Читать онлайн Приглашение к греху, автора - Энок Сюзанна, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Приглашение к греху - Энок Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.96 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Приглашение к греху - Энок Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Приглашение к греху - Энок Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Энок Сюзанна

Приглашение к греху

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

– Джоанна, пожалуйста, не стой перед лордом Закери, – попросила Кэролайн, надеясь, что никто не услышал скрежета ее зубов.
Джоанна бросила на сестру возмущенный взгляд.
– Мы разговариваем, так что я не могу стоять позади лорда Закери. Это было бы невежливо.
Тяжело вздохнув, Кэролайн встала и в четвертый раз перетащила табурет на новое место. Обычно ей приходилось прибегать к подкупу, чтобы заставить какую-либо из сестер попозировать. Сегодня же ни одна не желала уходить.
Закери Гриффин сидел на каменной скамье, окруженный сестрами Уитфелд, словно король во время дворцового приема. Возможно, он и не чувствовал себя королем, поскольку он наверняка привык к лести, привык быть центром всеобщего внимания.
– Какой профиль вы предпочитаете? – спросил он, подперев пальцами подбородок и поворачивая голову сначала налево, а потом направо.
– Если вы говорите со мной, то я пытаюсь нарисовать ваши руки. Ваша голова мне не нужна, – отрезала она.
– Каро. – В голосе Джулии звучал упрек. – Не слушайте ее, лорд Закери, я считаю, что оба ваши профиля прекрасны.
Однако брат герцога, глядя на Кэролайн, все время посмеивался. Он вообще все время на нее смотрел, сначала утром, когда они были в городе, потом во время ленча и теперь, пока находились в саду. Она не понимала, как ему это удавалось – ведь в это же время он болтал с сестрами. Но каждый раз, когда она ловила на себе его взгляд, она вспоминала поцелуи и краснела. А еще ему нравился ее смех.
– Расскажите мне, леди, – растягивая слова, спрашивал он, – мисс Уитфелд всегда разговаривает со своими моделями так… строго?
– Нет, – покачала головой Вайолет, – обычно она ведет себя как профессионал.
Превосходно. Он и ее сестры до того ее вымотали, что она начинает срываться и тем самым ставит под удар свое будущее. Ведь ей нужно письменное одобрение Закери, равно как и портретное сходство. Жаль, что все они не помогают ей. Хотя бы немного.
– Прошу меня простить, – холодно сказала она. ~ Грейс, не могла бы ты…
– Извините меня, мисс Уитфелд, – в конце дорожки появился дворецкий, – у вашей матушки гости, и она просит вас всех прийти в гостиную. И вас тоже, милорд.
– Кто к нам приехал, Барлинг? – поинтересовалась Сьюзен, вставая.
Когда Барлинг в ответ на вопрос часто замигал, Кэролайн поняла, кто это может быть.
– Это миссис Горман, – сказала она, засовывая карандаш за ухо. Черт бы побрал Порцию Горман. К тому времени как она уедет, солнце уже начнет садиться и света будет совсем мало.
– И мисс Горман, – добавил дворецкий. Джулия и Джоанна начали хихикать.
– Давайте поторопимся. Хочется посмотреть на лицо Мэри, когда она увидит, кто у нас гостит.
Джоанна повела все стадо за собой. Кэролайн встала и сунула подмышку альбом. Однако через секунду кто-то выхватил его.
– Можно посмотреть?
Лорд Закери заглянул в альбом. Трудно было сказать, понравились ли ему зарисовки рук или нет, но он довольно внимательно их разглядывал.
– Пейте как можно больше жидкости, – посоветовала она небрежно, словно ей было наплевать, что он думает о рисунках. – Тогда у вас будет повод сбежать.
– Спасибо за совет, – рассмеялся он и вернул альбом. – А вы снова спрячетесь в своей башне?
– Я не прячусь, – возразила она. – Я работаю. – В доме, где столько шума, глупостей и отвлекающих моментов, как она может чего-то достичь иначе, чем отгородиться от всего дверью или целым этажом?
– А я-то думал, что для работы вам нужен я, – сказал он, но тут они вошли в дом и миссис Уитфелд, схватив его за руку, увлекла за собой в гостиную.
Кэролайн постояла перед открытой дверью. Она потеряла несколько часов драгоценного времени, необходимого для того, чтобы завершить самую важную в ее жизни картину. Каким бы приятным лорд Закери ни был, ей хотелось, чтобы он относился к ее просьбам более серьезно, чем к мольбе Джулии подержать шляпки.
Что ж, если он разрешает сестрам вертеть собой, это его дело. Слава Богу, ее жизнь не так бессмысленна. Она стала подниматься наверх. Из набросков головы и рук она пока соберет портрет на бумаге.
Когда Салли Уитфелд потащила Закери в гостиную, чтобы похвастаться своими гостями перед соседями, он увидел в дверях Кэролайн. Из-за шума и гама он не мог слышать ее слов, но видел, что она сердится на своих родственников, которые настолько легкомысленны, что могут провести день в сплетнях.
Остальные сестры явно были довольны таким времяпрепровождением. А Закери все больше приходил к выводу, что на самом деле требовалась Кэролайн жаркая возня между смятыми простынями. Это должно было удовлетворить ее необычайную потребность быть все время чем-то занятой.
Он тряхнул головой. Господи! Она была другом семьи. Неприкасаемой. К тому же ей даже в голову не приходило, что он мужчина, пока он ее не поцеловал. , – Это правда, милорд, что ваша сестра только что вышла замуж за маркиза Деверилла?
Не успел Закери ответить на робкий вопрос Мэри Горман, как полдюжины голосов сделали это за него. Эти девицы решили, что настолько хорошо его узнали, что могут отвечать за него. Возможно, так оно и было. Он не мог похвастаться, что отличается особенной глубиной характера. И между прочим, не он один так считал. Пока он здесь сидит, Кэролайн, наверное, уже заканчивает его портрет. Ей даже не нужно его присутствие. Тут он заметил, что тетя Тремейн смотрит на него поверх чашки с чаем.
– Что? – спросил он одними губами.
Она подняла обе брови и вернулась к общему разговору. Интересно, что задумала его тетушка?
У этих девочек жизнь, вероятно, была неимоверно скучна, раз они считают его таким интересным. Закери ухватился за эту мысль. Возможно, это относится и к Кэролайн, а не только к ее сестрам. Ей было скучно, и поскольку она умнее своих сестер, которых интересовали одни только тряпки и сплетни, обратилась к искусству, чтобы чем-то себя занять. А он может помочь ей оставаться занятой.
Его губы искривились в улыбке, но он тут же ее подавил. Остановись, Зак. Можно поддразнить и пофлиртовать, но не более.
Что же все-таки в ней такого? Остальные были готовы на все, чтобы понравиться ему. Они, конечно, ждут, что получат что-то взамен. Это «что-то» было замужество. Кэролайн не хотела замуж и, возможно, именно поэтому привлекала его. К тому же ее мягкие губы были на вкус словно теплая летняя клубника.
Если она попросит его пофлиртовать с нею, отказать будет не по-джентльменски. Все, что ему надо сделать, – это заставить ее понять, что он больше чем просто руки, уши и портрет маслом на холсте. Сделав еще глоток жидковатой мадеры, Закери оглядел гостиную. По мнению его брата, вернувшись в Лондон, он должен будет продемонстрировать, что стал ответственным и терпеливым. И просто сопровождать тетю было мало, чтобы заслужить одобрение Мельбурна.
У него, однако, была еще одна возможность проявить себя. Получить выгоду от его присутствия могла не только Кэролайн. Если эти девочки Уитфелд так хотят выйти замуж – что совершенно очевидно, – кому-то надо было привести в чувство это семейство.
Интересно, что подумал бы Веллингтон, если бы узнал про проект реформирования Уитфелдов, предложенный одним из Гриффинов. На сей раз Закери не удержался от усмешки. Черт, если ему удастся организовать жизнь этих Уитфелдов, с Бонапартом он справится без труда.
Но как это осуществить?
Впрочем, на данной стадии даже не имело значения, как и зачем он будет это делать. Если уж человек по фамилии Гриффин что-то решил, он своего добьется, будь то нечто серьезное или так, мелочь. А этому Гриффину надо многое доказать – и семье, и самому себе. Он сейчас дрессирует собаку, и то, что он задумал, не может быть намного сложнее.
Неожиданно Закери почувствовал удар трости по колену и увидел, что рядом с ним садится тетя Тремейн.
– Я завтра собираюсь писать письмо твоему брату, чтобы сообщить, что мы задерживаемся здесь на две недели.
– Очень хорошо, – тихо ответил он, одновременно кивая одной из близнецов, хотя представления не имел, о чем она болтает. – Я думаю, ему все равно, где мы, лишь бы я не имел доступа к Королевской конной гвардии в Лондоне.
– Я не держу тебя здесь. – Голос тети был недовольным. – У тебя есть лошадь, так что скачи обратно в Лондон, если ты так хочешь.
Но это лишь докажет, что Мельбурн был прав: он ни одно дело не может довести до конца. А он, словно ребенок, должен доказать, что может завершить одно дело, прежде чем приняться за другое. Но тетя Тремейн не была в этом виновата. Он прикрыл ладонью пухлую руку тети.
– Мельбурн дал мне задание, и я его выполню. Кроме того, мне здесь нравится.
– А мне нравится твое общество, – улыбнулась она.
Помимо этого, если Закери не может справиться с таким пустяком, как просто тащиться за тетей Тремейн, Себастьян землю перевернет, но не даст ему надеть военный мундир.
– Тогда мы уедем отсюда вместе.
– Вообще-то я думала, ты будешь в восторге от того, что вокруг тебя столько юных леди. – К тете Тремейн вернулось ее обычное веселое расположение духа. – Ты уверен, что не в этом причина твоего согласия здесь задержаться?
Причина была, но не та, на которую намекала тетя. Все же…
– Во-первых, ты велела оставить их в покое, а во-вторых, ты уверила меня, что не собираешься меня сватать.
– С чего ты взял, что я тебя сватаю? Я просто обращаю твое внимание на достоинства местного пейзажа. Так сказать, окрестностей.
– Да, окрестности прелестны… и довольно болтливы. Мне едва удается вставить слово.
– Ты к этому не привык, – засмеялась она.
– Не волнуйся, тетя. У меня есть план. Настала ее очередь заподозрить неладное.
– Какой еще план?
– Не важно. Когда наш визит подойдет к концу, все сестры Уитфелд будут меня благодарить.
– Закери, меня это настораживает.
Ему сразу стало понятно, что тетя Тремейн по-настоящему любит семейство Уитфелд. Вот и хорошо. Она напишет о его успехах Мельбурну.
– Не беспокойся. Но ты же знаешь, мне нравится пробовать свои силы.
– О Господи, – пробормотала она.
Ему не терпелось сразу приняться за осуществление своего плана. Лучше всего руководствоваться девизом «Разделяй и властвуй». Разумеется, если ему удастся достаточно долго удерживать остальных, пока он будет заниматься с каждой из них индивидуально.
– Закери.
Трость больно ударила его по щиколотке.
– Что, черт возьми?
– Ты собираешься позировать Кэролайн для портрета?
– Я ей пообещал, – ответил он, украдкой потирая щиколотку. – Она уже сделала наброски моих ушей и рук. Сделать наброски моих ног ей сейчас не удастся, потому что ты их сломала.
– Тогда слушай меня, когда я говорю, несносный мальчишка.
– Не могу, даже если ты меня убьешь, сумасшедшая старушка. – Он поцеловал ее в щеку и встал. Кэролайн была права, посоветовав ему налегать на жидкость. – Извините меня, милые дамы, – сказал он, не обращаясь ни к кому персонально, и вышел.
Но едва он вышел в коридор, как кто-то схватил его за рукав и оттащил в сторону.
– Каро, – начал он и тут же замолчал, увидев, что это была вовсе не она.
– Тише, мой мальчик, – прошептал мистер Уитфелд. – Идите сюда.
– Ноя…
– Пошли быстрее, а то они помчатся за вами, – прошептал он, указывая на парадную дверь.
Хотя Закери был уверен, что мистер Уитфелд просто шутит, он все же не мог удержаться и бросил взгляд через плечо, когда усмехающийся Барлинг распахнул перед ними двери и они выскочили из дома. Закери почувствовал себя лисой, которую преследует свора собак.
– Спасибо, что спасли меня.
– Не за что. Я ведь обещал вам показать свои изобретения.
Словом, это было не спасение, а скорее изменение направления. Но по крайней мере было не так шумно и у него появилась возможность начать думать о своем плане помощи сестрам Уитфелд. Они пересекли подъездную аллею, и Закери невольно поднял взгляд на окна мастерской. Вряд ли Кэролайн смотрит на него, она наверняка занята набросками. Да, она определенно нуждается в его участии – его губы на ее губах, а его петушок внутри ее. Господи Иисусе. Его передернуло. Сконцентрируйся, Зак. Ты сейчас с отцом девушки. И она должна тебя попросить.
После того как они целый час осматривали изобретения Эдмунда Уитфелда, Закери был готов к тому, чтобы кто-нибудь вмешался, чтобы помочь ему.
– Это корова, – сказал он, глядя на расстилавшийся перед ними луг.
– Да, корова. – Держась за луку седла, мистер Уитфелд гордо расправил плечи.
– И почему мы на нее смотрим?
– Это новая порода. Я ее вывел. Она наполовину гернзейская молочная, наполовину саутдевонская мясная. Это уже третья моя попытка. Вообще-то на мясо я выращиваю бычков. А эта корова дает молока в два раза больше, чем ее предки.
Фу, слава Богу. Закери было подумал, что Эдмунд Уитфелд сумасшедший и они проведут остаток дня, любуясь без всякой причины обычной коровой. У нее было четыре прелестных соска, но он предпочитал два соска, и чтобы они не были покрыты белой шерстью и не свисали почти до самой травы.
Уитфелд смотрел на него и, очевидно, ждал, что он начнет восхищаться проклятой коровой.
– Она выглядит очень здоровой, – наконец отважился он.
Судя по счастливой улыбке хозяина коровы, он сказал то, что нужно.
– Да. Я скрестил ее с одним быком-полукровкой, и она, слава Господу, выдала мне замечательную телку.
– А у вашей коровы есть кличка? – спросил Закери главным образом потому, что этот человек будет разочарован, если он не проявит хотя бы какой-то интерес.
– Димидиус. По-латыни это означает «половина».
– Случайно, не ваша старшая дочь предложила так ее назвать?
– Именно она. А как вы узнали?
– Просто счастливая догадка.
Сидя верхом на лошадях, они еще несколько минут смотрели на рыжую с белыми пятнами корову. Закери старался изо всех сил изображать интерес, хотя, по правде говоря, он с большим удовольствием выслушал бы очередную лекцию Мельбурна о жизни и высшем обществе.
За этот день они осмотрели запряженную лошадью сеялку, веялку, которую крутила коза, заготовку для нового приспособления для сбора яиц и корову с высокими удоями молока и хорошим мясом. У Закери был большой опыт по части притворства, но сейчас он еле удерживался, чтобы не начать зевать.
– Мы очень ценим, что вы решили помочь Кэролайн. Это счастливый случай, что вы к нам приехали.
– За это благодарите мою тетушку. Но я уверен, чтоесть и другие желающие позировать мисс Уитфелд. Мне кажется, она очень талантлива.
– Да, но студия требует от нее портрет аристократа. А в нашей части Уилтшира наблюдается недостаток аристократов, особенно во время сезона. Я не разрешил бы ей поехать в Бат, где у нас нет знакомых. И бог знает что начали бы говорить, если бы молодая незамужняя женщина стала искать там среди аристократов модель для портрета.
Закери откашлялся. Он и сам сделал бы подобный вывод.
– Но…
– Если бы не вы, ей пришлось бы писать портрет Идса, а он обожает наряжаться в костюм короля Артура.
– К счастью, я предпочитаю одеяние египетских богов.
– Вы ведь шутите?
– Конечно.
– Слава Богу, – рассмеялся мистер Уитфелд.
– Позвольте, однако, спросить: если так важно написать портрет именно аристократа, почему бы вам все-таки, несмотря на тамошних снобов, не послать ее в Бат или, например, в Лондон, где многие согласились бы позировать для портрета женщине-художнице? Для приличия можно было бы послать с ней кого-либо из сестер.
– Я так и хотел, но мы с миссис Уитфелд пришли к соглашению, что, если мы не можем отвезти в Лондон всех девочек, мы не должны отпускать ни одну.
Возможно, джентльмен из глубинки, даже внук виконта, каковым был мистер Уитфелд, не мог себе позволить устроить дебют в светском обществе каждой из семи дочерей. Опасаясь обидеть Уитфелда, Закери уже было приготовился извиниться за свой неуместный вопрос, но его хозяин уже объяснял ему преимущества силы воды по сравнению с силой ветра при помоле зерна.
Когда его собственной сестре Элинор исполнилось восемнадцать, ее дебют мог бы сравниться с дебютом королевской особы. Впрочем, Гриффины и были королевских кровей и были признаны таковыми в обществе. Но поскольку ни одна из сестер Уитфелд никогда не была в Лондоне, Закери сделал вывод, что их странные родители намеренно держали их подальше от светского общества. Почему ему не приходило в голову, что причиной могло быть банальное отсутствие денег? Недаром его родня так часто ругала его за глупость.
Хотя он попробовал бы послать в Лондон Кэролайн. Ей так очевидно хотелось быть подальше от дома, и она так отчаянно желала жить в столичном городе, а не в каком-либо захолустном Троубридже. Сравнивая себя с нею, он понял, что ему в жизни ни в чем не отказывали, если на это не было веской причины. У нее причина была, и только он может помочь ей достичь цели.
– Нам пора возвращаться домой, – заметил мистер Уитфелд. – Если я не дам своим девочкам шанс очаровывать вас во время обеда, они меня не простят.
Они обогнули заросший лесом холм и выехали на открытое место. Прямо в центре большого луга Закери увидел освещенное последними лучами солнца нагромождение античных мраморных арок и колонн и полуразрушенную стену из камня и гранита, увитую плющом. На мгновение Закери показалось, что его вдруг перенесли в Грецию и он оказался у стен Парфенона.
– Что…
– О, это мои руины, – с гордостью сказал Уитфелд. – Что вы на это скажете? Они, правда, еще не закончены…
– Они выглядят… древними, – все еще не придя в себя, сказал Закери. Теперь, когда они подъехали ближе, он смог разглядеть искусно составленные куски мрамора и умело расположенные ветки плюща и пучки мха. Уитфелд, видимо, поддался всеобщему увлечению древним миром.
– Спасибо. Как бы вы их назвали… римскими или греческими?
– Греческими.
– Отлично. У вас меткий глаз, милорд.
– Называйте меня Закери, пожалуйста. – В конце концов, он подумывал о том, чтобы соблазнить старшую дочь этого человека – или, скорее, убедить ее попросить, чтобы он ее соблазнил.
– Тогда – Эдмунд.
– Как вы думаете, Эдмунд, миссис Горман и мисс Мэри останутся к обеду?
– Я очень надеюсь, что нет, – ответил Уитфелд. Все же, думал Закери, день не прошел даром. Одно стало совершенно очевидным. Эдмунд Уитфелд довел умение избегать своих домашних до уровня искусства. И возможно, он будет самым благодарным членом семьи, если Закери научит сестер Уитфелд, как стать невестами.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Приглашение к греху - Энок Сюзанна



Как Энок серьезно.
Приглашение к греху - Энок Сюзаннаиван столеру
23.08.2012, 12.19





Хороший второй роман о Гриффинах, хотя написан совсем в другом эмоциональном ключе и главные герои (Зак и Каро) более рассудительны и с более зрелыми чувствами, чем Элинор и Валентин
Приглашение к греху - Энок СюзаннаItis
16.07.2013, 20.32





очень интересный роман,но немного затянут.
Приглашение к греху - Энок Сюзаннаольга
26.03.2014, 20.25





Вы помните семейку Беннет. Так здесь подобная семейка, только сестер не 5 , а 7, но умных тоже только 2. Да и гл. герой далеко не мистер Дарси. Да и роман далеко не того уровня: занудлив до крайности. Даже я, такая терпеливая, пропускала листы десятками.
Приглашение к греху - Энок СюзаннаВ.З.,67л.
6.07.2015, 12.01





Не устаю удивляться английским нравам в представлении английских же писательниц. Такое мнение, что в Англии все герцоги и прочие графы женятся исключительно на бесприданницах и простолюдинках, которых раз плюнуть склонить к совокуплению, но замуж они не желают выходить за своих обожателей ни за какие коврижки. А уж как они теряют девственность, это вообще поэма! То на канцелярском столе, то на полу в коридоре, то средь бела дня на фоне каких-нибудь руин! Но нынешний роман авторши даже тут всех переплюнул! Имея всего двадцать минут времени на всё про всё - от первого поцелуя до дефлорации в голом виде средь руин, чтобы потом ещё и успеть одеться - это умереть, не встать! Такое впечатление, что авторша сама никогда девственницей не была, а её сразу при рождении вывели в дамки. А уж как умиляет тот факт, что все английские девственницы от пары невинных поцелуев или нечаянного прикосновения сразу же всем телом вожделеют объект мужского пола и у них тут же появляются судороги в животе и в самой что ни на есть "розе любви"! Слава Богу, что хоть мужики этих романов не читают, а то ещё чего доброго поверят, что наши русские девственницы фригидны от рождения.
Приглашение к греху - Энок СюзаннаНадежда Рязанова
19.04.2016, 17.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100