Читать онлайн Украденные поцелуи, автора - Энок Сюзанна, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Украденные поцелуи - Энок Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.04 (Голосов: 56)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Украденные поцелуи - Энок Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Украденные поцелуи - Энок Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Энок Сюзанна

Украденные поцелуи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

– Да, в Париже есть чудесные сады, – согласился Ричард Хаттон, – но никто не выращивает таких роз, как англичане.
Леди Хаттон, сидевшая рядом с мужем на диване, взяла его за руку и с улыбкой проговорила:
– Иногда мне кажется, что Ричард думает, будто Господь Бог создал английскую погоду с единственной целью – выращивать розы.
Гости, собравшиеся в гостиной Хаттонов, дружно рассмеялись. Как Лилит догадалась еще при первой встрече с Элисон, у Хаттонов было довольно много друзей и добрых знакомых, причем все они оказались любезными и дружелюбными; И все же тетя Юджиния хмурилась, пока не появилась графиня Эштон – лишь после этого она, к облегчению племянницы, оживилась. Лилит же очень нравилось у Хаттонов, и она не спешила уезжать.
– Возможно, розам здесь хорошо, а мне чертовски холодно, – с улыбкой заметил Питер Уилтен, передавая для малышки Беатрис еще один подарок в яркой упаковке.
– Питер, не ворчи, – сказала Габриэлла Уилтен, и все снова рассмеялись.
Малышка Беатрис Хаттон сидела на полу, окруженная множеством подарков. Даже в свои четыре года девочка казалась красавицей – у нее были темные, как у матери, вьющиеся волосы и серые, как у отца, глаза. Поглядывая на Лилит, Беатрис улыбалась – ее подарок, судя по всему, очень понравился малышке.
Тетя Юджиния то и дело смеялась, и Лилит, покосившись на нее, увидела, что она беседует с графиней Эштон и матерью лорда Хаттона, которая также была знакома с Дюпонами из Шропшира. Племянники и племянницы Ричарда сидели на полу и помогали своей кузине развязывать подарочные упаковки.
– Мисс Бентон, сколько же различных сортов вы разводите? – спросил лорд Хаттон, поглаживая по волосам Беатрис, уже забравшуюся к нему на колени.
Лилит подняла голову и увидела, что стала центром внимания.
– Здесь у меня пятнадцать кустов, и еще тридцать или около этого – в поместье. Многие одного сорта, так что наберется, вероятно, видов тридцать пять.
– О… великолепно! Знаете, я искал «Мадам Харди». Моя погибла во время обрезки. – Лорд Хаттон с добродушной усмешкой взглянул на дочь, рассматривавшую очередной подарок.
– У меня есть «Мадам Харди», – ответила Лилит. – Я буду рада поделиться с вами.
– О, я был бы очень благо…
– Где моя Крошка Би?! – раздался красивый мужской голос.
Беатрис радостно взвизгнула и, соскочив с коленей отца, помчалась к двери. Лилит повернула голову – и замерла в изумлении, увидев, как маркиз Дансбери, вошедший в комнату, подхватил Беатрис и закружил ее в воздухе.
Засмеявшись, он поцеловал девочку в щечку и опустил на пол. Малышка сразу же потянулась к его карманам.
– Что такое? – улыбнулся Джек. – Что ты ищешь, малышка?
Беатрис хихикнула:
– Мой подарок на день рождения.
– Ты ведь мне говорила, чего тебе хочется, помнишь?
– Да, дядя Джек.
– Ты думаешь, он мог поместиться в моем кармане?
Девочка развела руками:
– Так где же он?
Маркиз оглянулся. В комнату вошел слуга со щенком сеттера на руках. Беатрис радостно засмеялась. Маркиз взял щенка и присел рядом с девочкой.
– Би, она меньше тебя, и ты должна быть добра к ней. Поняла?
Беатрис протянула руку и осторожно погладила щенка по спинке.
– Да, поняла, – кивнула она.
– Вот и хорошо, малышка. Бери своего щенка. С днем рождения.
Маркиз опустил щенка на пол, и тот сразу же подскочил к Беатрис и лизнул ее в лицо. Ее кузины и кузены восторженно приветствовали четвероногого приятеля. Маркиз поднялся на ноги и направился к дивану. Заметив Лилит, он на мгновение остановился – было очевидно, что он не ожидал увидеть ее здесь. Она мысленно усмехнулась: ей было приятно, что хотя бы на этот раз Дансбери не сумел все предугадать.
– Прости, я опоздал. – Маркиз улыбнулся и, наклонившись, поцеловал Элисон в щеку. Кивнув Ричарду, спросил: – Мне остаться?
– Конечно, – ответила Элисон. – Садись рядом со мной. Значит, она сказала тебе, что хочет щенка?
– Малышка точно знала, что ей надо. Она хотела рыжего щенка.
Теперь, увидев их рядом, Лилит удивилась, как она раньше не сообразила, что Джек Фаради и Элисон Хаттон были братом и сестрой. У обоих были темные волнистые волосы и карие глаза, хотя черты Элисон казались мягче, чем у худощавого маркиза. Элисон говорила, что у нее есть брат, и Лилит ненавидела себя за то, что только сейчас поняла, кто он.
Дансбери протянул Ричарду руку, и мужчины обменялись рукопожатием. Причем Лилит показалось, что барон решился на это после некоторого колебания.
– Ты все еще занят целыми днями, Ричард? – спросил Джек, принимая у горничной бокал вина.
Барон кивнул:
– Премьер-министр до сих пор не уверен, что мы очистили Англию от всех шпионов Бони.
– Не понимаю, какое это теперь имеет значение. – Маркиз пожал плечами. – Бонапарт же умер. Им некому писать донесения.
Лорд Хаттон усмехнулся:
– Попробуй объяснить это лорду Ливерпулю.
Маркиз с удивлением взглянул на собеседника:
– Насколько я помню, я…
– Джек, ты знаком с мисс Бентон? – неожиданно вмешалась Элисон. – Лилит, это мой брат, маркиз Дансбери.
Джек встал и поднес к губам руку Лилит.
– Я в восторге от новой встречи с вами, мисс Бентон.
– Вы очень любезны, милорд, – пробормотала Лилит, пытаясь высвободить свою руку.
Дансбери вежливо кивнул и отвернулся, чтобы поговорить с другими гостями. Лилит внимательно наблюдала за ним. Необыкновенно обаятельный и красивый, он казался… пантерой среди домашних кошек. Когда же он снова присел рядом с сестрой, чтобы поговорить о чем-то, на лице его внезапно появилась ласковая улыбка, и Лилит поняла, что опять увидела настоящего Джека Фаради.
Минуту спустя он взглянул на нее, и она в смущении опустила глаза. Маркиз почти тотчас же поднялся и сел рядом с ней. Лилит сделала глоток чая и проговорила:
– Я думала, сегодня вы где-то в другом месте, милорд.
– Я решил предоставить вашего брата самому себе на этот вечер. Вы, должно быть, довольны, не так ли?
Она подняла глаза и увидела, что Дансбери любуется своей племянницей и ее рыжим щенком.
– Все еще пытаетесь растопить Снежную королеву? – тихо спросила она.
Он повернулся к ней и улыбнулся:
– Вы уже убедительно доказали, что у вас гораздо больше общего с действующим вулканом.
– И потребовался лишь один удар по голове, чтобы убедить вас в этом?
– Нет, потребовался лишь один поцелуй.
– Вы дьявол, милорд, – проговорила Лилит сквозь зубы.
Маркиз рассмеялся:
– Ваши глаза сейчас удивительно засверкали, мисс Бентон. Я никогда не видел такого чудесного зеленого цвета. Даже изумруды с ним не сравнятся.
От такой лести Лилит покраснела, и это еще больше рассердило ее. Он умел делать комплименты, и она знала, что не следует принимать их всерьез.
– А может, изумруды, о которых вы говорите, были крадеными?
Маркиз опять засмеялся.
– Значит, теперь я сам дьявол, убийца герцогов и похититель драгоценностей, – прошептал он, наклоняясь к ней еще ближе. – Скажите, в чем еще вы желали бы обвинить меня?
Она окинула его презрительным взглядом:
– Об этом в приличном обществе не говорят.
– Я надеялся, что вы так скажете, – ответил он с улыбкой. – Может быть, нам пойти куда-нибудь и обсудить это без свидетелей, а Лил?
– Для вас я не Лил, а мисс Бентон. – Лилит пристально взглянула на него, но тут же отвела глаза. Она подумала о том, что он, конечно же, очень многим женщинам дарил такую же обольстительную улыбку, и постаралась не обращать внимания на трепет своего сердца. – И не обольщайтесь, милорд, ваши комплименты совершенно на меня не действуют. Меня никогда не интересовали такие люди, как вы. К тому же я уже почти решила, что выйду замуж за графа Нэнса.
Маркиз нахмурился и проворчал:
– По-моему, мы уже говорили об этом. Нэнс вам совершенно не подходит.
– О, неужели? Милорд, что же привело вас к такому выводу? – Она взглянула на него с удивлением – было очевидно, что ее последние слова очень ему не понравились.
Джек пожал плечами и пробормотал:
– Мне кажется, вы все прекрасно понимаете. Ведь Нэнс – идиот и у него нет чувства юмора. Он как деревянный. Преждевременное rigor mortis, то есть трупное окоченение. – Маркиз ухмыльнулся и добавил: – То же самое можно сказать и об остальных ваших поклонниках. Хотя ко мне это, конечно, не относится. Едва ли кто-нибудь назовет меня «деревянным».
Возможно, он прав, промелькнуло в голове у Лилит. Немного помедлив, она проговорила:
– Зато все они люди с абсолютно безупречной репутацией. К вам это, разумеется, не относится, – добавила она с язвительной усмешкой.
Он внимательно посмотрел на нее и тихо сказал:
– Но все они абсолютно не подходят той, которая совсем не Снежная королева. И опять-таки ко мне это не относится.
Такое заявление было слишком уж откровенным, и следовало дать Джеку Фаради столь же откровенный ответ.
– Если бы вы вели другой образ жизни, я могла бы с вами согласиться.
Лилит посмотрела на тетю Юджинию – она надеялась, что та уже собирается уходить. Однако миссис Фарлейн по-прежнему беседовала с графиней и, казалось, получала огромное удовольствие от беседы. Очевидно, она решила, что предложение герцога Уэнфорда уже обеспечено и даже маркиз Дансбери не сможет помешать. Лилит снова повернулась к своему собеседнику, он тут же проговорил:
– Мисс Бентон, мне казалось, что вы в отличие от других могли бы признать, что ваше представление обо мне основано главным образом на слухах и сплетнях. Вы не допускаете, что я, возможно, совсем не такой, каким меня считают?
Лилит взглянула на маркиза с некоторым удивлением, она не ожидала от него таких слов, вернее, такой искренности.
– Но какой же вы на самом деле? – Она не была уверена, что получит удовлетворительный ответ.
В этот момент им помешала Габриэлла Уилтен, обратившаяся к Лилит с каким-то глупейшим вопросом. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем Лилит смогла вновь повернуться к Джеку.
– Вы спрашиваете, какой я на самом деле, не так ли, мисс Бентон? Знаете, долго объяснять, поэтому буду краток. В своих поступках я подобен ангелу. В мудрости…
– Подобен Богу, – закончила Лилит. Она покачала головой и улыбнулась. Для игрока и распутника маркиз был неплохо начитан. – И к тому же скромен…
Он пристально посмотрел ей в глаза и прошептал:
– О Боже, какая у вас очаровательная улыбка!
Лилит невольно потупилась. Ей хотелось продолжить разговор, но она не сразу собралась с мыслями. Наконец, снова взглянув на собеседника, она спросила:
– Можно задать вам вопрос, милорд?
Он с улыбкой кивнул:
– Я к вашим услугам, мисс Бентон.
– Было ли… Не заметили ли вы, что его светлость… что-то держал в руке?
Джек посмотрел на Лилит с некоторым удивлением:
– Что-то держал?.. Что именно? Не могли бы вы описать предмет, который мог бы оказаться в его руке? Пока я могу сказать лишь одно: в его карманах ничего не было. Впрочем, и карманы отсутствовали, когда я оставил его, – добавил маркиз с усмешкой.
О Господи, она чуть не забыла, какой негодяй этот Дансбери! Хорошо, что он сам напомнил ей об этом.
– Это не важно, милорд. Не имеет значения… Я задала такой странный вопрос лишь потому…
– Вы что-то ищете, не так ли? – перебил маркиз.
Лилит снова потупилась. Сделав глоток чая, пробормотала:
– Я ищу сережку.
Маркиз вздрогнул и уставился на нее в изумлении.
– Сережку?.. Неужели вы отдали этому мерзавцу свою сережку?
В этот момент мисс Глория Эшбери посмотрела в их сторону и что-то прошептала леди Мейверн. Лилит только теперь осознала, что для малознакомых людей они с маркизом сидят слишком близко друг к другу. Смутившись, она немного отодвинулась от него.
– Успокойтесь, милорд, – прошептала она. – Вы как будто ревнуете…
Маркиз нахмурился и пробормотал:
– Я просто поражен, мисс Бентон: вы подарили сережку такому старому безобразному чудовищу в знак вашего расположения… Но почему вы не забрали ее потом, когда он еще находился в вашем доме?
Лилит посмотрела по сторонам и лишь после этого ответила:
– Я ему ничего не давала. И тогда я не знала, что потеряла ее. Когда он падал, он схватил меня за волосы, и я поняла, что потеряла сережку, только несколько часов назад. Я везде искала, но не нашла ее. Поэтому и решила, что сережка была у него.
Маркиз, казалось, задумался о чем-то. Потом вдруг сказал:
– Я начинаю жалеть, что не явился к вам на несколько минут раньше.
– Потому что вы мне не верите? – спросила Лилит. Его недоверие показалось ей оскорбительным.
Дансбери покачал головой:
– Нет, не в этом дело. Жаль, что я не придушил этого мерзавца до того, как он испустил дух.
«Неужели он ревнует? – подумала Лилит. – Но почему? С какой стати?»
– А вы, милорд, действительно не имеете никакого отношения к его смерти? – спросила Лилит и тут же поняла, что не следовало задавать это вопрос.
Он вздохнул и снова покачал головой. Немного помолчав, пробормотал:
– Знаете, иногда я жалею, что не вел… другой образ жизни.
Она взглянула на него с удивлением:
– Но кто же мешал вам жить иначе?
Он пожал плечами:
– Жить иначе? Мне казалось, что это ужасно скучно. Что же касается сережки, то не беспокойтесь. Сегодня ночью я поищу ее.
«Неужели он действительно совсем не такой, каким казался?» – подумала Лилит.
– Мне очень хотелось бы поверить вам, – прошептала она, потупившись. Она имела в виду не только поиски сережки, но понял ли это маркиз?
Тут к Дансбери подбежала Беатрис. Схватив его за руку, малышка потребовала:
– Дядя Джек, покажи мне фокус. Пойдем к нам.
– Я тоже хотел бы, чтобы вы мне поверили, Лилит, – ответил маркиз, уже поднимаясь. Подхватив племянницу на руки, он направился к детям, игравшим со щенком.
– Не Лилит, а мисс Бентон, – пробормотала она, провожая маркиза взглядом.
– Дядя Джек – не очень-то подходящее имя для щенка-девочки, – терпеливо объяснял Джек. Элисон же, стоявшая за его спиной, даже не пыталась сдержать смех.
– А мне нравится эта имя, – возразила Беатрис. Она ласково погладила щенка.
Последние из гостей Хаттонов только что ушли, и Джек не без удовольствия отметил, что Лилит Бентон не торопилась уходить, хотя тетка то и дело бросала в ее сторону выразительные знаки.
– Но ты не представляешь, какая будет путаница, – говорил племяннице маркиз. – Как же твоя собачка будет узнавать, с кем ты разговариваешь – с ней или со мной?
– Я же знаю, с кем я говорю. – Девочка с удивлением посмотрела на дядю.
– А если назвать ее Лорд Хаттон? – с улыбкой проговорил маркиз.
– О, я очень тебе благодарен, – проворчал стаявший в дверях Ричард. Было очевидно, что он не очень-то жаловал своего шурина.
– Она – Дядя Джек, – заявила Беатрис. – Я так решила.
Джек присел и погладил щенка.
– Хороша, Крошка Би. Пусть будет Дядя Джек.
Тут по лестнице спустилась Фанни, гувернантка малышки. Покосившись на Джека, она сказала:
– Пора спать, мисс Беатрис.
– Я не хочу спать! – закричала девочка. Но в конце концов ей все же пришлась последовать за гувернанткой.
– Джек, посиди со мной, – сказала Элисон.
Он подошел к сестре и сел на диван рядам с ней.
– Спасибо, что пригласила меня. Я сомневался, что пригласишь.
– А я была не уверена, что ты придешь, если даже приглашу.
– Ладно, не сердись, – пробормотал Джек. – Я знаю, что в последнее время я несколько пренебрегал своими обязанностями, но я никогда еще не пропускал день рождения Би.
– Едва не пропустил, – пробурчал Ричард, выходя из комнаты.
Проводив взглядам Ричарда, Джек снова повернулся к сестре.
– Знаешь, мне кажется, твой муж начинает смягчаться.
Год назад он совершенно не выносил меня, даже не мог оставаться со мной в одной комнате дальше пяти минут.
– Но сегодня ты вел себя вполне прилично, – заметила Элисон. – Такой ты мне больше нравишься.
Джек ухмыльнулся, однако промолчал, Не мог же он сказать, что пошел на хитрость, чтобы просто очаровать своенравную молодую леди.
Элисон улыбнулась и погладила свой округлившийся живот.
– Скажи мне, дорогой братец, как давно ты знакам с Лилит Бентон?
– С мисс Бентон? – Джек сделал вид, что пытается вспомнить. – Видишь ли, я дружил с ее братом. С тех пор, полагаю… То есть с тех пар, как познакомился с ним.
Элисон молча смотрела на брата. Наконец проговорила:
– Джонатан Огаст Фаради, не пытайся обмануть меня. Она тебе нравится!
– Но я вовсе не…
Сестра захлопала в ладоши, и Джек в смущении умолк.
– Наконец-то! – воскликнула Элисон. – Мне уже казалась, что это никогда не случится, что тебе никогда не наскучат твои похождения. Я уж потеряла надежду…
– Элисон, я думаю, ты…
– Что ж, я рада за тебя, братец.
– Перестань, Элисон! Она и знать меня не хочет.
Сестра нахмурилась:
– Но почему?
– Ей нужен добропорядочный муж. К тому же она считает, что я одурачил ее брата, что я хочу погубить его и завладеть его деньгами.
– О, Джек… – Элисон вздохнула. – Ну почему люди думают о тебе такие ужасные вещи?
Он пожал плечами и потянулся к бокалу, стоявшему на столике у дивана. Сделав глоток вина, пробормотал:
– Видишь ли, люди во многом правы.
– Но, Джек…
Он поставил бокал и тут же поднялся.
– Но не теряй надежды, моя милая. Знаешь, приверженность мисс Бентон к респектабельности делает ее забавной. Что ж, спокойной ночи, Элисон. – Джек направился в переднюю, чтобы взять шляпу и плащ. Одевшись, прокричал: – Спокойной ночи, Ричард!
Джек собирался закончить вечер в клубе «Будлз», но вовремя вспомнил о том, что обещал поискать сережку. Перед тайным посещением винного погребка Уэнфорда следовало переодеться, поэтому он направился в Фаради-Хаус. Подходя к дому, маркиз увидел Уильяма Бентона, сидевшего на ступенях парадного входа.
– В чем дело? – спросил Джек.
Фис почти тотчас же открыл дверь, и юноша, последовав за маркизом, пробормотал:
– Я пришел задать вам… очень важный вопрос, но ваш дворецкий не впустил меня.
Джек покосился на Фиса, тот, скрывая усмешку, закрывал за ними дверь.
– Да, обычно он никого не впускает. – Маркиз тут же направился к лестнице. Уже поднимаясь по ступенькам, бросил через плечо: – У меня нет времени дли разговоров.
– А не мог бы я поехать с вами? – спросил Уильям.
Джек остановился и внимательно посмотрел на юношу, все еще стоявшего в холле.
– Что ж, почему бы и нет? – Он пожал плечами. – Подожди, я скоро вернусь.
Переступив порог своей спальни, Джек снял плащ и бросил его на кровать. Затем подошел к шкафу красного дерева и открыл дверцу. В следующее мгновение в комнату вошел Мартин. С удивлением взглянув на хозяина, камердинер спросил:
– Милорд, вам не требуется помощь?
– Где мои старые вещи? – проворчал Джек.
– Старые вещи, милорд?
– Да. Что-нибудь из того, что я привез из Франции.
Мартин какое-то время молчал, наконец пробормотал:
– У вас затруднения, милорд?
Джек тяжело вздохнул:
– Пока еще нет. Но мне нужно что-нибудь такое… Я должен быть неприметным и в то же время выглядеть… почти джентльменом.
Камердинер зашел в гардеробную и через несколько минут вынес оттуда темно-коричневое пальто.
– Это подойдет?
Маркиз криво усмехнулся:
– Неужели я когда-нибудь носил это?
– Я думаю, в Париже несколько раз надевали, потому что… – Мартин внезапно умолк и внимательно посмотрел на пальто. Джек, с любопытством наблюдавший за ним, заметил, что камердинер поднес пальто к носу. Потом вдруг нахмурился и проворчал: – Нет, это совсем не та вещь. Я принесу вам что-нибудь другое.
– А в чем дело? – спросил Джек.
– Ничего, милорд. Я всего лишь…
Джек взял пальто из рук Мартина и поднес его к лицу, полагая, что почувствует запах плесени или эля. Ощутив легкий аромат французских духов, он побледнел – ему показалась, что он уловил также и запах запекшейся крови, хотя вполне вероятно, что ему это просто почудилось.
– Совершенно верно, – пробормотал маркиз, возвращая пальто камердинеру. – Ты прав, это совсем не годится.
– Милорд…
– Черт побери, принеси мне что-нибудь другое! Я очень спешу. А это… побыстрее сожги.
Если камердинер и хотел что-то сказать, то предпочел промолчать. Он направился в гардеробную и вскоре вернулся с другим пальто французского покроя. Джек вырвал его из рук Мартина и тут же надел. Это пальто явно вышло из моды лет пять назад – в то время в Париже были в моде узкие талии, но от него по крайней мере пахло только затхлостью.
– Так куда же мы отправимся? – спросил Уильям, когда Джек спустился в холл. Он с любопытством посмотрел на черное пальто маркиза.
– Полагаю, мы займемся некроскопией, – ответил Джек, натягивая перчатки.
– Некро… Вы имеете в виду Уэнфорда? – пробормотал Уильям.
– Говори тише, – предупредил его Джек, когда они подошли к парадной двери, – лучше всего вообще молчи. А если не можешь придержать язык, то приглашение отменяется.
Уильям отнесся к предупреждению со всей серьезностью и всю дорогу молчал. Незаметно приблизиться к Ремдейл-Хаусу в темноте было не так уж сложно, но у двери винного погребка маркиз остановился и тщательно осмотрелся – следовало убедиться, что никто из конюхов не вышел прогуляться под луной. Затем Джек вытащил из-за голенища сапога нож и присел перед дверью погреба.
– Вы уверены, что понимаете, что вы делаете? – спросил Уильям.
Джек взглянул через плечо и проворчал:
– Я велел тебе молчать. Лучше смотри по сторонам.
– Да, я понял, – ответил Уильям.
Джек вздохнул, он уже жалел, что взял с собой Уильяма.
Через несколько секунд тот снова заговорил:
– Джек, вы когда-нибудь думали о женитьбе?
Маркиз невольно усмехнулся – было очевидно, что чары Антонии наконец-то начали действовать.
– Уильям, я же просил тебя помолчать.
– Да-да, я слышу, – прошептал юноша. – Но сегодня, когда мы были в театре, Нэнс отвел меня в сторону и предупредил, чтобы я остерегался таких распутников, как вы. А потом Антония…
– Значит, Лайонел Хенрик решил, что тебя следует предупредить? – Маркиз снова усмехнулся. – Жаль, что я не слышал вашего разговора.
Уильям тихонько рассмеялся:
– Я прекрасно знаю, что Нэнс – надутый болван, и не придаю значения его словам. Но вы не ответили на мой вопрос. Я спрашиваю: вы думаете жениться?
Джек что-то проговорил сквозь зубы, в этот момент он проворачивал острие ножа в тяжелом ржавом замке. Минуту спустя он обернулся и сказал:
– Вот тебе мой совет, Уильям. Никогда не отдавай своего сердца. Поверь, это ни к чему хорошему не приведет.
Джек снова повернулся к двери, почти тотчас же юноша вновь заговорил:
– Но вы сделали предложение Лил, разве не так?
– Черт побери! – Джек помассировал костяшки пальцев. – Говоришь, сделал предложение?.. Видишь ли, это была просто шутка. А она, то есть Лилит… Мне кажется, ее чувства ко мне были слишком очевидны, так что… – Он еще раз провернул кончик ножа, и замок, наконец, поддался. – Ну вот, я знал, что сумею открыть его.
– Это заняло чертовски много времени. Я уже замерз.
– Скажи спасибо, что холодно, – усмехнулся Джек и открыл дверь. – Иначе ты бы уже давно почувствовал запах тела Уэнфорда.
– О, это ужасно! – пробормотал юноша.
Джек начал спускаться по ступеням, ведущим в подвал. Потом вдруг остановился и, обернувшись, проговорил:
– Может быть, тебе лучше подождать снаружи?
– Нет-нет, не беспокойтесь. После того, как он так поступил с Лилит… Я с удовольствием взгляну на этого негодяя.
– Что ж, пойдем. – Джек снял со стены фонарь и зажег его.
Спустившись вниз, они прошли вдоль стены, и вышли в проход между полками, уставленными бутылками с вином.
– Как умно поступила твоя сестра, отправив меня в герцогский погреб с поручением, – проворчал маркиз. – Сама же преспокойно спит, – добавил он с усмешкой.
– Не могла же она сюда отправиться среди ночи, – возразил Уильям. – Едва ли это подходящее для нее занятие.
– Для нас тоже, – сказал маркиз. – Так, кажется, сюда… Не отставай.
– Знаете, Лил вовсе не такая, какой кажется, – проговорил Уильям. – И вовсе не ее вина, что ей приходится…
– Помолчи, – пробурчал маркиз, и юноша тут же умолк. Они обогнули полки, и Джек, остановившись, сказал:
– Подними повыше фонарь.
В следующее мгновение они увидели Уэнфорда. Он лежал там же, где его оставили Джек и Милгрю. Лежал голый, на спине, сжимая в руке бутылку скверного вина.
Джек вздохнул и передал фонарь Уильяму. Сам же присел рядом с трупом.
– О Господи! – прошептал Уильям, держа фонарь в дрожащей руке.
– Черт побери, держи фонарь как следует, – проворчал Джек.
Сережки не оказалось ни в карманах герцога – одежда его лежала с ним рядом, – ни в его руках. Джек несколько минут обшаривал грязный пол, покрытый соломой, но нашел два пенни, вероятно, выпавшие из кармана Уэнфорда.
– Так скажи мне… – Маркиз начал осматривать пол около ближайших полок – Скажи, почему забота мисс Бентон о респектабельности не ее вина? Ты ведь это имел в виду, не так ли?
– Вы же, наверное, слышали историю нашей матери и графа Грейтона?
– Кажется, что-то вспоминаю.
– Так вот, я полагаю, что все это правда. Мать была немного взбалмошной, что не могло нравиться отцу. Их поженили, знаете ли. Честно говоря, я думаю, он не умел с ней обращаться. Когда она бросила нас ради Грейтона, отец поклялся, что никогда не простит ее. И не простил.
– И из-за этого он увез вас из Лондона?
Уильям кивнул:
– Лил тогда было двенадцать. С тех пор отец постоянно внушал ей, что ее долг – восстановить доброе имя Бентонов. И Лил воспринимает это очень серьезно, она просто заболевает, если ей не удается соблюдать все правила приличий. А отец и эта старая тупица Юджиния, черт бы ее побрал, не упускают случая указывать ей на ее ошибки.
Джек подкинул на ладони монетку, затем опустил ее в карман.
– Восстановить доброе имя семьи – огромная ответственность, не так ли?
– Слишком большая, – подтвердил Уильям. – Но она очень старается. Хотя с таким братом, как я, восстановить наше доброе имя не так-то просто.
– Да, понимаю… – пробормотал маркиз. Рассказ Уильяма многое объяснял. Неудивительно, что Лилит старалась избегать его. Ведь маркиз Дансбери представлял собой угрозу ее добропорядочности. Но с другой стороны, он не мог забыть, как она отреагировала на его поцелуй, как трепетала от его прикосновений. Да, ее влекло к нему – в этом не могло быть ни малейших сомнений. Джек улыбнулся. Возможно, ангелу в глубине души хотелось оказаться в объятиях дьявола. Дьяволу, бесспорно, этого хотелось.
– Что теперь? – спросил Уильям.
– Подожди меня здесь, – ответил маркиз. – Если кто-нибудь придет, спрячься.
– А вы куда?
– Наверх. Мне надо кое-что проверить.
– Но, Джек…
– Не беспокойся, я сейчас вернусь. – Маркиз направился к лестнице, ведущей в кухню.
Прошло уже два дня после исчезновения герцога, и Джек предполагал, что в доме все встревожены. Однако он ошибся. Пробираясь через холл к кабинету Уэнфорда, он обнаружил, что в доме царили мир и покой, – казалось, никто не искал герцога. В кабинете, в одном из ящиков старинного дубового стола, маркиз нашел то, что искал, – расходную книгу.
На последних двух страницах было более десятка записей о долгах, которые, как он знал, были сделаны Дольфом Ремдейлом (последней значилась сумма в тысячу двести семьдесят семь фунтов – деньги за бриллиантовую булавку, выплаченные дядей). Было очевидно, что Дольф постоянно проигрывал, причем крупные суммы, и, без сомнения, ему приходилось вымаливать у дяди каждый пенни, чтобы заплатить за свои проигрыши.
Джек уселся на стул и задумался. Длиннолицый умер очень вовремя. Через неделю-другую он мог бы жениться на Лилит Бентон, мог бы даже в результате заиметь наследника – и тогда Дольф не получил бы наследство. Теперь же, когда обнаружится, что герцог умер, Дольф станет очень богатым и весьма влиятельным человеком. Следовательно, можно было предположить, что один Ремдейл прикончил другого. Уэнфорд был стар и подвержен припадкам гнева, и не было бы ничего странного, если бы он скончался во время такого припадка. С другой стороны, Джек всегда верил в свою удачу. Поэтому он взял расходную книгу и поставил ее на книжную полку, позади трудов Аристотеля. Никто не догадается, что надо искать ее там, по крайней мере, в ближайшее время.
Джек выскользнул из кабинета и через кухню пробрался обратно в холодный погреб.
– Уильям… – прошептал он, вглядываясь в темноту.
– Слава Богу, – послышался шепот за его спиной.
Маркиз оглянулся и увидел Уильяма с бутылкой вина в руке. Вырвав у него бутылку, он проворчал:
– Этому вину шестьдесят пять лет. Если ты собираешься ударить кого-нибудь по голове, возьми вино похуже.
– Вы нашли то, что искали? – спросил Уильям.
– Остается лишь на это надеяться. Пошли.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Украденные поцелуи - Энок Сюзанна



мне понравилась
Украденные поцелуи - Энок Сюзаннажанна
8.02.2012, 17.06





читаешь и не хочешь, чтоб роман заканчивался. он классный!
Украденные поцелуи - Энок Сюзаннанона
9.02.2012, 4.31





очень понравился роман!
Украденные поцелуи - Энок Сюзанналилия
9.02.2012, 11.06





Мне понравилось !!!
Украденные поцелуи - Энок СюзаннаМарина
16.02.2012, 20.41





А мне не очень понравился! не понравился ни сюжет, ни характеры героев. Как -то все было затянуто и не серьезно (на героине -в прямом смысле слова, умер старый герцог, а она так легко к этому отнеслась, как-будто такая ситуация происходит каждый день).Какая-то белиберда. Мне показалось, что автор не знала что написать и высасывала историю из пальца.
Украденные поцелуи - Энок СюзаннаЮлия
18.02.2012, 9.58





Возражаю Юлии. Роман прелестный. Да и герцог умер не во время полового акта.Читается с большим интересом.
Украденные поцелуи - Энок СюзаннаВ.З.,64г.
28.09.2012, 23.00





Роман довольно таки скучный.Зря потерянное время.
Украденные поцелуи - Энок СюзаннаНИКА*
25.12.2012, 22.29





Я бы не сказала,что роман скучный,конечно,есть намного интереснее,но и этот можно прочесть.
Украденные поцелуи - Энок СюзаннаТаня
2.01.2014, 16.25





Можно почитать.
Украденные поцелуи - Энок СюзаннаКэт
27.10.2014, 10.48





Мне очень понравился этот роман 100 балов!!!!!!!!
Украденные поцелуи - Энок СюзаннаНАТАЛИЯ
8.11.2014, 9.15





И мне очень понравился!!!
Украденные поцелуи - Энок СюзаннаМари
1.12.2014, 0.17





бред!!!
Украденные поцелуи - Энок Сюзаннавалентина
1.01.2015, 8.34





бред!!!
Украденные поцелуи - Энок Сюзаннавалентина
1.01.2015, 8.34





Хочу поблагодарить читательницу за роман Ольги Горовой Любовь как закладная жизни. Спасибо Ввм за рекомендацию. Влюблена в него. Я такого еще не читала. Супер!!!! Спасибо Вам ( не запомнила имя, за что извинюсь). Буду признательна, если посоветуете еще.
Украденные поцелуи - Энок СюзаннаСветлана
1.01.2015, 8.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100