Читать онлайн Украденные поцелуи, автора - Энок Сюзанна, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Украденные поцелуи - Энок Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.04 (Голосов: 56)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Украденные поцелуи - Энок Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Украденные поцелуи - Энок Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Энок Сюзанна

Украденные поцелуи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Девять утра – слишком ранний час для визитов, но маркиз Дансбери сразу догадался, кто так громко стучит в дверь его дома. Тяжело вздохнув, он сел на постели и потер пальцами виски. Уильям Бентон вчера очень просил, чтобы его взяли в светский клуб, и Джек, в конце концов, уступил, несмотря на свою неприязнь к тамошним снобам. Вспомнив о стычке с герцогом Уэнфордом, маркиз поморщился – клан Ремдейлов всегда вызывал у него острое чувство неприязни.
Камердинер осторожно постучал в дверь.
– Милорд…
– Входи, Мартин. Я уже проснулся и сегодня настроен довольно миролюбиво.
Мартин вошел в комнату и подал хозяину чашку горячего крепкого кофе, который обычно умиротворяюще действовал на маркиза, даже когда тот находился в менее миролюбивом настроении. Джек с удовольствием отхлебнул из чашки, а камердинер направился к гардеробу из красного дерева.
– Как вы желаете выглядеть сегодня утром, милорд?
Маркиз нахмурился:
– Черт побери, почему ты молчишь, Мартин? Кто пришел?
– Фис говорит, что это Рэндольф Ремдейл. Он ждет с большим нетерпением, как мне кажется. Ждет в утренней гостиной. Я считал его благовоспитанным джентльменом, но явиться в такой час, должен заметить…
– Племянник герцога? – перебил Джек. – Что ж, я так и думал. Значит, надену… что-нибудь строгое: Это ужасно разозлит его.
– Почему? – удивился камердинер.
– Я хочу, чтобы он не забывал: мой титул выше его. – Маркиз снял ночную рубашку и швырнул ее на кровать. – Да, мой титул выше. По крайней мере, пока.
Надев строгий коричневый сюртук, который больше подошел бы банкиру, чем знатному дворянину, Джек положил в карман жилета бриллиантовую булавку и велел Мартину оставаться в комнате.
– Я сразу же уйду из дома. И надену что-нибудь… попроще.
– Даже в вашей самой скромной одежде, милорд, вы смотритесь лучше, чем большинство людей в их самой нарядной, – заметил камердинер.
Джек усмехнулся:
– Подобные комплименты добавят еще пять лишних фунтов к твоему жалованью, Мартин.
– Они всегда пригодятся, милорд. – Камердинер склонился в глубоком поклоне.
Спускаясь по лестнице, Джек подумал о том, что затеянная им игра, возможно, уводила его в другую сторону. Накануне Лилит была так забавна! Господи, да она гораздо умнее, чем любая другая дебютантка! Ему нравилось преодолевать препятствия, а Лилит, сознательно или нет, подняла ставки в этой игре. Что ж, если она достаточно умна, то он получит еще большее удовлетворение от ее неизбежного падения.
Уильям, однако, оказался совершенно другим. Джек еще никогда не встречал юношу, который бы так жаждал испортить свою репутацию. Не встречал с тех пор… как сам был таким же. Да, было бы весьма поучительно проследить ту дорогу в ад, по которой он прошел после того, как в семнадцать лет получил свой титул. Конечно, он в то время оказался совершенно один, а Уильяму повезло…
Внизу, у лестницы, его ожидал Фис.
– Прошу вас, милорд. – Дворецкий протянул маркизу визитную карточку Рэндольфа Ремдейла. – Я сказал ему, что вы еще не встали, но то, что он ответил, – это невозможно повторить.
– А ты все-таки повтори. Фис ухмыльнулся:
– Он сказал, что я должен вытащить вас и вашу толстозадую девку из постели и немедленно доставить сюда.
– Хм… Так он хотел видеть меня или девку?
– Он этого не сказал, милорд, но я понял, что вас.
Джек улыбнулся и посмотрел на визитную карточку. Украшенная изящной виньеткой, она потеряла свой вид из-за загнувшихся краев и пятен пота. Было очевидно, что Ремдейл не в духе.
– Спасибо, Фис. Я буду завтракать через пять минут.
– В утренней гостиной, милорд? – неуверенно спросил дворецкий.
Джек пожал плечами:
– Если ты настаиваешь.
Фис с удивлением посмотрел на хозяина и пробормотал:
– Слушаюсь, милорд.
Предполагаемый наследник герцога Уэнфорда стоял у окна, и он, судя по всему, действительно был не в духе. Джек невольно усмехнулся. Он был рад причинить неприятности Ремдейлам – это доставляло ему удовольствие. «Но почему же Лилит связалась с герцогом Уэнфордом? Неужели дело только в титуле? – размышлял маркиз. – Для такой умной девушки, как она, довольно странный выбор».
Остановившись в дверях, Джек какое-то время наблюдал за гостем – тот же смотрел в окно. Антония Сен-Жерар несколько раз отзывалась о Рэндольфе Ремдейле как о «лондонском белокуром Адонисе». Многие говорили, что Рэндольф все еще не женился лишь по одной причине – не встретил женщину, достойную стать герцогиней Уэнфорд, после того как он унаследует титул. Джек же подозревал, что затянувшееся холостяцкое положение Ремдейла объяснялось его вспыльчивым характером и нежеланием, чтобы кто-то еще смотрелся в зеркала в его доме на Сент-Джордж-стрит.
– Доброе утро, Ремдейл. – Маркиз наконец-то вошел в комнату. – Надо ли мне притворяться и спрашивать, зачем вы здесь? Или мы просто…
– Вы прекрасно знаете, почему я приехал, – перебил Рэндольф, злобно уставившись на Джека. – Ведь я говорил вам, что выкуплю эту булавку. Так что незачем было похвалятся ею на публике.
Джек с невозмутимым видом кивнул. Он накануне постарался облегчить карманы Рэндолфа, а затем предложил взять булавку в залог – специально для того, чтобы похвастаться ею перед всеми.
– А мне кажется, что вы сказали вот что: «Забирайте эту проклятую булавку, и покончим с этим». – Маркиз протянул руку и поправил портрет своего отца, написанный сэром Джошуа Рейнолдсом. Старому маркизу не удалось улыбнуться даже ради вечности. Слава Богу, его жена была одарена чувством юмора, которого хватало на них обоих. – Или я ошибаюсь?
– Мерзавец, – проворчал Ремдейл и вынул из кармана туго набитый кожаный кошелек. – Вот. – Он бросил кошелек на стол.
Маркиз с удивлением взглянул на гостя:
– Откуда такие деньги? Ведь двадцать четыре часа назад у вас не было ни…
– Не ваше дело, черт побери! Где булавка?
Джек с улыбкой вытащил из кармана булавку и осмотрел ее.
– Хм… – протянул он в задумчивости. – Дядюшка Джеффри оплачивает ваши карточные долги, верно?
Рэндольф сквозь зубы процедил: – Отдайте булавку.
Джек бросил булавку на стол.
– В будущем я не советую вам играть на фамильные драгоценности. Кажется, дядя Джеффри был не очень доволен, что выпустил булавку из своих когтей.
Рэндольф покраснел и, сжав кулаки, пробормотал:
– Мерзавец! Мне следовало бы вызвать тебя на дуэль. Это прозвучало многообещающе, хотя маркиз прекрасно знал, что Ремдейлы не вступают в драку, если знают, что не победят. Но может быть, Рэндольф все же рискнет? Может, и рискнет, если подтолкнуть его должным образом.
Тут дверь открылась, и Фис внес поднос с завтраком.
Увидев вазочку с джемом, Джек усмехнулся. В следующее мгновение он схватил вазочку и выплеснул ее содержимое в лицо Рэндольфа Ремдейла. Затем с улыбкой спросил:
– А это заставит вас вызвать меня?
Ремдейл, отплевываясь, отшатнулся. Утирая с лица липкий апельсиновый джем, пробормотал:
– Негодяй!
– Так как же? – спросил Джек, разглядывая свои ногти. – Я спросил: вы собираетесь меня вызвать?
Ярость на лице Рэндольфа мгновенно сменилась тревогой. Все же, утирая джем со щек, он проговорил:
– Нет, я поступлю иначе. Я уничтожу тебя. Ты еще пожалеешь… – С этими словами Ремдейл бросился к выходу.
– Черт бы побрал этого труса, – пробормотал Джек, слизывая с пальца джем.
– Милорд…
Джек повернулся к дворецкому:
– Слушаю тебя, Фис.
– Милорд, вам для этого был нужен завтрак?
Маркиз пожал плечами и поставил вазочку на поднос.
– Да, если б у меня был дар предвидения. – Он направился к двери, уже предвкушая свою новую встречу с Лилит Бентон. Ее брат, конечно же, знал, как она собиралась провести вечер. – Фис, отошли поднос в мою комнату, пожалуйста. И вели оседлать Бенедика.
Джек обещал помочь Уильяму в покупке нового коня, а сегодня на аукцион выставляли несколько дорогих жеребцов. Антония была неравнодушна к черным арабским скакунам, о чем он и сообщил молодому Бентону.
– Раз уж меня вытащили из постели в такой немыслимо ранний час, я могу позволить себе… кое-что совершить, – проговорил маркиз, выходя из комнаты.
Дворецкий окинул взглядом прекрасный персидский ковер, забрызганный джемом, и со вздохом пробормотал:
– Кое-что совершить… Значит, это именно так называется.
Воксхолл-Гарденз был местом шумных развлечений.
Сады, днем тихие и почти безлюдные, любила посещать Лилит. Однако по вечерам, во время сезона, там устраивались шумные вечеринки и фейерверки. И если бы не присутствие леди Джорджины, то отец никогда бы не отпустил сюда Лилит. Впрочем, ей не очень-то хотелось ехать, и она, возможно, даже обрадовалась бы, если бы отец ее не отпустил.
– Лилит, перестань хмуриться. У тебя будут морщины. Лилит отвела взгляд от лорда Грили и мистера Адамса, переходивших вброд Центральный фонтан и распевавших балладу о какой-то шотландской деве, с которой они, по-видимому, были близко знакомы.
– Я не хмурюсь, Джорджина. Просто я не понимаю, как можно так глупо себя вести.
Ее подруга перегнулась через барьер снятой ими ложи, чтобы получше разглядеть веселых джентльменов.
– Мой папа говорит, что они все глупы. – Джорджина хихикнула, когда эти джентльмены помахали ей. – Просто некоторые не умеют это скрывать.
Пен, стоявшая позади Джорджины, наморщила нос. Лилит же невольно улыбнулась. Джорджина была легкомысленна и к тому же близорука, но ее приданое оценивалось в десять тысяч фунтов, так что умственные способности и близорукость не имели значения. Лилит вздохнула и посмотрела в сторону возвышения, на котором оркестр исполнял прекрасное переложение музыки Гайдна. Она знала, что ее считают красивой, а это означало, что на нее смотрят так же, как и на легкомысленную Джорджину. Никого не интересовало, что она думает, чем увлекается.
Из-за кустов показалась тележка кондитера, и Лилит встала.
– Пойду возьму клубничного мороженого, – сказала она. – Может, еще кто-нибудь хочет?
– Нет, спасибо. – Пен поежилась. – Мне и так уже холодно.
Джорджина, маркиза и леди Сэнфорд тоже отказались. Лилит же, покинув ложу, отправилась за мороженым. Когда она заплатила за свою порцию, где-то неподалеку послышался скрипучий голос герцога Уэнфорда, и она вздрогнула.
Немного помедлив, она поспешила к оркестровому помосту, чтобы там спрятаться. Лилит не хотела встречаться лицом к лицу с Уэнфордом, когда рядом не было Пен или Уильяма, – они помогли бы ей избежать неприятностей.
Тут снова раздался голос герцога, и Лилит, бросившись за угол помоста, сразу же на кого-то наткнулась.
– Ох, простите, – пробормотала она в смущении. – Какая же я неловкая…
– Вовсе нет, мисс Бентон, – возразил маркиз Дансбери, насмешливо глядя на нее. – Ужасно неучтиво с моей стороны стоять именно на этой дорожке.
Лилит вспыхнула и пробормотала: – Что вы здесь делаете?
Маркиз негромко рассмеялся:
– Должен признаться, я слушал музыку.
– Но для этого здесь расставлены скамейки. – Тут Лилит отступила на шаг.
За зеленой изгородью вновь раздался голос герцога, и Лилит вздохнула. Она пыталась избежать встречи с его светлостью, а теперь ей угрожала еще большая опасность.
– Мне не хотелось рисковать моей репутацией, – ответил Дансбери. – Ведь меня могли увидеть сидящим на скамье в одиночестве. – Он пристально взглянул на Лилит и добавил: – Может, вы могли бы составить мне компанию?
– Вы, должно быть, шутите. – Лилит оглянулась.
Маркиз проследил за ее взглядом и спросил:
– Вы в затруднении?
– Нет.
– И никого не избегаете?
Лилит нахмурилась и заявила:
– Если бы и избегала, то только вас.
Маркиз пожал плечами и сказал:
– Просто я хотел вам помочь. И если вы пожелаете узнать, что ваш пятый претендент направляется сюда…
Лилит вздрогнула и снова обернулась. В следующее мгновение маркиз схватил ее за руку и увлек в кусты.
– Не смейте… – прошептала она.
– Тихо. – Он приложил палец к ее губам.
Лилит взглянула на него, пораженная этим прикосновением, и отстранила его руку. Она хотела выбраться из кустов, но по другую сторону от помоста опять раздался голос Уэнфорда – если бы она вышла, он сразу же заметил бы ее. Когда она снова повернул ась к Дансбери, он с задумчивым видом наблюдал за ней.
– Похоже, вам действительно не нравится внимание герцога, – заметил он с усмешкой.
– Это уж не ваша забота.
Маркиз пожал плечами:
– Тогда я ухожу. – Он сделал вид, что собирается уйти.
– Не смейте заставлять меня вылезать отсюда вслед за вами – как будто мы тут… чем-то занимались, – прошипела Лилит.
Он остановился и посмотрел на нее через плечо:
– Значит, вам требуется мое общество?
Она пристально взглянула на него:
– Я не просила вас тащить меня в кусты. И не позволю вам губить мою репутацию. Хотя не сомневаюсь, что именно этого вы хотите.
Маркиз криво усмехнулся:
– Если бы я пытался погубить вашу репутацию, то мы сейчас оба были бы полураздеты.
– Неужели? – Лилит презрительно фыркнула. – Это что, один из приемов совращения? Может, именно этому вы обучаете моего брата? Если так, то я боюсь, что он обречен на вечное целомудрие.
Дансбери рассмеялся:
– Если вы не верите в чистоту моих намерений, мисс Бентон, то лучше уходите.
– Я уйду. Как только вы посмотрите и убедитесь, что его светлости уже здесь нет.
С легким поклоном маркиз повернулся и раздвинул ветки.
– Он все еще здесь. Отчитывает Грили. Похоже, что этот идиот опять забрался в фонтан.
– Опять? – переспросила Лилит. Взглянув на маркиза, она увидела, что он снова улыбается, но на сей раз его улыбка была совершенно искренней, то есть в ней не было насмешки.
– Кажется, Грили уже несколько раз за сезон забирается в какую-нибудь лужу. Но он что-то вроде жабы, так что меня это нисколько не удивляет.
Лилит невольно рассмеялась, но тут же нахмурилась и проворчала:
– В этом нет ничего смешного.
Дансбери взглянул на нее в притворном ужасе:
– О Боже, неужели Грили – ваш седьмой претендент? Я понятия не имел… Пожалуйста, позвольте принести вам самые искренние изви…
– Он не претендент, – заявила Лилит. – И вы тоже, милорд.
– Но я думаю лишь об одном – о сладости ваших губ и вашей небесной улыбке, – возразил маркиз. – Неужели вы можете так безжалостно изгнать меня из вашего сердца?
Лилит в раздражении передернула плечами:
– Я удивлена, что вы вообще находите время для мыслей обо мне. Ведь основные ваши занятия – это азартные игры и бренди. – «Как он посмел? – подумала Лилит. – Даже Лайонел не осмеливался говорить о моих поцелуях».
Тут совсем рядом начался вечерний фейерверк, и она вздрогнула от внезапного грохота. Маркиз же рассмеялся и поправил голубую шаль, наброшенную на ее плечи. Даже сквозь перчатки Лилит почувствовала тепло его пальцев, и сердце ее забилось.
– Не преувеличивайте, мисс Бентон. Я почти никогда не пью бренди.
– И вы полагаете, что это искупает ваши грехи?
Маркиз пожал плечами:
– Остается только надеяться. – Он приблизился к ней почти вплотную и, пристально глядя ей в глаза, проговорил: – Неужели в вашем сердце нет сострадания к заблудшей душе?
– Вы сами виноваты, что сбились с пути, – ответила Лилит, отступая на шаг. – И мой несчастный брат – тоже.
– Тогда он – в полной безопасности. Ибо мой путь ведет прямо к вам, мисс Бентон.
Именно этого она и боялась. Ей следовало просто повернуться и уйти – пусть даже ее увидит герцог Уэнфорд.! Но последнее слово не должно было остаться за этим негодяем. Пристально взглянув на него, Лилит заявила:
– Вы увидите, что ворота заперты, милорд.
– Я перепрыгну через ограду.
Чего бы ни ожидала от маркиза Лилит, она не считала его глупым.
– Я куплю… огромную собаку, – пробормотала она.
Почему этот негодяй так очарователен, хотя и знает, что; она презирает его?
Он улыбнулся:
– Тогда меня просто укусят, в то время как сейчас меня мучают.
– Мне бы доставило удовольствие помучить вас. – В конце фразы ее голос дрогнул.
– Пойдемте, и вы убьете меня, если я осмелюсь пригласить вас на вальс. – Он протянул руку и осторожно заправил ей за ухо выбившуюся прядь.
Лилит судорожно сглотнула.
– Вы же знаете, милорд, что я имела в виду. – Голос ее снова дрогнул.
Если бы он только перестал прикасаться к ней и смотреть на нее так пристально, что у нее замирало сердце, она бы отчитала его, как он того заслуживал.
– Пожалуйста, мисс Бентон, объясните. Я хотел бы узнать, что вы думаете.
– Очень хорошо. Я хочу, чтобы вы оставили Уильяма в покое.
– Этого я никак не могу сделать, – ответил маркиз. – Мне очень нравится ваш брат.
– Вы губите его. И это погубит моего отца, это будет… – Лилит колебалась. Стоит ли открывать то, чего маркиз еще не знал? Собравшись с духом, она посмотрела ему в глаза и добавила: – Это будет очень плохо для меня. Милорд, я прошу вас оставить его в покое.
Он долго вглядывался в ее лицо. Наконец улыбнулся и спросил:
– А чем вы могли бы пожертвовать ради спасения брата? Ведь вы хотели бы спасти его от такого чудовища, как я?
Лилит почувствовала, что краснеет.
– У вас действительно нет сердца, – заявила она. – Любой добропорядочный джентльмен не стал бы поступать так, как поступаете вы.
Маркиз криво усмехнулся:
– Но вы ведь уже сообщили мне, что у меня вообще нет никаких положительных качеств. Так как же я могу проявлять их? Возможно, я избрал вас как мой последний шанс на спасение. Лилит, вы прекрасны, вы как ангел небесный. Почему вы не хотите спасти меня?
Сердце Лилит затрепетало, когда он, устремив взгляд на ее губы, наклонился к ней.
– Милорд, я…
– Мисс Бентон! – раздался мужской голос, и Лилит в ужасе вздрогнула.
Лайонел Хенрик, граф Нэнс, пробирался к ним сквозь кусты. Слава Богу, это был не Уэнфорд или кто-то другой из ее поклонников – у Лайонела, по крайней мере, была голова на плечах.
– Дансбери оскорбил вас? – угрожающе глядя на маркиза, спросил Нэнс.
Джек улыбнулся:
– Мисс Бентон, я оскорбил вас?
Ей хотелось ударить его за то, что он почти поцеловал ее, и за то, что теперь ей хотелось узнать, как бы это произошло. Однако Лайонел мог затеять драку, а ей, конечно же, совсем не хотелось участвовать в скандале.
Лилит отрицательно покачала головой:
– Нет, я просто не хочу разговаривать с ним.
– В таком случае позвольте проводить вас к вашим друзьям. Я их видел несколько минут назад, и они вас искали. – Нэнс взял ее под руку.
– Да, пожалуйста, – кивнул маркиз. – Но осторожнее мисс Бентон. Ваш лед тает.
Лилит нахмурилась, но тут вдруг заметила, что Дансбери указывал на клубничное мороженое, которое она все еще держала в руке, – она совсем о нем забыла. Отвернувшись от маркиза, Лилит улыбнулась Нэнсу:
– Благодарю вас, милорд. Благодарю за помощь.
Когда они выбрались из кустов, она с беспокойством осмотрелась. Герцога нигде не было видно, и Лилит подумала: не нарочно ли маркиз уверял ее, что Уэнфорд находился поблизости? Она оглянулась, чтобы бросить взгляд на Дансбери, но тот уже исчез, словно растворился в темноте.
В воздухе все еще витал запах серы от фейерверков, когда они с Нэнсом вернулись в ложу Сэнфордов. Возможно, Джек Фаради и в самом деле был дьяволом. Он уже завладел душой Уильяма и теперь охотился за ее душой. Но он узнает, что она не такая уж робкая. Да, ее не так-то просто запугать. Каким бы обаятельным он себя ни считал, в этой игре маркизу Дансбери не выиграть.
– Джек, будь добр, объясни мне еще раз, что мы здесь делаем, – проворчал Огден Прайс. Он кивнул в сторону женщин, стоявших неподалеку от них.
– Мы присутствуем на дегустации чая. – Маркиз положил еще одно печенье на свою тарелочку. – И постарайся улыбаться, чтобы не напугать этих бедняжек. Ты ужасно мрачный.
– А ты совсем лишился разума, – шепотом ответил Прайс. – Почему ты не уговорил свою сестру или Антонию пойти с тобой? Почему потащил меня в эту преисподнюю?
Джек с усмешкой ответил:
– Потому что Антония – ночная птица. А родственники сестры со стороны ее мужа, если ты помнишь, не разговаривают со мной. Так что у меня не было выбора.
– Передай мне этот проклятый бисквит, – попросил Прайс.
Поглядывая на маркиза, женщины перешептывались и хихикали. Однако Лилит Бентон все не появлялась, и Уильяму грозили серьезные неприятности, если он ошибся, сообщая о ее планах на сегодняшний день.
– С медом или с черникой?
– С медом, черт тебя подери!
– Прошу тебя, Прайс, следи за своей речью. – Джек откусил кусочек бисквита и, широко улыбнувшись, обратился к одной из женщин: – О, миссис Фолшонд, они великолепны. Вы должны позволить моему повару воспользоваться вашим рецептом. Вот этот вкус – это корица, не правда ли?
Миссис Фолшонд попыталась улыбнуться в ответ:
– Да, корица, милорд. Это очень старый семейный рецепт.
Джек откусил еще кусочек бисквита. Потом снова повернулся к хозяйке:
– Я очень надеюсь, что вы поделитесь рецептом.
– Конечно, милорд! – Хозяйка просияла. Затем, повернувшись к женщинам, похлопала в ладоши, призывая к вниманию. – Что ж, продолжим, леди? – Тут ее улыбка стала еще шире. – О, миссис Фарлейн, мисс Бентон! Как приятно, что вы пришли! Вы знакомы со всеми присутствующими, не так ли?
Маркиз взглянул на Лилит Бентон, но та поспешно отвела глаза и повернулась к хозяйке:
– Да, миссис Фолшонд. Спасибо за приглашение.
Джек заметил, что Лилит взглянула в его сторону и тут же отвернулась. И в это же мгновение он снова почувствовал, что между ними словно что-то возникло. Да-да, значит, он не ошибся! Ее влекло к нему так же, как его к ней, – теперь уже в этом не могло быть ни малейших сомнений.
Следующий час Джек провел, пробуя чай со всех концов света и очаровывая женщин. Мисс Бентон оставалась непривычно молчаливой, и Джек заметил, что она высказывалась только в тех случаях, когда ее не могли слышать важные персоны. Очевидно, она не считала маркиза таковым, и это его вполне устраивало – лишь бы он имел возможность разговаривать с ней. Улучив подходящий момент – Прайс занимал разговором миссис Фолшонд и тетку Лилит, – Джек подошел к девушке и с улыбкой сказал:
– Добрый день, мисс Бентон. – Он попытался через ее плечо дотянуться до пирога.
Лилит бросила взгляд в сторону тетки.
– Лорд Дансбери… – Она внезапно умолкла.
Он снова улыбнулся и, указав на ближайший чайник, спросил:
– А вы уже пробовали мадагаскарский сорт? – Джек чуть задел рукой плечо девушки и заметил, как она вздрогнула.
– Нет. – Лилит отвела глаза.
– Рекомендую, непременно попробуйте. У этого чая очень тонкий вкус и необыкновенный аромат.
– В самом деле?
Ставя тарелку на стол, Лилит немного наклонила голову, и Джек едва не поцеловал ее в шею. «Интересно, кто кого соблазняет?» – промелькнула у него.
– Да, у него чудесный аромат и удивительный вкус. Наверное, лишь вкус ваших губ может сравниться с ним.
– Уходите, – прошептала Лилит.
– Но вам ведь нравится со мной беседовать, так ли?
Она отрицательно покачала головой: – Я не беседую с вами.
– Позвольте не согласиться. – Тут он склонился над ней, и по телу Лилит снова пробежала дрожь. – О, от вас исходит удивительный аромат.
Лилит сделала глубокий вдох и, посмотрев маркизу прямо в глаза, проговорила:
– Когда же вы уйдете?
Прайс покосился на приятеля, давая понять, что он больше не в силах развлекать пожилых дам.
– Наступит день, – прошептал Джек, поднося к губам руку девушки, – когда вы попросите меня остаться.
– Лилит! – раздался вдруг голос тетки.
– Не попрошу, милорд.
Джек улыбнулся и, уже отходя, бросил через плечо: – Вы ошибаетесь, дорогая.
После дегустации Лилит с тетей Юджинией отправились к своей модистке, чтобы встретиться там с Пенелопой и леди Сэнфорд. У модистки Юджиния сразу же уселась рядом с леди Сэнфорд.
– Представьте мой ужас, Дафна, – проговорила она. – Мы вошли – и увидели прямо перед собой этого дьявола. Увидели маркиза Дансбери, притворявшегося, что его интересует дегустация чая!
Пен украдкой взглянула на Лилит.
– Дансбери там был? – одними губами спросила она. Лилит, желавшая послушать, что еще скажет тетка, молча кивнула. Когда же пожилые дамы заговорили о прежних дуэлях маркиза, Лилит отошла в сторону, чтобы посмотреть только что законченное платье, накинутое на манекен.
– Вы уверены, что оно не слишком вызывающее? – спросила она портниху.
– Нет-нет, все замечательно! – воскликнула мадам Белью. – Вы увидите, когда наденете его.
Но у Лилит оставались сомнения. Декольте изумрудно-зеленого платья казалось слишком уж глубоким – такое маркиз Дансбери, несомненно, нашел бы вполне приемлемым, но у него были весьма странные понятия о приличиях.
Тетя Юджиния нахмурилась:
– Мне кажется, оно совершенно…
– Просто бесподобное! – воскликнула леди Сэнфорд. – Да-да, прекрасное платье. К тому же в этом сезоне в моде именно такие тона. Великолепный выбор, Юджиния.
– Хм… Спасибо, Дафна, – пробормотала тебя Юджиния, с отвращением глядя на платье.
Лилит же с благодарностью улыбнулась леди Сэнфорд.
Платье в самом деле было очень красивое, и ей никогда еще не разрешали носить что-либо подобное.
– Я завтра пришлю вам его вместе с другим, золотым, – сказала модистка.
Лилит кивнула:
– Благодарю вас, мадам.
Тут тетя Юджиния принялась расспрашивать мадам Белью про новые шелка, которые должны были прибыть из Франции. Пенелопа же снова приблизилась к подруге.
– Так расскажи мне, Лил… Что же он там делал?..
Лилит пожала плечами:
– Ничего особенного. Он пил чай.
– И все? – удивилась Пенелопа.
– Да, все. И перестань говорить о нем, пожалуйста.
– Но, Лил… – Пен увлекла подругу в глубину комнаты. – Знаешь, когда я сказала Мэри Фицрой, что маркиз Дансбери хочет стать еще одним твоим женихом, она…
– Пен, как ты могла?! – Лилит не могла допустить, чтобы об этом все говорили! Такие слухи, особенно после предположительно случайных встреч на концерте и в опере, могли бы отпугнуть герцога Уэнфорда. Впрочем, граф Нэнс, а также все другие поклонники могли бы отступиться от нее.
– Мэри никому не расскажет, – с уверенностью заявила Пен. – И она сказал, что маркиз никогда ни за кем не ухаживал. Должно быть, он и впрямь влюбился в тебя.
– Глупости, – сказала Лилит, но ее сердце затрепетало от этих слов. – Пен, влюбленные не ведут себя так, как маркиз. И я нисколько не сомневаюсь: если он и влюблен, то только в самого себя. И уж конечно, я не вижу в нем ничего привлекательного.
– Но он так красив. – Пенелопа захлопала ресницами и вздохнула.
«В этом-то все дело… – подумала Лилит. – Было бы гораздо проще, если бы негодяи выглядели… именно негодяями. Тогда бы женщин не вводили в заблуждение их приятные манеры и неотразимая внешность».
– Пен, ты же сама сказала мне, что он застрелил женщину. К тому же все знают, что у него ужасная репутация. И он погубит Уильяма. Маркиз просто зол на меня из-за того, что я оскорбила его, и пытается свести со мной счеты.
– Лил, ты уверена?
– Конечно. Иначе такой человек, как маркиз Дансбери, не стал бы уделять мне внимание. – Что бы он ей ни говорил, он наверняка не искал спасения. Она еще не совсем разобралась в этом, но была уверена: маркиз каким-то образом пытался погубить ее репутацию.
– О, Лил, я не знаю… – пробормотала Пен. – Но мне трудно поверить, что кто-либо может желать тебе зла. Неужели есть такие негодяи?
– Есть, уверяю тебя, – кивнула Лилит. – Такие люди, как маркиз Дансбери, способны на все.
– Возможно. – Пенелопа вздохнула. – Но все же это так романтично… Распутник выбрал именно тебя и угрожает твоей добродетели.
– Моя добродетель прекрасно обойдется и без угроз, – проворчала Лилит.
Тут звякнул дверной колокольчик, и в мастерскую в сопровождении горничной вошла темноволосая молодая женщина. Широкая накидка и шаль не могли скрыть ее округлившегося живота – женщина была беременна.
Мадам Белью тут же поздоровалась с молодой дамой.
– Леди Хаттон, – модистка подвела клиентку к стулу, – вы сегодня замечательно выглядите.
– Благодарю вас за вашу милую ложь, мадам, – ответила леди Хаттон с грустной улыбкой.
– Я бы с удовольствием доставила вам платье на дом, миледи. – Портниха попросила одну из мастериц принести платье.
– О, ради Бога, не надо! – запротестовала дама. – Ричард твердо решил не выпускать меня из дома до конца лета. А это – одно из немногих мест, которые мне позволено посещать.
Леди Сэнфорд тоже улыбнулась. Она подошла к леди Хаттон и, поздоровавшись с ней, проговорила:
– По-моему, вы не знакомы с моей дочерью Пенелопой, Юджинией Фарлейн, а также с мисс Бентон, племянницей миссис Фарлейн. Дорогие, познакомьтесь с леди Хаттон.
Пен сделала глубокий реверанс:
– Рада познакомиться с вами, миледи.
Затем с леди Хаттон познакомились Юджиния и Лилит.
Элисон Хаттон, темноглазая и смугловатая, была очень мила, и на лице ее то и дело появлялась приветливая улыбка.
– Дамы, простите, что я не встаю, – проговорила она, – но в моем положении лучше этого не делать.
– Да-да, конечно. – Лилит ответила ей улыбкой.
Тетя Юджиния кивнула и спросила:
– А ваш муж – барон Хаттон, не так ли?
– Да, верно, – ответила леди Хаттон. – Вы его знаете?
– Значит, это вам принадлежит поместье Линфилд в Шропшире? – допытывалась Юджиния.
– Да. Но откуда вы знаете Ричарда?
– Лорд Дюпон, который раньше жил неподалеку от вас, в Хоубен-Холле, был другом моего покойного мужа.
– О, да-да! Ричард часто говорил о лорде Дюпоне. Незадолго до смерти он подарил Ричарду и его матери большую часть роз своей покойной жены. Розы просто удивительные.
При упоминании о розах Лилит оживилась, и Юджиния тут же указала на нее:
– Моя племянница занимается садом и здесь, позади Хэмбл-Холла. Нам не очень нравится, что она копается в грязи, но девочка любит розы.
– О, тетя… – Лилит в смущении улыбнулась: – Я действительно не могу обходиться без моих роз.
Леди Хаттон взглянула на девушку и рассмеялась:
– У моего мужа – такая же безумная страсть. У нас есть друзья, которые считают это его слабостью, но мой брат говорит, что у каждого свои увлечения.
Совершенно верно, – согласилась Лилит.
Тут портниха вынесла красивое вечернее платье, зеленое с фиолетовым. Лилит подошла, чтобы помочь леди Хаттон подняться, и та с улыбкой сказала:
Мисс Бентон, мой муж с удовольствием бы обменялся с вами розами, если у вас есть что-нибудь особенное. Вы должны непременно побывать у нас. Я была бы очень рада. Знаете сидеть взаперти вовсе не так романтично, как кажется.
Лилит засмеялась:
– Я бы с радостью посетила вас, леди Хаттон. И не только ради роз.
– Уильям, если захочешь напоить кого-то так, чтобы он свалился под стол, то имей в виду: не все пьянеют так быстро, как тебе может показаться, – поучал маркиз Дансбери.
Даже после полуночи посетители клуба «Уайтс» едва начинали расходиться. Прием у леди Хелфер был назначен именно на этот вечер, но на него не пригласили никого моложе семидесяти лет, а другие вечера и балы не заслуживали внимания. Однако большинство лордов предпочитали курить и играть карты в клубе, а не проводить вечер дома, в обществе жен. Заметив виконта Давенглена, Джек ухмыльнулся. Он был уверен, что леди Давенглен в этот вечер вовсе не оставалась одна, ибо Эрнест Лэндон несколько часов назад незаметно исчез, чтобы засвидетельствовать ей свое почтение.
– Но ведь именно вы все время наполняете этот проклятый бокал, – пробормотал Уильям.
– А ты продолжаешь осушать его, – с улыбкой ответил Джек.
К своему удивлению, маркиз обнаружил, что юноша ему нравится. Конечно, ему не хватало столичного лоска, но зато и не было предубежденности по отношению к окружающим – и уже одно это ставило его на несколько ступеней выше лондонского «света». Поглядывая на Уильяма, маркиз то и дело вспоминал о просьбе Лилит – та просила не губить ее брата. Черт побери, он все время вспоминал об этой просьбе – именно по этому и повел своих приятелей в «Уайтс», а не к Антонии. Однако нельзя сказать, что Уильям был хоть немного благодарен за однодневную отсрочку своей гибели.
– Дансбери, но вы же пьете столько, сколько и я, – возразил юноша.
Сидевший напротив Огден Прайс ухмыльнулся, а Джек поднял палец и проговорил:
– Это только кажется, что я пью столько же, сколько и ты.
– Ты что же, выливал вино? – нахмурился Прайса.
Джек пожал плечами:
– Между делом.
Приятель покачал головой:
– Будь я проклят… И как давно?
– Всякий раз, когда появляется такое желание. – В этот вечер Джеку требовалось сохранить ясность ума, что бы выведать у Уильяма, что собирается делать Лилит. На дегустации чая маркизу показалось, что она стала относиться к нему немного лучше. И если он не ошибся, то это был тот шанс, который ни в коем случае не следовало упускать.
– Но я ни разу не видел, чтобы вы выплеснули вино. – Уильям наклонился, чтобы рассмотреть рукав Джека.
– Признаюсь, я воспользовался цветочным горшком, что стоит позади тебя. Боюсь, утром у этого растения будет тяжелая голова. – Джек лениво потянулся. – И у меня тоже. Я ужасно устал.
– Но я проиграл двести фунтов! – с возмущением воскликнул Уильям, бросая на стол карты.
Джек внимательно посмотрел на него и спросил:
– А сколько же ты сегодня намеревался проиграть?
– Около половины этой суммы, – пробурчал Уильям. Он ударил кулаком по столу. – Я не думал, что ваша проклятая игра продлится целую ночь.
– Она длится уже годы, Уильям, – сказал Прайс. Он поднял свой бокал и, глядя на Джека, осушил его. – Никогда не выливаю вино, даже если оно разбавлено.
Тут у входа произошло какое-то движение, и Джек заметил Уэнфорда. Однако герцога тотчас же провели в соседний игорный зал. Очевидно, владельцы «Уайтса» не любили скандалов.
Дансбери усмехнулся и тоже поднял бокал. На сей раз он выпил до дна и тут же поморщился. Прайс был прав – вино определенно разбавили. Подозвав одного из слуг, маркиз приказал принести другую бутылку и добавил:
– Из моих личных запасов, пожалуйста.
Слуга поклонился и направился к кухне.
– Я все еще не могу поверить, что вы держите собственные запасы портвейна в каждом клубе города, – восхитился Уильям.
– И ты пьешь его с удовольствием, – с невозмутимым видом заметил маркиз.
– Как и я, – вставил Прайс. – Уильям, когда мы выпьем все вино Джека, пойдем со мной в Адмиралтейство.
Маркиз покачал головой:
– Нет-нет, Прайс, он уже проиграл двести фунтов. Оставь нам что-нибудь на завтрашнюю игру.
Уильяма это явно обрадовало, а Джек подумал о том, что с его помощью молодой мистер Бентон, вероятно, проигрывал не менее пятисот фунтов в неделю. Взглянув на него, маркиз проговорил:
– Уильям, я был бы тебе очень признателен, если бы ты последовал моему мудрому совету: никогда, я повторяю, ни когда не делай ставку выше, чем можешь себе позволить проиграть. Иначе станешь должником разных непорядочных людей. Таких, как я.
Молодой Бентон рассмеялся и сказал:
– Если послушать мою сестру, то вы самый страшный человек в Лондоне. Она говорит, что вы сам дьявол. И как раз сегодня сестра назвала вас… зловредным Денди–Джеком! Довольно остроумно, не правда ли?
Маркиз нахмурился и пробормотал:
– Как ты сказал? Как она назвала меня?
– Зловредным Денди-Джеком.
– Кажется, все еще дует северный ветер, – заметил Прайс, избегая встречаться взглядом с приятелем.
Джек пожал плечами и снова повернулся к Уильяму:
– Когда я в последний раз видел мисс Бентон, мне показалось, что у нее был довольно утомленный вид. Она очень занята в этот сезон, не так ли?
Уильям кивнул:
– Отец тоже так считает. Он сказал Лил, что утром ей не следует ехать на завтрак к Биллингтонам. Но, черт все побери, это не освобождает меня от такой обязанности. – Он ухватил Джека за рукав. – А вы там будете?
Маркиз снова нахмурился и проворчал:
– Меня никогда не привлекали завтраки.
Прайс усмехнулся:
– Я полагал, что только люди с дурной репутацией, с такой, как у Джека, не посещают знаменитые завтраки у Биллингтона.
– Именно поэтому я и приобрел дурную репутацию, – отозвался маркиз. Завтра утром Лилит Бентон будет дома совсем одна. Давно пора сделать следующий шаг.
– Дансбери! – раздался позади него скрипучий голос.
– О, ваша светлость… – протянул Джек, оборачиваясь.
На сей раз ему хотелось уйти из клуба, избежав скандала, если только сам герцог не захочет этого. Он заметил, что бриллиантовая булавка снова украшала галстук Уэнфорда, без сомнения, для того, чтобы весь свет видел, что герцог все исправил. В какой-то момент у Джека промелькнула мысль о Рэндольфе – о том, как он себя чувствует, лишившись фамильной драгоценности во второй раз.
– Просто захотелось сказать: что сделано, то и сделано, – пробормотал герцог, протягивая Джеку костлявую руку.
Это было слабое извинение и совершенно недостаточное для того, чтобы приглушить многолетнюю вражду между Фаради и Ремдейлами. Не спуская глаз со старика, Джек взял со стола только что принесенную слугой бутылку портвейна и вложил ее в протянутую руку герцога.
– Мое почтение, – сказал маркиз и вернулся к игре.
Его светлость в растерянности стоял у стола, явно раздумывая: стоит ли из-за этого пренебрежительного жеста поднимать шум?
– Что ж, очень хорошо, – пробормотал он наконец, отходя от стола.
– Как у тебя хватило наглости, Дансбери? – спросил Прайс, когда герцог вышел из комнаты.
– Это было чертовски хорошее вино, – с сожалением заметил Джек. – Полагаю, можно продолжать игру.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Украденные поцелуи - Энок Сюзанна



мне понравилась
Украденные поцелуи - Энок Сюзаннажанна
8.02.2012, 17.06





читаешь и не хочешь, чтоб роман заканчивался. он классный!
Украденные поцелуи - Энок Сюзаннанона
9.02.2012, 4.31





очень понравился роман!
Украденные поцелуи - Энок Сюзанналилия
9.02.2012, 11.06





Мне понравилось !!!
Украденные поцелуи - Энок СюзаннаМарина
16.02.2012, 20.41





А мне не очень понравился! не понравился ни сюжет, ни характеры героев. Как -то все было затянуто и не серьезно (на героине -в прямом смысле слова, умер старый герцог, а она так легко к этому отнеслась, как-будто такая ситуация происходит каждый день).Какая-то белиберда. Мне показалось, что автор не знала что написать и высасывала историю из пальца.
Украденные поцелуи - Энок СюзаннаЮлия
18.02.2012, 9.58





Возражаю Юлии. Роман прелестный. Да и герцог умер не во время полового акта.Читается с большим интересом.
Украденные поцелуи - Энок СюзаннаВ.З.,64г.
28.09.2012, 23.00





Роман довольно таки скучный.Зря потерянное время.
Украденные поцелуи - Энок СюзаннаНИКА*
25.12.2012, 22.29





Я бы не сказала,что роман скучный,конечно,есть намного интереснее,но и этот можно прочесть.
Украденные поцелуи - Энок СюзаннаТаня
2.01.2014, 16.25





Можно почитать.
Украденные поцелуи - Энок СюзаннаКэт
27.10.2014, 10.48





Мне очень понравился этот роман 100 балов!!!!!!!!
Украденные поцелуи - Энок СюзаннаНАТАЛИЯ
8.11.2014, 9.15





И мне очень понравился!!!
Украденные поцелуи - Энок СюзаннаМари
1.12.2014, 0.17





бред!!!
Украденные поцелуи - Энок Сюзаннавалентина
1.01.2015, 8.34





бред!!!
Украденные поцелуи - Энок Сюзаннавалентина
1.01.2015, 8.34





Хочу поблагодарить читательницу за роман Ольги Горовой Любовь как закладная жизни. Спасибо Ввм за рекомендацию. Влюблена в него. Я такого еще не читала. Супер!!!! Спасибо Вам ( не запомнила имя, за что извинюсь). Буду признательна, если посоветуете еще.
Украденные поцелуи - Энок СюзаннаСветлана
1.01.2015, 8.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100