Читать онлайн Покоренная любовью, автора - Энок Сюзанна, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Покоренная любовью - Энок Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.55 (Голосов: 88)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Покоренная любовью - Энок Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Покоренная любовью - Энок Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Энок Сюзанна

Покоренная любовью

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

– Куин, должна признаться, что твой проект – великолепен. – Элоиза произнесла эти слова, прикрывшись изящным костяным веером. – Ничто так не оживляет сезон, как разнообразие. И конечно, ты был прав: Мэдди очень мила, только чересчур тиха.
– Тиха? – Куин изумленно поднял бровь, радуясь, что в оперном зале было темно. – Как так?
– Ну, положим, «тихая» не совсем точное определение. Но ее нельзя винить за сдержанность. Я сама была бы несколько смущена, не зная, как кто-то отреагирует на мое присутствие. Я практически должна была чуть ли не привязать леди Энн Джеффриз к стулу, чтобы убедить ее не обижать Мэдди и не покидать нас без завтрака.
– Мэдди, по-моему, думает, что все прошло хорошо, – тихо сказал Куин. Зал внизу был захвачен представлением, так что вряд ли кто-то мог услышать их разговор. – Она говорила, что приглашена сегодня на обед.
– Да, я советовала ей воздержаться от этого, но, думаю, она очень обрадовалась возможности познакомиться с новыми людьми.
Куин выпрямился.
– Что ты имеешь в виду, говоря, что «советовала ей воздержаться»? Мисс Денсен твоя добрая приятельница, разве не так?
– Беатрис – да. Правда, она несколько эксцентрична. Но я не поручусь за Гейлорда и его дружков. Они…
– Они? – резко переспросил Куин, почувствовав неожиданную тревогу. – Мэдди говорила, что это будет неофициальный семейный обед – только с Денсенами.
Элоиза похлопала его по руке веером.
– Тебе нужно проводить больше времени в Лондоне.
– Так просвети меня.
Она вздохнула.
– Гейлорд больше года собирает у себя любителей игры в карты. Вечеринки начинаются весьма скромно, я даже посетила одну из них. Но могу тебе сказать, что несколько добродетельных леди больше никогда не посещают этот дом. – Элоиза пожала плечами. – Как я уже сказала, я попыталась тактично предупредить ее, но Мэдди упряма, что, несомненно, и послужило причиной ее прежних бед.
Дом Денсенов находился всего в десяти минутах ходьбы от оперы. Куин встал.
– Мне надо увести ее оттуда.
– Неужели ты осмелишься оставить меня здесь одну, чтобы отправиться на поиски Мэдди Уиллитс? – запротестовала Элоиза. – Ты давно уже выполнил свой долг. И я наслушалась достаточно слухов о том, почему Бэнкрофты так щедро помогают такой незначительной фигуре, как она. Куин медленно сел на место.
– Извини, – сердито пробормотал он, хотя она была абсолютно права.
Она протянула руку и положила ее ему на рукав.
– Об этом все говорят, Куин. Пусть тебя не ослепляет желание сделать доброе дело.
– Я ничем не ослеплен, – твердо, хотя и не совсем правдиво, заявил Куин.
– Отлично, но я волнуюсь. Твой первый долг – перед твоей семьей.
Рассердившись еще больше за ее менторский тон, Куин вздохнул и расправил плечи, чтобы сбросить напряжение.
– Я знаю об этом, Элоиза.
– Мы должны остаться друзьями, Куин, – сказала девушка. – Я знаю, ты любишь Мэдди, ты всегда жалел бедные потерянные создания. Я только прошу, чтобы ты не замыкался на обязательстве помочь ей.
Она была права, снова права, и все же ему было неприятно слышать это. Куин рвался спасать Мэдди от ее собственного безрассудства. Как сказала Элоиза, упрямство Мэдди относительно того, чтобы идти своим путем, скорее всего, было в первую очередь причиной всех ее неприятностей. И у него свои собственные неприятности – обязательства, – о чем нужно побыстрее позаботиться.
– Элоиза, можно я буду сопровождать тебя на Бонд-стрит завтра? – спросил он вместо ответа. – Думаю, нам есть что обсудить.
Она улыбнулась:
– Мне будет очень приятно.
В холле Бэнкрофт-Хауса Мэдди с каменным выражением лица прошла мимо Бикса. Она сообщила о том, что отправляется на обед с Денсенами. И никому не надо было знать больше или приносить извинения за позднее возвращение в приютившую ее гавань. Особенно Куину: она наслушалась бы достаточно упреков, если бы он только узнал, что она присутствовала на малопристойной карточной игре и должна была подкупить дворецкого, чтобы тот нашел ей наемный экипаж, и она смогла уехать.
– Как прошел обед?
Мэдди дернулась, обернувшись, увидела напряженного и рассерженного Куина, выходящего из маленькой столовой.
– Что вы здесь делаете?
– Читаю, – коротко ответил он. – Так как прошел обед?
Почувствовав неприятности, Бикс бросил на нее сочувствующий взгляд и быстро прошел вниз, в кухню. Мэдди вызывающе выпрямилась.
– Читали в темноте? Вы шпионили за мной, милорд, ожидая, когда я вернусь.
– Вы что думаете, у меня нет лучшего занятия, чем сидеть и ждать вас?
– Очевидно, нет. – Мэдди бросилась мимо него к лестнице, ведущей к ее спальне.
Куин пошел вслед за ней.
– По крайней мере, скажите мне, понравилась ли вам компания Гейлорда Денсена?
Мэдди покраснела.
– Он очень забавен.
Рука обхватила ее за талию и с удивительной силой развернула. Пытаясь удержаться, чтобы не упасть, Мэдди вцепилась в плечо и руку Куина, когда он буквально втащил ее в гостиную.
– Что вы себе позволяете? – требовательно спросила она, пытаясь отдалиться от него.
Куин запер дверь, затем, прислонившись спиной к крепкой дубовой обшивке, повернулся к ней.
– Сейчас мы немного побеседуем.
– Еще несколько ваших глупых правил? Как вам удается их все время выдумывать?
– Практика.
– Я очень устала и хочу спать.
– Не рассказав мне о карточной вечеринке Гейлорда Денсена?
Мэдди замолкла, мысль о том, чтобы признаться, что ее ввели в заблуждение относительно характера вечера, исчезла. Он не имел права вести себя так высокомерно.
– Так что же вы стремитесь узнать, милорд?
Он подошел к ней.
– Почему вы не послушались совета Элоизы не ходить туда? Она предупреждала вас об этом.
– Она не сделала ничего… – Мэдди взглянула на него, затем подошла к письменному столу, чтобы дать себе минуту подумать. Она не могла сказать Куину правду, он все равно не поверил бы ей. – Не знаю, – произнесла она вместо этого.
– Вы не знаете?
– О, оставьте меня в покое!
Мэдди попыталась оттолкнуть его с дороги, но Куин не пошевелился. Вместо этого он сжал ее руки и прижал к своей груди.
– Вы слишком умны, чтобы я поверил, будто вы не знали, что едете на карточную игру со стадом не заслуживающих уважения людей. Вам что, так хочется поскорее уехать отсюда? Или все были правы в том, что вы сами поощряли Спенсера?
У нее сжалось сердце.
– Как вы смеете?! – выпалила Мэдди, высвобождаясь из его сильных рук.
– Сегодня вы немного менее остроумны, не так ли, дорогая? Несомненно, это усталость.
Когда она повернулась, чтобы взглянуть на него, его нефритовые глаза горели гневом. Но гнев был не единственным выражением на его лице. Он желал ее. Он хотел ее, и какие бы желания ни жили в ее собственной душе, многое стало ей абсолютно ясно.
– Так вот почему вы притащили меня в Лондон!
Его лицо потемнело еще больше.
– О чем вы говорите?
– Когда вы поцеловали меня в Лэнгли, вы почти сказали, что хотите, чтобы я стала вашей любовницей. И вы до сих пор добиваетесь этого. Вы думаете, что я поощряла Спенсера, так почему же я стану возражать против внимания со стороны выдающегося, великого маркиза Уэрфилда?
Куин шагнул к ней, затем усилием воли остановился, сжав кулаки.
– Это неправда, Мэдди, и вы прекрасно об этом знаете.
– Тогда почему я здесь?
Куин пристально посмотрел на нее.
– Потому что дядя Малькольм попросил меня привезти вас сюда и потому что я недостойно вел себя по отношению к вам и хотел расплатиться за это.
Она сузила глаза.
– Это правда?
– Разумеется. – Он направил на нее указательный палец. – И единственное, что требуется от вас, – это понимание. Ради всего святого, что вам стоит признаться, что вы благодарны мне?
– Благодарна? Вы говорите – благодарна? За что? За то, что глупый пьяный человек пытался обнять меня за грудь и распространял идиотские шутки обо мне?
– Что, черт побери, они подумают о вас, раз вы посещаете подобные сборища? Если вы ведете себя как потаскушка, то они и будут обращаться с вами соответствующим образом!
Ваза оказалась в руках Мэдди, прежде чем она осознала, что схватила ее. С сердитым шипением девушка выплеснула ее содержимое ему в лицо.
– Самодовольный лицемерный осел!
С его точеного носа капала вода. Куин схватил ее за руку. Мэдди, которая никогда не чувствовала себя такой рассерженной, вырвала руку. Раздался звук рвущейся ткани, и тонкий рукав остался у него в руке. Он в изумлении посмотрел на него, затем бросил его на пол и вновь приблизился к ней.
– Вертихвостка!
– О, теперь вам не будет пощады, – не выдержала Мэдди и пнула его носком туфли в колено. – Разорвать платье! Чудовище!
– К черту! Все, что на вас, принадлежит мне. – Куин рванул и оторвал второй рукав, и она только открыла рот в изумлении и гневе. – И я не получил ничего взамен. Вы, возможно, отдали больше Гейлорду и его дружкам за сегодняшнее развлечение.
Она схватила фарфоровую статуэтку и запустила ею в него.
– Подлец! Вы говорили, что ничего не потребуете взамен.
Миниатюрный Цезарь ударился о его плечо и рассыпался на ковер сотней осколков. Куин схватил вторую вазу, и каскад холодной воды и ромашек обрушился на Мэдди.
– Я больше не скажу этого!
Она вскрикнула и начала кидать в него подушки с длинной кушетки.
– Лгун! Могу представить, как скучна должна быть ваша жизнь – неудивительно, что вы держите меня подле себя!
– Эта маленькая ошибка будет исправлена завтра же утром. И я буду совершенно счастлив без вашего присутствия в моей жизни! – прокричал Куин, бросая подушку ей в лицо.
Мэдди швырнула ее обратно.
– Ха! Итак, вы постоянно говорите обо мне с вашей матерью и братом именно потому, что ваша жизнь так содержательна.
– Вздорная девчонка!
Куин снова схватил ее, она резко повернулась, но юбка неожиданно осталась на месте – без нее. Порвавшись по швам, она обвила ноги Мэдди, и та, споткнувшись, оперлась на письменный стол. Мокрые растрепавшиеся волосы закрывали ей лицо. Она убрала их и тут увидела медный нож для открывания писем с инициалами его светлости.
– Вы – высокомерный, набитый… – Она подняла нож и направила его ему в грудь.
Одна из пуговиц его жилета оторвалась, нитки были аккуратно разрезаны надвое.
– Так вот почему вы хотите, чтобы я была рядом, – задыхаясь, произнесла она, и сердце ее билось так сильно, что она решила – оно вот-вот разорвется. Куин отступил назад, пытала, выхватить у нее оружие. – Потому что вы ужасно скучный!
– Я не скучный.
– Скучный! – Взмах ножа – и вторая пуговица полетела на пол.
Куин продолжал отступать и остановился, лишь когда его спина коснулась книжного шкафа.
– Скучный! – Хотя она все еще пребывала в гневе, странная порхающая дрожь пробежала по ее телу.
Их глаза встретились, и его гнев превратился во что-то совершенно иное.
– Что за черт! – проворчал он.
Последняя пуговица отлетела и закатилась под кушетку.
– Скучный, – выдохнула Мэдди.
Куин взял ее за подбородок и поднял лицо, его рот грубо накрыл ее губы. Он вырвал из ее руки нож для разрезания книг и бросил в угол.
Сердце Мэдди бешено забилось, когда ее нерастраченный гнев перерос в столь же свирепое, всеохватывающее желание. Она прижалась к нему, срывая с него фрак и лишенный пуговиц жилет. Она вплела пальцы в его мокрые медового цвета волосы и жадно поцеловала его, ее свирепая страсть была сродни его собственной.
Он схватил несколько кусков платья, остававшихся у нее на плечах, и разорвал их надвое. Его сила немного пугала, но и приятно возбуждала.
– Мэдди!.. – горячо пробормотал Куин, поворачиваясь так, что теперь она оказалась прижатой к книжному шкафу.
Она не переставая целовала его. Невозможно было перестать целовать его, касаться его. От платья остались лишь воспоминания – несколько лоскутов, висящих вокруг талии, которые Куин наконец сорвал и бросил на ковер, оставив ее в тонкой прозрачной рубашке.
Он вытащил свою рубашку из бриджей, проводя губами по ее скулам. Каким-то отдаленным уголком мозга Мэдди отчетливо понимала, что то, что они делали, было плохо, очень плохо. Но ее это больше не заботило. Все, что имело сейчас значение, – это чтобы он не останавливался.
Мэдди отвела его руки и сама стащила через голову его мокрую рубашку. Его губы нашли углубление у нее на горле, и она застонала. Сердце Мэдди дико затрепетало, когда Куин сорвал с ее плеч нижнюю рубашку с чудом уцелевшими бретельками и поцеловал обнажившуюся кожу.
– О Боже, – прошептала она, судорожно пытаясь вдохнуть. Он сильнее прижал ее к книжному шкафу и закрыл ей рот поцелуем, чтобы подавить любой протест. Его руки скользнули с ее плеч на грудь, и она опять судорожно вздохнула от этой нежной ласки.
Мэдди пробежала пальцами по его твердой гладкой груди, и мускулы заиграли у него под кожей. Куин взял ее руку и опустил на застежку на своих бриджах. Она почувствовала его возрастающее возбуждение и неловкими трясущимися пальцами расстегнула бриджи, освободив его из плена.
Куин поднял ее на руки и опустил на пол. Его горячий жадный рот немедленно нашел ее грудь, а она запустила пальцы в его волосы и изогнулась под ним, когда ее соски затвердели. Он, должно быть, сошел с ума, соблазняя ее в гостиной собственных родителей, и она была такой же сумасшедшей, потому что поощряла его. Руки Куина скользнули вниз по ее плоскому животу к округлым бедрам, сжали ягодицы и притянули ее к себе. Рот Куина снова впился в ее губы. Она выгнула бедра, чувствуя его пульсирующую мужскую плоть на своем бедре.
Мэдди стонала, пока их языки нежно ласкали друг друга, она обняла Куина за сильные мускулистые плечи и крепко прижимала к себе.
– Куин, – прошептала она, затаив дыхание.
С громким торжествующим стоном он проник в нее. Когда Мэдди охнула от боли, удивления и неожиданности, он замер.
– Боже, – растерянно пробормотал Куин. Уткнувшись лицом в се плечо, он замер, и дрожь пробежала по его рукам. Он снова поднял голову, впившись в нее своими горящими зелеными глазами. – Боже, – повторил он. – Вы девственница!
Прежде чем она могла собраться с мыслями и подтвердить, что, конечно, она была девственницей, он снова поцеловал ее – глубоким, грубым поцелуем. Его бедра вновь начали медленно двигаться – вперед и назад в ее глубине, и Мэдди снова вскрикнула.
– О, Куин, это так приятно, – простонала она, поднимая бедра, чтобы ответить на его ускоряющийся ритм. – Так приятно чувствовать тебя.
– Боже, и тебя тоже, – ответил он, переместив руки, так чтобы можно было откинуться и поласкать ей ухо. – Держись за меня, Мэдди. Будет еще лучше.
Волны экстаза заставляли все ее тело дрожать, пока Куин ласкал ее. Она не могла представить, что в состоянии испытать что-то более приятное. Она коленями обхватила его бедра, словно ее тело знало, как действовать. Она откинула голову, полузакрыла глаза, наслаждаясь чудесной эротической близостью с ним, Куином, пока он двигался внутри ее.
Другая волна напряжения охватила ее в самом интимном месте и начала расти, пока не взорвалась в пульсирующее, дрожащее чувство неописуемого блаженства. Мэдди вскрикнула, все ее тело выгнулось. Находясь сверху Мэдди, Куин вонзился глубоко и быстро в нее еще несколько раз, затем задрожал, прижавшись к ней. Медленно он рухнул на нее, и она радостно встретила его твердое мускулистое тело.
Весь бойцовский пыл покинул ее, и Мэдди сконцентрировалась на том, чтобы обрести дыхание и здравый смысл, а не на осмыслении того, что они с Куином только что сделали. И повторения чего ей так хотелось.
Куин закрыл глаза, упиваясь теплым, мягким ощущением ее тела под собой. Так как, по-видимому, он совершил величайшую ошибку за свои тридцать лет, ему следовало бы ощущать себя гораздо хуже. Единственное, что он мог смутно осознать, – это то, что его и без того сложная жизнь станет еще запутаннее. Бешеное биение сердца постепенно замедлялось, и, глубоко вздохнув, Куин поднял голову, чтобы взглянуть на Мэдди.
– Почему вы не сказали мне?
В ее глазах появилось изумление.
– Не сказала о чем?
– О том, что даже после Спенсера, после всех пяти лет вдали от Лондона вы сумели остаться… чистой?
Мэдди нахмурилась, затем с удивительной силой толкнула его в плечи.
– Слезайте с меня, болван.
С большой неохотой он сдвинулся, затем сел на пол. Повинуясь импульсивному желанию, он позволил глазам скользнуть по ее нежной полной груди, вздымавшейся от сердитого дыхания. Мэдди обладала очень эффектной грудью.
– Это было таким уж идиотским предположением?
– Только если вы ничего не знали обо мне, – резко заметила она. – Вы действительно верили всем этим слухам?
– Нет, конечно, нет.
– Тогда почему вы предположили, что я была шлюхой?
Куин моргнул, страстно желая, чтобы разум опередил голос тела.
– Я никогда так не думал. Просто… пять лет немалый срок, Мэдди. – Он так давно мечтал заняться с ней любовью, а потом она так рассердила его… о Боже, он оказался идиотом.
Серые глаза долго изучали его лицо, а краска возбуждения медленно покидала ее щеки.
– Итак, вы решили, что поскольку моя репутация окончательно погублена, вы можете этим воспользоваться?
Куин придвинулся к ней, заметив, что, несмотря ни на что, она на мгновение опустила глаза ниже его талии.
– Черт, подождите минуту… разве вы попытались остановить что-то?.. Даже, думаю, наоборот.
– Что ж, – начала Мэдди, снова покраснев и запоздало прикрывая грудь руками, – я… просто немного забылась.
При этих словах его губы тронула улыбка.
– Прекратите ухмыляться!
– Похоже, теперь мы в западне.
– Ничего подобного. Принеси мне другое платье, и мы пойдем наверх, каждый в свою постель. И забудем об этом.
– В постель? Вместе? – предположил Куин, лаская кончиками пальцев её щеку.
На мгновение она закрыла глаза и доверчиво прижалась к нему.
– Знаешь, это не смешно.
Куин хмыкнул:
– Я знаю. Это, черт побери, трагедия. – И в какой-то момент он даже испытал огромную радость. Между ними существовала могучая связь, и он волновал ее так же, как и она его. И в какое-то мгновение он держал под контролем все, что касалось Мэдди. Все еще лаская ее щеку, Куин встал на колени и наклонился, чтобы поцеловать ее, в то же время вынимая из ее волос заколку, позволяя рыжеватым волосам рассыпаться по плечам. – Несмотря на свой чрезвычайно скучный ум, я тут пришел к другому решению.
Тонкие изящные пальцы нерешительно поднялись и коснулись мускулов его живота.
– И каково же оно?
Она все еще желала его, что бы ни говорил ее пробудившийся здравый смысл. Куин взглянул на ее лицо, на написанные на нем томление и страсть, которые не мог стереть даже новый приступ ее гнева. Ему было интересно, видела ли она отражение тех же чувств в его глазах.
– Выходи за меня замуж.
Ее глаза расширились от изумления.
– Что?
Он улыбнулся:
– Я сказал, выходите за меня…
– Зачем? – перебила Мэдди. – Теперь, когда я действительно окончательно погублена, почему бы не взять меня в любовницы, так чтобы вы смогли жениться на Элоизе Стоуксли, как намеревались?
– Не смешите меня. В Лэнгли я сказал, что сделаю все, чтобы вернуть вас в светское общество, Мэдди. Я, возможно, где-то споткнулся, но это не просто слова. Я действительно собираюсь это сделать.
– О, пожалуйста!
Мэдди встала и подобрала рубашку – единственную уцелевшую часть ее одежды. Вспоминая об их битве, Куин удивился, что не оставил синяков на ее теле. Боже правый, его бриджи все еще были завернуты вокруг одной щиколотки, и на нем по-прежнему были ботинки. У него и раньше были любовницы, но никогда, никогда он не терял контроля над собой.
– С нетерпением жду, когда вы «споткнетесь» в следующий раз, – продолжила она, натягивая тонкую рубашку через голову и поправляя безнадежно растрепанные волосы. – Что это будет? Вы поставите меня обнаженной посреди собрания в «Олмаксе»?
– Мэдди, – запротестовал Куин, натягивая бриджи, – я говорю серьезно. Утром я побеседую с его светлостью. И мы поженимся. Так скоро, как только я улажу все формальности.
– Нет, вы этого не сделаете. И мы не сделаем. Глупо просто так ломать жизни, Куин. – Мэдди колебалась, глядя на него. – Случилось это между нами или нет, три четверти Лондона думают, что это у меня уже было с кем-то. Ничего не изменилось.
Теперь он был оскорблен.
– Однако черт побери, случилось!
– Послушайте! – горячо продолжила она. – Мои шансы провести какого-то джентльмена, чтобы он счел меня достойной уважения и женился, равны нулю.
– Ничего подобного.
– Это так… и так было всегда. Я приехала сюда ради вашего дяди. И после того как мы появимся в «Олмаксе», я вернусь в Лэнгли. Я и не представляла себе ничего другого. Думаю, вы тоже.
Куин пристально смотрел на Мэдди, и праведное негодование боролось в нем с желанием вновь овладеть ею – прямо здесь, на полу. Он знал, что она была сообразительной, но не представлял, чтобы кто-нибудь столь пылкий и страстный… мог проявить такую мудрость. Слишком большую мудрость во вред себе. На благо ему.
– Но я… – Он вовремя остановился, прежде чем вымолвить: «я люблю вас». Если она считала его скучным тупицей и прежде, это признание лишь подтвердило бы его слабоумие.
Мэдди нагнулась, чтобы подобрать остатки своего очаровательного платья. С частями туалета в руках, она отперла дверь гостиной. На мгновение она прислонилась лбом к холодной гладкой поверхности дерева, затем снова повернулась к нему.
– Куин, женитесь на Элоизе. Делайте то, чего от вас ожидают. Я не нужна вам в вашей жизни.
Она молча выскользнула в холл, и минуту спустя послышались ее тихие шаги на лестнице, ведущей в ее комнату. Куин медленно продолжал одеваться, затем убрал с ковра остатки цветов, осколки стекла и подушки.
– Ты не права, – прошептал он, поднимая сломанную розу и вдыхая легкий аромат ее лепестков. – Ты даже не представляешь, как нужна мне в этой жизни.
– Рейф, думаю, вы просто это придумали.
Младший из братьев Бэнкрофт завершил грациозную серию поворотов вокруг огромного бального зала и окончил па возле Мэдди.
– Вовсе нет, – запротестовал он, его голос эхом отозвался в пустой с зеркалами комнате. – Это очень модно в Париже, и мне досконально известно, что леди Боуфорт любит Париж. Она наверняка закажет один или пару новых вальсов, и вам не захочется пропустить их, не так ли?
– В общем-то да, – вздохнула Мэдди.
– Трусиха, – насмешливо проговорил он.
Мэдди подпрыгнула, когда позади эхом отозвались шаги, но это была всего лишь герцогиня. Куин отсутствовал все утро, и ее мучила мысль, избегал ли он ее, или – еще хуже – отправился назначить дату свадьбы с Элоизой.
– Ваша светлость, – присела она в реверансе.
Леди Хайбэрроу кивнула Мэдди.
– Муж сегодня утром заседает в парламенте, – сообщила она и расположилась за фортепьяно. – А вам, кажется, не хватает музыки, чтобы заглушить ужасное топанье Рейфела.
– Вы знаете, как играть вальс, мама? – в насмешливом изумлении спросил Рейф.
– То, о чем папа не знает, не повредит нам. – Она подняла глаза на сына.
– Надеюсь, нет. – Он повернулся и протянул обе руки Мэдди. – Ну что же, моя дорогая, позвольте мне научить вас новому вальсу.
– Я умею вальсировать.
– Мэдди, мы это уже проходили. Почему бы вам не помочь мне немного?
– Ну хорошо. – Она улыбнулась.
Герцогиня начала играть, и Рейф обнял Мэдди за талию и закружил по залу. Как большинство новинок из Парижа, этот вальс казался более вызывающим, чем его британский собрат. Рейф так близко прижимал ее к себе, что они практически…
Мэдди покраснела и повернула лицо так, чтобы он не заметил ее неожиданного замешательства.
– Как насчет того, чтобы потанцевать с кем-нибудь еще?
Мэдди застыла при звуке голоса Куина. К счастью, Рейфел держал ее достаточно близко, так что она могла обрести спокойствие, не споткнувшись. Он с любопытством взглянул на нее, но она только улыбнулась:
– С кем угодно, но только не с вами.
– Хорошо сказано, – одобрительно кивнул Рейф. – На оскорбление отвечено оскорблением. И никто не избит, а, Уэрфилд?
– Да, сейчас ей это удалось, – ворчливо признал маркиз. Мэдди показалось, что произнес он это с явным нежеланием. Он оставался у двери, наблюдая, как она и Рейф кружились по комнате.
Куин выглядел, как всегда, безукоризненно одетым и спокойным, пока она не взглянула ему в лицо. Прошедшей ночью он спал, по-видимому, еще меньше, чем она.
Это было бы так просто – если бы он держал ее в объятиях. Так просто сказать ему, что она любит его. Но это ничего бы не изменило!
Отвечал ли он на ее чувства или же им просто руководила животная страсть, но он был обречен на женитьбу на Элоизе Стоуксли. И ее присутствие не могло изменить и не изменит подобный договор – во всяком случае, между двумя такими могущественными семьями, как Бэнкрофты и Стоуксли.
– О чем задумались, Мэдди? – прошептал Рейф, глядя на брата поверх ее головы. – Куин, надеюсь, не напугал вас?
– Почему вы заговорили об этом?
– Мне показалось, я слышал, как вы ссорились прошлой ночью.
– Мы всегда пререкаемся. – Мэдди снова покраснела под пронзительным взглядом Рейфа.
– Я так и понял. Удивляюсь, что Куина до сих пор не хватил апоплексический удар. Я думал, что я – единственный, кто отваживается спорить с маркизом Уэрфилдом. За исключением его светлости, конечно.
– Почему вы называете лорда Хайбэрроу «его светлость»? И вы, и Куин? – спросила она, чтобы переменить тему разговора.
Рейф пожал плечами:
– Ему это нравится больше, чем когда его называют «отец». Я слышал, как однажды он орал на Куина: «Каждый осел может стать отцом. Я же – герцог!»
Куин приблизился к фортепьяно, за которым сидела мать; к счастью, он не мог их услышать.
– Могу я задать вам вопрос?
– Конечно, миледи.
– Почему вы и Элоиза Стоуксли не… ладите?
Выражение его лица стало замкнутым, и он покачал головой:
– Это личное.
– Вас не беспокоит, что ваш брат собирается на ней жениться?
– Похоже, это беспокоит вас, – тут же нашелся он, пытаясь заставить ее защищаться. – Вы что, считаете ее каким-то драконом?
– Конечно, нет. – Мэдди вымученно улыбнулась.
– Рейф, могу и я попробовать? – спросил Куин, снова поднимаясь.
– Это слишком модно для тебя, Куин, ты не считаешь?
– Очень забавно, – сухо ответил брат. – Пожалуйста, передай мне Мэдди.
Ей не понравилось, как это прозвучало, словно она была какой-то вещью. Рейфел, похоже, тоже почувствовал это, потому что торопливо освободил ее и зашагал к матери, чтобы поболтать с ней.
– Доброе утро, – сказал Куин, изучая ее глаза и обнимая ее за талию.
– Вам, прежде всего, следовало спросить, хочу ли я танцевать с вами, – резко ответила Мэдди, пытаясь сосредоточиться на своем гневе, а не на том, как ее тело стремится растаять в нем. Это было чертовски трудно – бесконечно тяготеть к кому-то и не иметь никакой надежды на будущее с ним.
– Вы сердитесь, не так ли? И осмелюсь предположить, что вы плохо спали, – мягко продолжил Куин, ведя себя, на ее взгляд, слишком спокойно после всего случившегося.
– Да, плохо.
– М-м, – кивнул он. – И я тоже. Я все время думал о вас.
Несмотря на то, что он говорил очень тихо, Мэдди не могла не взглянуть на герцогиню и Рейфа.
– Тише.
– Ага! – усмехнулся Куин.
– В чем дело, дорогой? – спросила леди Хайбэрроу.
– Ничего, мама, – легкомысленно ответил Куин, продолжая взирать на Мэдди с видом триумфатора.
– Что значит ваше «ага»? – прошептала Мэдди, пытаясь не хмуриться.
– Вы хотите, чтобы наша связь оставалась тайной?
– О, так теперь это связь? Прошлой ночью, помнится, вы утверждали, что это был ложный шаг, – сухо заметила Мэдди, желая про себя, чтобы он нашел другую тему для разговора.
Да, ложный шаг, – согласился Куин. – И это было удивительно приятно.
Прежде чем она успела пнуть его ногой, он резко повернул и направил к двери, ведущей в сад.
Мы вернемся через минуту, – сказал он через плечо, выходя вслед за ней.
– Ничего подобного, – зашипела она, обретая равновесие и пятясь от него. – Что вы вытворяете?
Он шел за ней следом, не останавливаясь, пока она не оказалась зажатой между ним и тремя очень колючими кустами роз.
– Я не хочу никаких свидетелей, если вы намерены проявить насилие, – ответил он и, протянув руку поверх ее плеча, сорвал едва расцветшую красную розу – скорее бутон, чем цветок. Он медленно провел ее лепестками по щеке Мэдди. – Видите ли, Мэдди, если бы вы и вправду думали, что ваша репутация навсегда и безвозвратно погублена, вас не заботило бы, начни я кричать о своей победе со всех колоколен. Но вы все же думаете, что есть надежда, не правда ли? Даже сейчас.
– После прошлой ночи, милорд, не могу поверить, что вы задаете мне подобный вопрос. Наш… наш поступок окончательно погубил меня?
– Наш поступок? Мы занимались любовью, Мэдди, – мягко произнес Куин, проводя розой по глубокому вырезу ее утреннего платья. Лепестки оставляли сладкий аромат на ее коже. – Разве вам не было приятно? Вы же сами подтвердили, что было.
Мэдди вздрогнула от нежного прикосновения розы.
– Не важно, было мне приятно или нет.
– Нет, это как раз самое важное. – Он наклонился ближе и вместо лепестков розы, словно перышком, коснулся ее губ своими.
– Вы наслаждались, когда были со мной, Мэдди?
Она взволнованно вздохнула, не желая ничего, кроме того, чтобы упасть с ним на землю и повторить то, чем они занимались прошлой ночью.
– Да.
Куин улыбнулся:
– И я тоже. Очень. Хотя в следующий раз я хотел бы, чтобы у нас было больше времени, тогда я мог бы быть… более совершенным.
– В следующий раз? – повторила она, надеясь, что пробежавший под ее кожей жар не отразился на ее лице. – Следующего раза не будет. Вы знаете это так же хорошо, как и я.
– Я довольно-таки упрям для скучного и тупого джентльмена, вы не согласны, дорогая?
– Я… я не имела в виду это, Куин, – неохотно произнесла она. – Вы очень рассердили меня.
– Что же, – тихо ответил он, нежно целуя ее еще раз, что заставило ее пульс снова затрепетать, – я вас понял.
Мэдди откинулась, чтобы насладиться его поцелуем, прежде чем вновь начать спорить, затем прищурилась.
– Что вы имеете в виду?
– Кто-нибудь, насколько я себя помню, постоянно управлял моей жизнью. Я мирился с этим, потому что считал это своим долгом и потому что согласиться легче, чем добиваться своего. До сегодняшнего дня.
– О нет, – предупредила она, в тревоге отступая от него. – Вы не посмеете использовать меня как предлог для того, чтобы восстать против своей семьи. Не глупите, вы слишком много потеряете.
Она не могла определить, слушал он ее или нет, но выражение его лица казалось каким угодно, только не спокойным. Скорее Куин выглядел так, словно идея заняться с ней любовью на мягкой траве в саду была ему столь же привлекательна, как и ей.
– Я возвращаюсь, – заявила Мэдди, отстраняя его рукой. – Чарлз пригласил меня на пикник, мне нужно переодеться.
Куин остановился, и лицо его потемнело.
– Отлично, – сухо сказал он. – Отправляйтесь, мне все равно нужно встретиться с Элоизой.
– Отлично, – повторила Мэдди, понимая, что ей совсем не нравилась Элоиза Стоуксли. – Пожалуйста, передайте ей, что я благодарна за совет относительно Денсенов. В следующий раз я буду осторожнее. – «По крайней мере, в том, что касается Элоизы и ее друзей».
– Конечно, она должна быть осторожнее, – согласилась Элоиза. Она оглянулась через плечо на лорда и леди Пемброук и их дочь леди Фростон, прогуливавшихся позади них, и смело взяла Куина под руку.
Маркиз кивнул:
– Мэдди согласна.
Его тон явно был отсутствующим, словно мысли находились где-то далеко, и Элоиза снова могла только догадываться, где именно.
– Хорошо. Если она хочет, чтобы я помогла ей вновь войти в свет, она должна действовать в согласии со мной.
Его губы дрогнули.
– Боюсь, она на это не способна.
– Если говорить честно, мне кажется, что все это не очень-то ее волнует.
Его рука напряглась.
– Я буду признателен тебе, если ты нигде не будешь говорить об этом. Мы здесь, чтобы развеять все слухи, – спокойно заявил Куин, и в его мягком голосе прозвучали стальные нотки, – а не распространять их.
Итак, она зашла слишком далеко и оскорбила его обезьянку. Похоже, он совсем не заботился о чувствах своей будущей жены.
– О, вот и магазин Дарби, – проворковала Элоиза, притворяясь, что не заметила его упрека. – Ты не купишь мне новую шляпку?
– Еще одну?
– Не думаю, что может быть предел, дорогой, – засмеялась Элоиза, пытаясь вывести его из задумчивости. – Пойдем, я позволю тебе самому сделать выбор. У тебя исключительный вкус для мужчины.
– Хм, благодарю.
Она позволила ему выбрать хорошенькую зеленую, хотя и довольно простую шляпку и велела отправить покупку на ее адрес. Что-то по-прежнему отвлекало его, и, что бы это ни было, по крайней мере, сегодня это удерживало его от того, чтобы задать единственный вопрос, которого она ждала целых пять лет – с тех пор как ей исполнилось восемнадцать.
– Что-то беспокоит тебя, Куин? – наконец спросила она, теряя терпение.
Куин встряхнулся:
– Нет, извини. Мои мысли где-то бродят сегодня.
– Где же? – выдохнула она, наклонившись к нему, пока они шли по людной Бонд-стрит. – Ты ведь собирался сегодня задать мне вопрос.
Куин остановился, глядя на нее сверху вниз.
– Да, возможно.
Элоизе не понравилось колебание, которое она заметила в его глазах, но она сумела улыбнуться.
– Но так глупо спрашивать об этом. В конце концов, мы же знали… всегда знали, что поженимся. Если это облегчит твое положение, так знай, что вчера твой отец заезжал ко мне.
– Правда?
– Да. И он сообщил мне, что ты наметил нашу свадьбу на семнадцатое июля. Думаю, это прекрасная дата и очень хорошее время. – Элоиза положила обе руки на его рукав. – Поэтому я пытаюсь сказать тебе, дорогой Куин, что тебе не обязательно спрашивать меня. Просто знай, что я согласна.
Довольно долго Уэрфилд смотрел на нее с высоты своего роста, затем медленно покачал головой:
– Ты слишком хороша. Я не заслуживаю тебя.
Она облегченно засмеялась.
– Согласна. Мы можем пойти к герцогине и попросить ее начать составлять список гостей.
Куин освободил руку от ее пальцев.
– Элоиза, я не могу жениться на тебе.
Элоиза словно окаменела, ее облегчение сменилось невероятным ужасом.
– Что?
– Не сейчас, мне нужно время… чтобы подумать.
– О чем? Не будь смешным, Куин. Твой отец разрежет тебя на куски, если ты отложишь свадьбу еще на один год. – Она отступила от него на шаг. – И я поступлю с тобой также. Мне двадцать три, Куин. Большинство моих подруг уже замужем. У многих из них даже есть дети. Я не хочу быть посмешищем.
– И я не хочу этого, – натянуто ответил Куин.
Элоиза вновь торопливо приблизилась к нему.
– Ты очень добрый, Куин, ты всегда был таким. Если тебе нужно время подумать, пожалуйста. Но помни, что я здесь и у нас обоих есть обязательства перед нашими семьями. – Элоиза наклонилась ближе. – Неужели ты думаешь, что я не встречала кого-то, в которого могла вообразить, что влюблена? Но я не позволяла себе этого. Слишком много было поставлено на кон. Ты должен поступить так же.
– Ты думаешь, я не знаю этого, Элоиза? – Куин глубоко вздохнул. – Дай мне несколько дней, неделю. И тогда я попрошу тебя должным образом. – Куин слабо улыбнулся. – Встав пред тобой на колени.
– Хорошо, неделю, – согласилась Элоиза, возвращая ему улыбку. – Теперь проводи меня домой. Я должна выбрать платье для сегодняшнего вечера у Боуфортов.
Он поклонился:
– Да, миледи.
Куин пошел вперед, чтобы позвать своего кучера, а Элоиза остановилась взглянуть на свое отражение в витрине магазина. Он попросил неделю. Это могло продолжаться целую вечность. Надо было что-то предпринять, прежде чем эта маленькая потаскушка разрушит состояния и будущее двух очень знатных фамилий. Очевидно, действия Чарлза Данфри не имели никакого эффекта. Нужно немедленно этим заняться.
Мэдди назвала его скучным. В каком-то смысле она знала, о чем говорила. Куин наблюдал за ней, танцующей с Рейфом, ее природная грация и роскошная фигура делали остальных дам на балу у Боуфорта бледными и неловкими.
Скучный. Ее выпад задел его больше, чем ему хотелось бы признаться. Что же, возможно, он был не то, что тупым и скучным, просто он определенно принимал многие вещи как само собой разумеющиеся. Ему никогда не нужно было заботиться – или даже думать – о доходах, своем месте в обществе или на ком он женится. Об этом заботились другие до того времени, пока он не узнал уже достаточно, чтобы удивиться этому.
Он слышал, как Мэдди смеялась над тем, что говорит Рейф, и от укола ревности у Куина все перевернулось внутри. Из-за нее, того, что случилось с ней, и в результате того, что она совершила на свой страх и риск, он не мог больше принимать все как само собой разумеющееся.
Куин не представлял себе, что может влюбиться в Элоизу. Они знали друг друга так давно, что взаимной симпатии казалось достаточно. Но с тех пор как он вернулся в Лондон, даже симпатия к ней казалась слишком сильным чувством.
Разумеется, Элоиза предложила свою помощь – точнее, она согласилась помочь ему поскорее выдворить Мэдди из Бэнкрофт-Хауса. Абсурдно было бы предположить что-то другое. Куин взглянул через комнату на невесту, сидевшую между своей матерью и его, с очаровательной и спокойно-уверенной улыбкой на прелестном лице. Как всегда, она выглядела безупречно, светлые волосы обрамляли ее лицо изящными завитками, а платье цвета сапфира подчеркивало голубые глаза. Из нее, несомненно, получится отменная маркиза и потрясающая герцогиня в будущем.
И здесь же находилась Мэдди, напоминавшая прекрасную лесную фею, пойманную в то мгновение, когда она собиралась скрыться в утреннем тумане. Куин улыбнулся. Она определенно была рыжеволосой принадлежностью природы, и добрая половина из присутствующих даже не заговорит с ней. Однако они смотрели в ее сторону, особенно мужчины. В этом не было никакого сомнения.
Возможно, она была права относительно его. С ней он никогда не знал, что случится в следующий момент. С ней он чувствовал себя… живым. А без нее последние годы его жизни казались совершенно мертвыми.
– А, Уэрфилд!
Кучи моргнул и обернулся.
– Мистер Данфри. – Приступ ревности, который он испытал к Рейфу, превратился во что-то гораздо, более темное и страшное.
– Мэдди – мисс Уиллитс – рассказала мне о вашей чрезвычайной щедрости к ней. Так как ее первоначальное… затруднение было отчасти по моей вине, я чрезвычайно благодарен вам, милорд.
– Не затрудняйтесь, – коротко сказал Куин, желая, чтобы Данфри поскорее отошел. – Это не имеет к вам никакого отношения. С ней поступили несправедливо, и я исправляю это.
Данфри кивнул:
– Понимаю. И надеюсь, что сам смогу сделать заключительный шаг в этом направлении.
Итак, Чарлз Данфри опять собирается добиваться ее. Если бы Куин имел хотя бы малейшее право, он немедленно повесил бы на нее знак: «Не посягать». Мэдди принадлежала только ему. Но у Данфри было больше прав на Мэдди, чем у него.
И хотя Куин мечтал задушить этого осла, собиравшегося забрать его самого любимого в мире человека, он знал, что выбор оставался за Мэдди. Даже если это убьет его.
– Меня это не касается, Данфри, – натянуто произнес маркиз. Кивнув, он повернулся, чтобы найти Элоизу и пригласить ее на следующий танец.
Что касалось его первоначального и до глупости наивного плана, все проходило просто великолепно. Барон Граффорд пригласил Мэдди на кадриль, и ее карточка была на три четверти заполнена именами желавших потанцевать с ней. Она уже блестяще отбрила двух взбалмошных джентльменов, в процессе чего не пострадали ни она, ни они.
Следующее собрание «Олмакса» должно было состояться через десять дней, и Чарлз Данфри был готов все простить и взять Мэдди в невесты. Долг чести Куина будет удовлетворен, и он сможет жениться на Элоизе через месяц, как и предвидел герцог.
Единственное, что его обескураживало, так это то, что он никогда не ожидал, что влюбится в Мэдди Уиллитс, – и теперь Куин сомневался, что сможет отказаться от нее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Покоренная любовью - Энок Сюзанна



Отличная книга, полная юмора и страсти))) Нет глупых причитыний... и полно любви)
Покоренная любовью - Энок Сюзаннаксана
12.11.2011, 17.00





Nu ona uprama :)))Jal chto ni kto ne uznal pro delishki Eloizi i Relyefa
Покоренная любовью - Энок СюзаннаAfa
12.03.2012, 23.58





КЛАСС! Читать этот роман одно удовольствие! Много юмора, интересное развитие отношений между гл.г-ми, захватывающий сюжет, вообщем мне очень понравилось! Советую!
Покоренная любовью - Энок СюзаннаЛюдмила Кл.
25.10.2012, 16.29





Роман очень хорошо написан,интригующий,не скучный.СУПЕР!!!Советую всем читать.
Покоренная любовью - Энок СюзаннаНИКА*
14.11.2012, 22.36





Отличный роман!!! Легкий, с юмором. Читала с удовольствием, очень понравилось!
Покоренная любовью - Энок СюзаннаЛисичка
4.07.2013, 15.42





Замечательный роман!!! Давненько уже не читала чего-то подобного. Прямо оторваться не могла.
Покоренная любовью - Энок СюзаннаЕлена
7.07.2013, 12.58





Класс!!! Очень позитивный роман! Читала с большим удовольствием!
Покоренная любовью - Энок СюзаннаПросто читательница
3.12.2013, 17.07





Да Пипец ГГня дууура ! До 7гл усилила с трудом за 4 часа! Во что здесь влюбиться можно? В свет она решила, значит ,вернуться, а новые платья ей видишь ли от него не нужны! Да надень мешок, да вали в свой лондон, курица ушастая ! Я понимаю, если бы ГГня была совсем из аула ! Так вроде вся из знати! А корчит из себя не пойми кого! Короче, мне не понравилось. Кто любит про сверх гордых , языкастых ,самонадеянных девиц, читайте.
Покоренная любовью - Энок Сюзанначиталка
3.12.2013, 22.26





Думала думала и решила дочитать(просто по техн причинам ((( ) . И ни фига. Ой, ну надо же, лорд не помнит имя портнихи ! Расстрелять мерзавца! Нееее !!!!! Такие дуры ГГ попадаются не часто! На деревенский бал она платье ушила -перешила . Значит ей можно иметь желание красиво выглядеть, а как лорду привезли приличные шмотки, так сразу ему очередной выговор с занесением в личное дело!!!! Да она мягко говоря барышня с двойным стандартами, а точнее сука двуличная !
Покоренная любовью - Энок Сюзанначиталка
4.12.2013, 5.12





Очень интересный роман!!! Захватывает с первой страницы и мне очень понравилась гг-ня. Мэдди не гордая и самонадеянная и уж никак не двуличная как написано в комменте выше, а темпераментная, задорная и умеющая за себя постоять. Вообщем девушка боевая. Мне роман понравился!
Покоренная любовью - Энок СюзаннаЛюблю романы
4.12.2013, 18.34





отличный роман-10
Покоренная любовью - Энок СюзаннаНатали
4.12.2013, 20.02





Читала долго, аж два дня, для меня это рекорд - затянуто как то что ли, ГГ-ня честно - местами бесила. Но так если в общем рассматривать роман не плохой чем то зацепил раз дочитала. Больше всего понравился Рейф - самый здравомыслящий человек во всей компании, хотелось бы и про него историю, найдет ли он себе возлюбленную.
Покоренная любовью - Энок Сюзаннадиля
4.12.2013, 23.32





Интересный и захватывающий роман. А читалка-сама дура! 10
Покоренная любовью - Энок СюзаннаЛана
5.12.2013, 22.07





Класс!Роман понравился.
Покоренная любовью - Энок СюзаннаТатьяна
6.12.2013, 16.33





Диля, роман про Рейфа - не устоять, но на этом сайте у меня не открывается к чтению, искала на другом
Покоренная любовью - Энок СюзаннаГостья
9.12.2013, 12.39





Точно не 10. Чего-то ему не хватает..
Покоренная любовью - Энок СюзаннаВалерия
11.12.2013, 0.18





Классный роман!!! Понравился!
Покоренная любовью - Энок СюзаннаЛ-а
18.01.2014, 16.54





Очень интересный роман!!! Читала с удовольствием!
Покоренная любовью - Энок СюзаннаНезнакомка
4.05.2014, 18.47





Хороший роман! почитала, посмеялась, отдохнула. Вообщем понравилось.
Покоренная любовью - Энок СюзаннаИ.
23.12.2014, 19.10





Роман не скучный, хороший, но г.г-я, реально иногда бесит. Самой ее стукнуть охото.
Покоренная любовью - Энок СюзаннаМария
15.10.2015, 2.32





Я не поняла, во что здесь можно было влюбиться. Неприятная взбалмошная девица, которая заслужила всё плохое, что с ней происходило.
Покоренная любовью - Энок Сюзаннааня
15.11.2015, 22.53





Книга понравилась.Очень хочу прочитать про Рейфа.Поскажите,как называется книга о нем.Спасибо!
Покоренная любовью - Энок СюзаннаРОМАШКА
14.03.2016, 22.53





"Не устоять" так называется роман о втором брате Рейфе.Почитайте - понравится.Если есть еще что-то о братьях подскажите.Буду благодарна.
Покоренная любовью - Энок СюзаннаРОМАШКА
16.03.2016, 14.35





Роман отличный. больше всего мне понравился Рейф.Сейчас начну читать роман о нем.Мне понравились все романы Сюзанны Энок.
Покоренная любовью - Энок Сюзанналюбовь
19.03.2016, 10.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100