Читать онлайн Нечто греховное, автора - Энок Сюзанна, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нечто греховное - Энок Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.39 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нечто греховное - Энок Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нечто греховное - Энок Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Энок Сюзанна

Нечто греховное

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

– Я долго размышлял… – произнес Себастьян и, склонившись над бильярдным столом, послал шар точно в лузу.
– Ты постоянно в раздумье, – отозвался Шарлемань. – Мне кажется, что поэтому-то Закери и боится тебя, как черт ладана.
Сам он был занят мыслями о том, куда лучше поместить на хранение рулоны китайского шелка на время переговоров с посланцами китайского императора.
– Так вот, основные расходы на свадьбу должна нести семья жениха, в том числе – на организацию свадебного бала, – развил свою мысль Себастьян.
– Это мы уже обсудили, – вскинув руку, заметил Шей. – Мне кажется, нужно привлечь к этому делу тетушку Тремейн. Она избавит тебя от лишних хлопот.
– Но ведь твой бал состоится не в ее доме, – возразил Себастьян. – Ты мой брат, и я сделаю все, что в этом случае требуется.
– Благодарю за поддержку, – сказал Шарлемань и снова погрузился в размышления о хранилище для шелка, с которыми уже готов был расстаться ради спокойствия своих родственников и родителей Саралы. Наиболее подходящим местом для этого ему представлялся небольшой склад Мельбурна, находившийся в миле от Темзы, который хорошо охранялся.
Однако продумать все тщательно, до мелочей, ему мешали назойливые воспоминания о сюрпризе, который преподнесла ему накануне Сарала. Она буквально ошеломила его своей необузданной страстью и ослепила несомненными женскими достоинствами. Но сделанное им при этом открытие повергло его в шок. Потому-то он и попросил у нее время на раздумье, и вот теперь вновь вернулся к основной загадке, имени ее первого любовника.
– Могу я воспользоваться твоим складом на Халф-Мун-стрит? – вздохнув, спросил он у брата. – Для хранения:
– Неплохая мысль! – похвалил его Себастьян. – Не возражаю.
– В таком случае я отправлю охранять его Фарлоу с его молодцами, а главным над ними назначу Робертса.
– Ты снова с головой ушел в коммерцию? Что ж, когда задумаешься о дате свадьбы, дай мне знать. Желательно, до того, как состоится банкет по случаю помолвки, – язвительно сказал Мельбурн.
– Объявление о моей помолвке опубликовано в «Тайме», – заметил Шарлемань. – Так что отступать уже поздно.
– Тогда предлагаю устроить торжество по случаю помолвки на следующей неделе, – сказал Мельбурн.
– Не лучше ли переговорить о точной дате с леди Ганновер?
Лицо Мельбурна окаменело.
– Ни в коем случае! Это не подлежит обсуждению. Впрочем, если считаешь нужным, ты сам можешь выяснить ее точку зрения.
– Я знаю, что у нее есть особые пожелания в связи с организацией брачной церемонии, – осторожно проговорил Шей.
– Какие же именно? – спросил Мельбурн.
– Она бы хотела, чтобы мы поженились в Вестминстере. Но по-моему, лучше будет венчаться в соборе Святого Павла.
– Об этом не может быть и речи! Элеонора венчалась в Гретна-Грин, Закери – в Шропшире. Но ты непременно должен венчаться только в Вестминстерском аббатстве!
– Но ведь я второй сын!
– И мой предполагаемый наследник. Хорошо, решено, только Вестминстерское аббатство. Лично у меня остались от моего бракосочетания там самые яркие и благоприятные воспоминания. И если бы не смерть Шарлоты всего четыре года спустя…
Он умолк, охваченный скорбью по горячо любимой супруге.
– Пусть будет по-твоему, Себастьян, – сказал Шей.
Герцог кивнул и, положив кий на стол, добавил:
– Я отправлю этой даме письмо с уведомлением о времени и месте проведения свадебного бала. И пожалуйста, реши наконец, когда именно ты бы хотел провести торжественную церемонию. Если, разумеется, ты не предпочтешь, чтобы китайцы отрубили тебе прежде голову.
– Этого я постараюсь избежать. – Шарлемань вместе с братом вышел в коридор. – Съезжу-ка я осмотрю рулоны и перевезу их из дома Ганноверов к нам.
– Возьми с собой кого-нибудь для охраны. Мне поехать с тобой?
– Я возьму Тиммонса и Фарлоу с его молодцами. Этого вполне достаточно. Так что тебе сопровождать меня не обязательно.
– Ты в этом уверен?
– Ты же знаешь, что я могу постоять за себя, – с мрачной ухмылкой ответил Шей. – И я позабочусь о безопасности Саралы.
– Ты любишь ее?
– Пока могу сказать, что она мне очень нравится. Но как только окончательно решу, люблю ли я эту женщину или нет, ты будешь третьим человеком, который об этом тотчас же узнает.
– Ценю твою честность. Позови ее родителей к нам на обед в среду. Мы обсудим вопрос о приглашениях на бал и деталях его организации.
– Может быть, стоит попросить к нам и Элеонору?
– Да, разумеется, и ее тоже.
Мельбурн ушел в свой кабинет. На лестнице Шарлеманя окликнула племянница. Она заявила, что хочет с ним поговорить о чем-то важном.
– Я к твоим услугам, Пенелопа! – ответил с улыбкой он. – Не пройти ли нам в утреннюю гостиную, коль скоро разговор предстоит серьезный?
Пенелопа кивнула, и они прошли в гостиную. Там она сказала:
– Я случайно подслушала ваш спор… И я с вами не согласна!
– В самом деле? – Он вскинул брови. – В чем же?
– Нельзя просто так взять и решить, влюблен ты в кого-то или нет.
Ошарашенный ее поразительной прозорливостью, Шей нахмурился.
– Вы, дядя Шей, сказали моему папе, что сообщите ему об этом, как только придете к окончательному выводу. Верно? Но ведь это глупо! Да, и не смотрите так на меня, пожалуйста!
– Почему ты так считаешь?
– Потому что прежде чем люди влюбляются, они должны кое-что сделать. Это доказанный факт!
– Любопытно. Давай присядем на диван, и ты все объяснишь мне подробно.
– Хорошо. – Девочка устроилась на диване рядом с ним. – Когда вместе с нами здесь жила Элеонора, то она и леди Барбара иногда читали друг другу вслух романы. А я подслушивала через дымоход камина, затаившись в спальне над их комнатой.
– Это дурно, Пенелопа! – сделал строгую мину Шарлемань. Мысленно же он поблагодарил Бога за то, что тот не допустил, чтобы он привел в этот дом любовницу.
– Но как иначе я могла бы узнать, что здесь происходит? Ведь мне далеко не обо всем рассказывают! – Пенелопа покровительственно похлопала дядю по колену. – Так вот, слушайте, дядя Шей. Чтобы влюбиться, нужно сперва победить в бою злодея, поразив его мечом или шпагой. Но можно и выстрелом из пистолета. Потом дама вашего сердца непременно должна разрыдаться, а вы – разорвать на себе сорочку и ударить себя кулаком в грудь, прежде чем заключить ее в объятия. А потом… – Девочка подсела к Шею еще ближе и шепнула ему на ухо: – А потом вы поцелуете ее!
– Значит, влюбляются именно так? – спросил Шей. Пенелопа кивнула и подтвердила:
– Да, именно так это и делается. Теперь вы понимаете что одних только ваших слов мало? Бить себя в грудь не обязательно, однако надо совершить героический поступок, например сразиться с драконом, большим волком или же львом.
Едва не прыснув со смеху, Шарлемань сказал:
– Я тебе чрезвычайно благодарен, Пенелопа! А я-то сам об этом даже не подозревал.
– Я так и подумала, когда услышала ваш разговор. И решила вам помочь.
– Значит, ты хочешь, чтобы я взял Саралу в жены?
– Да, поэтому-то я и объяснила вам, как надо влюбляться.
Пенелопа спрыгнула с дивана и выскользнула из комнаты.
Проводив ее задумчивым взглядом, Шарлемань с горечью заключил, что ему легче было бы сразиться с драконом, чем взвесить все возможные последствия женитьбы на Сарале и решить для себя, влюблен он в нее или нет.
Сарала встретилась с ним у здания склада и спросила:
– Кто еще, помимо китайцев, может попытаться завладеть рулонами шелка?
– Понятия не имею, – ответил он, беря ее за руку. Она давно заметила, что ему нравится прикасаться к ней.
А после того, что произошло накануне, ее сердце забилось быстрее.
– Я уверен только в одном, – продолжал Шарлемань, – чем больше людей будет знать об этом, тем вероятнее, что у кого-то возникнет желание разжечь войну между Китаем и Англией либо скомпрометировать мою семью. Для этого нужно лишь поджечь этот склад.
– Так вот почему его охраняет не менее десятка сторожей?
– Да, именно поэтому я выставил здесь надежную охрану.
Сарала внимательно взглянула на Шарлеманя, и его обдало жаром. Она тоже почувствовала, как растекается по телу приятное тепло. После происшествия, случившегося накануне, замужество уже не так сильно страшило ее, хотя и было связано с ограничением ее свободы. Теперь последнее слово оставалось за Шеем. Она же была готова пожать горькие плоды ошибок, допущенных ею в Дели.
– Я поеду вместе с тобой завтра в Сент-Джеймс-парк. – помолчав, сказала она.
– Нет, этому не бывать! – Шарлемань подозвал своего секретаря Робертса. – Фарлоу знает, что нельзя никого допускать к складу без моего разрешения?
– Да, милорд. Вместе с ним склад будут охранять еще трое.
– Хорошо.
Когда секретарь ушел, Сарала высвободила руку и спросила:
– Ты всерьез считаешь, что способен остановить меня?
– Нет, я так не думаю, но надеюсь, что ты побережешь мои истрепанные нервы и останешься в безопасном месте.
– Значит, ты беспокоишься за меня? – с улыбкой спросила Сарала.
Он огляделся в последний раз по сторонам и, взяв ее за руку, повел к экипажу. Она не сопротивлялась.
– Надо соблюдать осторожность, Сарала' Это очень опасное дело, нам нельзя рисковать. К тому же ты будешь меня отвлекать, потому что у меня может возникнуть желание сорвать с тебя платье и овладеть тобой в парке.
– Боже, что ты такое говоришь! – Сарала даже задрожала от охватившего ее мгновенно вожделения. – Следует ли мне понимать твои слова так, что ты пришел к определенному решению?
– Да, я хочу на тебе жениться! – заявил он.
– Ты готов взять меня в жены потому, что действительно хочешь этого? Или же идешь на такую жертву ради сохранения репутации семьи Гриффин?
Шарлемань помог ей забраться в карету. Ее вопрос его покоробил. Она догадалась об этом по его окаменевшему лицу.
– Через неделю будет дан обед по случаю нашей помолвки, – произнес он, захлопнув дверцу кареты. – Себастьян просил меня назвать день нашей свадьбы заранее. Я уже сказал ему, что хочу жениться на тебе, Сарала. Я не бросаюсь такими словами. Моя племянница даже считает, что я отношусь к женитьбе излишне серьезно. На ее взгляд, надо не раздумывать, а сразиться с драконом и заключить тебя в объятия.
– Что? – Сарала вскинула брови.
– Короче говоря, не надо тебе завтра ездить в парк. После переговоров с китайцами я сам приеду к тебе и расскажу все в подробностях.
– А вдруг с тобой случится беда? – Сарала сжала ему руку и с тревогой взглянула в глаза.
– Тогда тебе не придется ломать себе голову над мотивами моего желания стать твоим супругом, – с улыбкой ответил он.
Сарала тяжело вздохнула и откинулась на спинку сиденья. В карету сели Дженни и Уоррик, и она повезла своих пассажиров обратно в Карлайл-Хаус.
– Что скажете, мистер Уоррик? – спросила Сарала у поверенного.
– Он чересчур самонадеян, однако пока контролирует ситуацию. Жаль, что капитан Блинк не был достаточно откровенен со мной, но если учесть, что китайцы пообещали его обезглавить, а лорда Шарлеманя заковать в кандалы и увезти в Китай, то возьму на себя смелость утверждать, что ваш отец обрадуется, узнав, что мы выпутались из этого опасного дела.
– Что вы сказали? – спросила Сарала, не поверив своим ушам. – Китайцы хотят увезти Шарлеманя в Китай, заковав его в кандалы? Ничего подобного он мне не говорил.
Уоррик густо покраснел, сообразив, что сболтнул лишнее.
– Прошу прощения, леди Сарала. Я не хотел вас огорчить.
Ее первым намерением было приказать кучеру развернуть экипаж и откровенно поговорить с Шеем. Однако, подумав, она сообразила, что ничего нового он ей все равно не скажет.
Она и без того узнала вполне достаточно, чтобы сделать свои выводы. Ей было обидно, что он утаил от нее важные сведения, но сильнее обиды был охвативший ее страх за его жизнь. Если с ним что-нибудь случится…
У Саралы перехватило горло и засосало под ложечкой. Если бы не Шей, она бы не завела себе в Лондоне друзей и не освоилась так быстро в практически чужой для нее стране. И уж конечно, ее бы не приняли так радушно в высшем свете.
Сердце ее начинало колотиться в груди, едва лишь она замечала его, и замирало, когда он целовал ее. Разочаровавшись в любви в восемнадцать лет, Сарала вновь прониклась этим чувством, встретив Шарлеманя. Без него жизнь ее стала бы пустой и бессмысленной.
Сарала лихорадочно соображала, какие шаги ей следует предпринять в связи с грозящей Шею опасностью. Первым делом ей надо было переодеться, а потом нанести кое-кому визит. И еще – увидеться с Элеонорой и посоветоваться с ней относительно особенностей натуры ее брата.
Едва карета подкатила к ее дому, как она увидела привязанного к столбу гнедого мерина лорда Делейна и нахмурилась. Внезапный визит этого неприятного ей человека мог нарушить все ее планы. Уоррик отправился в контору, Сарала и Дженни проследовали в ее спальню. Внезапно из гостиной вышла ее мать и поинтересовалась, куда они так спешат.
– Я тороплюсь на деловую встречу с Шарлеманем, – ответила Сарала.
– У меня для тебя новость, – сказала маркиза и протянула ей письмо. – Во-первых, его светлость герцог Мельбурн приглашает нас на обед, который состоится послезавтра, чтобы обсудить с нами детали банкета по случаю вашей помолвки, а также вопросы подготовки к свадьбе. Наконец-то он начал мыслить здраво и готов выслушать меня. А ведь я уже было собиралась вызвать его на дуэль, чтобы заставить считаться с моим мнением.
– Что ж, это благородно с его стороны, – сказала Сарала.
Леди Ганновер нахмурилась, разочарованная чересчур спокойной, на ее взгляд, реакцией дочери на радостную новость.
– И это все, что ты можешь по этому поводу сказать? Нужно проявлять больше энтузиазма, деточка! Нельзя производить впечатление неблагодарных людей.
– Конечно, мама, вы правы, – согласилась Сарала. – Я чрезвычайно рада! – Но в ее голосе особого восторга не ощущалось.
– Ты просто несносная девчонка! Кстати, тебя желает видеть лорд Делейн, он дожидается тебя. Он истинный джентльмен. Непременно пригласи его на обед по случаю своей помолвки.
– Хорошо, мама. Где он?
– Беседует с твоим отцом в библиотеке.
– Благодарю вас, мама! Я его приму. – Сарала стала подниматься в спальню по лестнице.
– Я пригласила его отужинать с нами, – сообщила маркиза.
– Чудесно, мама! – не оборачиваясь, сказала Сарала. Двери библиотеки оказались распахнутыми. Увидев дочь, маркиз радостно улыбнулся и спросил:
– Надеюсь, твои дела идут удачно?
– Да, папа, все хорошо, – ответила Сарала, стараясь не смотреть на гостя.
– Великолепно. А я как раз рассказывал Джону о наших приключениях.
– Да, о китайских воинах и похищенном императорском шелке, – сказал виконт. – Невероятная история, в нее трудно поверить!
Сарала мысленно чертыхнулась. Она не ожидала, что отец настолько болтлив. Желая смягчить отцовский промах, она сказала:
– Боюсь, что в действительности все обстоит совсем иначе, ничего особенного в этом деле нет.
Делейн вскочил с кресла и воскликнул:
– Позвольте мне с этим не согласиться, миледи! Ситуация чрезвычайно опасная. Но заверяю вас, что я буду хранить обо всем услышанном здесь молчание.
– Мне приятно это слышать, виконт, – сказала Сарала.
– Я прискакал к вам, чтобы поделиться с вами известием, полученным от капитана Амунфорда, – сказал Делейн.
Сарале был симпатичен Чарлз Амунфорд, офицер, служивший в английском гарнизоне в Дели. Поэтому она сказала:
– Я с радостью вас выслушаю, милорд.
– Не прогуляться ли нам по саду? Сегодня такой чудесный день! – воскликнул Делейн.
Они вышли в сад, и Сарала спросила:
– А письмо Амунфорда у вас с собой? Могу я на него взглянуть?
Делейн прокашлялся.
– Дело в том, Сарала, что никакого письма нет. Весьма удивленная таким поворотом дела, Сарала сказала:
– У вас странная манера шутить, виконт! До свидания! Она повернулась к нему спиной, чтобы уйти в дом.
– Мне хотелось поговорить с вами с глазу на глаз. – Делейн следовал за ней.
– О чем же? – спросила Сарала, замедлив шаг. Он поморщился и сел на ржавый железный стул.
– Я хочу, чтобы вы знали, что меня не надо опасаться.
– Но я вовсе не боюсь вас, Джон! – обернувшись, воскликнула Сарала и подперла бока кулаками.
– Мне думается, что вам очень повезло с Шарлеманем Гриффином. Я хочу вас поздравить с этим успехом, – сказал виконт.
– Я тоже очень рада, что познакомилась с ним на балу. Но смею вас заверить, у меня не было никаких корыстных целей, – пояснила Сарала. – Мы просто понравились друг другу.
– Вот именно потому-то я и рад за вас, дорогая Сарала! И хочу заверить вас, что не стану у вас поперек дороги.
Внезапно сердце ее тревожно застучало.
– Коль скоро вы так настойчиво заверяете меня в отсутствии у вас дурных намерений, я позволю себе предположить, что вы уже что-то затеяли. Что вам от меня надо?
Он положил на грудь ладонь и произнес:
– Мне неприятен этот разговор, Сарала. Мы просто старинные приятели, не так ли? И если мне и стало известно о вас кое-что сугубо личного свойства, то это еще не означает, что я поделюсь этой тайной с кем-то еще. Умоляю вас, не отвергайте меня, своего старинного друга, только из опасения, что я раскрою кому-то ваши секреты.
– Но разве я дала вам повод заподозрить меня в этом? Мы не виделись уже два года и не страдали от разлуки, по-моему, нам следует продолжать жить в том же духе. Прощайте!
С этими словами Сарала резко повернулась к нему спиной и быстро пошла по дорожке.
На полпути к дому Делейн догнал ее и грубо схватил за плечо.
– Не упрямьтесь, Сарала! – сказал он, когда она обернулась. – Вы прекрасно поняли, к чему я клоню. У вас образовался прекрасный круг знакомых. Я всего лишь хочу в него войти, вот и все.
– Разве вам мало того, что вы друг моего отца? Вот пусть он и познакомит вас с влиятельными лондонскими персонами, – ответила Сарала. – А меня прошу навсегда оставить в покое.
– Меня это не устраивает. – Виконт покачал головой. Сарала пришла в ярость.
– Вы, кажется, не поняли меня, Джон. Я прошу вас не докучать мне визитами и разговорами.
– Друзья должны оказывать взаимную поддержку, – не унимался он. – Вы свели близкое знакомство со сливками лондонского высшего общества. Такими важными господами, как герцог Мельбурн и Шарлемань Гриффин. Однако согласитесь, что скучно разговаривать с одними и теми же людьми.
Саралу охватила паника. Делейн показывал ей свои когти. В его словах таилась скрытая угроза ее благополучию. Он был опытный шантажист.
– Можете беседовать с Шарлеманем на любые темы, – сухо произнесла она. – Только имейте в виду, что он отличный боксер. Постарайтесь не вывести его из терпения.
Делейн смерил ее долгим изучающим взглядом.
– Одной из тем мог бы стать, например, весьма любопытный вопрос о путешествиях, – наконец сказал он. – Мне доводилось побывать первым в определенных местах, и я бы мог поделиться с ним впечатлениями. Полагаю, что мой рассказ его чрезвычайно заинтересует. Это был очень своеобразный вояж! Правда, я не могу поручиться, что после меня в этом экзотическом местечке больше никто не побывал…
У Саралы перехватило дух.
– Поступайте как знаете. До свидания, – сдавленно повторила она и, стиснув зубы, вновь повернулась к виконту спиной.
– Вы забываете, что он один из Гриффинов, моя прелесть! – воскликнул Делейн у нее за спиной. – По-вашему, он заинтересуется мешком поломанных игрушек? Он ведь не старьевщик, чтобы подбирать всякий хлам. Особенно в случае, если об этом узнает весь Лондон.
Грязные слухи наверняка бы запятнали доброе имя Шея и разрушили их отношения. При одной только мысли об этом ей стало так скверно, что захотелось умереть.
– От вас мне нужна пустячная услуга, – как ни в чем не бывало продолжал Делейн. – Пригласите меня на ваш следующий семейный обед. И уговорите Гриффинов сделать меня своим деловым партнером.
Сарала открыла было рот, чтобы одернуть виконта, но тотчас же и захлопнула его. Она не могла позволить себе ни влепить ему звонкую пощечину, ни послать к дьяволу. Пять лет назад она легкомысленно надеялась, что последствия ее роковой ошибки не будут слишком тяжелыми, разве что в плане заключения выгодного брака. С Шеем ей повезло, он оказался не менее рассудительным, чем страстным мужчиной, и она это высоко оценила. Но ее счастье теперь зависело от одного слова, произнесенного виконтом Делейном, и с этим ей нельзя было не считаться.
– Хорошо, – выдавила она из себя. – Я попытаюсь сделать все так, как вы просите, милорд. Вы оставите меня после этого в покое?
– Этого будет вполне достаточно, уверяю вас, – ответил Делейн ласково. – Извинитесь за меня перед своим отцом, скажите ему, что я был вынужден срочно отбыть на встречу с портным или что-нибудь в этом роде.
Сарала побрела к дому, чувствуя себя несчастнейшей женщиной на свете. Сколько бед она уже принесла близким после прибытия в Англию! Ей теперь следовало навсегда исчезнуть из Лондона и начать новую жизнь где-нибудь в провинции, устроившись работать гувернанткой. Темный оттенок кожи вряд ли станет препятствием, со временем она посветлеет Да и акцент ей тоже не помешает.
Внезапно в прихожую вошел Шарлемань с букетом алых и белых роз в руке.
– Добрый день, Шей! – приветствовала его Сарала. Он тепло улыбнулся ей и сказал:
– Добрый день. Ты готова меня принять?
– Да, проходи, пожалуйста, – торопливо сказала она, судорожно вздохнув, и взяла у него букет.
– Извини меня за то, что сегодня я был немного невежлив и быстро покинул тебя, – сказал Шей.
Они вместе прошли в утреннюю гостиную.
– Утром мы оба очень спешили. – Сарала понюхала розы – Принеси, пожалуйста, вазу с водой, Дженни! – попросила она вошедшую следом служанку.
Дженни кивнула и исчезла за дверью, Шарлемань тотчас же заключил Саралу в объятия и поцеловал в губы. Закрыв глаза от охватившего ее мгновенно блаженства, она сомлела и едва устояла на ногах.
– Нам нужно поговорить, – наконец промолвила она и села в кресло, чтобы не упасть.
– Я весь внимание. – Шарлемань продолжал стоять.
– Я передумала выходить за тебя замуж, – без обиняков выпалила Сарала.
Шей захлопнул дверь, едва не сбив ею с ног Дженни, вернувшуюся с вазой, и гневно спросил:
– В чем дело, Сарала? Ты сведешь меня с ума! Стараясь говорить спокойно, она положила на столик букет и, вскинув подбородок, спросила:
– Не мог бы ты молча выслушать меня, Шей? Будь джентльменом и наберись терпения, я все объясню.
Шарлемань пристально вгляделся в ее лицо. Она прятала глаза и явно нервничала, на высоких скулах выступил румянец, пальцы правой руки машинально теребили колючий стебель розы. Пытаясь сдержать гнев, Шарлемань спросил:
– Так почему же все-таки ты не хочешь выходить за меня?
– Я хорошенько подумала и пришла к выводу, что мы с тобой не пара, – прокашлявшись, ответила Сарала.
– Это неправда! Другой женщины мне не надо! – воскликнул Шарлемань. – Мы чудесно подходим друг другу.
– Это ты так считаешь, я же думаю иначе, – возразила она.
У него возникло желание выпить чего-нибудь крепкого. Ему показалось, что его оглушили дубиной по голове. Однако прежде чем напиться, ему нужно разобраться в причине внезапного отказа Саралы. Он спросил:
– Тебе что-то сказал Мельбурн?
– Нет! Он здесь вообще ни при чем!
– Тогда я ничего не понимаю… – Шей принялся расхаживать взад и вперед по комнате. – Может быть, я тебя чем-то обидел? Прости, я не хотел этого!
– Да нет же, Шей! Просто я передумала. Поезжай домой. Он заметил слезы в ее изумрудных глазах и, подойдя к ней, сел напротив нее в кресло. Что-то серьезное стряслось с ней в это утро, подумал он, и ему необходимо узнать правду.
– Я не уйду! Объясни, что случилось!
– Нет, Шей! Я ничего не стану объяснять! – воскликнула в отчаянии Сарала. – Тебе нельзя жениться на мне! Я недостойна тебя. У вашей семьи могут возникнуть неприятности.
– Какие же, например? – спокойно спросил Шарлемань.
– Очень серьезные! Поверь мне на слово и оставь меня, – сказала Сарала и разрыдалась.
– Но почему ты не хочешь сказать мне правду? – спросил он, с трудом сдерживая желание обнять и успокоить ее.
– Не вынуждай меня звать отца, чтобы он выпроводил тебя! – вскричала она и снова разрыдалась.
– Пожалуй, его действительно стоит сюда позвать, – сказал Шарлемань и встал с кресла.
– Не надо! – простонала Сарала.
Шарлемань остановился и опустился перед ней на колени.
– Умоляю тебя, расскажи мне все без утайки!
– Тогда ты меня возненавидишь! – прошептала Сарала.
– Это невозможно! – пылко воскликнул он, беря ее за руки и целуя ей пальцы, исколотые до крови шипами розы. – Расскажи мне все спокойно, облегчи душу!
Поколебавшись, Сарала судорожно вздохнула и проговорила:
– Это должно было рано или поздно случиться, меня шантажируют. Угрожают распространить по Лондону порочащие меня сведения о моем безрассудном поведении в прошлом, об ошибках, которые я допустила в юности. Вспыхнет невиданный скандал! Наши семьи будут опозорены. Я не могу допустить этого!
– Ничего не бойся! Я встану на твою защиту, тебя будут оберегать все Гриффины, – заверил ее Шарлемань.
– Все не так просто, как тебе кажется, – сказала Сарала. – В Лондоне сейчас находится мужчина, с которым у меня была непродолжительная интрижка в Индии. Он требует, чтобы я поближе свела его с твоим старшим братом и уговорила Мельбурна и тебя сделать его вашим деловым партнером. В противном случае он растрезвонит по всему городу, что ты женишься на девице легкого поведения, которая обманом втянула тебя в свои сети.
Шарлемань похолодел. Озноб пробрал его до мозга костей. Сарала ждала ответа, в ее глазах читалось отчаяние.
– Он может доказать, что лишил тебя невинности? – спросил он наконец.
– А разве ему необходимо доказывать это? – с надеждой во взгляде спросила она.
– На слово можно поверить только добропорядочному и благородному человеку. Но разве джентльмен стал бы шантажировать тебя? – сказал Шарлемань. – Значит, он обыкновенный негодяй, верить которому нельзя.
– Но он производит впечатление обворожительного и достойного доверия человека. Потому-то я ему и поверила.
– Сколько тебе тогда было лет?
– Семнадцать. Но я вполне осознавала, на какой решаюсь шаг. Он был старше меня, говорил мне лестные слова и многое мне обещал объяснить и показать…
– Ты была в него влюблена?
– Тогда мне так казалось. Я была наивна и глупа. Мое любопытство завело меня чересчур далеко, он оказался опытным любовником и на многое открыл мне глаза. Ему же хотелось наладить деловые отношения с моим отцом. Когда я поняла это, то прогнала его. Он оставил меня в покое, однако продолжал как ни в чем не бывало общаться с моими родителями и знакомыми. А теперь…
– Так это же Делейн! – прорычал Шарлемань. – Мерзавец!
Пальцы Саралы сжались в кулак. Это стало лучшим подтверждением верности его догадки. Виконт не произвел на Шея особого впечатления, но вполне мог очаровать юную наивную англичанку, живущую в Индии, пустить ей пыль в глаза, представившись богатым землевладельцем и вообще бывалым человеком. Судорожно вздохнув, Сарала сказала:
– Не важно, как его зовут! Главное, что он исполнит свою Угрозу, если я не выполню его требования. Либо Гриффины позаботятся о его процветании и благополучии, либо позор падет не только на мою, но и на твою семью. Вот почему нам с тобой лучше расстаться.
– Проклятие! – в сердцах воскликнула Сарала. – Какие, однако, в этом доме идиотские порядки: не могут сразу сказать, дома хозяин или нет. А ведь в любой момент может произойти непоправимое! Дорога каждая минута! Нет, медлить больше нельзя! Пошли отсюда, Дженни!
– Но, миледи, зачем же так торопиться?! – воскликнула служанка.
Дверь распахнулась, и в комнату стремительно вошел герцог Мельбурн. Он был бледен.
– Что стряслось?
– Ваша светлость! – Сарала схватила его за руку. – Нам необходимо поговорить с глазу на глаз. Немедленно!
– Подождите нас здесь, – сказал герцог служанке и пригласил Саралу следовать за ним.
Они прошли по длинному коридору в просторный кабинет, обставленный мебелью из красного дерева, и Мельбурн пригласил ее сесть в кресло.
– Желаете выпить чаю? – любезно осведомился он, встав у стола.
Но до чаепития ли ей сейчас было! Поблагодарив его, она воскликнула:
– Я в полном отчаянии, милорд! Дело в том, что Шарлемань…
– Если вы намерены заставить меня жалобами выделить еще больше денег на вашу семью, – перебил ее герцог, – то боюсь, что я буду вынужден вас разочаровать. И вы не можете знать наверняка, что беременны.
Ошарашенная, Сарала захлопала глазами.
– Что? – наконец пролепетала она.
– Прошлой ночью Шей не уводил вас с бала силой, и я не допущу, чтобы его шантажировали либо втягивали в сомнительную игру…
– Нет! – Сарала топнула ножкой, охваченная одновременно яростью, негодованием и опасением за судьбу Шея. Ей было крайне необходимо объяснить ситуацию Мельбурну и развеять его сомнения относительно цели ее внезапного визита. – Речь идет вовсе не об этом! Я совершила пять лет назад неблагоразумный поступок. И теперь лорд Делейн, знающий о нем, грозится раскрыть мой секрет всему Лондону. Это погубит обе наши семьи. Он требует, чтобы я обеспечила ему получение прибыли от его участия в вашем бизнесе. Герцог расправил плечи и холодно спросил:
– И чего же вы хотите? Полагаю, что вы сообщили мне все это не для того, чтобы я принял это к сведению.
– Вовсе нет, ваша светлость! Я заявила Шею, что желаю расторгнуть нашу помолвку, и рекомендовала ему удалиться от меня, пока слухи не поползли по городу. – Сарала выкинула подбородок. – Я не меньше, чем вы, ненавижу шантажистов и не собираюсь поддаваться угрозам. Но Шей догадался, от кого они исходят, и ускакал, чтобы разобраться с Делейном. Он сказал, что мертвецы не сплетничают. Но я не хочу, чтобы Шей расплачивался по моим старым долгам. Его надо остановить.
Мельбурн тихо выругался себе под нос.
– Вы приехали ко мне в своей карете? – спросил он, обходя вокруг стола и выдвигая один из ящиков. Как и предполагала Сарала, он извлек оттуда пистолет. Сунув его в карман сюртука, он подошел к дверям и распахнул их. – Так у вас есть экипаж?
– Да! – ответила она, побледнев.
– Чудесно. Он не привлечет к себе внимания. Стэнтон, я уезжаю. Ваша служанка поедет с нами, – добавил он, обращаясь к Сарале.
Она сделала испуганной Дженни знак следовать за герцогом и вместе с ним пошла к экипажу.
– Куда направился Шей? – спросил Мельбурн, рывком открыв дверцу кареты.
– Мне известно только, что Джон остановился в Лондоне у своего кузена Уильяма Адамсена где-то в Найтсбридже. Но я не уверена, что Шей отправился именно туда.
– Я знаю, где живет поверенный Адамсена. Садитесь в карету, поехали, – сказал Мельбурн. – Но сначала заедем к моему адвокату и кое-что уточним.
Не осмеливаясь поинтересоваться, зачем он берет ее и Дженни с собой, Сарала залезла в карету и помогла забраться в нее Дженни, дрожащей со страху. Герцог крикнул кучеру адрес и тоже сел в экипаж.
– По-моему, мой отец знает наверняка, где живет Делейн, – подумав, сказала Сарала.
– Если Бейсли не знает адреса, тогда поедем к вам. Но было бы лучше не впутывать маркиза в эту грязную историю, – решил Мельбурн, опасаясь, что старик все разболтает.
– Но папа будет держать язык за зубами, если вы его попросите, – сказала Сарала, угадав мысли герцога. – Он просто очень долго прожил в Индии и плохо знает порядки английского высшего света. И вообще он еще не свыкся с тем, что стал маркизом, и по-прежнему считает себя коммерсантом. Он далек от политических и светских интриг.
– Ваш отец дружит с Делейном. – Герцог помолчал. – Он придет в ярость, если узнает, что тот обманщик и мерзавец. Нам будет трудно его удержать. Сейчас надо спасать Шея, пока он не совершил роковой ошибки. Вы меня понимаете, леди Сарала? Вопрос идет о жизни и смерти!
Она только охнула в ответ и мысленно обозвала себя законченной дурой. Ее служанка молча дрожала от ужаса.
– Вы сказали, что Шарлемань догадался, кто вас шантажирует. Не могли бы вы рассказать об этом поподробнее?
– А что именно вас интересует, ваша светлость? – спросила Сарала, понимая, что герцог и сам уже кое-что понял, поскольку обладал не менее проницательным умом, чем Шей, и тоже поднаторел в политическом интриганстве. – Если вы подозреваете, что я умышленно выдумала опасность, грозящую мне со стороны Делейна, чтобы вынудить Шея решить за меня мои проблемы, то уверяю вас, это не так. Ваш брат очень упрям, и когда я сообщила ему, что не хочу выходить за него замуж, он отказался поверить мне на слово.
– Да, он иногда проявляет чрезвычайный эгоизм и упрямство, – согласился Мельбурн. – Это не делает ему чести.
– Я также сказала, что готова вернуться в Индию, с тем чтобы он мог возложить всю вину на меня, когда по Лондону начнут распространяться грязные сплетни. Он понимает, что скандал отразится главным образом на моей семье и не станет особой проблемой для Гриффинов. Однако же отказывается согласиться с моим предложением вопреки всякой логике. Хотя я и предупредила его, что не хочу, чтобы кто-то избавлял меня от расплаты за мои грехи и ошибки.
Сарала умолчала о том, что ей было приятно, когда Шарлемань встал на ее защиту.
– Иными словами, он знает о вашем недостойном поведении в Индии? – спросил герцог.
Сарала вскинула подбородок и поджала губы. Скоро весь Лондон узнает о ее грехопадении в Дели, подумалось ей при этом, так что лучше привыкать относиться к таким вопросам хладнокровно.
– Да, ему все известно, – наконец промолвила она. – Хотя только сегодня он узнал, кто именно толкнул меня на путь греха. По-моему, именно это и привело его в бешенство.
– Прошло пять лет с того рокового дня. И сколько же вам тогда было? Шестнадцать?
– Семнадцать. Но, откровенно говоря, Делейн вовсе не толкал меня на путь греха, я согрешила осознанно. – Начав исповедоваться, она уже не могла замолчать и продолжала: – Мне тогда казалось, что это правильно. Я была глупой девчонкой. Впрочем, сейчас это не играет никакой роли. Шей не должен из-за меня пострадать.
Кучер резко остановил экипаж. Кони заржали. Мельбурн взглянул в окно кареты и встал.
– Подождите меня здесь, я скоро вернусь, – сказал он и, открыв дверцу, выбрался наружу.
Сарала понимала, что они действуют достаточно быстро и эффективно, что давало им шанс разыскать Делейна даже скорее, чем это сделает Шарлемань. Если только он уже не узнал точный адрес виконта у ее отца.
Впрочем, находясь в смятенном состояния ума, Шей вряд ли станет действовать логично и начнет искать Делейна во всех возможных местах.
Вскоре возвратился из дома Бейсли герцог Мельбурн. Отдав указания Хортону, он забрался в карету и сказал, что до особняка Адамсена всего миля и надо поторопиться.
Герцог постучал по потолку кареты, и она тронулась с места.
Сарала зажмурилась, благодаря Всевышнего за то, что Шарлемань, ускакавший из ее дома полчаса назад, еще в пути. Однако всякое было возможно, и она спросила, открыв глаза:
– А вдруг Шей уже там? Что тогда?
– Не знаю, – ответил герцог. – И это далеко не единственная наша проблема. Делейна может и не оказаться дома. И тогда нам придется там задержаться. Если же Делейн будет на месте, нам надо забрать его оттуда и увезти в Гриффин-Хаус, чтобы Шей его не убил.
Сарала покосилась на пистолет, рукоять которого выглядывала из кармана сюртука герцога, и, нахмурившись, сказала:
– Я и вам не позволю пристрелить Делейна.
– Уж не собираетесь ли вы закрыть его своим телом? – язвительно спросил герцог.
– Нет, я намерена удержать вас от ошибочных шагов! – отвечала Сарала.
– В этом нет особой надобности, я знаю, что делаю.
– Вы, мужчины, слишком высокого о себе мнения! – в сердцах воскликнула Сарала. – Но вы напрасно недооцениваете ум женщины. Я не допущу, чтобы из-за меня пострадали близкие Шею люди или он сам.
Служанка Дженни забилась в угол кареты и тихо молилась.
– Я пока не стану спрашивать у вас, что именно вы намерены предпринять, чтобы помешать мне поступить с Делейном по своему усмотрению. – Мельбурн откинулся на спинку сиденья и скрестил руки на груди. – Должен сказать, что вовсе не собираюсь его похищать, а тем более убивать. Напротив, я намерен предложить ему сотрудничать со мной.
– Неужели вы поддадитесь его угрозам? – с недоумением спросила Сарала.
– Во всяком случае, притворюсь, что обеспокоен. Но мне понадобится ваша помощь.
И в самом деле, подумала Сарала, введя Делейна в заблуждение, можно будет выиграть время для составления плана дальнейшего сопротивления его нажиму.
– Признаться, – сказала она, – я согласилась помочь ему завязать знакомство с вами и способствовать его обогащению.
– Это очень разумно с вашей стороны, Сарала, – одобрил Мельбурн. – Тем не менее вряд ли он рискнет сесть в эту карету, даже если он вам и поверил.
Экипаж остановился.
– Давайте пошлем к нему с письмом Дженни, – предложила Сарала. – Либо поручим на словах передать ему приглашение в Гриффин-Хаус. Разумеется, если только вы не станете возражать, ваша светлость. Я наслышана о вашей осторожности в тех делах, которые чреваты неприятностями для Гриффинов. Честно говоря, мне было бы легче самой сходить к Делейну и сказать ему, что наша с Шарлеманем помолвка расторгнута, а сама я возвращаюсь в Индию, одна либо с родителями.
– Боюсь, это лишит меня брата, – сказал Мельбурн и, обращаясь к Дженни, добавил: – Ступай сейчас же к лорду Делейну и передай ему, что твоя хозяйка имела беседу со мной, герцогом Мельбурном. И что он, желая избежать скандала, приглашает виконта, то есть его, к себе для делового разговора.
– Будет исполнено, ваша светлость! – не задумываясь ответила Дженни. – А вдруг он станет выпытывать у меня какие-то детали?
– Тогда ответь, что ты больше ничего не знаешь, разве что заметила, что я чем-то удручен.
– Хорошо, ваша светлость, я все сделаю!
– Тогда поторопись! У нас мало времени, с минуты на минуту сюда может примчаться Шей. Будем ждать тебя здесь. Нет, пожалуй, лучше вон за тем углом. Поняла? Тогда ступай!
Герцог открыл дверцу, и служанка Саралы ловко выбралась из экипажа. Спрыгнув на землю, она обернулась и спросила:
– А что мне делать, если внезапно объявится лорд Шарлемань?
– Спрячься!
Разыскать проклятого Делейна оказалось не таким уж и легким делом: он спрятался, как крыса в канализации. Но охота только раззадоривала Шарлеманя, с каждой новой минутой энергичной погони его ярость все накалялась, она клокотала у него в груди, словно огненная лава. Казалось, еще немного, и из его ноздрей и ушей повалит пар, как у дракона. Иначе и быть не могло, ведь негодяй Делейн не только совратил пять лет назад наивную юную девушку, но и теперь пытался использовать ее в своих корыстных интересах. Он едва не вынудил ее вернуться в Индию! Допустить этого Шей не мог.
После часа безуспешных поисков он заехал в дом Адамсена и поговорил там со служанкой. Болтушка с радостью сообщила ему, что кузена ее хозяина срочно вызвали в Гриффин-Хаус для важного разговора. Совершенно обескураженный этим известием, Шей помчался домой. Он был полон решимости не позволить подлому шантажисту втянуть в его грязные интриги герцога.
Прибыв в Гриффин-Хаус, Шарлемань увидел легкую повозку Делейна и карету своего брата, а также экипаж Карлайлов. Неужели к ним пожаловала Сарала? Успел ли Делейн очернить ее в глазах Себастьяна? Сердце Шея бешено застучало. Он отдал коня конюху Тиммонсу и взбежал по ступенькам парадной лестницы.
Дверь ему отворил испуганный Стэнтон.
– Добрый день, милорд! – сказал он.
– Где Делейн? – рявкнул Шей, скидывая жакет, шляпу и перчатки.
– В Голубой комнате, милорд, – севшим голосом проговорил дворецкий.
– Отлично! – Шей подошел к двери и распахнул ее. Внезапно сзади кто-то втолкнул его в гостиную и, захлопнув дверь, запер ее снаружи на ключ.
– Стэнтон! Открой! – рявкнул Шей и принялся колотить в дверь кулаками. Но она не поддавалась. Вторая дверь в другом конце комнаты тоже оказалась запертой. Но это не охладило пыл Шарлеманя. Он схватил стул и направился с ним к окну. Едва лишь он размахнулся, как дверь отворилась.
– Поставь стул на место, Шей! – приказал ему герцог.
– Почему ты вмешиваешься в мои дела? – набросился на брата Шарлемань. – Зачем сюда пожаловал Делейн? Где Сарала?
– Сначала ты должен выслушать меня! – Герцог вскинул руку. – И не горячись, это не в твоих интересах.
– Я ничего не желаю больше слушать! Прочь с дороги!
– Быть может, тебе будет интересно узнать, почему Делейн находится в нашем доме? – Мельбурн осклабился.
– Отойди, Мельбурн! – затряс головой Шей, придя в бешенство.
Герцог отступил в сторону. Прищурившись и с шумом втягивая раздувающимися ноздрями воздух, Шарлемань шагнул вперед и тотчас же замер, увидев за спиной у брата взволнованную Саралу.
Она схватила его за руку и потащила в Голубую комнату, шепча на ходу:
– Нам нужно поговорить! Успокойся!
Себастьян тем временем запер дверь снаружи, оставив их в гостиной одних. Шарлемань высвободил руку и спросил:
– Что происходит? Вы сговорились против меня?
– Замолчи и выслушай меня! – звенящим голосом ответила Сарала.
– Я зол как черт! – вскричал он и стал расхаживать из угла в угол. – И вряд ли смогу успокоиться и выслушать тебя.
– Тебе придется, хочешь ты того или нет. Я разговаривала с Мельбурном. Я не хочу, чтобы ты убил Делейна.
– Какого черта ты защищаешь этого негодяя? – взорвался Шей. – Как, по-твоему, я должен поступить с ним, после того как ты все мне рассказала? Расцеловать его?
– Глупец! Я предполагала, что ты предпочтешь расстаться со мной! – заорала Сарала.
– Ты не в первый раз оскорбляешь меня. Изволь объяснить свои мотивы! – прорычал Шарлемань.
– Если ты убьешь Делейна, то попадешь в тюрьму. Это в лучшем случае. В худшем же тебя казнят. Я этого не хочу.
– Ты не вернешься в Индию, Сарала! Я этого не допущу. Так что же нам остается делать? Это тупик!
– А вот и нет! Как я уже сказала, я разговаривала с твоим братом и во всем ему призналась.
– Во всем? – упавшим голосом переспросил Шей, покрывшись холодным потом. Значит, Мельбурну известно об угрозе скандала. И об опасности, нависшей над Саралой, к которой он особых симпатий не питает. Если так, тогда уж лучше уехать вместе с ней в Индию, чем расстаться. – И что он предлагает?
– Мы работаем над его идеей. В общих же чертах план герцога таков: пообещать Делейну деловое сотрудничество, а потом сыграть на его алчности и оставить с носом.
– Не понимаю, – сказал Шарлемань, сев на стул. – Себастьян не способен на низкий обман.
– В данном случае, однако, он сам выдвинул эту идею! Помоги нам осуществить ее, Шей, если сможешь.
– Да мне противно даже находиться с этим гнусным типом в одном помещении и дышать с ним одним воздухом!
– Потерпи немного, если не хочешь, чтобы я покинула Лондон. – Сарала смахнула пальцем слезу со щеки.
У Шарлеманя сковало болью грудь, чего с ним прежде не случалось. Он сделал глубокий вдох и, встав со стула, спросил:
– Что я должен сделать?
– Помочь нам с герцогом придумать, как лучше с ним поступить Для начала мы накачали его пуншем, пока ждали тебя. Он пьян и плохо соображает. Обещай, что не убьешь его!
– Даю слово, что не прикончу его прямо сейчас! Шарлемань обнял Саралу за талию и крепко поцеловал.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Нечто греховное - Энок Сюзанна



Третий роман о Гриффинах, где рассудительность Шерлеманя ушла на второй план, а на первый план автор поставила страсть. Эпизод с китайцами должен был выстроить интригу, а на самом деле вызывает снисходительную улыбку. А Сарала супер эмансипированная девица даже по мерках 20-21 веков. Слабовато!
Нечто греховное - Энок СюзаннаItis
26.07.2013, 15.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100