Читать онлайн Встречай меня в полночь, автора - Энок Сюзанна, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Встречай меня в полночь - Энок Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.39 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Встречай меня в полночь - Энок Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Встречай меня в полночь - Энок Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Энок Сюзанна

Встречай меня в полночь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

— Ты уверена, что всем нам следует здесь находиться? — спросила Люси. — После того как я услышала о лорде Уильяме, мне определенно не хочется рассердить лорда Олторпа.
— Чепуха, — мягко ответила Виктория. — Он продолжает настаивать, что это мой дом в той же мере, что и его. Моя половина хочет принять моих друзей.
— Ты обещала рассказать мне кое-что, — прошептала Люси.
Ничто в мире не могло предотвратить появление яркого румянца на щеках Виктории. Она взяла подругу за руку и повела ее в огромный бальный зал Графтон-Хауса.
— О, ничего особенного, — сказала она как бы между прочим — Ты же знаешь, каковы мужчины.
— Нет, я…
— Жалко, что бал состоится не здесь! — воскликнула Винишиа Хилсон, появляясь, как всегда, не вовремя. — В этом зале можно разместить половину Лондона.
— Разместить можно, — согласился Лайонел Пэрриш, взяв Люси за руку и начав вальсировать с ней, — но тогда не останется места для танцев.
— И будет ужасно душно, — подхватила Винишиа.
— У нее явно нет чувства юмора, — прошептал Джеффри Тремонт на ухо Виктории. После полудня он все время крутился возле нее, как пчела кружит вокруг цветка. Рассмеявшись, Виктория ухитрилась соединить его с отличающейся округлыми формами Норой Джеспер.
— Маргарет, поиграй для нас, — попросила она, — тогда мы все сможем потанцевать.
— Да, Маргарет, пожалуйста! — воскликнула Люси, пока Пэрриш продолжал кружить ее по огромной комнате.
Этих слов было достаточно, чтобы мисс Портер заспешила к фортепиано, стоящему в углу под огромным венецианским окном. Через минуту раздались звуки вальса.
Собрать своих друзей в Графтон-Хаусе — блестящая идея, уговаривала себя Виктория. День был слишком ветреным для катания или прогулок в Гайд-парке, и если бы она все еще жила в Фонтейн-Хаусе, ее родители не перенесли бы присутствия в их доме этой необузданной толпы молодых людей. Кроме того, она хотела попытаться узнать, за кем ухаживал предыдущий лорд Ол-торп. Богатый, уважаемый, одинокий мужчина вряд ли остался без женского внимания.
— Могу я пригласить вас на танец? — проговорил лорд Джеффри, умудрившись избавиться от Норы.
Виктория подавила раздражение и улыбнулась:
— Конечно, почему нет?
Этот денди раньше без конца преследовал ее, уводя от Марли, и каждый раз радовался, словно она была призовой свиньей на сельском празднике. Если бы он не наткнулся на их кружок за ленчем, она никогда бы не пригласила его в Графтон-Хаус.
Пока Джеффри болтал о том, как ему повезло, Виктория наблюдала за танцующими Люси и Лайонелом.
Пэрриш начал прошлый сезон как один из ее воздыхателей, но после нескольких тонких намеков в нужном направлении стал преданным защитником и другом Люси Хейверс. Виктория улыбнулась. Она никогда не выступала в роли свахи, но на этот раз отступила от своих правил.
Где-то в середине второго вальса проворные пальцы Маргарет сбились на простом аккорде. Это было настолько неожиданно, что Виктория посмотрела в сторону подруги — и чуть не споткнулась о ногу лорда Джеффри. Облокотившись о фортепиано, Син болтал с мисс Портер, словно знал ее уже много лет.
Викторию охватило странное предчувствие. Что бы она ни думала о снобизме мужа, из-за которого он не разрешал помочь в его расследовании, Синклер постоянно удивлял ее.
Он не пытался вмешаться в происходящее, а оставался на месте, опираясь на фортепиано, пока вальс не закончился. Его присутствие, естественно, вызвало легкое замешательство, и Виктория была рада, что Марли отказался присоединиться к ним. Не пригласила она и лорда Уильяма.
— Похоже, ваш муж не возражает, что мы танцуем, — прошептал лорд Джеффри, продолжая кружиться в вальсе.
— А почему он должен возражать? — Виктория пожала плечами. — Вы мой друг.
— На самом деле я имел в виду нас, моя дорогая. Вас и меня.
— Ясно. Но это танец, дорогой мой, а не вакханалия.
— Да. Просто я слышал, что он расквасил нос Уильяму Лэндри, а прошлой ночью едва не сцепился с Марли. Не ожидал, что он такой ревнивый, особенно принимая во внимание, как вы… встретились, но, впрочем, я полагаю, ничего нельзя сказать заранее, и у меня нет желания расстаться с зубами, несмотря на удовольствие танцевать с такой прелестной особой.
Виктория снова взглянула на мужа. Сначала был лорд Уильям, а теперь Марли. Насколько ей было известно, прошлый вечер Пэрриш и его друг провели вне дома, но Лайонел не упомянул, что столкнулся с Синклером. Она решила, что Син отправился спать сразу после их короткого разговора. Очевидно, ему было недостаточно сражения с ней как с противником.
Когда вальс закончился, Виктория освободилась от рук лорда Джеффри и направилась к фортепиано.
— Добрый день, — сказала она, ожидая от мужа того же эгоистичного высокомерия, с которым он обращался с ней накануне вечером.
Вместо этого маркиз наклонился и нежно провел губами по ее щеке.
— Добрый день.
Как всегда, когда он касался ее или целовал, ей хотелось упасть в его объятия и начать стаскивать с него одежду, причем она была уверена, что это доставит им обоим огромное наслаждение.
— Олторп, — произнес, приблизившись, Пэрриш, держа под руку Люси. Его манеры казались холодноватыми, особенно для него и особенно сейчас.
Синклер ответил на приветствие Лайонела коротким рукопожатием.
— Господин Пэрриш.
Виктории было любопытно узнать, что же произошло прошлой ночью и почему никто не побеспокоился сообщить ей об этом.
— Синклер, вы знакомы со всеми?
— Нет. Не думаю.
Виктория представила его, а Син рассчитанно очаровывал всех гостей, за исключением Лайонела Пэрриша, который держался на расстоянии.
Когда Виктория уже не могла справиться со своим любопытством, она наконец сама обратилась к Пэрришу:
— Итак, что случилось прошлой ночью?
— Да ничего, Лисичка.
— Почему вы не упомянули, что Синклер и Марли подрались?
Он вздохнул:
— Они не подрались, просто обменялись крепкими словами.
— По какому поводу?
— Спросите своего мужа. Марли — мой друг, хотя и не близкий, и мне не хочется, чтобы кто-нибудь из них поколотил меня.
— Отлично. Тогда я спрошу Синклера.
— Я беспокоился за вас, — тихо произнес Лайонел. — Вы уверены, что у вас все хорошо с ним?
— Не будем об этом…
— На сегодняшний день еще планируются танцы? — спросил маркиз, подходя к ним.
Пэрриш немедленно отступил.
— Думаю, нам пора уходить. Сегодня вечером в опере премьера «Волшебной флейты», похоже, там соберется весь Лондон.
— Ты тоже придешь? — Люси взяла подругу за руку, очевидно, не замечая напряженности, возникшей между двумя мужчинами.
— Я не знаю, — неуверенно произнесла Виктория, заставляя себя не смотреть на Синклера словно собачка, выпрашивающая косточку. — Мы еще не обсуждали это.
— Ты бы хотела увидеть представление? — спросил Син таким интимным тоном, словно в зале не было нескольких десятков людей, которые могли его услышать.
— Да, — призналась она, покраснев.
— Тогда мы идем. — Он улыбнулся Люси.
— Вам повезет, если вы достанете билеты, — проворчал лорд Джеффри. — Я не смог, хотя даже предлагал пятьдесят фунтов Гаррису, чтобы он отдал мне свою ложу.
— У моей бабушки есть собственная ложа.
Виктория пыталась не смотреть на него так, словно он только что разгадал тайну сфинкса. Еще один сюрприз, и еще одна оказанная ей любезность. Трудно сохранять равновесие, когда земля уходит у тебя из-под ног.
Она проводила своих друзей до двери. Син, то ли нарочно, то ли случайно, держался между ней и Пэрришем. Когда все ушли, он взглянул на нее.
— О чем вы беседовали с ним?
— О том, что произошло между тобой и Марли прошлой ночью, — ответила она, многозначительно глядя на Майло, который все еще находился в холле.
Синклер жестом направил ее в сторону своего кабинета.
— И что он тебе сказал?
— Посоветовал спросить у тебя. — Как только она вошла вслед за ним в комнату, он закрыл дверь. — Полагаю, разговор снова шел о моих добродетелях или отсутствии оных. Интересно, в каком свете я предстала на этот раз?
— Боже, — пробормотал он. — Тебе чего-то не хватает?
— Так же, как и тебе. Итак, что случилось?
— Ничего такого, из-за чего стоит беспокоиться.
— Ясно. — Виктория сложила руки на груди. — Как прошли лодочные гонки?
— Две лодки затонули, но никто не пострадал. — Синклер прошагал до стола и обратно, обходя кресло, в котором был застрелен его брат. — Лисичка…
— Я сказала, что тебе не нужно ничего мне рассказывать, я спрошу у Марли.
Его лицо стало суровым.
— Ты ни о чем не будешь спрашивать Марли, тебе ясно?
Она выдержала его взгляд.
— Насколько я понимаю, ты исключил меня из вашей маленькой веселой компании тайных агентов, зато ты не можешь приказать мне не встречаться с друзьями.
Он приблизился к ней.
— Я твой муж.
— И поэтому предполагается, что я должна подчиняться тебе? — Она повернулась на каблуках и направилась к двери. — Попробуй заставь меня!
— А что ты знаешь о лорде Марли? — спросил он вслед.
— По крайней мере больше, чем о тебе. — Виктория помедлила в дверях. — Полагаю, сегодня вечером мы отправимся в оперу, чтобы ты мог шпионить за всеми?
— Да, — ответил он после короткого молчания.
Очевидно, жена не много значила для него, если он был больше занят своими мелкими играми, чем тем, какой рассерженной и уязвленной она чувствовала себя. Виктория и сама не знала, почему она надеялась на что-то иное.


Синклер вышагивал по кабинету и ругался добрых пять минут, прежде чем собрался с мыслями и попытался решить, каким должен быть его следующий шаг. Виктория не понимала, что люди, которых она называла друзьями и приглашала в свой дом, совсем не те, кем казались. По крайней мере один из них убийца; из своего опыта в Европе он знал, что добрая половина их была лгунами, прелюбодеями, обманщиками, предателями и спекулянтами.
Однако это не относилось к жене, и Синклер не хотел, чтобы она находилась рядом с ними. Отныне он сам будет искать нужные ключи, лишь бы она согласилась оставаться в стороне от его забот.
Продолжая шепотом ругаться, Синклер сел за стол и вытащил стопку бумаги, рассчитывая написать несколько писем. Полученная им сегодня записка была простой и ясной. Леди Стэнтоп писала своему племяннику Уолли Джеррисону, который в настоящее время остановился со своими друзьями на Уэйхаус-стрит, что лорд Марли не согласен со взглядами Томаса Графтона на торговлю с Францией и на Бонапарта. Написать короткий ответ не составило труда.
Вторая записка, которую он написал, была столь же короткой, но он переписывал ее пять раз и наконец остановился на следующем варианте: «Бабушка, если в твоей ложе найдется лишняя пара кресел, мы с Викторией будем очень рады присоединиться к тебе в опере сегодня вечером. Синклер».
Слова «очень рады» были вычеркнуты из первого черновика, однако он действительно испытывал это чувство, что и добавил в окончательный вариант. Находиться в его компании могло быть опасно, но те, кто хорошо знал Томаса, увидят: все три брата обожали свою бабушку. Избегать ее было бы столь же опасно, как и показывать иное отношение к ней. После вчерашнего обеда маркиз понял, как на самом деле скучал по ней — и по Кристоферу.
Вторая причина подобного изложения просьбы была еще сложнее. Он снова солгал Виктории. Они поедут в оперу не затем, чтобы шпионить за всеми и каждым, а потому, что ей хотелось пойти на это представление. Приятно провести время с женой там, где нет места для препирательств и лжи.
Ответ на вторую записку пришел минут через двадцать после того, как Синклер ее отправил. Несмотря на короткий ответ: «Кристофер и я будем счастливы, если вы присоединитесь к нам. Августа», — он даже по почерку почувствовал ее изумление. Кит, конечно, не испытывал никакой радости по поводу посещения оперы, но так как подруги Виктории, казалось, материализовывались прямо из воздуха, когда бы она ни появлялась на публике, его младший брат, без сомнения, получит достойную компенсацию за свои страдания.
Послав Майло сообщить жене, что они непременно пойдут в оперу, маркиз направился в библиотеку, где Виктория оставила ящик с рисунками Томаса. Сев за стоявший посреди просторной комнаты стол, он придвинул к себе деревянный ящик, развязал кожаные ремешки, которыми он был связан, и осторожно открыл. На первом рисунке был запечатлен Кристофер, когда ему исполнилось шестнадцать; его волосы, как всегда, находились в буйном беспорядке, а лицо освещала открытая улыбка.
Виктория оказалась права — даже на непрофессиональный взгляд рисунки казались великолепными; некоторые из них изображали имение Олторпов — деревья на берегу озера, конюшни и сам огромный старый дом. Рисунки не подсказали, кто мог убить брата, но многое поведали о спокойном, задумчивом Томасе. У него, вероятно, было хобби зарисовывать знакомых пэров. Поскольку Син ни от кого, кроме Виктории, не слышал упоминаний о занятиях живописью бывшего лорда Олторпа, Томас, вероятнее всего, делал зарисовки по памяти, а не с живых людей. На нескольких листках можно было увидеть его хорошего друга Остина Ховарта, графа Кингсфелда, на лошади и в одежде для охоты, леди Грейсон, бабушку Августу, лорда Ходжеса и мисс Пикеринг.
Осторожно вынув из ящика очередной рисунок, Синклер замер: на нем, в окружении смутных безликих фигур, без сомнения, представляющих ее многочисленных женихов и поклонников, перед ним предстала леди Виктория Фонтейн. Их занятие любовью не утолило его тяги к ней.
На портрете прядь темных вьющихся волос упала ей на лоб, а выражение глаз показывало, что она точно знала, чего хотели окружающие ее мужчины.
Итак, Томас нарисовал Лисичку. Был ли он одним из ее поклонников, Синклер не знал, она говорила, что они с Томасом всегда оставались друзьями, но не близкими. Говорил ли он ей что-то, чего, возможно, она даже не поняла?
Кончив рассматривать рисунки, маркиз осторожно положил их в ящик и вновь крепко завязал его. Это были последние и самые личные веши, оставшиеся от брата, и он решил вставить их в рамки, а затем поместить в портретном холле в Олторпе. Томас, несомненно, почувствовал бы смущение, увидев свои рисунки выставленными на всеобщее обозрение, но Синклер хотел, чтобы воспоминания о жизни брата не ограничивались гроссбухами и официальными бумагами.
Теперь ему предстояло решить, где провести вторую половину дня — отправиться ли на Пэлл-Мэлл в один из клубов или продолжить нелегкую работу по разборке вещей на чердаке, чем он начал заниматься вскоре после возвращения в Лондон и прекратил, когда в доме появилась Виктория. Теперь, когда она знала, чем он занимается и почему, попытка хранить что-либо в секрете больше не имела смысла.
Маркиз отодвинулся от стола и тут почувствовал, как кто-то трется о его ногу. Он взглянул вниз и увидел большого бело-серого кота.
— Лорд Бэгглс, привет! — Он нагнулся и почесал кота за ухом. — Я вижу, ты простил меня.
Вместо ответа кот прыгнул ему на колени и свернулся в большой шар мягкого меха; его мурлыканье все набирало силу, пока не стало напоминать звук вращающихся жерновов мельницы. Син продолжал гладить его, желая отдалить посещение чердака еще на несколько минут. С улицы доносились отдаленные крики, походившие на спор торговцев, и он не обратил на них внимания.
Внезапно дверь библиотеки с шумом распахнулась.
— Беда, Син! — выкрикнул Роман и тут же исчез.
— Извини, старина! — Синклер перенес кота на кушетку, где тот продолжил свое мирное занятие, а затем последовал за слугой на первый этаж. Слуги теснились в холле и передних комнатах, окна которых выходили на улицу. Когда он приблизился к входу, Майло, повернувшись, увидел его.
— О, слава Богу, милорд. Леди Ол…
Лисичка. Син быстро выбежал на ступени дома. Посреди улицы, прямо перед обшарпанной телегой, перевозящей молоко, стояла, скрестив руки, его миниатюрная супруга. В телегу была запряжена, наверное, самая измученная и недокормленная лошадка, которая когда-либо попадалась ему на пути. На козлах сидел такой же жалкий возница и смотрел на Викторию.
— Я сказал — прочь с дороги, мисс! — рычал он. — Мне надо развезти молоко.
— Меня не заботит, что вы должны делать, — резко ответила она. — Вы не имеете права так ужасно бить это животное.
— А вы попробуйте иначе заставить старину Джо двигаться.
— Я не бью животных.
Возница крепче сжал в руке свое оружие, но прежде, чем он успел замахнуться, Синклер вскочил на ближайшее к нему колесо и вырвал кнут.
Возница нервно сглотнул.
— Я просто пытаюсь заработать себе на жизнь, милорд, а она не уходит с дороги.
Синклер спрыгнул на землю.
— Думаю, леди Олторп возражает против твоих методов обращения с этим животным, а не против того, как ты зарабатываешь на жизнь.
— Но…
— Итак, сколько? — Он почувствовал, что Виктория приблизилась к нему и встала рядом, но его внимание былс сосредоточено на вознице.
— Сколько? — повторил мужчина.
— Да. За лошадь, телегу и молоко.
— Э-э, лорд, с молочной телегой? Вы, должно быть, сошли с ума.
— Я хочу приобрести еще одно хобби. Итак?
— Я не могу расстаться со стариной Джо и всем остальным меньше чем за десять фунтов. — Возница сложил руки на животе.
Цена выглядела чрезмерной, но у Синклера не было настроения торговаться.
— Я дам тебе двадцать фунтов, чтобы ты мог купить приличную лошадь. Этого достаточно?
— О да, милорд.
— Роман, заплати ему, и пусть он идет на все четыре стороны. Гримсби, отведи животное на задний двор, распряги и накорми. Орсер, перенеси молоко в один из моих экипажей и отправь его в ближайший приют для сирот с приветом от леди Олторп.
Отдав приказания, маркиз повернулся к Виктории. У нее па лице было написано удивление, хотя ее поза все еще выглядела вызывающей. Она явно ожидала услышать лекцию по поводу того, как глупо вставать на пути огромного грубого простолюдина с кнутом в руке, и вдруг…
— Старина Джо, — медленно произнес Син, — не сможет жить в зимнем саду с остальным твоим зверинцем.
Она пристально посмотрела на него, затем в ее фиалковых глазах заплясали озорные огоньки.
— Верно. Давай вернемся в дом.
— Конечно. Между прочим, Лорд Бэгглс храпит в библиотеке.
— Я немедленно уберу его.
— Почему?
— Виктория остановилась на первой ступеньке, глядя с возвышения ему в глаза.
— Ты делаешь все это, чтобы я на тебя не сердилась?
— Ну конечно. Это помогает?
Она засмеялась.
— Я сообщу тебе об этом.
Воспользовавшись моментом, Синклер шагнул к ней и поцеловал. Виктория словно окаменела, однако, к его облегчению, уже через мгновение положила руки ему на плечи и ее губы крепко прижались к его губам. Это вызвало в нем восхищение и возбудило. Прежде чем она успела отстраниться, Синклер подхватил ее на руки и поднялся в дом.
— Прекрати, что ты делаешь? — Не отрываясь от его губ, Виктория беззвучно засмеялась.
— Несу тебя наверх.
— На глазах у слуг?
— Ты разочарована, моя дорогая?
Она отрицательно покачала головой и, еще теснее прижавшись к груди мужа, начала развязывать замысловатый узел его галстука. Синклер подумал, что маленькая гостиная вполне подошла бы им, но громкий мужской смех заставил его замереть на месте.
Все еще держа Викторию на руках, маркиз резко обернулся и увидел высокого мужчину, стоящего в проеме входной двери.
— Кингсфелд! — с облегчением воскликнул он.
— Син Графтон, ты ничуть не изменился. Разве не в таком же виде я застал тебя, когда мы виделись в последний раз?
— Правда? — Виктория настороженно подняла бровь. Как ни рад он был увидеть графа Кингсфелда, сейчас Синклер не пролил бы и слезы, если бы тот упал с лестницы и сломал себе шею.
— Боюсь, что не помню, — спокойно сказал он. — Возможно, очень давно, когда я был молод и глуп.
— Однако твой интерес к женскому полу совсем не изменился, мой мальчик. Представь меня этой богине.
— Конечно, Кингсфелд, моя жена Виктория, леди Олторп. К несчастью, она только что вывихнула лодыжку. Виктория, это Остин Ховарт, граф Кингсфелд, друг моего брата.
— Лорд Кингсфелд, — с улыбкой произнесла Лисичка своим чарующим голосом, — я рада, что мы наконец познакомились.
Граф поклонился.
— Я также рад, миледи.
Однако Виктория говорила не совсем искренне: очевидно, что ни она, ни Синклер удовольствия не получат. Находиться в его руках совсем не достаточно, чтобы излечить се от желания близости, и ей было жаль упущенной возможности.
Виктория взглянула на Кингсфелда и про себя вздохнула. Если он и вправду друг Томаса, тогда, несомненно, Синклер захочет поговорить с ним.
— Пожалуй, я лучше полечу свою лодыжку в маленькой гостиной, — заявила она.
— Конечно, ты права, — в тон ей ответил муж. Пока Кингсфелд передавал свою шляпу и перчатки Майло, Синклер отнес ее в маленькую гостиную и нежно опустил на кушетку. Прежде чем он вышел, она взялась руками за лацканы его костюма и притянула к себе, чтобы насладиться еще одним продолжительным поцелуем.
— Итак, Син, — сказал граф, входя в комнату, — я получил твою записку. Что ты хотел обсудить со мной?
Синклер быстро выпрямился.
— Тебе удобно? — заботливо спросил он жену.
— Нет. Да.
Он откашлялся:
— Я принесу тебе шаль. Вернусь через минуту, Кингсфелд. — С этими словами маркиз направился к лестнице.
— Не торопись. Я пока познакомлюсь с леди Олторп.
Пытаясь сосредоточиться на чем-то, кроме того, как восхитительно целуется ее муж, Виктория начала изучать Остина: они с Сипом были одного роста, но граф оказался шире в плечах и больше походил на рабочую лошадь, чем на племенного рысака. Светло-голубые глаза его быстро оглядели комнату, прежде чем вернуться к ней, и тут ей вспомнилось, что в последний раз он посетил Графтон-Хаус больше двух лет назад.
— Что-нибудь изменилось? — спросила она, когда гость уселся в кресло.
— Видите ли, у Томаса на кушетке я еще никогда не заставал такой очаровательной леди, как вы.
Она улыбнулась:
— Вряд ли лорд Олторп был убежденным холостяком.
— Он? О нет. Но его вкусы, очевидно, намного скромнее, чем у его брата. — Кингсфелд поднял бокал — Вы Лисичка Фонтейн, не так ли?
— Была, — печально ответила она.
— Певчая птичка навсегда останется певчей, а Син истинный ценитель хорошеньких крошек.
— Но он совсем не похож на…
— Ну конечно, нет. И все-таки я был удивлен, увидев его опять в Лондоне, — думал, он осел в Париже с какой-нибудь французской юбкой. — Кингсфелд прищелкнул языком. — Томас всегда говорил, что никогда не знал, где объявится Синклер.
Ее это удивило. Для Томаса местонахождение Сина никогда не являлось секретом. Очевидно, он просто ничего не рассказывал лорду Кингсфелду.
Граф продолжал болтать, забыв обо всем, в то время как Виктория пыталась скрыть свое недовольство. Она не любила, когда ее перебивали… К тому же с его стороны невежливо говорить о грехах Сина.
Наконец Кингсфелд, высказав мнение о различных отелях и гостиницах Парижа, закончил свою речь и взглянул на нее.
— Может быть, мне принести пуховую подушку для вашей лодыжки? Вы очень храбро держитесь, дорогая.
— Мне удобно, спасибо.
— По собственному опыту знаю, что большинство крошек слабеют, даже если на них упадет лепесток цветка. — Он сделал еще один глоток портвейна. — Именно так. Вы что-то сказали?
В это время Син вошел в комнату с зеленой кружевной шалью в руках.
— Как твоя нога?
— Очевидно, ничего серьезного, — весело ответила Лисичка, встав на ноги и принимая шаль из рук удивленного мужа.
— Что значит «ничего серьезного»?
— Говорю же, все в порядке. Я оставляю вас наедине, чтобы вы могли поболтать.
— Но твоя лодыжка, — многозначительно сказал он.
— Я чувствую себя гораздо лучше, — скромно ответила Виктория и покинула комнату, надеясь найти Лорда Бэгглса, который, во всяком случае, заметит, находится она в комнате или нет.
Лорд Кингсфелд остался на обед, и Виктория присоединилась к мужчинам, сев за стол в самую последнюю минуту. Она ела так быстро, как только могла, намереваясь не произнести ни единого слова в присутствии графа.
— Твоя жена — прелестная птичка, — сказал Кингсфелд, улыбаясь ей, пока Майло наполнял его бокал вином. — Даже ее голосок подобен песне.
Виктория как могла старалась скрыть все возрастающее раздражение. Он явно принимал ее за идиотку. Подобно многим мужчинам Кингсфелд не видел в ней ничего, кроме лица и фигуры. Если бы она была уверена в том, что Син получил всю необходимую информацию от своего так называемого друга, она испытала бы огромное удовольствие, дав понять этому типу, как глубоко он заблуждается.
— Ты открыл Ховарт-Хаус? — поинтересовался Синклер.
— Да, как раз сегодня утром. Я не намерен проводить много времени в Лондоне в этот сезон, но не мог не откликнуться на твою записку.
— Я рад. Ты очень помог мне.
Кингсфелд улыбнулся:
— Тогда я тоже доволен и могу тебя поздравить. В наши дни так трудно найти хорошенькую и достойную жену.
Синклер даже глазом не моргнул, но Викторию затошнило от его слов. Она положила на стол салфетку и поднялась.
— Прошу прощения, джентльмены, я должна привести в порядок волосы, прежде чем мы отправимся.
— Отправитесь?
— В оперу, — пояснил Синклер. На минуту Виктория подумала, что он собирается пригласить Кингсфелда присоединиться к ним, но, к счастью, муж ограничился снисходительным взглядом, обращенным к ней. — Лисичка любит оперу.
— Да, люблю, — произнесла она сквозь зубы. — До свидания, лорд Кингсфелд.
Он встал и отвесил ей поклон.
— Леди Олторп. Надеюсь, что отныне мы будем видеться чаще.
Виктория холодно кивнула:
— Ну конечно. — «Настолько издалека, насколько это только возможно».




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Встречай меня в полночь - Энок Сюзанна



ДУЖЕ ЦІКАВИЙ СЮЖЕТ
Встречай меня в полночь - Энок СюзаннаТЕТЯНА
23.01.2012, 2.16





Приятный сюжет. Люблю с элементами юмора. Романтично!
Встречай меня в полночь - Энок СюзаннаАйслу
21.03.2012, 15.00





А мне понравилось. Коротко, ясно, всего в меру.
Встречай меня в полночь - Энок СюзаннаЛеночка
7.04.2012, 20.39





Мне не понравилось. Скучный роман и ужасный перевод.
Встречай меня в полночь - Энок СюзаннаНадежда
8.08.2012, 20.43





Роман неплохой, но гл. героиня слишком уж проницательная, то она догадалась, что муж не так прост, как хочет казаться, то убийцу вычислила и т д. А гл. герой взял и посвятил сразу в свои дела.
Встречай меня в полночь - Энок СюзаннаТаня Д
2.07.2015, 18.48





Мне понравилось.
Встречай меня в полночь - Энок СюзаннаКэт
23.09.2015, 14.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100