Читать онлайн Вот это женщина!, автора - Энтони Лора, Раздел - Глава вторая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вот это женщина! - Энтони Лора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.72 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вот это женщина! - Энтони Лора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вот это женщина! - Энтони Лора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Энтони Лора

Вот это женщина!

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава вторая

Незнакомец колебался, стоя перед дверью. Через щель в плохо пригнанных досках он видел женщину, трясущимися руками прижимающую к себе старенькую плохонькую винтовку двадцать второго калибра. Он с удивлением приподнял од ну бровь. Видимо, он недооценил ее мужество.
Женщина была напугана и нервничала, но у нее было достаточно храбрости, чтобы выйти на улицу в такую погоду, даже зная, что он прячется в сарае.
Было ошибкой подключать коров к доильным аппаратам, решил он. Но их дружный рев внизу был слишком громким, невозможно было слушать его равнодушно. Без всякого сомнения, именно то, что коровы затихли, заставило женщину пойти и проверить, что случилось.
— Мистер, я не шучу.
Ее голос медленно поднимался. Он бы и не за метил этого, если бы не понял вдруг, что она уже дошла до того предела, за которым действительно сначала будет стрелять, а потом задавать вопросы. Теперь ему лучше будет поспешить и представиться ей. А иначе можно получить пулю в лоб.
Вздохнув, он, как бы сдаваясь, поднял руки над головой.
— Пожалуйста, не стреляйте.
Он остановился на середине лестницы.
Рен нацелила ствол ему в живот.
— Что вы здесь делаете?
— Послушайте, — начал он. — Я прошу извинить меня за вторжение, но на улице слишком холодно и мокро, чтобы проводить там ночь.
— Спускайтесь, — приказала Рен, придав своему лицу угрожающее выражение. При этом она выглядела только более комично — словно маленькая девочка, играющая в полицейского.
Он подчинился, но не потому, что испугался ее угроз. Просто он опасался, что она не слишком хорошо умеет обращаться с оружием и может от испуга ранить себя или его.
— Я не причиню вам вреда, — сказал он. — Мне нужно только сухое место, чтобы укрыться от непогоды.
— Это вы подключили моих коров к доильным аппаратам? — Рен вскинула голову, выставив вперед острый подбородок.
— Да.
— Почему?
— Я устал слушать, как они мычат.
— Откуда вы знаете, как работает доильная машина? — спросила она с любопытством.
— У моего деда была молочная ферма в Висконсине. Я провел там несколько месяцев летом, когда был ребенком.
— Так что вы оказали мне любезность и подо или моих коров. — Глаза Рен сверкнули.
Темпераментная. Ему нравилось это в женщинах.
— Да. В чем проблема?
Рен нахмурилась.
— У меня только одна проблема — ваше присутствие, мистер. Помните, что у меня есть винтовка.
Если бы он не устал так сильно, то посмеялся бы над ее наивностью.
— Леди, у меня на плече висит «магнум». Если бы я хотел застрелить вас, то мог бы сделать это сразу, как только вы вошли.
Ее лицо вспыхнуло, когда она поняла, что он сказал.
— Тогда вам лучше бросить свой пистолет. Он вздохнул.
— Мне что-то не хочется.
Сделав шаг к нему, Рен коснулась стволом винтовки пуговицы у него на животе.
— Бросайте пистолет, или я нажму на курок.
— И случайно пристрелите меня? Неужели вы хотите, чтобы мои внутренности разлетелись по вашему сараю? Скорее всего, вы не убьете меня первым выстрелом. Я буду лежать здесь на полу и кричать. Подумайте, как и когда сюда доберется «скорая помощь» по такой погоде?
Рен замерла. Она ожидала совершенно иного ответа.
— Лучше давайте сделаем так, — предложил он. — Я положу свой пистолет вот на эту корзину, если вы сделаете то же самое. Меня, знаете ли, нервирует направленная на меня винтовка.
Женщина молчала.
— Я даже согласен сделать это первым. — Он полез рукой под пиджак, расстегивая наплечную кобуру.
— Медленно! — предупредила она.
— Медленно и плавно, — заверил он ее, доставая «магнум» и держа его за ствол.
Глаза Рен расширились. Спохватившись и хмуро сдвинув брови, она внимательно наблюдала за каждым его движением.
— Вот так. — Осторожно держа пистолет, он сделал два шага и опустил «магнум» на перевернутую корзину.
— А теперь отойдите, — приказала Рен. — И держите руки за головой.
Он сделал все, как она сказала, и отошел вдоль первого стойла к двери.
— Теперь ваша очередь. — Кивком головы не знакомец указал на ее винтовку.
— Нет.
— Но вы же согласились сложить оружие.
— Я солгала.
— Ах, — сказал он, — какая вы недоверчивая.
— А почему я должна вам верить?
— Вы и не должны. — По ее лицу он ясно видел, что женщина просто не знает, как ей быть.
— Думаю, вам лучше уйти, — ответила она.
— И вы собираетесь выкинуть меня под проливной дождь и град? — В выражении ее лица он почувствовал нерешительность.
— Я не могу позволить вам оставаться здесь.
— Почему бы и нет?
Рен с трудом втянула в себя воздух.
— Я ничего о вас не знаю.
— Вы боитесь. Я понимаю. Но если вы позволите мне переночевать здесь, утром я уйду. Обещаю.
— А вдруг вы сбежавший преступник? — Ее слова прозвучали в тишине, нарушаемой лишь чавканьем коров и гудением доильных аппаратов.
Он окинул ее взглядом. Она держалась очень прямо, ноздри трепетали, и он вдруг почувствовал к ней странную симпатию. Он ни за что не при чинит вреда этой женщине, даже если ему придется замерзнуть насмерть.
— Хорошо, — наконец сказал он. — Я уйду. Только дайте мне забрать с чердака свою сумку.
Он кивнул в сторону лестницы, и его охватило отчаяние при мысли, что ему придется отправиться в свое опасное путешествие безоружным.
— Подождите.
— Ну что еще?
— Думаю, вы можете остаться, — сказала она. — Но только до утра. И я забираю с собой ваш пистолет.
Ее решение удивило и тронуло его. Эта женщина оказалась гораздо храбрее, чем он подумал вначале. И добрее.
— Спасибо вам, леди, — сказал он искренне. — Я принимаю ваше приглашение.
* * *
Рен пристально вглядывалась в стоящего перед ней мужчину, сама не зная, почему она передумала. Что-то в нем тронуло ее. Это чувство нельзя было точно определить. Просто что-то шевельну лось в душе.
Он отдал ей свое оружие и даже готов был уйти, когда она этого потребовала. Это наводило на мысль, что он действительно не хочет причинить ей вреда. И еще он подоил ее коров.
— Вы промокли до нитки, — произнесла она наконец.
В ответ незнакомец только пожал плечами и провел рукой по темным растрепанным волосам, которые длинными прядями ложились на воротник его кожаной куртки. С него стекала вода, и на цементном полу уже образовалась лужица. Он распространял вокруг себя какую-то ауру. Рен почти ощущала его страдания. У этого человека большие неприятности. Она не смогла бы объяснить, как поняла это. Но была уверена, что это именно так.
Между его бровями залегла глубокая морщина, нос его был похож на ястребиный клюв. Его губы от природы имели четкий, правильный контур, но сейчас их уголки опустились. Рен поняла, что он может быть привлекательным, но застывшая в глазах жесткость и горькие складки вокруг рта портили его красивые черты.
Стояла тишина, вязкая и непроницаемая.
Оставлять его здесь на ночь было глупо. Но, с другой стороны, был ли у нее выбор? Запертая дома грозой, с испорченной телефонной линией, Рен оказалась пленницей пришельца. Так что лучше уж было проявить гостеприимство, чем выпроводить его на улицу и тем самым разозлить. Кроме того, скоро Рождество, а этот человек все же божье создание.
«Возлюби ближнего своего». Эта фраза пришла ей на ум только что.
— Я заберу ваш пистолет, — повторила она, — и вернусь в дом. Потом я принесу вам сухие полотенца, простыни и что-нибудь поесть.
— Спасибо. — В его голосе звучала признательность.
Рен подобрала пистолет и сунула его в карман плаща.
— Я приду через несколько минут. — Он кивнул. Повернувшись к нему спиной, Рен направилась к двери, молясь, чтобы он не воспользовался этим и не напал на нее сзади. Она старалась идти как можно спокойнее, пряча собственную слабость. Она шла, гордо подняв голову и расправив плечи, пока не закрыла за собой дверь сарая.
Ледяной ветер подхватил полы плаща. Пряча голову от его яростной атаки, Рен увидела, что град покрыл все вокруг хрустящим белым покрывалом. Тяжелый пистолет незнакомца оттягивал ей карман и ударял по бедру, пока она шла к дому.
Осторожно нащупывая дорогу и медленно переставляя ноги, Рен старалась отбросить мысли о незнакомце, которого оставила в сарае. Его появление было довольно загадочно. Кто же он такой? И что делает на маленькой ферме, затерянной в глуши? Да еще в такую грозу, под Рождество? В это время большинство людей сидят дома со своими близкими.
— Он такой же, как ты, — внезапно подсказал ей внутренний голос. — У него никого нет.
Рен не смогла бы объяснить, откуда ей это известно. Она просто знала, что это правда. У нее часто были такие прозрения относительно событий и людей. Нет, Рен не была ясновидящей, но у нее было то, что называют шестым чувством. Когда она не прислушивалась к нему, с ней происходили неприятности. Такой была, например, история с Блейном Томасом. А сейчас она чувствовала, что незнакомец не хочет ей зла.
Рен повесила винтовку на плечо и взялась за перила у крыльца, взбираясь по обледеневшим ступеням. Наконец она открыла дверь и вошла в свою уютную, теплую кухню.
Из радиоприемника неслась песня «Санта-Клаус приходит в город». Мясо уже остыло, но в воздухе еще витал его запах. Рен положила на стол винтовку и пистолет, вынутый из кармана. Она стянула перчатки и плащ и вернулась на кухню. Зажгла огонь под кастрюлькой с мясом, поставила на плиту кофе и отправилась в кладовку.
Достав полотенца, простыни и подушку, Рен упаковала все в пластиковый мешок. Было восемь часов. Начался очередной выпуск новостей. Прогноз погоды не предвещал ничего утешительного. Пройдут обильные снегопады, снежный покров достигнет четырех дюймов. Рен недоверчиво пока чала головой. Прошло уже много лет с тех пор, как над центральными районами Техаса проходил такой шторм.
Она наполнила один из термосов горячим кофе, а другой — мясом. Завернула кусок пирога в фольгу и сложила все это в коричневый бумажный пакет.
Обратный путь был чуть легче. Рен не могла одновременно нести винтовку и пакеты, так что просто положила в карман «магнум» и помолилась, чтобы ей не пришлось его использовать. Ветер стих, но теперь землю покрывала корка льда. У нее тотчас же замерзли уши, и она пожалела, что забыла надеть шапку.
Дверь сарая распахнулась едва она подошла. В какой-то момент ей показалось, что перед ней темный ангел, который явился, чтобы увести ее с холода.
— Вы принесли поесть? Чудесно, — сказал он, закрывая за ней дверь и потирая руки от удовольствия.
Она увидела, что, пока она ходила домой, он отключил коров от доильных аппаратов. Рен поблагодарила его, но он не обратил на это внимания, расставляя термосы на крышке молочного бидона.
Незнакомец снял куртку и остался в черном свитере с растянутыми рукавами и воротником.
— Вот. — Рен открыла мешок и достала полотенце. Протянула его мужчине. Он взял и начал энергично вытирать волосы.
— Я уже не надеялся, что вы вернетесь, — признался он, откладывая полотенце в сторону и принимаясь за еду. На его лице появилось выражение удовольствия, когда он открыл термос с мясом и вдохнул запах.
— А почему я могла не вернуться? — Рен порылась в пакете и протянула ему ложку.
— Вы могли просто остаться дома. — Он присел на табуретку и начал уплетать мясо так, как будто не ел, по крайней мере, неделю.
— Я же обещала принести вам поесть.
— Многие люди не выполняют обещаний, но я очень рад, что вы свое сдержали. — Он взглянул на нее. От его внимательного взгляда Рен внезапно стало жарко. Его глаза казались черными, сверкающими бриллиантами и как будто прожига ли ее насквозь. Но выражение его лица оставалось непроницаемым. Было ясно, что он многое пережил, но не будет делиться своими бедами с первым встречным.
— Вы одна ухаживаете за животными? — спросил он, на секунду отрываясь от еды.
— Мой… муж должен скоро вернуться, — запинаясь, ответила Рен, стараясь хоть немного обезопасить себя.
— Мне вы можете не лгать, — мягко проговорил незнакомец. — Я знаю, что вы живете одна.
— А почему вы думаете, что я лгу?
— Ваш голос прозвучал на октаву выше обычного, и вы вот-вот оторвете пуговицу.
Рен тотчас же оставила пуговицу в покое и с недоумением взглянула на нее.
— Не беспокойтесь, — сказал он. — Я здесь не за тем, чтобы причинить вам вред.
— А зачем вы здесь?
— Мне была нужна еда. — Он махнул рукой в сторону термосов. — И место, чтобы переночевать. У меня произошла небольшая авария. Я могу заплатить за ваше гостеприимство. Не отказывайтесь, денег лишних не бывает.
Незнакомец полез в карман.
— Не нужно. — Рен покачала головой. Этот человек был гораздо загадочнее и сложнее, чем та головоломка из пяти тысяч фрагментов, которую она складывала долгими одинокими вечерами.
— Мне не хотелось бы, чтобы вы думали, будто я — нахлебник.
— А я и не думаю.
— Почему?
— Вы не такой.
На его лице появилось странное выражение.
— Вы тоже не такая. Большинство людей спустили бы на меня собак.
— У меня нет собаки, а то я, возможно, тоже спустила бы ее на вас.
— Значит, мне повезло. — Он налил себе чашку кофе и отпил глоток.
— Почему вы оказались в дороге? — спросила она, откидывая со лба мокрую прядь.
— Это длинная история.
— У вас сломалась машина? — Незнакомец глотнул еще кофе и отрицательно покачал головой.
— Возвращаюсь в Аризону. Преимущественно пешком. — Он вынул из кармана мятую двадцатку и положил ее на стол рядом с бумажным пакетом.
— Заберите свои деньги. — Рен скрестила руки на груди поверх мокрого плаща.
— Вы уверены?
Незнакомец покончил с мясом, положил ложку и посмотрел на Рен. И снова она как будто погрузилась в ауру этого человека. Он словно излучал сильные эмоции. С ним случилось что-то очень болезненное, глубоко ранившее его душу. Рен казалось, что она могла бы дотронуться до его страдания, настолько сильно она его чувствовала. Ее пальцы покалывало под перчатками.
— Уверена.
Он убрал двадцатку, и Рен вздохнула с облегчением. Обычно люди пользуются своей интуицией в своих интересах, но ей как-то не приносило счастья умение чувствовать в людях то, чего другие не заметили бы.
Незнакомец приподнял голову, и яркий свет от голой лампочки осветил широкий длинный шрам за его правым ухом, проходящий через всю шею и исчезающий за воротом рубашки. Судя по красному рубцу, рана была серьезной и лечить ее, вероятно, пришлось долго.
Этот человек, очевидно, когда-то получил серьезные ожоги. Был пожар? — гадала Рен. Или тут что-то другое? Да, наконец решила она. Он пострадал в результате катастрофы, как и я.
В его душе гнездилась боль, которую остро ощущала Рен. Насколько глубоки были его душевные страдания? Ей захотелось задать ему миллион вопросов, но он взглянул на нее так, что Рен не вольно прикусила язык.
Незнакомец принялся за горячий пирог и не скрывал своего одобрения.
— Меня зовут Рен Мэттьюс, а вас? — сказала она и задержала дыхание, словно ныряя в холодную воду.
Он стряхнул с пальцев последние крошки, его взгляд скользил по ее лицу.
— Киган Уинслоу, — ответил он после недолгой паузы.
Сказал он ей свое настоящее имя или придумал его только что, считая, что так ей будет спокойнее?
Ее охватило любопытство. Она смотрела на его шрам.
— Что с вами произошло?
— Мне бы не хотелось об этом говорить, — ответил он резко, прикрывая рукой шрам, словно пытаясь спрятать его.
В каком уязвимом положении она оказалась! Ей следовало бояться его, но странным образом он будил в ней сочувствие и жалость.
Рен не стала продолжать беседу, и, к ее удивлению, возникшая вдруг тишина была даже приятной. Ей это понравилось. Она ценила одиночество.
Его большие руки были грубы и обветрены. Ногти обломаны. Кожа на лице была сухой, а под глазами обозначились черные круги. Взгляд загнанного зверя.
Ее ощущение внутреннего родства с ним усилилось, и это было ей понятно: ведь она сама старалась держаться как можно дальше от суеты обычной жизни. Причиной этого было ее увечье.
* * *
Она тоже предпочитала уединение. Было гораздо проще прятаться от людей и хранить все свои чувства подальше от жестокого внешнего мира.
Да, она понимала этого человека. Он был так же одинок, как и она. У него не было семьи, которая могла бы позаботиться о нем в такую вот мокрую и холодную ночь. Склонив голову, она краешком глаза наблюдала за Киганом.
Он посмотрел на нее и поймал ее заинтересованный взгляд. Его темные глаза остро блеснули. Между ними словно промелькнул всполох молнии — быстрый и опасный. Рен тут же опустила глаза.
Тишина сгустилась и ширилась. Она была подобна бездонной пропасти. Теперь в ней уже не было ничего приятного.
В отдалении загремел гром. Рен с удивлением почувствовала, что у нее дрожат руки. Она глубоко вздохнула.
Ей снова стало страшно и вдруг захотелось вернуться домой и закрыть дверь. Оказаться как можно дальше от этого загадочного человека.
— Ты оставила дома винтовку, — заметил он, неожиданно переходя на ты.
— У меня в кармане лежит ваш пистолет.
— Ты все еще меня боишься? — спросил он.
— А кто бы на моем месте не боялся?
— Умница. — Он наклонился, чтобы собрать пустую посуду и поставить ее на табуретку. Выпрямившись, он слегка коснулся плеча Рен. Она задохнулась от силы нахлынувшего от этого случайного прикосновения чувства. Это было странное ощущение, которое напомнило ей о том, как она упала с качелей на детской площадке, когда ей было шесть лет. Тогда она чуть не лишилась сознания.
— С тобой все в порядке? — Киган взглянул на нее внимательно и удивленно.
Рен кивнула, не уверенная, что сможет внятно ответить. Казалось, ее язык примерз к нёбу. Она немного отодвинулась от него, чтобы опомниться от его прикосновения. Ее пульс стал прерывистым, горло сжалось. По телу разливалось странное тепло.
Она не знала, что делать дальше. Неожиданно, взглянув на него, Рен вспомнила старое телевизионное шоу «Беглец».
Град выбивал по крыше барабанную дробь.
— Наверное, тебе здесь одиноко.
— Мне нравится одиночество.
— И все же странно: женщина живет одна в такой глуши. Я надеюсь, что ты действительно умеешь обращаться со своей винтовкой двадцать второго калибра. — В его словах было что-то пугающее.
— Если вам больше ничего не надо, мистер Уинслоу, я думаю, мне лучше будет вернуться в дом. — Рен намеренно игнорировала его обращение на ты.
— Спасибо за ужин, Рен Мэттьюс. — Похоже, он понял ее намек.
Она нахмурилась, несколько смущенная.
— Я была бы вам благодарна, если бы утром вы оставили мою ферму. Киган кивнул.
— Не беспокойтесь, я не стану злоупотреблять вашим гостеприимством.
Рен вздохнула с облегчением. Она натянула перчатки и направилась к двери.
— Да, и еще одна просьба…
Она обернулась. На лице Кигана промелькнуло странное выражение. Она уже один раз видела что-то подобное на лице полицейского после аварии, во время которой погибли ее родители, а она получила увечье на всю жизнь.
— Да?
— Всегда спите с винтовкой под кроватью. И никогда никому не доверяйте.
* * *
Ему не следовало сюда приходить.
Киган Уинслоу доел последний кусочек домашнего пирога Рен и запил его остывшим кофе. Пожалуй, это был самый лучший ужин в его жизни.
Ужин, который напоминал о доме. О доме, которого больше не было. Об уюте, который потерян для него навсегда.
Дом. Киган не хотел вспоминать, но память была сильнее его желания. Перед глазами замелькали картины прошлого. Горячее тушеное мясо, тепло, нервная улыбка Рен Мэттьюс — все это будило в нем воспоминания.
Маленький кирпичный коттедж в пригороде Чикаго. Две новенькие машины в гараже. Отпуск каждое лето, горящие на Рождество дрова в камине. Снежинки и спелые яблоки, карандашные рисунки, прилепленные к холодильнику.
Исчезло. Все исчезло. Утекло как песок между пальцев. Теперь Киган сомневался, что все это было в его жизни. Быть может, это было только его меч той. Дни боли, голода и истощения казались ему более реальными, чем то недолгое счастье.
Тяжелое детство приучило его к сердечной боли. Ему слишком часто говорили, что жизнь же стока и поэтому он должен быть еще более жестоким. И Киган уже начинал верить в это. И верил до тех пор, пока в его жизни не появились Мэгги и Кетти. На короткое время он попал в благословенный мир, полный надежд. Но в мгновение ока все, о чем он мечтал, все, что он любил, было уничтожено.
Последние полгода он чувствовал, как душа его превращалась в выжженную пустыню. Нет, ему не стоило останавливаться на ферме, хотя желудок давно подводило от голода. Слишком он был измучен. Замерз, промок и изголодался. Ферма Рен Мэттьюс показалась Кигану раем, а сама Рен явилась как ангел к заблудившемуся путнику.
Даже при наличии фантазии ее нельзя принять за красавицу. Черты ее лица слишком уж заурядны, она совсем не пользуется косметикой. Но в ее присутствии у него возникало такое чувство… Что-то внутри словно переворачивалось. Нежная душа в мире жестоких людей.
Она предложила ему помощь, когда он больше всего в ней нуждался. И слишком напоминала ему Мэгги.
Да. Тем более не стоило здесь оставаться.
Живя в своем тихом безмятежном мире, эта женщина вряд ли сталкивалась с таким человеком, как он, Киган.
Вот только ее хромота…
Он не сразу заметил, слишком уж занят был своими ощущениями. Ее, очевидно, мучила старая рана, растревоженная непогодой, понял Киган. Он думал о ее хромоте. Что с ней произошло? Киган рассеянно водил пальцем по своему ожогу. Длинный загрубевший рубец все еще болел. Но физическая боль его не пугала. Ее можно вынести. Гораздо больше его беспокоили душевные раны. Смогут ли они зажить?
Его смущало и беспокоило, что Рен живет одна. Раньше, когда он был совсем другим человеком, ему не показалось бы странным, что женщина живет одна и сама ведет все дела на ферме. Но сейчас Киган Уинслоу стал другим. Он знал, что женщину надо опекать всегда независимо от обстоятельств. Она никогда не должна оставаться одна. От таких представлений веяло чем-то старо модным, но у него были на то свои причины.
Киган знал, что напугал Рен. Но, черт возьми, как еще он мог предупредить ее? Ведь он не мог рассказать ей про себя всю правду. Конечно, теперь она думает, что он — беглый преступник. И с ее стороны ужасно глупо было разрешить ему остаться в сарае на ночь. Эта женщина была лег кой добычей для злоумышленника — одинокая, робкая, доверчивая. Но Киган не мог не чувствовать признательности за ее сочувствие. Если бы он провел еще немного времени на холоде, то наверняка подхватил бы воспаление легких или что-нибудь в этом роде.
Киган вытянулся на койке и завернулся в простыню. Она пахла хлопком, мылом и чем-то очень приятным. Он поднес к носу краешек — лаванда. Да, именно такой цветочный запах должна любить Рен.
Повернувшись на бок, Киган уставился в стену и стал слушать шум дождя и ветра над крышей сарая. И почему его мысли так настойчиво воз вращаются к этой женщине? Целых полгода он не думал ни о чем, кроме мести, и вот вдруг начал размышлять о том, как хорошо было бы оставить свои скитания и попробовать еще раз наладить жизнь. Найти тепло и заботу в объятиях любимой.
Нет!
Это слово выплыло из темноты, яркое и непреклонное. Он потерял самое ценное из того, чем может обладать человек. И никогда не сможет пережить подобную потерю еще раз. Гораздо лучше провести остаток дней в одиночестве и горе, чем снова пережить то, что выпало на его долю. Прижимая ладони к глазам, Киган попытался успокоить смятенные чувства. Для него больше не осталось в мире счастья.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Вот это женщина! - Энтони Лора

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Эпилог

Ваши комментарии
к роману Вот это женщина! - Энтони Лора



не понравилось(((
Вот это женщина! - Энтони ЛораИРИНА
2.11.2011, 0.11





читать
Вот это женщина! - Энтони Лораиришка
23.02.2013, 13.13





неплохо. просто еще одна жизненная история!
Вот это женщина! - Энтони Лоралия
23.02.2013, 17.25





Тяжеловатый роман: 4/10.
Вот это женщина! - Энтони ЛораЯзвочка
23.02.2013, 20.04





Согласна с читательницами! Судьба двоих людей, которые через многое прошли.Не очень легко читается.
Вот это женщина! - Энтони ЛораЮлия
23.02.2013, 22.30





Издержки жанра конечно присутствуют, но сюжет разворачивается динамично, роман читается с интересом...
Вот это женщина! - Энтони ЛораОльга
27.02.2013, 18.24





Прочитала на одном дыхании. Настоящие люди, проблемы, горе. Никаких миллионэров, греков и итальянцев.
Вот это женщина! - Энтони ЛораЗана
3.03.2015, 20.28





На трёчешку. Немного скучно и незамысловато.
Вот это женщина! - Энтони ЛораЗузуля
3.03.2015, 22.41





Как для меня то не на троечку это точно, уже как то проелось романы о богатых мальчиках и бедных девочек или ну очень слащавые истории. Этот жизненный.......... и это очень хорошо , что с такими проблемами люди продолжают дальше жить..........и верить. 10 б.
Вот это женщина! - Энтони ЛораКэтрин
5.06.2015, 22.09








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100