Читать онлайн Приглашение к греху, автора - Энок Сюзанна, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Приглашение к греху - Энок Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.96 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Приглашение к греху - Энок Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Приглашение к греху - Энок Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Энок Сюзанна

Приглашение к греху

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Закери лег, опершись на локоть, и посмотрел на Кэролайн. Кто бы мог подумать, что девственница может быть такой страстной, а его завести так, что он не снял сапоги, а брюки спустил только до колен. Считалось, что девственницы должны быть нервными и застенчивыми, а к этому моменту рыдать, оплакивая свою погубленную репутацию.
Однако Кэролайн провела пальцами по его груди, возможно, для того, чтобы запомнить мускулатуру или еще для чего-нибудь. А потом рука опустилась ниже, и ее прикосновение заставило его подскочить. Ему пришлось собрать в кулак всю свою волю, чтобы не начать все сначала. При всей своей смелости Кэролайн вряд ли хотела забеременеть.
– Ты должна дать мне передышку, прежде чем мы повторим наш опыт. – Он наклонился и поцеловал ее. – Но сегодня у нас вряд ли будет время, учитывая обстоятельства.
– Это было великолепно, – сказала она, все еще не совсем придя в себя. – А что бы ты сделал по-другому, если бы у тебя было больше времени?
– Ты не удовлетворена?
– Даже очень. Просто ты сказал, что тебе хотелось бы, чтобы у нас было больше времени. Так что бы ты в таком случае сделал?
Закери провел пальцем вокруг соска, наблюдая затем, как он затвердевает.
– Ну, во-первых, есть другие положения.
– Господи, – прошептала она, снова выгибая спину. Оказывается, двадцать минут – это мало.
– А еще…
– Я видела книги по искусству с неприличными рисунками, – прервала она его, очевидно, пытаясь вернуть свое умение рассуждать логически.
– О! – Он подавил усмешку. – А еще существуют взаимные ласки, доставляющие удовольствие обоим.
– Ты не ощутил удовольствия?
– Ощутил. Но я не об этом…
– Мне тоже так показалось…
– Каро, Закери, время ленча!
Словно в ответ на голос Сьюзен, Молли всхрапнула и что-то пробормотала. Закери вмиг вскочил, натянул и застегнул брюки, потом схватил в охапку рубашку, жилет и галстук. Шаги все приближались. Кэролайн судорожно натягивала платье, он помог ей с накидкой, прикрыв открытую спину.
– Скажи им, что я пошел прогуляться, – прошипел он и нырнул в кусты.
Он нашел место за большим фальшивым камнем и, спрятавшись за ним, стал надевать рубашку. Он слышал, как Кэролайн совершенно спокойным, ровным голосом говорила, что они закончили портрет и Закери сказал, что ему необходимо размять ноги. Слава Богу, что она была рассудительна и не такая, как ее сестры, жаждавшие выйти замуж. Иначе Эдмунд Уитфелд, наверное, уже несся бы из дома с мушкетом в руках, а за ним бежал бы священник с Библией.
Застегнув пуговицы жилета и с некоторым трудом завязав галстук, он обошел руины и вышел на дорожку, огибавшую пруд. Потом, глубоко вздохнув и проверив, в порядке ли его одежда и все ли пуговицы застегнуты, он вернулся на то место, где он позировал Кэролайн.
– Мне показалось, что кто-то звал на ленч? – как ни в чем не бывало спросил он, увидев девушек.
– Вы должны увидеть бальный зал. – Джоанна схватила его за руку. – По-моему, мама скупила все желтые ленты в Уилтшире.
– Все это похоже на паутину, – прокомментировала Энн.
– Неправда. Выглядит прелестно. А сейчас как раз привезли желтые ирисы и лилии, – сказала Джулия, завладев второй рукой Закери.
А ему хотелось взять за руку Кэролайн. Он подвел близнецов к портрету.
. – Вы уже видели, что получилось? – Он освободился от девичьих рук, чтобы указать на портрет.
– Ты отлично справилась, Каро. Месье Танбергу наверняка понравится.
– Спасибо. Идите вперед. Мне надо отнести портрет ближе к дому, чтобы высохли краски.
– Я помогу вам, мисс Уитфелд, – поспешил сказать Закери. – Мы вас догоним.
Закери показалось, что Энн глянула на него с подозрением, но скорее всего он просто нервничал. Ведь они чуть было не попались. Когда сестры, громко жалуясь на Кэролайн за то, что она так надолго отняла у них Закери, скрылись за поворотом, он подошел к Кэролайн.
– Я не могла найти свои туфли, – прошептала она, осторожно, чтобы не смазать краски, опуская портрет в деревянный ящик.
Когда она наклонилась, он мельком увидел ее голые ступни, и его снова охватило желание.
– Я сейчас их найду.
Он перелез через поваленную колонну и стал шарить в траве, пока не нашел пару светло-зеленых туфель. Мятый плед все еще валялся на земле, и он с минуту на него смотрел. Что-то здесь произошло. Что-то совершенно из ряда вон выходящее. Но что именно, он сейчас не мог понять. Он стряхнул плед, сложил его и положил на дальний конец колонны, как будто они с Кэролайн просто его забыли.
– Вот они, – сказал он и встал между ней и Молли, чтобы Кэролайн могла надеть туфли.
– Спасибо.
– А тебе спасибо за то, что не… запаниковала, когда явились твои сестры. Иначе это по меньшей мере было бы подозрительно.
Это было не совсем то, что он хотел сказать, но один из них должен был говорить.
Кэролайн закрепила картину в ящике.
– Это я должна тебя благодарить. Я получила ценные сведения анатомического характера. Тебе не трудно будет донести этот ящик до дома?
Пока она собирала краски, кисти и мольберт, он любовался ее спиной и округлыми ягодицами. Жаль, что у него не было времени получше ее рассмотреть и изучить. Она была, очевидно, вполне удовлетворена и физически, и в смысле образования. А может, рассердилась на него за то, что он сбежал и оставил ее выкручиваться.
– Кэролайн, ты же знаешь, что нас не должны были видеть вместе.
– Конечно. Я говорила тебе, что я не хочу выходить замуж. И уж конечно, не хочу вводить тебя в заблуждение относительно того, что я готова стать твоей любовницей. Мы заключили сделку, и ты замечательно выполнил свою часть. – Она пошла по дорожке, сделав знак Молли идти впереди. – Пойдемте, милорд.
– Минутку. – Он догнал ее и схватил за руку, чтобы она пошла медленнее и тем самым увеличила бы расстояние между ними и служанкой. – У меня не было намерения просить тебя стать моей любовницей. И я, конечно же, не нуждаюсь в твоей оценке моих действий. Ты прекрасно знала, что у нас было всего двадцать минут.
– Может быть, я неправильно выразилась, Закери. Я просто хотела уверить тебя в том, что я не собираюсь устраивать сцен или цепляться за тебя и становиться жеманной. У меня нет никаких планов, касающихся тебя. – Она похлопала по ящику. – У меня есть планы, но они связаны только с твоим портретом.
Ах так. Проклятие! Она не только не стала жеманной и перестала быть девственницей. К ней вернулась ее рассудочность, и намного быстрее, чем он думал. А у него было только одно желание – уединиться с ней в таком месте, где бы у него было времени больше чем двадцать минут и он мог бы заставить ее стонать и громко кричать от вожделения.
Он хорошо понимал ее логику. У нее есть дела поинтереснее, чем заниматься с ним любовью. Прекрасно.
– Полагаю, это означает, что вы можете уделить мне время сегодня вечером, – все же рискнул он спросить, «невольно переходя на вы.
Возможно, он и ошибся, но она замедлила шаги.
– Полагаю, что смогу.
– Хорошо. Тогда согласитесь станцевать со мной вальс. Ваши сестры уверяют, что оркестр сыграет его не меньше десяти раз.
– Сомневаюсь. Даже мама поймет, какой это может вызвать скандал.
– Тем не менее, сколько бы их ни было, один – мой.
– Вы могли бы попросить, а не приказывать. Приказывать? Так обычно поступал Мельбурн. Но если бы он попросил, она могла бы ему отказать.
– Вы согласитесь оставить для меня один вальс? – тем не менее попросил он.
– Мы и раньше с вами вальсировали. Не вижу причины, почему мы не можем повторить это сегодня вечером.
Вот и хорошо. Он надеялся, что до вечера у нее будет достаточно времени вспомнить, как это приятно – лежать рядом с ним голой. А если нет – вальс ей об этом напомнит.
После ленча Закери, одолжив у Эдмунда его записи и один из справочников по скотоводству, отправился в свою комнату, чтобы изучить проблему разведения племенного скота в Уилтшире. У него было такое чувство, что Димидиус не была результатом простого скрещивания, иначе кто-то другой уже разгадал бы секрет Эдмунда. К счастью, Уитфелд вел подробные записи о родословной Димидиус. Закери хотел выяснить происхождение предков коровы – прямых и более отдаленных, а также от кого она унаследовала те или иные качества.
Кто-то постучал в дверь, и Гарольд вскочил и залаял. Закери надеялся, что это Кэролайн, но вошла тетя Тремейн.
– Прячешься?
– Нет. Занимаюсь исследованием.
Она закрыла за собой дверь и, нагнувшись, почесала Гарольда за ухом. На этот раз пес на нее не прыгнул. Труд Закери, видимо, не пропал даром.
– Каким исследованием?
– Проблемами разведения племенного скота. – А-а…
Он вернулся к записям Эдмунда, но чувствовал затылком, как тетя сверлит его взглядом.
– Могу я чем-нибудь помочь? – спросил он со вздохом.
– Ты завтра отправляешь нашу карету с портретом Каро?
– Только до Троубриджа, где его перегрузят в почтовую карету. Я хочу, чтобы картина попала в Вену к назначенному сроку.
– Очень по-джентльменски.
В отличие от совращения Кэролайн, что было отнюдь не джентльменским поступком. Однако тетя Тремейн не обладала способностью читать чужие мысли, а Закери не собирался в чем-либо сознаваться.
– Из-за меня она потеряла целый день, так что справедливо, если я ей помогу хотя бы с отправкой.
Тетя села на край кровати.
– Я подумываю о том, что пора ехать в Бат.
Закери подавил в себе желание вскочить и запротестовать.
– Я в полном твоем распоряжении, – спокойно сказал он, – но если хочешь знать мое мнение, я предлагаю, как я уже говорил, задержаться здесь еще на неделю или две.
– Это почему?
– Из-за коров. Я написал Мельбурну о том, что хочу начать новый проект – разведение племенного скота. Полагаю, ты не знаешь, кто такая Димидиус?
– Молочная корова? Салли упоминала о ней как об одном из малозначащих дурацких проектов Эдмунда.
– Если я прав, проект вовсе не дурацкий и не малозначащий. На самом деле он может стать колоссальным.
Тетя Тремейн перебрасывала свою трость из одной руки в другую. С годами она достигла в этом упражнении такой сноровки, что, вероятно, легко смогла бы управиться и с мечом.
– Что ж, – сказала она после паузы, – я не возражаю против того, чтобы остаться здесь еще какое-то время. Это так приятно – быть вдали от сплетен светского общества.
– Этого проклятия клана Гриффинов?
– Не столько проклятия, сколько ответственности. – Она подмигнула Закери. – Хотя после сегодняшнего бала я, возможно, с тобой соглашусь. – Уже у двери она обернулась. – Ты знаешь, что приглашена половина Уилтшира?
– О, радостный день! – пробормотал он и снова обратился к записям Эдмунда.
Когда Кэролайн спускалась по лестнице, уже было слышно, как музыканты настраивают свои инструменты и переговариваются первые гости. После бала в зале городского собрания слух о госте Уитфелдов достиг, очевидно, самых отдаленных уголков графства и никто не хотел пропустить такого редкого события – увидеть воочию настоящего аристократа голубых кровей.
Никто из гостей не видел его обнаженным, думала Кэролайн. Никто не был в его объятиях и не чувствовал его страсти. Никто из них…
– Каро, – сказала Энн, спускавшаяся вслед за ней, – ты сегодня выглядишь прелестно. По-моему, я никогда раньше не видела тебя в лиловом.
Кэролайн лишь пожала плечами, будто она не провела два часа перед зеркалом, перемерив несколько платьев, пока не остановилась на этом.
– Я заказала его на весну и еще ни разу не надевала. – Она опустила глаза на глубокое декольте. – Не слишком, как ты считаешь?
– Что ты! Ты закончила портрет и заслужила, чтобы сегодня хорошо провести время.
– Спасибо. Постараюсь.
Энн рассмеялась и обняла сестру за талию.
– Мне нравится, что ты повеселела. Последние несколько недель ты была такая серьезная.
Кэролайн и вправду чувствовала, будто у нее гора спала с плеч. Завтра портрет отправится в Вену. Она сделала все, чтобы произвести впечатление на месье Танберга. Но не только это. Она чувствовала себя более уверенной… более взрослой, что ли, словно ее мир стал намного шире. Но это больше имело отношение к тому, что произошло между ней и Закери, чем к портрету.
Неплохо было бы улизнуть куда-нибудь и опять его поцеловать. Она вообще может привыкнуть, что он где-то рядом. Слава Богу, что он оскорбил ее, испугавшись, что их застанут вместе. Она дала ему понять, что не хочет продолжения отношений. И уж конечно, не желает стать его любовницей.
Когда она вошла в зал, она сразу его увидела. Это было нетрудно. Надо было лишь поискать наибольшее скопление юных леди на выданье. А он стоял как раз посередине.
– Посмотри на Лидию Рейнолдс, – прошептала Энн. – Хлопает ресницами, как сова.
– Энн, будь милосердна. Разве мы сами не виноваты в таком поведении?
– Мы? Может быть, я, но не ты. Можно поделиться с тобой секретом?
– Конечно.
– Мы все вытащили билетики с именами, чтобы решить, какой джентльмен кому принадлежит. Мой – Джордж Беннет.
– Мне нравится мистер Беннет. – У сына судьи было по крайней мере чувство юмора, и он был привлекателен внешне.
– Да, но я нацелилась на другого.
– Неужели ты решила поохотиться на Мартина Уильямса?
– Боже, нет, конечно. Пусть его забирает Сьюзен. – Энн наклонилась к Кэролайн поближе. – Я собираюсь подкатиться к лорду Закери.
Что-то сжалось внутри Кэролайн.
– По-моему, он ясно дал понять, что не собирается ни на ком из нас жениться.
Энн пожала плечами.
– Я не больше твоего хочу провести остаток жизни в Уилтшире.
– Что ты этим хочешь сказать?
– Пока не знаю. Подождем – увидим.
О Господи! Кэролайн посмотрела вслед Энн, которая пошла через зал, чтобы присоединиться к стайке девиц вокруг Закери. Первой мыслью Кэролайн было предупредить Закери: Энн всего лишь нужно скомпрометировать себя в его присутствии, и тогда приличия потребуют, чтобы он женился. Кэролайн сама была сегодня утром на волосок от этого.
– Кэролайн, – проворковала мать, схватив ее за руку, – разве это не чудесно? Я превзошла самое себя. До конца сезона все только и будут говорить о нашем вечере.
– Не сомневаюсь, мама. Ты просто совершила чудо.
– Мистер Хеннекер хотел в последний момент всучить мне оранжевые лилии, но я их не взяла. Оказалось, что он припрятал желтые для какого-то вечера в Грэнстоне. Теперь им придется довольствоваться оранжевыми.
Кэролайн заставила себя улыбаться, хотя ее внимание было поглощено Энн. Она видела, как сестра взяла Закери под руку и сказала что-то, что заставило его засмеяться. Ей это не понравилось. И не только потому, что план Энн, каким бы он ни был, показался ей подлой интригой.
Во-первых, Закери не собирался жениться, и все они это знали. Во-вторых, он только что начал новый проект, и, хотя, очевидно, делал подобное не в первый раз, Кэролайн хотела, чтобы ему сопутствовал успех. Если Энн заставит его жениться на ней, он скорее всего сбежит в армию, только бы избежать неудовольствия своей могущественной семьи. Хуже того, он может влюбиться в Энн и остаться в Уилтшире, так что всякий раз, как она будет приезжать из Вены навестить родителей, ей придется видеть их вдвоем.
– Кэролайн, ты выглядишь бледной. Бедняжка, ты так много работала. – Мать потрепала ее по щеке.
– Да, я немного устала, но я справлюсь. Скажи, мама, ты собираешься сегодня танцевать?
– Нет, что ты, – хихикнула Салли. – Я не стану танцевать с холостяком, если всем моим дочерям нужны мужья.
– Я не собираюсь замуж.
– Конечно, дорогая. Но если кто-нибудь подвернется…
Миссис Уитфелд не договорила и засеменила навстречу лорду и леди Иде. Кэролайн отошла к стене, чтобы видеть прибывающих гостей. Мартин Уильяме приехал с матерью, и к ним сразу же подошла Сьюзен, что-то сказала и повела к буфету. Очевидно, она выполняла первый или третий совет Закери, поскольку оба они были связаны с едой, и это сработало. По крайней мере Мартин не сбежал.
Одна за другой ее сестры находили одиноких мужчин – несомненно, холостяков, которых они выиграли в предложенную Закери лотерею – и занимали их разговорами. Даже Энн в конце концов выпила пунш с Джорджем Беннетом. Было так приятно наблюдать, что ее сестры ведут себя как настоящие молодые леди, а не как толпа обезумевших плакальщиц. Закери совершил просто-таки чудо!
Хотя она убедила себя, что дальнейшие интимные отношения с Закери ее не интересуют, взгляд Кэролайн то и дело невольно обращался к нему. На нем был темно-серый камзол, жилет в серую и зеленую полоску, а галстук заколот булавкой с ониксом. Как он был красив! И он обещал ей больше того, что они успели за двадцать минут, хотя она никогда в жизни не была так возбуждена и удовлетворена. При мысли о том, что это была лишь прелюдия, у нее пересохло во рту и сильнее забилось сердце.
Слава Богу, что он скоро уедет. Его тете все еще нужно поехать в Бат. Если он действительно заинтересовался проектом с Димидиус, они с отцом могут переписываться сколько угодно. Но остаться в Уилтшире – да он и двух минут не останется, если в этом не будет необходимости. Как, впрочем, и она.
– Мисс Уитфелд.
Услышав гнусавый голос, она сделала реверанс.
– Леди Иде. Лорд Иде.
– Ваша мать сказала, что вы закончили портрет, – сообщила графиня. – Полагаю, вы решили использовать для него лорда Закери?
– Да. Спасибо, что проявляете интерес.
– Да, но я надеюсь, вы не думаете, что мы будем ждать бесконечно, пока вы решите принять наше великодушное предложение, – вставил граф. – Когда вы получите ответ?
– Недели через две или немного больше. Они сообщат мне, как только получат портрет. – Кэролайн хотела бы сказать, что не намерена принимать их предложение, но она уедет, а ее семья останется в Уилтшире. Нет смысла раздражать местную аристократию только потому, что ее ужасала одна лишь мысль стать гувернанткой. – Я очень ценю ваше терпение. – Она снова почтительно присела. – Прошу меня извинить.
Повернувшись, она уткнулась в серо-зеленую мускулистую грудь. Она инстинктивно схватилась за лацканы камзола, а он скользнул руками по ее бедрам.
– Извините.
Она покраснела и отпрянула.
– Мне надо было смотреть, куда…
– А я смотрел. И у меня перехватило дыхание.
– Это потому, что я на вас налетела. Но вы оправитесь.
– Очень остроумно. Надеюсь, вы оставили мне местечко на вашей карточке?
Ее карточка была девственно чиста.
– Разве вы не должны танцевать с нашими гостями?
– Я тоже гость. И хочу танцевать с вами. Вы уже обещали, помните? Дайте вашу карточку.
Она протянула ему карточку, их пальцы соприкоснулись, и у нее по спине пробежали мурашки. Неужели так будет всегда?
– Я хочувсе ваши танцы, – прошептал он.
– Будет скандал.
Он нацарапал свое имя на одной строчке.
– Мне кажется, что сегодняшний бал должен быть в вашу честь. Вы так многого добились.
– Пока еще ничего.
– Вы сделали все, что могли. Завтра мы отошлем портрет, а следующий шаг за месье Танбергом. Вы должны гордиться собой, Кэролайн. Помимо того что портрет великолепен, у вас есть мечта, и она скоро осуществится.
Она поняла, что не сможет встретиться с ним взглядом, и глянула на свою карточку. – – Последний вальс? Чувственная улыбка появилась на его губах.
– Предвкушение, – прошептал он и, поклонившись, растворился в толпе.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Приглашение к греху - Энок Сюзанна



Как Энок серьезно.
Приглашение к греху - Энок Сюзаннаиван столеру
23.08.2012, 12.19





Хороший второй роман о Гриффинах, хотя написан совсем в другом эмоциональном ключе и главные герои (Зак и Каро) более рассудительны и с более зрелыми чувствами, чем Элинор и Валентин
Приглашение к греху - Энок СюзаннаItis
16.07.2013, 20.32





очень интересный роман,но немного затянут.
Приглашение к греху - Энок Сюзаннаольга
26.03.2014, 20.25





Вы помните семейку Беннет. Так здесь подобная семейка, только сестер не 5 , а 7, но умных тоже только 2. Да и гл. герой далеко не мистер Дарси. Да и роман далеко не того уровня: занудлив до крайности. Даже я, такая терпеливая, пропускала листы десятками.
Приглашение к греху - Энок СюзаннаВ.З.,67л.
6.07.2015, 12.01





Не устаю удивляться английским нравам в представлении английских же писательниц. Такое мнение, что в Англии все герцоги и прочие графы женятся исключительно на бесприданницах и простолюдинках, которых раз плюнуть склонить к совокуплению, но замуж они не желают выходить за своих обожателей ни за какие коврижки. А уж как они теряют девственность, это вообще поэма! То на канцелярском столе, то на полу в коридоре, то средь бела дня на фоне каких-нибудь руин! Но нынешний роман авторши даже тут всех переплюнул! Имея всего двадцать минут времени на всё про всё - от первого поцелуя до дефлорации в голом виде средь руин, чтобы потом ещё и успеть одеться - это умереть, не встать! Такое впечатление, что авторша сама никогда девственницей не была, а её сразу при рождении вывели в дамки. А уж как умиляет тот факт, что все английские девственницы от пары невинных поцелуев или нечаянного прикосновения сразу же всем телом вожделеют объект мужского пола и у них тут же появляются судороги в животе и в самой что ни на есть "розе любви"! Слава Богу, что хоть мужики этих романов не читают, а то ещё чего доброго поверят, что наши русские девственницы фригидны от рождения.
Приглашение к греху - Энок СюзаннаНадежда Рязанова
19.04.2016, 17.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100