Читать онлайн Вот это женщина!, автора - Энтони Лора, Раздел - Глава девятая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вот это женщина! - Энтони Лора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.72 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вот это женщина! - Энтони Лора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вот это женщина! - Энтони Лора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Энтони Лора

Вот это женщина!

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава девятая

Киган снял ее руки с плеч, она встала на ноги.
— Я… прости, но я не могу…
Рен горько усмехнулась.
— Я не знаю, что ты хочешь сказать, Киган. Я ничего от тебя не жду. Совсем ничего. Просто ты стоял под омелой.
Она показала рукой на зеленую веточку, покрытую белыми ягодами, которая покачивалась над их головами.
Конечно, ее слова никого не могли обмануть. И тем более Кигана. Их поцелуй был особенным и взрывоопасным, как динамит. Если бы он не был занят преследованием Хеллера, если бы не был так озлоблен и раздражен, если бы месть не занимала почти все его сознание!
— Просто дружеский поцелуй на Рождество? — спросил он.
— Ты ведь не подумал, что это может быть чем-то большим, нет? — Ее губы задрожали.
— Нет. — Он покачал головой. — Конечно, нет.
О, если бы только погода не заперла их наедине в этом доме. Если бы он не заболел и не был вынужден остаться. Если бы не набрел на ферму Рен Мэттьюс в тот день. Только одно было вполне ясно: отсюда надо уходить, и чем скорее, тем лучше. Прежде чем между ними произойдет что-то непоправимое. Потому что в следующий раз он может не устоять и не удовлетвориться одним поцелуем.
— Еще раз спасибо, Pen, за свитер и шарф. Ты чудесный человечек!
— Я рада, что тебе нравится.
— Я что-то устал, — сказал он неловко. — Видно, еще до конца пришел в себя. Она кивнула.
— Так что сегодня я, пожалуй, пораньше лягу спать. — Он потянулся и зевнул.
— Конечно.
— Тогда спокойной ночи.
— Спокойной ночи.
Киган направился в спальню, стараясь избавиться от угрызений совести. На пороге он оглянулся.
Освещенная огнями елки, она напоминала ангела. В горле Кигана застрял комок.
— Завтра рано утром я уйду. Она ничего не сказала, чтобы удержать его, и Киган был ей за это благодарен.
— Можно мне получить назад пистолет? Пожалуйста.
Немного поколебавшись, она согласилась.
— Хорошо.
Сняв ключ с крючка над телефоном, Рен пошла в отцовский кабинет, открыла стеллаж. Вернувшись к Кигану, она вложила пистолет в его руку.
— Удачи, Киган Уинслоу, — прошептала она. — Я надеюсь, ты найдешь то, что ищешь.
Рен подняла трубку телефона. Связи не было, как и в ту ночь, когда пришел Киган. Конечно же, холод и ураган не дали возможности телефонной компании вовремя починить линию. В любом другом случае все уже было бы налажено. Она вздохнула. Если бы телефон работал, она бы непременно позвонила своей подруге, учительнице Мери Бет Арманд. Просто, чтобы услышать знакомый голос.
А может быть, это и к лучшему. Неужели она действительно хочет признаться в том, какую совершила глупость, чтобы потом по всей школе пошли сплетни?
Рен села в кресло-качалку у камина. Господи, ну зачем ей понадобилось целовать Кигана Уинслоу? Или она и в самом деле поверила, что сможет прибиться к этому человеку? Чего она от него хотела?
Крепкого мужского плеча, на которое можно опереться, — таков был ответ на незаданный вопрос.
Но не было ли в этом чего-то большего? Тот костер желаний, что и сейчас еще тлел где-то в глубине ее тела, был признаком того, что ей нужно не просто дружеское участие.
Вздохнув, Рен поднялась и пошла на кухню мыть посуду. Она включила радио и принялась за работу. Из динамиков полилась мелодия «Радость миру».
Появление Кигана в ее жизни дало ей много важных знаний. Она слишком долго жила в мире теней, пряталась от жизни, избегала людей и считала увечье поводом для недоверия людям.
Теперь Рен встретила человека, страхи и боль которого были еще сильнее. Этот человек нес еще более тяжелую ношу, чем она. В нем жило такое отчаяние, что он не мог впустить кого-то в свою душу, распахнуть кому-нибудь свое сердце. Хотя ему так нужны были любовь и забота.
Сам того не желая, Киган как будто поставил перед ней зеркало, в котором отразилась ее душа, и позволил ей увидеть свою судьбу. Если она не сойдет с проторенной дорожки, узкой и трусливой, то окончит свою жизнь такой же, как он, озлобленной и одинокой. И некому будет о ней позаботиться. В свое время ей, как и Кигану, придется встретиться со своей судьбой лицом к лицу. И может быть, принять се.
Спасибо небесам за то, что он постучался в ее дверь. Киган принес ей важное послание. Надо вернуться к жизни. Забыть свои горести и беды.
Заботясь о нем, Рен не замечала, как меняется она сама. У нес возникла возможность снова найти свою любовь. Может быть, это будет не Киган Уинслоу, а кто-то еще. И Рен была благодарна ему за этот дар, который он преподнес ей на Рождество.
— А сейчас время десятичасовых новостей. — Голос радиоведущего оборвал последние аккорды звучавшей песни.
Рен мыла тарелку, едва прислушиваясь к радио. Ей не нужны были напоминания о том, что сейчас — время семейных праздников, а у нее нет ни семьи, ни друзей. Ни детей, ни мужа, с кем можно было бы встретить Рождество.
— В этот канун Рождества у нас есть несколько неприятных новостей, — сообщил диктор.
Интересно, что случилось, подумала Рен насмешливо. У Санта-Клауса сломались санки?
— Пришло сообщение о том, что сбежавший преступник был замечен в районе Стефенвилля. — Рен прислушалась.
— Коннор Хеллер из Чикаго, штат Иллинойс, был замечен три дня назад на Техасской автостраде. — Кровь застыла у Рен в жилах.
— Хеллер сбежал из тюрьмы Джулиет в прошлом июне. Несмотря на все усилия полиции, его не удается поймать вот уже полгода. Хеллер был осужден на пожизненное заключение за поджог дома чикагского полицейского. При пожаре погибли жена и дочь стража порядка. Хеллер совершил поджог из мести полицейскому, который застрелил его брата в ходе операции по изъятию партии наркотиков.
Нет! — мысленно вскричала Рен. Ее сердце стиснуло холодом. Она вновь пережила ужас, испытанный ею три дня назад, когда увидела Кигана Уинслоу, стоящего на крыльце ее дома. Тогда она его еще боялась.
— Во избежании паники, полиция не сообщала о его появлении, пока информация не была полностью подтверждена. Сейчас власти дают экстренное предупреждение. Хеллеру тридцать пять лет, рост примерно шесть футов и один дюйм, весит около двухсот десяти фунтов.
Хеллер из Чикаго. Как и Киган.
Хеллеру тридцать пять. Киган примерно того же возраста.
Хеллер шести футов ростом. И Киган тоже.
Но Киган никак не мог весить двести десять фунтов.
— Он похудел, — громко заявила себе Рен. — Он болел и долго шел пешком по дороге. И легко мог сбросить фунтов двадцать — двадцать пять.
— Коннор Хеллер также имеет особую примету, — продолжал диктор, как будто вступая в спор Рен, который она вела с собой. — У него на шее и спине есть большой шрам, последствие устроенного им же самим пожара.
Эти слова подействовали на нее как удар в солнечное сплетение.
— Нет, — прошептала она. — Не может быть.
Но как бы ей ни хотелось отрицать очевидное, Рен не могла закрыть глаза на правду. Киган Уинслоу оказался на самом деле Коннором Хеллером, а она только что отдала ему «магнум».
Киган лежал на кровати, слушая, как радио наигрывает рождественские мелодии. Ему надо было о многом подумать. О Мэгги и Кетти, о Конноре Хеллере, о Рен.
Рен Мэттьюс.
Его тело отзывалось дрожью на воспоминание о ней. Об их поцелуе. Она целовала его так отчаянно, так смело, словно обладала магической силой, властью одним лишь прикосновением губ как-то изменить их сломанные жизни. Склеить их заново.
Он восхищался ее мужеством. Был благодарен ей за порыв. Но он просто не мог поддаться ее усилиям. И совершенно неважно, что ему хочется бросить все и найти успокоение в ее жарких объятиях.
И все же он еще чувствовал ее запах на своей коже. Сладкий, как запах весны, и такой же приятный.
После смерти Мэгги он поклялся, что в его жизни не будет другой женщины. Как он мог так распустить себя в минуту покоя, когда его шрам-ожог служил живым напоминанием о потере? Как он мог снова надеяться, когда его сердце вырвано из груди и растерзано на куски? Как он мог снова полюбить, когда не должен был чувствовать ничего, кроме ярости, ненависти и жажды мести?
Что же это за мягкое, теплое чувство, возникающее в груди всякий раз, когда он думает о Рен?
Нет! Он не мог, не должен позволять себе никаких чувств к ней. И он скрепя сердце решил продолжать лгать себе и ей.
Рен Мэттьюс — всего лишь маленькая робкая школьная учительница. Замкнутая и скрытная, наивная и глупенькая. Настолько доверчивая, что отдала ему его «магнум».
Он хмыкнул. Можно только удивляться, что она так спокойно прожила при такой святой наивности. Он сунул руку под подушку, и пальцы нащупали рукоятку пистолета. Его тяжесть и ощущение защиты, которое он давал, успокоили Кигана. Да. Вот о чем ему нужно помнить. О неотвратимом возмездии, которое совершит эта тяже лая железка. Он отказывается думать о нежных поцелуях, теплых объятиях и запахе домашнего печенья.
Но и его совесть тоже отказывалась молчать. Шесть месяцев ему удавалось удерживать в узде сомнения и чувство вины, считая самым главным свою миссию, свою единственную цель. Но больше ему это не удастся. Не надо было этого делать. Он мог бы позволить полиции заняться поимкой
Коннора Хеллера. Мог просто прекратить поиски. Мог подавить ярость, отбросить оружие и еще раз впустить в свою жизнь любовь и нежность.
Любовь приносит боль, напомнила ему темная сторона сознания. Сильную, очень сильную боль.
Киган дрогнул. Он просто не сможет еще раз пережить трагедию, подобную той, что отняла у него жену и дочь.
Рен — не Мэгги, настойчиво повторил ему внутренний голос. Она сильнее, жестче, она из тех, кто умеет выживать.
Закрыв глаза, Киган боролся с воспоминаниями, наполнявшими его горечью. Все исчезло во взрыве синего шипящего пламени. Восемнадцать месяцев назад. В самом сердце огня. Он сжал кулаки и застонал. Все его тело корчилось как в агонии, порожденной этими мыслями.
Четыре утра. Он только что освободился от дежурства. Было еще темно. Он шел домой пешком, потому что оставил машину Мэгги. Полицейский участок был лишь в полутора милях от дома.
Кигану почудился какой-то тревожный запах, он повел носом. Дым. Он тогда еще удивился, что кто-то зажег огонь в камине, — ведь было лето.
А потом он увидел, как высоко над соседними крышами взлетают сполохи огня. И вот тогда он побежал, молясь, чтобы это было неправдой. Чтобы его страхи не стали реальностью. Нет, это не его дом. Только не его дом. Не может быть.
Он отчетливо помнил вой огня, его ярко-оранжевый цвет. Он готов был броситься в горящее здание, но пожарный удержал его.
Киган мучился, но не мог убежать от этих воспоминаний. Он снова и снова был там, вдыхал дымный горький воздух, ощущал жар, слышал грохот рушащегося дома.
В тот момент его ничто не могло остановить. Он оттолкнул пожарного, сбил его на землю и рванулся в огонь.
Он пробирался сквозь дым и пламя, ища ее. Она была в спальне, лежала, свернувшись калачиком, спрятав голову под подушкой.
— Мэгги, — прохрипел он.
Его жена даже не пыталась бежать, не пыталась спасти дочь. Она просто сдалась. С ней не было мужа, чтобы вывести ее, и Мэгги не знала, что делать. И ничего делать не стала.
Киган поднял ее на руки и только успел повернуться к выходу, как вдруг что-то произошло. Дерево горело, и все вокруг рушилось. Сам Киган был в таком состоянии, что не видел и не слышал ничего вокруг.
В одно мгновение они очутились на полу. В комнату скользнула темная фигура. Коннор Хеллер.
И тут рухнула крыша. Рубашка Кигана загорелась, мгновенно обгорели шея, плечи и спина. Из огня его вытащили пожарные, хотя он и сопротивлялся, желая только умереть.
Но он выжил.
Киган дал себе пощечину. Вторую. И пришел в себя.
Его страдания — вот главная причина, по которой не стоит давать Рен надежду на продолжение их отношений. И по этой же причине не стоит дольше оставаться на ферме. Ему ничем не помогут мысли о Рен Мэттьюс, их поцелуе и том, что все это может для них значить. Он не заслуживает этой женщины. Он не смог уберечь свою жену, оказался никчемным мужем. Это его вечная вина, и он должен провести остаток своей жизни в одиночестве и сожалениях.
Ты — счастливчик. Получил второй шанс, и не просто так, а с такой женщиной как Рен, снова заспорил сам с собой Киган. Прекрати себя жалеть!
Второй шанс? Кого он обманывает? Для такого человека, как он, второго шанса быть не может.
Это же Рождество, снова возразил голос. Время, когда случаются чудеса.
Вот только он не верил в чудеса. Больше не верил. Киган беспокойно ворочался в постели. Наконец он потянулся и включил радио, стоявшее на прикроватной тумбочке.
— А сейчас — десятичасовые новости.
Слова диктора заставили его замереть.
Коннора Хеллера видели в этом районе. Кровь у Кигана замерзла в жилах, но в темноте он улыбнулся страшной улыбкой.
Ликование переполняло его душу, смешиваясь со странным облегчением. Да! Как и три дня назад, Хеллер был здесь. Как и он, запертый в доме льдом и холодом. Киган рассчитывал покинуть ферму Рен только утром, но теперь стало ясно, что уходить надо было прямо сейчас и направляться к дому отца Хеллера. Сейчас или никогда. Такая долгая дорога наконец подходит к концу. Киган надел ботинки и спрятал «магнум».
Ему надо было спешить. Раньше или позже Хеллер тоже услышит сообщение по радио и решит убраться из Стефенвилля как можно быстрее. Нельзя позволить ему ускользнуть.
Звук разбившегося стекла из соседней комнаты привлек его внимание. Киган повернул голову и прислушался. Что за черт?
— Рен? — Он толкнул дверь и вышел в холл. — С тобой все в порядке?
Он увидел, что она стоит перед стеллажом с оружием. Под ногами хрустнуло разбитое стекло.
— Руки вверх! — сказала Рен, поднимая ружье и глядя в прицел. Она целилась прямо в сердце Кигана, на ее лице застыло злое выражение. На ней была фланелевая ночная рубашка до колен и милые пушистые тапочки. Она выглядела так нелепо, что он чуть не рассмеялся.
— Что происходит? — спросил он.
— Почему ты не рассказал мне о том, что произошло, мистер Хеллер? — Руки Рен дрожали, но в голосе звучала сталь.
Хеллер? Рен, видимо, слышала сообщение и предположила, что это он Коннор Хеллер.
— Подожди минуточку, Рен. Я могу все объяснить.
— Я не хочу больше слышать ложь!
— Ты можешь просто послушать?
— Зачем? Чтобы дать тебе время отнять у меня ружье? К стене!
— Я не Коннор Хеллер. Меня зовут Киган Уинслоу. Хеллер погубил мою жену и дочь.
Она колебалась. Киган подумал, что ей хочется ему верить, но она боится. Он не мог винить ее в этом.
— Опусти ружье, Рен. Давай поговорим.
— Покажи мне документы. Докажи, что ты Киган Уинслоу. — Он вздохнул.
— Я ушел из полиции после пожара и сдал значок.
— Тогда водительские права.
Черт, его права украли вместе с бумажником в Небраске.
— У меня нет при себе никаких документов, но я клянусь, что я не Коннор Хеллер.
— И ты ждешь, что я тебе поверю?
— Перестань, Рен. Неужели ты думаешь, что тебе мог бы понравиться убийца? У тебя для этого слишком много здравого смысла.
— Меня и раньше обманывали. Блейн Томас был мошенником, а я это поняла, когда было слишком поздно.
Он увидел в ее глазах настоящую боль. Видимо, она все еще винила себя за давнюю ошибку.
— А как насчет того поцелуя? — прошептал он. — Только не говори мне, что он ничего не значит.
— По радио сказали, что у Хеллера на спине большой шрам от ожога, — настойчиво произнесла Рен, упрямо вздернув подбородок. — И сейчас ты не можешь доказать, что ты не Хеллер, тебя выдает твой шрам.
— Хеллер обгорел в огне пожара, который он сам и устроил. В огне погибли моя жена и дочь. Этот же пожар оставил шрамы и на мне.
— Недостаточно убедительно. — Рен перестала моргать. — Я думаю, что ты — Коннор Хеллер и только выдаешь себя за Кигана Уинслоу.
— Рен, — вздохнул в отчаянии Киган. — Если бы я был Хеллером и хотел причинить тебе вред, то уже сделал бы это давным-давно. Тебе так не кажется?
— Я не знаю, — призналась она. — Тебе нужна была моя помощь. Я была тебе полезна.
Медлить было нельзя. Надо было идти за Хеллером как можно скорее. Он не мог всю ночь стоять здесь и спорить с Рен о том, кто же он на самом деле.
— Ладно. Верь, во что хочешь. А я ухожу. — Киган сделал движение к двери.
— Нет. — Ее голос был тверд и не допускал возражений.
— Послушай, — он поднял руки, — я выслеживаю Хеллера с тех пор, как он сбежал из тюрьмы. И мои поиски, вероятно, закончились здесь, в Стефенвилле. В паре миль отсюда живет отец Хеллера. Если мы слышали сообщение по радио, то и он тоже его слышал. Я должен найти его раньше, чем он снова сбежит.
— Ты попытался меня убедить, — сказала Рен. — Но из этого ничего не вышло. Сейчас ты вместе со мной пройдешь к моей машине, и мы поедем в город прямо к шерифу Ленгли. Если ты и в самом деле Киган Уинслоу, докажи это ему.
— Но поездка туда и обратно займет несколько часов. Особенно при таком гололеде. А скорее всего, мы закончим путешествие, разбившись в лепешку о какой-нибудь столб.
— И что с того? Если ты тот, за кого себя выдаешь, тебе должно быть все равно. Если мы оба умрем, то только завершатся две никчемные жизни, полные страданий. Разве не так?
Его поразила безнадежность, сквозившая в ее словах. Ее родители погибли в результате аварии. Тогда на дорогах тоже был гололед. Рен получила увечье на всю жизнь. То, что она готова была к тому, что снова попадет в аварию, открыло Кигану, как она несчастна.
— Я не могу дать Хеллеру уйти.
— И все-таки тебе придется это сделать.
— Нет, — спокойно ответил Киган. — Я не поеду с тобой.
Он направился к двери.
Она взвела курок.
Звук отозвался в комнате, как выстрел.
— Не заставляй меня это делать.
— Рен, — устало произнес он, даже не глядя на нее, положив руку на ручку двери. — Если ты хочешь остановить меня, тебе придется меня застрелить.
* * *
На лбу Рен выступили капельки пота. Что, если он говорит правду? Неужели он действительно Киган Уинслоу? И может ли он оказаться хладнокровным убийцей Коннором Хеллером?
— Пожалуйста, — взмолилась она. — Отойди от двери.
Что ей делать, если он откажется выполнить ее приказ? Сможет ли она нажать на спусковой курок? Рен была обескуражена, зла и на себя, и на этого человека, который стоял перед ней.
Его глаза сузились. Он надвинул поглубже шляпу, застегнул молнию на куртке и нахмурился.
— Я ухожу.
Он открыл дверь, и в комнату ворвался порыв ледяного зимнего ветра. Ветер принес с собой снежинки, которые закружились по комнате, медленно оседая на пол и тая.
Киган еще раз оглянулся на нее через плечо, и его темные глаза блеснули.
— Я никогда не хотел причинять тебе зла, — сказал он. — И что бы ни случилось, я очень хочу, чтобы ты верила в это.
Рен обуревали разнообразные чувства. Могла ли она влюбиться в убийцу? Ее сердце ушло в пятки. Она уже вступала в близкие отношения с человеком, который воспользовался ее добрым сердцем в корыстных целях. Просто использовал ее. Могла ли она совершить еще одну такую ошибку? Могли ли ее чувства, интуиция так подвести ее? Или она снова оказалась глуха к голосу здравого смысла? Ведь этот мужчина отказывался говорить о себе, постоянно был подавлен и мрачен, убеждал ее, что не подходит для нее. Он предупреждал ее, а она оказалась слишком глупа, чтобы прислушаться к его словам.
— Прощай, Рен Мэттьюс, — сказал он, стоя на пороге. — Ты заслуживаешь лучшего в этой жизни. Я надеюсь, что ты найдешь себе настоящего друга.
Киган повязал шарф, который она для него связала. Как она может выстрелить в мужчину, который носит шарф, связанный ею самой? У нее не было выбора: ей пришлось отпустить его.
Он исчез в темноте, его поглотила снежная ночь. Рен почувствовала, как ее заливает горечь потери.
Киган ушел.
Она прошла через комнату и закрыла дверь. Пусто. Ее жизнь снова пуста.
Нет, он просто не мог быть Коннором Хеллером. Если бы он был убийцей, она не могла бы чувствовать к нему такую нежность.
Но ведь когда-то она думала, что любила Блейна Томаса.
Это совсем не то же самое.
Разве не так? Она обманывает себя, не обращая внимания на очевидное. Она хотела верить, что он — Киган Уинслоу. Думать иначе означало бы признаться, что она совсем не умеет разбираться в людях. Что над ней висит какой-то злой рок, который влечет ее к темным и опасным личностям.
Вздрогнув, Рен поставила ружье на стеллаж, стараясь не наступать на острые осколки, рассыпанные по ковру. В страхе и спешке вбежав в кабинет, она разбила стекло, когда не смогла найти ключ.
Было ли у нее на душе когда-нибудь так же тяжело и безрадостно? Да. После смерти родителей. Тогда врачи в больнице сказали ей: они не уверены, что она сможет ходить. Ей тогда было очень плохо. Но и сейчас было не намного лучше. Гораздо хуже чем тогда, когда случилась история с Елейном Томасом.
Киган пожелал ей найти любовь. К несчастью, она уже нашла ее. Она полюбила его. Неважно, что ей не хотелось признаваться себе в этом. Она не могла подавить целую бурю чувств, которая поднималась в ней каждый раз, когда она смотре ла на него.
У них обоих в прошлом было столько горестей. Жаль, что они не сумели дотянуться друг до друга. Высказать все, что было на душе. Но как могла она ему довериться, ведь она даже не знала, кем был на самом деле ее любимый? Рен встряхнула головой. Он не мог быть Коннором Хеллером, что бы там ни говорили по радио. Она не могла испытывать такие сильные чувства к человеку, который устроил пожар, погубивший целую семью. В чем бы ни состояла вина Кигана, Рен знала, что он неспособен на такое.
Он одержим жаждой мести. У него, несомненно, была веская причина желать возмездия. Но как может человек снова научиться любить, если его сердце полно ненависти?
В отчаянии Рен упала на кушетку. Зачем он появился в ее жизни, разбудил в ней надежду, заставил снова поверить в счастье, а потом жестоко разбил все ее мечты?
Она невидящим взглядом смотрела на сверкающую огоньками рождественскую елку. Все-таки она была права, прячась от людей и сберегая свое одиночество. А когда решилась попытаться изменить жизнь, то что получила взамен? Только старую знакомую боль, с которой уже почти успела свыкнуться за долгие годы.
— Может быть, — сказала ей та часть сердца, которая не собиралась сдаваться. — Может быть, он поймает Коннора Хеллера и снова отправит его в тюрьму, а потом вернется к тебе.
Рен подавила пробившийся было росток новой надежды. Она жила в реальном мире, где редко происходят такие чудеса. В ее будущем нет ничего, кроме жалкой фермы и работы в школе. Глупо несчастной калеке мечтать о прекрасном принце. У нее не будет не то что принца, но даже скучного бухгалтера. Такова уж ее жизнь, и придется ее прожить.
Жалость к себе была сильнее, чем после аварии, в которой погибли ее родители. Рен закрыла лицо руками и всхлипнула.
Через несколько минут стук в дверь заставил ее вытереть слезы. Полночь в канун Рождества. Она больше не верила в Санта-Клауса. Это мог быть только один человек.
Рен спрыгнула с кушетки и пробежала через комнату.
— Киган! — закричала она и распахнула дверь настежь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Вот это женщина! - Энтони Лора

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Эпилог

Ваши комментарии
к роману Вот это женщина! - Энтони Лора



не понравилось(((
Вот это женщина! - Энтони ЛораИРИНА
2.11.2011, 0.11





читать
Вот это женщина! - Энтони Лораиришка
23.02.2013, 13.13





неплохо. просто еще одна жизненная история!
Вот это женщина! - Энтони Лоралия
23.02.2013, 17.25





Тяжеловатый роман: 4/10.
Вот это женщина! - Энтони ЛораЯзвочка
23.02.2013, 20.04





Согласна с читательницами! Судьба двоих людей, которые через многое прошли.Не очень легко читается.
Вот это женщина! - Энтони ЛораЮлия
23.02.2013, 22.30





Издержки жанра конечно присутствуют, но сюжет разворачивается динамично, роман читается с интересом...
Вот это женщина! - Энтони ЛораОльга
27.02.2013, 18.24





Прочитала на одном дыхании. Настоящие люди, проблемы, горе. Никаких миллионэров, греков и итальянцев.
Вот это женщина! - Энтони ЛораЗана
3.03.2015, 20.28





На трёчешку. Немного скучно и незамысловато.
Вот это женщина! - Энтони ЛораЗузуля
3.03.2015, 22.41





Как для меня то не на троечку это точно, уже как то проелось романы о богатых мальчиках и бедных девочек или ну очень слащавые истории. Этот жизненный.......... и это очень хорошо , что с такими проблемами люди продолжают дальше жить..........и верить. 10 б.
Вот это женщина! - Энтони ЛораКэтрин
5.06.2015, 22.09








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100