Читать онлайн Нечто греховное, автора - Энок Сюзанна, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нечто греховное - Энок Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.39 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нечто греховное - Энок Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нечто греховное - Энок Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Энок Сюзанна

Нечто греховное

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

Шарлемань метался из угла в угол в утренней гостиной Карлайлов, с тревогой прислушиваясь к отголоскам скандала, разыгравшегося в комнате напротив через коридор. Казалось бы, им с Саралой пока удавалось делать все наилучшим образом. Однако же все пошло не так гладко, как бы им хотелось, часы ожидания званого ужина вдруг наполнились недобрыми предчувствиями.
Сарала уговорила его побыть в другом помещении, пока она будет объясняться с родителями в связи с угрозой шантажа, нависшей над обеими семьями. И вот теперь, когда она призналась, что еще пять лет назад утратила девственность, на ее голову пал праведный родительский гнев.
Подождав еще несколько минут, Шарлемань не выдержал и, чертыхнувшись, прошел в комнату, где Сарала выясняла отношения с родителями. Едва лишь он поздоровался с маркизом и его супругой, как всеми фибрами души почувствовал атмосферу негодования и горя, воцарившуюся в помещении. На несчастную Саралу больно было смотреть. Сердце Шея сжалось от сострадания. Лицо ее опухло от слез. Заплаканные глаза покраснели. Такой он ее еще никогда не видел.
– Извините, Шей, – сухо промолвил маркиз, – но у нас чисто семейный разговор.
– Да, я понимаю, – согласился Шарлемань. – Но обязан сказать, что ни я сам, ни мои родственники не считают Саралу в чем-либо виновной. Напротив, все находят ее замечательной женщиной. – Он почувствовал, что теряет логическую нить своих рассуждений, но остановиться уже не мог. – Ей нельзя отказать ни в уме, ни в силе воли, ни в неземной красоте. С того самого дня, когда мы с ней познакомились, я благодарю Бога, что она не такая, как другие лондонские леди.
Эти слова стали бальзамом для родителей Саралы, они пораскрывали рты и вытаращили глаза. Сама же она едва не упала в обморок от избытка чувств.
– Мы с ней идеально подходим друг другу, – добавил Шей, лаская возлюбленную нежным взглядом. – У нас обоих рациональный ум, и мы доверяем голосу разума больше, чем игре воображения либо эмоциям. Но при всем том я пришел к одному занимательному выводу.
– Какому же? – чуть слышно спросила Сарала.
– Любовь неподвластна уму. Она не имеет ничего общего ни с образованностью, ни с рассудительностью. Вот почему я понял, что готов пожертвовать ради нашей любви всеми шелками и любым китайским чаем. Я люблю тебя, Сарала, всем сердцем.
Она порывисто бросилась к нему в объятия и прошептала, взглянув ему в глаза:
– Я потрясена твоими словами, Шей. Я тоже люблю тебя. Кровь вскипела в его жилах, и он ее поцеловал. Все стало очень легко и просто, чего он сам даже не ожидал. Оказалось, что не нужно решать никаких сложных задач, чтобы понять, любит он эту девушку или нет. Она вцепилась в его плечи и плотнее прильнула к нему.
– Благословляю вас, дети мои! – промолвил маркиз.
– Помолчи, Говард! – Маркиза приложила платок к глазам. – Какая трогательная сцена!
Не выпуская Саралу из объятий, Шарлемань сказал:
– Не знаю, что вам успела поведать ваша дочь, однако хочу сообщить, что все разрешится сегодня вечером, когда на званый ужин явится лорд Делейн.
– Я захвачу туда с собой пистолет! – прорычал Ганновер.
– Сарала выдвинула условие, чтобы никто из-за нее не пострадал, – продолжал Шей. – И я с ней в этом согласен.
– По-вашему, мы должны мило улыбаться этому негодяю?
– Ни в коем случае! Пока еще ему не известно, что вы все знаете о случившемся. Нам не следует упоминать в разговоре ни китайцев, ни шелка. Над самим же Делейном лучше всего посмеиваться, давая понять, что его нельзя принимать всерьез.
– Понимаю! – Ганновер кивнул. – Но признаться, не ожидал от него столь низкого коварства. А ведь я ему доверял! Считал его своим другом. – Он взглянул на дочь. – Если бы мне раньше стали известны эти печальные факты, я бы обращался с ним иначе. Какой же он мерзавец!
– Сделанного не воротишь. Нам остается лишь обставить все так, чтобы никто не поверил ни одному его слову, либо нагнать на него смертельного страха и вынудить замолчать.
– Лично я никогда не прощу ему такой низости, – сказала маркиза, взяв было свое вышивание и вновь отложив его на столик. – Это же надо такое выдумать – сперва совратить нашу дочь, потом притвориться другом нашей семьи, есть и пить здесь, думая при этом исключительно о собственных корыстных интересах и абсолютно не заботясь о страданиях других. Гореть ему за это в адском пламени! Тьфу!
– Верно, мама, – поддержала ее Сарала. – Я тоже не смогу его простить.
– Все вместе мы составляем несокрушимую силу, – сказал Шарлемань, ощутив неописуемый прилив сил. – Я вынужден вас оставить. Увидимся в семь вечера, хорошо?
– До встречи у Эллис! – сказала Сарала.
– И дай нам Бог сил с честью довести все задуманное до конца, – пожелал себе Шарлемань.
Входя в бальный зал в доме Эллис, опершись на руку отца, Сарала чувствовала себя так, словно она парит в воздухе. Весь день она пребывала в смятении, но внезапно объявился Шарлемань и развеял все ее опасения своим признанием в любви. Его речь так потрясла ее мать, что она даже произнесла несколько трогательных слов в его честь, отметив его джентльменское поведение и привлекательную внешность. Отец только кивал, соглашаясь с ней, и блаженно улыбался, радуясь относительно благополучному разрешению неприятной ситуации.
И все же в глубине души Саралы затаилась тревога, которая омрачала ее безмерную радость. Она все еще опасалась, что Делейн догадается об их плане, боялась, как бы не пострадал Шарлемань в этот вечер. Эти странные предчувствия смущали ее и повергали в задумчивость. Еще две недели назад она была готова вернуться в Индию, но теперь холодела при мысли, что навсегда расстанется с Шарлеманем.
Она почувствовала, что он где-то рядом, даже не видя его, и, обернувшись, впилась в него взглядом. Он о чем-то разговаривал с Мельбурном и супругами Эллис, очевидно, о шансах трех дочерей графа удачно выйти замуж в этом сезоне.
Их взгляды встретились, и Шей улыбнулся ей уголками чувственного рта. Для остальных он оставался холодным и расчетливым аристократом, и только ей одной было известно, что теперь у него на уме и на душе.
– Он уже здесь, – шепнула она отцу.
– И Делейн тоже, – отозвался маркиз. Сарала похолодела и застыла на месте.
В дальнем конце зала стоял Джон Делейн собственной персоной, в роскошном наряде и с подаренной ему китайцем красно-серебристой лентой с желтым цветком через плечо. В таком одиозном виде он просто не мог не привлечь к себе всеобщего внимания.
Шарлемань неслышно подошел к ней с отцом и поздоровался.
Маркиз пожал ему руку и многозначительно кивнул в сторону виконта.
– Кажется, мы прибыли вовремя, – сказал Шей. – Этот идиот сам напросился в гости. Что ж, посмеемся от души. Любопытно, какую забавную историю он поведает благородному обществу? Деверилл уже фланирует взад и вперед мимо него, навострив уши.
– Тебе сейчас не хватает только рыцарских доспехов, – заметила Сарала, почувствовав ярость, кипящую в его сердце. – Тогда бы ты смог сразиться с этим злодеем.
– Но рыцарские доспехи есть в моей коллекции древностей. Они когда-то принадлежали моему прапрапрадеду Гарольду Гриффину. Он поразил своей булавой немало врагов. – Шей поцеловал ее пальцы и добавил: – Надеюсь, что сегодня, принцесса, вы будете танцевать только со мной. Даже один танец с вами вселяет в мужчину ощущение, что он герой.
Рядом с ним Сарала чувствовала себя в полной безопасности и не думала о том, что ее репутация пока еще во многом зависит от негодяя Делейна, готового совершить любую низость ради собственной выгоды.
– Не надо смотреть на него с такой ненавистью, – сказал ей Шей. – Ты можешь прожечь его своим взглядом насквозь. А мне еще надо навесить замок на его рот.
– В данный момент его рот ни на мгновение не закрывается, – заметил подошедший к ним вместе с женой лорд Деверилл. Другие члены семьи Гриффин тоже направлялись к ним с разных концов бального зала.
– А что он говорит, Валентайн? – спросила Сарала.
– Хвастается, что спас жизнь Шарлеманю и предотвратил конфликт между Китаем и Англией. Утверждает, что подаренная ему от имени императора лента – лучшее тому подтверждение.
– И ему кто-нибудь поверил? – спросил Мельбурн.
– Кто-то считает, что такую ленту мог бы надеть только безумец, но некоторые ему верят, – сказал Деверилл.
– Вот и чудесно, – ухмыльнулся Шей.
– Ко мне уже подходила Барбара Хоусен с просьбой подтвердить или опровергнуть его историю, – сказала Элеонора. – Я сказала ей, что он просто помешался от зависти к Карлайлам, узнав, что они скоро породнятся с Гриффинами, и задался целью любой ценой прослыть их близким другом.
– Ты просто умница, – похвалил сестру Шей и поцеловал ее в щеку.
Герцог взглянул на свои карманные часы и сказал:
– Что ж, будем действовать, как договорились. Через сорок минут Шей выйдет на балкон выкурить сигару. Это станет для всех остальных сигналом.
Пожелав друг другу удачи, все Гриффины смешались с остальной публикой. Шарлемань же обнял Саралу за талию и закружил ее в вальсе.
Они танцевали молча. Сарала млела в его руках и жалела, что не согласилась выйти за него замуж в следующую субботу. А ведь всего лишь несколько недель назад она мечтала только о заключении с ним выгодного торгового соглашения.
– Пусть это будет первая суббота июля, Шей! – произнесла она помимо своей воли.
– Что ты подразумеваешь, дорогая? – спросил он.
– Разумеется, нашу свадьбу!
Шарлемань издал восторженный вопль, чем вызвал суматоху среди других танцующих, и чуть было не стал виновником обморока леди Гродин: она споткнулась и шлепнулась на пол.
– Простите ради Бога! – сказал он, помогая ей встать. – Похоже, любовь совершенно вскружила мне голову.
Джон Делейн украдкой погладил свою желтую розу, не переставая восхищаться китайцами. Эти славные парни не только щедро наградили его за содействие в улаживании назревавшего международного скандала, но и возвели его в почетный ранг императорского гвардейца. Он пока еще немного смущался своей ленты, но был безмерно рад, что оказался в центре всеобщего внимания.
Его кузен пытался отговорить его от компрометации Гриффинов, однако Джон не счел нужным к нему прислушиваться, будучи уверен, что эта семья ничего не сделает ему. Поначалу он опасался, что китайцы отрубят ему голову, узнав, что он не уполномочен на переговоры с ними принцем-регентом. Но теперь, получив титул почетного императорского гвардейца, он обрел спокойствие. Более того, он подстраховался, объявив во всеуслышание, что спас жизнь Шарлеманю, из чего следовало, что Гриффины в неоплатном долгу перед ним.
Такой головокружительный успех с лихвой компенсировал ему утрату шанса жениться на Сарале, этой своенравной диковатой красавице, сумевшей заманить в сети доверчивого Шея. Пусть он теперь расплачивается за свой необдуманный поступок и пожинает его горькие плоды. Рано или поздно эта всезнайка ему опостылеет, и вот тогда он будет рвать на себе волосы. Пока же Шарлемань все еще пребывал в счастливом заблуждении и, очевидно, был опьянен ее сладким дурманным нектаром.
Заметив, что Шарлемань выходит один покурить на балкон, Делейн воровато огляделся по сторонам и, убедившись, что никто из Гриффинов за ним не наблюдает, быстро последовал за Шеем.
– Добрый вечер, – приветствовал он Шарлеманя, дымящего толстой и длинной ароматной сигарой.
– Что вам угодно? – не оборачиваясь, холодно спросил тот.
– Я хотел еще раз поблагодарить вас за то, что вы представили меня своим китайским друзьям, – промолвил ласковым голосом виконт. – Очевидно, они уже забрали шелк.
– Да, и это меня тревожит, – сказал Шей.
– Отчего же? – Делейн нахмурился.
– Дело в том, что я взял парочку рулонов для собственных нужд. Хотел сделать подарок родственницам и Сарале. Из такого материала можно сшить первоклассные платья. Но вряд ли эти дикари умеют считать до пятидесяти, они, пожалуй, даже не заметят пропажи…
Едва только он произнес эти слова, как из темноты возник китаец Юнь. Он выхватил саблю и приставил ее острием к горлу Шарлеманя, прошипев при этом:
– А мы ее заметили!
– Джон! Выручай! – прохрипел Шарлемань, сжав пальцами обтянутую шелком руку китайца.
– Лорд Юнь! – воскликнул Делейн. – Наверняка ведь можно договориться о компенсации!
Юнь что-то крикнул по-китайски, и на балконе появились еще два его вооруженных товарища. Они обнажили сабли и направили их острием на Делейна.
– Не вмешивайтесь! – рявкнул один из них. – Вам повезло, что этот вор сам во всем сознался, иначе не сносить бы и вам головы.
Сверкнула сталь, красные брызги полетели в разные стороны, Шарлемань покачнулся, и Юнь бесцеремонно скинул его с балкона в сад.
– Вы убили его! – в ужасе воскликнул Джон.
– Этот глупец рассчитывал, что его спасет его имя. Юнь обтер окровавленную саблю о шелковый платок и убрал ее в ножны.
– Вы получите причитающееся вам на складе! – сказал он Делейну, взмахнул окровавленным платком, и один из его подручных принес откуда-то фарфоровую вазу. – Это подарок вам за благородство и верность нашему императору!
Делейн дрожащими руками взял вазу, не в силах произнести ни слова.
– Ступайте и оповестите всех о смерти презренного вора. Я хочу видеть, как его будут оплакивать родственники и невеста. Его труп они найдут в саду.
– О Боже! – простонал Джон и с воплем побежал в зал.
Сарала танцевала с герцогом Мельбурном. Он приятно удивил ее своей живостью и умением выделывать сложные па.
– Делейн вышел, – прошептал он ей на ухо. – Все пока идет так, как и задумал Шей. Он обладает удивительным знанием характера людей и способностью предсказывать их поступки в определенных ситуациях. Я должен извиниться перед вами, Сарала, за то, что не поверил его первому впечатлению о вас. Тогда я заблуждался на ваш счет.
– Вы считали, что я способна обманом заманить в брачные сети вашего брата? – с улыбкой спросила Сарала. – Что ж, я на вас не сержусь, ведь вы так много сделали для нас в последние дни. Признаться, моя мама настаивала, чтобы я вышла замуж за вас. – Она стыдливо опустила глаза.
Он усмехнулся, но тотчас же вновь стал серьезным и шепнул:
– Приготовьтесь!
С балкона раздался чей-то дикий крик.
С испугу Сарала вцепилась в руку герцога.
В зал вбежал, сжимая в руках китайскую вазу, с безумным видом виконт Делейн. Лицо его было серым от страха. Сарале даже стало чуточку его жаль.
– Мельбурн! – истошно завопил он, пробираясь сквозь толпу гостей к герцогу. – Произошло нечто ужасное! Он убит!
– О ком вы говорите, виконт? – спросил, легонько оттолкнув Саралу, Себастьян. – Кого убили?
– Его! О Боже! Какое горе! – стенал Делейн, прижимая нелепую вазу к груди обеими руками.
– Отдайте мне мою вазу! – взвизгнула леди Эллис. – Это наследство моей прабабушки! Где вы ее взяли?
– Нет! Это моя ваза! Они мне ее дали! – завопил Делейн.
– Идиот! – прорычал лорд Эллис. – Гарви, заберите у него нашу вазу! И спрячьте ее в надежном месте.
Лакей немедленно исполнил приказ хозяина.
– Нет! Верните мне мое имущество! – закричал виконт истошно. – Из-за нее меня чуть было не убили. Но все-таки они зарезали Шарлеманя.
– Что ты сказал?! – гневно воскликнул герцог Мельбурн и, схватив виконта за плечи, затряс его, как грушу.
– О чем вы говорите, Джон? – включилась в игру Сарала, стряхнув охватившую было ее оторопь.
– Китайские воины на балконе! – ответил он, кивая в сторону распахнутых дверей на балкон. – Они перерезали ему горло и сбросили в сад.
– О Боже! – воскликнула Сарала и упала без чувств. Закери, стоявший рядом, подхватил ее на руки.
– Успокойтесь, Сарала! – воскликнул он. – Мы сейчас все проверим. По-моему, ваш друг решил нас разыграть.
– Такими вещами не шутят! – резко ответила Сарала. К ней подошли Каролина и Элеонора, очень взволнованные. – Меня немного позабавило ваше хвастовство о мнимых подвигах, которые вы уже якобы совершили, спасая жизнь моему жениху. Но то, что вы говорите сейчас, выходит за рамки благопристойности, Джон! Умерьте ваше воображение.
– Не делайте из меня помешанного! – негодующе вскричал виконт. – Я не псих! Шарлемань Гриффин лежит бездыханный в саду, с перерезанным китайской саблей горлом. Скорее ловите китайцев на балконе!
– Все! С меня довольно этого бреда! – воскликнул Мельбурн и, выпятив грудь, направился на балкон. Все бросились следом.
– Но здесь никого нет! – выглянув в дверь, воскликнула Сарала. – Как же вам не стыдно, Джон!
– Не считайте меня за идиота! – взвизгнул виконт и, выйдя пошатывающейся походкой на балкон, замер в изумлении. Китайцев уже и след простыл. – Они сбежали! – завопил он. – Они боялись, что их арестуют за убийство. Но труп Шарлеманя в саду.
Мельбурн посмотрел вниз и покачал головой:
– Я вижу только цветы и кусты! Вам придется ответить за злую шутку, сэр!
Виконт наклонился, едва не перевалившись через перила, посмотрел на газон и пробормотал:
– Но я же все видел собственными глазами. Кровь! Там должна быть его кровь!
Кто-то принес бронзовый канделябр и осветил газон. Но ни на нем, ни на дорожке не было никаких бурых пятен. Люди стали перешептываться и хихикать. Мельбурн схватил виконта за локоть и увлек его обратно в зал, говоря при этом сурово:
– С нас достаточно вашего дурацкого представления!
– Если я солгал, тогда скажите, где Шарлемань? – вырвавшись, с вызовом спросил Делейн. – Он мертв! Должно быть, китайцы забрали его труп с собой.
Вдруг кто-то из гостей воскликнул:
– Да вот же он! Живой и невредимый!
В дверях стоял улыбающийся Шей, держа в руках бокал с красным вином.
– Что здесь происходит? – спросил он.
– Шей! Ты жив! – крикнула Сарала и кинулась ему на шею. – Слава Богу! А Джон объявил, что тебя зарезали на балконе какие-то свирепые китайцы.
– Кто меня зарезал? – изумленно вскинув брови, переспросил Шей.
Делейн молча хватал ртом воздух, вытаращив глаза.
– Я выходил, чтобы налить себе в бокал вина, – сказал Шарлемань будничным тоном. – И заказал дворецкому бутылку шампанского. А вот и оно! – Лакей внес поднос с шампанским и бокалами. – Предлагаю тост за свою скорую свадьбу!
Он обернулся и с презрением взглянул на Делейна. Тот побледнел как мел и едва удержался на ногах.
– Что бы вы ни пытались изобразить здесь, виконт, это вовсе не показалось нам забавным. Вы должны извиниться перед Саралой и всеми нами.
– Ни за что! – пятясь от него, крикнул Делейн. – Я все понял! Вы хотите, чтобы я выглядел в глазах почтенной публики безумцем! Но вам не удастся выставить меня дураком! А перед ней мне извиняться незачем, она давным-давно побывала в моей постели и осталась довольна. Теперь наслаждайтесь вы вволю моими объедками! – Он дико расхохотался.
Без лишних слов Шарлемань ударил его в подбородок так, что он рухнул на пол.
– Слабоумный ублюдок! – воскликнул Шей. – Я не потерплю, чтобы ты клеветал на Саралу. В следующий раз я тебя убью, негодяй!
Виконт открыл глаза и сел.
– Довольно, Шей! – Герцог встал между братом и виконтом. – Нельзя обижаться на безумцев, их можно только жалеть. Ведь они сами не ведают, что творят.
Лорд Эллис и его дворецкий рывком поставили Делейна на ноги и увлекли его к выходу из зала, говоря при этом:
– Вам лучше поехать домой и отдохнуть, лорд Делейн. И попрошу вас не возвращаться больше сюда. Прощайте!
– Музыканты! Играйте вальс! – крикнула графиня, ударив напоследок виконта пребольно ридикюлем. – Все танцуют!
Бал возобновился, словно бы ничего и не случилось. Не могла быстро успокоиться только Сарала. Она дернула Шея за рукав и шепотом спросила:
– Ты не ушибся, когда падал с балкона? И где же кровь?
– Я спрыгнул рядом с розовым кустом, весь перепачканный кровью цыпленка. Потом мне пришлось сбегать переодеться. Похоже, Юню пришелся по душе последний акт этого представления. Дорогая, не выпить ли нам шампанского? За наш успех!
– С удовольствием, милый! – ответила Сарала и поцеловала его, не обращая внимания на лакея, держащего поднос.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Нечто греховное - Энок Сюзанна



Третий роман о Гриффинах, где рассудительность Шерлеманя ушла на второй план, а на первый план автор поставила страсть. Эпизод с китайцами должен был выстроить интригу, а на самом деле вызывает снисходительную улыбку. А Сарала супер эмансипированная девица даже по мерках 20-21 веков. Слабовато!
Нечто греховное - Энок СюзаннаItis
26.07.2013, 15.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100