Читать онлайн Шалунья, автора - Энок Сюзанна, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шалунья - Энок Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.8 (Голосов: 44)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шалунья - Энок Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шалунья - Энок Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Энок Сюзанна

Шалунья

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

— Знаешь, Айви, ты могла бы остаться, — продолжала Кит. Сидя у туалетного столика в доме Даунингов, она смывала с лица косметику. — Тебе вовсе не нужно было ехать со мной.
У нее не было никакого желания ни разговаривать, ни что-либо объяснять. Она до сих пор ощущала на губах поцелуи Алекса, а при воспоминании о Ферте сердце сжималось от страха. Что, если бы Алекс ее выдал? Все-таки она слишком рисковала.
— Я знаю, — ответила Айви, присаживаясь на краешек туалетного столика. — А что он тебе сказал, что тебя так расстроило?
Глядя в зеркало, Кит сняла с лица остатки румян и помады и отложила салфетку в сторону.
— Это не Алекс, — заметила она, не желая ничего объяснять, и стала вытаскивать шпильки из прически, которую мастерски сделала ей горничная Айви.
— Тебя кто-то расстроил, и Алекс его за это не убил? — удивилась Айви. — Странно.
— А по-твоему, он должен был вызвать обидчика на дуэль? — ухмыльнулась Кит и расхохоталась. — Представляешь себе? Граф Эвертон и маркиз Хейг дерутся на дуэли за женщину, которая еще вчера была парнем.
Айви пристально взглянула на нее.
— По-моему, Фрэнсис Хеннинг тоже оказывал тебе знаки внимания.
— Еще какие! — Кит рассмеялась еще громче. — Фрэнсис сделал мне предложение. Назвал меня Афродитой, которая вышла из моря к людям. — Встав, она сделала изящный реверанс. — Все сказали, что я необыкновенно эффектна.
— Такой ты и была, — согласилась Айви. — Такой и осталась.
Вспомнив о щедрых комплиментах, которыми ее одаривали весь вечер, Кит посерьезнела и застенчиво взглянула на Айви.
— Ты тоже так считаешь?
— Ах, Кит, разве ты сама не довольна своим превращением?
— Довольна, — подумав, ответила Кит и снова улыбнулась. Ей вспомнилось, как она, войдя в танцевальный зал, встретилась взглядом с Алексом и почувствовала, будто вознеслась над полом. Он сказал, что она потрясающе выглядит, а потом поцеловал, и она ему это позволила. — Я чувствовала себя… красавицей. — Кит вздохнула. — Женщины частенько говорили мне, что я красив, но разве можно было всерьез воспринимать их слова? Сегодня на балу я впервые в это поверила. — Она обхватила себя обеими руками и продолжала: — И мне это понравилось, Айви. Очень понравилось. Мне было приятно, что мужчины с восхищением смотрят на меня. — Кит на секунду закрыла глаза, вспоминая: — Мне было приятно видеть, что Алекс не сводит с меня глаз.
Айви долго смотрела на нее оценивающим взглядом и наконец попросила:
— Расскажи.
Застегнув на жилете пуговицы, Кит потянулась за сюртуком.
— Как бы я хотела услышать завтра рассказ Фрэнсиса о вчерашних событиях!
Кит перестала улыбаться. Завтра она уезжает из Лондона. И никогда Кит не узнает, что думает Фрэнсис, да и все присутствующие на балу представители великосветского общества, о леди Маске, таинственной незнакомке.
— Что мне делать с платьем? — спросила Айви, указав на лежавшее на кровати великолепие.
— Что хочешь, — ответила Кит и, подойдя к кровати, с сожалением провела рукой по мягкому шелку. Такой красивой вещи у нее еще никогда не было. — Мне, видимо, больше не придется его носить. — Протянув руку, она взяла черную блестящую маску. — А ее я, пожалуй, заберу с собой. На память.
— Тебе вовсе не обязательно уезжать из Лондона, — заметила Айви и порывисто сжала руки Кит своими теплыми руками.
— Нет, мне просто необходимо это сделать. — Высвободившись, Кит надела сюртук. — Барбара Синклер уже про меня знает. Рано или поздно правда обо мне станет известна и всем остальным. Сомневаюсь, что Алексу будет приятно, если разразится скандал.
Как это ни странно, Кит была даже благодарна леди Синклер. Сама того не ведая, любовница Алекса сделала так, что она, Кит, не может теперь остаться ни при каких обстоятельствах. Теперь у нее лишь один выход: выполнить поручение отца.
Бросив на роскошное платье последний взгляд, Кит спустилась вниз, попрощалась с Даунингами, после чего села в экипаж, который Джеральд нанял для нее. Мысли ее вновь вернулись к балу-маскараду. Герцог Ферт едва ее не увидел, однако не это казалось Кит важным, а то, что Алекс без колебания защитил ее. Как же ей хотелось, чтобы он снова взглянул на нее так, как смотрел там, на балконе!
Выйдя из экипажа у Кейл-Хауса, Кит заметила, что в некоторых комнатах еще горит свет. Она поднялась по лестнице. Уэнтон распахнул перед ней дверь и тотчас же отступил в тень. Вручив ему шляпу и перчатки, Кит повернулась к нему спиной, и он помог ей снять пальто, после чего повесил его на вешалку.
— Алекс дома? — спросила она, хотя и не была уверена, что у нее хватит духа с ним встретиться.
Вместо ответа дворецкий принялся ловко стаскивать с нее сюртук.
— Уэнтон! — воскликнула пораженная Кит и круто обернулась к дворецкому, намереваясь сказать ему все, что думает о его поведении. — Что вы…
Твердые теплые губы прижались к ее губам, оборвав ее на полуслове. Прикосновение этих губ было ей знакомо, и, на секунду оторопев от неожиданности, Кит ответила на поцелуй со всей страстью, которая накопилась внутри. Сильная рука потянулась к ее волосам, стащила повязку, и короткие вьющиеся пряди рассыпались по плечам Кит. Она почувствовала, что ее теснят назад, к двери, но только прижавшись к ней спиной, подняла голову и прошептала:
— Алекс…
— Ш-ш, — тихо прошептал он и укоризненно продолжил: — Не стыдно тебе было меня бросать? — А пальцы его уже расстегивали пуговки на ее жилете. — Сначала сводишь меня с ума, потом исчезаешь… Но на этот раз не сбежишь, я тебя не отпущу. — Через секунду жилет полетел на пол вслед за сюртуком. — Ведь я же не каменный.
— Я не собиралась…
— Ты жестокая… — продолжал Алекс шепотом, не обращая внимания на ее слова.
Губы его вновь прильнули к ее губам, заставили их открыться, и язык скользнул ей в рот. Кит почувствовала, что у нее перехватило дыхание, когда длинные пальцы Алекса стали развязывать ее галстук. Он коснулся губами ее уха, а в следующую секунду Кит изумленно ахнула: Алекс легонько сжал зубами мочку. Сердце Кит исступленно забилось. Она прижалась к стройному телу Алекса, чувствуя, как в нее упирается что-то твердое, а внизу ее живота возникает странное тянущее чувство.
— Где Уэнтон? — прошептала она и ахнула: Алекс стал вытаскивать из брюк рубашку.
— Я отправил его спать, — прошептал он.
— А остальные слуги? — не отставала Кит, но в следующее мгновение Алекс, справившись наконец с рубашкой, принялся задирать ее вверх.
— Ради всего святого, детка, пошли в постель, — прошептал он.
Однако Кит упрямо одернула полы рубашки.
— А что, если кто-то услышит?
— Кристин… — нетерпеливо бросил Алекс и отступил на шаг.
А Кит с ужасом подумала, что опять все испортила, и шагнула к нему, намереваясь сделать все, что угодно, лишь бы он продолжал. Удерживая ее одной рукой, Алекс быстро собрал с пола разбросанные вещи. Вновь притянув Кит к себе, он поцеловал ее и легко подхватил на руки.
— Куда мы идем? — дрогнувшим голосом спросила Кит и поцеловала его в ухо, точно так же, как только что сделал он.
— В твою спальню, дорогая, — сглотнув, прошептал Алекс и направился к лестнице.
— В твою спальню, — поправила она его. чувствуя, как последние остатки здравого смысла оставляют ее.
Она хотела его. Хотела страстно, неистово, однако не собиралась легко ему сдаваться. Она не Барбара Синклер и не собирается оставаться в памяти Алекса любовницей, которой можно попользоваться, а потом забыть о ней.
Он замешкался, еще теснее прижал ее к себе и хрипло прошептал:
— Ну, в мою так в мою.
Кит ожидала, что, войдя в комнату, Алекс швырнет ее на кровать, однако ничего подобного не случилось. Остановившись у кровати, он поставил ее на ноги и бросил ее одежду на пол. Быстро захлопнув за собой дверь, он вновь подошел к Кит, страстно поцеловал ее, потом подошел к камину, побросал в него еще несколько поленьев и, вернувшись к Кит, остановился перед ней.
— Наверное, сейчас мне пора откланяться и дать тебе отдохнуть, — тихонько проговорил он, погладив ее по щеке. — Я…
Испугавшись, что он и в самом деле может сейчас уйти, Кит подошла к нему вплотную и, обхватив руками за шею, притянула к себе его голову и зарылась руками в густые вьющиеся черные волосы, что жаждала сделать давным-давно.
— Не уходи, — прошептала она.
— Я хотел сказать, что ничего подобного я делать не собираюсь, — продолжал Алекс. — Только не сегодня.
Руки его прошлись по ее спине и вновь вытащили рубашку из брюк. У Кит даже дыхание перехватило от его слов. Он хочет ее! Не Барбару Синклер, ни еще кого-то из своих дурацких любовниц. Алекс хочет ее! Трепеща всем телом, Кит подняла руки, и Алекс стащил рубашку ей через голову и замер, глядя на материю, которой она бинтовала себе грудь. Он медленно провел пальцем по телу Кит, прямо над тканью, и Кит вздрогнула. Нащупав рукой узел, Алекс собрался было развязать его, но Кит, внезапно застыдившись, оттолкнула его руку.
— Я хочу тебя видеть, — проговорил он. — Позволь мне тебя увидеть. — Он улыбнулся, и сердце Кит учащенно забилось. Как же он красив! Волосы взъерошены — ее работа! — что необыкновенно ему идет, ярко-синие глаза жадно поблескивают. — Ты целых две недели прятала от меня свою великолепную грудь, а сегодня выставила ее на обозрение всего лондонского высшего света. Не мучай же меня, моя хорошая, я и так уже вдоволь намучился.
Кит опустила руку, и Алекс, развязав узел, размотал повязку. Когда она наконец упала на пол, он так и впился взглядом в грудь Кит.
— Наконец-то, — пробормотал он, прерывисто вздохнув. — Ожидание того стоило, — продолжал он и принялся ласкать большими пальцами соски, которые тотчас же затвердели от его прикосновений.
Кит тихонько ахнула, и Алекс поспешно взглянул ей в лицо. Она робко улыбнулась, и он, улыбнувшись в ответ, наклонил голову и запечатлел на ее шее нежный поцелуй. Потом губы его медленно прошлись по ее плечам, ключицам, добрались до груди. Алекс медленно обвел языком вокруг соска, потом взял его в рот. Не в силах сдержаться, Кит застонала и, выгнув спину, зарылась руками в его волосы. Поразительно, как это Алекс с первого раза так легко сумел ее возбудить, пронеслось в голове.
Воздав должное ее левой груди, Алекс усадил Кит на краешек кровати и принялся стаскивать с нее ботинки.
— Слишком много на тебе этой чертовой одежды, — буркнул он и усмехнулся. Кит заметила, что руки его слегка дрожат, и поняла: он не так спокоен, как стремится ей показать.
— Так сними ее, — прошептала она, и Алекс хмыкнул.
Пока Алекс занимался ее ботинками, Кит поглаживала обеими руками его плечи и руки, моля Бога, чтобы он раздевал ее побыстрее. Наконец Кит была разута, и, рывком поставив ее на ноги, Алекс принялся расстегивать ее брюки. На секунду оторвавшись от своего занятия, он внимательно взглянул на нее и, слегка улыбнувшись, коснулся губами ее щеки.
— Ты моя, — прошептал он таким тоном, что по телу Кит пробежала сладкая дрожь.
Брюки полетели на пол вслед за остальной одеждой, и Алекс, подняв голову, уставился на обнаженную Кит. Долго смотрел он на нее, не в силах оторваться, и наконец прошептал:
— Боже правый, как ты хороша!
На сей раз он впился ей в губы необыкновенно страстным поцелуем, и Кит встала на цыпочки, стремясь в полной мере насладиться им. Руки Алекса скользнули с талии на бедра, потом ниже и рывком притянули Кит еще ближе. Кит казалось, что ее обнаженная кожа горит огнем, а бугор, упирающийся ей в низ живота, — и невыносимо близко, и невыносимо далеко.
— Алекс, — прошептала она, — теперь на тебе слишком много одежды.
Он рассмеялся, и от его смеха у Кит голова пошла кругом, затем нехотя разжал руки и стянул с себя сюртук.
— Давай это исправим, — предложил он.
И они вдвоем принялись стаскивать с него жилет. Потом Кит взялась за галстук и с такой поспешностью начала развязывать узел, что чуть не задушила Алекса.
— Прости, — поморщилась она, наконец-то справившись с проклятой вещью.
Он улыбнулся и, наклонив голову, коснулся губами ее затылка. Вытащив рубашку из брюк, Кит стащила ее через его голову; на нее пахнуло теплым мужским духом, и голова ее в очередной раз пошла кругом. Алекс снял ботинки, следом за ними на пол полетели штаны и чулки. Опустив голову, Кит бросила взгляд на его восставшую плоть, и ей стало не по себе, но уже в следующую секунду Алекс снова целовал ее, умело лаская грудь своими длинными пальцами.
— Не бойся, — прошептал он. — Все будет хорошо, поверь. — Он уложил ее на кровать и улегся рядом. Губы его покрывали поцелуями ее грудь, и Кит застонала от наслаждения. — Тебе ведь нравится, как я тебя ласкаю, детка? — прошептал Алекс и, подняв голову, взглянул на нее глазами, полными желания. — Правда нравится?
— Да, — прерывисто прошептала она.
Губы его скользнули ниже, прошлись по ребрам, животу, шаловливый язык пощекотал пупок, потом спустился еще ниже, к светлому треугольнику внизу живота.
— А так тебе тоже нравится?
— Алекс, прекрати меня дразнить! — взмолилась Кит, не понимая, специально он доводит ее до умопомрачения или нет.
Он поднял голову и взглянул на нее, одновременно поглаживая рукой ее бедра с внутренней стороны.
— На сей раз я и не думал этого делать, — ответил он прерывающимся голосом и снова склонился над ней. Когда он добрался до потаенного места, Кит инстинктивно попыталась сдвинуть ноги, но Алекс ласкал и целовал так неистово, что она расслабилась.
— Пожалуйста… — прошептала она. извиваясь всем телом, не в силах больше выносить ласк. — Алекс…
Опершись о локти, Алекс подтянулся всем телом, пока голова его не оказалась на одном уровне с ее головой, и, пристально взглянув на Кит, вновь приник к ее губам, в то время как неугомонные руки продолжали гладить ее тело. Тогда Кит, осмелев, тоже стала гладить его по плечам, спине, груди и, оторвавшись от губ Алекса, коснулась губами его соска. Он прерывисто застонал, и желание вспыхнуло в груди Кит с новой силой.
— Алекс, — вновь прошептала она.
В ответ он раздвинул ей ноги, и Кит почувствовала, как его твердая, горячая, трепещущая плоть прижимается к ее интимному месту. С затаенным страхом ждала она, что будет дальше, однако Алекс не спешил действовать.
— Ты уверена? — спросил он каким-то напряженным голосом, и Кит, взглянув ему в лицо, поняла, что если она ответит «нет», он умрет.
И все-таки спрашивает…
— Да, — ответила она прерывистым голосом и, подняв голову, поцеловала его.
Он ответил на ее поцелуй, а рука его стала ласкать объятый жаром низ живота, и Кит показалось, что она долго так не выдержит. Как же ей хотелось почувствовать его в себе, и Алекс, похоже, это понял. Медленно и осторожно он вошел в нее, и Кит тихонько вскрикнула. Крик этот был выражением и боли, и удивления, и страсти.
Алекс замер.
— Прости, моя хорошая, — прошептал он и нежно поцеловал ее закрытые глаза. — Я знаю, тебе больно, но это означает, что ты теперь моя. Только моя. Скоро боль стихнет, вот увидишь. — Он начал двигаться, медленно, осторожно, и Кит застонала, однако уже через секунду почувствовала, что боль действительно постепенно уходит. — Ну как, лучше? — прошептал он и смахнул с ее лица прядь волос.
Кит снова застонала, однако на сей раз от наслаждения, и, закрыв глаза, отдалась на волю дивных ощущений.
— Да.
Алекс снова приподнялся на локтях и поцеловал ее. Движения его убыстрились, с каждой секундой они набирали силу, и Кит начала инстинктивно поднимать и опускать бедра, стараясь попасть в такт.
— Отлично, — прошептал Алекс, и в голосе его послышалось удивление. Опустив свою темноволосую голову, он прильнул губами к груди Кит.
Чувствуя, как внутри нарастает яростная волна, Кит выгнулась всем телом и, сжав ягодицы Алекса, притянула его к себе еще теснее, пытаясь слиться с ним воедино. Алекс почувствовал это. Кит увидела это в его синих глазах, не отрываясь смотревших на нее, ощутила в ритме его тела, вонзающегося в нее. Наконец, почувствовав, что больше не выдержит, Кит содрогнулась всем телом. Острое наслаждение, равного которому она не испытывала никогда в жизни, охватило ее с невероятной силой.
Ощутив возникшую в ней перемену, Алекс улыбнулся и стал проникать в нее медленнее, но глубже, и Кит глухо застонала. Этого для Алекса оказалось достаточно. Застонав, он забился в экстазе, точно так же, как только что Кит, после чего, обессиленный, опустился на нее всем телом и уткнулся лицом в ее плечо.
Тяжело дыша, Кит провела рукой по его влажной от пота спине, чувствуя, что могла бы лежать так всю оставшуюся жизнь. Алекс медленно поднял голову и, приподнявшись на локте, внимательно взглянул на нее. В таком положении он оставался долго, и Кит тоже смотрела на него, не осмеливаясь отвести взгляда. Этот человек, этот англичанин, этот распутник и великосветский повеса не может быть ее врагом, потому что она любит его, пронеслось в голове. Оставался только один вопрос, на который она должна найти ответ, однако пока понятия не имела, каким именно он будет: какие чувства он к ней испытывает — только лишь желание или нечто большее?
Осторожно заправив ей за ухо прядь влажных волос и медленно проводя ладонью по ее обнаженной коже, Алекс суховато проговорил:
— Кажется, я все-таки не оправдал надежд твоего отца.
— Ничего страшного, — беззаботно ответила Кит, хотя на самом деле ей было страшновато.
Алекс улыбнулся и заметил:
— Ну надо же, как ты меня провела. Говорила, что и платье тебе велико, и туфли маловаты, а сама на балу у Торнхиллов была сногсшибательно красива.
— Я была в другом платье, — пояснила Кит, весьма довольная похвалой, и поцеловала Алекса в подбородок.
Он надолго приник к ее губам; наконец оторвавшись от них, провел пальцем по ее нижней губе и заметил:
— Я знаю, но все равно ты сумела произвести на меня неизгладимое впечатление.
Сказав это, Алекс медленно приподнялся на локтях и отодвинулся от Кит в сторону, а когда она нахмурилась, недовольная этим, усмехнулся.
— Ах ты распутница, — шутливо прошептал он и, накрыв Кит одеялом — в комнате, несмотря на разожженный камин, было прохладно, — улегся рядом.
— Тебе нужна еще одна подушка, — заметила Кит, поворачиваясь к нему лицом. — Как вы с Барбарой Синклер обходились только одной?
— Мы здесь с Барбарой не были, — ответил Алекс.
Однако насчет подушки Кит права, мелькнула в голове мысль.
— А где вы были?
— Почему ты упорно пытаешься обсуждать со мной мою бывшую любовницу, в то время как у меня одно желание: лежать рядом с тобой и смотреть на тебя? — ответил Алекс вопросом на вопрос.
— Твою бывшую любовницу? — переспросила Кит. — Значит, я твоя настоящая любовница?
Алекс нахмурился, и по выражению его лица Кит поняла, что в данный момент ему не хочется об этом думать. По правде говоря, ей тоже не хотелось. Ведь сегодняшняя ночь может больше никогда не повториться.
— Трудно сказать, а вот что от тебя одно беспокойство, Кристин, вернее — Кит Райли Брентли, это уж точно.
Услышав последнее имя, Кит вспомнила о том, что ее беспокоило весь вечер.
— Ты знаком с герцогом Фертом, — заявила она и замерла, ожидая, осмелится ли он это отрицать.
— Да, — подтвердил Алекс и неловко поерзал, из чего Кит сделала вывод, что этот ответ дался ему не так уж легко. — Я никогда не говорил, что мы незнакомы.
— Это верно, — нехотя согласилась Кит. — Но я считала…
Алекс поцелуем остановил ее.
— Не сейчас, детка, — тихо прошептал он. — Поговорим об этом потом.
Кит пристально взглянула на него: в его глазах уже бушевало пламя желания.
— Не сейчас, — согласилась она.
Наклонившись, Алекс снова поцеловал ее, после чего, обхватив за талию, привлек к себе.
— Вот и отлично.
Почувствовав, что он готов к новым подвигам, Кристин хмыкнула.
— Так кто из нас распутник? — лукаво спросила она.
— Сейчас посмотрим, — ответил Алекс и прильнул губами к ее губам.


Алекс проснулся. Голова Кристин покоилась на его подушке. Все-таки пришлось им делить единственную подушку, улыбнулся он. Одной рукой он обнимал Кристин за плечи, другая лежала вдоль ее тела. Ноги их переплелись так, что и не поймешь, где чья.
Алекс долго лежал, прислушиваясь к ее тихому, ровному дыханию. Хотя его и считали развратником, Кристин была лишь второй, кого он лишил девственности. Первой была его жена, Мэри, и ее реакция на его ласки в первую брачную ночь отличалась от реакции Кит, как лед от пламени. Что же касается Кристин Брентли, то его наблюдение в первое утро ее пребывания в Кейл-Хаусе, когда она уписывала за обе щеки завтрак, оказалось абсолютно верным: как женщина Кристин опасна.
Кит пошевелилась и прижалась к нему теснее. Хотя бы во сне она ему доверяет, подумал Алекс. Он пододвинул руку так, чтобы зарыться пальцами в светлые волосы, ореолом обрамлявшие ее лицо. До ее приезда он редко проводил ночи один и ненавидел последующие за ними утра, наполненные лживым кокетливым щебетом и не менее лживыми заученными извинениями по поводу того, что ему срочно необходимо уехать по делам.
С тех пор как Кит Брентли ворвалась в его жизнь, он каждую ночь проводил в одиночестве, а наутро чувствовал такую тоску, какой не испытывал никогда ранее. Странная девчонка, то врывавшаяся в его спальню, чтобы научиться бриться, то осыпавшая его французской бранью, то с невероятной жадностью поглощавшая его еду, привнесла в его жизнь такое счастье, какого он не испытывал с тех пор, как умерли его родители и оставили его одного.
И все-таки она предательница, и он не должен был подпускать ее к себе так близко, даже если и воспылал к ней такими нежными чувствами, каких еще ни к кому никогда не испытывал. Единственное оправдание — это то, что завтра ее уже здесь не будет. Приподнявшись, Алекс коснулся губами лба Кит. Если он не доложит обо всем, что ему известно, английские солдаты поплатятся за его эгоизм своей жизнью. А если выполнит свой долг, той, которая является дочерью Стюарта Брентли, грозит смертная казнь на виселице, тюремное заключение либо — самое мягкое наказание — высылка в Австралию. Алекс вздохнул. А вот если бы она не была дочерью Стюарта Брентли… Он закрыл глаза, чувствуя, что при одной мысли о том, что он собирается совершить поступок, который поклялся себе больше никогда в жизни не совершать, по телу пробежала нервная дрожь.
— Если ты хочешь притвориться, что спишь, не подпирай голову рукой, — послышался шепот Кристин, и Алекс открыл глаза.
— Благодарю за науку. Очевидно, притворяться, как ты, я не умею.
В тот же миг насмешливый взгляд Кит сделался подозрительным.
— Что ты хочешь этим сказать? — смело бросилась она в атаку, как поступала всегда, когда ее в чем-то обвиняли.
Алекс почувствовал, что на сей раз отразить наступление он не готов.
— Только то, что ты водила за нос весь белый свет, почти четырнадцать лет играя роль молодого человека. — Он вскинул брови, притворяясь удивленным. — А ты что подумала?
— Не знаю, — ответила Кит, помешкав. — Это меня и разозлило.
Алекс нахмурился, не зная, как ему рассказать Кристин о том, что он задумал. Реакция ее могла быть самой непредсказуемой.
— Я смогу съездить в Кентербери только сегодня днем, — сказал он, садясь, и взъерошил рукой волосы.
Кит уселась рядом и, поцеловав его в плечо, спросила:
— А зачем тебе ехать в Кентербери?
— За специальной лицензией, естественно. Слухи, конечно, поползут, не без этого, но я думаю, мы выдержим.
Кит замерла и, потупившись, прошептала:
— О чем ты говоришь?
— О нашей женитьбе, конечно, дурочка, — поспешно бросил он, удивляясь тому, с какой легкостью он произнес слово, которое поклялся никогда не произносить применительно к себе.
Кристин уставилась на него своими изумрудными глазами. Казалось, взгляд их обжигал.
— Мы с тобой не поженимся! — отрезала она.
— Обязательно поженимся. — Алекс замолчал. Скоро, уже, быть может, на следующий день, ему придется предъявить ей обвинение в шпионаже, но сначала нужно, чтобы она стала его женой — в этом случае его фамилия могла бы служить ей защитой. — Что, если ты беременна?
Кристин судорожно сглотнула и, прищурившись, отрезала:
— Я не беременна!
— Я не предохранялся, да и ты вряд ли имеешь представление о подобных вещах. — Он заставил себя смотреть Кристин прямо в глаза. — Я прав?
Она медленно кивнула. На секунду на лице ее отразилась неуверенность.
— Значит, договорились. Я сделаю церкви пожертвование, и завтра вечером мы поженимся.
— Нет.
Он предвидел сопротивление, однако отступать не собирался.
— У тебя нет другого выхода, Кит.
— Я сказала «нет», Алекс!
— Кристин…
— Я отдалась тебе не потому, что собиралась женить тебя на себе, Эвертон. Через несколько дней я вернусь в Париж, и ты…
— Я не допущу, чтобы мой незаконнорожденный отпрыск разгуливал по Парижу! — рявкнул Алекс, надеясь, что достаточно сердито. — И я не оставлю тебя беременной и без мужа!
Кит бросила на него яростный взгляд. Видно было, что отступать она не намерена.
— А я не позволю, чтобы ты ненавидел меня так, как ненавидел Мэри, потому что я не могу быть такой женой, какая тебе нужна.
Эти слова потрясли Алекса до глубины души.
— Вы с Мэри абсолютно разные, и я…
— Я не желаю больше говорить на эту тему. — Откинув одеяло, Кит встала, обнаженная, и направилась к окну. — И потом, ты ведь уже помолвлен.
— Ничего я не помолвлен, черт побери! — О Господи, как же она хороша! Нужно прекратить смотреть на нее, а то он никак не может сосредоточиться. Закрыв глаза, Алекс вдохнул в себя побольше воздуха, пытаясь успокоиться. — Скажи мне по крайней мере, когда у тебя последний раз были месячные.
Любую другую женщину он мог в два счета уговорить выйти за него замуж, а если не согласится добровольно, то заставить силой. Кого угодно, но только не Кит.
Кристин повернулась к нему лицом. Освещенная лучами утреннего солнца, она была прекрасна.
— Несколько дней назад, — смущенно ответила она.
— Сколько именно? — не отставал Алекс, чувствуя, что ее ответ разочаровал его. Похоже, она все-таки не беременна, а ему подошел бы любой предлог, чтобы заставить ее выйти за него замуж.
— Три или четыре.
— Не больше?
— Нет, черт подери! — рявкнула она.
— Ладно, не злись, — неохотно произнес он. — Скорее всего ты не беременна.
— Так почему ты меня сразу не спросил? — буркнула Кит. — Можно было избежать всего этого дурацкого разговора.
Алекс пристально взглянул на нее. Похоже, она и в самом деле не хотела выходить за него замуж.
— Упрямая девчонка, — пробормотал он.
— И не смей больше об этом говорить! — приказала Кит, ткнув в его сторону пальцем.
— Я буду говорить о том, о чем хочу! — В этот момент с лестничной площадки донесся бой часов. Десять утра. — Дьявольщина! — Откинув одеяло, Алекс резко вскочил.
— Что на сей раз? — спросила Кит, и гневное выражение ее лица сменилось озабоченным.
— Опаздываю.
Подбоченившись, Кит насмешливо бросила:
— Мне спрятаться под кроватью, пока Антуан будет помогать тебе одеваться?
— Если ты умеешь одеваться самостоятельно, то я тоже это умею, — хмыкнул Алекс и, вытащив из шкафа рубашку, бросил ее Кит. — Одевайся, не то мы снова окажемся в постели.
— Это было бы великолепно, — ответила Кит, ловя рубашку. Видя, что Алекс не обращает на нее внимания, она вздохнула и натянула мягкую батистовую вещицу через лохматую голову. — Может, я тебя побрею? — предложила она, похоже, решив внести свою лепту в дело примирения.
Алекс слишком хорошо помнил, что случилось в последний раз, когда Кит ворвалась к нему в комнату во время бритья.
— Это исключено! — отрезал он. — Джентльмен, с которым я должен встретиться, не любит ждать. — Равно как и остальные трое джентльменов, с которыми он должен идти на встречу и которым он будет лгать в последний раз.
Кит нахмурилась и, усевшись на подоконник, стала смотреть, как Алекс одевается и бреется.
— Что-то ты сегодня не слишком разговорчив, — заметила она, глядя, как он туго завязывает галстук простым узлом. — А с кем ты встречаешься?
А почему бы не сказать, подумал Алекс.
— С принцем-регентом.
Кит поспешно выпрямилась.
— С принцем? Правда? А если я быстренько оденусь, ты возьмешь меня с собой?
— Нет! — резко бросил Алекс. Ради собственной безопасности и безопасности регента Кит и близко нельзя подпускать к Букингемскому дворцу.
Кит надула губы и, холодно взглянув на Алекса, спросила:
— Ты мне не доверяешь?
— Доверяю. Но давай поговорим на эту тему, когда я вернусь. Ладно?
Кристин перевела взгляд на свои руки и, взглянув на Алекса, ответила:
— Ладно.
— И вот что, Кит, я хочу, чтобы ты мне кое-что пообещала.
— Что именно? — неторопливо спросила она.
— Что ты не уедешь со своим отцом до моего возвращения.
Ответить Кристин не успела. В дверь постучал Уэнтон — он принес хозяину утренний выпуск «Тайме». Взяв газету, Алекс захлопнул дверь прямо перед носом дворецкого. На первой полосе была напечатана пронизанная тревогой статья о том, что к пятнадцатому числу Наполеон планирует двинуться из Парижа к Кале, переплыть пролив и высадиться в Дувре.
— Что-нибудь интересное?
— Не особенно. — Отложив газету в сторону, Алекс подошел к ней и, погладив по щеке, повторил: — Пообещай.
Не отрывая от него взгляда, Кит погрузила лицо в его ладони.
— Алекс…
— Если ты скажешь «нет», я привяжу тебя к кровати или выставлю вокруг дома вооруженную охрану, — пригрозил Алекс. Похоже, он говорил серьезно.
— Я не уеду, пока мы не поговорим, — прошептала Кристин и, выдавив из себя улыбку, вздохнула: — Упрямец ты этакий! Пообедаешь со мной, или мне пригласить Реджа с Фрэнсисом?
Эвертон почувствовал, что ему не хочется, чтобы Кристин проводила время с его дружками. Поскольку он уже не мог видеть в ней дурно воспитанного мальчишку, ему невыносима была даже мысль о том, что Кит будет наслаждаться обществом мужчин, даже если эти мужчины не предлагают ей ничего, кроме дружбы.
— В «Нейви» в час. Идет? — спросил он, натягивая ботфорты. — И предупредим Уэнтона, чтобы он попросил твоего отца подождать нас.
— Ладно, — кивнула Кит.
Может быть, она тоже не выносит лжи и полуправды, подумал Алекс. Больше между ними не будет никакой лжи.
Подойдя к двери, он открыл ее, потом снова закрыл и вернулся к Кит. Обняв ее за талию, он притянул ее к себе и коснулся губами ее губ.
— Будь умницей, — попросил он и, взъерошив напоследок ей волосы, вновь направился к двери, бросив на ходу: — Увидимся в час, детка.


К счастью, Алекс догадался отправить всех слуг вниз, и Кит смогла проскользнуть в свою спальню никем не замеченной. Она присела на краешек кровати, чувствуя, что ей не хочется снимать рубашку Алекса. От ткани исходил его запах, и Кит, не в силах сдержаться, откинулась на спину и, смеясь, заболтала в воздухе голыми ногами. Быть женщиной оказалось не так плохо, как она себе представляла. По крайней мере пока находишься рядом с Александром Кейлом.
Он сказал, что они поговорят позже. Но много ли она осмелится ему рассказать? Естественно, ничего, что могло бы навредить ее отцу. О Господи, как же она устала от бесконечного вранья, а еще больше — от вранья Алексу!
Наконец Кит оделась и спустилась вниз позавтракать. Украшенная бисером маска по-прежнему лежала в кармане пальто, и Кит вытащила ее, опасаясь, что Уэнтон или кто-то из слуг наткнутся на нее. В саквояже, который она упаковала перед отъездом в Париж, могло найтись для нее место, и, бросив взгляд на высокие напольные часы. Кит вернулась наверх и закрыла за собой дверь. Встав на колени, она расстегнула ремни на саквояже и, засовывая маску под одну из рубашек, вдруг наткнулась на какой-то незнакомый предмет. Кит вытащила его и нахмурилась: этого маленького кожаного мешочка она никогда не видела. Развязав стягивающий его узел. Кит так и ахнула. Деньги! И французские, и английские купюры разного достоинства. Всего на сумму почти две тысячи фунтов. Еще в мешочке оказалась записка, и Кит вытащила ее трясущимися пальцами. В ней знакомым почерком Алекса было написано: «Береги себя, кузен. Любящий тебя Эвертон». Записка была датирована двумя днями ранее. Должно быть, Алекс сунул ее в саквояж, пока Кит была у Даунингов.
Даже если учесть, что Алексу было приятно находиться в ее обществе, это был необыкновенно щедрый дар. Слезы заструились по щекам Кит. Имея такие деньги, они с отцом могут перестать заниматься контрабандой, переехать из Сен-Марселя в какой-нибудь более престижный район Парижа и даже уехать из Франции. И Алекс сделал ей предложение! Даже если его решение было продиктовано дурацким чувством долга, это все равно приятно.
Она с радостью вышла бы за него замуж и осталась с ним вместе навсегда, но сначала нужно выяснить, как он будет к ней относиться, после того как узнает, кто она на самом деле. А потом, если, узнав о том, что она занимается контрабандой, он все-таки захочет взять ее в жены, — что ж, она не станет возражать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Шалунья - Энок Сюзанна



Роман мне понравился, интересный сюжет, много юмора, немного наивный. Легко читается, не пожалеете времени. Моя оценка 9 из 10
Шалунья - Энок СюзаннаНастя
7.03.2012, 19.52





Прекрасный роман)rnПрочитала на одном дыхании и не пожалела затраченного времени.даю 10 из 10)
Шалунья - Энок СюзаннаАня
22.03.2012, 22.11





Классный роман, читается легко, увлекательный. Советую. на хорошие 9 баллов.
Шалунья - Энок СюзаннаСветлана
25.03.2012, 20.21





чудесный легкий и очень интересный роман любовь всегда прекрасна а здесь она еще и с юмором читала не отрываясь так понравился граф бесподобный и главная героиня женщина сильная страстная и желанная
Шалунья - Энок Сюзаннанаталия
7.04.2012, 20.58





Очень легкий, интересный, наивный (особенно главная героиня), для легкого чтения, но главное с юмором поэтому прочитать стоит.
Шалунья - Энок СюзаннаЕлена
13.07.2012, 16.03





Как для меня, то в этом романе шпионаж на первом месте, а чувства как дополнение и фон ко всему происходящему. Немного напрягают мужские замашки главной героини - эдакая Жорж Санд номер два...
Шалунья - Энок СюзаннаItis
4.07.2013, 19.40





Роман понравился. Гл. героиня с шести лет живет в образе мальчика, конечно у нее будут мужские замашки, но что удивляет, очень быстро она перестроилась. Гл.герой с первого взгляда ощутил потребность оберегать и защищать ее, а когда понял, что любит, готов был преодолеть все преграды.
Шалунья - Энок СюзаннаТаня Д
11.07.2015, 20.29





Интересный с юмором! 10 из 10
Шалунья - Энок СюзаннаЛидия
12.08.2015, 14.31





Местами пропускала.
Шалунья - Энок СюзаннаКэт
15.10.2015, 14.56





Читаю второй роман этого автора, и очень нравятся ГГерои мужчины; умные, притягательные, способные на романтические поступки.
Шалунья - Энок СюзаннаПланета
23.11.2015, 18.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100