Читать онлайн Неудержимое желание, автора - Энок Сюзанна, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Неудержимое желание - Энок Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.76 (Голосов: 42)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Неудержимое желание - Энок Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Неудержимое желание - Энок Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Энок Сюзанна

Неудержимое желание

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

Помяните: кто женится на ней,
Тот заберет хороший куш.
У. Шекспир. Ромео и Джульетта. Акт I, сцена 5
type="note" l:href="#FbAutId_17">17
Тристан был готов биться головой об стену.
— Я знаю, что дела плохи, — проворчат он, глядя на сидевшего напротив поверенного. — Я не хуже вас вижу эти цифры.
— Да, милорд, конечно, видите, — рассудительно заметил Бичем, снова водружая очки на переносицу. — Я только хотел сказать, что положение очень тяжелое. Почти безвыходное.
— Почти, — повторил Тристан, хватаясь за это слово словно утопающий за соломинку. — Значит, все-таки выход есть.
— Э, видите ли…
— Что? — Тристан изо всей силы ударил кулаком по столу.
Поверенный подскочил, очки снова сползли с его носа. Затем он опустился на свое место.
— Поместье Глоден в Данборо — не родовое имение, милорд. Я знаю нескольких дворян, которые ищут небольшой участок земли в Шотландии. Для охоты, как вы понимаете.
Тристан покачал головой.
— Глоден принадлежал моей семье в течение двухсот лет. И не мне продавать его.
Роберт провел там прошлую зиму. И если Бит нашел место, где ему было хорошо, то Тристан не собирался лишать его этого места.
— Честно говоря, милорд, даже зная ваше… искусство выигрывать пари и подведя итоги, я не понимаю, как вам удалось оставаться платежеспособным. Мне это кажется каким-то чудом.
— Самое главное заключается в том, что я не хочу продавать ничего из семейной собственности. Укажите мне другой выход.
— Вы уже распродали большую часть личной собственности. Ваших лошадей, за исключением Шарлеманя, вашу яхту, охотничье угодье в Йоркшире и…
— Ради Бога, Бичем, помогите мне, — перебил его Тристан. Он прекрасно знал, от чего отказался, и все равно этого было недостаточно. — Что нужно, чтобы я смог платить налоги, жалованье слугам и кормить семью, скажем, еще три месяца?
— Еще одно чудо, — сказал поверенный, потирая почти лысую голову, как будто это могло заставить шевелиться его мозги.
— В фунтах и пенсах, пожалуйста.
Бичем со вздохом открыл одну из своих многочисленных расчетных книг.
— Триста фунтов в месяц.
— Это много.
— Да. Большинство ваших кредиторов еще несколько месяцев не будут беспокоить вас, если только вы не наделаете новых долгов.
Тристан мог бы обрадоваться этому, но у него появилось ощущение, что кто-то уже послал за священником со святыми дарами.
— Хорошо. Я достану три сотни фунтов. А теперь плохие новости, — продолжал Тристан. — Уплата долгов всем кредиторам, включая плату наличными за семена, скот, все. Сколько?
— Сколько всего, милорд? Вы хотите получить более… реальную цифру?
— Я с нетерпением жду, когда вы прямо ответите на вопрос, без всяких комментариев, — рассердился Тристан.
Если он в гневе начнет швырять вещи, бедный Бичем может умереть от страха.
— Да, милорд. Чтобы вернуть всю вашу собственность и вас самого в состояние платежеспособности, потребуется приблизительно семьдесят восемь тысяч пятьсот двадцать один фунт.
Тристан широко раскрыл глаза.
— Приблизительно, — повторил он.
По крайней мере когда Бичем наносил смертельный удар, он делал это со всей мощью и точностью.
— Да, милорд. Это можно делать по частям, что, вероятно, разумнее и проще, но тогда потребуется больше денег.
Сумма была близка к ожидаемой, но подтверждение этой цифры кем-то еще делало ее устрашающей.
— Когда я должен достать триста фунтов на этот месяц? — спросил он, снова усаживаясь в свое старое удобное кресло.
— Через неделю или две, если вам удастся… заключить пари с подходящими людьми. И выиграть, конечно.
— В последнее время я слишком занят для этого.
К тому же его исключили из клуба, где он всегда встречался с самыми богатыми его членами.
Бичем кашлянул.
— Если мне будет позволено сказать, я слышал, что вы ухаживаете за молодой леди с намерением жениться на ней. Чтобы не продавать собственность, это единственный выход для вас.
— Да, я действительно имею кое-кого в виду, но ее еще надо уговорить.
Может быть, судьба и изменчива, но, кажется, она знает что делает. Леди Джорджиана Холли, кроме приданого, имела годовой доход почти в двадцать тысяч фунтов, и ему было известно, что в последние шесть лет она очень умело распоряжалась своими деньгами. Все его родовые поместья будут мгновенно спасены, как только она даст обет перед алтарем. Беда заключалась в том, что он не знал, как убедить ее произнести столь необходимое «да».
Его решение жениться на Джорджиане объяснялось скорее страстью, чем желанием получить ее деньги, но, если бы она была нищей, влечение к ней привело бы его в Олд-Бейли как банкрота. Если она откажет ему…
— Благодарю вас, Бичем. Давайте встретимся во вторник и посмотрим, как будут обстоять дела.
— Хорошо, милорд.
По лицу поверенного было видно, что он не ожидает изменений к лучшему. У Тристана на этот счет тоже были сомнения.
Он должен честно рассказать Джорджиане, как ему необходимы ее деньги, прежде, чем он сделает ей предложение. Все эти годы они не касались истинных чувств и истинного положения вещей. Им давно пора поговорить откровенно.
Самое сложное заключалось в том, что он хотел жениться на Джорджиане. Когда Амелия рассказала ему о письме и чулках, это стало для него делом первостепенной важности. Он должен защитить Джорджиану от любых слухов и сплетен, которые могут возникнуть.
Тристан не представлял своей жизни без Джорджианы и не допускал мысли о браке с другой женщиной. Или она, или никто. Дэр знал, что мог бы покорить ее, будь у него время. Ведь он снова и снова должен доказывать ей, что переменился.
Но трех месяцев для этого недостаточно, не говоря уже о трех днях, которые предоставила ему Амелия в своем ультиматуме. Имея четырех братьев, двух теток и несколько поместий со множеством слуг, которые ожидали, чтобы он накормил и одел всех, он не мог рассчитывать на большой выбор.


— И куда это ты собралась?
Джорджиана вздрогнула, чуть не оторвав пуговицу от ротонды, которую надевала.
— Тетя Фредерика, вы меня напугали.
— Вижу. — Герцогиня, удивленно приподняв бровь, внимательно разглядывала выбранный племянницей наряд.
Бледно-зеленое, очень простое платье, очевидно, было самым скромным в ее гардеробе.
— У меня есть несколько дел. — Но тетушка не собиралась уходить, и Джорджиана улыбнулась: — Вам ничего не нужно в «Менделсонсе»?
— Ах да, они получили новые кружева, которые я бы хотела посмотреть. Ты не против, если я поеду с тобой?
Черт! Не могла же она тащить за собой тетушку, направляясь к Амелии за своими чулками. Поделом ей: не надо было пытаться обмануть Фредерику.
— Конечно, нет. Я только подумала, что вам будет скучно.
— Глупости. Пойду возьму свой ридикюль.
В дверях появился Паско.
— Леди Джорджиана, — объявил дворецкий, — к вам гость. Сказать, что вы уехали?
— Да, Паско, передай мои извинения.
— Хорошо, миледи. — Дворецкий направился вниз.
— Паско, а кто это? Ты не сказал, — окликнула она его.
Дворецкий остановился.
— У него не было визитной карточки, миледи, иначе я передал бы ее вам. Это Роберт Карроуэй, по-моему. Джентльмен сказал, что хотел бы поговорить с вами.
— Роберт Карроуэй? — Джорджиана поспешила вниз. — Вы подождете меня, тетя? — крикнула она, оглядываясь.
— Ничего, дорогая. Я еду на ленч с леди Дорчестер. Твои планы слишком изменчивы.
— Спасибо! — Джорджиана улыбнулась и, войдя в гостиную, столкнулась с Битом.
Он отступил назад. У молодого человека был такой вид, словно он собирался уйти. Это не удивило ее.
— Бит, доброе утро, — сказала она, тоже попятившись.
— Извините, — с трудом тихо произнес он. — Я не вовремя.
— Я как раз собиралась на прогулку, — сказала она ему вслед, бросая свой ридикюль Паско, который пой-мал его и спрятал за спину. — Вы не хотите присоединиться ко мне?
Он замедлил шаги и кивнул. Но Джорджиана не могла пойти с ним одна. Мэри была наверху, приводила в порядок платье, в котором Джорджиана была вчера у Грея и Эммы и с которого таинственным образом исчезла пара пуговиц. В холл вышла горничная с кипой столового белья в руках.
— Жозефина, пожалуйста, оставь это и пойдем с тобой на прогулку.
— Я… я, миледи?
Буквально через минуту они оказались на улице. Роберт вышел так быстро, что она не успела захватить шляпку или зонтик.
— Роберт, — окликнула она, пытаясь догнать его, не переходя на бег, — вы идете слишком быстро, так не гуляют.
Он умерил шаг, позволив поравняться с ним. Его губы были так плотно сжаты, что он не смог бы заговорить, даже если бы захотел. Но Джорджиана кое-чему научилась у герцогини. Например, умению болтать о пустяках, пока собеседник не почувствует себя свободнее.
— Я хотела вчера сказать Эдварду, — начала она, — чтобы он ставил дату и свою подпись на всех рисунках. Через некоторое время они будут значить для него гораздо больше.
— Мне самому иногда трудно бывает вспомнить что-то, — сказал он низким тихим голосом.
— Мне тоже, хотя это зависит от тогр, что надо вспомнить, — ответила она, дав ему время сказать что-нибудь еще, если он захочет. — У меня хорошая память на лица, но если требуется вспомнить, что и где случилось или кто что сказал, у меня в голове больше дырок, чем в ярде кружев.
— Сомневаюсь, что это так, но спасибо за то, что вы это сказали. — Он набрал в грудь воздуха и глубоко вздохнул. — Я когда-нибудь просил вас выйти за меня замуж?
— Нет. Вы один из немногих, кто не делал этого.
— Я был идиотом, Она усмехнулась, но у нее возникло ощущение неловкости. Отношения с его братом уже создавали трудности, а она не хотела обидеть его.
— Вы были… вы и теперь такой… независимый, в отличие от других.
— Такой независимый, что часто не могу заставить себя выйти из дома.
— Вы же здесь.
Что-то похожее на улыбку промелькнуло на его губах.
— Сегодня вам нравится Дэр. Я не уверен, что вы захотите говорить со мной завтра.
— Я всегда буду разговаривать с вами, Роберт. Как бы ни сложились наши отношения с Тристаном.
— Хорошо. Говорят, я умею слушать.
Бит искоса взглянул на Джорджиану из-под длинных черных ресниц, как бы желая убедиться, что она поняла его шутку.
— Вы не утратили чувства юмора, как я вижу.
— Не совсем.
Они подошли к Гайд-парку, где в этот час было полно всадников и экипажей.
Несмотря на то что он ничего не сказал, она почувствовала, как он все больше напрягается при виде этой толпы.
— Вы когда-нибудь ели пирожное у «Джонсона», — спросила она.
— Нет.
— Тогда я угощу вас.
Джорджиана повела его прочь от парка.
— Нет. Мне нужно идти.
Весь его вид выражал настороженность и недовольство собой. Мужчины Карроуэй были гордыми, и ему, должно быть, будет неприятно, если она заметит его страдания.
Они повернули на Риджент-стрит и молча шли рядом, за ними плелась Жозефина. Джорджиане хотелось спросить Бита, почему именно сегодня он решил приехать к ней, не хотел ли он сказать ей что-то особенное? В то же время она не хотела отпугнуть его или смутить. Когда они вернулись к Хоторн-Хаусу, она велела груму привести лошадь Роберта.
— Я рада, что вы заехали, — сказала она. — И совершенно серьезно, в любое время, когда вам захочется поболтать, приезжайте.
Он долго не спускал с нее своих синих глаз, вызывая чувство беспокойства. Ей казалось, что он читает ее мысли.
— Вы единственная, с кем я не чувствую себя Пинчем, — наконец сказал он.
— Пинчем? — с недоумением переспросила она.
— Знаете, из «Комедии ошибок». Там есть такой Пинч, голодный худой негодяй. Кожа да кости, шарлатан, оборванец, плут и предсказатель. Нищий с пустыми глазами, жалкий бродяга, живой покойник.
Эти слова и его ровный тихий голос взволновали ее.
— Для человека, который жалуется на свою память, вы все помните очень хорошо.
Слабая тень улыбки снова мелькнула на его губах и исчезла, он вздрогнул.
— Я семь месяцев провел во французской тюрьме. Я выучил эту пьесу, старый сборник пьес был нашей единственной книгой. Нам… нам приказали хранить молчание.
— Роберт, — прошептала она, протягивая к нему руку.
Он отшатнулся.
— Нет… нет ничего страшнее. Не позволяйте загнать себя в ловушку, Джорджиана, не важно, с Тристаном или без него. Не сдавайтесь, ибо это проще всего. Если сдадитесь, у вас не останется ничего. Я приехал сказать вам это.
Он вскочил в седло, и топот копыт его лошади замер вдалеке.
Взволнованная, Джорджиана опустилась на ступени, ведущие к двери. Роберт говорил мало, но когда говорил…
— Бог мой, — только и прошептала она.
Как бы ни были страшны его слова, но они помогли ей понять себя. Она больше никому не позволит указывать ей, как она должна прожить оставшуюся жизнь. Амелия Джонс взяла то, что ей не принадлежит, и Джорджиана отберет это назад.


Дворецкий Джонсов проводил Джорджиану в гостиную на первом этаже, где, смеясь и поедая сандвичи, сидело с десяток молодых леди — все того же возраста, что и Амелия.
Амелия с улыбкой на хорошеньком личике поднялась ей навстречу:
— Добрый день, леди Джорджиана. Вот уж не ожидала увидеть вас здесь.
— Мне бы хотелось поговорить с вами кое о чем, мисс Джонс, — сказала Джорджиана, чувствуя себя довольно неловко.
Кроме Тристана, одна только Амелия знала о ее поступке, и она могла опозорить ее перед всем обществом.
Глядя на ее красивые невинные глаза, на ее смеющихся подруг, Джорджиана не могла не подумать, что Тристан, должно быть, неправильно истолковал причины, по которым Амелия не хотела возвращать письмо и чулки. Может быть, Амелия просто ревнует. Ведь Тристан оказывал девушке внимание, был неотразимо красив, и Джорджиана обещала ей свою помощь. В некотором смысле во всем виновата была она сама.
— Конечно, нам надо поговорить, — ответила Амелия, — но, может быть, вы сначала выпьете чаю?
Джорджиана выдавила из себя улыбку.
— Очень мило. Благодарю вас, мисс Джонс.
— О, называйте меня Амелией. Меня все так зовут.
— Хорошо, Амелия.
Хозяйка повернулась к девушкам:
— Послушайте. Я уверена, вы знаете леди Джорджиану Холли. Герцог Уиклифф — ее кузен.
— О, я слышала, он женился на гувернантке, — воскликнула одна из них. — Это правда?
— Эмма была директрисой в школе для девочек, — сказала Джорджиана. Атмосфера в комнате казалась… странной. Почти враждебной. Волосы у нее на затылке шевельнулись. — И кузиной виконта, — добавила она, принимая из рук лакея чашку чаю.
— А теперь она герцогиня, — сказал Амелия, указывая Джорджиане на место рядом с собой. — Поэтому ее прошлое не имеет никакого значения.
Она заговорщически взглянула на Джорджиану, как бы предлагая ей сказать что-нибудь в защиту Эммы. Джорджи пила чай, и ее раздражение возрастало. Может быть, их больше, но она не чувствовала себя беззащитной.
Она встречалась с этими девицами во время сезона, но большинство из них знала плохо. В основном это были дочери, внучки и племянницы баронов и рыцарей.
Девицы снова начали болтать разные глупости о моде и погоде, и Джорджиана немного успокоилась. Возможно, она волновалась и неправильно воспринимала происходящее.
— Леди Джорджиана, — тихо сказала Амелия, — ваш визит удивляет меня.
— Я хотела извиниться перед вами, — ответила Джорджиана.
— В самом деле? За что же?
— За лорда Дэра. К моему огорчению, мне не удалось осуществить мои намерения так, как я этого хотела.
— Как же это?
Прочитав записку, Амелия должна была это знать. Но если она хотела услышать дальнейшие извинения, то Джорджиана готова была их предоставить. Взглянув на девиц, она предложила:
— Думаю, наш разговор требует более уединенного места, если вы не против.
— Хм. Полагаю, мои гости обойдутся несколько минут без меня. — Она встала, потянув за собой Джорджиану. — Извините нас, мы сейчас вернемся.
Девицы продолжали щебетать и хихикать, и Амелия повела Джорджиану через холл в небольшую комнату, окна которой выходили на тихую улочку.
— У вас очень красивый дом, — заметила Джорджиана, оглядывая дорогую, с большим вкусом подобранную мебель.
— Спасибо. Так вы действительно явились сюда, чтобы извиниться за свое… поведение с Тристаном? Уверяю вас, в этом нет никакой необходимости.
Джорджиана оставила выпад без ответа. У Амелии было основание сердиться.
— Это необходимо, потому что я обещала помочь вам получить его в мужья и ничего не сделала для этого.
— Глупости. Я получу его в мужья благодаря вам.
«Будь вежлива», — напомнила себе Джорджиана.
— Все это ужасное недоразумение, и я чувствую себя очень неловко. Я только хотела помочь вам. Вы должны мне поверить.
— Не верила и не поверю, — ответила Амелия, сохраняя на лице улыбку. — Но, как я сказала, это ничего не значит. Я выбрала лорда Дэра, и я выйду замуж за лорда Дэра.
— При помощи шантажа? — невольно вырвалось у Джорджианы.
Девушка пожала плечами:
— Я не настолько глупа, чтобы упустить то, что само плывет мне в руки.
«Похоже, лучше говорить прямо, не скрывая своего возмущения».
— Вы их украли?
— А как Тристан получил их, скажите, пожалуйста?
У Джорджианы был готов резкий ответ, но она передумала. Крики тут не помогут.
— Амелия, то, что произошло между мной и Тристаном, случилось совершенно неожиданно, и я не допущу, чтобы вы воспользовались этим, навредив нам обоим. Конечно, вы не сделаете ничего… лишнего, что нарушило бы вашу дружбу с Тристаном и со мной.
— Мы не друзья, леди Джорджиана. Мы — соперницы. И выиграла я.
— Не могу назвать это соперничеством, Аме…
— И мои поступки не лишние, потому что Тристан уже сказал, что не имеет намерения жениться на мне. — Она вздохнула. — Полагаю, он может не делать этого, но в том, что случится дальше, будет виноват он. Я рассказала ему, что вы разыгрываете его, чтобы проучить, и он теперь откажется от вас. Как только мы с ним поженимся, я отдам ваши отвратительные вещи вам, и мы все будем счастливы.
Подумать только! Джорджиана считала ее наивной беспомощной молодой девушкой. Они обменялись долгим взглядом, и Джорджиана вышла.
Первой ее мыслью было поехать к Тристану и сказать ему, что он был прав, и узнать, не нашел ли он какого-либо выхода.
Однако, раздумывая над создавшимся положением, она не могла избавиться от мысли, что все это затеяла она сама. Сначала решила, что Тристана надо проучить и только она одна сумеет это сделать. Затем самым жалким образом она потерпела поражение, снова связав с ним свою жизнь.
Но она хотела Тристана Карроуэя. Как сказал Роберт, она не могла покорно уступить и смириться с тем будущим, которое готовили для нее другие. Ей надо поговорить с ним, чтобы окончательно решить, будет ли она верить ему так, как жаждало ее сердце.
Джорджиана высунулась из окошка кареты.
— Хэнли, отвези меня в Карроуэй-Хаус, — окликнула она кучера. — Мне бы хотелось навестить мисс Милли и мисс Эдвину.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Неудержимое желание - Энок Сюзанна



Отличный роман.Читала роман "Неисправимый повеса" про подругу Джорджианы, Эвелину.Один из моих любимых романов.Теперь буду читать про Люсинду.Надеюсь не хуже этих двух романов.
Неудержимое желание - Энок СюзаннаНАТАЛЬЯ
19.07.2011, 19.48





замечательный роман.
Неудержимое желание - Энок СюзаннаПоли
18.03.2012, 17.53





Мне тоже понравился данный роман.Советую почитать.
Неудержимое желание - Энок СюзаннаНИКА*
30.01.2013, 21.18





Приятный великосветский роман без злодейств. Богатые гламурные леди отдаются аристократам без долгого размышления, что было абсолютно не свойственно тому времени. БЕДНЯЖКИ ДЖ. ЭЙР И СЕСТРЫ БЕННЕТ! А тут иметь такие деньги да еще и девственность блюсти. И так нарасхват возьмут!
Неудержимое желание - Энок СюзаннаВ.З.,676л.
11.08.2015, 11.57





неплохо.
Неудержимое желание - Энок Сюзанналёлища
7.03.2016, 19.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100