Читать онлайн Королевство теней, автора - Эрскин Барбара, Раздел - Глава одиннадцатая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Королевство теней - Эрскин Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Королевство теней - Эрскин Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Королевство теней - Эрскин Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эрскин Барбара

Королевство теней

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава одиннадцатая

Каждое воскресенье Сара Коллинз посещала церковь в Дедхеме; дорога была неблизкой и отнимала обычно минут сорок. Она никогда не предлагала Клер присоединиться к ней, а та сама не напрашивалась.
Выйдя из дома, Сара бросила взгляд на окно спальни Клер и поежилась. В церкви она некоторое время понаблюдала, как прихожане не спеша заполняют зал и занимают свои места, а потом медленно опустилась на колени и сложила руки перед собой. Она все еще молилась, когда орган начал тихо играть вступление к литургии.
Клер не знала, что вернуло ее к реальности. Только что она была в мрачной сумрачной комнате в Слейнсе, и вдруг оказалась в своей залитой солнцем спальне. Образы прошлого исчезли – она снова была одна. Клер медленно встала с постели. Все мышцы сводило от напряжения, сердце учащенно билось. Она подошла к окну, распахнула его и выглянула в сад, жадно вдыхая свежий воздух, холодной струей обдававший ее лицо и прикрытое лишь тонким шелком ночной сорочки тело. Ее охватила дрожь. Почему? Почему это случилось? Она не занималась йогой, не медитировала, не зажигала свечи, не вызывала Изабель. Да, она думала о Данкерне, но не в прошлом, а в настоящем. Ей стало страшно. Боже милосердный! А что, если Джеффри прав? Неужели она в самом деле одержима бесами?
Пальцы ее, сжимавшие край подоконника, побелели от напряжения. А с тетей Маргарет тоже такое случалось? Клер опустила голову на руки, потом выпрямилась. Если да, тогда дело не в ней – она не сумасшедшая, она не навлекла на себя никаких злых сил. Получается, что Изабель тоже часть ее наследства, как и Данкерн. И она почему-то возвращается. Должна быть какая-то причина. Клер закусила губу и обрела взглядом комнату. По какой же причине женщина, умершая почти семьсот лет назад, преследует своих потомков? Почему она возвращается снова и снова, чтобы рассказать свою историю?
Клер с трудом заставила себя одеться. Вельветовые брюки, толстый свитер, чтобы защититься от холодного ветра. Она энергично расчесала волосы, словно надеясь, что зубья гребешка освободят ее мозг от гнетущих мыслей.
Сбежав по лестнице, она направилась на кухню и приготовила себе чашку кофе. Из печи пахло чем-то вкусным. Это Сара, должно быть, поставила что-то перед тем, как уехать в церковь. Клер позвала Касту. Та с опаской заглянула в дверь и, помедлив на пороге, вбежала в кухню, повиливая хвостом. Клер погладила собаку по голове.
– Сейчас пойдем гулять, я только выпью кофе, – сказала она ей. – Потом вернется из церкви Сара, и мы снова будем не одни.
Ветер гнал листья по дорожке, шелестел в ветвях деревьев. Клер не спеша шла к калитке и за этим шумом не услышала звука медленно приближающейся машины. Автомобиль остановился неподалеку. Сидевший за рулем человек, оставаясь в машине, внимательно смотрел на Клер.
Каста с лаем пересекла лужайку и перепрыгнула через невысокую изгородь. Клер повернулась и посмотрела на нежданного гостя.
С минуту они молча смотрели друг на друга, потом Нейл открыл дверцу машины и вышел.
– Миссис Ройленд? – Он произнес это вопросительным тоном, хотя узнал ее сразу, несмотря на брюки, толстый свитер и грубые башмаки. Даже в этой одежде, с растрепанными ветром волосами и почти без макияжа она ухитрялась выглядеть элегантно. Он почувствовал, как в нем вновь растет негодование.
Он решил ехать через Суффолк еще в номере гостиницы, после обеда с двумя лондонскими коллегами. Миновав Дедхем, Нейл притормозил у поворота на Грейт-Хедэм. Он не собирался заезжать сюда, но ему вдруг захотелось взглянуть на дом, чтобы собственными глазами увидеть, в каком богатстве и праздности проводит время Клер Ройленд, и этим оправдать свою беспричинную неприязнь к ней.
От поворота были видны только подъездная дорога к дому, блестевшая на солнце красная черепичная крыша, и деревья, растущие на лужайке вокруг него. Не раздумывая, он повернул свой «лендровер». И тут увидел ее.
– Меня зовут Нейл Форбс. – Он протянул ей руку. – Не могу ли я поговорить с вами пару минут? – Его голос был холодно вежлив.
Приказав собаке успокоиться, она пожала его руку.
– Мы, кажется, встречались раньше, не так ли? – медленно произнесла она. – Вот только я не помню, где...
– В Данкерне. Нас не представили друг другу, но мы действительно встречались.
– Да-да, конечно. Вы были в замке... – Теперь она отчетливо вспомнила тот день. Этот человек наблюдал за ней, нарушая ее уединение и покой Изабель...
Клер сунула руки в карманы. Она не хотела разговаривать с ним; она сейчас вообще не хотела ни с кем разговаривать. Изабель еще по-прежнему была рядом с ней. Воспоминание о залитой лунным светом комнате и дерзкой обнаженной женщине все еще переполняло ее, вызывая странное волнение.
– Мне очень жаль, мистер Форбс, но сейчас неподходящее время. Мне пора идти.
– Это займет всего несколько минут, миссис Ройленд. И это очень важно. – Он скрестил руки на груди. Эта сексуальная сука была с кем-то в постели. Он видел это по ее глазам, по выражению ее лица. И не с мужем – Пол Ройленд улетел в Цюрих. – Мне кажется, вам будет интересно услышать то, что я собираюсь сказать. – В тоне, которым он произнес эти слова, проскальзывали угрожающие нотки. – Это касается Данкерна.
Клер холодно посмотрела на него.
– Что же именно? – Она подумала, не связан ли этот человек с нефтяной компанией или с Полом, и насторожилась. Но в любом случае разговаривать с ним она не хотела.
– Вам предложили крупную сумму за вашу собственность, миссис Ройленд. Мне было бы интересно узнать, сколько времени вам понадобилось, чтобы принять это предложение. – В его голосе зазвучало презрение. – Я не верю, что вы остро нуждаетесь в деньгах. – Он взглянул в сторону прекрасного старинного дома. – А вы подумали о судьбе людей, живущих там, в маленькой деревушке? Учли последствия разработки нефтяных месторождений для экологии этого района? Вы подумали о Джеке Гранте и о гостинице? О замке? О птицах, деревьях, обо всей дикой природе? Подумали, миссис Ройленд? – Он шагнул к ней.
Клер, удивленная его нападками, не сразу подыскала ответ, но потом рассердилась.
– Что я делаю, вас не касается, мистер Форбс! Как вы смеете так разговаривать со мной! Это не ваше дело! Уходите. Я не нуждаюсь в том, чтобы посторонний человек указывал мне, что я должна делать в Данкерне! – Она побледнела от гнева.
– А по-моему, кто-то должен был это сделать, миссис Ройленд!
Его усмешка еще больше разозлила ее.
– Нет! Это никого не касается. Тем более, постороннего. Немедленно уходите, мистер Форбс, или я вызову полицию!
– Я думаю, местному полицейскому потребуется некоторое время, чтобы прибыть сюда. А вам еще надо добраться до телефона, – усмехнулся он, с интересом отметив, как ее разгневанное лицо вдруг стало безжизненным, однако в глазах продолжало сверкать негодование.
– Вы угрожаете мне, мистер Форбс?
– Физически – нет. – Он демонстративно сунул руки в карманы, не делая попытки приблизиться к ней. – Я просто хотел предупредить вас. Шотландия всегда страдала от английских землевладельцев, которым была безразлична страна; они не любили эту землю. Их беспокоило только одно: какой доход она им принесет...
– Я – шотландка, мистер Форбс...
– Нет, миссис Ройленд, вы – англичанка. Вы думаете, чувствуете и поступаете как англичанка, вы замужем за англичанином. Вы англичанка до мозга костей! – Для истинного шотландца его обвинения были самым страшным оскорблением. – И вы не нужны Данкерну, вы никогда не были частью этого места, и оно никогда вам не принадлежало. Отойдите в сторону, миссис Ройленд. Позвольте тем, кто любит это место, бороться за него...
Но произнеся эти слова, он тут же почувствовал, что не прав. Она была частью Данкерна. В тот день, когда они повстречались, эхо прошлого звучало для нее, а не для него. Он ощущал его, да, но обращено оно было к ней.
Несколько мгновений они сердито смотрели друг на друга; ветер кружил вокруг них опавшие листья. Каста тихонько заскулила, сидя у ног Клер.
Нейл глубоко вздохнул.
– Простите, но все это меня глубоко волнует.
– Меня тоже, уверяю вас. – Клер пыталась успокоиться. – Дело в том, что через день-другой я собираюсь поехать в Шотландию.
– Не трудитесь. Вы только помешаете нам.
– Нам? – удивленно переспросила Клер. – Кому это «нам»? – возмущенно потребовала она ответа. – Кого, черт возьми, вы имеете в виду?
– Мы называем себя «Стражами Земли». Это мы координируем выступления против нефтяных разработок на восточном побережье Шотландии. И мы собираемся бороться с «Сигмой».
Клер нахмурилась.
– Откуда у вас такие подробные сведения об этом деле?
– У нас есть свои источники информации.
Он оглянулся на шум мотора и недовольно поморщился, увидев на дороге к дому какую-то машину. Клер тоже повернула голову и узнала старый «бентли» сэра Дэвида Ройленда. Машина медленно приближалась к ним.
Со вздохом облегчения Клер повернулась к Нейлу.
– Я думаю, вам лучше уехать. Это мой деверь, и я не хочу никаких неприятностей.
– Я не собирался причинять неприятности, миссис Ройленд. Во всяком случае, не здесь и не сейчас. – Нейл был мрачен. – Что ж, раз у вас гости, я удаляюсь. Рассчитывать получить поддержку от такого псевдозащитника окружающей среды, как сэр Дэвид, равно как и от вас не приходится...
– Вы знаете моего деверя? – «Бентли» уже остановился под деревьями.
– По его выступлениям. Новые рабочие места для сельских районов – вот его программа. Очень похвально, пока не узнаешь, что эти рабочие места создаются для вновь прибывших, а люди, которые живут в этих районах всю жизнь, не входят в круг его забот. – Нейл сел в свой видавший виды «лендровер». – Я рад, что повидался с вами, миссис Ройленд. Но не думаю, что нам есть смысл встречаться вновь. Советую вам держаться подальше от Данкерна, если хотите избежать неприятных ситуаций.
Захлопнув дверцу, он так резко рванул с места, что гравий полетел из-под колес, и автомобиль скрылся за Деревьями.
– Твой посетитель, кажется, очень торопился. – Джиллиан с трудом выбралась из машины. – Надеюсь, не мы стали причиной его бегства.
Клер грустно улыбнулась. Она чувствовала, что дрожит.
– Именно вы, но я очень рада вас видеть.
– Кто это был? – Дэвид вышел из машины и взял ее руку. – Все в порядке, Клер? У тебя такой вид, будто ты немного не в себе. А где миссис Коллинз?
Клер глубоко вздохнула.
– Кажется, это один из борцов за экологию. Он, видимо, решил, что я продаю Данкерн, и ему это не нравится. Мне даже показалось, что он угрожал.
– Как он узнал, где ты живешь? – настороженно спросил Дэвид.
Клер пожала плечами.
– Он – шотландец, и, кажется, хорошо знает Данкерн. Ему все известно о предложении, все детали.
Дэвид покачал головой.
– У них хорошие источники информации, у этих людей. Во все суют свой нос. Чертовски неприятно! Я рад, что мы заехали к тебе.
– Я тоже. – Клер улыбнулась. – Пойдемте в дом. Сара скоро вернется из церкви.
Клер увидела, что Дэвид и Джиллиан переглянулись. Джиллиан кивнула:
– Мы с удовольствием выпьем кофе, Клер, если это тебя не обременит. Представитель Дэвида и его жена пригласили нас на ленч, и мы решили по дороге заглянуть к тебе. Подумали, что ты, наверное, скучаешь сейчас, когда Пол в Цюрихе.
– Мы с Полом немного поболтали вчера, – добавил Дэвид, когда они вслед за Клер вошли в дом, – как раз перед его отъездом. Говорили о фонде, о семейных делах, и он попросил нас заглянуть к тебе.
В доме вкусно пахло жареным цыпленком.
– Очень мило, что вы заехали. – У Клер стало нехорошо на душе. Значит, вот это что – делегация. Ройленды уже начали сплачиваться вокруг Пола.
– Он беспокоится о тебе, – вставила Джиллиан, осторожно усаживаясь в кресло. – Ты слишком много времени проводишь здесь одна. Тебе, наверное, страшновато в этом большом доме.
– Со мной миссис Коллинз, – возразила Клер. Через окно она увидела Сару, идущую по дорожке к дому. – Я не одинока, уверяю вас. К тому же я превосходно обхожусь без общества. А вот и Сара вернулась. Пойду попрошу приготовить нам кофе...
Дэвид поспешно поднялся.
– Нет. Вы с Джиллиан поболтайте, а схожу я.
Джиллиан и Клер посмотрели друг на друга, когда дверь за ним закрылась.
– Ох уж эти мужчины! – спокойно произнесла Джиллиан. – Я думаю, он просто хочет в туалет. – Она улыбнулась. – Как глупо! Мог бы сказать прямо.
Клер все еще не могла прийти в себя. Голова у нее шла кругом. Изабель, Данкерн, Нейл Форбс – теперь еще и Ройленды. Она смотрела на пепел в камине, стараясь собраться с мыслями. А тут еще нужно поддерживать разговор с Джиллиан.
– Ну как, урегулировали они дела, связанные с фондом? – спросила она наконец.
Джиллиан пожала плечами.
– Кто их знает. Мне кажется, Пол ведет себя глупо: он уверяет Дэвида, что ему не нужны деньги. Но тогда зачем он перебаламутил весь фонд? Даже Джеффри считает, что это нехорошо с его стороны.
У Клер было такое ощущение, что ее гостье тоже немного не по себе. Она нахмурилась.
– Думаю, зря он это затеял. Мне жаль, что он вообще заговорил об этом. – Она с беспокойством посмотрела на часы. – Куда это пропал Дэвид? Что-то его долго нет.
– А куда торопиться? – быстро сказала Джиллиан. – Бог с ним, Клер. Мы можем пока спокойно поболтать.
– Да, конечно. – Клер изобразила подобие улыбки. – Но я все же схожу посмотреть, что случилось. Если вы собрались на ленч, то так можете и опоздать... – Ее терзали беспокойство и подозрения. Дэвиду была совсем несвойственна забота о домашних делах; впервые на ее памяти он отправился на кухню с просьбой приготовить кофе.
Она закрыла за собой дверь и перевела дух, оглядывая пустой холл. Дверь гардеробной распахнута, в следующей за ней комнате света не было. Значит, он пошел не в туалет. Вероятно, он в кухне.
Дверь была приоткрыта. Из темного холла Клер было видно, что Сара, даже не сняв еще пальто, стоит у стола, на котором красовался вынутый из печи цыпленок. Очевидно, Сара собиралась полить его соусом. Клер не поняла, что заставило ее остановиться и прислушаться; вероятно, то же странное подозрение, которое заставило ее отправиться на поиски Дэвида.
– Вы прекрасно понимаете, миссис Коллинз, что я бы никогда не стал задавать такие вопросы, – услышала она голос своего деверя, – но мы все так обеспокоены ее душевным состоянием. Мой брат вам очень признателен за то, что вы присматриваете за миссис Ройленд. – Он замолчал. С того места, где стояла Клер, она не могла его видеть. – Скажите, она все еще продолжает эти свои странные занятия?
Клер сжала кулаки. Негодяй! Но что-то помешало ей распахнуть дверь и войти в кухню – она хотела услышать, что ответит Сара.
Та медленно кивнула.
– В пятницу позвонила миссис Кассэди, и я пошла в спальню миссис Ройленд, чтобы позвать ее к телефону. Она говорила, что собирается отдохнуть. Но на самом деле в это время она занималась своей медитацией, как она это называет. – Клер увидела, что Сара смущенно теребит в руках перчатку. – Меня это пугает, сэр Дэвид, действительно пугает. И собаку. Каста не подходит к ней, когда хозяйка этим занимается. У нее поднимается шерсть на загривке и она убегает.
– А что конкретно делает миссис Ройленд? – тихо спросил Дэвид.
– Она садится на пол перед зажженной свечой, и, сэр, мне становится так страшно, что я ухожу подальше, чтобы она не чувствовала моего присутствия. Мне очень тяжело оставаться с ней в одном доме, честное слово. Если бы мистер Ройленд не попросил меня остаться...
– А что вы видели? – продолжал расспрашивать Дэвид.
– Духов! – глухо произнесла Сара. – Тени. Призраков, двигающихся в темноте вокруг нее...
Клер едва удержалась, чтобы не вскрикнуть. Ей вдруг стало очень плохо.
– Вы абсолютно уверены в этом? – Лица Дэвида не было видно, но в его голосе слышалось недоверие. Клер увидела, как Сара покраснела.
– Если вы мне не верите, спросите мистера Ройленда. Он тоже видел, как она это делала. В лондонском доме. Он говорил мне. А посмотрите на собаку! Животные это чувствуют. В этом доме поселилось зло, сэр Дэвид. Зло!
Клер прислонилась к стене и прижалась горящим лицом к прохладным деревянным панелям.
– Очень хорошо, что вы остались, моя милая, – голос Дэвида звучал очень убедительно, хотя в нем и слышались снисходительные интонации. – Как я уже говорил, мистер Ройленд вам глубоко признателен. Он доверяет вам и просит приглядывать за ней и дальше, пока он в отъезде. В будущем мистер Ройленд намерен обратиться к помощи квалифицированного специалиста. Сейчас вам не о чем беспокоиться, я в этом уверен...
Он замолчал, как только Клер вошла в кухню. Она была бледна, но сумела справиться с собой и ровным тоном обратилась к Дэвиду:
– Так где же кофе? Не забывай, Дэвид, что у вас мало времени. – Она перевела взгляд на Сару, улыбаясь самой лучезарной улыбкой. – Мы с Джиллиан подумали, уж не сбежали ли вы куда-то!
Те обменялись взглядами, и Сара бросила на стол перчатки, которые все еще держала в руках.
– Извините, миссис Ройленд. Я только что вернулась из церкви...
– Ничего страшного, Сара. – Клер снова улыбнулась, заставив себя сдержать свои чувства. – Принесешь кофе в гостиную, как только он будет готов. Дэвид... – Она открыла дверь, пропуская его в коридор вперед себя.
Не может быть! Невероятно: Сара следила за ней, пока она медитировала! И она что-то видела? Боже правый, этого не может быть!
Клер с трудом выдержала следующие полчаса, разливая кофе, весело болтая и наблюдая за Дэвидом и Джиллиан. Она знала, что те тоже наблюдают за ней. Прошла целая вечность, прежде чем супруги уехали. Наконец Клер смогла вернуться на кухню, где Сара, которая сняла наконец пальто, готовила ленч. Перчатки со стола тоже были убраны.
– С какой целью ты лгала сэру Дэвиду обо мне? – набросилась на нее Клер. – Как ты могла говорить ему такие гадости?
Отложив в сторону ложку, Сара повернула к ней побледневшее лицо.
– Я никогда не лгу!
– Ты сказала ему, что шпионила за мной. О, в это я могу поверить! Но еще ты сказала, что якобы что-то видела!
– Я действительно видела! – У Сары на щеках выступили красные пятна. – Я сказала ему правду! То, что вы делаете, нехорошо, миссис Ройленд. Если бы не мистер Ройленд, я бы ни минуты здесь не осталась!
– Ну и не оставайся. Тем более, ради моего мужа. Можешь уйти. Прямо сейчас, если ты так боишься меня...
– Нет. – Сара покачала головой. – Нет, нет. Я не могу уйти. Я должна остаться. Я должна попытаться помочь вам. Я молилась за вас. – У нее на глаза навернулись слезы. – Пожалуйста, позвольте мне остаться... – Она замолчала, когда дверь открылась и Каста протиснулась в кухню.
Клер взглянула на собаку, потом опустилась рядом с ней на колени и, обняв ее за шею, спрятала лицо в густой шерсти. Каста завиляла хвостом и лизнула руку Клер.
– Неужели она действительно боится? – вдруг, подняв глаза на Сару, спросила Клер.
Сара кивнула.
– Животные все чувствуют, миссис Ройленд.
– Не оставляй меня, Сара. Пожалуйста. – Внезапно гнев Клер прошел. Вместо него появился страх. Она почувствовала, что начинает дрожать. – Я больше не буду этим заниматься. Ни йогой, ни медитацией. Это были всего лишь сны наяву. Я не делала ничего плохого. Просто мне надо было чем-то заполнить пустоту...
Лицо Сары смягчилось.
– Вы должны больше общаться с реальными людьми, миссис Ройленд. – Смущенная внезапным изменением их отношений, она вернулась к прерванному занятию. – Мистер Ройленд очень беспокоится о вас, вы же знаете.
– Да, конечно, – сдавленным голосом произнесла Клер. – Но теперь ему не о чем беспокоиться. Все кончено.
– Она сказала, что видела этих людей, Зак! – Клер перешла прямо к делу. Она даже как следует не рассмотрела светлую просторную комнату с видом на реку Кем. – Как ты не хочешь понять, ведь это значит, что другой человек тоже может их видеть одновременно со мной!
Клер оставила машину Сары у Сент-Джонса и прошла пешком по узким улочкам к реке. Она почти не спала прошлую ночь, а когда заснула, кошмар повторился: глаза, решетка, ужасный, все поглощающий страх... Она позвонила Заку в половине восьмого и через полчаса отправилась в Кембридж.
Молодой человек сидел на краю стола, скрестив ноги и упершись руками в колени.
– Клер, я предупреждал тебя, – тихо сказал он.
– Но ты не говорил, что они реальные, что другие люди тоже могут их видеть! Приезжая в Кэмпден-Хилл ты утверждал, что это всего лишь телепатия! Но ты же и сам видел ее, ты действительно видел Изабель! – Ее голос сорвался.
– Я не могу точно сказать, что я видел, Клер. – Он говорил очень медленно, обдумывая каждое слово. – Мне кажется, я видел ее, однако это могла быть и телепатия – таково наиболее вероятное объяснение. – Он заколебался; его уверенность дрогнула под напором Клер. – Я не уверен, что я видел что-то физическое, и очень сомневаюсь, что твоя миссис Коллинз тоже что-то видела. Мне кажется, она все придумывает, пытается произвести впечатление, говорит об этом, чтобы шокировать твоего деверя. Вероятно, она это выдумала еще при разговоре с твоим мужем, а теперь уже не может отказаться от своих слов.
– Ты утверждал, что, по твоему мнению, я могу создавать новые, зримые мысленные образы, – устало произнесла Клер.
– Я предпочитаю в это верить. – Зак пристально посмотрел на Клер и отметил, что под глазами у нее появились темные круги, а лицо побледнело и осунулось. Он ясно видел, в каком она напряжении...
– Но я думала, что никто другой, кроме меня, не может их видеть. – Ее голос дрожал.
Зак нахмурился.
– Я не исключаю возможности, что и другие могут их наблюдать – или, по крайней мере, думать, что наблюдают, – осторожно сказал он. – Человек не только может, но и на самом деле создает осязаемые мысленные образы силой своего воображения. Но я всегда считал, что люди ошибаются, когда рассказывают, что видели реальные объекты. На самом деле то, что они видели, обычно является продуктом телепатии, а не какими-то подлинными физическими проявлениями... – Он помедлил. – Правда, я читал, что такое случается. То есть, человек создает образ такой силы, который может существовать сам по себе.
– А могут эти образы возвращаться сами собой, без приглашения? – тихо спросила Клер. Она вдруг опустилась на плетеный стул, стоявший у окна.
– Без приглашения? – повторил Зак. Он провел языком по пересохшим губам. – Боже, как я жалею, что втравил тебя во все это. Почему ты не прекратила свои занятия, когда я велел?
– Потому что я не могла, Зак. Сначала я не хотела, а теперь... – Ее голос понизился до шепота. – Вчера, Зак, они появились сами, хотя я их не вызывала, и это было уже во второй раз. Я читала газету. Я не собиралась их вызывать. Я даже пыталась противиться, оттолкнуть их. Но я видела фигуры людей в комнате вокруг меня – тени, – они двигались, разговаривали. Сначала я не сумела как следует расслышать и разглядеть их, но потом они стали четче. Я не могла это остановить, Зак. Все выглядело так, будто я должна была это увидеть. Меня как бы силой заставляли смотреть на то, что происходит, и прекратить все это я не могла.
Слезы побежали у нее по щекам, и она сердито смахнула их рукой.
– Я не знаю, что мне делать. – Она встала и, подойдя к окну, повернулась к Заку спиной. – Мой деверь, приходской священник англиканской церкви, считает, что это духи. Он думает, что я вызываю души умерших. – Она не повернула головы, но Зак услышал страх в ее голосе.
Он нервно откашлялся. Ему было не по себе.
– Да, это возможно, – сказал он, наконец, и нервно провел рукой по волосам.
– Я чувствую, что связана с Изабель. Она часть меня, она мой предок и я заинтригована, зачарована ею. – Клер оперлась о подоконник, отрешенно глядя на баржу, плывущую по реке. – Она преследует меня, Зак.
Молодой человек пристально посмотрел на Клер, которая не отводила взгляда от вида за окном. Порыв ветра разогнал тучи, и сквозь них внезапно проглянуло осеннее солнце. Он увидел, как отблески света, отраженного от воды, заиграли на лице Клер, и вздохнул. Как могла образованная, жизнерадостная и, если смотреть объективно, очень привлекательная женщина довести себя до такого состояния? Он поежился: не хотелось верить ни в эти мысленные образы, ни в духов, не хотелось думать, что это он толкнул ее на эту дорожку. Зак сунул руки в карманы джинсов и пожал плечами, продолжая смотреть на Клер.
Внезапно она повернулась к нему.
– Прошлой ночью мне опять приснился тот же сон. Решетки; ужасное ощущение загнанности в ловушку; чувство отчаяния. Я устала и мне нужно было с кем-то поговорить. О Боже, Зак, я больше не могу это вынести. Я уже боюсь ложиться спать, боюсь оставаться одна. Я боюсь собственной тени! Что мне делать?
– Что думает твой муж по поводу всего этого? – тихо сказал Зак.
– Он считает, что я схожу с ума, – прошептала она. – Он не понимает и даже не пытается понять. Я не уверена, что он все еще любит меня.
– Так. – Зак помедлил, потом осторожно спросил: – Ты когда-нибудь думала о том, чтобы уйти от него? – Он уцепился за лежащее на поверхности – попробовать найти объяснение ее снов с позиций учения Фрейда.
Клер нахмурилась: думала ли она об этом? Возможно, но последние несколько дней ее мысли были заняты совсем другим. Однако вчера утром, лежа в постели, она размышляла как раз о такой возможности, когда появление Изабель заставило ее забыть обо всем.
– Если ты чувствуешь себя как в ловушке, Клер, и твоя жизнь печальна и одинока, – продолжал Зак, – нужно изменить ее. Радикально.
– Не уверена, что хочу оставить его. Может быть, я все еще его люблю...
– Правда? – Зак не сводил с нее глаз.
Клер задумалась, потом резко отвернулась к окну.
– Если бы ты любила его, Клер, ты бы пошла к нему, доверилась ему, позволила бы помочь тебе, – задумчиво произнес Зак. – Ты сомневаешься, не так ли? А может, это просто привычка? Ты привыкла видеть этого человека рядом с собой. Очень тяжело отказаться от этого наркотика, Клер, потребуется много мужества. Но ощущение свободы, которую ты приобретешь, стоит того.
– Пол не привычка и не наркотик, Зак. Он – мой муж!
– Мне кажется, он мало подходит на эту роль. Конечно, я не большой специалист по мужьям, – невесело усмехнулся Зак. – Мне кажется, ты всего лишь попала в зависимость от него. – Он встал и взял ее руки в свои. – Клер, ты должна пересмотреть всю свою жизнь, переосмыслить все свои проблемы. Сны, медитация, видения, пустота – все это часть какого-то замкнутого круга, по которому ты блуждаешь; здесь и мечта о замужестве, семье и детях, которой ты слишком долго живешь. Я знаю, это жестоко, но ты должна понять это. Твои сны говорят сами за себя. Ты в ловушке. Ты хочешь освободиться. И ты должна стать свободной.
– Но... – Она замолчала. Прямота и откровенность его слов испугали ее. Неужели она должна пойти на резкий, решительный разрыв с мужем? Может быть, она по-прежнему любит Пола, и все еще наладится? Клер покачала головой. – Я люблю его, – упрямо повторила она.
– Любишь? В самом деле? – Зак заглянул ей в глаза, потом резко отпустил ее руки. – Хорошо. Пусть так. Тогда оставайся с ним. Поезжай в Лондон. Поезжай в Цюрих или туда, где он сейчас находится. Будь рядом с ним. Следуй за ним повсюду. Не оставайся одна. Только не позволяй ему подавлять твою личность. Будь сама собой. Будь сильной.
– И тогда мои сны прекратятся? И все видения? – Клер посмотрела на него с сомнением.
– Прекратятся, если ты действительно этого захочешь, – с убежденностью подтвердил Зак, хотя сам был в этом далеко не уверен. – Ты должна найти силы противостоять им, Клер. Никакой медитации! Этот путь не для тебя. Чтобы решить проблему, нужно действовать активно. Действовать, понимаешь? Ты должна закрыть дверь в прошлое. Смотри в будущее. Тебе надо по-новому обустроить свою жизнь. Я могу научить тебя, как защищаться; научу особым молитвам, расскажу, где купить предохраняющие масла, покажу, как начертить магический круг, чтобы оградить себя от Изабель, кем бы она ни была. Но прежде всего ты должна избавиться от замка. Если кто-то хочет его купить, продай. А деньги потрать на что-нибудь полезное.
– Продать? – переспросила Клер.
– Это необходимо сделать. Цепляясь за замок, ты цепляешься за прошлое, за свои сны, разве неясно!
– Значит, я должна отдать его «Сигме»? – Слова прозвучали так, словно Клер говорила сама с собой. Она отвернулась от Зака и вновь устремила взгляд на реку. – Нет, Зак. Я не могу этого сделать. Ни за что. Прошлое – это часть меня.
Он поморщился. Боже, неужели она не видит опасности? Зачем же она пришла к нему? Он стукнул кулаком по столу.
– Ты должна с ним бороться, Клер. Если не будешь бороться, прошлое поглотит тебя. Тебе нужно продать этот проклятый замок.
Она продолжала качать головой.
– Нет, – тихо сказала она. – Я этого не сделаю.
Вернувшись из Цюриха, Пол встретился с Джоном Карстерсом из «Карстерс Бутройд». Они беседовали почти час. Молодой человек был так взволнован, что едва мог усидеть в кресле. Сидя за своим столом, Пол внимательно наблюдал за ним. Присутствовавший в кабинете Генри в разговоре не участвовал. Слияние компаний, если оно состоится, сулило Карстерсу большую выгоду, и он обратился в «Битти-Камерон» за консультацией.
Пол отложил в сторону бумаги.
– Мы назначим собрание совета директоров в полном составе, – сказал он наконец.. – Но думаю, никаких проблем не возникнет. Генри кивнул, соглашаясь.
В тот же день, сидя в тихом офисе старого здания «Битти-Камерон», Пол взглянул на часы и нахмурился. Было начало четвертого. Он медленно протянул руку к телефону и набрал номер.
Стивен Кароуэй из «Магнет Чарльз Плимсолл» был его старым другом. Он не задал никаких вопросов, записывая поручение на покупку акций «Карстерс Бутройд», которое дал ему Пол, и лишь затем уточнил:
– Ты хочешь приобрести их в рассрочку, с расчетом в конце следующего месяца, верно, старина?
– Ко дню платежа их стоимость утроится. – У Пола пересохло во рту.
Кароуэй издал довольный смешок.
– Не сомневаюсь. Прибыль перевести на прежний счет?
– Если тебя не затруднит. Ужин за мной, на следующей неделе, идет?
– К чертям ужин! Если все пройдет как надо, поставишь мне ящик шампанского. – Кароуэй положил трубку и принялся просматривать свои записи. В поручении на покупку, переданном брокерам, он добавил акций еще на 10 тысяч фунтов – для себя.
Вытерев платком вспотевшие руки, Пол подошел к бару и достал бутылку виски. На календаре было 23 октября, четверг. Если спекуляция удастся, он наживет целое состояние.
Рекс просматривал бумаги, его взгляд быстро скользил по печатным строчкам.
– Черт! – Он резко поднялся и нажал на кнопку внутренней связи. – Дуг еще здесь, Леони?
– Он только что вошел, Рекс. – Голос его секретарши звучал так, словно она запыхалась.
– Тогда пусть зайдет ко мне. – Несомненно, Дуг тискал ее в углу вместо того, чтобы заниматься делом. Через несколько секунд дверь открылась. – Ну?
Дуг, высокий светловолосый техасец сорока с лишним лет, широко улыбнулся.
– Где-то ты выиграл, где-то проиграл. Здесь, я думаю, ты выиграл. Я пошептался кое с кем в министерстве, Рекс. Других заявок на этот участок не подано. Значит, у тебя не будет конкурентов. Если только в Хьюстоне не скажут «нет».
Рекс ударил кулаком по столу.
– Предоставь Хьюстон мне. Мы пробурим эту скважину, Дуг. В ней будет нефть, я чувствую это. И Ройленд продаст землю. – Он пристально посмотрел на собеседника. – Я собираюсь перенести европейскую штаб-квартиру в Данкерн.
Дуг удивленно уставился на него.
– В Данкерн? Чего ради?
– Ради престижа, Дуг. Гостиницу можно снести. На ее месте мы построим административный корпус. И взлетно-посадочную полосу... и все остальное. Перестроим замок. «Сигму» ждет успех, Дуг!
– А в Хьюстоне знают о твоих планах? – Дуг встал и, засунув руки в карманы, посмотрел на собеседника.
– Кое-что знают. – Рекс был осторожен. – Ровно столько, сколько им положено. – Он улыбнулся. – Место выбрано правильно, Дуг. Там есть все компоненты. Богатое нефтяное месторождение на принадлежащей компании земле. И есть все возможности для развития: для строительства терминала, новой дороги, нефтехранилища, нефтеперегонного завода, всего!
– Ты даже не начал пробного бурения, Рекс. И у нас еще нет лицензии...
– Мы ее получим, нет проблем. Я говорил со своим человеком в министерстве экономики. В принципе противников у нашей идеи нет, а если других предложений не последует, то мы получим лицензию. Тогда нам останется только убедить местные власти.
– А к тому времени мы станем владельцами земли...
Рекс кивнул.
– Я уже поручил Митчисону составить договор. Сказал ему, что мы вышли на финишную прямую. У Ройленда есть время до следующей среды, но он никуда не денется. Или он продаст землю...
– Или что? – Дуг, удобно устроившись в кожаном кресле, с интересом наблюдал за Рексом. Он никогда еще не видел своего обычно флегматичного босса таким возбужденным.
– Или он пожалеет, что не дал согласие сразу, – усмехнулся Рекс. – Ройленд мне не понравился. Слишком скользкий. Слишком высокомерный. Слишком озабоченный. Мне понравилась его сестра, – задумчиво произнес он. – Мне даже понравилось, как его жена говорила со мной. Женщина с характером. – Он поднялся. – Я с удовольствием встретился бы с ней еще – чтобы рассказать, что я собираюсь сделать с этими развалинами.
– Мне кажется, для тебя важнее приобрести замок, чем найти нефть, старина, – с усмешкой сказал Дуг.
Рекс откинул голову назад и расхохотался.
– Только не говори об этом ребятам из Хьюстона. У меня такое чувство, что они считают, будто я выжил из ума. Я не хочу, чтобы они узнали об этой сделке до того, как будут подписаны все бумаги.
Лицо Дуга осталось невозмутимым.
– Откуда они могут узнать об этом? – Он поднялся. – Сколько ты собираешься заплатить за землю?
Рекс посмотрел на бумаги на столе.
– Окончательная сумма еще не согласована. Ройленд согласится взять меньше, чем я первоначально предполагал. Он боится, что я откажусь от покупки. – Рекс снова улыбнулся. – Он думает, что заставит меня увеличить цену, но он ошибается. Мне кое-что известно о мистере Поле Ройленде, и ему придется быть посговорчивей, чтобы я об этом молчал!
Пол вернулся в Бакстерс в пятницу вечером. Клер была в гостиной; сидела на ковре перед камином и слушала музыку. Каста лежала рядом и дремала. Когда Пол вошел, собака подняла голову и вильнула хвостом, однако не двинулась с места.
Какое-то время Пол молча смотрел на них, сохраняя на лице бесстрастное выражение. К закрытию торгов акции «Карстерс Бутройд» упали на пятьдесят пунктов. Завтра они, конечно, поднимутся, а на следующей неделе взлетят в цене, но все же сознание того, что он пока в проигрыше, заставляло его нервничать. Он нарочито бодрым тоном обратился к жене:
– Как дела, дорогая?
Клер вскочила на ноги.
– О Пол, я так по тебе скучала. – Она обняла его за шею и робко поцеловала в щеку. Обдумав сказанное Заком и попытавшись представить себе, что они с Полом расстанутся, она отбросила все мысли об этом. – Я так рада, что ты вернулся.
Он натянуто улыбнулся.
– Я привез тебе из Швейцарии подарок. – Пол сунул руку во внутренний карман и достал небольшой сверточек. – Знак примирения. В последнее время я вел себя не лучшим образом, Клер. Прости меня. – Он смущенно протянул ей сверток.
Клер удивленно смотрела на него, от счастья не веря своим ушам. Она боялась, что Пол, вернувшись, будет другим – жестким, суровым человеком, которого она уже начала побаиваться. Но перед ней был прежний, внимательный и щедрый Пол.
Он смотрел на нее и ждал, когда она развернет подарок. Клер медленно сняла упаковку. Внутри оказались изящные золотые часики.
– О Пол, какие красивые!
– Надень их. Посмотрим, как они выглядят на руке.
Она застегнула браслет и подняла руку вверх, чтобы полюбоваться подарком. Потом повернулась к мужу и вновь обняла его.
– Спасибо, Пол. Я ужасно переживала, когда мы постоянно ссорились.
Он нахмурился и слегка отстранился.
– У нас обоих было трудное время. Давай забудем обо всех наших раздорах, пора подумать о будущем. – Он вздохнул и опустился на софу у камина. – Налей мне хереса, дорогая, и внимательно выслушай. У меня была почти неделя на размышления, и я хочу тебе кое-что сказать. Именно сейчас, пока я ничего не забыл.
Клер налила два бокала хереса и села на ковер, обхватив колени руками. В глубине души у нее родилось смутное беспокойство.
Пол бросил на нее быстрый взгляд, потом отвел глаза. Лицо его стало серьезным, брови нахмурились.
– Это был трудный год для нас обоих. Все эти анализы, известие о том, что мы не сможем иметь ребенка... – Он не заметил, как боль исказила ее лицо. – Смерть твоей тети Маргарет, несомненно, расстроила тебя, а потом и ее завещание. В довершение ко всему я должен признаться, у нас были неприятности в конторе. У компании было несколько тяжелых месяцев: объединение не проходит без проблем. Директора вложили значительные личные средства, чтобы поправить дела. Вот для чего мне понадобились деньги. Я считаю, что имею право получить свою долю из семейного фонда; поэтому я настаиваю на продаже Данкерна – это дало бы мне нужную сумму.
Если бы цена акций пошла вверх достаточно быстрыми темпами, он, вероятно, не стал бы настаивать на продаже оставил бы ей замок. Но пока ситуация была неопределенной, необходимо довести это дело до конца. Он должен обезопасить себя. Слишком многое поставлено на карту.
– Нет... – Он предупреждающе поднял руку, заметив, что она хочет что-то сказать. – Подожди, Клер. Дай мне договорить. Я много думал об этом. Выслушай меня. Я предлагаю следующее: мы продаем Данкерн «Сигме», а потом я покупаю тебе другую недвижимость, тоже в Шотландии – может быть, в сотню раз лучше, но гораздо дешевле. Видишь, я полностью откровенен с тобой.
– Нет. – Клер сжала зубы. – Пол, мне очень жаль, но... Нет. Данкерн для меня – не просто недвижимость в Шотландии. Неужели ты этого так и не понял? Его нельзя ничем заменить.
Лицо Пола побледнело и исказилось, на лбу выступили капельки пота.
– Мне нужны деньги, Клер.
Она грустно покачала головой.
– Мне очень жаль, но я не могу...
Пол глубоко вздохнул. Он потянулся за «дипломатом», который бросил на софу, войдя в комнату.
– Ладно. Я понимаю. Будь по-твоему. – Его руки слегка дрожали. – Но все равно посмотри вот это. Агенты по недвижимости из Эдинбурга прислали мне проспекты выставленных на продажу поместий на севере. – Он протянул ей пачку блестящих буклетов.
– Нет, Пол. Прости. – Она закрыла лицо руками. Он криво улыбнулся и бросил буклеты на журнальный столик.
– Хорошо, дорогая, хорошо. Не расстраивайся. Забудем об этом. Не будем больше говорить на эту тему. Посмотри, у меня есть еще один подарок для тебя. Это тебя порадует. Вот. – Он достал из «дипломата» конверт и бросил ей на колени.
Клер устало подняла голову.
– Пол, пожалуйста...
– Вскрой его, дорогая. В нем сюрприз, который я тебе обещал.
Она осторожно вскрыла конверт и достала его содержимое.
Пол улыбнулся.
– Шесть недель на островах Греции с краткой поездкой в Египет – осмотреть пирамиды. Ты заслужила это, дорогая. Тебе надо уехать от ужасной зимней слякоти, и вообще отдохнуть.
Клер недоуменно посмотрела на билет, потом перевела взгляд на мужа.
– Я ничего не понимаю...
– Это отдых, дорогая. Круиз. Чтобы ты развеялась и восстановила силы.
– О Пол! – Она поднялась на ноги. – Ты что, считаешь меня настолько наивной? Напрасно. Кое в чем я еще в состоянии разобраться. – Она бросила билет в открытый «дипломат». – Поначалу я действительно поверила, что ты заботишься обо мне. Мне показалось, что я тебе небезразлична. Неужели ты надеялся, что я не пойму, что ты задумал? Пока меня не будет в стране, ты найдешь способ продать Данкерн и без моего согласия!
В машине Джулию укачало. Эмма повернулась к дочери.
– Открой окно, дорогая, чтобы свежий воздух обдувал тебе лицо. Если не поможет, папа остановит машину и мы поменяемся местами. Может быть, впереди тебе будет лучше.
– О мама, – Джулия, бледная как полотно, откинулась на спинку сиденья. – В Бакстерсе так скучно. Почему мы должны провести там весь уик-энд?
– Я думала, ты любишь тетю Клер...
Питер поднял воротник куртки, чтобы защититься от ветра, задувавшего в открытое окно.
– Люблю. Но я хотела поехать к Тамсин.
– Действительно, зачем мы туда едем? – вполголоса спросил Питер у Эммы.
– Потому что Клер очень просила меня приехать, – ответила Эмма, тоже понизив голос. – Она звонила вчера вечером. Я же говорила тебе. Они с Полом опять поссорились. У экономки выходной, и даже мысль о том, что придется провести уик-энд с ним наедине, приводит ее в ужас.
– Следовательно, мы обязаны ехать и выступить в роли миротворцев. Великолепно! – язвительно произнес Питер. – Ради всего святого, не вмешивайся в их дела. Я знаю тебя. Ты не сможешь остаться равнодушной, а потом, когда они помирятся, ты же окажешься виноватой. Опасно становиться между мужем и женой.
– Глупости! Если мужем является Пол, я имею полное право вмешаться. Уж я-то знаю, каким негодяем он может быть. Ведь это я познакомила с ним Клер, и чувствую за нее ответственность. Пол – большой специалист на всякие психологические штучки. Мне известны все его приемы, ведь он испытывал их на мне, когда мы были еще детьми. Я сумею с ним справиться!
– Очень в этом сомневаюсь. – Питер улыбнулся. – Он даже не замечает твоих усилий, Эмма, только становится все более высокомерным. Не понимаю, как я мог жениться на женщине, у которой три таких самодовольных брата!
Она оглянулась на Джулию. Лицо девочки стало совсем зеленым.
– Ради Бога, Питер, поскорее останови машину, а то ее вырвет прямо на сиденье.
Клер была очень рада их приезду.
– Бедняжка Джулия! – Она ласково обняла племянницу. – Пойдем, посидишь у камина. Я угощу тебя чудесными бисквитами. Сара испекла их перед тем, как уехать. Уверена, они поднимут тебе настроение.
– Мне уже лучше, – Джулия высвободилась из объятий Клер. – Можно, я пойду погулять с Кастой? – Действительно, ее лицо уже приобрело нормальный цвет, на щеках появился румянец.
– Отличная мысль. – Эмма проводила девочку до дверей и вернулась. – Надеюсь, ее скоро перестанет укачивать в машине. А где Пол? – спросила она, усаживаясь рядом с мужем на софу.
– Поехал в Дедхем. Скоро должен вернуться.
Бесполезно было рассказывать им о долгом молчании, о почти пугающей атмосфере в доме прошлым вечером или о кошмаре, который она опять видела во сне и от которого с криком проснулась. Пол наверняка слышал этот крик, но не пришел к ней в спальню хотя бы спросить, что случилось. Клер подбросила еще дров в камин, стараясь справиться с охватившей ее дрожью. Казалось, ничто не в состоянии избавить этот дом от холода.
– Он по-прежнему хочет продать Данкерн. Я не могу отговорить его от этого намерения. – Она посмотрела на Питера. – Это правда, что ему пришлось вложить много своих денег в фирму?
Питер смущенно отвел взгляд.
– Вполне возможно... Я не знаю, Клер.
– Он сказал, что у компании были неприятности, и он все потерял.
Питер нахмурился.
– Это не совсем так. Насколько мне известно, у нас все в порядке. Компания получила неплохую прибыль для первого года. Клер... – Он помедлил. – Если бы ты спросила мое мнение, я бы посоветовал тебе воспользоваться советом независимого эксперта и очень хорошо подумать, продавать или нет этот старый замок. А если у компании действительно какие-то проблемы, то для тебя важно держать все деньга, которые ты имеешь или получишь от продажи, на своем личном счете. У нас фирма с ограниченной ответственностью, так что имущество жены, записанное на ее имя, остается полностью защищенным. – Его явно смущал этот разговор. – У тебя хороший стряпчий, Клер? А бухгалтер?
Клер пожала плечами.
– У Пола есть кто-то...
– А у тебя? У тебя лично?
– Все наши дела ведут люди Пола.
Питер нахмурился.
– Тогда я советую тебе найти хорошего независимого консультанта. Это было бы разумно.
Эмма удивленно уставилась на мужа.
– Тебе что-то известно?
Питер покачал головой.
– Ничего определенного. Но если у Пола финансовые проблемы, нельзя допустить, чтобы Клер оказалась втянутой в них. В этом деле с Данкерном сделана ставка на весьма крупную сумму. Клер должна быть чрезвычайно осторожна – ошибка может очень дорого стоить...
«Ошибка может очень дорого стоить...» Эти слова все еще звучали в ушах Клер, когда она вернулась в свою комнату. Она слышала, как закрылась дверь в комнате Джулии наверху, как Питер и Эмма располагались в комнате для гостей. Каста, стуча когтями, проследовала наверх вслед за Джулией. Пол удалился в свой кабинет. Клер была одна. Медленно и неохотно она разделась и набросила на себя купальный халат.
Питер и Эмма, похоже, урегулировали все свои разногласия. Даже когда Клер и Эмма, оставшись вдвоем, прогуливались по саду, Эмма не упомянула о своем американце, а Клер, озабоченная другими проблемами, забыла спросить.
– Ты все еще занимаешься медитацией? – Вопрос Эммы вывел ее из задумчивости. Клер покачала головой.
– Больше не занимаюсь. Это одна из причин, почему я просила тебя приехать на уик-энд. Мне надо было отвлечься.
– И больше не будешь продолжать? – Эмма взяла ее за руку. – Почему? Боже мой, я бы не смогла удержаться, если бы была на твоем месте. Должна признаться, что я попробовала, но у меня ничего не получилось. Наверное, я не умею сосредоточиться до нужной степени, постоянно отвлекаюсь, думаю о разных глупых вещах, например, о покупках или о галерее. Представь мое разочарование! Ведь все выглядело так интригующе, обещало быть таким восхитительно порочным!
– Джеффри тоже считает это порочным занятием. Только не видит в нем ничего восхитительного. Он считает, что моя душа в опасности, – грустно улыбнулась Клер.
– Ох уж этот Джеффри! – Эмма остановилась, удерживая подругу за локоть. – И ты позволила ему уговорить себя отказаться от этого занятия? В самом деле?
– Зак тоже с ним согласен. – Клер засунула руки поглубже в карманы. – Я не собираюсь больше этим заниматься, Эмма. Послушай, давай сменим тему разговора. По-моему, Джулия полностью оправилась после поездки. Я так ей рада... – Она улыбнулась. – Ты не хочешь оставить ее у меня на праздники?
– С удовольствием. Но тебе придется пригласить и Тамсин. Это ее лучшая подруга. – Эмма медленным шагом двинулась дальше. – За ленчем Пол вел себя вполне прилично, – осторожно заметила она.
Клер с горечью усмехнулась.
– Он держался безупречно. На это я и рассчитывала. Это вторая причина, по которой я просила вас приехать.
Она почти не видела Пола весь день. Сначала он повез Питера и Джулию на прогулку к реке, а после чая опять исчез, на сей раз, чтобы показать Питеру, как он покрыл крышу сарая. За столом он ни разу не обратился к ней.
Клер вошла в ванную и включила воду. Пару минут она постояла, глядя, как наполняется ванна. Пола все еще не было. Его спальня была пуста, застеленная кровать в безупречном порядке.
Медленно сняв с лица макияж, Клер постояла в задумчивости у зеркала, прежде чем развязать пояс и снять халат. Она критически оглядела себя, потом поднесла руки к грудям и погладила соски.
Пол никогда не был страстным любовником. Добрым, заботливым, когда они занимались любовью – да, но всегда немного озабоченным своими проблемами, не чувствующим, что она, может быть, устала или не в настроении для секса. По вечерам у нее часто бывало подавленное настроение. Он подолгу занимался своими бумагами или говорил по телефону с коллегами, а она томилась в ожидании. Но сегодня она подождет в надежде... на что? На то, что сможет соблазнить его? Что он забросит свои бумаги и сожмет ее в объятиях?
Секс сам по себе доставлял ей удовольствие, но она инстинктивно чувствовала, что за ним должно стоять что-то еще. Нечто большее. Пол был единственным мужчиной, с которым она когда-либо спала. Иногда у нее возникала мысль, спала ли она с ним вообще...
Клер долго лежала в ванне, слушая шум ветра за окном, потом встала и вытерлась полотенцем. Достав ароматическое масло, она втерла его в кожу, помассировав руки, ноги и грудь, потом, обнаженная, прошла в спальню и выдвинула ящик комода. Там лежало несколько шелковых ночных сорочек. Клер медленно достала их одну за другой: черную, кофейную, ярко-красную, темно-синюю – все отделанные кружевами, мягкие и легкие. Она выбрала красную и надела ее. Шелк, прохладный и мягкий, как вода, легко скользнул по телу, лаская кожу. Клер почувствовала, как он коснулся ее груди, заставив ощутить легкую дрожь.
Босиком она спустилась вниз, к кабинету Пола. На ночь отопление было выключено, и в доме стало прохладно. Через окно на лестнице она слышала шум ветра в ветвях конского каштана, с которого слетали последние сухие листья. Ночь была звездная. Несмотря на сильный ветер, на лужайке уже серебрился иней. Клер робко взялась за ручку двери и прислушалась. В кабинете было тихо.
Сквозняк шевельнул подол ее ночной сорочки. Глубоко вздохнув, она повернула ручку и открыла дверь.
В комнате было темно; горела только настольная лампа, высвечивая яркий круг на столе, за которым сидел Пол. Перед ним не было никаких бумаг, только пресс-папье, розовеющее еще нетронутой промокательной бумагой.
Пол поднял голову.
– Извини, Пол, ты работаешь? – робко спросила Клер.
– Да. – Он равнодушно посмотрел на нее; в его руках, покойно лежащих на пустом столе, не было ни ручки, ни карандаша. Она нервно откашлялась.
– Я зашла узнать, когда ты пойдешь спать?
– Позднее. Я лягу в одной из комнат для гостей, чтобы не тревожить тебя.
Клер почувствовала острое разочарование.
– Пол, мне очень жаль...
– Мне тоже. – Находясь в круге яркого света, он почти не различал ее в темноте у двери. Если он и заметил ее ночную сорочку, то не подал вида. – Спокойной ночи, Клер.
Не сказав ни слова, она повернулась к двери.
Вздохнув, Пол достал из-под пресс-папье листок с цифрами, который изучал перед тем, как вошла Клер. Если цены на акции «Карстерс Бутройд» резко пойдут вверх в ближайшие десять дней, то у него есть шанс покрыть все потери, а если они вырастут хотя бы вдвое, то он сможет выйти сухим из воды. Но для подстраховки ему нужны деньги от продажи Данкерна.
Вернувшись к себе в спальню, Клер долго стояла, прислонившись спиной к двери. В старом доме никогда не бывает абсолютной тишины. Поскрипывают полы, стонут за окном деревья, с легким потрескиванием остывают батареи центрального отопления. Клер была абсолютно одна. Даже Каста покинула ее, предпочтя остаться у Джулии и лакомиться с ней бисквитами. Кроме Клер в доме находились четверо людей и собака, но ее спальня и ее постель были пусты.
Ее рука автоматическим движением легла на ключ, чтобы запереть дверь и отгородиться от тишины. Немного помедлив, Клер открыла шкаф и достала свечу. Она зажгла ее, и выключив настольную лампу, постояла секунду, глядя на мерцающее пламя. Она чувствовала, как по спине пробегают мурашки. Темные тени в углах комнаты внезапно стали угрожающими. Клер, помедлив мгновение, медленно обошла свечу по кругу; подняв правую ауку, она сделала в воздухе крест и опустилась перед свечой на колени.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Королевство теней - Эрскин Барбара



Короче, меня очень взбесил этот роман. Натянуто, много лишнего и гл. героиня такая размазня, что просто ........... Совет: не читать. Поберегите нервы и свое время.
Королевство теней - Эрскин БарбараАлина
11.10.2012, 22.12





Самый исторический роман из всех современных авторов групппы исторический любовный роман! Не Вальтер Скотт, конечно, но весьма достойно.Еще этот роман о любви к родине, без пафоса и громких слов. P.S.Космополитам читать не следует; любители эротики будут разочарованы.
Королевство теней - Эрскин БарбараЕлена.Арк
13.02.2013, 2.14





мне очень понравилось правда натянуто но в целом очень интересный роман и без этих откровенных сцен которые порядком надоели.
Королевство теней - Эрскин Барбараася
14.04.2013, 22.24





Этот роман о Изабель,про её прабабушка и рождении Изабель читайте дитя феникса 1 и 2 части,романы супер.эротики минимум,но история пересказа на отлично.
Королевство теней - Эрскин Барбаракатерина
15.11.2014, 15.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100