Читать онлайн Шалунья, автора - Энок Сюзанна, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шалунья - Энок Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.8 (Голосов: 44)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шалунья - Энок Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шалунья - Энок Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Энок Сюзанна

Шалунья

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Граф Эвертон заставил себя спокойно выйти из Букингемского дворца и, не оглядываясь, идти вперед, хотя его так и подмывало обернуться, обозвать принца жирным олухом и запустить в окно камнем. Хорошо хоть Ферт остался обсудить еще кое-какие вопросы — можно будет немного погодя дать волю своему гневу. Не глядя на двоих своих товарищей, Алекс вышел за территорию дворца и, только очутившись на аллее парка Сент-Джеймс и отослав Уоддла домой, дал волю своему гневу.
— Самодовольный, чванливый осел! — рявкнул он, стукнув по бедру с такой силой, что наверняка останется синяк.
Его товарищи смущенно переглянулись.
— А чего ты, собственно, ожидал, Алекс? — не повышая голоса, спросил Джеральд Даунинг, явно пытаясь успокоить кузена. — Ему хочется кого-нибудь повесить. И немедленно.
— Я не могу дать ему того, чего у меня нет! — выпалил Алекс.
— Прости, может быть, я чего-то не понимаю, но, насколько мне известно, ты занимаешься подобными делами уже шесть лет и до сих пор еще не было ни одного случая, чтобы ты не поймал контрабандистов, — вмешался в разговор Редж Хэншоу. — Думаю, принцу и его светлости тоже это пришло в голову. Мне кажется…
— Я ведь перехватил это чертово оружие! Перехватил или нет?
— Перехватил, — согласился барон. — Во всяком случае, первую партию. А вот о второй никто из нас не слышал.
— Он практически обвинил меня во лжи!
— Но ведь так оно и есть, — заметил Джеральд, поигрывая тростью, — ты ведь ему наврал.
Алекс перевел взгляд на кузена и ответил:
— Да.
— Но почему? — удивился Редж. — Ты представляешь себе последствия своего поступка?
Алекс прекрасно себе это представлял.
— Оставьте меня в покое, вы оба! — рявкнул Алекс. — У меня были на то свои причины.
И самая главная: изыскать способ защитить Кит, прежде чем выдать ее отца властям, подумал он.
Редж вздохнул и, остановившись рядом с торговкой цветами, купил букетик. Вдев его в петлицу, он покачал головой:
— Алекс…
В этот момент раздался выстрел. Что-то горячее обожгло Алексу щеку, а Редж, откинувшись назад, мешком свалился на землю, прямо под ноги герцогине Девенбрук.
Та тотчас же рухнула в обморок, а прогуливавшаяся великосветская публика завизжала и разбежалась в разные стороны. В этой суматохе Алекс не понял, откуда прогремел выстрел, не говоря уж о том, чтобы заметить стрелявшего.
— Редж! — взволнованно крикнул он, пробиваясь сквозь толпу к своему товарищу.
Джеральд был уже возле него и помогал подняться.
— Со мной все в порядке, — проговорил Хэншоу, стирая с виска сажу. — Кто, черт подери, стрелял в меня?
— Не знаю, — ответил Алекс, потирая обожженную щеку и оглядываясь по сторонам. Да, похоже, скрыться нападавшему не составило никакого труда. За спиной у него лорд Бэндуит и леди Джулия Пенстон обмахивали лицо герцогини веерами, и вскоре та стала подавать признаки жизни. — Ты уверен, что с тобой все в порядке? — повернулся Алекс к барону.
Редж кивнул и прищурил один глаз. Похоже, ему все-таки было больно.
— Да, — тем не менее ответил он. — А ты как?
— Отлично.
— Полагаю, кому-то не понравилось, что мы суем нос не в свое дело, — заметил Хэншоу. — Или Ферт и в самом деле меня теперь терпеть не может. — Слабо ухмыльнувшись, он вдруг стал заваливаться на сторону, однако Джеральд успел его поддержать.
— Джеральд, присмотри за ним, — приказал Алекс. — И дай Мартину знать о том, что случилось.
Кузен кивнул.
— А ты?
— Я должен кое-что проверить, — ответил Алекс, стиснув зубы.
— Будь осторожен, — предупредил Джеральд, пристально посмотрев на него. — Мы ведь не знаем, в кого он целился.
— Именно это я и собираюсь выяснить, — проговорил Алекс и пошел по аллее.
Утром он не стал признаваться, что ему известно, кто занимается контрабандой оружия, и это можно было расценить как предательство. Принц очень на него разозлился: несмотря на репутацию шута, идиотом он не был. Мартин Брентли тоже был уверен, что он что-то скрывает, так что долго ему не продержаться, размышлял Алекс. Он прекрасно понимал, что скажут Хэншоу с Джеральдом: что он думает не головой, а совсем другим местом. Но самое неприятное — он совершенно упустил из виду то, что у Кит, по всей вероятности, есть партнеры. Партнеры, которые, похоже, крайне заинтересованы доставить это оружие во Францию и готовы убить всех, кто может этому помешать.
Алекс вышел из парка и направился по улице к «Нейви». Подойдя, взглянул на карманные часы. Он пришел чуть раньше намеченного срока, однако очень надеялся, что Кит уже там. Если, конечно, это не она нажимала на курок и теперь где-то прячется. Однако Алекс тотчас же приказал себе не думать об этом. Это не могла быть она. Он не допустит, чтобы это была она. Он вошел в гардеробную и тотчас же увидел Фрэнсиса.
— Привет, Эвертон, — приветствовал его тот, беря из рук лакея перчатки. — Ну что, узнал, кто она?
— Кто? — переспросил Алекс и, сняв шляпу, швырнул ее другому лакею, остолбеневшему от неожиданности.
— Ну, та девица на балу. Леди Маска. Весь город о ней судачит. Гибсон считает, что она русская княжна.
— Очень может быть, — согласился граф, предпринимая попытку обойти Фрэнсиса и направиться в зал. Но не тут-то было. Тот цепко схватил его за рукав.
— Будет тебе, Алекс! Вы же так мило ворковали, словно голубки. Барбара, по словам леди Патни, рвала и метала. Так кто она, дружище?
— Леди Маска! — отрезал Алекс и попытался сбросить руку приятеля, однако это оказалось ему не под силу. — Да не знаю я, Фрэнсис! — нетерпеливо бросил он. — Она осталась для меня такой же тайной, как и для тебя. — А вот это, пожалуй, верно, подумал он. — А теперь, если не возражаешь, я тебя покину. Спешу.
— Кит тоже сказал, что ты ничего не знаешь об этой милашке, но я подумал — он просто пытается отделаться от меня и продолжить болтать с тем парнем.
Алексу показалось, что у него остановилось сердце.
— С каким еще парнем?
— Ну с тем, который с ним сейчас в бильярдной. Они болтают, как старые приятели. Только, сдается мне, по-французски, а не по-ирландски. Впрочем, в языках я не силен. Слушай, ты собираешься пойти…
Но Алекс его уже не слушал. Выскочив из гардеробной, он направился в большую гостиную, ловко увильнул от лорда Рэнли, которому захотелось узнать, разделяет ли он его мнение об излишнем, с его точки зрения, финансировании армии, и вошел в бильярдную. Не может быть, чтобы она сейчас разговаривала со своим отцом, подумал он. Стюарт Брентли ни за что бы не появился в клубе, да еще в таком фешенебельном, как «Нейви», да еще если он замешан в продаже оружия врагам Англии. Однако на какое-то мгновение Алекг заколебался. Если это и в самом деле Брентли, он вынужден будет арестовать его. Арестовать их обоих.
Войдя в бильярдную, он огляделся по сторонам, однако Кит нигде не было видно. Тадеус Нэринг бросился к нему с подобострастным приветствием, однако Алекс не обратил на него никакого внимания. Наконец он заметил Кит и с облегчением вздохнул. Она стояла в самом дальнем конце комнаты, облокотясь о стол. Мужчина, стоявший рядом с ней, был не Брентли, а тот самый красивый темноволосый незнакомец, который остановил ее у Кейл-Хауса, и Алекс подозрительно прищурился.
— Кит, — обратился он к ней, подходя, и стиснул руки, чтобы ненароком не обнять ее, — прости, что заставил тебя ждать.
Кит подняла голову, и удивление в ее зеленых глазах тотчас же сменилось теплым, приветливым выражением, которое, однако, нисколько не успокоило Алекса.
— Напротив, ты пришел рано, — заметила она низким голосом и, бросив взгляд на своего собеседника, продолжила: — Алекс, ты знаком с Жан-Полем Мерсье, графом Фуше? Жан-Поль, познакомьтесь, это мой кузен Алекс Кейл, граф Эвертон.
— Весьма рад, — ответил граф, сверля Алекса взглядом.
Кит рассказывала, что у Фуше таинственный взгляд, однако Алекс назвал бы его настороженным. Этому мужчине она как-то раз расквасила нос, но Фуше, похоже, простил ее. Простил настолько, что выискал в эксклюзивном лондонском клубе и завел с ней разговор на вражеском языке.
— Добрый день, — спокойно поздоровался Алекс, протягивая руку. — Насколько я помню, Кит упомянул, что познакомился с вами в Париже.
— Хочется надеяться, он говорил обо мне только хорошее, — заметил граф с сильным французским акцентом, пожимая Алексу руку. Рука оказалась чистой, никаких следов пороха, и не было оснований считать, что стрелял он, однако что-то в нем не внушало Алексу доверия, и он продолжал внимательно вглядываться в нового знакомого.
— Ну конечно, Жан-Поль, — проговорила Кит и, переведя взгляд на Алекса, спросила: — Что с тобой случилось? — И она коснулась пальцем своей щеки, после чего указала на щеку Алекса.
— Задело камешком, — ответил Алекс, пристально глядя на нее и пытаясь определить, известно ли ей, откуда взялась эта царапина.
Отложив кий, Фуше кивнул Кит.
— Как я уже сказал, я лишь хотел с вами попрощаться, — проговорил он, глядя своими черными глазами на Алекса. — Сегодня вечером я возвращаюсь во Францию.
Значит, он все-таки связан с контрабандой и собирается уехать с Кит и ее отцом. И снова при мысли о том, что она уедет, Алекса охватила паника.
— Вот как? — Он свел брови, надеясь, что выглядит достаточно обеспокоенным. — Вы совершенно правильно делаете. Похоже, в настоящее время в нашем городе небезопасно.
Фуше снисходительно улыбнулся:
— Ну что вы, просто нужно быть осторожным. А мы всегда осторожны, не правда ли, друг мой?
— Конечно, — рассеянно подтвердила Кит, не сводя глаз с Алекса.
Отвесив изящный поклон, граф проговорил:
— Рад был с вами познакомиться. Эвертон. — И, схватив Кит за плечо, жестом, показавшимся Алексу чересчур фривольным, прибавил что-то по-французски.
— До свидания, — проговорила Кит на том же языке, и Фуше, повернувшись, направился к двери.
— Что он сказал? — спокойно спросил Алекс.
— Всего лишь попросил меня быть поосторожнее, — ответила Кит, пожав плечами.
Алексу хотелось схватить ее за плечи, встряхнуть как следует и сказать, что «скоро увидимся» никак не может означать «будь осторожна», но вместо этого он, взяв кий из ее руки, положил его на стол и прошептал:
— Пошли со мной.
Пристально взглянув ему в лицо, Кит кивнула и пошла за ним следом. Он привел ее в гардеробную, подождал, пока им отдадут их вещи, и, выйдя из клуба, приказал лакею нанять карету.
— А где Уоддл? — спросила Кит, надевая шляпу.
— Отправил его домой, — ответил Алекс, стараясь, чтобы голос его звучал спокойно. В этот момент карета остановилась рядом с ними, и Алекс жестом показал Кит, чтобы она садилась. — Парк-лейн, двенадцать, — сказал он вознице.
Как только дверца захлопнулась, кучер стегнул лошадей.
— Алекс, — проговорила Кит, — что слу…
Не дав ей договорить, Алекс схватил ее за руки, поднес их к носу и понюхал. Пальцы ее пахли мелом, а не порохом, и он немного успокоился. По крайней мере стреляла не она. Вообще-то он считал ее неспособной на убийство, однако никогда не поймешь, на что она способна, а на что нет.
— Что ты делаешь? — изумилась Кит и, выдернув руки, взглянула на них.
— О чем ты говорила с этим чертовым французом? — спросил Алекс.
— С Жан-Полем? — пробормотала Кит. — Ни о чем особенном. Просто…
— Скажи мне, Кристин! — потребовал Алекс, теряя терпение.
— Он… просто он сообщил мне, что разговаривал с отцом. У папы в Кале оказались срочные дела, и он задержится еще на несколько дней.
Вне всякого сомнения, эти срочные дела касаются поставки оружия. Времени, оказывается, еще меньше, чем он думал.
— Чем вы с отцом зарабатываете себе на жизнь в Париже? — продолжал он, стиснув ей руку.
— Алекс, ты делаешь мне больно, — жалобно проговорила Кит, пытаясь вырваться.
— Ты тоже делаешь мне больно, черт подери! Отвечай на вопрос, Кристин.
— Чем придется, — пожала плечами Кит.
Алекс покачал головой и рывком притянул ее к себе.
— Ты мне скажешь правду! — рявкнул он. — Хватит врать!
— Что случилось? — встревоженно спросила Кит.
— Несколько минут назад кто-то стрелял в Реджа.
Кристин замерла, лицо ее стало покрываться смертельной бледностью.
— Что? — прошептала она и, протянув руку, коснулась его обожженной щеки. Потом пальцы ее дрогнули, и она закрыла лицо руками. — Нет, нет, нет…
Алекс отвел ее руки, напомнив себе, что она великолепная актриса и ему не следует ей доверять.
— Ты имеешь к этому какое-то отношение?
— А он… — начала было Кит и, запнувшись, вздохнула, словно для того, чтобы успокоиться. — Он убит?
— Нет. Пуля лишь слегка поцарапала ему голову. К счастью, у него оказалась крепкая голова. — Обхватив лицо Кит обеими руками, Алекс пристально взглянул на нее. — Так ты имеешь к этому какое-то отношение?
— Да, — едва слышно прошептала Кит, и по щеке ее скатилась слезинка. — Но я не…
Алекс взял ее за плечи и как следует встряхнул, пытаясь не обращать внимания на ощущение, что мир вокруг него рушится.
— Выкладывай все начистоту. Чем вы с отцом зарабатывали на жизнь в Париже?
— Папа играл в карты, и я тоже. А после того как к власти пришел Наполеон, а может, и раньше — я тогда была еще девчонкой и на многое не обращала внимания — он занялся контрабандой.
— И что он провозил контрабандой?
— Что придется. Свежие фрукты, овощи, одеяла, муку, серебро, золото. — Кит говорила все быстрее, словно, начав, хотела поскорее рассказать все, что знала. — Когда англичане установили блокаду, он уже не мог справиться со своими делами в одиночку и начал работать с Жан-Полем.
— С графом Фуше, — уточнил Алекс. Так, значит, этот тип все-таки замешан в контрабанде, а он, идиот, отпустил его. И все из-за сидящей рядом женщины.
Кристин кивнула:
— Да. За последние несколько месяцев Фуше нашел нового покупателя. Папа неоднократно называл его эксцентричным старым лордом. Он и в самом деле заказывал привезти ему весьма странные вещи, но платил за них щедро. Он делал вид, что это овощи, но я знала, что это не так.
— А Редж? — тихо спросил Алекс, опасаясь любого ответа, который Кит даст. — Почему в него стреляли?
Обхватив его обеими руками, Кит крепко прижалась к нему.
— Кто-то задержал поставку последнего груза. Старый лорд был в ярости и приказал Жан-Полю убить папу, если такое повторится еще раз. И мы с отцом приехали сюда. Я должна была помочь ему выяснить, кто перехватил груз, а потом подкупить его. — Ее зеленые глаза встретились с его глазами, а Алекс пристально смотрел на нее, пытаясь понять, лжет она или нет. По щекам Кит скатилась еще одна слезинка. — Только это был ты, правда?
— Да.
— И подкупить тебя не удалось бы.
— Но почему стреляли в Реджа? Или должны были убить меня?
Кристин энергично замотала головой.
— Нет, нет, — прошептала она дрогнувшим голосом. — Я никому о тебе не рассказывала.
— И ты думаешь, я тебе поверю? — яростно прошипел Алекс. — После всего, что ты мне рассказала?
Кит захлопала глазами.
— Папа ненавидит англичан. Я тоже всегда их ненавидела… пока не познакомилась с тобой. Я… я не хотела, чтобы он узнал, что я тебя подозреваю.
— Значит, вместо меня ты назвала ему Хэншоу. Боже правый!
— Нет! Я ничего такого не делала! Ну пожалуйста, Алекс, поверь. Я знаю все о тебе, Редже и Огастесе, но я вас не выдала. Должна была, но не смогла.
Как же ему хотелось ей поверить, но, собрав остатки сил, Алекс еще раз встряхнул ее и оттолкнул от себя.
— Еще одна ложь!
Кит снова прижалась к нему.
— Нет! Клянусь тебе, Алекс, я не сказала ни Фуше, ни вообще кому бы то ни было о том, что знаю. — Алекс попытался снова оттолкнуть ее, но она, всхлипнув, ухватилась за лацканы его сюртука и прильнула к нему. — Прошу тебя, Алекс, поверь. Я никому не позволю причинить тебе боль.
— Хотелось бы мне тебе поверить, — прерывисто прошептал Алекс, стиснув ей руки. — О Господи, как же мне хочется тебе поверить!
— Так поверь, — проговорила Кит и прильнула губами к его губам.
Если она и в самом деле не знала, какого рода груз провозят контрабандой, если не назвала имена его и его друзей Фуше, у них есть еще шанс, подумал Алекс. Обхватив руками хрупкие плечи Кристин, он еще теснее прижал ее к себе, отвечая на ее исступленный поцелуй. И они забыли обо всем на свете.
Карета, подпрыгивая, остановилась, и кучер постучал по дверце рукояткой кнута.
— Приехали, сэр! — крикнул он.
Алекс поставил Кит на ноги, однако из своих объятий не выпускал. Ему почему-то казалось, что если он отпустит ее, то потеряет. Вылезая из кареты первой, Кит крепко держалась за лацканы его сюртука. Сунув вознице монету, Алекс поднялся следом за ней по ступенькам лестницы. Уэнтон распахнул дверь, однако они не обратили на него ни малейшего внимания.
Подойдя к ближайшей двери — ею оказалась дверь в гостиную, — Кит распахнула ее. Алекс замешкался и тогда она, обхватив его рукой за талию, притянула к себе его голову и прильнула губами к его губам. Алекс зашел в комнату, захлопнул за собой дверь прямо перед носом изумленного Уэнтона, запер ее на ключ и стянул с Кит брюки.
По-прежнему не отрываясь от ее губ, Алекс попятился вместе с ней к дивану и, уложив на него Кит, лег сверху. Кит молча стащила с Алекса панталоны. Раздвинув ей ноги коленом, Алекс с силой вошел в нее. Тихонько ахнув, Кит подалась ему навстречу. Обхватив своими длинными ногами его за талию, она притянула его к себе еще теснее, а он вонзался в нее все глубже, все яростнее, и вскоре они одновременно достигли пика наслаждения.


Еще долго после того, как они занимались любовью, Алекс лежал, уткнувшись головой в плечо Кристин, а она нежно перебирала рукой его волосы. Наконец-то она сказала ему правду, а он не выгнал ее из дома, не отвернулся от нее. Больше всего она боялась, что он ее возненавидит.
— Похоже, мы удивили Уэнтона, — прошептал он с лукавой улыбкой.
Кит хмыкнула.
— Вот и хорошо, — проговорила она.
Немного помолчав, Алекс приподнялся на локте и, заправив Кит за ухо прядь волос, совершенно серьезно и обеспокоенно сказал:
— Теперь, хочешь не хочешь, тебе придется выйти за меня замуж.
Он беспокоится за нее, радостно подумала Кит.
— Нет, не придется.
— Кристин, ты хоть понимаешь, во что ввязалась? Знаешь, что бывает за провоз контрабанды в военное время?
— И ты решил защитить меня.
— Конечно.
— Я сама умею о себе заботиться, Алекс. Я же тебе уже говорила: я не собираюсь заманивать тебя в…
— Ты бы предпочла, чтобы я тебя арестовал? Я мог бы это сделать.
— За контрабанду овощей и одеял? — резко бросила Кит. — Так, значит, вот как ты понимаешь выполнение своего долга перед принцем?
Алекс нахмурился.
— Ты не знаешь всего.
— Так расскажи мне.
— Нет, — покачал головой Алекс.
— Ты по-прежнему мне не доверяешь, — прошептала Кит. После всей той лжи, которая стояла между ними, она могла это понять, но все равно ей было больно.
— Я хочу тебе доверять, Кит, но чем меньше ты будешь знать, тем в большей безопасности будешь находиться. — И, сунув руку под ее рубашку, он положил ладонь на ее плоский живот.
— Так что мы будем делать? — неторопливо спросила Кит, изучающе глядя в лицо Алекса.
Он ласково, но сдержанно коснулся ее губами, словно и не было между ними только что бешеной страсти.
— Ты останешься у меня. Здесь тебе ничто не грозит.
— Ты расскажешь обо мне Реджу и Огастесу?
— Хэншоу сейчас вовсе не обязательно о тебе знать, — возразил Алекс. — Может быть, потом. А Огастес вообще может отправляться ко всем чертям.
Даже учитывая их неприязненные отношения, это звучало довольно странно.
— Но почему?
— Мне до него больше нет никакого дела, Кит.
Но ведь Огастес шпион, пронеслось в голове у Кит. Она сама видела, как он, крадучись, выходил из дома поздней ночью, как будто не хотел, чтобы даже его друзья знали, куда он направляется.
— Алекс, — прошептала Кит, чувствуя, как по телу пробежала дрожь. Если она не рассказала Фуше о Редже и Эвертоне, то Огастес способен это сделать. — Ты не все знаешь про Девлина.
— Почему тебя так интересует этот тип? — ревниво спросил Алекс.
Глядя на его выражавшее недоверие лицо, Кит поняла, что он вряд ли сейчас станет прислушиваться к ее подозрениям относительно своего бывшего родственника. Будь она на его месте, она поступила бы точно так же.
— Ну что ты, меня он вовсе не интересует.
Коснувшись ее губ кончиками пальцев, Алекс медленно вздохнул.
— Очень хорошо. А теперь я хочу, чтобы ты пообещала мне еще кое-что.
— Что же?
Пока придется оставить тему о Девлине в покое, но если он связан с Фуше, Алексу по-прежнему грозит опасность.
— Пообещай мне, что ты не уедешь в Париж со своим отцом.
— Да тебе просто нужно не терять его из виду! — раздраженно воскликнула она и попыталась оттолкнуть Алекса. — Да как ты смеешь…
— Успокойся, — проговорил он и, ухватив Кит за подбородок, повернул ее голову так, чтобы она смотрела ему прямо в лицо. — Ты же прекрасно знаешь, что это не так. Просто пообещай мне остаться. Больше я ничего не прошу. Только остаться.
Кит почувствовала, что он просит ее об этом не только потому, что стремится обеспечить ее безопасность, но и оттого, что хочет быть с ней рядом. Вот только прямо попросить ее об этом он не может из боязни, что она откажется.
— Хорошо, — прошептала она.


В два часа ночи в дверь раздался громкий стук.
— О Господи! — простонал Алекс, а Кит поспешно села в кровати. — Опять двадцать пять!
— Нет, это не отец, — успокоила его Кит. — Сомневаюсь, что он стал бы поднимать такой шум.
Похоже, она права, подумал Алекс. Однако если она и согласилась остаться, то вряд ли согласится стоять и спокойно смотреть, как арестовывают ее отца. Да он и не стал бы подвергать ее такому испытанию.
— Может, ты снова воспользовалась моим кредитом, и теперь явились получить по счету? — улыбнулся он и, обхватив Кит рукой за плечи, снова уложил ее в постель. — Подождем, пока Уэнтон откроет.
— Алекс! — донесся до них минуту спустя громкий голос Джеральда Даунинга, и по лестнице прогрохотали его сапоги.
— Боже правый, — буркнул Алекс и схватил рубашку. — Оставайся здесь, детка.
Натянув рубашку, он направился к двери и, захватив по пути халат, надел его. Джеральд подошел к двери как раз в тот момент, когда Алекс вышел в холл и захлопнул за собой дверь.
— Что, черт подери, происходит?
За спиной Джеральда он заметил Джеймса Сэмюэлса. Он перевел взгляд с одного мужчины на другого и понял: есть новости, причем не из приятных.
— Наполеон находится менее чем в ста лье от Бельгии, — объявил Джеральд.
— И вы были правы, милорд, насчет того, что ящики отправлены на север, — прибавил Сэмюэлс. — Хэнтон видел их два дня назад.
— Бонапарт собирает по пути своих соратников, — продолжал Джеральд.
Вести разговор на два фронта, да еще среди ночи, было трудновато, особенно когда все мысли о той, что лежит в теплой кровати за закрытой дверью, однако Алекс тотчас же смекнул, в чем дело.
— Значит, он пытается изолировать Веллингтона.
Джеральд сдержанно кивнул.
— Если он сумел остановить Блюхера и немцев, у Веллингтона нет никаких шансов выстоять.
— Это будет зависеть от того, насколько хорошо вооружены солдаты Бонапарта, — мрачно проговорил Алекс.
— Что, в свою очередь, будет зависеть от того, насколько быстро мы сумеем перехватить это чертово оружие! — рявкнул кузен.
— Говори, пожалуйста, потише, — попросил его Алекс, машинально взглянув на дверь спальни.
Заметив это, Джеральд недоуменно спросил:
— Кит? — И, прочитав ответ на лице кузена, воскликнул: — Черт подери, Алекс! Ты соображаешь, что делаешь?
— Прекрати, Джеральд, — предупредил граф.
— Нет, не прекращу! — прошипел Джеральд, краснея. — Я, конечно, плохо ее знаю, но то, что она не какая-нибудь простолюдинка, — это точно, кузен. И ты должен вести себя с ней соответствующим образом.
Похоже, Кит и Джеральда удалось очаровать.
— Я знаю, — пробормотал Алекс, — ты прав. Но все гораздо сложнее, чем ты себе представляешь.
— Так просвети меня, — попросил Джеральд.
Набрав побольше воздуха, Алекс произнес:
— Человек, провозящий контрабандой оружие, которого мы ищем, — ее отец.
Джеральд открыл рот, потом медленно закрыл его, и на его лице отразились самые разнообразные чувства, включая сочувствие.
— А она знает об этом? — наконец спросил он.
— Понятия не имею, — тихо проговорил Алекс, а сердце гулко забилось в груди. По крайней мере Джеральд не спросил, насколько сильно Кит замешана в этом деле. Если бы спросил, пришлось бы врать, а Алекс чувствовал, что уже дошел до точки, за которой ложью только наживешь себе врагов.
— Черт подери, Алекс, ты что, хочешь, чтобы тебя повесили? — взорвался кузен.
— В настоящее время дворян уже почти никогда не вешают. — устало заметил Алекс, потирая виски.
— Ну и что…
— Послушай меня, — перебил его Алекс, бросив взгляд на Сэмюэлса. — Я поеду на север вместе с Джеймсом и перехвачу это чертово оружие, прежде чем его успеют сгрузить на берег.
— Но ведь ты…
— Людей, которых я арестую, и изъятое у них оружие я отправлю принцу. На несколько дней он успокоится, а я тем временем улажу это дело.
— И как, скажи на милость, ты его собираешься улаживать?
Потупившись, граф бросил:
— Понятия не имею.
— Пока ты не скажешь мне, что задумал, ты никуда не поедешь.
— И ты считаешь, что сумеешь меня остановить?
— Я не желаю наследовать Эвертон, если ты вдруг погибнешь из-за какой-то глупости! — рявкнул Джеральд.
Задумчиво почесав подбородок, Алекс проговорил:
— Ты был прав, говоря, что Кит не простолюдинка. Ее отец — Стюарт Брентли. Брат Ферта.
Джеральд побледнел, причем на удивление быстро, если учесть, что только что он был красным как рак.
— Брат Мартина? Так она… — он ткнул пальцем в сторону двери, — она его племянница?
— Если ее отец — брат Мартина, следовательно, она приходится ему племянницей, — сухо ответил Алекс, собрав остатки чувства юмора. — Но наше дело не должно от этого страдать, — заявил он, взглянув на Джеймса и своего кузена. Оба кивнули, и, облегченно вздохнув, Алекс подытожил: — Как видите, все оказалось намного сложнее, чем я себе представлял.
— Нужно сказать Ферту.
— Я знаю.
— И…
— Я обо всем позабочусь, Джеральд, — перебил его Алекс. — Тебе лишь нужно будет предупредить Хэншоу и Ферта, что я отправился за оружием. — Что касается остального, хотя Кристин по-прежнему отказывается от его защиты, он не хочет, чтобы ее повесили. Имя Ферта будет служить ей охраной, если Мартин согласится принять ее у себя. Но даже если бы это был единственный шанс для ее спасения, он, Алекс, позаботился бы о том, чтобы она им воспользовалась, нравится ей это или нет. Даже если после этого она бы разлюбила его.
— Ну и попали же мы в переплет, — пробормотал Джеральд, словно читая его мысли.
Алекс гневно взглянул на него.
— Это уж точно. Джеймс, седлайте Тибальта.
— Слушаюсь, милорд.
— Джеральд, подожди меня минутку внизу.
Глубоко вздохнув, Алекс открыл дверь спальни и вошел. Кит сидела на краешке кровати, завернувшись в одеяло, и выражение лица ее было таким напряженным и серьезным, какого он еще у нее никогда не видел. Она показалась Алексу ослепительно красивой.
— Что случилось? — тихо спросила она.
Как бы ему хотелось обо всем ей рассказать, однако он понимал, что делать этого не следует. Она может быть влюблена в него, как и он в нее, а может, просто притворяется влюбленной. В этом случае знать правду ей не обязательно.
— Ничего серьезного, — успокоил он ее. — Но мне нужно на несколько дней уехать из Лондона.
— Ты собрался в Бельгию сражаться с Наполеоном? — прошептала Кит, и лицо ее так побледнело, что Алекс испугался, как бы она не упала в обморок.
— Ну что ты, конечно, нет. Но мне нужно немедленно уехать.
— В таком случае я поеду с тобой, — упрямо заявила Кит и сжала его пальцы.
Алекс почувствовал, что еще немного, и он сдастся. На секунду сжав ее руку, он выпустил ее.
— Нет. Ты останешься с Джеральдом и Айви.
— Ты едешь за моим отцом? Да или нет? — прошептала она.
На секунду Алекс закрыл глаза.
— Я еду за грузом, — медленно ответил он, решив, что никакого вреда не будет оттого, если он в этом признается. Они с Джеймсом Сэмюэлсом будут ехать быстро, так что, даже если Кит и сообщит об их отъезде Стюарту Брентли, тот не сумеет их догнать.
— Они попытаются убить тебя, — почти беззвучно прошептала Кит, глядя на Алекса огромными, полными тревоги глазами.
Алекс покачал головой.
— Ты же мне говорила, что твой отец в Кале и Фуше тоже во Франции.
— Прошу тебя, не уезжай, — попросила Кит и, подойдя к нему, обняла обеими руками за талию.
— Я должен ехать, — прошептал он, удивляясь тому спокойствию, с которым она восприняла новость о том, что он собрался ехать за грузом ее отца. — Одевайся. Джеральд отвезет тебя к себе.
Боясь, что Кит передумает, Алекс отправил в спальню миссис Ходжес, чтобы она побыла с Кит, пока та одевается, а сам быстро побрился и оделся. К тому времени когда Алекс спустился вниз, расторопный Антуан уже упаковал его вещи. Кит стояла в холле. Джеральд рядом.
Взяв Кит за руку, Алекс увлек ее в маленькую гостиную.
— Я скоро вернусь, детка, — пообещал он. — Веди себя хорошо.
Кит пылко его поцеловала.
— Береги себя, — пробормотала она.
— Непременно, — тихо пообещал он, всматриваясь в ее лицо и боясь, что она никогда больше не будет так на него смотреть. Когда он договорится с Фертом относительно ее, вполне возможно, что в следующий раз она будет смотреть на него с ненавистью. Наконец, отцепив ее руку, Алекс направился к двери.
— Я люблю тебя, Алекс, — прошептала ему Кит вслед по-французски. — Ты ведь понял, что я сказала?
Алекс остановился как вкопанный. От этих слов, сказанных тихим голосом, его бросило в жар.
— Да, — хрипло проговорил он.
Она его любит! Либо это последняя попытка его удержать, либо правда. Но если он сейчас обернется и посмотрит на Кристин Брентли, он ни за что не сможет уехать. И Алекс заставил себя идти дальше.
— Береги ее! — резко бросил он Джеральду, у которого хватило ума промолчать, и, не дожидаясь ответа, вышел из Кейл-Хауса на конюшню. Предстояла долгая дорога на север.


Интересно, когда это все случилось, подумала Кит. Еще несколько дней назад она ненавидела всех англичан, а одного в особенности, хотя и не знала его имени. А теперь она готова сделать все, чтобы этот англичанин вернулся домой целым и невредимым. Отец назвал бы ее идиоткой за то, что она готова рисковать своим благополучием и даже собственной жизнью из-за такого человека, как граф Эвертон. Отец, конечно, прав. Алекс, этот великосветский повеса и распутник, способный ее погубить, не должен был бы вызывать в ней никаких иных чувств, кроме презрения.
Когда Алекс устремился на поиски ее отца, Кит должна была быть вне себя от ярости и гореть жаждой мести, однако ничего подобного не произошло.
От всех этих мыслей у нее голова пошла кругом, и, опасаясь сойти с ума, Кит решила думать о чем угодно, только не об Алексе и отце, успокаивая себя тем, что в конце концов все как-нибудь само собой образуется. Насколько она знала Александра Кейла и собственного отца, они прекрасно умели сами о себе заботиться и справляться с трудностями, возникающими у них на пути. Особенно если предвидели, что они должны возникнуть. Как, например, в данном случае.
Впрочем, беспокоило Кит не это, а кое-что другое. То, о чем не знал, да и не хотел знать Алекс. Что среди его соратников, похоже, завелся предатель. Тот, кто предложил Фуше избавиться от Реджа Хэншоу, а может быть, и от графа Эвертона. И Кит подозревала, что предатель этот — Огастес Девлин, любитель ускользать из дома по ночам.
Весь день Даунинги не спускали с нее глаз, ревностно выполняя пожелание Алекса. И даже не пожелание, а угрозу, злорадно подумала Кит. Он же пригрозил, что с нее глаз спускать не будут. И она устроила им за это целое представление: уныло слонялась по дому, пока им от нее тошно не стало, а когда решила, что они больше не выдержат, предложила всем вместе поехать к Мерсии Крэллинг, которая устраивала концерт. В другое время скорость, с которой родственники Эвертона согласились на ее предложение, могла бы рассмешить Кит, но только не сегодня, когда почти все мысли ее были заняты Алексом, а оставшиеся — Огастесом: знает ли виконт и те, с кем он связан, куда отправился Эвертон?
Несколько раз во время игры Мерсии она слышала, как то один, то другой из присутствующих упоминал о леди Маске и интересовался, не выяснилось ли, кто она такая. Кит и самой было бы интересно это узнать. Она уже и забыла, что совсем недавно блистала на балу в шикарном платье. Почти всю свою жизнь она проходила в мужской одежде и изображала из себя сначала мальчика, потом молодого человека и за долгие годы так вжилась в образ, что порой забывала, что она девушка. Интересно, как Алекс смог увлечься ею? Хорошо бы он перестал таиться и открылся ей, рассказав, какие именно чувства он к ней испытывает. Любит ли он ее так, как она любит его?
Хорошо бы получить ответ на этот вопрос и решить, что именно она расскажет Стюарту Брентли, когда тот объявится.
Вокруг раздались аплодисменты, и Кит, наконец сообразив, где находится, тоже начала хлопать. Встав из-за фортепьяно, Мерсия присела в реверансе. Ее мать, тяжело ступая, пошла к ней, намереваясь поздравить с удачным выступлением, а гости встали и, разминая затекшие от долгого сидения ноги, направились к столу с прохладительными напитками.
— Ну что, мы можем идти? — прошептал Джеральд жене на ушко.
— Нет еще, — прошептала та в ответ и, ткнув его локтем в бок, добродушно прибавила: — Разве что тебе не терпится снова расхаживать по всему дому, не спуская глаз с нашего гостя.
Кит виновато нахмурилась. Даунинги были так к ней добры и заботливы, а она собирается доставить им массу хлопот. Она с надеждой огляделась по сторонам. Может быть, Огастес в зале и ей не придется, ничего не объясняя Айви и Джеральду, рыскать среди ночи по всему району, ища его. Но его нигде не было видно.
Вздохнув, Джеральд огляделся по сторонам и внезапно так и просиял.
— Может, отпустишь меня от себя на минутку? Я скоро вернусь. Только поболтаю немного с Хэншоу.
— Ладно уж, иди, — отмахнулась Айви. — Ох уж эти мужчины, — пожаловалась она Кит, и та удивленно вскинула брови, желая ей подыграть.
— Ты кого имеешь в виду, кузина? — невинным голоском осведомилась она.
— Ну конечно, не тебя, Кит, — ответила Айви, самодовольно улыбнувшись.
К счастью, в этот момент к ним подошла Дебора Гловер, и Кит, извинившись перед дамами, направилась к столику с закусками и напитками, решив немедленно отправиться на поиски виконта Девлина. Однако, оглянувшись, она заметила, что Айви на нее смотрит, и, чертыхнувшись, остановилась у стола и взяла сандвич с ветчиной.
Он оказался очень вкусным, и Кит взяла второй, но только впилась в него зубами, как кто-то взял ее под руку затянутой в перчатку рукой. Решив, что это Мерсия, Кит изобразила на лице улыбку, хотя ей и нелегко это далось, и обернулась. Однако глаза, которые, казалось, пронзали ее насквозь, были далеко не такими невинными, как у мисс Крэл-линг, и к тому же не кукольно-синими, а черными как вороново крыло.
— А, леди Синклер, — улыбнулась она, хотя на самом деле от неожиданности чуть не подавилась сандвичем. Только этой особы ей сейчас не хватало! — Не хотите ли сандвич, миледи?
— Не думай, что тебе удалось меня провести, — прошипела Барбара. — Я прекрасно знаю, чем ты занимаешься, шлюха ты этакая!
Как учил отец, когда тебя загоняют в угол, атакуй.
— Однако для этого тебе потребовалось чертовски много времени. Интересно, почему? — проговорила Кит с набитым ртом и взяла с подноса проходившего мимо лакея бокал с портвейном.
Несколько секунд леди Синклер смотрела на нее, разинув рот, не зная, что сказать.
— Ну, что ты мне скажешь? — наконец выдавила она из себя.
Проглотив кусок, Кит с улыбкой проговорила:
— Похоже, в этом году цены на ячмень здорово выросли.
Крепко держа ее под руку, чтобы не вырвалась, Барбара выдавила из себя:
— На твоем месте я бы не стала вести себя так самоуверенно. Да я в шесть секунд могу тебя уничтожить.
— А я могу тебя нокаутировать в два раза быстрее! — выпалила Кит. — Я ведь отличный боксер.
Барбара Синклер снова не сразу нашлась, что ответить, и Кит поняла, что она не привыкла, чтобы ей грозили физической расправой.
— А мне плевать на то, что ты можешь, а что нет! — наконец бросила она. — Я только хочу, чтобы ты убралась из Лондона восвояси. И немедленно.
Слова Барбары задели Кит за живое: она и сама знала, что именно так и должна поступить.
— Иначе? — подсказала она.
— Иначе все узнают, что ты спишь с Эвертоном! — выпалила Барбара.
— Довольно странное заявление из твоих уст, Барбара, — послышался за их спинами протяжный мужской голос. Протиснувшись между женщинами, Огастес Девлин обнял каждую из них за плечи. — Ведь сама ты совсем недавно занималась тем же.
— Отстань от меня, ты, пьянчуга! — выпалила леди Синклер.
— А ты отстань от Эвертона, — точно таким же тоном предупредила ее Кит и, улыбнувшись, продолжала: — Имей в виду: если все узнают обо мне, ему незачем будет на тебе жениться.
— А ты еще глупее, чем я думала, если считаешь, что он женится на тебе, — пробормотала Барбара. — И где он тебя только отыскал? В Ковент-Гардене? Наверное, ты хорошенько его потрясла, прежде чем позволила себя трахнуть. — Она презрительно оглядела Кристин. — Сколько тебе дают за ночь? Шиллинг? Такой дылде, как ты, вряд ли дадут больше.
Огастес хмыкнул:
— Да наверное, побольше, чем тебе, Барбара. — Он наклонился к леди Синклер поближе и прошептал ей на ушко: — Оставь девчонку в покое, ты, ведьма, иначе я расскажу о тебе такое, что не обрадуешься. А мне есть что рассказать, ты знаешь.
Барбара выдернула руку. Лицо ее побледнело.
— Тебе его никогда не удастся заполучить, — яростно прошипела она Кит. — Я заставлю тебя уехать из города и добьюсь того, что к концу сезона на моем пальце появится обручальное кольцо.
— Поживем — увидим, — улыбнулся Огастес.
Круто повернувшись, Барбара стремительно направилась к двери, и он перевел взгляд на Кит.
— Остерегайся ее, — заметил он и потянулся за пирожным. — Большим умом она не отличается, но поговаривают, это она порешила своего муженька. Стукнула его по макушке подсвечником, застав со своей горничной, и дело с концом.
Кит взглянула на него. Он и раньше казался ей похожим на привидение, но сейчас еще больше. Кожа у него стала синевато-белого оттенка и такая тонкая, что создавалось ощущение, будто она вот-вот лопнет.
— Спасибо за предупреждение, — ответила Кит, размышляя над тем, следит ли за ней виконт по приказу Фуше или их встреча произошла случайно. Хорошо, конечно, что они встретились, — теперь не придется его выслеживать, однако обвинять его в измене в салоне Мерсии Крэллинг тоже не станешь.
— Не за что, Кит. — Он помолчал и вдруг спросил: — Между прочим, как тебя зовут?
Кит нисколько не сомневалась в том, что он и так знает, и вопрос этот неуместен. Досадливо поморщившись, она тем не менее спокойно ответила:
— Кристин.
Огастес кивнул.
— Вчера на балу ты была необыкновенно хороша.
— Благодарю.
— Я понимаю, почему Алекс поселил тебя в своем доме.
А он еще опаснее, чем Барбара Синклер, потому что ему нечего терять, пронеслось в голове у Кит. Огастес Девлин умирал и знал, что умирает. У нет ни семьи, ни наследников. Если ему взбредет в голову, он может растрезвонить о ней по всему Лондону. Если бы он узнал о ней побольше, он бы сделал так, что репутация Алекса в политических кругах была бы безвозвратно погублена. Он бы даже арестовал его за укрывательство в своем доме преступницы.
— Так было нужно, — тихо ответила она.
— Интересно, сколько бы ты заплатила еще одному человеку, который пообещал бы не разглашать твою тайну? — продолжал Огастес, неторопливо окидывая Кит пристальным взглядом с головы до ног. А ведь он абсолютно трезвый, вдруг поняла она. В кои-то веки! — Или тайны? Или предпочитаешь со мной сразиться, Кристин?
— Я расскажу Алексу о том, чем ты занимаешься! — бросила Кит, выведенная из себя.
— Он никогда тебе не поверит. — Огастес медленно покачал головой, не сводя с нее взгляда. — У тебя нет доказательств, моя дорогая. А без них даже такая очаровательная девица, как ты, вряд ли сможет кого-то в чем-то убедить.
— Но почему ты ненавидишь Алекса? — шепотом спросила она.
— Это мое дело, — так же тихо ответил он.
— Я не позволю тебе причинить ему боль! — пылко воскликнула Кит.
— Какая преданность! — Огастес цинично усмехнулся. — На твоем месте я бы держался от него подальше. В целях безопасности. — Серые прозрачные глаза еще несколько мгновений смотрели на нее, после чего он медленно протянул руку и коснулся щеки Кит своими прохладными пальцами. — Стоит ли твой Эвертон того?
— Пошел к черту! — отрезала Кит и, быстро повернувшись, направилась к двери.
А виконт так и остался стоять, глядя ей вслед, и выражение его лица было непроницаемым. И только когда Кит скрылась из виду, подозвал лакея и приказал ему принести бренди. Двойную порцию.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Шалунья - Энок Сюзанна



Роман мне понравился, интересный сюжет, много юмора, немного наивный. Легко читается, не пожалеете времени. Моя оценка 9 из 10
Шалунья - Энок СюзаннаНастя
7.03.2012, 19.52





Прекрасный роман)rnПрочитала на одном дыхании и не пожалела затраченного времени.даю 10 из 10)
Шалунья - Энок СюзаннаАня
22.03.2012, 22.11





Классный роман, читается легко, увлекательный. Советую. на хорошие 9 баллов.
Шалунья - Энок СюзаннаСветлана
25.03.2012, 20.21





чудесный легкий и очень интересный роман любовь всегда прекрасна а здесь она еще и с юмором читала не отрываясь так понравился граф бесподобный и главная героиня женщина сильная страстная и желанная
Шалунья - Энок Сюзаннанаталия
7.04.2012, 20.58





Очень легкий, интересный, наивный (особенно главная героиня), для легкого чтения, но главное с юмором поэтому прочитать стоит.
Шалунья - Энок СюзаннаЕлена
13.07.2012, 16.03





Как для меня, то в этом романе шпионаж на первом месте, а чувства как дополнение и фон ко всему происходящему. Немного напрягают мужские замашки главной героини - эдакая Жорж Санд номер два...
Шалунья - Энок СюзаннаItis
4.07.2013, 19.40





Роман понравился. Гл. героиня с шести лет живет в образе мальчика, конечно у нее будут мужские замашки, но что удивляет, очень быстро она перестроилась. Гл.герой с первого взгляда ощутил потребность оберегать и защищать ее, а когда понял, что любит, готов был преодолеть все преграды.
Шалунья - Энок СюзаннаТаня Д
11.07.2015, 20.29





Интересный с юмором! 10 из 10
Шалунья - Энок СюзаннаЛидия
12.08.2015, 14.31





Местами пропускала.
Шалунья - Энок СюзаннаКэт
15.10.2015, 14.56





Читаю второй роман этого автора, и очень нравятся ГГерои мужчины; умные, притягательные, способные на романтические поступки.
Шалунья - Энок СюзаннаПланета
23.11.2015, 18.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100