жизни.
Монахиня, кажется, сбросила вместе с апостольником всю свою строгость. Увидев, что та уже сняла свое черное платье, Изабель с неожиданным волнением расстегнула ворот рубахи. Стянув ее через голову и бросив на песок, она даже застонала от удовольствия. Она замерла на минуту на песке, обнаженная, чувствуя тепло солнечных лучей на своей истерзанной коже и тяжесть волос, упавших на спину, и не замечая в этот чудесный момент свободы странного, застывшего взгляда сестры Элинор. Когда Элинор, все еще одетая в рубашку, медленно встала, Изабель уже бросилась к морю.
Вода была холодной, как лед, но она не помедлила ни минуты. Она вошла в нее, осторожно нащупывая путь на скользких камнях, и продолжала идти до тех пор, пока глубина не увеличилась. Почти сразу же все болезненные ощущения исчезли; она чувствовала лишь прохладное прикосновение воды. Она встала на колени, чувствуя, как вода покрывает ее талию, грудь, плечи, потом опустила в воду разгоряченное лицо, ощущая, как холодная чистая вода колышет волосы.
Подняв голову, она засмеялась, расплескивая воду вокруг себя.
– Почему бы вам тоже не искупаться? Это так чудесно! – крикнула она и помахала Элинор рукой. Волны вокруг Изабель весело набегали на гладкие камни, выбрасывая на берег морские водоросли.
Сестра Элинор, все еще в рубашке, продолжала в нерешительности стоять на песке. Приподнявшись из воды, Изабель снова позвала ее:
– Идите сюда! Здесь так хорошо! – Вода стекала по ее обнаженному телу. Она прикрыла глаза рукой и посмотрела вверх на скалы, но они по-прежнему были безлюдны; только чайки кричали и кружились над ними. Элинор шагнула к воде, и Изабель показалось, что она собирается войти в море в одежде, но женщина порывисто повернулась и одним быстрым движением, по-мужски, через голову, быстро стянула с себя рубашку. Изабель скромно отвела взгляд, но недостаточно быстро, чтобы не заметить шрамы, покрывающие тело монахини. Элинор сначала вздрогнула от обжигающего холода воды, но через минуту уже была рядом с Изабель. Ее тело скрывали набегающие волны. Она повернулась лицом к берегу.
– Надеюсь, никто не наблюдает за нами. – В ее голосе звучал испуг.
– Я тоже надеюсь. – Изабель засмеялась. – Вы не боитесь, что будете прокляты? – Она опять опустилась в воду, чувствуя, как та приподнимает и покачивает ее. Изабель так и не научилась плавать.
Элинор пожала плечами. Ее лицо неожиданно застыло.
– Я уже проклята. – Она вздохнула, голос ее звучал печально. – Но я не считаю, что купаться в море – такой уж большой грех.
Изабель поспешно отвернулась. Ее собственные грехи были гораздо тяжелее, чем все, что могла совершить Элинор. Убийство ребенка, смерть Майри; сможет ли она когда-нибудь искупить их? Легло ли на нее вечное проклятье, или власяница, плетка и годы молитв на коленях в часовне Святого Дростана спасут ее от ужасов ада?
Долго оставаться в холодной воде было невозможно. Дрожа, обе женщины выбрались на берег, с опаской поглядывая на стены замка. Элинор вернулась к подножию скалы, которая нависала над пляжем и укрывала ее от взглядов сверху. Здесь она поспешно вытерла свое тело рубашкой, и, влажную, натянула ее на себя, надев поверх платье. Потом расстелила на песке среди камней свою тунику и села на солнце, отбросив с лица мокрые пряди волос. Она решила еще немного побыть с непокрытой головой.
Изабель осталась у воды. Взяв свою тяжелую рубаху, она опустила ее в воду и стала ногами мять и тереть о песок и камни на дне.
Приподняв голову, Элинор следила за ней.
– Она у вас никогда не высохнет, – крикнула, она Изабель.
– Я хочу утопить все блох! – Отбросив мешающие ей волосы назад, Изабель на минуту вьшрямилась и посмотрела на монахиню. Стоя по колено в воде, она, с черными волосами, струящимися по спине, с гладкой, влажной после купания кожей была похожа на грациозную морскую нимфу. Элинор нервно поджала колени и обхватила их руками, расправив подол одежды. Она еще не надела башмаки и чулки.
Изабель не скоро удовлетворилась результатами своей стирки. Наконец, она вышла из воды и, встряхнув рубаху, положила ее на камни сушиться и села радом с Элинор, Солнце уже высушило ее кожу; она чувствовала, как на ней выступила соль.
Элинор по-прежнему смотрела на нее. Она нервно сглотнула вставший в горле комок.
– У меня есть немного бальзама. Можно мне смазать ваши раны?
Изабель кивнула.
– Я не смогу опять надеть это. – Она сжала кулаки. – Ни за что!
– Вам придется... Сестра Юлиана не должна узнать, что вы снимали власяницу! – испуганно воскликнула Элинор. – Послушайте, давайте я смажу вам спину. Боль пройдет. – Она сунула руку в карман туники. В маленьком кожаном мешочке, который она всегда носила на поясе, оказалась склянка со снадобьем. – Ложитесь сюда, на мою тунику. Я смажу вам кожу на спине.
Изабель послушно легла, положив голову на руки. Мазь была прохладной, с приятным запахом, а руки Элинор очень нежными. Почти сразу же зуд от разъедавшей кожу соли прошел. Как в полусне, Изабель чувствовала успокаивающее тепло солнца, и все ее печали стали уходить. Впервые за долгое время ей было хорошо и спокойно.
– Перевернитесь, я помажу вам грудь.
Она едва расслышала сказанные шепотом слова. Она перевернулась на спину и прикрыла рукой глаза, от солнечного света.
Нежные руки продолжали двигаться по ее телу, успокаивая боль от укусов насекомых на плечах и на шее; потом они спустились ниже, касаясь ее грудей и живота; прохладные и мягкие, пахнущие лавандой. Ощущение было очень приятным, восхитительным. Изабель сонно улыбнулась. Элинор, наблюдавшая за ней с пристальным вниманием, увидела эту улыбку, и ее собственное лицо засветилось счастьем. У Изабель было красивое тело. Даже ее худоба, уродливые красные следы от укусов насекомых, от грубого прикосновения власяницы, рубцы от ударов плетки на ее белой коже не могли скрыть молодости Изабель, ее высокой груди, округлых бедер и таинственного очарования этого распростертого на песке тела. Руки Элинор медленно спустились по животу Изабель еще ниже, к ее бедрам. Когда ее пальцы, продолжая втирать целебный бальзам, осторожно коснулись треугольника шелковистых волос, Изабель застонала от удовольствия. Ее тело, разморенное солнцем, усыпляли ритмичные движения рук Элинор. Изабель чувствовала, что плывет куда-то, легкая и беззаботная, охваченная непривычным восторгом, разливающимся по ее телу. Ее дыхание стало учащенным, мышцы ног непроизвольно напряглись. На лице Элинор отражалось возбуждение. Не в силах сдержать себя, она наклонилась к Изабель и поцеловала ее в губы.
Вскрикнув от удивления, Изабель отстранилась и села.
– Элинор! – Ее голос был резок. Она в изумлении уставилась на монахиню. – Что вы делаете?
– Ничего... – Та густо покраснела.
Прикрывая руками грудь, Изабель смотрела на нее с нескрываемым отвращением.
– Нам пора возвращаться, – уже спокойнее сказала она.
– Так рано? – В голосе Элинор звучало разочарование. – у нас еще есть время. Сэр Дональд сказал, что мы можем гулять несколько часов. Никто нас не хватится...
– Мы уже достаточно долго отсутствовали. – Изабель встала на колени, ее длинные волосы упали ей на грудь. Взглянув в лицо Элинор, она нахмурилась. – Что вы делали?
Элинор смутилась.
– Только пыталась смягчить вашу кожу. – Она помедлила. – Я знаю, как доставить женщине удовольствие, моя милая. Ни один мужчина не умеет обращаться с женщиной. Вам, как никому другому, это должно быть известно. Они грубы, отвратительны, грязны...
– То, что вы делаете, грех, – прошептала Изабель.
Монахиня опустила глаза.
– Я каждый день исполняю епитимью; умерщвляю плоть.
Изабель в ужасе взглянула на нее, вспомнив рубцы по всему телу женщины – на груди, на плечах, на спине.
– Если вы знаете, что это грех, то зачем это делаете? – тихо спросила она.
Элинор пожала плечами.
– Просто я увидела вас без одежды. Вы такая красивая... В монастыре мы никогда не видим друг друга обнаженными. Все знают, что это было бы слишком большим искушением для некоторых сестер... – Она отвернулась и стала смотреть на набегающие волны. – Вы не скажете Юлиане? – чуть слышно спросила она..
– Мне не о чем говорить. – Изабель протянула руку к своей рубахе.
– Не надо, не надевайте ее! – Элинор поднялась на ноги. – Пожалуйста, позвольте, я сниму свою рубашку и дам ее вам. Вы наденете ее под власяницу. Мы подвернем ее, и никто ничего не заметит. Это избавит вас от боли. – Она хотела было снять платье.
– Нет!? – Изабель неприязненно посмотрела на монахиню. – Время испытания болью для меня еще не прошло, – резко сказала она. Потом, заметив расстроенное выражение на лице Элинор, уже мягче добавила: – Все равно, спасибо вам, сестра. – Стиснув зубы, она натянула жесткую влажную рубаху. – Моя епитимья еще не закончена. А вам, сестра, тоже придется сегодня заняться умерщвлением плоти.
Не дожидаясь Элинор, которая поспешно принялась натягивать чулки и башмаки, она направилась по тропинке, ведущей к замку.
Лето уже подходило к концу, когда прибыл граф Бакан со своей свитой. Он встретился с женой в комнате замка, где она сидела в одиночестве, ожидая его. В главном зале он, вручив двум монахиням письма к их аббатисе и деньги на монастырь, отпустил их. Выслушав робкую просьбу Элинор позволить им попрощаться с Изабель, он счел это необязательным. Среди его свиты были четыре женщины, отобранные Элис из числа своих служанок, чтобы прислуживать Изабель. Доставили и сундуки с бельем и платьями.
Ее епитимья, заявил он жене без всяких предисловий, кончилась.
Последние недели для Изабель не были слишком тяжелыми. В течение сорока дней она носила власяницу и терпела удары плетки – Юлиана после болезни вновь вернулась к исполнению своей обязанности. Но к удивлению Изабель ее рука стала легче.
Изабель старалась поменьше оставаться наедине с Элинор. Она так никогда и не узнала, что бледное лицо и опущенные долу глаза Элинор скрывали боль, причиняемую тяжелой власяницей, которую она теперь носила под платьем в знак покаяния, так и не сняв до самой смерти.
По истечении этого срока монахини одели ее в простое черное платье, наподобие их собственных монашеских одеяний, и покрыли ей голову черным платком. Ее пост закончился, и она могла нормально питаться; наказания плеткой тоже прекратились, а долгие молитвы в часовне сократились вдвое. Теперь она могла ездить верхом в сопровождении монахинь, а когда летние вечера сменились долгими осенними – заниматься вышиванием и прясть шерсть.
Когда граф наконец появился, Изабель встала и поклонилась ему. Робость и страх явственно читались на ее лице.
Он окинул ее взглядом с ног до головы.
– Итак, я надеюсь, вы усвоили урок. – Он мрачно усмехнулся. – Новые платья для вас доставлены в мои покои; камеристки ждут вас там. Идите переоденьтесь во что-нибудь более подобающее графине, и мы поужинаем вместе в главном зале.
Камеристки приготовили ей ванну с розовой водой, потом вытерли ее покрытую шрамами кожу мягким полотенцем. Они надели на Изабель рубашку из тонкого дорогого шелка, поверх нее платье цвета сапфира и, наконец, ярко-алую тунику. Потом Изабель села на табурет, и одна из служанок расчесала и уложила ее волосы.
Раньше это была обязанность Майри. Вспомнив о ней, Изабель чуть не разрыдалась, но, испугавшись, что выдаст себя, сжала руки в кулаки и закрыла глаза, чтобы не дать пролиться ни слезинке.
Нежная рука коснулась ее плеча.
– Все готово, миледи. – Девушка, имени которой она не знала, улыбнулась ей.
Лорд Бакан с мрачным видом восседал за столом.
– Ситуация во Франции – критическая. Король Филипп потерпел поражение во Фландрии близ города Кургре, и, как я слышал, он сейчас так слаб, что готов заключить союз с Эдуардом Английским. Если он это сделает, очень важно, чтобы Шотландия тоже была включена в этот договор. Делегация во главе с Соулсом и мной немедленно отправляется во Францию для встречи с Филиппом. – Он отослал суетившихся возле стола слуг, расставлявших блюда с жареной лососиной и цыплятами, начиненными земляными орехами. – Филипп – друг нашего короля Джона, который сейчас благополучно пребывает в своих землях в Пикардии. Филипп признает его нашим королем, но нельзя позволить, чтобы он забыл о Шотландии в целом.
Изабель, молча сидя рядом с мужем, оглядела полутемный зал. Лучи заходящего солнца едва проникали сквозь узкие окна. Пажи уже начали зажигать свечи и факелы. В комнате было невыносимо душно и жарко.
– Когда вы уезжаете, милорд? – Она старалась не выдать своей радости. Поездка с посольством во Францию означает, что ее муж будет отсутствовать несколько недель, может быть, месяцев.
– Скоро. Король Эдуард, похоже, готов обеспечить нам беспрепятственное передвижение. Вероятно, он тоже заинтересован, чтобы наконец наступил мир. Мы выезжаем в Перт завтра; в течение ближайших недель посольство отплывет во Францию.
– А я, милорд? Я останусь здесь? – Она понизила голос, зная, что сэр Дональд сидит рядом с ней, поставив локти на стол среди блюд и кубков. Он задумчиво резал на кусочки булку и бросал собаке, лежавшей у его ног под столом.
– Вы? – Лорд Бакан повернулся к ней с презрительной улыбкой. – Вы рассчитываете в мое отсутствие опять искать встречи с лордом Карриком? Разве вы не знаете, что он уже женился на дочери лорда Ольстера? Этот человек предал Шотландию!
Он пристально посмотрел на Изабель. Та затаила дыхание, стараясь, чтобы ни один мускул не дрогнул на ее лице.
– Я даже не думала об этом, милорд, – сказала она. – То, что делает лорд Каррик, меня не интересует. – Ей удалось произнести эти слова весьма убедительно. – Моя единственная забота – служить вам, моему мужу. – Она покорно опустила глаза. Под салфеткой, которая лежала у нее на коленях, она так сжала кулаки, что у нее побелели суставы.
Стоя на коленях перед алтарем Святого Дростана, который сотни лет назад построил себе келью на том самом месте, где позднее первый из Коминов возвел замок Дандарг, она молилась долгие недели. Молилась о душе своей любимой Майри, и поклялась забыть о Роберте Брюсе, графе Каррике, о его красоте и обаянии. Ей никогда не удастся взять верх над своим мужем. Чтобы обеспечить себе хотя бы сносное существование, ей придется покориться. Может быть, при случае пустить в ход лесть... Поэтому она заставила себя улыбнуться ему, и с надеждой заметила, как в его глазах мелькнуло удивление.
Он посмотрел на нее более внимательно. За долгие месяцы испытаний и поста его жена очень исхудала – но ее лицо с тонко очерченным носом, красивыми губами и высокими скулами стало еще прекраснее. Страдания изменили ее. Она стала спокойнее, сдержаннее и, в его глазах, гораздо интереснее. Он почувствовал, как его охватывает желание.
– Ешьте, – он указал рукой на ломившийся от яств стол. – От вас остались кожа да кости. Потом мы пойдем спать. – Он отвел взгляд, не желая видеть ее испуг, а, возможно, и отвращение, которое она обычно выказывала в таких случаях.
Дрожащей рукой Изабель взялась за ложку.
– Я буду рада, милорд, – шепотом сказала она. Она уже собрала необходимые ей травы. В этом месяце ребенка не будет. Почти с облегчением она начала есть.
– Хорошо... – Он положил нож, и неловко обнял жену за плечи. – Теперь мы будем больше видеться. Я решил взять вас с собой в Париж – на встречу с королем Франции!
Генри Фербенк поднял бокал.
– Давай выпьем за твоего мужа. Очень мило с его стороны, что он позволил мне пригласить тебя на ужин.
Клер, в шелковом платье глубокого синего цвета, с сапфирами в ушах и на шее, была необыкновенно хороша и выглядела гораздо счастливее, чем в предыдущую их встречу.
Прошло уже три дня с тех пор, как она видела Изабель, и после этого у нее не было никаких ночных кошмаров, никаких видений прошлого. У Клер исчезло ощущение опасности, и она стала гораздо спокойнее. Даже Пол вел себя вполне терпимо. У нее появилась возможность размышлять и строить планы.
– Пол в каком-то странном настроении последнее время. – Она с улыбкой подняла свой бокал. – Когда в четверг я приехала в Лондон, то очень боялась, что он сделает что-нибудь ужасное, узнав, что я разорвала тот документ.
– А он? – Генри постарался задать этот вопрос нарочито небрежным тоном.
Клер покачала головой.
– Мы поругались, но не слишком. Потом он стал ужасно вежливым, даже заботливым. Купил мне вот это, – она коснулась рукой колье на шее. – Хочет, чтобы на приеме в субботу я выглядела неотразимо.
Генри подавил в себе желание прикоснуться к украшению, а заодно и к Клер.
– Я думал, у него проблемы с деньгами, – сказал он.
– Очевидно, уже нет. – Клер улыбнулась. – И он больше не заговаривает о Данкерне. В воскресенье мы были на ленче у его друзей, и все тоже прошло прекрасно. А вчера, когда он узнал, что будет занят допоздна в Сити, то предложил поужинать в ресторане – в качестве компенсации.
– И в последний момент оказалось, что он не сможет присутствовать, и тебе придется довольствоваться моим обществом. – Генри грустно усмехнулся. – Очень жаль, что так получилось...
– А мне нет. – Клер коснулась его руки. – Я даже не представляю, что на твоем месте мог быть кто-либо другой.
– В самом деле? – Генри не мог скрыть радости.
– Конечно. – Она опять взяла вилку. – Как Дайана? Я не видела ее с тех пор, как вы приходили к нам на ужин.
– И ты чуть не заснула за столом с закусками, – улыбнулся он. – У нее все в порядке. Она очень милая.
– Но не единственная? – Клер сочувственно посмотрела на него.
– Единственной для меня может быть лишь одна женщина, Клер. – Генри грустно опустил голову.
Наступило неловкое молчание.
– Пол не должен был предлагать тебе поужинать со мной, Генри. Это нечестно, – тихо сказала она, помолчав.
– Да, не должен. – Пальцы Генри сжали ножку бокала. – Он прекрасно знает, что я испытываю по отношению к тебе. И часто мне об этом напоминает!
Клер удивленно уставилась на него.
– Напоминает?
– Да, как бы в шутку. Ведь он уверен, что ты никогда ему не изменишь. Черт побери, как я хотел бы доказать ему обратное!
Клер отвела взгляд.
– Не будем больше говорить об этом. И нам не надо больше встречаться. По крайней мере, наедине. Это несправедливо по отношению к тебе. – Она смяла салфетку в руке. – Послушай, Генри, я хочу тебе кое-что сказать. – Она задумчиво посмотрела на смятую салфетку. – В конце следующей недели я еду домой, в Шотландию, но Пол об этом не знает. – Она закусила губу. – Просто уезжаю. Оставляю его.
– Ты хочешь сказать, что уезжаешь навсегда? – Генри чуть не выронил из рук нож и вилку. Ее неожиданное заявление потрясло его до глубины души.
Она пожала плечами.
– Еще не знаю. Может быть. Отчим уезжает на несколько недель; мама вчера сообщила мне об этом. Она не решается приглашать нас с Джеймсом в гости, когда он дома. Отчим ненавидит и меня, и брата. – Она сухо усмехнулась. – А теперь, когда Джеймс унаследовал дом, в котором они живут, будет ненавидеть нас еще больше. Во всяком случае, пока мама одна, я смогу поговорить с ней и все обдумать. Окончательно решить что-то на будущее.
– А у меня есть шанс стать частью этого будущего? – Он улыбнулся, стараясь, чтобы вопрос прозвучал как шутка.
Клер смущенно покачала головой, чувствуя, что причиняет ему боль.
– Оставайся с Дайаной. Она идеально тебе подходит. Во мне слишком много горечи и противоречий. – Она улыбнулась, но Генри видел, что глаза ее остались печальными. Он резко переменил тему разговора:
– Ты собираешься посетить Данкерн, пока будешь в Шотландии?
– Не знаю. – Она покачала головой. – Может быть. Пожалуй, стоит съездить туда, чтобы выгнать Нейла Форбса с моей земли.
– Нейл Форбс? Кто это? – удивленно переспросил Генри.
– Один неприятный молодой человек, взявшийся меня учить, как поступить с Данкерном. – Она отодвинула от себя тарелку. Образ Нейла Форбса преследовал ее с тех пор, как он побывал в Бакстерсе. Одна лишь мысль о нем вызывала в ней гнев.
Генри заметил, как внезапно порозовели ее бледные щеки и засверкали глаза. В задумчивости он откинулся на спинку стула.
– Хотел бы я видеть, как ты это сделаешь.
Клер рассмеялась.
– Когда буду продавать билеты на это представление, пришлю тебе контрамарку. Ну ладно, хватит об этом; давай закажем десерт.
Генри молча смотрел, как она ест мороженое. Она снова была счастливой, смеялась, шутила, ее плохое настроение рассеялось и он боялся вновь испортить его.
– Мне кажется, Пол собирается сделать еще одну попытку реабилитировать себя в твоих глазах, – тихо сказал он. Он помолчал, пока подошедший официант наливает кофе.
– Еще один шанс? – Клер пригубила, наслаждаясь черным горячим напитком.
– Да, какой-то сюрприз. – Он грустно улыбнулся. – Он попросил после ужина завезти тебя к нему в офис. Вероятно, он приготовил тебе еще один подарок.
– В офис? – удивилась Клер. – А почему не домой?
Генри пожал плечами.
– Это как-то связано с миссис Си, которая всегда сует нос не в свои дела – так он сказал.
– Но сегодня у нее выходной.
– Может быть, Пол имел в виду, что не нашел места, где спрятать подарок. Неужели она такая любопытная? – Генри засмеялся. – Во всяком случае, у меня есть указание доставить тебя в здание фирмы ровно в одиннадцать часов, а он будет ждать тебя в своем кабинете с шампанским.
Клер нахмурилась, почувствовав неладное.
– Ты тоже зайдешь?
Он поднял на нее глаза.
– Конечно, если хочешь.
Сара Коллинз уже надела пальто, когда в дверь позвонили. Нахмурившись, она открыла дверь, приказав Касте сидеть, потому что собака обычно с лаем бросалась на посторонних.
– Привет, миссис Си. Узнаете меня? – На крыльце стоял Джеймс Гордон. Он наклонился, чтобы потрепать по голове собаку, радостно виляющую хвостом. Дождь на улице усилился, превратившись в настоящий ливень; он заливал асфальт и барабанил по крышам машин, потоки воды уносили опавшие листья в канаву. – Клер дома?
Сара покачала головой.
– Очень жаль, но вашей сестры нет, мистер Гордон. Она вернется не скоро.
– Черт! – Джеймс был уже в холле. – Я надеялся переждать здесь дождь и чего-нибудь выпить.
Сара бросила на него недовольный взгляд.
– Я уверена, она не будет против, если вы нальете себе выпить, мистер Гордон.
– Отлично. А вы уже уходите? – Джеймс наконец заметил, что она в пальто.
Сара замялась:
– Я собиралась провести вечер у своей сестры. Мистер и миссис Ройленд знают об этом...
– Так идите, миссис Си. Не ждите меня. Мы с Кастой побудем в обществе друг друга. Правда, Каста? – Он погладил собаку.
– Значит, вы не против, если я пойду?
– Конечно. Я обещаю хорошо себя вести и не красть столовое серебро. – Склонив голову набок, он улыбнулся.
Как только дверь за ней захлопнулась, Джеймс прошел в гостиную и налил себе изрядную порцию лучшего виски из запасов Пола. Стоя у бара, он выпил и оглядел комнату. У ног сидела Каста, выжидающе глядя на него.
– За нас с тобой, старушка. – Он поднял стакан. Каста радостно завиляла хвостом. – Ну как, ладят твои хозяева между собой? – Джеймс уселся на диван. – Или по-прежнему ссорятся? Ты, конечно, на стороне хозяйки, верно?
Вновь поднявшись, он подошел к бюро и открыл один из ящиков. Быстро просмотрев его содержимое, он принялся за другой. Прочитав пару писем, Джеймс положил их на место. Он и сам не знал, что ищет. Его интересовало все, касающееся Данкерна и финансового положения Пола; следовало воспользоваться представившейся возможностью.
Джеймс обдумывал предложение Пола продать Данкерн ему, и чем больше он об этом размышлял, тем больше эта идея ему нравилась. Первая реакция была глупой и сентиментальной; затем он стал иначе смотреть на это дело. Во-первых, Клер могла согласиться продать ему землю за гораздо меньшую цену, чем запросил Пол. Может быть, даже обменяла бы ее на одну из ферм или на Эрдли. А когда Данкерн будет принадлежать ему, он сам продаст его «Сигме». Поставив стакан на стол, он принялся методично обыскивать дом.
Наверху в хозяйской спальне на дне одного из ящиков старинного орехового комода, под стопкой шелковых ночных рубашек он нашел сверток. Полдюжины длинных, серебристых свечей, завернутых в черный шелковый шарф. Он развернул находку и, аккуратно разложив свечи на зеленом ковре, задумчиво уставился на них. Вместе с ними в комоде лежал подсвечник, какие-то ароматические палочки и маленькая бутылочка масла. Джеймс открыл ее и осторожно понюхал. Пахло весьма экзотично: чем-то сладким и пряным.
Каста сидела у двери, внимательно наблюдая за ним. Джеймс взглянул на собаку.
– Эти свечи зажигает твоя хозяйка, когда вызывает духов? – Собака склонила голову набок. – Конечно, эти. – Он взял одну из них и подержал в руке. – Особые, магические свечи.
Праздничные свечи лежали в буфете вместе с салфетками и скатертями. Он видел их раньше, бывая в гостях у Ройлендов.
В дверь позвонили, и Каста с лаем бросилась вниз. Джеймс поспешно завернул свечи в шарф и сунул в ящик комода. Туда же он положил подсвечник и масло и, задвинув ящик, побежал по лестнице, прыгая через две ступеньки.
Открыв дверь, он увидел перед собой Эмму. Та удивленно уставилась на него.
– Я уж решила, что никого нет, кроме собаки. А где Клер?
– Наверное, где-то ужинает. – Джеймс впустил Эмму в дом. – Я хотел дождаться ее, но теперь уже сомневаюсь, стоит ли. Она может прийти еще не скоро. Налить тебе виски?
– Не откажусь. – Эмма сняла плащ и повесила его в прихожей. – Я хотела поговорить с Клер.
– О своем новом приятеле? – усмехнулся Джеймс.
Эмма в недоумении взглянула на него.
– Черт возьми, о чем ты? Какой еще новый приятель?
– Шикарный американец. Ладно, не бойся, я не скажу Питеру. Буду хранить вашу тайну, миледи.
– Если тебе сказала Клер, то это не ее дело! – Эмма разозлилась. – Тем более, что говорить не о чем. Никакой это не приятель. Просто случайное знакомство. – Она виделась с Рексом еще дважды, за ленчем, и каждый раз он больше интересовался Полом, чем ею. С тех пор она больше ничего о нем не слышала. Долго ждала, что он позвонит, потом позвонила сама. В офисе ей ответили, что он уехал в Штаты, а телефон в его квартире не отвечал. Казалось, он бесследно исчез, и Эмма была этим расстроена гораздо сильнее, чем хотела себе признаться. – Как бы там ни было, я пришла поговорить не о нем, – уже спокойнее произнесла она. – На прошлой неделе Клер встречалась с Хлоей и до смерти напугала ее. Вот я и хотела узнать, что именно Клер ей сказала. – Эмма засмеялась.
– А я-то считал, что пресвятая Хлоя неустрашима. – Джеймс с давних пор недолюбливал родственников своего зятя, и не скрывал этого.
– Клер рассказывала ей о ведьмах, духах и Сатане.
Джеймс усмехнулся:
– И Хлоя все приняла за чистую монету?
– Похоже. Не сразу поймешь, когда Клер шутит, а когда говорит серьезно. Джеффри тоже очень обеспокоен. Я узнала, что он собирается проконсультироваться с епископом. – Эмма помрачнела. – Джеймс, а ты что думаешь обо всех этих делах, которыми занимается Клер? Она действительно в это верит?
– По крайней мере, она так говорит.
– И ты считаешь, что это правда?
Джеймс пожал плечами.
– Возможно...
– А тебе не кажется, что это представляет для нее опасность? Так много жутких историй о людях, одержимых злыми духами...
– Я не думаю, что Изабель злая, – задумчиво произнес Джеймс. – Она была просто очень несчастной женщиной, вот и все. Клер с детства одержима ею.
– Одержимость – это болезненное состояние психики, Джеймс...
– Клер – не сумасшедшая, Эмма. – Джеймс произнес эти слова с неожиданной твердостью. – Если Пол утверждает иное, он лжет!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Королевство теней - Эрскин Барбара



Короче, меня очень взбесил этот роман. Натянуто, много лишнего и гл. героиня такая размазня, что просто ........... Совет: не читать. Поберегите нервы и свое время.
Королевство теней - Эрскин БарбараАлина
11.10.2012, 22.12





Самый исторический роман из всех современных авторов групппы исторический любовный роман! Не Вальтер Скотт, конечно, но весьма достойно.Еще этот роман о любви к родине, без пафоса и громких слов. P.S.Космополитам читать не следует; любители эротики будут разочарованы.
Королевство теней - Эрскин БарбараЕлена.Арк
13.02.2013, 2.14





мне очень понравилось правда натянуто но в целом очень интересный роман и без этих откровенных сцен которые порядком надоели.
Королевство теней - Эрскин Барбараася
14.04.2013, 22.24





Этот роман о Изабель,про её прабабушка и рождении Изабель читайте дитя феникса 1 и 2 части,романы супер.эротики минимум,но история пересказа на отлично.
Королевство теней - Эрскин Барбаракатерина
15.11.2014, 15.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100