Читать онлайн Скандальное пари, автора - Энок Сюзанна, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Скандальное пари - Энок Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.35 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Скандальное пари - Энок Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Скандальное пари - Энок Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Энок Сюзанна

Скандальное пари

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Эмма торопилась. Что бы девочки ни рассказали Уиклиффу, это не прибавит ей неприятностей. Ее собственные прегрешения уже сами по себе были достаточно серьезным основанием для волнения.
Когда показался дом Хаверли, Эмма замедлила шаги. У конюшни стоял незнакомый экипаж. Эмма вздрогнула. Новые люди, новые сплетни. Она была готова к разговору с несколькими разгневанными родителями, но не с целым отрядом.
Хоббс распахнул перед ней дверь, прежде чем она успела постучать. Ей удалось улыбнуться.
— Здравствуйте. Я… мне надо поговорить с его светлостью, если он дома.
Дворецкий кивнул:
— Если не возражаете, я провожу вас в кабинет лорда Хаверли и поищу его светлость.
Ей хотелось спросить, что за гости приехали в Хаверли, но сейчас более, чем когда-либо, ей надлежало вести себя не как частному лицу, а как представителю академии. Независимо от того, что она чувствует, находясь здесь — учитывая отвратительные сплетни, — ей надо выполнить задуманное. Сжав кулаки, она последовала за Хоббсом в кабинет лорда Хаверли, чтобы подождать там Грея.
По привычке она подошла к шахматной доске. Лорд Хаверли, видимо, чувствуя неизбежность поражения, бросил в бой своего последнего слона. Эмма, однако, была настроена на победу и, как никогда, была в ней уверена. Не обращая внимания на хитрость, к которой прибег лорд Хаверли, она разменяла белую пешку на ладью, подготовившись таким образом к завершающему удару.
— А я все удивлялся, откуда у дяди Денниса неожиданно появилась способность думать на три хода вперед.
Грей закрыл дверь и подошел к Эмме. С трепещущим сердцем она подняла голову. Медленными движениями он развязал ленты и снял с нее шляпу, потом, наклонившись, прижался к ее губам. Она ждала этого поцелуя, но неожиданно отступила, сморщив нос.
— От тебя пахнет бренди!
— Это виски.
— Ты пьян?
— Нет еще. Ты мне помешала.
Она не могла понять выражения его лица.
— Ты хочешь, чтобы я ушла?
— Нет.
Он снова поцеловал ее, очень нежно, будто в первый раз. Ей захотелось раствориться в нем. Все было не так, как обычно: более глубоко, спокойно и сосредоточенно. Следующий поцелуй был гораздо жарче. У нее вдруг мелькнула мысль: а запер ли он дверь? Нехорошо, если представителя академии застанут в объятиях герцога.
— У тебя гости, — сказала она, немного отстраняясь.
Грей удержал ее за локоть, чтобы она не смогла слишком далеко от него отойти.
— Моя мать и моя кузина.
— Я думала, никто не знает, где ты.
— Меня обнаружили. — Он наклонился, прижавшись лбом к ее лбу. — В следующий раз я буду держать рот закрытым, а глаза — открытыми, Эмма. Обещаю.
Зачем он ей что-то обещает? Он никогда раньше этого не делал.
— Моя вина так же велика, как твоя. — Слава Богу, ее голос не дрожал. — Но я здесь не для того, чтобы решать, кто из нас больше виноват. Девочки рассказали мне, что приходили сегодня утром в Хаверли, но отказались ответить зачем.
— Да, приходили. Они заявили, что это я виноват во всех этих слухах и, если я не посвящу их в то, что происходит, они отказываются от моих услуг учителя.
Эмма на секунду опустила глаза, спрятав улыбку. Боже, как же она любит этих девочек!
— И что ты им на это ответил?
— Ничего. Чем меньше они будут знать, тем лучше. — Он вздохнул. — Все же придется им что-нибудь сообщить, потому что без них я не смогу проиграть пари.
— Я все еще не вижу выхода из создавшегося положения, независимо от выигрыша или проигрыша.
— Пожалуй, у меня есть решение.
Она схватила его за рукав:
— Правда? Какое?
Он ответил не сразу, но смотрел ей прямо в глаза. Очевидно, собирался сказать что-то очень для него серьезное. Эмма взяла его за лацканы и слегка встряхнула.
— Ну, говори. Что за решение?
— Жен…
Дверь открылась, и в комнату вошла величественная черноволосая дама. Грей крепко сжал локоть Эммы и тут же отпустил, повернувшись к вошедшей.
— Стало быть, вы и есть та директриса, которая весь сезон обслуживала виконта Дэра и моего сына?
Герцог что-то тихо, но грозно ответил, но Эмма не расслышала, что именно. Весь Лондон — и даже мать Грея — считает ее распутницей. Академию закроют. Перед глазами Эммы поплыли какие-то белые пятна, в ушах зашумело, и она провалилась в темноту.


Услышав неровное дыхание Эммы, Грей обернулся и еле успел подхватить ее, когда она потеряла сознание. С отчаянно бьющимся сердцем он поднял ее на руки и двинулся к двери, не замечая матери.
— Хоббс! — заорал он и помчался вверх по лестнице, перескакивая через две ступеньки. — Принеси мне нюхательную соль! И пошли за доктором! Живо!
Где-то у себя за спиной он смутно слышал голоса забегавшей прислуги, но все его внимание было приковано к обмякшему телу на его руках. Господи, что он с ней сделал! Все его глупость и непомерный эгоизм. Надо было сообщить ей об этой грязной сплетне до того, как она услышит ее из уст постороннего человека.
Грей с такой силой пнул ногой дверь своей спальни, что она снова слетела с петель. Дрожа от внезапно охватившего его страха, он бережно опустил ее на кровать.
— Эм? — шепнул он, убирая с бледного лба прядь волос. — Эмма?
— Подвинься, — сказала герцогиня, взяв флакон с нюхательной солью из рук запыхавшегося дворецкого.
Мать оттолкнула Грея и, склонившись над Эммой, расстегнула верхнюю застежку ее накидки и поднесла к ее носу флакон. Через несколько секунд, показавшихся Грею часами, ресницы Эммы затрепетали и она открыла глаза. Потом, вздохнув, отвела флакон от лица.
— Боже мой, — прошептала она и, закашлявшись, села.
— Ложись, — приказал ей Грей, немного успокоившись.
— Ерунда. Я просто перегрелась, пока шла сюда. Мне уже лучше.
Чьи-то шаги раздались в комнате, и Грей, не оборачиваясь, понял, что пришел Тристан.
— Эмма, что с вами? — воскликнул виконт, проталкиваясь через все растущую толпу слуг и гостей.
— Лорд Дэр, — снова побледнев, прошептала Эмма. Бросив на мать Грея взгляд, полный душевной боли, она отодвинулась на край кровати.
— Ваша светлость, не могли бы вы распорядиться, чтобы кто-нибудь отвез меня обратно в академию? Я, наверное, переутомилась. Мне следовало взять повозку, но день такой хороший и…
— Конечно. — Грей хотел помочь ей встать, но она резко отпрянула.
— Пусть лучше мне поможет Хоббс, — дрожащим голосом сказала она.
— Может, вам лучше остаться здесь, — настаивал Грей, — пока вы совсем не оправитесь. — Или по крайней мере до тех пор, пока он не убедит ее, что план позволит все исправить и никто не посмеет больше оскорблять ее.
— Мне станет лучше, если я вернусь в академию, — ответила Эмма, отводя от него взгляд. — Мне хотелось бы уехать сейчас же, прошу вас.
Хоббс помог ей подняться. Когда они спустились в холл, Грей заметил, что толпа любопытствующих слуг заметно поредела, причем настолько, что он понял: об этом позаботилась герцогиня. Он, конечно, поблагодарит ее за это, но только после того, как выскажет ей все, что думает по поводу ее длинного языка.
Дэр спустился вниз раньше их. Фаэтон уже стоял у входа, и виконт держал дверь открытой. Эмма опиралась на руку Хоббса, пока лакей помогал ей забраться на высокие ступени экипажа.
Грей с нетерпением ждал, когда лакей отойдет и встанет на запятки.
— Эмма, — тихо сказал он, — ради Бога, не расстраивайся, так.
Все еще не глядя на Грея, Эмма взяла у дворецкого шляпу и молча стала завязывать ленты.
— Пожалуйста, я обещаю, что все…
— Не надо давать обещаний, которые не можешь выполнить, — печально ответила она. — Я никогда не ожидала от мужчин ничего хорошего. До свидания.
Да, день определенно начался плохо и с каждой минутой становился все хуже. Из-за него женщина, которую он любит, упала в обморок, а потом уехала в сопровождении другого.
— Ее светлость хочет поговорить с вашей светлостью, — сообщил Грею запыхавшийся Хоббс. — Она ждет вас в кабинете графа.
Такого переполоха в доме, как сегодня, старый дворецкий наверняка не видел за все время своей службы, подумал Грей.
— Спасибо, Хоббс. Выпейте немного бренди.
— Благодарю вас, ваша светлость.
Когда Грей вошел, герцогиня сидела за письменным столом и читала письмо. Он закрыл за собой дверь и сказал, не скрывая гнева:
— Это было непростительно с твоей стороны.
— Ты мог бы рассказать мне обо всем прежде, чем она приедет в Хаверли, — ответила герцогиня, пробегая глазами письмо.
— Не думал, что именно я должен просить тебя не повторять сплетен и не оскорблять чувств других.
— Извини меня, дорогой, неужели ты только что признал, что у женщины могут быть чувства?
Грей прислонился к двери.
— Вот уж не ожидал от тебя подобного!
— Ты прав, — вздохнула герцогиня, — я должна извиниться перед мисс Эммой. Она совсем не такая, как я ожидала.
Что бы ее светлость ни имела в виду, Грею это не понравилось. Он ни за что не скажет ей ничего, что могло бы подтвердить ее подозрения.
— Ты послала за мной, — напомнил Грей. — Если тебе нужна компания, пока ты читаешь свою корреспонденцию, я пришлю Джорджиану.
— Я читаю не свою корреспонденцию, а твою.
— Что?!
Грей сразу догадался, что это за письма. Герцогиня вряд ли стала бы интересоваться деловой перепиской. Она, видимо, взяла письма со столика возле его кровати, воспользовавшись переполохом во время обморока Эммы.
— Не воображай, что я не в состоянии защитить свою личную жизнь только потому, что сейчас разрешаю тебе в нее вмешиваться.
Пристально глядя на него, она сложила письмо.
— Господи, Грейдон, откуда мне было знать, что ты действительно в нее влюблен? Все твои любовницы всегда были безразличны. По слухам, ты оставил Кэролайн практически голой посреди бального зала. Я должна была прочитать это — ты же никогда ни во что меня не посвящаешь. Может быть, хотя бы сейчас захочешь?
— Могу только утверждать, что все очень… осложнилось, — ответил он, помедлив. — Я в последний раз прошу тебя не проявлять инициативы.
Герцогиня встала.
— Если я, пожалуй, склонна поступить так, как ты просишь, сомневаюсь, что остальные будут столь же снисходительны. — Она подошла к двери и отдала ему письма. — Через несколько дней за ней будет гнаться толпа. Я слышала, что она пригласила в академию всех родителей. И боюсь, эти люди будут еще менее дипломатичны, чем я.
— Я знаю. — Грей открыл дверь, но замешкался. — Мне, возможно, нужен будет человек, который… выступил бы в ее защиту.
— Я ничего не могу тебе обещать, прежде чем не поговорю с ней.
— Это честно.
Теперь ему надо устроить так, чтобы Эмма после всего, что он натворил, захотела поговорить с кем-нибудь из его семейки. Он ведь собирался предложить ей выйти за него замуж, чтобы прекратить сплетни, но сейчас она вряд ли ему поверит.
Однако теперь у него есть хотя и приблизительный, но все же план действий. Первым делом надо отделить врагов от союзников. Только тогда он сможет приблизиться к прекрасной деве и понять, примет ли она спасение из его рук.
Во имя этой цели Грей отправился искать Сильвию и нашел ее как раз в тот момент, когда она выходила в сад. Насколько ему было известно, Сильвия ненавидела сельский воздух, но, очевидно, интуитивно догадалась, что он ее разыскивает, и решила спрятаться, чтобы избежать разговора.
— Разрешите к вам присоединиться, — сказал Грей, предлагая ей руку, и они вдвоем пошли по мощенной камнем дорожке.
— Вы сегодня необычайно галантны, — улыбнулась она.
— Не очень в этом уверен.
Они миновали развилку. В одну сторону дорога вела к цветнику, а в другую — в парк с обширным прудом. Именно сюда Грей и повел Сильвию. Самой лучшей мыслью, которая пришла ему в голову сегодня — не считая, конечно, мысли жениться на Эмме, — это столкнуть Сильвию в этот пруд.
— Тогда, может быть, вы ответите на один вопрос?
— И что это будет за вопрос?
— Какова цель этой приятной, но слишком быстрой прогулки?
Они действительно быстро приближались к пруду. Грей немного замедлил шаг.
— Это зависит уже от ваших ответов на мои вопросы.
— Так спрашивайте, Грей.
— Вопрос первый. Кому вы послали неделю тому назад два письма? Те, что попросили графа отправить оплаченной почтой.
Сильвия украдкой бросила взгляд назад, словно желая убедиться, что за ними никто не идет.
— Бог мой, вы задаете такие нескромные вопросы. Сначала о моих отношениях с лордом Дэром, а теперь о личной переписке. Можно подумать, вы меня ревнуете.
Ее уклончивый ответ как нельзя лучше подтвердил его подозрения. Грей уже вел ее по извилистой тропинке вниз к пруду.
— Вопрос второй. Почему вы писали кому-то письма, если обещали мне — помните? — перед нашим отъездом из Лондона, что никому не раскроете секрета нашего пребывания в Хаверли? — Грей намеренно отвел вопрос от Эммы: он и без того причинил ей слишком много вреда, не хватало еще прибавить к списку ее врагов леди Сильвию Кинкэйд.
Ее и без того белое — под румянами — лицо побелело еще больше.
— Ах, Господи! Кто-то нас выдал? — Сильвия схватилась за сердце, притворившись расстроенной гораздо искуснее, чем это делала Элис. — Надеюсь, вы не думаете, что это я написала ее светлости и леди Джорджиане? Уверяю вас, это не так.
Грей загородил ей дорогу и испытующе посмотрел на нее. Сильвия переводила взгляд с пруда, лежавшего прямо у их ног, обратно на Грея, и он видел, как невинное выражение ее лица сменяется тревожным.
— Грей…
— Ну?
— Почему вы молчите?
— Я размышляю над тем, каким должен быть мой третий вопрос. Первое, что приходит в голову: «Вы можете поклясться?»
— Вы это серьезно? — Сильвия отступила на шаг.
— Что заставляет вас полагать, что я шучу?
— Это нелепо. Любой на моем месте поступил бы так же. Женщина должна уметь защищать свои интересы.
Эмма говорила ему то же самое, но совсем по другому поводу. И, как ни приятно было бы столкнуть Сильвию в пруд, ему нелегко будет оправдаться перед директрисой за свой поступок. Да и перед самим собой тоже.
— Леди Сильвия, пакуйте чемоданы. Через час одна из моих карет будет к вашим услугам. Вы вернетесь в Лондон, и, если еще раз попадетесь мне на глаза, я не стану спрашивать, умеете ли вы плавать. Уходите.
Сильвия открыла было рот, но, еще раз взглянув на воду, быстро пошла к дому. Подождав, пока она войдет внутрь, Грей тоже вернулся. Прежде чем он предпримет попытку снова поговорить с Эммой, еще одному гостю придется покинуть Хаверли.
Элис сидела у рояля и играла что-то мрачное из Баха. Проницательность никогда не была ее сильной стороной, хотя в начале их знакомства Грею это нравилось.
— Элис!
Она подняла на него глаза, и мелодия оборвалась.
— Здесь только что была Сильвия. Полагаю, ты и меня отправишь в Лондон?
Несколько недель назад он ответил бы коротко «да» и выпроводил бы ее за дверь, но сейчас решил, что надо повести себя более дипломатично. В конце концов, она честно выполнила свою часть их отношений. Она была такой, какой была. Вся вина — на нем. Эмма Гренвилл оказалась лучшим педагогом, чем он ожидал, если сумела научить его считаться с чувствами Элис Босуэлл.
— Мы оба знаем, что в Лондоне тебе будет лучше, — пожал он плечами. — И я не сомневаюсь, что ты найдешь более подходящего друга.
— Не старайся, не надо. — Она встала из-за рояля. — Я бы не осталась, даже если бы ты меня об этом попросил.
— В таком случае, зачем ты согласилась поехать в Гемпшир?
— Мне нравятся твои деньги. И я хочу получить подарок, когда ты вернешься в Лондон. Что-нибудь сверкающее.
— Пусть будет сверкающее.
— Хорошо.
Элис пошла наверх укладывать вещи, а Грей отправился оседлать Корнуолла. Эмма, наверное, все еще сердится на него, но он должен кое-что ей объяснить.


Стоя у входа, Эмма безучастно смотрела, как фаэтон покидает пределы академии. Тобиас закрыл ворота.
Когда экипаж скрылся из виду, она села на верхнюю ступеньку и, опустив голову, обхватила ее руками.
— Эмма, что с тобой? — Изабель, выбежав из дома, села рядом.
— Ах, Изабель, как же много ты сегодня пропустила!
— Так расскажи мне.
— Ученицы Уиклиффа сбежали из академии и пошли пешком в Хаверли. А когда вернулись, отказались объяснить мне, зачем им надо было видеть его светлость. Поэтому я тоже отправилась в поместье, чтобы узнать все от него самого.
— И что же дальше?
— К тому времени, когда я пришла туда, там уже были герцогиня Уиклифф и ее компаньонка, приехавшие из Лондона.
— Бог мой! Из-за… слухов?
— Очевидно. — При воспоминании об этой встрече настроение Эммы еще больше упало. — Тем не менее я решила воспользоваться случаем и, как представитель академии, произвести хорошее впечатление. — Эмма замолчала, вновь переживая то, что случилось в кабинете лорда Хаверли. Она не виновата, что упала в обморок: услышать то, что сказала герцогиня… было так же невыносимо больно, как тогда, тринадцать лет назад, когда она очутилась на улицах Лондона.
— И что было дальше? — спросила Изабель. — Ты как представитель академии…
Эмма, печально взглянув в озабоченное лицо француженки, снова поникла.
— Представитель упал в обморок.
Изабель не поверила своим ушам.
— Ты упала в обморок?
— Да. А когда очнулась, то увидела, что лежу в спальне герцога и герцогиня сует мне под нос флакон с нюхательной солью. Что может быть хуже того, что произошло? — жалобно сказала Эмма. — Я еще больше повредила репутации академии.
— Ну, это еще как посмотреть, — загадочно улыбнулась Изабель.
Что-то в голосе подруги заставило Эмму поднять голову и проследить за ее взглядом. Сердце ее бешено заколотилось. У ворот на своем огромном жеребце сидел Грей и ругался с Тобиасом. Верный страж порядка, видимо, не хотел пускать герцога, а тот не собирался поворачивать назад.
Пусть въезжает, подумала Эмма. Тогда она сможет обвинить его в том, что он знал, насколько омерзительными оказались слухи. Что у него был за план? Еще больше ее унизить?
Тобиас, оглянувшись, вопросительно посмотрел на Эмму. Она кивнула. Зачем перекладывать на ни в чем не повинного работника свою ношу? Он не ответствен за то, что она так наивна. Как только ворота открылись, Грей, нетерпеливо натянув поводья, въехал во двор академии.
— Изабель, — сказала Эмма, вставая. — Мне надо поговорить с его светлостью наедине.
— Ты увер…
— Да. Не беспокойся.
Тяжелая дубовая дверь закрылась за Изабель. Эмма продолжала стоять на верхней ступеньке, и, когда Уиклифф спешился, они оказались практически одного роста.
— Эмма, неужели ты решила, что я хотел…
— Минуточку, ваша светлость, — сказала она, сама удивившись сухости своего тона. — Я не жду, что вы станете думать обо мне иначе, чем о любой другой знакомой вам женщине. Однако было бы неплохо, если бы вы потрудились ответить мне, почему даже ваша мать…
— Я собирался рассказать тебе об этом, — прервал он ее, хмурясь, — и впредь не позволю кому бы то ни было причинять тебе боль. Никогда.
— И каким образом вы намерены это осуществить?
Ее холодность ошеломила его. Похоже, что бы он ни предложил, она ни на что не согласится. Воспользоваться этим было бы трусостью — он виноват перед ней и должен все исправить. Надо действовать без проволочек и сделать ей предложение. Его имя защитит ее от скандала.
— Эмма, у нас еще есть время, чтобы прекратить все это.
— Это у тебя есть время, — возразила она. — Никому нет дела до того, как вел себя ты. — Она расправила складки юбки. — Ничто уже не может помочь. И если честно, твой приезд сюда тоже ничему не поможет. Пожалуйста, уезжай.
— Хорошо, Эмма. — Он вскочил на Корнуолла. Лошадь неожиданно споткнулась, и Грей нетерпеливо рванул поводья. — Но даже если ты сдалась, знай, что я не сдался.
Она не ответила, и он поехал к выходу. В это мгновение двери академии распахнулись, и вниз по лестнице сбежала Элизабет.
— Гр… Ваша светлость!
Грей посмотрел через плечо:
— Мисс Элизабет?
Эмма молча наблюдала, как самая юная ученица академии подошла к Грею и вручила ему сложенный лист бумаги.
— Мы хотим прояснить свою позицию, — отчеканила Лиззи, и Грей подумал, что она, верно, долго репетировала эту фразу.
Грей взял бумагу и сунул ее в карман. Прежде чем он успел что-либо сказать, Лиззи подошла к Эмме и взяла ее за руку.
Грей пришпорил Корнуолла. Громкий лязг закрывшихся ворот прозвучал как приговор Судьбы.
— Надо бы выпить чаю, — сказала Лиззи, — но мне не велено выходить из своей комнаты.
Эмма смахнула со щек невольные слезы.
— Мы выпьем чаю завтра. — Если к тому времени у нее не перестанет биться сердце.
Но сейчас ей совсем не хотелось думать о том, есть ли у нее шанс выжить.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Скандальное пари - Энок Сюзанна



8 роман понравился ,но последнии серии немного растянуты
Скандальное пари - Энок Сюзаннажанна
17.01.2012, 18.43





Средне, нет интриги...все предсказуемо с первых глав.
Скандальное пари - Энок СюзаннаНИКА*
26.11.2012, 9.40





Было скучно читать, не зацепило и не увлекло. Не рекомендую
Скандальное пари - Энок СюзаннаItis
8.05.2013, 15.21





Один раз можно прочитать.
Скандальное пари - Энок СюзаннаКэт
16.10.2013, 10.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100