Читать онлайн Нечто греховное, автора - Энок Сюзанна, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нечто греховное - Энок Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.39 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нечто греховное - Энок Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нечто греховное - Энок Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Энок Сюзанна

Нечто греховное

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Наконец Сарала очнулась и произнесла:
– В таком случае мы будем еще долго оставаться только помолвленными. – Она встала и принялась расхаживать туда-сюда по дорожке.
Шарлеманя бросило в пот, в горле у него пересохло. Он лишь кивнул, охваченный противоречивыми чувствами. Тем не менее, хорошо было уже то, что она не влепила ему пощечину, узнав, что он отказывается расторгнуть их помолвку.
– Такая перспектива меня не устраивает, – хрипло сказал он.
– И ты намерен влюбить меня в себя? – спросила без обиняков она, остановившись напротив него.
– Именно так, – подтвердил он.
– В таком случае позволь мне задать тебе еще один вопрос.
– Я внимательно тебя слушаю.
Сарала вновь присела на стожок сена и взяла его за руку.
– Я видела, как умело ты ведешь дела, убедилась, что ты знаешь толк в коммерции. Но тебе потребовалась целая неделя и угроза со стороны китайцев, чтобы сделать мне ответное предложение. Разве это не так?
– К чему ты клонишь? Я заинтригован, – сказал Шарлемань.
– К тому, Шей, что я не то же самое, что партия китайского шелка. Как долго ты намерен еще меня обхаживать?
Дрожь пробежала по его телу после таких слов, он понял, что близок к желанной цели, и привлек ее к себе, чтобы ответить ей поцелуем. Ее податливые теплые губы разомкнулись, а язычок проник ему в рот. От нее пахло корицей, и этот пьянящий аромат заставил Шарлеманя крепче сжать ее в объятиях.
Он пытался сдержать рвущиеся наружу чувства, но это было нелегко. Оставаться же на протяжении всей их помолвки в неведении о ее женских достоинствах он не мог. К тому же никаких условий относительно воздержания не было обговорено. А после того как она призналась, что целовалась и до него с другими мужчинами, он уже не усматривал особых причин для воздержания от соития с ней.
Первым его желанием, возникшим после ее признания в своих прошлых грехах, было потребовать, чтобы она назвала имена мужчин, с которыми целовалась. Он был готов найти их всех до одного и хорошенько поколотить. Его не расхолаживало даже то обстоятельство, что они, вероятно, проживали в далекой Индии.
– Завтра Уэкстоны дают бал-маскарад, – сказал он, прервав долгий поцелуй. – У нас в семье принято ужинать, прежде чем отправиться туда. Почему бы твоим родным к нам не присоединиться?
– Нас не приглашали на этот бал, – сказала Сарала, шумно дыша и завораживая Шарлеманя своим вздымающимся бюстом. Ее взгляд был устремлен в его рот.
– Считай, что я это сделал. Завтра утром я отправлю письмо твоему отцу с приглашением.
– Но в чем же я туда пойду? И ты не ответил на мой вопрос, – сказала Сарала, облизнув губки.
Шарлемань широко улыбнулся и встал. Поднялась со стога сена и Сарала. Дай он ей более обстоятельный ответ, они были бы уже нагими. Он медленно повел ее к дому по дорожке, до самой каменной скамейки, на которой поджидал ее под окнами библиотеки. Укрывшись за кустами, он произнес:
– Надеюсь, ты придумаешь что-нибудь относительно маскарадного костюма. Что же касается твоего вопроса, то я уже на него частично ответил, но готов добавить, что в данном случае сравнение наших отношений с торгом неуместно. Я не торгуюсь с тобой, Сарала, я тебя соблазняю.
Издав томный вздох, она его поцеловала.
Сладость ее губ мгновенно вскружила ему голову и заставила его забыть и о своих обязательствах перед семьей, и об угрозе международного скандала. Утратив самообладание, Шарлемань сжал ее в объятиях и целовал до тех пор, пока не поборол желание повалить ее на землю и решительным мужским поступком доказать ей, что они созданы друг Для друга. Если такая мысль могла родиться только в голове безумца, то он предпочел бы им остаться и не желал обращаться к лекарю.
– Тебе лучше уйти, – придя в себя, сказал он. Сарала стряхнула с себя паутину наваждения и сказала:
– Да, ты прав, Шей. Хорошо, что ты мне все объяснил, это очень мило с твоей стороны. – Она погладила его ладонью по щеке. – Ты так внимателен и добр ко мне.
– Я стараюсь быть еще и разумным, – добавил он и, поцеловав ее в шею, разжал объятия, чтобы бесшумно и быстро раствориться в зелени сада. Он старался не оглядываться, чтобы не натворить новых глупостей или же не начать декламировать строки из «Ромео и Джульетты» о сладостной печали расставания. Ему нужно было поторапливаться.
Чем ближе подъезжал он к своему дому, тем лучше и отчетливее воспринимал окружающий мир. Окончательно же он отрезвел, когда вошел в прихожую и увидел там Себастьяна, уже надевающего перчатки.
– Где тебя черти носят? – раздраженно спросил герцог.
– Я был у Саралы. А в чем дело? Что-нибудь случилось?
– А ты сам-то не догадываешься? – Мельбурн хмыкнул. – Так, произошло маленькое недоразумение: китайцы намерены увезти моего брата в Китай и посадить там в темницу. В остальном же все в порядке. – Герцог резанул Шея ледяным взглядом.
Мельбурн все еще держался с непутевым братом холодно и отстраненно. Застав случайно его в библиотеке в доме Элеоноры с Саралой, он пришел в ярость и с тех пор не мог успокоиться. Так продолжаться больше не могло, братьям нужно было объясниться и найти взаимопонимание, но в данный момент Шею предстояло несколько других срочных дел.
– Куда ты направляешься? – спросил он у герцога.
– В Карлтон-Хаус. Нужно обсудить с нашими адвокатами вопрос о возможных осложнениях с этой партией китайского шелка. Пусть подумают над тем, как возместить китайцам ущерб. Ты не желаешь составить мне компанию? Или у тебя есть какие-то другие, более важные планы?
– Нет, я хочу присутствовать на встрече с нашими юристами, – поспешно ответил Шей и забрал у дворецкого Стэнтона свою шляпу.
С площадки второго этажа его окликнула племянница:
– Дядя Шей!
– Привет, Пенелопа! – подняв голову, воскликнул он. Девочка приподнялась на цыпочках и звонко сказала, встряхнув темными вьющимися волосами:
– До меня дошли слухи, что вы собираетесь жениться.
– Да, так оно и есть, – ответил Шей.
– А почему вы мне сами ничего об этом не сказали?
– Приношу тебе извинения, Пенелопа, просто последние дни выдались очень суматошными.
– Пусть так, но вы даже не представили мне свою невесту.
Видя, что Себастьян уже нетерпеливо переминается с ноги на ногу, Шей вымучил улыбку и ответил.
– Завтра вечером она с родителями приедет к нам на ужин, а потом мы все вместе отправимся на бал-маскарад. Так что вы с ней обязательно познакомитесь. Наберись терпения радость моя! А пока прошу меня простить, я тороплюсь.
– Хорошо, дядя Шей. Но только обязательно поговори те со мной, когда вернетесь. У меня есть к вам несколько вопросов.
– Непременно, Пенелопа!
Помахав племяннице рукой, он вышел из дома и сел в экипаж. Спустя мгновение к нему присоединился Себастьян:
_ Это ты сказал девочке? – спросил у герцога Шей когда карета тронулась. – Ведь это от тебя она узнала о помолвке?
Пожав плечами, Мельбурн уставился в окно. Помолчав он произнес:
– Она спросила, что за шум случился в доме. Я сказал, что мы обсуждали твою помолвку. А почему ты спрашиваешь? Что в этом особенного?
– Потому что мне бы не хотелось, чтобы моя племянница презирала Саралу или недолюбливала ее, когда она поселится в нашем доме. Ребенок чувствует настроение своего отца.
– Не волнуйся, Шей, я не посвящал ее в подробности и не выказывал своего недовольства, – ответил герцог с усмешкой.
Шарлемань предпочел бы не выяснять отношений с братом, однако демонстрировать свою слабость он тоже не собирался. Подавшись вперед, он произнес:
– А чем, собственно говоря, вызвано твое недовольство? Семьей Саралы или же моим намерением жениться?
– Тебя заманили в сети Гименея, простачок! – резко ответил герцог. – Элементарно одурачили. Использовали, чтобы войти в высшие сферы английской знати. Это был хорошо рассчитанный ход!
– Ты не прав, Себастьян! Я в любом случае женился бы на Сарале, – едва сдерживая гнев, ответил Шарлемань. – Рано или поздно предложил бы ей руку и сердце. Она великолепна!
– А ее мамаша – амбициозная охотница за высокими титулованными особами.
– Ну и что из того? По-моему, они надеялись, что ты сделаешь Сарале предложение. Кстати, Сарала просила меня сегодня утром убедить тебя объявить о расторжении нашей помолвки. Она полагает, что между нами чисто деловые отношения. Это я первым дерзнул ее поцеловать, она же расценила мой поступок как попытку вскружить ей голову и сбить цену на товар.
Себастьян обернулся и взглянул на брата с неподдельным изумлением:
– Позволь, я ничего не понимаю… Чего ты от меня хочешь?
– Я хочу, чтобы Сарала поселилась в нашем доме! – выпалил Шей. – У нас вполне достаточно свободных комнат. И она не будет мешать нашим сложившимся отношениям. Однако прежде ты должен изменить о ней мнение, иначе она будет чувствовать себя здесь неуютно.
– Ты должен понять меня правильно, Шарлемань, – сухо произнес Себастьян. – Я обязан думать о репутации всей нашей семьи в первую очередь.
– Она же англичанка и дочь маркиза!
– Да, но пока выглядит белой вороной. О чем только думал ее папаша, давая ей такое странное имя – Сарала? Вдобавок она настолько глубоко впитала индийские традиции, что находит английскую культуру странной и ведет себя весьма дерзко.
– Она воспитывалась в среде, отличной от той, к которой привыкли мы. Например, она умеет заклинать ядовитых змей.
– Послушай, Шей, давай прекратим этот нелепый спор!
– Нет уж, позволь мне высказаться! Я прекрасно понял все, что ты сказал. Поэтому хочу просить тебя встретиться с ней и обстоятельно поговорить, а не делать преждевременных выводов относительно ее воспитания. Лично мне по душе и ее манеры, и акцент, и даже стойкий загар. Не говоря уже об ее обширных познаниях в истории и литературе Древней Греции и Римской империи. Она наверняка понравится тебе, Себастьян, когда ты лучше ее узнаешь.
– Перестань убеждать меня, Шарлемань! Все, что ты наговорил, противоречит здравому смыслу. По правде говоря, меня настораживает, что ты признался мне в своих чувствах к этой экстравагантной девице только после того, как я принудил тебя к откровенному разговору. Я вообще не уверен, что ты влюблен в нее. Почему ты даже не упомянул о ней ни разу, пока ваши отношения не всплыли наружу?
– Если честно, – вздохнув, сказал Шарлемань, – то порой я действительно веду себя глупо. Я боялся, что ты отобьешь у меня Саралу. И вообще надеялся избежать этого разговора с тобой. Однако согласись, что я не слишком часто ошибаюсь, и постарайся меня понять и простить.
– Роковую ошибку достаточно допустить один раз, брат!
– Но это не тот случай!
На лице герцога отобразилась сложная игра чувств.
– Хорошо. Ответь мне честно: ты бы согласился расторгнуть вашу помолвку, если бы я помог тебе сделать это? – спросил он.
– Нет, естественно! – не задумываясь ответил Шей.
– А Сарала?
Сердце Шарлеманя сковало холодом. Ручаться за то, что его строптивая и гордая невеста не согласится на предложение герцога, он не мог. Как и обманывать Мельбурна.
– Она бы пошла на это, – наконец произнес он. – А потому прошу тебя не затрагивать с ней вопрос о помолвке.
– По-твоему, это честно? – Мельбурн прищурился. Сделав судорожный вдох, Шей сказал:
– Ради Бога, не притворяйся только, что ты печешься о ее благе. Дай мне время попытаться доказать ей свою любовь. Если же она меня окончательно отвергнет и после этого, тогда…
У него перехватило дух, и он не смог закончить фразу.
– Понимаю. – Себастьян отряхнул пылинку с рукава. – Так прикажешь распорядиться о приготовлениях к свадебному балу либо повременить с этим?
– Как мне стало случайно известно, ее матушка мечтает, что наше бракосочетание состоится в особой королевской церкви – Вестминстерском аббатстве. На меньшее она не согласна. Если ты не возражаешь, я мог бы обсудить с ней этот вопрос.
– Что ж, желаю успеха. А я поговорю с Саралой. Сказав так, герцог откинулся на сиденье и уставился в окошко кареты.
Это был пусть и маленький, но все-таки шаг вперед. От мнения и поступков герцога зависело очень многое. Обычно он был скуп на обещания и действовал осмотрительно, чувствуя на себе бремя ответственности за весь их клан, уходящий корнями во времена императора Адриана. Он свято чтил своих предков, благодаря которым и стал герцогом, и никогда бы не предал их память.
– Спасибо, Себастьян, – сказал Шей.
– Но не забывай, что мои хлопоты могут закончиться, если китайцы отсекут тебе голову.
– Будем надеяться на лучшее.
– Ты видела это? – спросила у Саралы леди Ганновер, размахивая запиской. – Я всегда говорила, что все решают полезные знакомства! Ах, как я рада, что ты не вышла замуж в Индии!
– Тогда вы так не считали, мама! – возразила Сарала, отложив в сторону книгу по истории Древнего Рима, хотя и сама была безмерно рада, что не совершила в Индии роковой ошибки.
– Пожалуйста, не морочь мне голову! Это ничего не меняет.
Судя по гербовой печати на полученном письме, на которой был изображен грифон, его прислал кто-то из Гриффинов.
Однако леди Ганновер притворилась, что не догадывается об этом, и с невинным видом воскликнула:
– Любопытно, кто бы мог это нам прислать? Сейчас узнаем, доченька. – Она вскрыла письмо, развернула его, пробежала глазами и сказала, прижимая листок к груди: – Герцог Мельбурн просит всех нас на ужин к себе, а после него – на бал-маскарад у Уэкстонов. Это просто невероятно! Все приглашения на этот бал были разосланы еще за месяц до того, как мы прибыли в Лондон.
– Что ж, это действительно приятная новость, – сказала Сарала, потупив взгляд, чтобы не выдать охватившего ее волнения.
– Приятная? Это колоссальное известие! Поспешу-ка я обрадовать им твоего отца. Наверное, он играет в бильярд с лордом Делейном.
– Как? Джон здесь? – Сарала опешила.
– Да, он приехал с четверть часа назад.
Леди Ганновер поспешно покинула утреннюю гостиную, чтобы подняться в бильярдную на втором этаже. Сарала последовала за ней.
– Подождите, мама! – тихо окликнула она.
– В чем дело, деточка? – Мать остановилась на лестничной площадке и обернулась.
– Ты не думаешь, что не стоит говорить отцу о бале пока у нас находится лорд Делейн? А вдруг его туда не пригласили?
– Да, пожалуй, ты права! Я передам письмо отцу, пусть он сам его прочтет, – сказала маркиза и продолжила путь по ступенькам наверх. Стиснув зубы, Сарала проводила ее взглядом до дверей бильярдной. Письмо Мельбурна стало для нее неожиданностью, она не думала, что герцог действительно пригласит их на ужин и бал, считающийся гвоздем великосветского сезона. Слова же Шарлеманя она даже не приняла всерьез. От восторга у нее сдавило горло.
Она уже придумала, в каком костюме отправится на этот маскарад, но опасалась, что ее наряд вызовет истерику у ее матери. Оставалось одно – собраться с духом и действовать решительно и хладнокровно.
Послышался громкий стук в парадную дверь. Спустя минуту в гостиной появился дворецкий, неся на подносе визитную карточку.
– Миледи! – объявил он. – Вас желают видеть леди Деверилл и леди Каролина Гриффин.
Сарала встала, ощущая неописуемое волнение. Если дело и дальше так пойдет, подумалось ей, до свадьбы она просто не доживет.
– Пригласи гостей войти, – сказала она дворецкому. – И подай нам чаю.
Обе дамы были так заботливы по отношению к ней два дня назад, когда случился тот конфуз на диване в библиотеке дома Элеоноры. Но, будучи в полном смятении чувств, Сарала не поблагодарила их и не знала, что они подумали о ней в действительности. Сама же она вряд ли проявила бы терпение и благожелательность, если бы стала свидетельницей подобного происшествия со своим братом или деверем.
– Доброе утро! – войдя в комнату, промолвила леди Деверилл. За ней следовала леди Каролина, которая тоже поздоровалась с Саралой.
– Доброе утро! – Сарала пожала гостьям руку. Каролина, к ее удивлению, поцеловала ее в щеку.
– Как поживаете? – спросила она при этом.
– Пребываю в легком волнения, – ответила с вялой улыбкой Сарала. – Чем я могу быть вам полезна?
– Мы хотим просить вас об одолжении, – сказала Элеонора, садясь в кресло.
Сарала подумала, что они станут уговаривать ее вернуться в Индию, однако не подала виду и ответила:
– Я к вашим услугам, леди.
– Как вам известно, этой ночью состоится грандиозный бал у Уэкстонов. Себастьян уже пригласил вас к нам присоединиться?
– Да, мы получили его письмо! – Сарала кивнула.
– Замечательно! – Каролина прочистила горло. – Элеонора, будешь говорить ты или доверишь эту миссию мне?
– Боже, да в чем дело? – спросила Сарала, не совладав с нервами. – Надеюсь, вы не собираетесь предложить мне кого-то убить?
– Пока нет. Мы хотим попросить вас помочь нам с маскарадными костюмами.
– Каким же образом?
– Нам пришло в голову, – продолжала Элеонора, – что будет очень забавно и оригинально, если все мы облачимся в платья индийских дам. Однако же если эта затея вас смущает, настаивать на ней мы не будем.
– Я и сама задумала надеть индийский национальный костюм, – призналась Сарала. – Но боюсь, что это испортит мою репутацию в свете, а также бросит тень на вашу.
Она говорила откровенно, надеясь услышать правдивый ответ.
– Очевидно, вы предполагаете, что мы досадуем на вас из-за той истории с Шарлеманем? – спросила Элеонора. – Но ведь вы же с ним помолвлены, следовательно, все произошло по вашему обоюдному желанию. Что же в этом предосудительного? Если сердиться на кого-то, так это на моего брата, который повел себя с вами бесцеремонно, не совладав с эмоциями.
Это звучало вполне искренно. Сарала ответила:
– Пожалуйста, не судите его строго, очевидно, я дала ему повод для этого, сама того не ведая.
– Я видела, как вы, голубки, смотрели друг на друга, – промолвила маркиза, беря чашку чая у дворецкого. Она улыбнулась, сделала маленький глоток и добавила: – Я ведь не догадывалась о вашей взаимной симпатии, когда приглашала вас к себе на обед.
– Так что вы скажете о нашей затее с индийскими костюмами? – перешла к делу леди Деверилл. – Надеть нам платья восточных принцесс или нет?
Шарлемань постоянно называл Саралу принцессой. Почему бы и не облачиться в ее наряд в последний раз?
– Я привезла из Индии несколько костюмов такого рода, – сказала Сарала. – Если желаете, можете взглянуть на них.
– Закери упадет в обморок, – сказала Каролина смеясь, В комнату вошел маркиз Ганновер. Дамы замерли. Он поклонился им и произнес:
– Добрый день, дорогие леди! Дворецкий доложил мне, что вы здесь. Я хочу попросить вас разрешить мне взять с собой одного моего знакомого на бал-маскарад. Он только недавно прибыл из Индии.
– Ради Бога! – воскликнула Элеонора. – В большой компании веселее! Я сообщу Мельбурну, что нас будет на одного человека больше.
– Замечательно. Что ж, дамы, не буду вам мешать, до свидания.
С этими словами маркиз удалился.
Сарала не подала виду, что огорчена словами отца, и, вызвав Дженни, пошла в свою спальню. Однако постепенно ее недовольство складывающейся ситуацией переросло в страх. Встреча Шарлеманя Гриффина и лорда Делейна была чревата ужасающими последствиями.
Женщины договорились надеть маскарадные костюмы после ужина. Сарала предвидела недовольство матери и удивление членов семьи Гриффин в связи с ее непривычным обликом и поэтому всячески стремилась оттянуть этот момент Присутствовать за столом ей было удобнее в нормальной, а не в национальной индийской одежде.
Без четверти семь вечера она вместе с родителями прибыла в Гриффин-Хаус во второй раз в жизни. В воздухе витало праздничное настроение, смягчавшее горький осадок, оставшийся у нее на душе после предыдущего дня. Мать все еще продолжала брюзжать по поводу недоговоренности о свадьбе, но значительно реже после получения приглашения от герцога. Саралу же обуревали тревожные предчувствия.
Виконт Делейн уехал домой, чтобы переодеться в вечерний костюм, и Сарала ожидала его скорого появления в Гриффин-Хаусе. Оказаться приглашенным в столь респектабельный дом было значительно почетнее и труднее, чем на бал в доме Уэкстонов. Лакей в ливрее помог ей выйти из кареты и провел по мраморной лестнице к дверям особняка. В просторном вестибюле ее встретил Шарлемань. Они поздоровались. Он сказал.
– Ты сегодня выглядишь умопомрачительно.
– И ты очень импозантен, – сказала Сарала.
– Моя сестра тоже так считает, – улыбнулся он.
И действительно, его черный фрак великолепно гармонировал с жилетом из узорчатого шелка, а черные брюки подчеркивали мускулистость бедер. Белоснежный галстук был украшен рубиновой заколкой, очевидно, камень был индийский.
– Позволь мне сопроводить тебя в бильярдную и показать стоящий там бюст Цезаря, – предложил Шарлемань.
– Не следует ли мне сначала поприветствовать герцога Мельбурна? – спросила Сарала. – Надо выразить почтение хозяину дома.
– Но я тоже здесь живу, – подняв бровь, заметил Шеи – Достаточно того, что ты поздоровалась со мной, а с Мельбурном вы еще наговоритесь за вечер. Пошли взглянем на Цезаря.
Он взял ее за пальцы и повел за собой:
– Только не вовлекай меня в очередной скандал, Шей! – пролепетала Сарала и, высвободив пальцы, взяла его под руку.
Уединяться с Шарлеманем было небезопасно, зато это освобождало ее от присутствия при встрече герцога с ее мамашей.
Стену вдоль галереи на втором этаже украшали портреты знаменитых предков обитателей дома, на столиках в холле стояли изумительные фарфоровые вазы и сосуды из итальянского стекла, карнизы были позолочены.
– Ваша семья давно живет в этом особняке? – спросила она.
– Этот дом принадлежал когда-то моей прапрапрабабушке, дочери герцога Корнуолла. Гриффин-Хаусом он стал именоваться в 1648 году. Во время Великого лондонского пожара в 1666 году сгорела его задняя половина. В этом нет ничего удивительного, тогда полыхал весь город. Но спустя год дом был восстановлен. В дальнейшем он много раз перестраивался, обновлялся и расширялся, – ответил Шарлемань.
– Складывается впечатление, что ваша семья живет здесь еще со времен римского завоевания Британии, – заметила Сарала, желая побольше узнать о предках будущих родственников вообще и Шарлеманя в особенности.
– Так оно и есть, – с самодовольной ухмылкой подтвердил он. – У императора Траяна служил генерал Максим Грифан. Легенда гласит, что он был влюблен в дочь вождя одного местного племени. На свадьбу император даровал ему обширный участок земли. Генерал вышел в отставку и стал землевладельцем. Его потомки не ушли вместе с римлянами, а остались в Британии и стали местными аристократами.
Они вошли в бильярдную, и Шарлемань указал рукой на белый мраморный бюст, стоящий в простенке между окнами:
– Закери называет его дядюшкой Юлием, хотя наше родство с ним весьма сомнительно.
Сарала приблизилась к бюсту, желая рассмотреть его получше, и сказала:
– Однако вероятность этого полностью не исключена, не так ли? Разве возможное родство с императором не льстит твоему самолюбию?
– В истории любой семьи есть какая-то тайна, – пожал плечами Шей. – Если бы в нашей семье не сохранялись архивные документы, мы бы и не догадывались о своем происхождении от знатных римлян. История этого изваяния сама по себе весьма любопытна, разумеется, но меня привлекло в нем больше его отменное качество. Взгляни, что за искусная работа! Какая четкость линий, как приятно холодит пальцы мрамор!
И действительно, бюст, когда-то наверняка украшавший один из римских дворцов, был чрезвычайно хорош. Но разглядеть и пощупать его Сарале помешало появление в дверях комнаты хрупкой девочки, похожей на Элеонору. Заложив руки за спину, она кашлянула и уставилась на обернувшуюся Саралу. Несомненно, это была дочь герцога Мельбурна.
– Представьте меня своей гостье, дядя Шей! – сказала она.
– Это леди Сарала Карлайл, – улыбнулся Шей. – Сарала, познакомься, пожалуйста, с моей племянницей леди Пенелопой.
Сарала сделала реверанс:
– Очень приятно.
– И мне тоже, – произнесла девочка, тоже низко присев. Шарлемань предложил Сарале вновь взять его под руку.
– Леди Сарала долгое время прожила в Индии, – сказал он девочке, чтобы объяснить ей едва заметный акцент гостьи. – Она умеет заклинать кобр.
– Это правда, что заклинатели змей завораживают их музыкой? – с жаром воскликнула девочка.
– Нет, это делает сам факир, покачиваясь в такт музыке вместе с флейтой, – пояснила Сарала. – А тебе не доводилось никого укрощать?
– Разве что дядю Закери! – хихикнув, ответила Пенело. В каком наряде вы появитесь сегодня на маскараде?
Сарала дала Каролине и Элеоноре слово не выдавать их секрета, но для девочки можно было сделать исключение. Тем не менее Сарала ответила уклончиво:
– Ты узнаешь это сразу после ужина, когда я в него переоденусь.
– А я надену костюм пирата! – похвалилась девочка. – Правда, папа говорит, что в нем я напугаю всех дам. А можно мне занять за столом место рядом с леди Саралой? – спросила она у дяди.
– Разумеется, можно! – Шарлемань поцеловал племянницу в макушку.
– Она просто ангел! – сказала Сарала. – И вообще все женщины в вашей семье очень милые.
– Они компенсируют дьявольский норов мужчин семьи Гриффин, – заметил Шарлемань, целуя ей кончики пальцев.
Саралу охватило жаром. Она попыталась представить себя супругой этого мужчины и пришла в неописуемое волнение.
Больше всего ее пугало то, что он действительно хотел жениться на ней.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Нечто греховное - Энок Сюзанна



Третий роман о Гриффинах, где рассудительность Шерлеманя ушла на второй план, а на первый план автор поставила страсть. Эпизод с китайцами должен был выстроить интригу, а на самом деле вызывает снисходительную улыбку. А Сарала супер эмансипированная девица даже по мерках 20-21 веков. Слабовато!
Нечто греховное - Энок СюзаннаItis
26.07.2013, 15.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100