Читать онлайн Приглашение к греху, автора - Энок Сюзанна, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Приглашение к греху - Энок Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.96 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Приглашение к греху - Энок Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Приглашение к греху - Энок Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Энок Сюзанна

Приглашение к греху

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

К четырем часам, имея опыт общения с восхищенными поклонницами и немалочисленными бывшими возлюбленными, Закери решил, что вряд ли научится чему-либо у молодой девушки. Однако Кэролайн Уитфелд, видимо, решила доказать ему, что он ошибается.
Когда он надумал пойти в армию, казалось смешным даже думать о женитьбе. Он знал многих вдов военных и не хотел бы оставить еще одну. Впрочем, это решение далось ему легко, потому что большинство женщин, желавших произвести впечатление на члена семьи Гриффин любыми доступными им методами, казались ему глупыми и скучными.
– Что это такое, как вам кажется, лорд Закери? – спросила сидевшая рядом с ним Вайолет.
Он тряхнул головой и снова остановил свой взгляд на тете Тремейн, которая надула щеки и протянула руки.
– Я рад, что я не в команде тети, – рассмеялся он.
– Посмотрим, что ты скажешь, когда до тебя дойдет очередь разыгрывать шараду, – сказала тетя, делая вид, что обгладывает большую кость, а потом швыряет ее через плечо. – Я видела кое-какие из твоих попыток.
Сидевшая напротив него Кэролайн в приступе неудержимого смеха повалилась на плечо Джоанны. Она редко смеялась. Чаще либо фыркала, либо хихикала, словно боялась, что если не будет серьезной, то не сможет добиться своей цели.
Она была не похожа ни на кого из тех женщин, которых он знал, и определенно была единственной, которая была более высокого мнения о себе, чем о нем. Что касается ее страсти, она прозрела гораздо раньше, чем он. И даже тогда, когда он подумал, что наконец сделал свой выбор, только ее страсть и способность проникать в сущность явлений помогли ему задуматься над последствиями своих действий. В армии он мог завоевать славу и умереть на поле брани, но, взявшись за разведение скота – процесс медленный и гораздо менее престижный, – он сможет улучшить жизнь не только свою, но и многих других.
Он тоже преподал Кэролайн один урок, но ей придется еще многому научиться. Закери не считал ее скучной. Глядя на нее, он ловил себя на мысли, что перемены в нем не ограничились выбором карьеры. Изменился он сам. Ему еще предстоит узнать насколько, но обратного хода уже нет. Да и зачем?
Ему нравилось, что Эдмунд прислушивается к его планам, взвешивает все «за» и «против» и находит их разумными. Нравилось, что местные фермеры, которых он привлек к участию в проекте, приходили к нему с вопросами и он мог на них ответить. Возбуждение от того, что он ступил на новый путь, начало сменяться спокойным удовлетворением, которого он раньше не испытывал. Закери не собирался отказываться от этого дела и совершенно точно знал, кого ему благодарить за то, что у него открылись глаза.
Кэролайн встретилась с ним взглядом и тут же отвела глаза. Нет, он никогда не считал ее скучной. Ни как женщину, ни как художницу, ни как… жену.
Господи! А это откуда взялось? Уж слишком большой скачок от намерения отказаться от славы и смерти до идеи женитьбы. Он встал.
– Закери? – спросил Эдмунд.
– Извините, – сказал он, неожиданно охваченный паникой, смешанной с каким-то непонятным восторгом. – У меня разболелась голова. Надо глотнуть свежего воздуха. Я вернусь через несколько минут.
Чуть было не сбив с ног Барлинга, он вылетел за дверь. Полная луна освещала тропинку к пруду и ближайшему пастбищу, и он отправился в этом направлении.
Он шел медленно, стараясь привести в порядок свои мысли. Неожиданная мысль о женитьбе вовсе не означает, что он на самом деле решил жениться. И то, что он восхищается Кэролайн и она ему нравится, не означает, что он хочет на ней жениться. Да если бы и захотел, она не собирается выходить замуж за него. Через неделю она уедет в Вену.
Закери прислонился к ограде пастбища. Это просто смешно. Конечно же, он не хочет жениться. Просто дело в том, что благодаря Кэролайн и ее отцу он вдруг прозрел и увидел свое будущее, которое казалось теперь интереснее и перспективнее. Перемены вызывали мысли о еще больших переменах, и, кроме карьеры, самое большее, что он мог бы сделать, – это стать женатым человеком. Вот так, очевидно, возникла эта мысль о женитьбе.
Тут к нему подошла Димидиус, видимо, желая получить морковку или яблоко. Закери начал рассеянно чесать ее за ухом. Как странно, что он нашел свое будущее в корове. Красивой, но все же корове.
– Не помешала? – услышал он за спиной голос Кэролайн.
Он вздрогнул от неожиданности, но продолжал чесать за ухом коровы.
– Разговор был каким-то односторонним. Как вам удалось избежать шарады?
– Наверное, ваша тетя изображала короля Генриха Восьмого, а потом пошла за своей шалью.
– Ах, Генриха. А я думал, что она изображает моего брата Шарлеманя.
– А я все думала и думала. Значит, не он один.
– О чем?
– О том, какой ответ я получу через пять дней от месье Танберга.
А потом она уедет и даже не обернется.
– Да. Вам помочь уложить вещи?
– Нет.
Кэролайн провела рукой по его спине, а когда он обернулся, ее ладонь переместилась ему на грудь.
– В последние несколько дней вы сделали кое-какие заявления. Но я подумала, не были ли они лишь пустыми разговорами.
– Нет, мисс Уитфелд, это не так.
– Докажите.
Сказки о том, что лунный свет вызывает безумие, видимо, имели под собой почву, но он не собирается терять драгоценное время, пытаясь найти лекарство от этого вида безумия.
Они страстно поцеловались, и Закери понял, что она не флиртует.
– Мы не можем делать это здесь, – пробормотал он.
– Может, в конюшне? – спросила она, стягивая с его плеч камзол.
– Не очень романтично.
– Мы не можем вернуться в дом. Кто-нибудь нас увидит. И я точно не собираюсь пройти пешком три мили до гостиницы в Троубридже. Тем более что там все знают нашу семью.
– Вы меня убедили. Конюшня так конюшня. Взявшись за руки, они обогнули дом и направились к задней двери конюшни. Внутри был лишь один помощник конюха, но он спал в каморке, где хранилась упряжь. Они поднимутся на сеновал, и там им никто не помешает.
Кэролайн поднялась по стремянке первой, так что Закери смог насладиться видом ее голых ног. Он поддразнивал ее уже несколько дней, но удивился, что она поддалась. Но это была Кэролайн, и она всегда добивалась своего. Конечно, в своем воображении он представлял их в мягкой постели с шелковыми простынями в окружении мерцающих свечей, но возможности не всегда совпадают с намерениями.
Он сбросил камзол, жилет и сапоги на кучу сена.
– Иди ко мне, – прошептал он, целуя ее.
Она повернулась к нему спиной, и он медленно стал расстегивать платье, хотя ему не терпелось опрокинуть ее на спину и овладеть ею, прежде чем к ней вернется благоразумие. Каждую расстегнутую пуговицу он перемежал поцелуями в шею, пока не почувствовал, как она дрожит.
– Закери.
Он медленно стянул до талии платье и сорочку. Он предпочел бы дневной свет или на худой конец романтические свечи, но бело-голубой свет луны, проникавший через двери сеновала, придавал ее коже неземное мерцание, которое опьяняло его.
Она перешагнула через упавшее платье и очутилась в его объятиях. С ее помощью он стянул через голову рубашку и отшвырнул в сторону. Плоть натянула брюки. Она оттолкнула его руки и сама расстегнула ширинку. Они стояли друг против друга обнаженные, и Закери упивался видом белокожей богини.
А она опустила глаза на его плоть. Потом обхватила ее пальцами.
– Еще один урок анатомии? – спросил он нетвердым голосом.
– В прошлый раз я не очень хорошо тебя рассмотрела.
– Можешь смотреть и делать все, что угодно.
Кэролайн воспользовалась этим великодушным разрешением. Закери, стиснув зубы, терпел. Если она собирает информацию для картины или скульптуры, результат обещает быть интересным.
– Закери, что ты чувствуешь?
– Если я буду так чувствовать еще какое-то время, боюсь, я не смогу выполнить свою часть обмена информацией.
Улыбка тронула ее губы. Она опустилась на колени и, подняв на него глаза, поцеловала кончик плоти.
– Господи, Каро. Довольно.
Он тоже опустился на колени и прильнул к ее губам. Их языки встретились, и взаимное желание притянуло их друг к другу. Подложив руки ей под спину, он опустил ее на сено и лег сверху.
Медленно двигаясь, он взял в рот один сосок, одновременно лаская другой. Поменяться ролями будет только справедливо, решил он, и, продолжая целовать ее, сунул палец ей между бедрами.
Кэролайн вздрогнула и сначала впилась ногтями ему в плечи, но потом откинула голову и расслабилась. Ему не пришлось спрашивать, что она чувствует: жар и влага говорили сами за себя. Он раздвинул бедра шире и еще глубже погрузил в нее палец.
Она стонала и извивалась. А он, несмотря на боль в паху, провел губами вниз по груди и животу, а потом, подняв ее колени, скользнул языком внутрь.
– О Боже! – Она схватила его за волосы. – Остановись. Пожалуйста, остановись.
Но ее руки прижимали его к себе, а не отталкивали. Он поднял голову.
– Скажи, чего ты хочешь, Кэролайн. Если скажешь, чтобы я остановился, я остановлюсь. – Пусть это убьет его, но он сделает так, как она просит.
– Нет, нет. Просто… это так… Я не могу больше сдерживаться.
Закери понял, что она имеет в виду. Он и сам уже был на самом краю.
– И не надо, любовь моя.
Он стал покрывать поцелуями внутреннюю сторону ее бедер, потом поднялся выше, чтобы целовать грудь. Он хотел, чтобы она лежала на спине, стонущая и беспомощная, а он найдет наконец свое освобождение внутри ее. Но он дал обещание – даже несколько обещаний, – и если в конце недели она уедет в Вену, пусть запомнит эту ночь.
Вытянувшись вдоль ее тела, он снова ее поцеловал, а потом, обхватив руками, перевернул так, что она оказалась сверху.
– А теперь сядь.
Он тоже сел и, приподняв ее бедра, направил ее на свою твердую плоть. Боже, она была такая горячая, такая напряженная. Кэролайн упала ему на грудь, целуя соски.
Закери уже не мог сидеть спокойно и начал двигаться, медленно и погружаясь так глубоко, как только мог выдержать. Он чувствовал, как Кэролайн все больше напрягается, потом ее плоть начала пульсировать, и она взорвалась.
Обессиленная, Кэролайн лежала на его груди, тяжело дыша. Закери вынул шпильки из ее волос и запустил в них пальцы. Но с каждым ее вздохом, движением или стоном он все больше терял над собой контроль.
Когда она села, он взял в ладони ее мягкую, влажную от пота грудь.
– Как приятно, – пробормотал он.
– А так, приятно? – спросила она и, опершись на колени, начала подниматься и опускаться.
Черт! Какая она понятливая. Он решил больше не сдерживаться и, обхватив ее за бедра, стал раскачивать. Все сильнее, глубже и быстрее, снова и снова, пока не почувствовал, что она двигается в том же ритме. Тогда он перевернул ее под себя. Она обхватила щиколотками его бедра, и их тела продолжали раскачиваться в едином ритме. Чувствуя, что она снова приближается к пику, Закери увеличил темп и со стоном вышел из нее в последний момент.
Кэролайн одной рукой держала его голову, другой – плечо. Они медленно приходили в себя. В первый раз в своей жизни ей не хотелось двигаться – никуда не идти, ничего не делать, ничего не говорить.
Однако это было и глупо, и небезопасно.
– Нам надо вернуться в дом, пока нас не хватились.
– Нет.
– Мы не можем здесь оставаться.
– Возможно, но нам пока не нужно возвращаться. Она провела пальцем по его нижней губе. Он сказал, что намерен доставить ей удовольствие, и она чувствовала себя совершенно удовлетворенной. Но где-то в подсознании билась мысль: все это ради него самого, хотя это не должно было иметь значения. Все же она спросила:
– Закери, ты повеса?
– Кажется, ты сама сказала, что я не повеса.
– А я не ошибалась?
– Я сам себя таковым не считаю. Возможно, найдутся те, кто со мной не согласен.
– А что делает мужчину повесой?
– Это не разговор об искусстве.
– Я собираюсь в Вену. Любая информация может оказаться для меня полезной.
– Вена… Так вот. Повеса интересен лишь сам себе, ему нужны лишь удовольствия, его не заботят чувства или репутации своих жертв, коль скоро не возникает скандал, который может заставить его изменить свой образ жизни. – Все это время его пальцы блуждали по ее груди.
Ей не хотелось ни дышать, ни двигаться, только бы он не перестал прикасаться к ней.
– Значит, ты не повеса.
– Спасибо.
– А я не любовница.
Он посмотрел на нее. Его глаза были темными, как вода в колодце при лунном свете.
– Я ни разу не попросил тебя стать ею. Я не против того, чтобы ты осталась, и если твоя работа требовала бы, чтобы ты жила в Лондоне, а не в Вене, я тоже не возражал бы, но я не собираюсь управлять твоей жизнью, Кэролайн.
– Я знаю. Просто… я правда хотела бы быть с тобой снова, но я уеду в Вену. Я хочу стать художницей.
– Ты уже художница.
– Да, но теперь я собираюсь сделать это своей профессией и брать за это деньги. И хочу, чтобы меня уважали.
Перекатившись на спину, Закери подложил под голову руку и стал смотреть, как она одевается. Ей казалось, что от его взгляда у нее теплеет кожа, но она изо всех сил старалась этого не замечать. Возможно, в будущем мужчины будут смотреть на нее именно так, но она не совершит ошибки с тем, кому не будет доверять.
Закери она доверяла. Больше, чем она предполагала после их первой встречи.
– Давай я помогу. – Он встал, чтобы застегнуть пуговицы на спине.
Сознание того, что очень красивый голый мужчина стоит от нее всего в нескольких дюймах, заставило ее сердце бешено забиться. Волна желания окатила снова, но это вызвало у нее раздражение. Что это с ней? Господи, неужели она стала распутной? Больше она не поддастся этой слабости. И как только уедет, она выкинет его из головы.
– Спасибо.
Он повернул ее к себе лицом, положил руки на плечи и поцеловал. От этого нежного, но собственнического прикосновения у нее сжалось сердце. Ладно, пусть чувствует себя собственником до того момента, как они подойдут к дому. После этого эпизод будет окончен.
Она подколола волосы и подождала, пока он оденется. Оба уже немного успокоились, когда, спустившись вниз по стремянке и взявшись за руки, направились к дому.
– Придется вернуться к шарадам, – тихо сказал он, отпуская ее руку у самого дома.
– И к коровам.
– Да. Между прочим, дюжина коров, которых я купил, должна быть у Пауэлла завтра утром. Хочешь поехать со мной? Я должен объяснить ему детали нашего проекта.
– Думаю, что смогу выкроить время в моем расписании.
– Отлично, – улыбнулся он и опять ее поцеловал. Ей надо было отказаться. Что это с ней? Пока Закери задержался на ступенях, Кэролайн вошла в дом, быстро поднялась в свою спальню за шалью и так же быстро вошла в гостиную. Как она и предполагала, никто не заметил ее отсутствия.
Они лишь удивились, что так долго нет Закери, и стали обсуждать, не послать ли за доктором. Энн пересела со своего стула на диван рядом с Кэролайн.
– Ты не могла сразу найти свою шаль?
– Меня что-то отвлекло, и я засмотрелась в окно. Сегодня полная луна и кругом так красиво.
– А что ты еще увидела?
– Трава на пастбище блестит от росы.
– Глупая. Я имела в виду лорда Закери. Он где-то там бродит. – Энн вздохнула. – Наверное, отправился к коровам. Мне нравилось больше, когда он непременно хотел стать солдатом.
– А мне – нет. Неужели ты хотела, чтобы его убили только потому, что он хорошо бы выглядел в красном мундире?
– Нет, разумеется. Но согласись, армия более привлекательна, чем стада коров и их молоко.
Кэролайн была с этим не согласна. Она находила привлекательным не дело, которому он решил себя посвятить, а блеск в его глазах. Но сказать такое вслух не могла.
– Папа был солдатом, а теперь он фермер. Я предпочитаю, чтобы он был здесь, с нами.
В это время Закери с непринужденным видом вошел в гостиную. Голос Энн тут же потонул в какофонии голосов. Все хотели знать, прошла ли у него головная боль, чувствует ли он себя лучше или дать ему виски, или теплого молока, или чаю с медом.
– Спасибо, мне намного лучше. Мне просто надо было немного подышать свежим воздухом.
– У вас сено на рукаве, – сказала Сьюзен.
– Меня чуть не сбила с ног Димидиус, – усмехнулся он.
Кэролайн отвела от него взгляд и заметила, что на нее пристально смотрит леди Глэдис. Осталось четыре дня. Если она сможет удержаться еще четыре дня, все мечты сбудутся.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Приглашение к греху - Энок Сюзанна



Как Энок серьезно.
Приглашение к греху - Энок Сюзаннаиван столеру
23.08.2012, 12.19





Хороший второй роман о Гриффинах, хотя написан совсем в другом эмоциональном ключе и главные герои (Зак и Каро) более рассудительны и с более зрелыми чувствами, чем Элинор и Валентин
Приглашение к греху - Энок СюзаннаItis
16.07.2013, 20.32





очень интересный роман,но немного затянут.
Приглашение к греху - Энок Сюзаннаольга
26.03.2014, 20.25





Вы помните семейку Беннет. Так здесь подобная семейка, только сестер не 5 , а 7, но умных тоже только 2. Да и гл. герой далеко не мистер Дарси. Да и роман далеко не того уровня: занудлив до крайности. Даже я, такая терпеливая, пропускала листы десятками.
Приглашение к греху - Энок СюзаннаВ.З.,67л.
6.07.2015, 12.01





Не устаю удивляться английским нравам в представлении английских же писательниц. Такое мнение, что в Англии все герцоги и прочие графы женятся исключительно на бесприданницах и простолюдинках, которых раз плюнуть склонить к совокуплению, но замуж они не желают выходить за своих обожателей ни за какие коврижки. А уж как они теряют девственность, это вообще поэма! То на канцелярском столе, то на полу в коридоре, то средь бела дня на фоне каких-нибудь руин! Но нынешний роман авторши даже тут всех переплюнул! Имея всего двадцать минут времени на всё про всё - от первого поцелуя до дефлорации в голом виде средь руин, чтобы потом ещё и успеть одеться - это умереть, не встать! Такое впечатление, что авторша сама никогда девственницей не была, а её сразу при рождении вывели в дамки. А уж как умиляет тот факт, что все английские девственницы от пары невинных поцелуев или нечаянного прикосновения сразу же всем телом вожделеют объект мужского пола и у них тут же появляются судороги в животе и в самой что ни на есть "розе любви"! Слава Богу, что хоть мужики этих романов не читают, а то ещё чего доброго поверят, что наши русские девственницы фригидны от рождения.
Приглашение к греху - Энок СюзаннаНадежда Рязанова
19.04.2016, 17.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100