Читать онлайн Покоренная любовью, автора - Энок Сюзанна, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Покоренная любовью - Энок Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.55 (Голосов: 88)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Покоренная любовью - Энок Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Покоренная любовью - Энок Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Энок Сюзанна

Покоренная любовью

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Куин не мог отвести от нее глаз.
В Сомерсете был достаточно приятный выбор молодых леди. Некоторые из них были одеты по последней лондонской и парижской моде и действительно прелестно выглядели. Короткие кудряшки, казалось, были писком моды даже здесь.
И среди присутствующих выделялась Мэдди Уиллитс: с длинными рыжеватыми волосами и легкими прядями, выскользнувшими из-под серебряной ленты, в платье темно-красного винного цвета, какие носили два года назад, но которое прелестно оттеняло ее серые глаза. Элегантность и привычная легкость, с которой она танцевала, вызывали у него желание обнять ее и прижать к себе. Она совершенно не вписывалась в это сельское окружение, точно так же, как он не подходил Лэнгли. Или, по крайней мере, так, как она хотела, чтобы он думал, что не подходит Лэнгли.
К моменту, когда окончился обед, Куин устал от того, что все отмечали грациозный жест его руки, когда он подносил вилку ко рту, и изысканный поворот его запястья, когда он выпивал глоток вина. Если бы его препарировали в анатомическом классе медицинской школы, это было бы менее утомительно. По крайней мере, тогда он был бы мертв и не должен был выслушивать комментарии о себе.
После обеда он танцевал кадриль с Патрицией Дардинейл, главным образом потому, что миссис Фаулер пыталась весь вечер держать их на расстоянии друг от друга.
– Вы очень хорошо танцуете, – одобрительно заметил он. Дочери Фаулеров обеспечили ему синяки на лодыжках и дважды наступили на ногу.
Голубые глаза из-под темных загнутых ресниц взглянули на него и улыбнулись.
– Благодарю вас, милорд. Моя гувернантка нанята в Лондоне.
– Вы – достойная ученица.
Маркиз оглядел зал в поисках своей вынужденной соседки по дому и наконец увидел ее среди других групп танцующих. У Мэдди не было недостатка в партнерах весь вечер, но она всегда умудрялась оказаться или в другой паре танцоров, или в дальнем конце линии от него. Кадриль была вторым ее танцем с Джоном Рамзи.
– Как долго вы собираетесь пробыть в Сомерсете, милорд? – спросила мисс Дардинейл, когда он снова приблизился к ней.
– Я планировал уехать в конце недели, но, возможно, немного задержусь, чтобы увидеть окончание работ над новой ирригационной системой.
– О да, – кивнула она. – Уже год, как папа, сквайр Джон и Мэдди пытаются провести воду к нашим восточным пастбищам. Думаю, они наконец нашли выход.
Куин снова взглянул на ужасно раздражавшую его женщину.
– Мисс Уиллитс, кажется, хорошо разбирается в математике. – «Очевидно, она – Леонардо да Винчи из Сомерсета».
– Мама пыталась уговорить ее оставить мистера Бэнкрофта и стать моей гувернанткой, – призналась Патриция. – Она категорически отказалась, но дважды в неделю приходит учить меня латыни. – Алебастровый лоб слегка нахмурился, затем скова разгладился. – Это очень трудно. – Она улыбнулась. – Я предпочитаю французский. Он гораздо романтичнее, как вы считаете?
Куин посмотрел на нее отсутствующим взглядом.
– Согласен.
Итак, компаньонка его дяди говорила по-французски, писала на латыни и знала Шекспира настолько хорошо, что могла, цитировать по памяти, а также содержала в порядке бухгалтерские книги и занималась ирригационной системой.
– Здесь в Сомерсете когда-нибудь играют вальс? – спросил он свою партнершу.
– Да, конечно. – Патриция оглянулась, затем наклонилась к нему ближе, когда они переплели локти. – Сомневаюсь, что миссис Фаулер сегодня закажет вальс. Лидия очень неуклюжа в нем. – Она хихикнула.
Но он не собирался вальсировать с Лидией.
Как только кадриль закончилась, он подошел к хозяйке дома.
– Миссис Фаулер, могу я обратиться с просьбой к оркестрантам?
– Конечно, милорд. Они знают все самые модные мелодии и танцы. Нам не терпится услышать, что популярно сейчас в Лондоне.
– Отлично. – Куин повернулся к музыкантам. – Вы могли бы сыграть вальс?
Скрипач кивнул:
– С удовольствием, милорд. Какой-то конкретный?
– Нет, любой. – Куин повернулся и увидел, что множество девушек устремились к нему.
– Мисс Уиллитс? – позвал он, надеясь, что она не слышала его просьбу о вальсе и не сбежала.
Через мгновение она вышла из-за кресла дяди Малькольма.
– Да, милорд?
– Вы обещали повальсировать со мной, насколько я помню, – солгал он, не чувствуя ни малейшего угрызения совести. – Вы не откажетесь сделать это сейчас?
Она с раздражением смотрела на него, понимая, что, если она начнет возражать, толпа ополчится против нее.
– Конечно, милорд, это большая честь для меня.
– Благодарю.
Маркиз приблизился к Мэдди и взял ее за руку. За ее раздраженным видом он почувствовал смятение и неуверенность, что было все же лучше, чем открытая враждебность. Большим пальцем он ощущал бешеный пульс – показатель ее чувств, – который она не в силах была контролировать. Заиграла музыка, и он повел ее на середину зала.
– Начнем? – прошептал он.
– Я вас ненавижу, – прошептала девушка в ответ, вкладывая свою руку в его и позволяя ему другой рукой обнять ее за талию.
Куин улыбнулся:
– И почему же?
Они скользили в вальсе. Как он и подозревал, она танцевала великолепно, что наряду с другими ее способностями делало ее самой талантливой и самой очаровательной гувернанткой, компаньонкой и любовницей из всех, с кем ему довелось встречаться. Она оглядела комнату, и, следуя за ее взглядом, он запоздало понял, что они были единственной танцующей парой. Несомненно, все остальные гости приняли его просьбу о вальсе как королевский приказ. Что ж, его это вполне устраивало.
– Вам не следовало танцевать со мной, милорд, – сказала она, стараясь не встречаться с ним взглядом.
Куин подумал, как далеко надо оттолкнуть ее, прежде чем она возобновит свои попытки причинить ему телесные повреждения.
– Я могу танцевать, с кем захочу, – ответил он. – Я – маркиз Уэрфилд.
Мэдди прищурилась.
– Но вам это ничего не стоило. Вы ожидаете, что меня можно поразить тем, что вы носите отличную одежду и разъезжаете в красивых экипажах?
Ему очень хотелось, чтобы она перестала упоминать о его проклятом фраке. Если она узнает, что он посылал за ним в Уэрфилд, то сживет со свету своими придирками.
– Нет.
– И не думайте, что мне неизвестно, что вы посылали за своей прекрасной одеждой в Уэрфилд. Четырехдневное путешествие за фраком и парой сапог.
Проклятие!
– Если бы доставить вам удовольствие было не столь сложно, я не поступил бы так, – парировал он.
– Мне не так уж трудно угодить. И вы сделали это, чтобы польстить своему самолюбию.
– Я сделал это из чувства самосохранения. – Приведенная в смятение и готовая напасть, Мэдди, казалось, забыла, сколько людей наблюдали за ними. Бесстыдно воспользовавшись преимуществом, он притянул ее гибкое тело ближе к себе.
– Итак, Мэдди, почему вы меня ненавидите?
Она смотрела на его галстук.
– Какое вам дело до моих чувств, милорд?
– Я не прекращу допытываться, дайте же мне ответ.
– Полагаю, потому, что вы – маркиз Уэрфилд, – наконец ответила она таким тихим голосом и с такой неохотой, что он с трудом мог разобрать ее слова с расстояния всего в несколько дюймов.
– Но вы сами только что сказали, что я не могу быть в ответе за факт своего рождения, – мягко напомнил он. – Если это правда, то как вы можете осуждать меня?
Куин думал, что загнал ее в угол, но она вскинула подбородок и взглянула ему прямо в глаза.
– Потому, что я так хочу.
– Но это же несправедливо! Я пытаюсь играть по вашим правилам, но вы постоянно их меняете. И это создает дополнительные трудности.
Мэдди заколебалась.
– О каких трудностях вы говорите?
Куин позволил глазам скользнуть туда, куда они стремились весь вечер. Он сосредоточился на ее нежных полных губах.
– О трудностях завоевать вас, – пробормотал он. Она попыталась выдернуть руку, но он крепко прижимал ее к своей груди. – Мы не могли встретиться раньше, поскольку вы служили гувернанткой, а я обычно не посещаю дома с детьми. – Он покачал головой, прежде чем она могла ответить. – А теперь вы работаете на моего дядю.
– Пусть это не беспокоит вас, милорд. Вне всякого сомнения, ваш ум привык размышлять о более высоких материях.
– Клянусь Люцифером, – мягко произнес Куин, дивясь, как он выдерживает такое количество оскорблений. Прежде с ним никогда такого не бывало. – Что мне нужно сделать, чтобы заслужить вашу благосклонность?
– Думаю, я достаточно благосклонна.
Куин взглянул на нее, спокойно и грациозно танцующую в его объятиях и одновременно жалящую его своим язычком. И все же поцеловать ее хотелось чуть больше, чем свернуть ей шею.
– Мисс Уиллитс, я сдаюсь. Вы победили. Я перед вами абсолютно беспомощен, сжальтесь надо мной.
Ее губы дрогнули.
– Нет.
– А что, если нам заключить сделку? – продолжил он. В углах зала для танцев маркиз слышал обрывки разговоров, но не обращал на них внимания. Сегодня вечером он танцевал с Мэдди. И он не мог вспомнить, получал ли когда-либо раньше такое удовольствие. – Я притворюсь, что я не маркиз Уэрфилд, а вы притворитесь, что не ненавидите меня.
– Я не… – Она замолчала. – Почему вы настаиваете на том, чтобы понравиться мне? – спросила Мэдди, глядя ему в глаза.
– Потому что вы мне нравитесь, Мэдди. Мой дядя высоко ценит вас. К вашему мнению прислушиваются, вас уважают. И вот эта прекрасная, открытая женщина, – продолжил он, пытаясь поцеловать ее посреди вальса, – откровенно ненавидит меня. Я хочу узнать, за что? Что я вам такого сделал? Что бы там ни случилось, это не было преднамеренным.
Долгое время Мэдди не отрывала глаз от его лица. Наконец она неуверенно вздохнула:
– Хорошо, заключим перемирие. Пока вы не уедете. И ни секунды дольше.
«Победа. Пусть своеобразная, но победа…»
– Значит, мне теперь не нужно будет проверять каждый вечер постель в поисках ядовитых пауков?
Неожиданно она рассмеялась.
– Это как-то не приходило мне в голову.
– Слава Богу. – Ему нравился ее смех.
Но к тому времени, как бал закончился, Куин чувствовал себя таким же усталым, каким выглядел Малькольм. Мэдди молчала всю обратную дорогу в Лэнгли, и даже когда он несколько раз нарочно давал ей поводы для оскорбления, она не клюнула на эту наживку. Очевидно, девушка намеревалась честно соблюдать перемирие. Он взглянул на Малькольма. Но здесь уж было не до чести: предполагалось, что он помогает своему дяде, но все, о чем он мог думать, – это как заманить Мэдди в свою постель. Это было какое-то сумасшествие, и Куин никогда не думал, что будет так им наслаждаться.
Бессмысленно было надеяться, что один из титулованных джентльменов, с которыми она не разговаривала уже четыре года, окажется человеком, способным забыть о своем титуле, аристократом, который мог быть просто… приятным. При этом Мэдди признавала, что, возможно, была несколько жестока к Куинлану. Если бы в ручей упал Чарлз Данфри, он предпочел бы утонуть, нежели выплыть и быть встреченным насмешками.
Мэдди прервала подборку букета и взглянула на белую розу перед собой. Давно уже при мысли о Чарлзе Данфри она не испытывала нервную дрожь или желание что-то разбить. Отлично. Как жених он был достаточно красив, но ему были чужды такие качества, как доверие и преданность. Поэтому она полагала, что любой другой человек его статуса окажется точно таким же. Может, она ошиблась?
– Мэдди!
Она подпрыгнула от неожиданности и обернулась. Через сад к ней направлялся предмет ее мыслей, без куртки, в рубашке с засученными рукавами. Он выглядел как статуя героя из греческого мифа.
– Да, милорд?
– Чертовски жаркое утро, – сказал Куин, останавливаясь перед ней. – Я только что вернулся из Хартгроува. Последнюю партию досок доставят, наверное, уже сегодня днем. – Он подошел ближе и вынул из плетеной корзинки, которую она держала на руке, одну из роз. – Само совершенство, – пробормотал он, касаясь пальцем изящных концов белых лепестков.
Мэдди сглотнула и продолжила выбирать цветы для букета.
– Прекрасная новость. Вы закончите все к концу недели. – Но, к собственному удивлению, это ее совсем не обрадовало.
Куин засмеялся.
– Теперь, когда перемирие заключено, вы хотите только одного – чтобы я поскорее уехал.
Мэдди встретилась взглядом с маркизом, надеясь, что выглядит более строгой, чем ощущала себя. Но каким бы остроумным и красивым он ни был, она согласилась на это перемирие только потому, что сказанное им было не лишено смысла. Не потому, что он убедил ее сдаться. Достаточно будет одного намека, что Куин намеревается действовать как… человек, уважающий только свои желания, и она возобновит свои атаки.
– Раньше я хотела, чтобы вы поскорее уехали. – Девушка срезала еще один бутон.
– И вы не очень-то скрывали это. – На мгновение он замер, затем коснулся нагретыми солнцем лепестками цветка ее щеки.
Ей стало не по себе, и она перешла к другому кусту, чьи темно-красные бутоны раскачивались на слабом ветерке.
– Вы сообщили новость мистеру Бэнкрофту?
Он следовал за ней.
– Нет еще.
– Вам следует сказать ему об этом. Его это волнует.
Роза, а затем его пальцы коснулись ее шеи сзади.
– Я скажу.
Мэдди вздрогнула.
– Немедленно прекратите.
– Почему такая очаровательная и умная женщина, как вы, до сих пор не замужем?
Мэдди на мгновение закрыла глаза и попыталась успокоить дыхание.
– Это был мой выбор, – солгала она.
– Знаете, – продолжил маркиз тем же спокойным голосом, – я думаю, что на самом деле вы никогда не испытывали ко мне неприязни. – Его пальцы спустились по руке Мэдди к запястью, и он медленно повернул ее лицом к себе.
– Нет, испытывала.
Нефритовые глаза не отрывались от ее лица.
– Думаю, вам очень хотелось этого, – снизошел он, и только его тихий шепот отделял его рот от ее.
Куин был прав. Он был прав, а то, что происходило, было ошибкой – Мэдди наклонилась к нему и закрыла глаза. Когда его губы нежно коснулись ее, маркиз ощутил вкус чая и меда, и теплого весеннего утра, и всего, что когда-либо заставляло ее улыбаться.
Беспомощно отвечая ему, Мэдди обвила руками его шею и прижалась к нему. Куин тихо застонал, крепче целуя ее в губы, и она задрожала в ответ. Ее так давно не целовали, а в последний раз…
– Куинлан!
Раскаленное добела чувство стыда пронзило ее при звуке сердитого окрика мистера Бэнкрофта. С трудом дыша, Мэдди оторвалась от маркиза и, не глядя ни на него, ни на своего хозяина, бросилась за угол дома.
– О Боже, о Боже, – повторяла она, задыхаясь, закрыв лицо руками и плача. Распахнув дверь на лестницу для слуг, Мэдди устремилась в свою спальню.
Она опять сделала это. Даже хуже, потому что на этот раз она хорошо знала, каковы были намерения Куина. И все же позволила ему поцеловать себя. Она даже поощряла его. Все в лондонском свете были правы. Она глупая, фривольная и распущенная.
В конторке внизу слышались крики, слова доносились приглушенно, но чувства споривших были абсолютно ясны. Сначала раздался низкий, сердитый, недовольный голос мистера Бэнкрофта, затем более резкий ответ Куинлана. Мэдди вытерла глаза и вернулась к двери. Все вышло из-под контроля, и никто не предвидел этого, пока не стало слишком поздно. Это была катастрофа.
Она глубоко вздохнула и открыла дверь. Катастрофа. Мистер Бэнкрофт нуждался сейчас в племяннике больше, чем в ней, и сейчас она объяснит, что была непоправимо глупа и все случившееся целиком ее вина. Ее репутация давно погублена, так что все произошедшее уже не имело никакого смысла.
Куин сердито вышагивал перед окном кабинета его дяди.
– Послушайте, – резко произнес он, – если хотите, я извинюсь за то, что преступил границы дозволенного, но я не хочу, чтобы вы рычали на меня, как на какого-то идиота-школьника!
Малькольм подкатил свое кресло так, чтобы смотреть в лицо племяннику.
– Я рычу на тебя так, как, черт побери, хочу, – проворчал он. – Боже, Куинлан, я был о тебе лучшего мнения!
Пытаясь обуздать свой вспыльчивый нрав, Куин сделал глубокий вдох.
– Это был всего-навсего ничего не значащий поцелуй, – раздраженно заявил он, скрыв, что ему хотелось поцеловать ее уже много дней, и он надеялся, что поцелуй может стать прелюдией к чему-то гораздо более интимному. – И она не пыталась оттолкнуть меня.
– Куинлан…
Маркиз махнул рукой, сердитый и разочарованный, но, тем не менее, его мысли возвращались к тому, как приятно было держать ее в объятиях, пока не появился проклятый дядя и не испортил все.
– Сейчас вы все равно не можете общаться с ней. Почему бы не позволить кому-то другому добиться её?
– Что? Ты, сукин…
– Простите.
Куин быстро обернулся на голос. Мэдди стояла в дверях бледная, и слезы катились по ее щекам. Он тоже побледнел, надеясь, что она не слышала того, что он только что произнес. Боже, что он за идиот!
– Мэдди, я не…
– Я только хотела сказать, что произошло недоразумение, – тихо сказала она, избегая смотреть на Куина. – Лорд Уэрфилд ни в чем не виноват. Извините меня, мистер Бэнкрофт. Вы заслуживаете лучшего.
Малькольм, с побледневшим лицом, покатил кресло ей навстречу.
– Мэдди, не надо…
Она повернулась и исчезла.
– Проклятие! Теперь ты добился своего, мальчик! – При этом неожиданно проявилось сходство между Малькольмом и герцогом Хайбэрроу.
– Я ничего не сделал. Это был всего лишь поцелуй, дядя.
Малькольм долго смотрел на племянника.
– Закрой дверь, – наконец приказал он более сдержанным тоном.
Куинлан подчинился, но отказался присесть, как указал ему дядя.
– Так что дальше? – поинтересовался он, скрестив руки на груди.
– Как ты думаешь, кто она?
– Что вы имеете в виду, спрашивая, знаю ли я…
– Ты думаешь, что она – моя любовница, не так ли, Куинлан?
Куин прищурился.
– Что еще я мог подумать? Прекрасная, интеллигентная девушка здесь, в глуши Сомерсета, ухаживающая… за вами?
– Ухаживающая за старым калекой, ты это имеешь в виду?
– Нет.
– Мэдлин Уиллитс – старшая дочь виконта Халверстона, – сообщил Малькольм, произнося слова с явной неохотой, – она не моя любовница. И ничья.
Куин сел. Сколько он задал себе вопросов, сколько собрал интригующих намеков, касающихся Мэдди, и ни разу ему в голову не пришло, что она может принадлежать к дворянскому сословию.
– Во имя всего святого, что она здесь делает, с вами?
– Пять лет назад она была помолвлена. Очевидно, один из друзей ее жениха напился и поцеловал ее, помимо всего прочего. Это увидел злой сплетник, и ее репутация была погублена.
– Из-за… – Куин откинулся на спинку стула. – Из-за поцелуя, – проговорил он скорее для себя. Неудивительно, что она в таком ужасе от случившегося.
– Да. Мэдди несколько… горяча, и, как она рассказала, она покинула Лондон и семью, только чтобы не слышать их глупых обвинений, так как она ни в чем не была виновата.
Куин некоторое время смотрел на дядю.
– И пять лет назад она стала настолько самостоятельной, что нашла себе место без всяких рекомендаций или помощи со стороны семьи и друзей?
– Да.
Маркиз покачал головой:
– Удивительно.
Малькольм вздохнул:
– Она поразительная девушка.
– Почему же вы сразу мне все не рассказали?
– Это не моя тайна. Я думал, что знаю, кем она была, но ей потребовалось три года, чтобы рассказать все. И, слава Богу, я не титулованная особа.
– Хорошо. И что же вы хотите, чтобы я сделал, дядя?
Дверь открылась. Снова появилась Мэдди, но на этот раз она была настроена очень решительно. Девушка внесла два больших чемодана.
Куин быстро поднялся, и грудь его сжала тревога.
– Мисс Уиллитс.
– Еще раз прошу извинить меня. Я только хотела попрощаться с мистером Бэнкрофтом.
– Я хочу, чтобы ты сделал то, что следует, – резко заявил Малькольм, глядя на Куина.
– Сделать то…
Потрясенный Куин утратил остатки сдержанности.
– Вы имеете в виду – жениться на ней?
– Ни в коем случае! – Мэдди уронила чемоданы на пол, ее лицо исказилось от ярости. – Не смешите меня!
– Но, Мэдди…
– Моя репутация уже погублена, мистер Бэнкрофт, – горячо перебила она его. – Все случившееся не имеет значения.
– Но почему ты уезжаешь? – зарычал он.
Она смолкла, глядя на своего хозяина. Куин изучал ее лицо, поражаясь смене эмоций. Если бы не Элоиза – или его отец, – идея жениться на Мэдлин Уиллитс не была бы такой уж нелепой. И, что его удивило, даже желанной.
– Мэдди, – мягко сказал он, и его глаза были словно стрелы, выпущенные в ее направлении, – это все моя вина. Не ваша. – Он поколебался, выдерживая ее взгляд. – Я уже помолвлен. Или почти помолвлен. Иначе…
– Большое спасибо, но я сама могу ответить за собственную глупость, – сдержанно ответила девушка. – Вы и так благородный человек. Вам не нужно притворяться, что вы обладаете этим качеством.
Куин прищурился. Женитьба на этой вспыльчивой женщине была бы не столь уж нелепа, но таила в себе опасность.
– Не думаю, что вы можете оспаривать мое благородство…
– Пожалуйста! – прорычал Малькольм.
Куин встрепенулся и посмотрел в сторону дяди. Он забыл о присутствии своего пожилого родственника. И, судя по реакции Мэдди, то же самое произошло и с ней.
– Спасибо, – продолжил Малькольм более ровным тоном. – Мне известно о твоей… помолвке с Элоизой, Куинлан. У меня кое-что другое на уме.
– Кое-что другое? Что именно? – с подозрением спросила Мэдди.
– В действительности я уже несколько дней обдумываю это. – Малькольм взглянул на племянника. – Если бы ты и остальные титулованные Бэнкрофты вновь ввели Мэдди в светское общество, это могло бы…
– Нет! – выкрикнула Мэдди, побледнев.
– …это могло бы исправить вред, нанесенный ее репутации, и помогло бы ей найти мужа, – решительно продолжил Малькольм. Он снова посмотрел на нее: – И твоя жизнь вернулась бы на те же рельсы, что и до скандала, дорогая.
– Ничего подобного! – воскликнула она. – Я ни за что не вернусь в Лондон. А уж с ним тем более!
Куин кисло улыбнулся. Очевидно, он нарушил перемирие.
– Недолго я вам нравился.
– Так ты согласен, Куинлан? Твое дурное поведение можно обратить во благо.
– Это мое поведение было дурным, черт побери! – горячо возразила Мэдди. – Пожалуйста, не пытайтесь решать мои проблемы. Позвольте мне спокойно уехать.
Куин нахмурился. Его светлость будет вне себя от гнева, но Малькольм прав. Что бы ни подумала Мэдди, и какое бы безумие ни охватило его в саду – точнее, с того момента, как он ее увидел, – он считал себя человеком чести.
– Я согласен.
Мэдди повернулась к нему.
– Это не ваше решение.
Он приподнял бровь.
– Полагаю, что мое.
Мэдди топнула ногой.
– Это абсурд! Я уезжаю!
Куин подошел к ней и поднял ее багаж, прежде чем она успела сделать это сама.
– Да, вы уезжаете. Я должен сообщить об этом отцу. Нам нужно срочно отправиться в замок Хайбэрроу. – Он повернулся к дяде, и вего голове уже складывался план действий. И при этом он испытывал удивительный подъем. Очевидно, они с Мэдди Уиллитс еще не покончили друг с другом, – Я сегодня же увижусь с Джоном Рамзи и оставлю его отвечать за проведение ирригационных работ. Сев заканчивается сегодня.
Мэдди попыталась вырвать у него из рук свои чемоданы, но он легко уклонился.
– Немедленно отдайте мне мои чемоданы! – закричала она.
– Мэдди, послушай Куинлана. Это ради твоего же блага.
– Вы всегда решаете свои проблемы, убегая? – поддразнил ее Куин. – Не думал, что вы такая трусиха.
– Я трусиха?!
Малькольм поднес руку ко лбу и откинулся в кресле. Увидев это, Куин бросил чемоданы и подбежал к креслу.
– Дядя!
Мэдди оттолкнула его и опустилась на колени перед своим хозяином.
– Извините, – пробормотала она, положив руки ему на колени и заботливо глядя в лицо Малькольма. – Все в порядке, просто глубоко вздохните.
– Перестаньте пререкаться. Пожалуйста, – пробормотал Малькольм, потирая висок.
– Мы уже перестали. Ш-ш-ш. Вы не должны волноваться.
Мэдди опустила голову, а Малькольм поймал взгляд Куина и подмигнул ему. Куин широко раскрыл глаза, изумленный хитростью старика, затем наклонился и взял Мэдди за плечи.
– Мы сделаем так, как он говорит, – прошептал он. – Все будет хорошо.
Дядя взял девушку за подбородок, так что она должна была взглянуть на него.
– Обещай, дорогая. Поступай так, как скажут Куин и его семья, пока ты не будешь вновь представлена в «Олмаксе». Если они примут тебя там, у тебя больше не будет никаких проблем в Лондоне.
– Мистер Бэнкрофт, – умоляющим голосом произнесла она, и ее серые глаза наполнились слезами.
– После этого, если ты по-прежнему не захочешь оставаться со своей семьей и друзьями, ты всегда сможешь вернуться в Лэнгли.
Она посмотрела через плечо на Куина. Пытаясь не обращать внимания на странную смесь надежды и сострадания, которые она разбудила в нем, Куин торжественно кивнул.
– Я буду рад возможности оправдаться. И помочь вам, насколько это в моих силах.
Мэдди закрыла глаза.
– Хорошо, значит, до встречи в «Олмаксе».
– Не понимаю, как вы могли нанять первого встречного из Хартгроува и ожидать, что он сможет достойно ухаживать за вашим дядей, – резко проговорила Мэдди.
– Я не нанимал первого встречного. И Малькольм, и ваш сквайр единодушно поддержали его кандидатуру.
– Джон Рамзи – не мой сквайр. И меня не интересует, кто рекомендовал этого человека. Заботиться о мистере Бэнкрофте – мой долг.
Мэдди сидела в карете, всячески пытаясь не замечать живописных окрестностей за окном и красивого рассерженного молодого человека, сидящего напротив нее. Если бы не Малькольм, она ни за что бы не сдалась и ни в коем случае не согласилась бы путешествовать в замок Хайбэрроу наедине с ним. Да, наедине, если не считать второго экипажа, везущего их багаж, двух кучеров, его камердинера и двух лакеев.
Куин снова назвал ее трусихой, а затем бросил ей в лицо ее собственные аргументы, когда она запротестовала. Если ее репутация уже погублена, какая разница, как она едет в Хайбэрроу? Однако теперь, три дня спустя, она могла ответить, что это имело большое значение, потому что не могла перестать думать о глупом поцелуе, опалившем не только ее тело, но и душу.
– Мисс Уиллитс, в тысячный раз повторяю, что дядя Малькольм не пропадет без вас. Он сам это сказал. Пожалуйста, оставьте все как есть. Нытье по этому поводу не заставит меня повернуть экипаж и отвезти вас назад, иначе, поверьте мне, я уже давно сделал бы это.
Мэдди сложила руки на груди.
– Я не ною.
Куин взглянул в окно – уже в четвертый раз за последние десять минут, затем снова посмотрел на нее.
– Знаете, если бы я не опасался последствий, я бы сказал, что мне гораздо больше нравится, когда вы соглашаетесь.
Мэдди фыркнула:
– Не сомневаюсь в этом. Я удивлена, как вы вообще заметили что-то необычное.
– Самое необычное здесь – это, пожалуй, вы.
Он действовал так последние три дня – делая ей случайные комплименты, которые легко можно было принять за оскорбления. Он больше не пытался поцеловать ее и вообще ясно давал понять, что он делал то, что считал своим долгом, чтобы компенсировать досадную ошибку. Она старалась видеть все в том же свете, но рассматривать объятие и ее реакцию на него как ошибку, минутное помешательство не удавалось.
Когда он в следующий раз выглянул в окно кареты, волнение охватило его. Куинлан откашлялся.
– Выгляните в окно.
Вздохнув, чтобы успокоить дыхание, Мэдди наклонилась вперед. И тут же поняла, почему замок Хайбэрроу всегда именовали полным титулом. Она выросла в Халверстон-Холле, но он ничуть не походил на то, что предстало перед ее глазами. В голубое небо поднимались серые шпили огромного дворца, раскинувшегося в центре обширной лужайки. Березовые и дубовые деревья окаймляли пространство с трех сторон, а за ним лежало спокойное, как зеркало, озеро.
– Это… очень мило, – произнесла она, стараясь побороть неожиданную робость.
Маркиз засмеялся.
– Постарайтесь, чтобы это не услышал его светлость. Он не оценит, что четырехсоттридцативосьмилетний символ саксонской стойкости и доблести назвали «милым».
– О, понятно, – рассеянно ответила Мэдди, не отрывая взгляда от серого камня замка Хайбэрроу. Он был великолепен, его архитектура предполагала, что он должен быть неотразимым, подавляющим и устрашающим. Но она не собиралась подпадать под его влияние. – Мистер Бэнкрофт много рассказывал мне о герцоге.
Куин искоса взглянул на нее.
– Прекрасно.
Еще минут двадцать карета ехала по лесистой лужайке, вверх по пологому склону, затем по мосту крепостного вала к подъездной дорожке, ведущей к замку Хайбэрроу.
Хотя Мэдди раньше не видела его обеспокоенным, ей показалось, что Куинлан нервничает. Но сейчас это была не его вина. Она достаточно слышала о герцоге Хайбэрроу, чтобы понимать, что он вряд ли благосклонно воспримет весть о ее приезде. Девушка абсолютно не беспокоилась по поводу маркиза. Она ведь пыталась уехать, но он с мистером Бэнкрофтом настояли на том, чтобы она осталась. Все дело было не в ее, а в их упрямстве.
Карета остановилась. Какое-то мгновение Куинлан сидел, глядя на девушку.
– Я не буду просить, чтобы вы вели себя должным образом, потому что знаю, что тогда вы поступите наоборот, даже если от этого будет зависеть ваша жизнь, – сказал он.
– Я поступлю так, как следует, чтобы сохранить свою жизнь, – возразила Мэдди. – Я не идиотка, но это к делу не относится.
– Это касается вашей чести. Разве это не одно и то же?
– Когда-то я тоже так думала, – ответила она.
Задвижка отодвинулась, и безупречно одетый слуга открыл дверь кареты.
– Добро пожаловать, лорд Уэрфилд, – произнес он, кланяясь.
– Спасибо. – Маркиз жестом указал, чтобы Мэдди вышла первой.
Слуга, с любопытством глядя на нее, помог ей спуститься на землю, затем повернулся к Куинлану, но тот вышел сам. Мэдди подняла глаза. Огромное жилище с бесконечными рядами окон, надменно смотрящих на поросшее пышной зеленью графство Суффолк, выглядело вблизи еще величественнее.
– Его светлость дома?
– Да, милорд. Герцог и герцогиня пьют чай в южной гостиной.
– Отлично.
Дворецкий стоял, держа входную дверь открытой, также уважительно приветствуя маркиза. Куинлан передал ему шаль Мэдди и свою шляпу с перчатками, взял ее под локоть и повел вдоль длинного холла с высоким сводчатым потолком. Одна стена сверху донизу была увешана портретами, изображавшими мужчин и женщин, как одетых по последней моде, так и закованных в латы саксонских вождей со свирепыми глазами.
В то время как Лэнгли был открытым и теплым, Хайбэрроу, казалось, специально был устроен так, чтобы Мэдди ощутила большее волнение, чем когда-либо. Слуги появлялись и исчезали через многочисленные двери молча, за исключением тихо произнесенных в сторону лорда Уэрфилда слов: «Добрый день, милорд».
В конце холла маркиз остановился. Он отпустил локоть Мэдди и спросил:
– Мне лучше сначала все объяснить вам или же вы сразу войдете со мной в клетку со львами?
– Вы спрашиваете это ради меня или же ради самого себя? – холодно осведомилась она, несколько успокоенная его напряженным состоянием.
Куин неопределенно хмыкнул:
– Подозреваю, что вы станцуете на моей могиле. – Он постучал в дверь.
Она пожала плечами:
– Если я когда-нибудь посещу ее.
– Входите, – раздался нежный женский голос.
Если у Мэдди и были сомнения относительно портрета старшего брата, нарисованного мистером Бэнкрофтом, они исчезли, как только маркиз ввел ее в южную гостиную. Герцог Хайбэрроу сидел у окна, полуденное солнце серебрило седину в его темных волосах. Холодные карие глаза под прямыми черными бровями оторвались от «Лондон таймс», остановились на сыне и мгновением позже переместились на нее.
Мэдди неожиданно остро осознала дешевую ткань своего платья для путешествий и трижды переделанную желтую шляпку на голове. Но у нее не было желания позволить им это заметить. Слегка вздернув подбородок, она остановилась рядом с Куинланом, обводя глазами комнату. Каждый предмет из серебра, от подсвечников до ложки, лежащей на чайном подносе, сиял ярче, чем звезды. Ни на чем не было ни пылинки, тем более на почти зеркальной поверхности полированной мебели красного дерева.
– Ты так скоро вернулся? – проворчал холодный низкий голос. Глаза Мэдди вернулись к герцогу.
– Рад снова видеть тебя, отец, – ответил Куинлан таким же холодным тоном, Мэдди с любопытством взглянула на него, потому что ни разу не слышала, чтобы он говорил как… титулованная особа.
– Добро пожаловать домой, Куин, – сказала маленькая женщина, поднимаясь с одного из кресел возле камина, чтобы взять маркиза за руку. Он улыбнулся и поцеловал ее в щеку.
Серебристо-светлые волосы были завиты на макушке, а ее изящная фигурка задрапирована в прекрасное зеленое с белым муслиновое платье. Глаза герцогини были того же нефритового цвета, что и у сына, хотя в них поубавилось теплоты, когда она взглянула на Мэдди.
– И кто же это с вами? – спросила она, и в ее голосе прозвучало лишь легкое удивление.
– Позвольте мне представить вам мисс Уиллитс. Мэдди, герцог и герцогиня Хайбэрроу.
– Ваша светлость, – сказала Мэдди, приседая и наклоняя голову и остро ощущая, как далеко сейчас до Сомерсета, ее друзей и знакомых. Она взглянула на Куинлана. Он мог бы стать ее союзником здесь, но вряд ли на него можно положиться. Вернее, она не позволит себе опереться на него. Одна, опять одна.
– Откуда она? – Герцог остался сидеть и был далек от того, чтобы подняться на ноги и поприветствовать ее или сына. Вместо этого он скрестил вытянутые ноги и перевернул страницу газеты.
– Из Лэнгли. – Куинлан улыбнулся ей, его глаза предупреждали, что она должна держать себя в рамках. – Она была компаньонкой дяди Малькольма.
– Я и есть компаньонка мистера Бэнкрофта, – вежливо поправила его Мэдди, пытаясь не смотреть в сторону герцога, поразившего ее своей грубостью. Но, в конце концов, как ни странна была эта мысль, Куин просто мог чувствовать себя смущенным. Она оправдала его за недостаточностью улик, ради мистера Бэнкрофта. Она дала слово перенести всю эту глупость, и она сдержит его – если остальные блестящие Бэнкрофты будут придерживаться того же.
Герцог взялся за газету и возобновил чтение.
– Шлюха Малькольма, ты имеешь в виду?
Мэдди покраснела, а маркиз сделал резкое движение.
– Нет, его компаньонка, – ровным голосом поправила Мэдди, прежде чем это сделал Куин. – И он чувствует себя гораздо лучше. Доктор даже сказал, что не верит, что паралич будет пожизненным. Благодарю вас за вашу заботу.
Удивленное выражение на лице герцогини стало еще заметнее, а «Лондон таймс» был быстро сложен и брошен на пол.
– Вы дерзкая особа, не так ли?
Герцог встал. Куинлан был выше отца, но Льюис Бэнкрофт мощнее своего худощавого сына. Мэдди подвинулась поближе к маркизу.
– Что она здесь делает, Куинлан?
Маркиз на мгновение заколебался, очевидно, подбирая слова.
– Она старшая дочь виконта Халверстоуна. Вы, может быть, помните…
– Вы – та самая, кого отверг Чарлз Данфри, когда обнаружил вас оскорбительно общающейся с одним из его друзей. – Хайбэрроу рассмеялся. – И теперь вы устроились у бедного инвалида Малькольма. – Он взглянул на Куинлана. – Или собираетесь запустить когти в моего сына?
– Отец! – резко произнес Куин.
Именно к такому отношению со стороны знати Мэдди и привыкла. И все же осознание этого заставило ее почувствовать себя более раскованно и получить подтверждение тому, что некоторые из ее воспоминаний и предположений оказались справедливыми. Она начала закипать.
– Нет, ваша светлость.
– На самом деле виновник всего – я, – сообщил Куин. – Я не имел представления, кем была мисс Уиллитс, и я… – Он снова посмотрел на девушку. – Я неправильно повел себя с ней. Малькольм предложил мне поправить дважды нанесенную ей обиду, привезя сюда.
– Она не носит под сердцем твоего отпрыска? Боже правый, Куинлан! Острая на язык шлюха, и всего три месяца до твоей свадьбы с Элоизой.
– Лорд Уэрфилд поцеловал меня, – резко произнесла Мэдди. – И это все. Я не хотела приезжать сюда. Эта идея принадлежала ему и мистеру Бэнкрофту. Мне лучше всего поскорее покинуть этот дом.
– Хорошо.
– Неизлечимый сноб, – пробормотала Мэдди и подобрала свои юбки. – Всего хорошего, ваша светлость. – Даже не взглянув на маркиза, она повернулась, вышла из комнаты и направилась обратно вдоль длинного холла.
Куин вышел вслед за ней, схватил за руку и повернул к себе лицом.
– Ради Бога, дайте мне минуту, чтобы все объяснить, – прошептал он.
– Через несколько минут я буду вынуждена вызвать вашего отца на дуэль и застрелить его, – прошипела Мэдди в ответ. – Он гораздо хуже вас.
Его губы дрогнули. Куин кивнул, его теплые пальцы все еще крепко держали ее за руку.
– Это так, но я же обещал. Дайте мне еще хотя бы минуту, Мэдди.
Она подняла указательный палец, вырывая у него другую руку.
– Только одну.
Куин сделал глубокий вдох и ввел ее обратно в гостиную. Герцог уже сидел на своем прежнем месте. Герцогиня же, наоборот, стояла у двери и наблюдала, как они приближаются.
– Отец, – снова начал маркиз, – я дурно поступил по отношению к мисс Уиллитс. Она хорошо воспитанная девушка, ложно обвиненная в дурном поведении. Я чувствовал, что должен все исправить. Дядя Малькольм подумал, что с помощью нашей семьи она может быть вновь представлена в свете. Я согласился с ним.
– О! Ты согласился.
– Да. И она останется здесь до тех пор, пока все мы сможем отправиться в Лондон. Я не могу отвезти ее в Уэрфилд, этим шагом я лишь довершил бы нанесенное ей оскорбление, поэтому она останется здесь как наша гостья.
Герцог снова поднялся с кресла.
– Знаешь, я мог бы ожидать подобной чепухи от Рейфела, но до сегодняшнего утра я не знал, что ты – идиот. Заплати ей и отошли обратно. – Хайбэрроу прошел вперед, остановившись в нескольких футах от Мэдди, так что ей пришлось взглянуть на него. – Во сколько нам это обойдется, мисс Уиллитс? В десять фунтов? В сто? Назовите сумму, которая остановит вас оттого, чтобы молоть языком о неблагоразумии моего сына, и уезжайте.
Мэдди взглянула на часы на камине. Пятьдесят восемь секунд, пятьдесят девять, минута закончилась. Она сдержала свое слово.
– Ваша светлость, – начала она, и голос ее дрожал от гнева, – если я захочу дать волю сплетням о недостойном поведении вашего сына, всего вашего состояния до последнего пенни будет недостаточно, чтобы заставить меня замолчать.
– Тогда что…
– Я пришла сюда не за деньгами, – перебила она герцога. – Я приехала сюда потому, что мистер Бэнкрофт посчитал, что со мной дурно поступили, и использовал этот глупый поцелуй как возможность исправить положение. Я скажу вам то, что сказала ему: я счастлива жить такой жизнью, какой живу. И у меня нет намерения оставаться еще хоть мгновение в вашей высокомерной, эгоистичной, помпезной компании. Всего хорошего.
– Куин, ты согласен с этим? – спросила герцогиня, положив руку на плечо Мэдди, прежде чем та успела выйти, разрушив еще одну возможность яркого драматического выхода в свет.
Он кивнул.
– Когда я прибыл в Лэнгли, мисс Уиллитс уже сделала так много по управлению имением, что на мою долю практически ничего не осталось. И, кроме всего прочего, я намерен помочь ей хотя бы из чувства благодарности.
– Нет! – зарычал герцог, и лицо его налилось гневом. – Я хочу, чтобы она немедленно убралась из моего дома! Сейчас же!
– Подожди минуту, Льюис, – вмешалась герцогиня. С минуту она смотрела на Мэдди, затем перевела взгляд на мужа. – Куин дал слово. Я не хочу, чтобы он нарушил его из-за того, что ты опасаешься каких-то неудобств.
– Виктория! Я не…
– Это решено, Льюис, – твердо заявила леди Хайбэрроу. Ее пальцы дрогнули на руке Мэдди, но она продолжала холодно смотреть на мужа.
Хайбэрроу сжал кулаки, словно хотел ударить кого-то из них. Затем резко повернулся на каблуках.
– Делайте что хотите. Я уезжаю в Лондон. Вы можете присоединиться ко мне, когда эта… девица уедет.
– Льюис!
– Достаточно, жена! – Его рычание было слышно все время, пока он шел по холлу, и неожиданно оборвалось, когда герцог захлопнул за собой дверь.
Куинлан смотрел вслед ушедшему отцу.
– Все прошло хорошо, – пробормотал он.
– Он все равно собирался отправиться в Лондон в конце недели. Какое-то новое торговое соглашение. – Герцогиня убрала руку с плеча Мэдди и положила ее на руку сына. – Извините, мы покинем вас ненадолго, мисс Уиллитс, – сказала она и направилась с Куином к двери.
– Никуда не уходите, – оглядываясь, предупредил ее маркиз.
Мэдди попыталась нахмуриться, но ограничилась кивком головы. Он защищал ее, когда она в этом не нуждалась и не желала этого, – так она, во всяком случае, думала, пока он не улыбнулся ей, и тут она неожиданно почувствовала, что все сложится отлично. И девушка впервые поняла, что начала думать о Куине Бэнкрофте как о союзнике.
Наверху герцог продолжал реветь и расшвыривать вещи, растревожив весь дом в Хайбэрроу и вовлекая его в подготовку к своему отъезду. Куин прислушивался, чтобы удостовериться, что его светлость не вернулся в южную гостиную, чтобы возобновить свой спор с Мэдди. Она по-настоящему рассердила его отца, что люди не часто осмеливались делать. Куин не мог вспомнить, чтобы кто-то раньше называл его отца помпезным – во всяком случае, в глаза. Да и герцог вряд ли смог бы такое вспомнить.
– Я получила письмо от Рейфела несколько дней назад, – сказала герцогиня, останавливаясь перед одним из высоких окон, выходящих в сад.
Куин прислонился к стене рядом с матерью.
– И что на этот раз предпринял наш негодник?
– Очевидно, он провел шесть месяцев в Африке как посол короля Георга.
– В Африке, – повторил удивленный Куин. – Он должен был охранять Тауэр, не так ли?
– Полагаю, он отправился в Африку добровольцем, так же как в свое время вступил в полк Веллингтона при Ватерлоо. Во всяком случае, ему наконец дали увольнительную. Он хочет присоединиться к нам в Лондоне до окончания светского сезона, если только местные племена снова не поднимут мятеж.
– Вы думаете, он готов уйти из армии? – Куин прекрасно понимал, что мысли матери заняты девушкой в гостиной и в подходящий момент она расспросит его о Мэдди.
– Возможно, хотя они не упоминали об этом. – Герцогиня улыбнулась. – Он спрашивал об Аристотеле.
– Что же, у меня найдется что рассказать об этом проклятом животном.
– Почему ты поцеловал мисс Уиллитс? – Она отвела глаза от пейзажа и взглянула на него. – И почему ты чувствуешь, что должен исправить содеянное?
Куин пожал плечами.
– Я думал, что с Малькольмом случится второй удар, если я что-нибудь не предприму. Он готов был отхлестать меня кнутом.
– Он так заботится о ней?
– Он очень любит ее. Она ему скорее как дочь.
– Почему ты поцеловал ее?
Куин опустил глаза, не желая объяснять смятение чувств, которое пробудила в нем Мэдди Уиллитс с того момента, как он впервые ее увидел.
– Знаете, не могу сказать ничего определенного. Она… она очень плохого мнения обо всей аристократии и чересчур четко излагает все, что у нее на уме. И, полагаю, я хотел доказать ей, что не все обладатели титула подобны Чарлзу Данфри, который отверг ее, или тому подлецу, который перед этим погубил ее репутацию.
– Что, как я понимаю, он сделал, поцеловав ее, в то время как должен был находиться за тридевять земель от нее.
– Да, мама, я вижу проведенную вами параллель, большое спасибо, – сухо ответил Куин.
– Ты поссорился с Элоизой? – Она пристально взглянула на сына.
– Нет, конечно, нет. Почему вы спрашиваете об этом?
– Ты никогда не был волокитой и дамским угодником, Куин. По крайней мере, ты никогда не сообщал своему отцу или мне, если это случалось. – Она повернулась к окну. – Однако я предполагаю, что если ты и волочился, то леди должны были занимать более твердое положение в обществе, чем мисс Уиллитс, или вовсе не иметь никакого статуса.
Куин уже не раз обдумывал все это.
– Я знаю. – Он направился к южной гостиной. – Но я дал слово и не мог отвезти ее в Уэрфилд. После визита туда у нее не осталось бы шансов вернуться в общество. Поэтому я подумал, что вас… можно убедить помочь мне.
– Твой отец не станет вмешиваться в это дело.
– Но его здесь не будет, – Куин вернулся и взял ее за руку. – Вы поможете мне искупить вину, мама?
Ее глаза сверкнули.
– Она обозвала Льюиса высокомерным и эгоистичным.
– И помпезным.
Герцогиня засмеялась.
– Если это так важно для тебя, конечно, я помогу. – Однако она моментально посерьезнела. – Но только в известных пределах, Куин; Я не позволю, чтобы имя Бэнкрофтов было замешано в скандале, в этом я солидарна с твоим отцом. Если общество вновь отнесется к ней неодобрительно, ее нужно будет отослать туда, откуда она приехала. Согласен?
Куин глубоко вздохнул, испытывая неимоверное облегчение. По крайней мере, еще несколько недель Мэдди побудет рядом с ним.
– Согласен.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Покоренная любовью - Энок Сюзанна



Отличная книга, полная юмора и страсти))) Нет глупых причитыний... и полно любви)
Покоренная любовью - Энок Сюзаннаксана
12.11.2011, 17.00





Nu ona uprama :)))Jal chto ni kto ne uznal pro delishki Eloizi i Relyefa
Покоренная любовью - Энок СюзаннаAfa
12.03.2012, 23.58





КЛАСС! Читать этот роман одно удовольствие! Много юмора, интересное развитие отношений между гл.г-ми, захватывающий сюжет, вообщем мне очень понравилось! Советую!
Покоренная любовью - Энок СюзаннаЛюдмила Кл.
25.10.2012, 16.29





Роман очень хорошо написан,интригующий,не скучный.СУПЕР!!!Советую всем читать.
Покоренная любовью - Энок СюзаннаНИКА*
14.11.2012, 22.36





Отличный роман!!! Легкий, с юмором. Читала с удовольствием, очень понравилось!
Покоренная любовью - Энок СюзаннаЛисичка
4.07.2013, 15.42





Замечательный роман!!! Давненько уже не читала чего-то подобного. Прямо оторваться не могла.
Покоренная любовью - Энок СюзаннаЕлена
7.07.2013, 12.58





Класс!!! Очень позитивный роман! Читала с большим удовольствием!
Покоренная любовью - Энок СюзаннаПросто читательница
3.12.2013, 17.07





Да Пипец ГГня дууура ! До 7гл усилила с трудом за 4 часа! Во что здесь влюбиться можно? В свет она решила, значит ,вернуться, а новые платья ей видишь ли от него не нужны! Да надень мешок, да вали в свой лондон, курица ушастая ! Я понимаю, если бы ГГня была совсем из аула ! Так вроде вся из знати! А корчит из себя не пойми кого! Короче, мне не понравилось. Кто любит про сверх гордых , языкастых ,самонадеянных девиц, читайте.
Покоренная любовью - Энок Сюзанначиталка
3.12.2013, 22.26





Думала думала и решила дочитать(просто по техн причинам ((( ) . И ни фига. Ой, ну надо же, лорд не помнит имя портнихи ! Расстрелять мерзавца! Нееее !!!!! Такие дуры ГГ попадаются не часто! На деревенский бал она платье ушила -перешила . Значит ей можно иметь желание красиво выглядеть, а как лорду привезли приличные шмотки, так сразу ему очередной выговор с занесением в личное дело!!!! Да она мягко говоря барышня с двойным стандартами, а точнее сука двуличная !
Покоренная любовью - Энок Сюзанначиталка
4.12.2013, 5.12





Очень интересный роман!!! Захватывает с первой страницы и мне очень понравилась гг-ня. Мэдди не гордая и самонадеянная и уж никак не двуличная как написано в комменте выше, а темпераментная, задорная и умеющая за себя постоять. Вообщем девушка боевая. Мне роман понравился!
Покоренная любовью - Энок СюзаннаЛюблю романы
4.12.2013, 18.34





отличный роман-10
Покоренная любовью - Энок СюзаннаНатали
4.12.2013, 20.02





Читала долго, аж два дня, для меня это рекорд - затянуто как то что ли, ГГ-ня честно - местами бесила. Но так если в общем рассматривать роман не плохой чем то зацепил раз дочитала. Больше всего понравился Рейф - самый здравомыслящий человек во всей компании, хотелось бы и про него историю, найдет ли он себе возлюбленную.
Покоренная любовью - Энок Сюзаннадиля
4.12.2013, 23.32





Интересный и захватывающий роман. А читалка-сама дура! 10
Покоренная любовью - Энок СюзаннаЛана
5.12.2013, 22.07





Класс!Роман понравился.
Покоренная любовью - Энок СюзаннаТатьяна
6.12.2013, 16.33





Диля, роман про Рейфа - не устоять, но на этом сайте у меня не открывается к чтению, искала на другом
Покоренная любовью - Энок СюзаннаГостья
9.12.2013, 12.39





Точно не 10. Чего-то ему не хватает..
Покоренная любовью - Энок СюзаннаВалерия
11.12.2013, 0.18





Классный роман!!! Понравился!
Покоренная любовью - Энок СюзаннаЛ-а
18.01.2014, 16.54





Очень интересный роман!!! Читала с удовольствием!
Покоренная любовью - Энок СюзаннаНезнакомка
4.05.2014, 18.47





Хороший роман! почитала, посмеялась, отдохнула. Вообщем понравилось.
Покоренная любовью - Энок СюзаннаИ.
23.12.2014, 19.10





Роман не скучный, хороший, но г.г-я, реально иногда бесит. Самой ее стукнуть охото.
Покоренная любовью - Энок СюзаннаМария
15.10.2015, 2.32





Я не поняла, во что здесь можно было влюбиться. Неприятная взбалмошная девица, которая заслужила всё плохое, что с ней происходило.
Покоренная любовью - Энок Сюзаннааня
15.11.2015, 22.53





Книга понравилась.Очень хочу прочитать про Рейфа.Поскажите,как называется книга о нем.Спасибо!
Покоренная любовью - Энок СюзаннаРОМАШКА
14.03.2016, 22.53





"Не устоять" так называется роман о втором брате Рейфе.Почитайте - понравится.Если есть еще что-то о братьях подскажите.Буду благодарна.
Покоренная любовью - Энок СюзаннаРОМАШКА
16.03.2016, 14.35





Роман отличный. больше всего мне понравился Рейф.Сейчас начну читать роман о нем.Мне понравились все романы Сюзанны Энок.
Покоренная любовью - Энок Сюзанналюбовь
19.03.2016, 10.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100