Читать онлайн Королевство теней, автора - Эрскин Барбара, Раздел - Глава двенадцатая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Королевство теней - Эрскин Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Королевство теней - Эрскин Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Королевство теней - Эрскин Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эрскин Барбара

Королевство теней

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава двенадцатая

Элис, стоя у приоткрытой двери, смотрела на Изабель, сидящую за столом.
– Ты его не хочешь?! – повторила она глухим от недоумения голосом.
– Да, не хочу. – Изабель устало поднялась со стула. – Разве ты еще не поняла, Эллис, что я не хочу ребенка? Мне не нужен амулет, помогающий от бесплодия! Оставь его у себя. Если ты когда-нибудь выйдешь замуж за своего сэра Генри, он может понадобиться тебе самой. – Она взяла со стола небольшой кожаный мешочек и сунула в руку Элис.
– Но я думала, что ты молишься о ребенке, – заикаясь, произнесла Элис. – Прошло четыре года с того дня, как у тебя был выкидыш; мне казалось, ты в отчаянии оттого, что не можешь забеременеть.
Изабель невесело усмехнулась.
– О Элис, дорогая, если бы ты только знала! Нет, я вовсе не в отчаянии. Я каждый день благодарю Бога за то, что я бесплодна.
– А снадобья? Снадобья, что готовит тебе Майри – это они делают тебя бесплодной? – Глаза Элис стали круглыми от ужаса. – Я думала, они для того, чтобы помочь тебе родить ребенка! Изабель, а если дядя Джон узнает?
– Он никогда не узнает.
Изабель поежилась, Теперь муж велел следить за ней днем и ночью. Она это знала. Джон терял терпение. Возможно, он даже что-то подозревал. Только его участие в войне спасало ее, Что будет дальше – она сама не знала.
Здесь, в Сконе, они были вместе чаще, чем она хотела; спали в этой темной спальне полуразрушенного дворца, который сожгли три года назад по приказу короля Эдуарда и лишь частично восстановили.
Затянувшиеся переговоры верноподданных шотландских лордов по-прежнему проходили под знаменем короля Джона Бейлльола. Сам он был освобожден из тюрьмы, но отправлен в изгнание и жил во Франции. В результате Шотландия все еще не имела настоящего короля, а Брюсы и Комины по-прежнему оставались врагами.
Всю предыдущую осень Роберт Брюс возглавлял оборону юго-западной Шотландии от англичан. В конце января наконец установилась зимняя погода, и вести военные действия стало невозможно. Было объявлено перемирие, к этому моменту Брюс уже принял решение. Оставаясь патриотом своей родины, он больше не будет добиваться восстановления на престоле Джона Бейлльола. Пусть все знают: он прекращает воевать во славу короля Джона и заключает мир с королем Эдуардом.
Лорд Бакан, казалось, совершенно не был удивлен, когда Роберт прибыл с этой новостью в Скону.
– Я никогда не доверял этому двурушнику и предателю, – раздраженно заявил он, влетев в комнату Изабель. На Элис он не обратил никакого внимания, и та бочком выскользнула за дверь, оставив его наедине с супругой.
Изабель, почувствовав, что у нее ослабли ноги, опустилась на стул. Имя Роберта Брюса все еще было способно заставить ее задрожать от тайного желания; сердце ее учащенно забилось при мысли о том, что он в этот самый момент находится с ней под одной крышей, и, возможно, она скоро увидит его.
– Он думает только о том, как бы не потерять свои земли в Англии! – Лорд Бакан порывисто отошел к окну и оперся руками о каменный подоконник. Солнечный свет, проникавший через витражи, цветными пятнами разукрасил его плащ. – Черт возьми, нам в Шотландии нужна его поддержка! Хоть это и презренный человек, но я признаю, что он хороший генерал. Люди идут за ним. Его вражда с Коминами – безумие! Она погубит Шотландию!
– Но ведь эту вражду затеял не он. Как вы не можете понять, что он никогда не признает Джона Бейлльола своим королем? – Она устало посмотрела на мужа и вздохнула: – Трон по праву принадлежит его отцу.
– Ах, да! Как я мог забыть, что говорю с ярым сторонником Брюсов! – Лицо графа исказила язвительная усмешка. – Отец лорда Каррика – безвольный дурак! Это не секрет ни для кого! Как он может надеяться, что Шотландия поддержит его притязания?
– Но Шотландия может пойти за самим лордом Карриком.
– Пойти за ним? – Лорд Бакан мрачно посмотрел на жену. – Ну, вряд ли у нее появится такое желание, особенно после того, как он объявит себя сторонником Эдуарда. Если вы увидитесь с ним наедине, миледи, хотя я думаю, что это маловероятно, – он злобно усмехнулся, – советую использовать все ваше влияние и уговорить его поддержать Джона Бейлльола, когда военные действия возобновятся, если он не хочет, чтобы его сочли предателем. Шотландия не простит ему измены. – Он выпрямился. – Сейчас я иду в зал совета для встречи с моим братом, Бейдноком и де Соулсом. Советую вам оставаться здесь и молиться, чтобы лорд Каррик понял ошибочность своего решения, пока не поздно!
Он ушел. Изабель еще несколько минут посидела в полутемной комнате, воспользовавшись одиночеством, чтобы успокоиться. Она так редко оставалась одна, без соглядатаев. Немного придя в себя, она медленно поднялась и приблизилась к окну. Эта комната была одной из немногих во дворце, не пострадавших от гнева короля Эдуарда. Стекла в окнах не были выбиты, уцелел резной дубовый потолок, стены украшали вышитые гобелены. Она была по-настоящему красива, полна теплых красок. В обычное время комната нравилась Изабель; она с удовольствием рассматривала гобелены, любуясь искусством вышивальщиц. Но сегодня она задыхалась среди них, ей казалось, что они увлекают ее в давно исчезнувший мир. Как мог Роберт предать Шотландию? Наконец, решившись, она повернулась и бросилась к двери.
Ухватив обеими руками железное кольцо, она открыла ее. Снаружи дежурил один из людей лорда Бакана. При виде ее он вытянулся по стойке «смирно».
Окинув его взглядом, Изабель приказала следовать за ней, и он, не задавая вопросов, повиновался. Они шли по переходам и залам старого здания, часть которого была разрушена, часть уже восстановлена по приказу наместника короля в изгнании.
Изабель убеждала себя, что единственная ее цель – найти Элис...
Закончив на время все дела, лорд Каррик на импровизированной арене метал в столб копье в компании со своим братом Найджелом и другом Джеймсом Дугласом. Их окружала толпа зрителей, среди которых была и Элис. Изабель тихо приблизилась к ней.
– Твой дядя здесь? – шепотом спросила она.
Элис удивилась:
– Нет. Он во дворце, уединился с Джоном де Соулсом и несколькими другими лордами. А я пришла посмотреть на подготовку к турниру. – Она улыбнулась Изабель. – Ты уже решила, кому завтра отдашь предпочтение?
Изабель бросила взгляд на группу всадников, собравшихся в дальнем конце арены. Среди них был и Роберт на сером жеребце. Он снял шлем и, держа его в руке, весело беседовал со своими спутниками. Рядом стоял его оруженосец с копьем. Изабель отвернулась; сердце ее готово было выскочить из груди. Прошло много месяцев с тех пор, когда она в последний раз видела его.
– Не забывай, что я замужем, – с грустной улыбкой сказала она. – Соревнующиеся рыцари ищут благосклонности молодых девушек, таких, как ты.
Элис захихикала.
– Но даже замужняя дама может иметь своего рыцаря. Мне кажется, я знаю, кого ты выберешь. Смотри, он не сводит с тебя глаз.
Изабель смущенно покачала головой.
– Не понимаю, о ком ты говоришь...
– Не понимаешь? – Элис взглянула в сторону мужчин на арене. Пажи принесли им вино, и многие рыцари спешились. Роберт, однако, остался в седле. Обе женщины увидели, как он наклонился, чтобы взять кубок, потом выпрямился и, глядя в их сторону, поднял тост и, запрокинув голову, залпом выпил. – Все еще не догадываешься? – прошептала Элис на ухо Изабель. – Думаю, ты здесь одна такая недогадливая.
Изабель почувствовала, что краснеет.
– Ты говоришь глупости, Элис. – Она быстро отвернулась. – Я ищу своего мужа. Раз его здесь нет, я пойду к себе в комнату. Ты можешь остаться с леди Элис, – отдала она приказ следовавшему за ней человеку и, не дожидаясь ответа, быстро удалилась.
Роберт видел, как она уходила. Он догнал ее в тенистом саду, окруженном частично разрушенной галереей, позади старого монастыря. Они были одни.
– Изабель... – Он сжал ее руки. – Я не верю своим глазам! Неужели лорд Бакан, наконец, взял тебя с собой?! Я так давно тебя не видел...
Против собственной воли он часто вспоминал ее, скучал по ней. Ему не хватало их ссор, не хватало ее остроумия и смелости, ее красоты и страсти, которая, как он чувствовал, готова была вырваться на поверхность каждый раз, когда они были вместе. Ему была ненавистна мысль о том, что она принадлежит Бакану, и он гнал ее от себя.
– У меня так мало времени, – продолжал он. – Завтра после турнира я возвращаюсь в свои поместья, в Англию.
Изабель неохотно высвободила руки.
– Я слышала. Ты собираешься предать нас, Роберт...
– Нет! – Она услышала боль в его голосе. – Нет, Изабель. Все, что я делаю, я делаю на благо Шотландии! Зачем год за годом заставлять шотландцев гибнуть ради того, чтобы возвести на трон убожество? Я больше не могу с этим мириться. Я сражался на их стороне, видел, как гибли мои люди. Шотландия может стать свободной при настоящем короле. – Его глаза пылали решимостью.
– При твоем отце? – с горечью произнесла Изабель. – Никто не поддержит твоего отца. Страна смеется над ним. Все помнят, как твоя мать бросила его поперек седла и увезла...
– Это ложь! – Роберт побелел от гнева. – Как ты можешь верить такой злобной лжи? – Он отвернулся, потом добавил: – Но в одном ты права. Страна не пойдет сражаться за моего отца, да он и сам не хочет этого. В нем нет того огня, который был у деда. – Он помолчал. – Но она будет сражаться за меня, Изабель. Придет день – и она будет за меня сражаться, и я одержу победу! – Он опять повернулся к ней и положил ей руки на плечи. – Ты должна верить мне, любимая, должна... Завтра я уезжаю в Англию, но мое сердце остается здесь. Знай: у меня есть план, есть друзья... – Он поспешно оглянулся по сторонам, всматриваясь в густые заросли кустов, уже зазеленевших под весенним солнцем. – Боже! Я не должен говорить об этом тебе, жене Бакана. Но ты прежде всего дочь графа Файф, и я знаю, что ты умеешь хранить тайну. Верь мне, Изабель! Помни, что бы ни случилось, что бы я ни делал, я остаюсь шотландцем!
– Я верю тебе, – прошептала она. Голос ее дрожал. – Когда я снова тебя увижу?
Роберт пожал плечами.
– Наверное, не скоро. – Он помедлил, глядя ей в глаза. – Боже правый, Изабель, если б ты была моей женой!.. Какие сражения я мог бы выиграть, будь ты рядом! – вырвалось у него, и тут же он пожалел об этом. Лучше бы он откусил себе язык...
– Я твоя, Роберт! – Не в силах больше выносить эту муку, она обвила его шею руками и прижалась к нему. Покидая арену, Роберт снял доспехи, и сейчас на нем поверх туники была только кожаная куртка. Прижавшись к ней лицом, Изабель боролась с рыданиями. – С каждым разом мне все тяжелее расставаться с тобой. Я так хочу тебя...
– Изабель... – Он мягко взял ее за руки, пытаясь высвободиться, но она еще теснее приникла к нему.
– Я могла бы всегда быть с тобой, Роберт, всегда следовать за тобой, хоть в Англию, хоть на край света... – Покрывало сползло с ее головы, тяжелые пряди ее черных волос свободно струились по плечам. – Возьми меня с собой, пожалуйста...
Ее губы были совсем рядом; огромные карие глаза напряженно вглядывались в его лицо. Роберт почувствовал, что страстное желание мощной волной охватывает его. Одна половина его существа жаждала упасть с ней на молодую траву среди камней и овладеть ею. Другая – оттолкнуть ее от себя и как можно скорее вернуться в залитый солнцем мир мужчин.
Чувствуя его нерешительность, Изабель с тихим стоном сама прильнула к его губам и закрыла глаза. Они долго стояли так не двигаясь, потом рука Роберта скользнула за вырез ее платья, и Изабель ощутила, как в ней нарастает возбуждение. Она еще теснее прижались к нему и стала осыпать его лицо страстными поцелуями. А когда он коснулся губами ее шеи, из груди ее вырвался сдавленный крик восторга; ноги подкосились, и она забыла об опасности, обо всем на свете, кроме своего желания принадлежать этому мужчине. Так же, как и она, не помня себя, он овладел бы ею здесь же, на траве, если бы внезапно не зазвонил монастырский колокол – у монахов наступил час вечерни. Печальные звуки нарушили иллюзию уединения. Опомнившись, Роберт отстранился.
– Пресвятая Дева! Я совсем потерял голову... Прости меня, Изабель. Любовь к тебе заставила меня забыть обо всем на свете! Прости меня!
На мгновение она замерла, потрясенная внезапностью этой перемены, потом дрожащими руками стала приводить в порядок свою одежду.
– О чем же вы забыли, лорд Каррик? – Она хотела, чтобы вопрос прозвучал беспечно, но ее голосом, казалось, говорила сама страсть. Роберт содрогнулся... А колокольный звон все звучал, созывая братьев на молитву.
– Я забыл, что ты не можешь быть моей! – Его голос был мрачен. – Хорошо, что я уезжаю завтра, а то мне пришлось бы просить Бакана спрятать тебя подальше... – Он печально усмехнулся. – Твой муж сделал бы это с удовольствием. – На мгновение он прикоснулся к ее волосам и тут же отдернул руку.
Сбоку от них в тени галереи мелькнула чья-то фигура. Роберт быстро обернулся, и фигура исчезла, но Изабель тоже успела ее заметить. Она сжала руки, пытаясь подавить в себе нарастающий страх, который примешивался к ощущению неудовлетворенности, охватившему ее, когда Роберт отстранился. Взяв себя в руки, она подняла голову, но острая боль в груди мешала дышать, глаза были полны слез.
– Ты уже уходишь?
– Ты тоже видела? Там кто-то был.
– Тебе показалось. Роберт, пожалуйста...
– Нет, любовь моя. Я должен идти. Это было безумие, и ты сама это понимаешь не хуже меня.
– Безумие? – Она молча посмотрела на него, потом резко повернулась и бросилась прочь. Пробежав через арку, она очутилась на залитом солнцем дворе замка. Монастырский колокол позади смолк.
Во дворце на каждом шагу ей попадались люди. Опустив голову и надвинув покрывало на самые глаза, Изабель торопливо направилась к апартаментам графа Бакана. Она не заметила, что за ней наблюдают. Человек, следивший за ней, скрылся при ее приближении за поворотом коридора.
Майри находилась в спальне вместе с другими тремя женщинами из ее свиты. Элис среди них не было.
– Лорд Бакан искал вас, миледи, – шепотом сказала Майри, когда Изабель проскользнула в комнйту.
– Вот как? – Изабель озиралась по сторонам, ничего не видя в полумраке комнаты после яркого солнечного света. Она сняла покрывало с головы, чувствуя, что волосы у нее растрепаны, и покраснела под недоуменным взглядом Майри. – Вместо того чтобы таращиться на меня, нашла бы лучше гребень. Я смотрела на подготовку к турниру, а там очень ветрено, – непривычно резким тоном сказала она.
– Конечно, миледи. – Майри склонилась над ларцом, стоявшим в ногах кровати. Она испуганно отпрянула, зажав в руке гребень, когда дверь с шумом распахнулась и на пороге появился лорд Бакан.
– Оставьте нас. – Он жестом указал женщинам на дверь, потом повернулся к жене. – Вы передали лорду Каррику мое предупреждение?
Изабель почувствовала, как вспыхнуло ее лицо.
– Нет, милорд. Я не говорила с ним...
– Не лгите мне, что вы с ним не были, миледи. Вас видели. – Он снял плащ и бросил его на скамью. – Вы вешались ему на шею, как заурядная шлюха! При других обстоятельствах я бы убил Каррика, но это подождет. А сейчас, вероятно, следовало бы убить вас.
Изабель побледнела.
– Милорд... Я только попрощалась с ним. В этом нет ничего предосудительного – ведь он мой кузен.
– Ничего предосудительного? Когда вы позволяете своему кузену ласкать вашу грудь, а сами целуете его, как уличная девка! У вас странные представления о приличиях. – Он цинично усмехнулся. – Вероятно, вы старались убедить его не вступать в новый брак? Может быть, с вашим увлечением ядами вы рассчитывали скоро стать вдовой и выйти за него замуж?
– Новый брак? – чуть слышно повторила Изабель, даже не заметив обвинений, которые бросил ей муж. – Разве лорд Каррик женится?
– А вы ожидали, что он останется холостяком? Ему нужны сыновья, так же как и мне. – Он выделил последние слова. – Да, чтобы скрепить свою дружбу с королем Англии он собирается жениться на дочери лорда Ольстера. Ричард де Бур – один из ближайших сподвижников Эдуарда, а его дочь, как вы, должно быть, слышали, считают одной из красивейших женщин Ирландии. – Он сделал паузу, подождав, пока она осмыслит сказанное. – Ведь Каррик сообщил вам о своих планах? Он уезжает завтра, чтобы встретиться со своей невестой.
Изабель кое-как удалось справиться с собой. Граф не должен видеть, что она расстроена и сердита. Она не доставит ему удовольствия почувствовать, насколько ей больно. Медленно приблизившись к сундуку, она взяла гребень, оставленный Майри, и не спеша принялась расчесывать волосы. Ее лицо было бледно, руки слегка дрожали.
– То, что делает лорд Каррик, меня не касается, – сказала она наконец. – Он не рассказывал мне о своих планах. Мы только попрощались.
– Действительно – попрощались. – На его лице появилась злобная усмешка. – Я позабочусь о том, чтобы вы с ним больше никогда не виделись. Завтра на рассвете вы возвращаетесь в Бакан и останетесь там.
– Но как же турнир, милорд...
– Вы не будете присутствовать на турнире. Или вы рассчитываете, что я буду спокойно смотреть, как моя жена оказывает знаки внимания Каррику перед всем народом Шотландии? Надеетесь, что я буду спокойно наблюдать, как она не сводит с него глаз, радуясь его победам или огорчаясь, если он проиграет? Вы хотите ославить меня перед всем миром рогоносцем? – Говоря это, он понизил голос до шепота. – Никакого турнира, Изабель. Вы под охраной поедете на север и там останетесь. – Он повернулся и поднял свой плащ. – И не пытайтесь покинуть эту комнату до отъезда. Я приставлю к двери часового.
Когда граф ушел, она несколько минут стояла неподвижно, потом, схватив плащ с капюшоном, бросилась к двери и распахнула ее. Дверь оказалась не заперта, и, к счастью, за ней еще не было охранника. Торопясь, граф явился в ее комнату без сопровождения, и теперь для того, чтобы поставить караул у двери спальни, ему нужно было спуститься вниз и найти кого-нибудь из своих людей.
Изабель, не думая о последствиях, побежала через двор прямо туда, где были расположены покои лорда Каррика.
Он стоял у стола и диктовал секретарю письмо, в то время как слуги укладывали вещи.
У него вырвался возглас удивления, когда Изабель сбросила капюшон.
– Все вон! Я хочу поговорить с лордом Карриком наедине! – приказала она.
Слуги побросали свои дела и поспешно покинули комнату. Лицо Роберта было мрачным.
– Ты в своем уме? Прийти сюда, в мою комнату? Изабель, ради всего святого, немедленно уходи! Я позову своих людей...
– Нет! – Она закрыла собой дверь, прислонившись к ней спиной и раскинув руки. – Скажи мне, что это неправда. Скажи, что ты не собираешься жениться на леди Элизабет!
– Понятно! – Он поморщился. – Так вот в чем дело. Кто сказал тебе об этом?
– Мой муж. Скажи, ведь он солгал?!
– Это правда. – Роберт начал терять терпение. – Я должен вновь жениться. Пять лет прошло с тех пор, как умерла Изабелла. Моей дочери нужна мать, а мне нужны сыновья.
– И она действительно красива? – Ее голос дрогнул от отчаяния.
– Да. – Роберт улыбнулся мальчишеской улыбкой. – Она красива.
– Красивее чем я?
Он погрозил ей пальцем.
– Не будь так тщеславна, любовь моя. Она другая. Она похожа на сияющую медь, тогда как ты – черный, сверкающий уголь. Вы обе одинаково красивы. Я не могу ни одной из вас отдать предпочтение!
Изабель видела, что он дразнит ее, и от этого стало еще больнее.
– Но ты предпочитаешь жениться на ней?
– Послушай, Изабель. Ты замужем за другим. К тому же мы состоим в родстве. Твоя мать была племянницей моей бабушки. Даже если б ты была свободна, мы не могли бы пожениться без специального разрешения. Но ты не свободна. Наша любовь запрещена Богом и церковью, запрещена людьми. Ты должна забыть меня. – Он приблизился и взялся за ручку двери. – Уходи. Быстрее. Я должен позвать своих людей и предупредить их, чтобы не болтали о случившемся. Твой муж не должен узнать, что ты была здесь... – Он осторожно набросил ей на голову капюшон. – Иди, Изабель, скорее.
Изабель смотрела на него, в ее глазах стояли слезы. Несколько мгновений ни один из них не тронулся с места, потом она повернулась и выбежала из комнаты.
Изабель не вернулась в апартаменты графа Бакана. Бесцельно передвигая вдруг ослабевшие ноги, она забрела на опустевшую арену. Мягкий ветерок шевелил ее волосы, обвевал ее разгоряченное лицо. Но руки ее были ледяными; она вся дрожала. В тени ограды среди камней рос кустик левкоев, и Изабель остановилась, глядя на сладко пахнущие оранжевые и желтые цветы, едва различая их сквозь застилавшие глаза слезы. Арена, еще недавно заполненная шумной толпой зрителей, была безлюдна.
Изабель знала, что ее будут искать. Она чувствовала, что терпению ее мужа пришел конец, но теперь ей все было безразлично. Она оцепенела. Молилась ли она в душе о смерти лорда Бакана, чтобы она смогла выйти замуж за Роберта? На что она надеялась? Что он подождет, пока она будет свободна, так же как она ждала бы его – вечно? Но он предал их любовь. Или это были только мечты? Ей снились сны. Сны о свободе, о любви... о любви Роберта Каррика, а не ее мужа. Во сне ей снились страсть и нежность, а не хладнокровное насилие.
Три фигуры приближались к ней с противоположного конца арены. Два лучника и один из рыцарей ее мужа. Она видела золотые эмблемы на их одеждах.
Изабель медленно повернулась к ним лицом, высоко подняв голову и сжав кулаки. Каждый нерв, каждый мускул ее тела был напряжен; она готова была бежать, но сдержалась. Она была графиней Бакан, потомком древнего дома Даффов. И никто никогда больше не увидит ее слез.
Дэвид и Джиллиан Ройленды проживали в элегантном георгианском особняке в противоположной от Бакстерса стороне Грейт-Хэдэма. Дом, одиноко стоящий среди свежевспаханных полей, несмотря на окружающий его ухоженный сад с подстриженными лужайками, производил впечатление покинутого, когда Пол, уже в сумерках, подъехал к нему. Весь фасад был темным, за исключением трех незашторенных окон второго этажа, в которых горел свет. Старшие Ройленды пили чай в гостиной.
– Всегда ты выбираешь самый подходящий момент, – язвительно сказала Джиллиан, когда Пол вошел в комнату. – Будь добра, Илона, дорогая, принеси еще одну чашку, – улыбнувшись, попросила она старшую дочь, появившуюся на пороге. – А затем мы отправим всю молодежь наверх, и вы с Дэвидом сможете без помех колошматить друг друга. – Она сладко улыбнулась Полу. – Ведь ты приехал насчет этого проклятого фонда?
Пол присел на самый краешек одного из кресел.
– Я приехал по поводу Клер.
Дэвид и Джиллиан переглянулись. Джиллиан с трудом поднялась с места. Она взяла чашку из рук дочери, потом, решительно направив ее к выходу, закрыла дверь и повернулась к Полу.
– Значит, то, что сказала Дэвиду твоя экономка, правда?
– Сара не стала бы вам лгать.
– Тогда тебя остается только пожалеть. Клер надо показать психиатру. Не могу поверить, что она на такое способна. Раньше она всегда была такой милой... Дэвид звонил Джеффри, и они долго беседовали об этом, верно, Дэвид?
Дэвид кивнул.
– Но мне всегда казалось, Пол, что твоя жена и раньше отличалась некоторой нестабильностью поведения. Я сразу заметил это, как только ты на ней женился. Она противница традиций.
– Ты говоришь так, потому что она всегда подшучивала над твоим титулом, дорогой, – вставила Джиллиан. – Ничего не поделаешь, титул ее деда насчитывает несколько столетий.
Дэвид заерзал в своем кресле у камина.
– Помолчи, Джилл, – сердито сказал он, затем обратился к Полу. – Мне кажется, что ты слишком остро на все реагируешь. Лично я считаю, что она просто истеричка. Эта Коллинз, может быть, и не лгала, но определенно все сильно приукрасила. Рассуди сам – две женщины в большом пустом доме, день за днем предоставленные сами себе. Наверняка они действуют друг другу на нервы, тем более что им и заняться-то особенно нечем. На твоем месте я бы уволил миссис Коллинз и заставил твою жену саму прибирать дом для разнообразия. Мытье полов быстро избавит ее от всяких видений, уверяю тебя.
Джиллиан фыркнула.
– Боже мой! Ох уж эти мужчины! Может быть, рассудку Клер всерьез угрожает безумие, а ты в качестве лекарства предлагаешь, чтобы она мыла в доме полы!
Дэвид встал; сунув руки в карманы, он остановился у камина, спиной к огню.
– Меня больше беспокоит эта возня вокруг Данкерна. Клер говорила тебе, что к ней приезжал какой-то борец за экологию? Требовал, чтобы она не продавала землю. Она сказала, что ему все известно об этом деле. Это очень сомнительное предприятие, Пол. Я не хочу, чтобы имя Ройлендов трепали в прессе; надеюсь, тебе это понятно? Думаю, нужно найти этого парня и заставить его молчать. А твоей жене просто следует принимать транквилизаторы. Пол, ты не должен допустить, чтобы продажа Данкерна стала достоянием гласности.
– Что ты собираешься предпринять, Пол, чтобы помочь Клер? – Джиллиан не интересовалась Данкерном. – Она уже была у своего врача или у психиатра?
– Была, – солгал Пол. – Он сказал, что ей было бы полезно на некоторое время сменить обстановку, уехать куда-нибудь. Но она отказалась отправиться в круиз. – Он поджал тубы. – Тогда, вероятно, ей нужно будет отдохнуть в санатории, чтобы оправиться от шока, вызванного известием, что она не может иметь детей. Это расстроило ее гораздо больше, чем она осознает. – Пол на минуту остановил взгляд на огромном животе беременной Джиллиан. Он почувствовал, что у него вспотели руки, и он незаметно вытер их о штанину.
– Тебе не следует оставлять ее одну, Пол, – продолжала Джиллиан.
– Я и не оставляю, – возразил он. – У нас гостят Эмма с Питером. Да и Джеффри собирался опять ее навестить.
– Не слишком полагайся на Джеффри, – вмешался Дэвид. – Он хороший человек, но его вера слишком упрощенная. По моему мнению, у него нет достаточных знаний, чтобы помочь Клер. Ни с медицинской точки зрения, ни, честно говоря, с духовной. Ей нужно проконсультироваться с кем-то, кто разбирается в таких вопросах. – Он помолчал. – Ты же не собираешься запереть ее в психушке, чтобы она не помешала тебе продать Данкерн, верно? – Он сурово посмотрел на брата.
Пол смущенно отвел взгляд.
– Конечно, нет.
Эта идея пришла ему в голову после разговора с Джеффри. Если у Клер такое неустойчивое душевное состояние, как считает Джеффри, то будет нетрудно убрать ее с дороги на несколько месяцев, а самому распоряжаться ее делами. Она вернется, когда ей станет лучше, а он тем временем продаст Данкерн.
Пол с наигранной беспечностью откинулся на спинку стула и вытянул ноги.
– Она должна согласиться продать землю. Уже согласилась, – поспешно поправился он. – Подумав, Клер сама поняла, что это лучший выход; тогда эти видения не будут ее беспокоить, и она скорее поправится. – Пол улыбнулся. – Она собирается подписать все бумаги на следующей неделе.
Он сам почти поверил в это.
Квартира Нейла на верхнем этаже большого дома на Ройял-Майл в Эдинбурге выходила окнами на Калтон-Хилл, за которым был виден Ферт-оф-Форт. Кэтлин стояла у окна и прихлебывала йогурт из пакета. Кроме нее в квартире никого не было. Нейл, полагала она, несмотря на воскресенье, был у себя в офисе. Где же еще ему быть? Она окинула взглядом окружающую обстановку. Полки по стенам были забиты книгами и пластинками. Старая софа со сломанными пружинами была покрыта ярким ковром. Как и его офис, квартира была точным отражением личности хозяина. Каждый предмет говорил о его шотландском происхождении, любви к природе и музыке, но также и об отсутствии тяги к комфорту.
Кэтлин вздохнула. Пройдя в кухню, она осмотрелась. Здесь царила безупречная чистота, но оснащенность оставляла желать лучшего. Газовая колонка над эмалированной раковиной; плита, как она подозревала, еще довоенного выпуска; холодильник новый, но весь в наклейках, как у юного остолопа. Покачав головой, она бросила пустую коробку из-под йогурта в мусорную корзинку под раковиной. Вернувшись в спальню, она водрузила чемодан на двуспальную кровать, открыла его и достала колоду карт, завернутую в черный шелковый шарф. Концертные платья, которые она брала в Белфаст, измялись, и она бросила их на стул. И тут, случайно взглянув на свое отражение в зеркале на комоде, она на секунду замерла. Яркий солнечный свет, заливающий спальню, был неумолим. Кэтлин была измучена после концертов, суматошного перелета из Белфаста и дорогой из Глазго, и это сказалось на ее внешности: Она презирала грим, но теперь все чаще прибегала к нему, чтобы скрыть поблекший цвет кожи, тени вокруг глаз, наметившийся второй подбородок. Кэтлин распустила волосы по плечам. Они по-прежнему были прекрасны: шелковистые, длинные, густые и черные. Она улыбнулась. Еще два года назад она отвергала и краску для волос. Будучи на пять лет старше Нейла, она должна была очень тщательно следить за собой.
Кэтлин равнодушно взглянула на стопку документов на комоде. Сверху лежала папка с надписью «Пол Ройленд». Ей стало любопытно. Отложив в сторону колоду карт, она взяла папку и, усевшись на кровать, открыла ее. На второй странице были записаны два адреса. Кто-то подчеркнул второй, в Суффолке, и карандашом написал: «КР проводит большую часть времени здесь.»
КР. Клер Ройленд. Кэтлин почувствовала, как ее охватывает беспокойство. Она быстро просмотрела все бумага, но не нашла ничего интересного, никаких фотографий, только факты биографии Пола Ройленда и его карьеры в Сити. Встав, чтобы положить папку на место, она заметила карту восточной Англии. Она была сложена таким образом, чтобы квадрат, в котором располагался Дедхем, оказался снаружи. Поскольку Бакстерс являлся Достаточно крупным поместьем, он тоже был нанесен на карту, и к тому же отмечен красными чернилами.
– Привет! Когда ты вернулась? – Нейл вошел так тихо, что она не услышала.
Кэтлин повернулась к нему с натянутой улыбкой.
– Всего полчаса назад. Как раз собиралась позвонить тебе. А я думала, ты в офисе.
Нейл поцеловал ее в щеку.
– Я прямо оттуда. Ну, как Белфаст? Я полагал, ты задержишься еще на пару дней, чтобы навестить родителей. Что-нибудь случилось? У тебя такой усталый вид...
Кэтлин нахмурилась, непроизвольно распрямив плечи.
– Были проблемы с самолетом. Рейс, на который я заказала билет, отменили, А к родителям я не поехала – не захотелось весь уик-энд выслушивать, как они осуждают мой образ жизни. – Она отвернулась, чтобы он не видел ее лица. – Ты ездил в Лондон?
Он кивнул.
– И видел Пола Ройленда?
– Только издали. Мы не разговаривали. Он меня не узнал.
– Я слышала в новостях, что нефтяное лобби в парламенте отклонило предложение о развитии новых месторождений; Так что теперь эти люди, вероятно, откажутся от покупки Данкерна?
– Ты ошибаешься. – Нейл нахмурился. – К сожалению, это не касается легко доступных прибрежных месторождений. Там гораздо дешевле добывать нефть.
– Ты ездил, чтобы увидеть ее, не так ли? – Кэтлин не смогла удержаться от вопроса; слова вырвались помимо ее воли.
Нейл еще сильнее нахмурился. Она сразу поняла, что раздражает его своими вопросами.
– Если ты имеешь в виду Клер Ройленд... – он красноречиво взглянул на карту, лежащую рядом с колодой карт, – то да, я встретился с ней. Заехал по пути. – Отвернувшись, он стоял, сунув руки в карманы и глядя в окно на Колтон-Хилл.
– Какая она? – вырвалось у Кэтлин.
– Надменная. Велела мне убираться со своей земли.
Кэтлин удивленно посмотрела на него.
– И ты уехал?
– Конечно.
Она заметила, что он слегка покраснел.
– Забудь о ней, она того не стоит. И все это дело тоже. Тебе лучше сосредоточить силы на борьбе с загрязнением окружающей среды и утилизации радиоактивных отходов. Ты позволяешь этому вопросу с Данкерном отрывать тебя от тех проблем, где ты особенно нужен.
Она опустилась на кровать.
– У меня тут в Лондоне на будущей неделе наметился концертик. Поедешь со мной?
– Ты бы не называла свои выступления концертиком! – сказал Нейл, не оборачиваясь. – Ты ведь не какая-нибудь дешевая поп-звезда.
– Я пою народные песни, Нейл.
– И хорошо поешь, черт возьми. – Он был раздражен. – Ты недостаточно серьезно к себе относишься. У тебя есть талант, и нужно обращаться с ним бережно.
Кэтлин удивленно подняла брови.
– Значит, мой талант вдруг стал для тебя важен? – В ее спокойном голосе зазвучали язвительные нотки.
Нейл наконец повернулся к ней. Он был мрачен.
– Не придирайся, Кэт.
– Да, эта корова действительно достала тебя! – Тон ее стал ядовитым. – Боже, я надеюсь, скоро она окажется у позорного столба! Вот тогда я порадуюсь! – Она встала. – Надеюсь, ты не изменил своего решения?
– Я не передумал.
За окном над Колтон-Хилл разразился ливень, после которого тут же выглянуло солнце. Нейл взял со стула пиджак и надел его.
– Напротив, я настроен решительно, как никогда. Послушай, я устал от канцелярской работы; хочу прогуляться в парке. Пойдешь со мной?
– И он называет это парком! – Кэтлин опять бросилась на кровать. – Тысяча акров дикой местности с дурацкой горой посередине, а шотландцы называют это парком, как будто там есть цветочные клумбы, скамейки и статуи королевы Виктории! К тому же идет дождь. Нет, спасибо! Я лучше посплю.
Нейл ласково улыбнулся.
– Я буду думать о тебе, когда поднимусь на вершину!
– Да уж не забудь! – Кэтлин повернулась к нему спиной. Внезапно она пожалела, что не пошла с ним.
Эмма сидела на кровати Клер.
– Пол сказал, что сегодня вечером возвращается в город, – осторожно сказала она. – Все складывается не слишком хорошо, верно?
Клер, устроившаяся на подоконнике, спиной к надвигающимся сумеркам, кивнула. Ее слегка знобило.
– Ненавижу, когда переводят часы. Как-то сразу наступает зима, и вечера становятся такими темными...
– Почему бы и тебе не поехать в Лондон вместе с нами?
Клер покачала головой.
– Нет, Эм. Мне кажется, нам с Полом на некоторое время лучше расстаться.
– Значит, ты поедешь в Шотландию? – Сбросив туфли, Эмма откинулась на кружевное покрывало.
Клер пожала плечами.
– Конечно. Только пока не знаю, когда.
– Не позволяй ему запугать себя! – Эмма возмущенно села на кровати. – Не поддавайся ему, Клер! Данкерн – твоя собственность!
– Да, конечно. – Клер вздохнула. – На этой неделе мне надо закончить кое-какие дела, а в субботу у нас с Полом обед в городе. А потом целая неделя свободна. Можно будет на несколько дней съездить домой. Мама говорила, что Арчи уедет дней на десять – самое подходящее время навестить ее. Я не выношу, когда он в Эрдли.
– Ты скажешь Полу об этой поездке? – Эмма, приподнявшись на локте, пристально смотрела на Клер.
– Не знаю. Возможно. Ведь он не может запретить мне поехать к собственной матери, правда?
Они обе замолчали.
– Сегодня он ездил к Дэвиду, – осторожно заметила Эмма.
– Я знаю. У них какие-то дела с фондом.
– Как ты думаешь, он действительно потерял деньги на сделках с акциями? Питер считает, что это вполне возможно.
Клер опять пожала плечами.
– Он говорит, что вложил деньги в компанию. У них какие-то затруднения...
Эмма нахмурилась.
– У них нет никаких затруднений, Клер.
– Ты уверена? Может быть, Питер просто не захотел тебе сказать?
– Может быть. – Выражение боли мелькнуло на лице Эммы. – Может, ты и права. В последнее время он со мной почти не разговаривает. Ты, наверное, это заметила. А если разговаривает, то о каких-то пустяках или о Джулии.
– Он что, знает о том, другом мужчине? – тихо спросила Клер.
Эмма улыбнулась.
– Никакой это не другой мужчина. Ничего подобного. – Она отвела взгляд. – Просто хороший человек, с которым приятно проводить время.
– Значит, ты будешь продолжать встречаться с ним?
– Надеюсь.
– Когда Питер уедет?
– Скорее всего.
Несколько мгновений они смотрели друг на друга, потом Клер грустно улыбнулась.
– Тебе повезло. Жаль, что у меня никого нет.
Эмма от удивления широко открыла глаза.
– Я думала, ты обожаешь Пола!
– Я тоже так думала. – Клер встала. Она повернулась лицом к окну и уввдела, что по дорожке идут Пол и Питер, сопровождаемые Джулией и Кастой. Холодный порывистый ветер трепал волосы Джулии, задувая под поднятый воротник ее куртки. С минуту Клер молча смотрела на них, потом опустила тяжелые шторы, как бы отгораживаясь от темноты. – Но он изменился, Эм. Он совершенно изменился. Иногда... – она помедлила, – иногда я начинаю его бояться.
В шесть вечера Пол, бросив свой «дипломат» на заднее сиденье, уселся в зеленый «ягуар» и уехал. Полчаса спустя семья Кассиди тоже отправилась домой.
– Звони в любое время, Клер. – Эмма поцеловала ее в щеку. – И будь осторожна, ладно?
Клер долго смотрела вслед золотистому «рено», пока машина не выехала с аллеи на шоссе и не скрылась из виду. Вокруг стало темно и тихо, только ветер завывал в вершинах деревьев. Это звук становился все громче, к нему примешивался шум холодного дождя. Клер медленно вошла в дом. За закрытой дверью кухни тихо играла музыка; это Сара, вернувшаяся как раз к отъезду гостей и убиравшая со стола, включила радио.
Клер вернулась в гостиную. Стулья, отодвинутые выходящими из-за стола гостями, стояли в беспорядке. На журнальном столике лежал рисунок, который сделала для нее Джулия, яркий, радостный, с размашистой подписью «Джулия Виктория Кассиди».
Клер взяла его и принялась рассматривать.
Есть средства, которые помогут тебе зачать ребенка! Голос Элис прозвучал так отчетливо, что она испуганно оглянулась. Я знаю наговор; я скажу тебе, если хочешь. В камине треснуло полено, рассыпавшись сотнями искр. Клер была одна. Опустившись на софу, она обхватила голову руками.
Есть много способов: искупаться в кобыльем молоке; загадать желание на камне, помогающем при родах; носить с собой желудь и цветок раковой шейки, или повесить на шею бусы из сосновых шишек... Этот голос звучал в комнате, или только в ее сознании? В страхе Клер крепче обхватила голову руками, прижав локти к ушам, стараясь заглушить медленно падающие слова:
Цветы кровохлебки, и сок шалфея, и корни имбиря, растертые в порошок. Они помогут тебе. Носи бусы из сосновых шишек, и дай мужу камень берилл, чтобы пробудить любовь к тебе... Это подействует, это всегда действует… Голос смолк. Клер долго сидела, не шевелясь, потом медленно подняла голову и оглядела комнату.
Спустя некоторое время она встала; движения ее были замедленными, как во сне. Словно повинуясь чужой воле, она подошла к столу, открыла один из ящиков и достала маленькую коробочку. Внутри, завернутый в вату, лежал перстень. Он принадлежал ее отцу. Клер осмотрела крупный камень с плоской верхней гранью, потом надела перстень на палец и поднесла его к свету лампы. Кто-то однажды сказал ей, что это берилл.
Клер мысленно повторила список средств, которые рекомендовала Элис. Большинство из них было нетрудно найти. Сосновый шишки, имбирь, шалфей... Такие простые вещи. Неужели она всерьез считает, что они могут помочь? А остальные? Кобылье молоко? Цветок раковой шейки? Что это за цветок? И где она возьмет камень, помогающий при родах?
Закрыв ящик стола, Клер села у камина, гладя на кольцо. Если бы она могла сама расспросить Элис... Но визит в прошлое может состояться лишь позднее, когда Сара ляжет спать, и весь дом погрузится во мрак. И в этот раз надо обязательно запереть дверь спальни. Нельзя допустить, чтобы ее опять застали за медитацией.
Пол своим ключом открыл дверь дома на Кампден и, устало вздохнув, вошел внутрь. Он зажег свет и задернул шторы в гостиной, прежде чем направиться к бару с напитками и налить себе приличную порцию виски. Положив «дипломат» рядом с собой на диван, он открыл его. Текст договора лежал сверху.
Он не прикоснулся к бумагам. Поднеся стакан к губам, он осушил его и направился за второй порцией. Стук в дверь застал его с бутылкой в руке посреди комнаты. Тихо выругавшись, он поставил ее на стол и пошел открывать.
– Привет! – На пороге стояла Дайана Уорбойз. – Надеюсь, я не очень помешала тебе, Пол? Я увидела свет в окнах и вспомнила, что мы не успели обсудить план моей поездки в Брюссель. Ты не против, если я задам тебе несколько вопросов?
Пол растерянно смотрел на нее, стараясь собраться с мыслями, потом неохотно отступил в сторону и впустил в комнату.
– Извини, но я только что вернулся из Суффолка. Хочешь выпить?
Дайана кивнула. Она быстро окинула взглядом комнату, заметив чемодан на полу и раскрытый «дипломат» на диване. С улыбкой взяв протянутый стакан виски, она осторожно спросила:
– Клер наверху? Я не хотела бы мешать...
– Клер осталась в Суффолке. – Он нахмурился. – Послушай, не хочется торопить тебя, но мне еще надо сегодня поработать.
– Понимаю. Пол, прости, что я тебя побеспокоила... – Она помедлила, словно ей в голову пришла какая-то идея. – Слушай, раз ты один, может быть, я спущусь на кухню и приготовлю тебе ужин? Я видела, где Клер хранит продукты, когда была у вас на обеде. По крайней мере, так я смогу загладить свою вину за неожиданное вторжение, а ты пока отдохнешь.
Она приблизилась к нему. Пол почувствовал аромат ее духов, смешанный с запахом виски. Он раздраженно отстранился.
– Нет, Дайана. Спасибо, но я весь уик-энд только и делал, что ел. Я не буду ужинать. Что же касается твоей поездки, то все документы у моей секретарши. Может быть, тебе лучше встретиться с ней утром? – Он отвернулся.
Дайана присела на диван. Она заглянула в открытый «дипломат», и глаза ее расширились от удивления при ввде лежавшего сверху документа. Со своего места она разглядела, что договор составлен от лица «Магнет Чарльз Плимсолл».
При виде этой картины Пол, резким движением поставив стакан на стол, поспешно подошел к дивану и захлопнул крышку «дипломата».
– Дайана, мне неприятно торопить тебя, однако...
– Тогда не торопи. Не торопи меня... – Она медленно встала и приблизилась к нему почти вплотную. – Почему бы нам не отложить дела? – прошептала она. Неразбавленное виски ударило ей в голову. – Давай выпьем еще и расслабимся, хочешь? – Ее рука легла ему на грудь. Пол почувствовал, как ее длинные ногти вцепились в ткань его пуловера. Ее лицо было совсем близко. – Ты, должно быть, очень устал после долгой дороги, – продолжила она. – Давай я налью тебе еще...
Пол резко отступил назад.
– По-моему, тебе лучше уйти, – отрывисто сказал он. – У меня много дел.
– Я могу помочь тебе...
– Нет! – Раздражение прорвалось сквозь безупречную вежливость его тона. Он подал ей пальто, – Увидимся завтра в офисе.
Лицо Дайаны залилось краской.
– Хорошо-хорошо. Я все поняла. Никаких обид. Забудем это. – Она выхватила пальто у него из рук. – Но попытаться стоило, верно?
Пол мог бы сгладить неловкость улыбкой, каким-то комплиментом, но не сделал этого. Проводив ее, он с облегчением закрыл дверь и вернулся к «дипломату». Открыв крышку, он вздрогнул: Боже, договор лежал сверху! Неужели она его видела? Дайана должна была знать, что их компания руководит слиянием «Карстерс Бутройд». В таком случае, она, конечно, догадалась, что Пол использует служебное положение в своих интересах. Он почувствовал, как его прошиб холодный пот. Внезапно у него затряслись руки...
Дверь ей открыл сам Рекс. Он был без пиджака.
– Привет, дядя. – Дайана вошла. – Могу я рассчитывать на выпивку? – Она улыбнулась Мэри, сидевшей у окна с шитьем в руках и снова повернулась к Рексу. – Помнишь, ты спрашивал меня о Поле Ройленде? – Ее голос слегка заплетался. Дайана отхлебнула из стакана, который подала ей Мэри. Так вот, этот негодяй только что пытался приставать ко мне.
У Мэри вырвался возглас ужаса, но Рекс, опять расположившийся в своем кресле с экземпляром «Уолл Стрит джорнал», удивленно поднял брови и недоверчиво посмотрел на Дайану.
– Я полагал, что такого рода знаки внимания должны тебя только радовать, дорогая, – спокойно сказал он.
Дайана покачала головой, слегка покраснев.
– Он привлекательный мужчина, и действительно мне нравился, но то, что произошло сегодня, было отвратительно. – Она сама уже почти поверила тому, что говорит. – Я зашла к нему домой, чтобы передать важные бумаги. Он был один, Клер осталась в Суффолке. Он пригласил меня войти и... – она театрально вздохнула. – Ну, ладно. Все это ерунда. Ты как-то спрашивал, хороший ли он бизнесмен? Так вот, он по уши в дерьме. – Она презрительно усмехнулась. – Он вот-вот потеряет почти три четверти миллиона на акциях «Карстерс Бутройд». Должно быть, он купил их, когда узнал о слиянии компаний, а в пятницу я случайно услышала, что это дело провалилось. – Она хитро подмигнула Рексу. – Он еще даже не заплатил за них!
Рекс резко встал, не скрывая охватившего его волнения.
– Ты уверена? – Почему-то в этот момент его посетила мысль, что теперь ему не понадобится больше встречаться с Эммой Кассиди и, что было уж совсем странно, он почувствовал некоторое сожаление.
Дайана кивнула.
– Я видела договор у него в «дипломате». Ему придется найти эти деньги ко дню оплаты, а он уже много потерял на деле «Ханнингтона». Тогда многие подзалетели, и Пол был одним из них. – Она заметила волнение своего крестного. Выражение его лица не предвещало ничего хорошего для Пола, и это ее обрадовало. Он еще пожалеет, что отверг ее. Очень горько пожалеет.
Дайана допила свой стакан и, пошатываясь, встала.
– Мне пора. Извините, что пришла без приглашения. Честно сказать, я была немного потрясена, и мне хотелось с кем-то отвести душу.
Мэри поцеловала ее.
– Дорогая, ты уверена, что с тобой все в порядке? – с беспокойством посмотрела на бледное лицо Дайаны, заглянула в ее лихорадочно горящие глаза. Запах спиртного, распространившийся по комнате, как только девушка вошла, еще тогда дал ей понять, что единственной причиной прихода Дайаны была месть. Мэри взглянула на довольное лицо мужа и грустно покачала головой.
– Пожалуйста, будь осторожна, Дайана, и обязательно приводи к нам в гости своего молодого человека. Он очень мил.
Дайана кивнула.
– Непременно. Спасибо. Я вам позвоню.
– Минутку, Дайана, – Рекс задержал ее у двери. – Пока ты не ушла, дорогая, не можешь ли ты сказать мне номер домашнего телефона Пола Ройленда? Лучше дай оба номера. – В его голосе явственно слышалось нетерпение.
Дайана улыбнулась.
– Конечно, дядя Рекс. Я могу назвать их по памяти.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Королевство теней - Эрскин Барбара



Короче, меня очень взбесил этот роман. Натянуто, много лишнего и гл. героиня такая размазня, что просто ........... Совет: не читать. Поберегите нервы и свое время.
Королевство теней - Эрскин БарбараАлина
11.10.2012, 22.12





Самый исторический роман из всех современных авторов групппы исторический любовный роман! Не Вальтер Скотт, конечно, но весьма достойно.Еще этот роман о любви к родине, без пафоса и громких слов. P.S.Космополитам читать не следует; любители эротики будут разочарованы.
Королевство теней - Эрскин БарбараЕлена.Арк
13.02.2013, 2.14





мне очень понравилось правда натянуто но в целом очень интересный роман и без этих откровенных сцен которые порядком надоели.
Королевство теней - Эрскин Барбараася
14.04.2013, 22.24





Этот роман о Изабель,про её прабабушка и рождении Изабель читайте дитя феникса 1 и 2 части,романы супер.эротики минимум,но история пересказа на отлично.
Королевство теней - Эрскин Барбаракатерина
15.11.2014, 15.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100