Читать онлайн Приглашение к греху, автора - Энок Сюзанна, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Приглашение к греху - Энок Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.96 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Приглашение к греху - Энок Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Приглашение к греху - Энок Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Энок Сюзанна

Приглашение к греху

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

– Черт побери, ты не имел права!
– Не кричи так, Закери, – ответил Мельбурн со своего места перед камином в библиотеке.
Он чувствует себя здесь как дома, подумал Закери. Впрочем, куда бы его брат ни приходил или приезжал, он всегда был желанным гостем.
– Значит, ты хочешь, чтобы я вел себя благородно? Сохранял спокойствие и поболтал бы с тобой по-братски. Может, мы обсудим наши разногласия за партией в шахматы и стаканом бренди?
То, что Мельбурн был один, выпроводив из кабинета Шея, говорило о том, что он воспринимает ситуацию серьезно.
– Извини, если я ошибался, – таким же спокойным тоном сказал герцог, – и неправильно истолковал твое отношение к артистическим наклонностям мисс Уитфелд.
– – Речь не об этом.
– В таком случае просвети меня. О чем же?
Черт! Мельбурн все понимал, иначе он не предпринял бы шагов, чтобы изолировать Кэролайн от Закери.
– Ты ее даже не знаешь, – прорычал Закери. – Ты мог бы это сделать прежде, чем вмешаться в мои дела.
– Твои дела? Я помог мисс Уитфелд. Ты же сейчас интересуешься коровами, разве не так?
– Можешь сколько угодно играть в свои игры, Себастьян, но когда-нибудь одна из них обернется против тебя. Я хочу жениться на этой женщине. Я люблю ее.
Себастьян посмотрел на брата, но его взгляд был непроницаем.
– А она знает об этом?
– Конечно, знает.
– Тогда я не понимаю, почему ты винишь меня? Она приняла предложение Лоуренса. Я ее не заставлял.
Нет, брат не заставлял. Именно по этой причине Закери не чувствовал себя достаточно спокойным для разговора с Кэролайн. Отыграться на Себастьяне было легче. Часть вины все же лежала на нем. Он вклинился в нужный момент со своей обычной интуицией и все перевернул. В свою пользу.
– Ты мог бы дать ей возможность подумать, прежде чем огорошить своим известием, чтобы заставить ее отклонить мое предложение.
– Я ни зачтоне прошупрощения, Закери. Я говорил с тетей Тремейн, и приданных обстоятельствах она готова продолжить свою поездку в Бат. Ты будешь ее сопровождать.
– Нет, не буду. У меня есть обязательства перед людьми. Я начал программу по разведению племенного скота, и я доведу ее до конца. Я говорил тебе об этом.
– Я вложу пять тысяч фунтов, если ты сформулируешь свои предложения и докажешь, что эта программа может приносить доход.
– Пять тысяч фунтов? Да это еще большее оскорбление, чем если бы ты вообще отказался участвовать. – Закери стал ходить по комнате. На самом деле он был слишком рассержен, чтобы чувствовать себя оскорбленным. – Я уже говорил тебе, что ты можешь не участвовать. Это мой проект, и я не хочу, чтобы ты себя с ним связывал.
– Я предлагаю пять тысяч фунтов на покупку скота в этом году, – сказал Мельбурн, немного теряя свое знаменитое терпение. – И предлагаю тебе их принять. А если я одобрю твои предложения, я оплачу все сто процентов расходов.
– Ты решил меня подкупить, чтобы я уехал из Уилтшира?
– Здесь остаются еще шесть дочерей. Вряд ли стоит рисковать.
Закери сжал кулаки.
– Если ты будешь продолжать гнуть свою линию, Мельбурн, я сделаю что-нибудь такое, что вы никогда не придете в себя.
– Если ты всерьез возьмешься за реализацию своей программы, утебя будет мало свободного времени. Кэролайн Уитфелд хочет стать художником, Закери. Тебя она не хочет.
– Я не спрашивал твоего совета и не просил, чтобы ты вмешивался, черт бы тебя побрал.
Мельбурн пожал плечами.
– Я делаю то, что считаю нужным, ради своего брата и ради своей семьи. Решай, Закери. Согласись с моим предложением, и я организую поездку мисс Уитфелд в Лондон и помогу ей найти там квартиру.
– А если я не соглашусь, ей придется все делать самой?
– Если ты будешь искать ей квартиру, ее репутация будет погублена. А семья Гриффин может это сделать без ущерба для мисс Кэролайн.
– Мне надо поговорить с Кэролайн.
– Поговори. Но мне кажется, что она уже все для себя решила.
– Ты самоуверенный нахал, Себастьян, и я надеюсь, что наступит день, когда ты получишь свое.
– Я уже получил, – спокойно сказал Мельбурн и взял книгу.
Себастьян, конечно, имел в виду потерю жены. При других обстоятельствах Закери извинился бы за грубость, но не сегодня. Сегодня ему хотелось кому-нибудь врезать. Кэролайн сделала свой выбор, однако выбрала не его. Одно дело, если бы ее приняли в студию в Вене – он с самого начала знал, что это была ее мечта. Ему было бы нелегко, но он понял бы ее.
Закери не мог сладить с ее непоколебимым желанием осуществить свою мечту. Если бы это был другой мужчина, он мог бы вызвать его на дуэль. Но она была тверда, и Мельбурн это быстро понял, а поняв, обратил в свою пользу.
Однако Закери отчетливо понимал, что то, к чему она стремилась, не сделает ее жизнь полной. Может, ему все-таки удастся убедить ее в этом. Вряд ли, потому что любовь к искусству, живописи у нее всегда перевешивала здравый смысл и логику.
Бросив последний взгляд на Мельбурна, Закери хлопнул дверью библиотеки и отправился искать Кэролайн.
Дверь в ее спальню была полуоткрыта, и он вошел не постучавшись.
Горничная, державшая в руках охапку одежды, пискнула:
– Мисс Уитфелд. Пришел лорд Закери, мэм.
– Я сейчас занята, лорд Закери. Поговорим за обедом.
– Нет, сейчас, – отрезал он. – А ты, Молли, выйди. – Но…
– Вон!
Пробормотав что-то себе под нос, горничная поспешила выйти.
– Не смейте командовать моей горничной. – Кэролайн побледнела. – Мне нужна ее помощь.
Закери схватил охапку вещей и швырнул в открытый чемодан.
– Как вам это?
– Прекратите, Закери. Закери ее не слушал.
– А как насчет книг? – Он бросил несколько книг поверх платьев. – Что это я? У вас не будет времени читать. Вы же будете писать. – Он схватил книги и бросил их на пол.
Это было уже слишком.
– Зак…
– Может, лучше возьмете семейный портрет? Тогда вы сможете лицезреть их лица на холсте. Больше вам ничего не нужно, не так ли? Вам вся жизнь представляется именно такой – плоским изображением на холсте.
– Сейчас же покиньте мою комнату. Я не желаю терпеть ва…
Закери увидел свой портрет, прислоненный к стулу, и поднял его.
– Вы не можете его забрать.
– Поставьте на место!
– Нет. Если вам захочется меня увидеть, придется посмотреть на меня живого. Вам кажется, что, взглянув на мой портрет, вы вспомните, что мы занимались с вами любовью и вы тогда чувствовали себя живой. Но это будет не жизнь. – Он посмотрел на нее так пристально, словно хотел заставить ее понять. – Я передумал. Можете оставить его себе. Я хочу, чтобы вы помнили. Чтобы вы поняли, что обладание чем-то одним, даже очень желанным, не означает полноту жизни. Если вы преследуете одну цель и отбрасываете все остальное, вы вообще не живете. Все, что у вас есть, – это порт…
Она размахнулась и влепила ему пощечину. Он сжал кулаки. Ярость и разочарование прокатились по нему волной.
– Как вы смеете! – Она чуть было не задохнулась от негодования. – Еще несколько недель назад вы хотели пойти в армию. А что было до этого? Флот? Разведение скаковых лошадей? Покупка цыплят? Что дает вам право объяснять мне, что такое цель в жизни или что такое сама жизнь?
Она непроизвольно назвала некоторые из его прежних проектов. Он был поражен, насколько хорошо она его знает. Но она не знала всего.
– Я по крайней мере был искренним. И учился на своих ошибках. Я видел свое будущее и хотел, чтобы в нем были вы.
– После того что вы только что мне сказали? Если бы передо мной стояла необходимость выбора – выйти за вас замуж или стать каменщиком, я бы выбрала второе. А теперь уходите. Сейчас же.
– Отлично. – Повернувшись, он рванул дверь, и испуганная горничная чуть было на него не упала.
– Радуйся своей чертовой жизни, Кэролайн. Надеюсь, это все, о чем ты мечтала.
Он направился в комнату Салли Уитфелд, где тетя Тремейн радовалась вместе со своей подругой тому, как быстро решилось будущее Кэролайн.
– Тетя Тремейн, – сказал он, как только служанка объявила о его приходе, – я хочу уехать еще до наступления темноты.
Видимо, Мельбурн договорился с тетушкой о ее роли в этой игре, потому что она кивнула:
– Я буду готова.
Ему нужно было предупредить еще одного человека. Он нашел Шея играющим в вист с Джоанной, Джулией и Грейс. Девушки, очевидно, решили больше не преследовать каждого мужчину, попавшегося им на глаза, но ведь он учил их этой тактике почти месяц.
– Закери, – приветствовал брата Шей. – Думаю, нам надо научить этих юных леди, как играть в фаро.
– Да, пожалуйста, – хихикнула Джулия. Закери покачал головой.
– Скажи Мельбурну, что мы с тетей Тремейн к вечеру уже будем по дороге в Бат. А еще скажи ему, что я ожидаю, что он сдержит слово.
– Но вы не можете уехать! – Джоанна вскочила с места.
– Мне надо в Бат по делам. – Он поклонился. – Извините меня. Мне надо собраться.
Ему, конечно, надо было собираться, но основную работу сделает его камердинер. Приказав Риду укладывать вещи, он надел поводок на Гарольда и отправился на прогулку вокруг пруда. Однако прогулка не пошла ему на пользу. Он не мог поверить, что Кэролайн будет больше счастлива со своими красками, холстами и портретами, чем с ним.
Но если она сама этого не понимает, то, возможно, он хочет от нее слишком многого. Если ей никогда не приходило в голову, что за ее красивым окном – целый мир, ему будет трудно ей это объяснить. Потому что ей, по-видимому, все равно.
– Закери, – услышал он голос Эдмунда Уитфелда. Закери вздрогнул от неожиданности и огляделся. Отец Кэролайн сидел на большом валуне на берегу пруда. С удочкой в руках и ведерком с рыбой рядом он являл собой воплощение сельской безмятежности. Закери даже ему позавидовал.
– Я гулял, – зачем-то сказал Закери, свистнув Гарольду, который собрался сунуть нос в ведерко. Щенок тут же сел.
– Да, я вижу. Принимая во внимание переполох в доме, я тоже решил, что мне нужен свежий воздух.
– Тетя Тремейн и я собираемся ехать в Бат. Мой брат проявил интерес к нашей программе, поэтому мне надо составить полный список наших предложений. – Закери замялся. – Было бы полезно, если бы мы с вами могли переписываться.
Уитфелд обернулся к Закери и внимательно на него посмотрел.
– Если вы решили продолжить только для того, чтобы доказать Кэролайн или вашему брату, что не она была причиной, по которой вы решили инвестировать деньги в проект, мне бы хотелось, чтобы вы сказали об этом сейчас. Я привык, что мои соседи считают меня чудаком, но будет неприятно, если они подумают, что я вовлек их в нестоящее дело.
– А как они это назовут, если одновременно пересекутся шанс, рок и здравый смысл? Счастливое совпадение? Каковы бы ни были причины, Эдмунд, я нашел свое дело, и я от него не откажусь. Я заведу папку на каждую корову и запишу, какая корова была скрещена с каким быком, когда ожидается потомство и все прочее, и пришлю вам все сведения в конце недели.
– Хорошо. Если это имеет значение, – помолчав, сказал он, – я думаю, она все же немного поколебалась. Даже больше чем немного.
– Это не имеет значения.
В последний раз оглядев красивые окрестности, Закери повернул к дому. Ему не хотелось присутствовать при отъезде Кэролайн. У него сердце разорвется, если он увидит, как она от него уезжает. Ему непременно надо уехать первым.
У дома стояли две большие черные кареты с гербом Гриффинов на дверцах. Одна направится в Бат, другая – в Лондон.
Кэролайн наблюдала из окна мастерской, как вся ее семья высыпала из дома и окружила трех высоких, модно одетых джентльменов с шляпами в руках и властностью во взглядах. Какое ей было дело до того, что они уезжают? Пусть едут. Особенно Закери.
– Скатертью дорога, – пробормотала она, увидев, как он помог тете Тремейн сесть в первую карету и сел вслед за ней.
На секунду ей показалось, что Джоанна и Грейс тоже собрались сесть в карету, но слуга успел оттеснить их и закрыть дверцу. Через мгновение карета тронулась.
Он должен был понимать, что она будет наблюдать из своего окна, но он ни разу не посмотрел в ее сторону. Ну и прекрасно. Единственным из семьи Гриффинов, кому она была обязана, был герцог Мельбурн, пусть даже на самом деле им двигало лишь желание разлучить ее с Закери. Хотя его действия обернулись для нее счастьем, они не были так уж необходимы. На какое-то мгновение ей пришла в голову мысль, как это было бы, если бы она вышла замуж за Закери. Но она не стала бы этого делать. Теперь она была рада, что не согласилась выйти за этого высокомерного, несносного человека.
Она все еще смотрела в окно и видела, как Мельбурн все никак не может вырваться из объятий ее матери.
– Ах, да, да, – говорила Салли. – Все Уитфелды так вам благодарны. А наша глупая старшая дочь и дальше продолжала бы чудить, если бы вы не вмешались и не предоставили ей такую чудесную возможность.
Мельбурн и Шарлемань наконец сели в свою карету и укатили.
А ей надо запаковать кисти, краски и холсты. Что бы там ни наговорил ему Мельбурн, сэр Томас Лоуренс захочет увидеть ее работы.
А Закери – и вообще всех Гриффинов – она выбросит из головы. О чем это говорил Закери? О том, что одной ее мечты недостаточно. Как будто ей нужен мужчина, чтобы сделать ее жизнь полной и счастливой. Она будет учиться в лучшей студии Англии и станет портретистом. Больше ей ничего не надо. Ничего. И никого.
Это чувство почему-то расходилось с тем, что она запаковала портрет Закери вместе с полудюжиной других, которые она хотела показать своему наставнику. Танберг обвинил ее в идеализации, но ведь не обязательно показывать этот портрет Лоуренсу. Просто ей хотелось, чтобы он был у нее.
Боль в сердце постепенно пройдет, думала она, глядя на портрет. А сейчас она чувствует себя так плохо потому, что она рассчитывала, что Закери порадуется за нее, а он вместо этого вообще ничего не понял. Ему бы просто пожелать ей удачи и сказать, что он навестит ее, когда будет в Лондоне. А он наговорил ей всяких гадостей. Поэтому она плачет…
– Каро?
Кэролайн успела отложить портрет до того, как на пороге мастерской появилась Энн.
– В чем дело?
– Они уехали.
– Знаю. Я видела, как они уезжали.
– Герцог мне понравился, – призналась Энн. – Он так в себе уверен.
– Да.
– А лорд Шарлемань пообещал, что, если будет в Уилтшире, обязательно заедет, чтобы повидать всех нас.
Ха. Она в этом очень сомневалась.
– Как мило. Энн вздохнула.
– А Закери обязательно вернется. Он сказал мне, что уезжает на три месяца, но я думаю, что он приедет раньше. Теперь, когда его дела устроились, он захочет устроить свою личную жизнь.
У Кэролайн вдруг задрожали пальцы, и она схватила накидку, чтобы спрятать руки в ее складках.
– Я не удивлюсь.
– Если я постараюсь, то ко времени его возвращения мне, возможно, удастся помочь по крайней мере двум нашим сестрам быть помолвленными. Тогда мне будет легче.
– Энн, если ты пытаешься вызвать у меня ревность, прекрати. Мне абсолютно все равно. Я уезжаю в Лондон, и я могу предположить, что мои дни будут настолько заняты работой, что я даже о нем не вспомню.
– Если тебе все равно, моя дорогая, то почему ты плачешь?
Кэролайн смахнула слезы.
– Только потому, что мне придется расстаться с тобой и папой.
Энн обняла Кэролайн.
– Может быть, ненадолго. Если дела у Закери и папы пойдут так, как они ожидают, мы сможем позволить себе навестить тебя в Лондоне. Может, даже на Рождество. И мы будем писать тебе каждый день.
– Да, мне будет интересно узнать, как продвигается проект.
– А еще что-нибудь тебе будет интересно? Интересно, будет ли сердце Закери разбито или он сразу же закрутит роман с другой женщиной? Например, с Энн?
– Конечно. Знать, как вы все поживаете. И нашли ли лорд и леди Иде гувернантку для этого ужасного Теодора и других маленьких монстров.
– Клянусь писать тебе о всех слухах и сплетнях, – хихикнула Энн. – А теперь пойдем обедать. Уверена, что мама захочет опять тебе сказать, что ты ее любимица.
– Это что-то новенькое.
– Да, но это продлится по крайней мере три дня.
– Ты замечательная сестра, Энн.
– И ты тоже. Если ты будешь счастлива, я буду готова радоваться за тебя. Дай Бог, чтобы работа с Лоурен-сом дала тебе все, о чем ты мечтала.
– Я в этом уверена, – твердо заявила Кэролайн, надеясь, что она окажется права.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Приглашение к греху - Энок Сюзанна



Как Энок серьезно.
Приглашение к греху - Энок Сюзаннаиван столеру
23.08.2012, 12.19





Хороший второй роман о Гриффинах, хотя написан совсем в другом эмоциональном ключе и главные герои (Зак и Каро) более рассудительны и с более зрелыми чувствами, чем Элинор и Валентин
Приглашение к греху - Энок СюзаннаItis
16.07.2013, 20.32





очень интересный роман,но немного затянут.
Приглашение к греху - Энок Сюзаннаольга
26.03.2014, 20.25





Вы помните семейку Беннет. Так здесь подобная семейка, только сестер не 5 , а 7, но умных тоже только 2. Да и гл. герой далеко не мистер Дарси. Да и роман далеко не того уровня: занудлив до крайности. Даже я, такая терпеливая, пропускала листы десятками.
Приглашение к греху - Энок СюзаннаВ.З.,67л.
6.07.2015, 12.01





Не устаю удивляться английским нравам в представлении английских же писательниц. Такое мнение, что в Англии все герцоги и прочие графы женятся исключительно на бесприданницах и простолюдинках, которых раз плюнуть склонить к совокуплению, но замуж они не желают выходить за своих обожателей ни за какие коврижки. А уж как они теряют девственность, это вообще поэма! То на канцелярском столе, то на полу в коридоре, то средь бела дня на фоне каких-нибудь руин! Но нынешний роман авторши даже тут всех переплюнул! Имея всего двадцать минут времени на всё про всё - от первого поцелуя до дефлорации в голом виде средь руин, чтобы потом ещё и успеть одеться - это умереть, не встать! Такое впечатление, что авторша сама никогда девственницей не была, а её сразу при рождении вывели в дамки. А уж как умиляет тот факт, что все английские девственницы от пары невинных поцелуев или нечаянного прикосновения сразу же всем телом вожделеют объект мужского пола и у них тут же появляются судороги в животе и в самой что ни на есть "розе любви"! Слава Богу, что хоть мужики этих романов не читают, а то ещё чего доброго поверят, что наши русские девственницы фригидны от рождения.
Приглашение к греху - Энок СюзаннаНадежда Рязанова
19.04.2016, 17.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100