Читать онлайн Нечто греховное, автора - Энок Сюзанна, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нечто греховное - Энок Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.39 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нечто греховное - Энок Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нечто греховное - Энок Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Энок Сюзанна

Нечто греховное

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Пенелопе Сарала понравилась. Особенно симпатизировала девочке ее способность заклинать кобр. Стойкий загар и своеобразный акцент гостьи тоже произвели на племянницу Шарлеманя приятное впечатление. Да и вообще внешность леди Карлайл была неординарной. Таких дам в окружении дяди малышке видеть раньше не доводилось.
Как только прибыли Элеонора и Каролина, Сарала увела их в укромный уголок, где, пошептавшись, они решили посвятить в свою тайну Пенелопу. Пока еще все были одеты в обыкновенное нарядное платье. Однако тот факт, что они привезли с собой служанок, наводил на мысль, что эта троица что-то замышляет.
Леди Ганновер надела платье из белой и золотистой ткани, в руках она держала маску из лебяжьего пуха, которой обмахивалась, как веером. Едва лишь Шарлемань увидел, что она направляется к Мельбурну, который разговаривал с Валентайном, как тотчас же быстро пошел ей наперерез. Экзальтированная маркиза легко могла все испортить и настроить герцога против Саралы. Общеизвестно, что амбициозные мамаши, стремящиеся устроить для дочек выгодную партию, – настоящий бич для неженатых мужчин. Шарлемань преградил ей дорогу к брату и с почтительной миной произнес:
– Вы роскошно выглядите сегодня, леди Ганновер. Просто по-королевски!
– Благодарю вас, лорд Шарлемань! – Маркиза улыбнулась. – Вы позволите мне называть вас просто Шеем?
– Разумеется, мне это будет приятно. – Он подставил ей согнутую в локте руку. – Разрешите мне показать вам наш дом.
– Вообще-то я хотела сначала поговорить с герцогом Нужно обсудить некоторые аспекты подготовки к свадьбе.
– Да, конечно! Но ведь Сарала выходит не за Мельбурна! Она станет моей женой. Поэтому мы все можем обсудить с вами без него, я достаточно самостоятельный человек и не стеснен в средствах. Поверьте, ваша дочь ни в чем не будет нуждаться. Вашу с маркизом жизнь я тоже сумею обеспечить.
Она окинула его изучающим взглядом оливковых глаз и промолвила:
– Чудесно сказано, Шей! Но вы ни разу не говорили, насколько глубоки ваши чувства к моей дочери. Вы любите ее?
Она была права, старая перечница! Выходит, не такая уж она и дура, как ему показалось поначалу.
– Позвольте мне заверить вас, миледи, что мои чувства к Сарале неизмеримо глубоки. Но разве у вас возникли какие-то сомнения на этот счет? Почему вы задали мне этот вопрос?
– Потому что я хочу вас предупредить об особом свободолюбии моей гордой дочери. Она не потерпит принуждения, поскольку мы с мужем почти не ограничивали ее независимость в юности. Мы не настолько бедны и погрязли в долгах, чтобы продавать свою дочь, милорд. Если ей покажется, что мы ею торгуем, то она воспротивится вашему браку. На искреннюю же любовь Сарала ответит подлинной преданностью.
– Буду иметь это в виду, миледи. Мы поговорим с вами об оптимальных условиях брачного договора позже, – сказал Шарлемань.
– Это именно то, мой мальчик, что я хотела услышать!
Маркиза похлопала Шея по руке ладонью и присоединилась к своему мужу и Закери, оживленно обсуждавшим виды на урожай, породы коров и пастбища. Если бы не угроза со стороны китайских воинов и исчезновение капитана Блинка, этот вечер вполне можно было считать идеальным, заключил Шарлемань, наблюдавший эту сцену.
– Ваша светлость, милорды и леди, – громко произнес возникший в дверях дворецкий. – Позвольте представить вам лорда Джона Делейна.
Это прозвучало излишне напыщенно и театрально, однако Стэнтона не следовало судить чересчур строго за чрезмерное старание, поскольку семейные ужины в доме Гриффинов устраивались в последнее время редко. Да и откуда было дворецкому знать, что представляет собой лорд Делейн, виконт, недавно прибывший в Англию из Индии, где он пробыл гораздо дольше, чем Карлайлы?
Мельбурн и Ганновер вышли встречать гостя, вошедшего в гостиную с довольно-таки ошарашенным видом. Шарлемань предполагал, что это пожилой человек, но в действительности он оказался только на год-другой старше Закери, то есть ему было лет двадцать пять – двадцать шесть. Лицо его было светлее, чем у Саралы. Она и в этом являла собой исключение из правила, подумал Шарлемань.
Он направился было к виконту, чтобы представиться ему, но остановился, почувствовав, что его взяла под руку Сарала.
– Итак, вы, судя по всему, что-то замышляете? – спросил он у нее, улыбнувшись.
– Мы просто кое-что обсуждали, – ответила она.
Он с трудом поборол желание поцеловать ее в пухлые губки, что непременно бы сделал при иных обстоятельствах. Теперь же, в присутствии всех родственников и гостя, он обязан был сдерживать чувственные порывы, тем более что Сарала пока еще не дала официального согласия стать его супругой.
– Приглядывай за Пенелопой, – шепнул он ей. – Она продаст все твои секреты за пакетик леденцов.
– Понятно. Так у тебя уже припасен один, чтобы купить их?
– Поищи в кармане, может быть, найдешь, – ответил Шей.
– Попробую, но чуточку позже. – Она улыбнулась.
У него пересохло во рту. С ней было трудно оставаться джентльменом, она постоянно провоцировала его на необдуманные поступки. И вела себя далеко не как наивная девственница, впервые отправляющаяся на званый бал в надежде найти жениха. Очевидно, она знала, как свести его с ума, хорошенько изучив его во время торга из-за китайского шелка.
– По-моему, сегодня тебе нужно надеть костюм сирены. Мне хочется разбиться о скалы, повинуясь твоему голосу.
– Не пытайся даже угадать, во что я буду одета, – с лукавой улыбкой проворковала Сарала. – И мне бы не хотелось, чтобы ты разбился о камни, – воздержись пока от этого неразумного шага.
Она обернулась и вновь взглянула ему в глаза – он прочитал в них желание уединиться с ним в укромном уголке и предаться там безумству. Представив на миг, что он овладеет ею наконец, Шарлемань утратил контроль над собой, и брюки его до неприличия оттопырились.
– Сегодня на балу будет моя тетя Тремейн, – брякнул он первое, что пришло ему в голову, чтобы слегка умерить свой пыл. – Мы приглашали ее на ужин, однако она отказалась, заявив, что за столом и так соберется едва ли не целый батальон. Забавно, не правда ли?
Складка на брючине была испорчена, как ни пытался он вообразить себя пчелкой, собирающей нектар с цветов. Поняв причину его смущения, Сарала рассмеялась.
– Я буду рада с ней познакомиться, – сказала она. – у вас еще много родственников, которых я пока не знаю?
– Нет. Если не считать нескольких дальних, с которыми мы мало общаемся. Вообще-то все аристократы так или иначе связаны кровным родством. Нужно только покопаться в их корнях.
– Лучше не копать слишком глубоко, – сказала Сарала. – Меня, например, вполне устраивает и то, что я дочь маркиза Ганновера, пусть и получившего свой титул в связи с трагическими обстоятельствами» Соревноваться с кем-то в родовитости и знатности я не собираюсь, Мне это не интересно.
Шарлемань был немало удивлен такими словами, потому что на протяжении всей своей жизни едва ли не ежедневно становился свидетелем жарких споров о чьем-то превосходстве.
– Ты необыкновенная женщина, Сарала, – сказал он.
– Моя мама называет меня сумасбродкой. Такое определение мне больше по душе, – сказала она.
Стэнтон объявил, что ужин готов, и вместе с остальными они прошли в столовую.
– Какой костюм вы наденете на бал? – спросила Сарала. Вопрос застал Шарлеманя врасплох. Обычно он никогда не надевал маску, считая это пустой затеей. Но теперь, когда он пригласил Саралу на маскарад, было бы логично соблюсти традицию. После переезда в собственный дом его брата Закери осталось несколько забавных масок.
– Раз вы не хотите раскрыть мне ваш секрет, то и не ждите, что я раскрою свой.
В следующий момент к ним подошла Пенелопа и заговорила с Саралой. Шарлемань подозвал Стэнтона и сказал ему:
– Пусть мой лакей Кейн осмотрит покои Закери и подберет для меня подходящую маску.
– Будет исполнено, милорд! – шепнул ему дворецкий.
Вернувшись за стол, Шарлемань обнаружил, что Сарала сидит между его племянницей и Мельбурном. Это его вполне устраивало. Чем больше герцог и его дочь будут с ней общаться, тем скорее они найдут общий язык. Шарлемань занял стул между Пенелопой и Джоном Делейном. Лакеи стали подавать на стол блюда.
– Как я догадываюсь, вы лорд Шарлемань? – сказал его сосед, протягивая ему руку.
– Да, – пожав ее, ответил Шей. – Извините, что я не успел вам раньше представиться.
– Пустяки. Так это вы сделали предложение Сарале? Шарлемань кивнул, не оставив без внимания то, как по-свойски назвал собеседник его невесту.
– Это так, – сказал он. – Маркиз Ганновер сообщил мне, что вы находились в Индии в то же время, что и они.
– Это правда. У меня там наше семейное имущество, я должен был проконтролировать его продажу. Но в результате задержался в Дели на два года. Индия – необыкновенное место.
– Вы только недавно вернулись оттуда?
– Нет, вот уже два года, как я живу в Суссексе. И совершенно случайно вдруг узнаю, что Карлайлы сейчас в Англии, где пользуются покровительством герцога Мельбурна. Естественно, я тотчас же отправился в Лондон, чтобы повидаться с друзьями.
– Наверняка они были рады этой встрече!
– Как и я, разумеется.
Сидевший во главе стола Мельбурн успешно исполнял роль остроумного и щедрого хозяина, уделяющего равное внимание как своим родственникам, так и гостям. Однако Шей, прекрасно знавший брата, чувствовал, что тот напряжен и озабочен. Герцог обещал Шею не делать выводов о Сарале, пока не узнает ее получше, тем не менее, его вид вселял в Шарлеманя беспокойство.
Для себя он твердо решил, что они с Саралой поженятся. В конце концов, он обязан поступить как джентльмен. Однако же было предпочтительнее, чтобы Сарала оказалась желанным членом их семьи и гармонично вписалась в их жизнь. Тем более что Мельбурн доводился Шею не только старшим братом, но и был деловым партнером.
Шарлемань отпил вина из бокала. Привыкший к интригам, сопровождающим любую сделку, он на этот раз желал бы обойтись без них. Выбирать между Саралой и семьей ему совершенно не хотелось, и он надеялся, что честолюбивый Мельбурн сможет оценить Саралу по достоинству и принять ее в семью.
Между тем Пенелопа говорила Сарале:
– Я все еще сержусь на дядю Шея за то, что он ничего не сказал мне о китайских воинах, находившихся в музее. Ведь мы бы могли вступить с ними в бой. Я хочу стать пиратом. Или актрисой. Вот!
– Пенелопа! Веди себя достойно! – одернул ее отец. Закери едва не поперхнулся куском жареной свинины.
– Прошу прощения, – обратился к Шарлеманю Делейн – Как я понимаю, девочка говорила о костюмах для китайских воинов, выставленных в музее. Верно?
– Пирату вряд ли было бы интересно сражаться с костюмами, – едко заметил Валентайн.
Виконт изумленно вскинул брови:
– Как! Неужели там были настоящие воины? Живые китайцы?
– К сожалению, именно так, Джон, – встрял в разговор лорд Ганновер. – Дело в том, что…
– Это довольно нудная и долгая история, – перебил его Шарлемань. – Произошло недоразумение, связанное с торговыми переговорами. Кое-кто не учел особенностей китайских традиций, чем вызвал небольшое осложнение. Все уладится.
Откровенничать с Делейном ему казалось излишним, так как он не был ни их родственником, ни деловым партнером. Ему было незачем знать слишком много о делах семьи Гриффин.
– А чем вы занимались в Индии, лорд Делейн? – спросил у гостя Шей.
– Коммерцией, – ответил виконт. – Мой дядя, служивший там, получил в награду за оказанные королю Георгу III услуги землю, продал ее местному богачу за весьма кругленькую сумму. А я, став его наследником, пустил капитал в оборот.
– И весьма преуспел, должна я заметить, – добавила леди Ганновер.
Сарала опустила глаза, явно недовольная вмешательством матери в этот разговор. А Шарлемань подумал, что эта неуемная дама доставит их семье немало хлопот. В отличие от своей мамаши Сарала знала, когда лучше придержать язык за зубами, и обладала достаточным тактом, чтобы не встревать в беседу мужчин.
– И каков же круг ваших интересов теперь здесь, в Англии? – спросил он у Делейна.
– Ох уж эти мне мужчины! – воскликнула как нельзя вовремя Элеонора. – Отложите свои скучные деловые разговоры до тех пор, пока дамы встанут из-за стола. Вот мне, например, куда интереснее было бы узнать, как удалось Каролине уговорить маркиза Веллингтона позировать ей для портрета без головного убора. Я думала, что он постоянно носит шляпу.
– Предлагаю тост – за талант и вдохновение моей супруги! – воскликнул Закери, подняв бокал с вином.
– Мой секрет прост: я сделала ему несколько банальных комплиментов, – сказала Каролина. – Ведь их любят в равной степени и женщины, и мужчины.
– Но путь к сердцу дяди Закери точно пролегает через его желудок, – добавила мудрая не по годам Пенелопа и хихикнула: – Когда он хорошо поест, то становится веселым и добрым.
Разговор перешел на вопросы, связанные с живописью, в частности на натюрморты, на которых запечатлено нечто съестное. Шарлеманя же больше интересовало, как именно познакомился в Дели Делейн с Карлайлами и какие у него сложились отношения с Саралой.
Когда ужин был съеден, дамы встали из-за стола и, под громкое хихиканье Пенелопы, перемежаемое выразительными вздохами леди Ганновер, покинули столовую, чтобы переодеться для бала.
– Что, по-твоему, они замышляют? – спросил у Валентайна Закери, проводив женщин взглядом.
– Предсказать женские поступки невозможно, – пожав плечами, ответил Валентайн.
Шарлемань кивнул, выражая полное с ним согласие, хотя всего несколько недель назад ему казалось, что он знает женскую натуру как свои пять пальцев. Теперь же он бы многое отдал за то, чтобы разгадать, что предпримет женщина, завоевавшая его сердце.
– Ты полагаешь, они о чем-то подозревают? – спросила у золовки Каролина, пока служанка расчесывала ее длинные каштановые волосы.
– Ты же знаешь натуру мужчин! – ответила Элеонора, глядя на свое отражение в большом зеркале. – Наверняка они считают, что все знают о нас, но, разумеется, заблуждаются. – Она оправила на себе наряд, обернулась к Сарале и с улыбкой добавила: – Как хорошо, что вы захватили с собой в Англию эти вещи! Валентайн и Закери упадут замертво, увидев нас в этой одежде.
– Плохо может стать даже мне! – заявила мать Саралы, сидевшая в кресле возле окна. – Это же неслыханное дело – три дамы появятся одновременно в брюках перед почтенной публикой. Не сомневаюсь, что после такого пассажа нас выдворят из Англии в назидание другим.
Сарала тоже опасалась возможных неприятных последствий их дерзкой выходки, однако не выказывала страха, чтобы не огорчить Элеонору и Каролину, которые приняли ее идею с восторгом. Они стали ее первыми подругами в Лондоне. Правда, этим она была в первую очередь обязана Шарлеманю. Так или иначе, теперь ей уже не столь одиноко, как раньше. И похоже, дружеские чувства к ней этих молодых леди были искренними.
– Это же не брюки, мама! – воскликнула она. – Это шаровары, традиционная одежда индианок, живущих в Дели, как и сари, а также рубаха «кадез».
– Здесь Лондон, деточка! – напомнила ей мать.
– А мы будем в ней только на маскараде.
– Надеюсь, что вы не заявитесь туда босыми!
– Нет, у нас есть мягкие сандалии. Вот, взгляните!
Она взяла со столика пару алых туфель из парчи и передала их Каролине. Одетая в костюм красно-золотистого цвета, Каролина с радостью надела их и залилась счастливым звонким смехом, взглянув на себя в зеркало.
Элеонора, судя по ее светящемуся лицу, тоже была довольна своим желтым индийским нарядом, состоявшим из сари и шаровар. Сарала же облачилась в зеленый костюм, отделанный красным бисером, а тюрбан украсила подаренным ей Шеем рубином.
Встав перед зеркалом, все три дамы полюбовались своим отражением и остались удовлетворены настолько оригинальным обликом. Ликовала и Пенелопа, которой Сарала дала надеть голубой головной убор с вуалью. Она вызвалась первой появиться в маскарадном наряде перед родственниками и гостями.
– Ступай, деточка! – велела ей Элеонора – А мы пойдем следом. Ведь мы готовы?
– Да, вполне, – вздохнув, сказала Каролина.
Все вышли из комнаты и начали спускаться по лестнице Замыкала процессию леди Ганновер. Сарала с волнением ожидала реакции Шарлеманя, ведь она впервые появится перед ним в национальном индийском наряде, больше похожая на индианку, чем на англичанку, благодаря своему стойкому загару. Как это отразится на его свадебных планах? Не передумает ли он жениться на ней?
Пенелопа смело подошла к дворецкому и громко спросила:
– Стэнтон, а где мой папа?
От удивления у бедняги глаза на лоб полезли. Когда же он перевел взгляд на остальных женщин, то даже рот раскрыл:
– Он в гостиной, леди Пенелопа, – поборов волнение ответил наконец он.
– Будь добр, открой нам двери, – сказала девочка.
– Да, конечно, – ответил дворецкий. – Сейчас, миледи.
На лице Элеоноры в это время не дрогнул ни один мускул. Она держалась с завидным хладнокровием, свойственным всем Гриффинам. Очевидно, она проявляла бесстрашие во всем, тем более в выборе костюма, заключила Сарала.
Входя в гостиную, она очень волновалась, сердце ее бешено стучало в груди, над верхней губой выступила испарина. Первой подала голос Пенелопа.
– Ну и что ты думаешь об этом, папа? – спросила она у герцога Мельбурна.
Себастьян обернулся и застыл, не веря своим глазам. Но взгляд Саралы был устремлен на Шарлеманя. На его лице тоже отображалось изумление. Он долго не мог произнести ни звука. Сарала невольно улыбнулась, глядя на него.
– Разрази меня гром! – промолвил Закери, откинувшись на высокую спинку стула.
Лорд Деверилл поставил бокал с портвейном на стол.
– Которая же из вас моя супруга? – спросил он.
– Я здесь! – Элеонора помахала ему рукой.
– Ты прелесть! – воскликнул он, вскочил и поцеловал жену.
Шарлемань тоже встал из-за стола и, подойдя к Сарале, спросил:
– Это твоя идея?
– Нет, братец мой! – ответила ему Элеонора. – Взгляни на Себастьяна! Похоже, он проглотил язык.
– Ничего подобного, – заявил герцог, выпив вина. – Вы все выглядите замечательно. И будете в центре всеобщего внимания на балу. – Он выразительно взглянул на Саралу. – Вот только готовы ли вы сами к этому?
– Нам с Саралой будут завидовать, – пожав плечами, сказал Шей, обнимая невесту за талию.
Она преисполнилась чувством огромной благодарности к нему за поддержку. Мельбурн же явно был не в восторге от ее затеи. Он довольно-таки сердито взглянул на сестру и хмыкнул. Другие же присутствующие мужчины разделяли точку зрения Шея. Отец Саралы усмехался и покачивал головой.
Не упрекнул герцог только Пенелопу, однако и комплимента ей он тоже не сделал. В вестибюле он молча передал ее под опеку гувернантки и стал надевать шляпу и перчатки.
– А где же твоя маска? – спросила Сарала у Шарлеманя.
– Проклятие! Чуть было не забыл о ней. – Он побежал наверх по лестнице.
– Вот теперь ты стала похожа на ту Саралу, которую я помню по Индии, – шепнул ей Делейн и предложил взять его под руку.
Сарала сделала вид, что не заметила этого жеста, и поправила украшение на своем головном уборе.
– По-моему, в таком наряде вам не доводилось меня видеть, милорд, – подчеркнуто холодно ответила она.
– Возможно, однако именно такой я тебя всегда и представлял себе, когда вспоминал, – ответил он.
Вскоре вернулся Шарлемань, держа в руке маску.
– Ну и что ты на это скажешь? – спросил он.
– Это же лик дьявола! – Сарала изумленно распахнула глаза.
Шарлемань разразился сатанинским смехом и увлек ее к выходу. На площадке парадной лестницы он отметил, что рубин чудесно гармонирует с ее головным убором.
– Как и твоя заколка на галстуке с этой полумаской красного цвета, – сказала Сарала.
Элеонора взяла ее под руку и изъявила желание сесть в одну карету с остальными дамами.
– Я не отпущу ее сегодня от себя ни на шаг! – заявил Шей.
– Лорд Ганновер! Мне надо обсудить с вами один земельный вопрос, – сказал Закери, предлагая леди Ганновер взять его под руку.
На какое-то время все позабыли о Джоне Делейне. Виконт растерянно переводил взгляд с одной кареты на другую, и радостная улыбка медленно сползала с его лица. Наблюдая за ним, Сарала втайне ликовала. Он явно рано радовался, что попал в круг избранных, и чувствовал себя лишним среди родовитых аристократов.
Мельбурн что-то шепнул Закери, направляясь к карете Деверилла, младший брат обернулся и сказал виконту:
– Поезжайте с нами, Делейн!
Лорд Деверилл заметил, когда карета тронулась с места:
– Как это вы чуть было не забыли старого приятеля вашей семьи, леди Сарала?
Она только пожала плечами в ответ, сидя между герцогом и Шарлеманем. Однако, помолчав, все же ответила:
– Герцог Мельбурн оказал нашей семье и без того большую честь, пригласив нас на такое торжество. Моему отцу не следовало просить его еще об одной услуге.
– Вы критикуете во всеуслышание отца? – промолвил, глядя в окошко кареты, Мельбурн.
– Себастьян! – холодно одернул его Шарлемань.
– Я критикую его за излишнюю душевную доброту. Как показывает обретенный мной в высшем обществе опыт, это качество не в почете среди аристократов. Для них главное – пустить пыль в глаза.
Герцог рассмеялся:
– А теперь вы возражаете мне!
– Вам виднее, ваша светлость.
– Если кто-то считает, что в этой карете тесно, то я могу отвезти Элеонору домой, – сказал Деверилл и погладил супругу по руке. – И сделаю это с превеликим удовольствием.
Она потрепала мужа по колену и проворковала:
– Наберись терпения, Валентайн, тебе еще придется сегодня танцевать со мной.
Возле особняка графа Уэкстона к их прибытию туда собралась уже добрая половина экипажей лондонской знати. Выглянув в окошко, Элеонора с улыбкой воскликнула:
– Ханна Дайсон снова надела костюм пастушки! Бедняжка!
– Очевидно, ей нравятся овечки, – ответил Деверилл, выходя первым из кареты и подавая руку супруге.
Сарала вдруг отчетливо осознала, как разительно отличаются они в своих индийских костюмах от остальной публики, и запаниковала. Не подвергла ли она помолвку с Шеем неоправданному риску? Высший свет может воспринять ее затею как дерзкий вызов устоям.
– Я впервые вижу столько людей, собравшихся в одном доме! – воскликнула она, очутившись в просторном холле. – Возможно ли свободно передвигаться в такой толпе?
Шарлемань рассмеялся. Лично он пока еще не отходил от Саралы ни на шаг.
– Фокус в том, чтобы двигаться в одном направлении с общим потоком. А вот и тетушка Тремейн!
– Как вам удалось узнать меня, проказник? Я ведь в маскарадном костюме! – ответил ему густой женский голос.
– Я не могу лишь понять, в чей именно костюм вы переоделись, – сказал Шей, наклонившись, чтобы чмокнуть тетю в щеку.
– Я сегодня Боадиция, королева бриттов. – Дородная дама внимательно посмотрела на Саралу: – А вы, должно быть, леди Сарала. Меня зовут Глэдис Тремейн.
– Очень приятно познакомиться, миледи!
– Пожалуйста, называй меня просто тетушкой Тремейн, как все мои племянники и племянницы. Мы ведь скоро породнимся, не правда ли?
– Хорошо, тетушка Тремейн, – сказала Сарала, все еще не совсем уверенная, что их с Шарлеманем свадьба состоится. Ведь ему о ней пока далеко не все было известно.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Нечто греховное - Энок Сюзанна



Третий роман о Гриффинах, где рассудительность Шерлеманя ушла на второй план, а на первый план автор поставила страсть. Эпизод с китайцами должен был выстроить интригу, а на самом деле вызывает снисходительную улыбку. А Сарала супер эмансипированная девица даже по мерках 20-21 веков. Слабовато!
Нечто греховное - Энок СюзаннаItis
26.07.2013, 15.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100