Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Рейф поднял обе руки над головой и с любопытством оглядел свободные рукава рубашки цвета слоновой кости.
— Клянусь Богом, я начинаю чувствовать себя историческим персонажем.
Дедушка Харрингтон, пока пребывал в добром здравии, явно отдавал в одежде предпочтение фасонам двора короля Георга Третьего. Хотя Рейф в таком костюме и чувствовал себя участником какого-то дурацкого бала-маскарада, он не мог не отметить, что все было на удивление чистым и вполне ему впору. Решительно отложив в сторону шляпу (из-за громадной шишки на затылке) и роскошные туфли, потому что не выносил пряжек, он натянул сапоги и отправился за конюшню, где, кроме лестницы, обнаружил бочонок с дегтем и некоторое количество кровельной дранки.
Голова все еще болела, и, наверное, разумнее было бы лезть на крышу завтра. Однако на востоке, у горизонта, клубились подозрительного вида темные тучи и, похоже, вовсе не собирались дожидаться, когда голова мистера Бэнкрофта придет в порядок. Сидеть сложа руки он никогда не умел. И потом, напомнил себе Рейф, любая мелочь, которую он приведет здесь в порядок, пусть немного, но прибавит к цене, которую он решится запросить за эти руины. Неподалеку он обнаружил в траве засыпанную углями и пеплом проплешину, явно предназначенную для костра, который он без колебаний и развел, благо дровяного мусора вокруг было полно. Рейф успел присмотреть и жестяное ведерко для того, чтобы растопить деготь. Лестница на вид была прочной, разве что малость нескладной, но Харрингтоны, вне всякого сомнения, не раз ею пользовались. Вернее, так: дом имел бы намного более пристойный вид, если бы этой лестницей пользовались чаще. Насвистывая фривольную солдатскую песенку, Рейф вознес горячую благодарность самому себе за то, что в молодые годы предпочитал болтаться среди слуг и ремонтных рабочих, нанятых для приведения в порядок участка и построек в Хайброу, после чего потащил лестницу через сплошь заросшую травой и сорняками лужайку к дому и наконец взгромоздил ее у задней стены. После этого он вернулся к конюшне поискать старую кисть или хотя бы веник.
— Вы вовсе не были обязаны рассчитываться за наши припасы.
Рейф от неожиданности вздрогнул. В проеме двери стояла Фелисити, уперев руки в бока; Она явно была расстроена. В солнечном свете темные волосы ее отливали бронзой, и Рейф откровенно уставился на девушку, понимая, что ведет себя неприлично, но не имея сил отвести взгляд. В его довольно смутных размышлениях о возможной продаже поместья и путешествиях по миру Фелисити места не отводилось. Рейфел Бэнкрофт привык добиваться и получать только то, что было интересно и нужно лишь ему самому. К Фелисити Харрингтон его влекло все сильнее, и, насколько он знал себя, мысль приударить за прелестницей пришла ему в голову в тот самый момент, когда он увидел ее в первый раз.
— Я был голоден и не хотел получить по голове, на сей раз от миссис Денуорт, этой вздорной и сварливой старой кошелки. Я был не прав?
Губы мисс Харрингтон сами собой сложились в милую полуулыбку, действие которой по силе можно было приравнять к той недавней ослепительной улыбке, которая и подвигла Рейфа на то, чтобы безропотно согласиться на латание дыр на крыше усадьбы. Фелисити быстро окинула взглядом облаченного в исторический наряд Рейфа и заметно покраснела.
— Вы ведь наш гость… Вот оно как. Он тоже ей небезразличен. Прекрасно, Все оказалось даже легче, чем ему Думалось.
— Если бы вы появились здесь на несколько минут раньше, то имели бы удовольствие лицезреть вашего гостя голым по пояс. И что бы мы тогда стали делать?
— Я… Вы правы. Прошу прощения.
Отыскав веник, Рейф несколько раз с размаху стукнул им о стену конюшни, сбил пыль и старую паутину, после чего направился к выходу, чтобы забрать ведерко с подогретым дегтем и кровельную дранку.
— Право, не стоит извиняться. Что было, то прошло. Фелисити нерешительно откашлялась:
— Понимаю. Но прошу вас больше не оплачивать наши счета.
— Вряд ли сумею выполнить вашу просьбу, — ответил он, останавливаясь и переваривая услышанное. — Значит, есть еще долги?
— Совсем небольшие…
Рейфу на Фелисити и смотреть не потребовалось: он и так знал, чего ей стоило это признать.
— Мисс Харрингтон, не жалейте для меня пару буханок хлеба. Уверяю вас, я ем в два раз больше вас обеих, вместе взятых.
— А конфеты? Решили меня подкупить? — воскликнула девушка, выходя следом за ним до конюшни.
Рейф остановился и резко повернулся к ней. Фелисити от столкновения спасло лишь то, что она успела выставить перед собой руку, которая уперлась ему в грудь. Бросив дранку, молодой человек подхватил девушку под локоть и притянул еще ближе к себе, якобы удерживая от падения.
Вчера, когда они боролись друг с другом, прикосновения к ней были восхитительны, и, как бы она сама ни демонстрировала неприязнь к нему, всякий раз, когда они встречались, Фелисити старалась как бы ненароком прикоснуться к нему, поболтать подольше. Намерений препятствовать ей в этом Рейф не имел.
— Подкупить вас — для чего? Вы ведь сами уже разрешили мне остаться, — заметил он с улыбкой. — Сверх этого вы можете предложить мне что-то еще, так надо понимать?
Фелисити высвободила свою руку и, залившись густой краской, принялась излишне старательно разглаживать юбку.
— Зачем вы приготовили ленч? — спросила она, как бы не услышав его последнего дерзкого предложения.
— Всего лишь сандвичи! Понимаете, порой и от дворян бывает хоть какой-то толк. — Решив, что утренние тосты достаточно свидетельствуют о кулинарных способностях Фелисити, Рейф прикинул, что лучше продолжать жить с проломленной головой, чем отправиться на тот свет, отравившись стряпней миловидной хозяйки. — Кроме того, вы настолько заняты целый день, что мне как-то неловко приставать к вам с просьбой о пропитании.
— Понятно. И где же это благородный джентльмен умудрился научиться делать сандвичи? Полагаю, внимательно наблюдая за действиями своего повара?
— Именно так, — улыбнулся Рейф и наклонился, чтобы подобрать кровельную дранку. Фелисити явно сгорала от желания узнать, как живут обеспеченные землевладельцы. Рейф подумал о том, как же ей приходится выкручиваться, экономить каждый цент, чтобы сводить концы с концами в этом Богом забытом Фортон-Холле. Куда уж тут принимать гостей! Пожалуй, стоит более щедро делиться с бедняжкой рассказами о лондонском житье-бытье. — Повар обычно готовил роскошные сандвичи с огурцами. Мы с братом брали их с собой, прихватывали еще по стакану лимонада и отправлялись рыбачить.
— Ах да, у вас ведь есть брат, — кивнула Фелисити. — Маркиз Уорфилд, если не ошибаюсь?
— Да, это он.
— Полагаю, вы знакомы и с самим королем? — С любопытством посмотрела на него Фелисити.
Рейф расплылся в улыбке и направился к лестнице.
— Вы о Джорджи? Жирный безмозглый поганец, способный гениально делать только одно — устраивать званые вечера. Отец и Куин — тот, который маркиз, — знают его гораздо лучше меня, но пару баек могу и я рассказать, если вам это интересно.
— Неужели в Лондоне есть люди, которых вы не знаете?
Рейф, уже вставший на вторую ступеньку лестницы, посмотрел сверху на Фелисити, которой хотелось разузнать побольше о так называемой великосветской жизни, тогда как сам он страстно хотел только одного — бежать от этой жизни как можно дальше. Нос и правая щека девушки были выпачканы, и у Рейфа непонятно отчего вдруг тоскливо защемило сердце.
— Ну, к примеру, я не знаю вас.
С этими словами он спрыгнул на землю, поражаясь, насколько сильно вдруг захотелось ласково провести рукой по ее наверняка шелковистой и гладкой щеке и не спеша покрыть все ее стройное тело горячими поцелуями.
С выражением смятения на лице девушка отступила.
— Я никогда не была в Лондоне.
Рейф одернул себя и постарался сосредоточиться на разговоре.
— Отчего? Ваш брат — землевладелец. Извините меня, но вам уже далеко не восемнадцать лет и вы более чем привлекательная женщина. Дебют затянулся, или я ошибаюсь?
Фелисити явно колебалась, задумчиво поглаживая потертую кромку рукава своего платья. Это муслиновое платье цвета морской волны явно было ее рабочей одеждой для разгребания развалин — вчера она была в нем же. Вид у молодой женщины был такой растерянный и беззащитный, что Рейф не смог удержаться от сочувственного вздоха.
— Наши родители умерли пять лет назад от инфлюэнцы, незадолго до того, как нам с Найджелом исполнилось восемнадцать.
— Простите.
Фелисити чуть заметно пожала плечами.
— После случившегося было бы дикостью отплясывать на лондонских балах. К тому же Мэй только-только исполни лось три года, а Найджела как раз приняли в Итонский колледж. — Она легонько похлопала Рейфа по руке как какую-нибудь престарелую матрону, большую любительницу пятичасового званого чая. — Вот вы и узнали историю моей жизни. Скоро начнет вечереть. Может, займетесь крышей?
Он едва удержался, чтобы не отсалютовать по-военному. Какие бы предлоги Фелисити ни подыскивала для себя, чтобы увидеться с ним, поместье Фортон-Холл по-прежнему занимало ее мысли в гораздо большей степени, нежели раздумья о романе с нежданным гостем. По крайней мере сейчас это было именно так.
— Конечно, мисс Харрингтон.
И он начал снова взбираться вверх.
— Рейф…
— Да? — Он опять остановился и посмотрел вниз.
— А вам раньше доводилось чинить крышу?
— Ни разу, мисс Харрингтон. — Он снова полез наверх. — Поднимайтесь со мной, чтобы убедиться, что я ничего такого не напортачу.
— Что вы! — поторопилась отказаться Фелисити. — Я полностью доверяю вам. Прошу меня извинить, но мне еще нужно заштопать чулки Мэй.
Фелисити заспешила в дом, и Рейф с трудом взгромоздил на крышу тяжеленное ведро с дегтем. Его лондонские приятели не преминули бы поднять его на смех, однако они были далеко. Рейф принялся насвистывать очередную солдатскую песенку, размышляя о том, что починка крыши ничего, кроме блага, ему не принесет. Первый шаг в любовной интрижке сделан весьма успешно.
Рано утром Фелисити разбудил резкий металлический скрип. Вылезать из теплой постели не хотелось, тем более что, кроме ее самой, затопить камин было некому. Несмотря на то что она уже примирилась с повседневной возней по хозяйству, именно утром, при взгляде на потухший камин, ей особенно остро не хватало слуг.
Снаружи снова донесся громкий скрип, и Фелисити села на постели. Как и Мэй, она расположилась в одной из спален для гостей в восточном крыле усадьбы. В комнату уже заглядывали лучи восходящего солнца.
Опять этот скрип! Снедаемая любопытством, Фелисити наконец вылезла из-под одеяла, подошла к окну и раздвинула тяжелые шторы. — Боже!
Рейфел Бэнкрофт стоял у конюшни около водяного насоса в одних белых шерстяных бриджах. Нельзя сказать, чтобы он был совсем голым. Однако то, что она не могла глаз отвести от его мускулистого сильного тела, и то, как сердце ее вдруг екнуло и заколотилось изо всех сил, говорило о прямо противоположном. Воистину не верь глазам своим…
Мокрые длинные темно-русые волосы свисали едва ли не до плеч. Плечи, грудь и живот блестели от воды, а намокшие бриджи плотно облепили бедра. Рейф присел, наклонился чуть вперед и несколько раз качнул рукоятку насоса. Та в очередной раз заскрипела, и поток воды с шумом пролился ему на голову и грудь.
Рейф выпрямился, потряс головой, разбрызгивая вокруг себя капли воды, которые на миг загорались яркими искорками в лучах солнца. Вода, по-видимому, была такой ледяной, что от его тела шел легкий, едва заметный пар. Фелисити вдруг пронзило томительное желание прикоснуться к нему, провести ладонями по его загорелой, наверняка теплой коже. Вдруг Рейф поднял голову и посмотрел прямо на ее окно. Чертыхнувшись, Фелисити в испуге отпрянула, зацепилась за угол кровати, упала и при этом ощутимо ударилась боком, — Пропади ты пропадом!
Было очень больно, но по крайней мepe это вернуло ее с небес на землю. Лет ей уже немало, да и обязанностей слишком много, чтобы вести себя как ошалевшая от любви девица. Фелисити сумела преодолеть искушение подойти к окну, чтобы еще разок заглянуть в щелку между шторами, и решительно направилась умываться. Ополоснув руки и лицо, она оделась, привела в порядок волосы и спустилась на первый этаж приготовить завтрак — яйца всмятку и тосты.
— Доброе утро, мисс Харрингтон, — приветствовал ее спустя несколько минут их ночевавший на конюшне гость.
— Доброе утро, Рейф, — ответила Фелисити, всем сердцем надеясь, что при этом не краснеет. Ей вдруг ни с того ни с сего стало невыносимо жарко.
— Вы любите яйца? — Поинтересовалась из-за другого конца стола присоединившаяся к ним Мэй.
— Весьма.
— Это я помогала их собрать, — с гордостью сообщила девочка и с видимым удовольствием откусила кусок тоста.
— Похоже, работа выполнена на «отлично». Фелисити поставила блюдо с едой на середину стола, Рейф уселся рядом с Мэй. От того, как эти двое подшучивали друг над другом и корчили уморительные рожи у нее голова пошла кругом. «Чудеса, да и только, — думала Фелисити. — Ведем себя как одна семья, хотя мы с Мэй даже толком не знаем, кто такой на самом деле Рейф». И уж совсем странно, с чего это ей так захотелось прямо сейчас прикоснуться к его все еще не просохшим спутанным волосам или взять кусочек тоста и осторожно вложить ему прямо в рот… Губы на вид такие мягкие, особенно когда он улыбается… Рейф выразительно оглядел тост, откусил кусочек, с задумчивым видом прожевал, откусил еще раз…
— Потрясающе вкусно, мисс Харрингтон! — Он подмигнул Мэй. — Признаюсь, сейчас я испытываю заметное облегчение при одной мысли о вчерашних тостах.
— Я вам уже объяснила, что недоглядела! — с обидой возразила Фелисити. — На вчерашний ужин, между прочим, вы не жаловались.
— А его надо еще разок огреть по голове, — предложила Мэй с лукавой улыбкой.
— Так баранина была просто изумительной! — ухмыльнулся Рейф. — И я бы сказал это даже в том случае, если бы дико боялся за свою жизнь.
— Рейф, прекратите! — рассмеялась наконец Фелисити.
— Мисс Харринггон, вам надо бы почаще улыбаться, — мягко заметил Бэнкрофт и неторопливо вытер губы салфеткой. — Кстати, я подумал, что сегодня с утра мог бы съездить в Пелфорд. Вам ничего не нужно в городе?
Нужно починить крышу, чуть не сорвалось у Фелисити с языка, но она промолчала. Рейф не был ни батраком, ни наемным работником, и хотя его помощь пришлась кстати, она все же привыкла по возможности обходиться своими силами.
— Да нет, пожалуй.
Рейф кивнул и продолжил завтракать.
— А сколько всего кур у меня… э-э-э… у вас… у нас?
За многие годы брат приучил Фелисити мгновенно определять, когда собеседник хочет поменять тему разговора, и в этом отношении куры были не самым плохим выбором. Рейф все проделал просто виртуозно.
— Двадцать четыре. А у вас что за дела в Пелфорде?
— Хочу проехаться и взглянуть на окрестности, раз уж я теперь владею этими угодьями, — ответил Рейф с набитым ртом.
Фелисити нахмурилась:
— Воздержитесь, пожалуйста, от сообщения этой новости соседям до тех пор, пока не вернется мой брат и мы не уладим это дело.
— Не беспокойтесь, — вздохнул Рейф. — Я съезжу ненадолго, вернусь и доделаю крышу. Похоже, нас ожидает еще одна гроза.
— Можно я поеду с вами? — Мэй вскочила со стула.
— Нельзя! — отрезала Фелисити, заставляя себя отвести глаза от лица Рейфа, — Нам нужно как следует прибраться, тебе еще уроки делать, и не забудь — мы приглашены на обед к сквайру Талфорду.
Рейф замер, не донеся вилки до рта.
— Это кто такой — сквайр Талфорд?
— Сосед. Местная школа находится на его землях. А я состою в школьном комитете.
— Это меня не удивляет. — Рейф откинулся на спинку кресла и небрежно поинтересовался у Мэй: — А этому вашему сквайру сколько лет?
— По меньшей мере сто, — с умным видом ответила Мэй.
Сердце у Фелисити снова неизвестно от чего вдруг заколотилось. Да нет, ей показалось. Конечно, ревность тут ни при чем. С какой, собственно говоря, стати? Они же едва знакомы.
— Почему вас это интересует? Рейф ответил ей прямым взглядом.
— Потому что этим утром вы просто очаровательны. И мне захотелось удостовериться, что кто-то еще — помимо меня, разумеется, — ценит вашу красоту.
— Улыбнувшись, он встал из-за стола и вышел, оставив Фелисити в растерянности смотреть на закрытую дверь и задаваться вопросом — а не потеряла ли она в свою очередь рассудок. Не было никаких причин радоваться комплиментам случайного знакомца, к тому же слегка тронутого, каким бы красивым и привлекательным тот ей ни казался. И тем более не следовало надевать этим утром свое лучшее домашнее платье лишь ради того, чтобы ему понравиться. Фелисити критически оглядела свою желто-зеленую муслиновую юбку. По крайней мере он все заметил и оценил. Это уже было приятно тем более что сейчас ей все равно придется переодеться, потому что одежда эта вовсе не для разгребания развалин.
— Ты ему нравишься! — горячо прошептала Мэй и захихикала.
— Тише, глупенькая, — покачала головой Фелисити и принялась наконец за завтрак.


— Так вы стряпчий или нет?
Молодой человек, который сидел напротив Рейфа в тесной конторе, еще раз беспокойно повозил по столу промокашкой, испещренной чернильным пятнами.
— Стряпчий. Только вот…
— Только вот что? — наклонился к собеседнику Рейф.
— Понимаете, это в высшей степени незаконно, мистер… мистер Бэнкрофт. Вы должны понимать, я ведь здесь живу. И я бы никогда…
— Вы бы никогда не опустились до того, чтобы продать поместье без разрешения либо подтверждения на то со стороны владельца, что в обоих случаях будет незаконным и дурно пахнущим делом. — Рейф постучал согнутым указательным пальцем по названию поместья в дарственной, которая по-прежнему лежала на столе перед стряпчим. — Я аплодирую вашей добропорядочности и строгости, с которыми вы встаете на защиту своих сограждан. Но будь я проклят, если теперь не я владелец поместья Фортон-Холл!
Темноволосый юнец, заикаясь, опять забормотал свое. Не утерпев, Рейф вскочил со своего места и принялся мерить широкими шагами узкий промежуток между столом и дверью. Он понимал, что ему вовсе не просто внятно объяснить свое присутствие здесь, и тем более в наряде восемнадцатого века. Как только он заявил свои права владения на Фортон-Холл, ему пришлось еще раз пересказать всю эту чертову историю. По крайней мере юный мистер Гиббс бывал по служебным делам в Лондоне и знал, что у герцога Хайброу действительно два сына, хотя и было очевидно: в том, что Рейф — один из них, он сильно сомневается.
— Послушайте. Я вовсе не собираюсь продавать поместье Фортон-Холл до того, как вернется Найджел Харрингтон и мы благополучно и спокойно все решим. Но к тому времени, когда он вернется, мне хотелось бы заключить сделку о продаже без малейших задержек. Единственное, о чем я вас прошу: осмотрительно — повторяю, осмотрительно! — подыскать покупателя.
Ему вовсе не улыбалось, что Фелисити узнает, чем он тут занимается, пусть даже закон на его стороне.
Как-то так получилось, что за последние два дня Фелисити для него стала той, кого ему совсем не хотелось огорчать, — и вовсе не из боязни в очередной раз получить по голове чайником.
Когда сегодня утром она улыбнулась так искренне, у него в душе что-то вдруг шевельнулось. Заняться же продажей Фортон-Холла в открытую значило, что он никогда не узнает, что это, собственно говоря, было.
Джон Гиббс не сводил с него глаз, и Рейф постарался унять свое нетерпение и дать стряпчему время сопоставить все «за» и «против», в том числе благоговейный трепет, который он, безусловно, испытывал в отношении титулованных Бэнкрофтов, с теми денежными и моральными обязательствами, которые он мог иметь в отношении к Харрингтонам. Наконец Гиббс медленно кивнул:
— Ладно. Я не вижу ничего противозаконного в том, что просто попробую приглядеть покупателя, пока все будет оставаться так, как сейчас.
— Благодарю вас, мистер Гиббс. Через несколько дней я вас навещу — узнать, как обстоят дела.
Закончив с делами, Рейф покинул Пелфорд с намерением объехать свои новые владения. Пора было наконец выяснить, что же ему досталось как выигрыш, ради которого он чуть не отдал Богу душу.
На луговинах вдоль речки Краун-Крик, что неспешно несла свои воды неведомо куда, паслись неухоженные коровы. При виде всадника животные перестали щипать траву, подняли головы и замерли, уставившись глупыми глазами на своего нового хозяина. Овцы, что светлыми пятнами усеивали дальний луг, даже не озаботились поднять головы на топот копыт и легкое ржание Аристотеля. Они принадлежали другому землевладельцу — графу Дирхерсту, и Рейф с определенной долей зависти оглядел ухоженные поля и аккуратные крепкие изгороди своего соседа.
Вдоль дороги к востоку от главного поместья ему попалось несколько небольших ферм арендаторов, причем три из них оказались заброшенными, и, если судить по виду, очень давно. Когда Рейф ради интереса пересек верхом два поля, буйно разросшиеся сорняки доставали ему аж до колен. Поваленные изгороди, полусгнившие сараи и амбары говорили о многолетнем запустении.
Поместье Фортон-Холл в сравнении с грандиозным великолепием замка Хайброу или парка в Уорфилде являло собой жалкое зрелище, однако территория оказалась больше, чем он ожидал. При хорошем уходе место это вполне могло бы стать тем приютом где он с удовольствием провел бы остаток своей жизни. Но сейчас ему очень повезет, если удастся назначить более-менее приличную продажную цену.
— Эй, что ты здесь потерял?
От неожиданного грубого окрика из ближайших кустов Рейф вздрогнул, а затем все мысли мигом вылетели у него из головы — до ушей донесся хорошо знакомый звук заряжаемого мушкета.
— Эй, а ты что здесь делаешь? — ответил Рейф кустам по возможности спокойным голосом, разведя руки в стороны, чтобы показать, что он не вооружен. В душе же он горько пожалел, что оставил свой пистолет на конюшне, припрятав его под досками пола.
— По делу здесь? — поинтересовался голос.
Рейфу очень не хотелось, чтобы его насквозь прошила мушкетная пуля. Не стоило так сильно огорчать мать и кучу: прелестных лондонских дам.
— Да нет, я старый друг семейства Харрингтон. Вы с ними знакомы?
— А то нет! — Кусты затрещали, раздались, и на свет Божий появился сначала ствол мушкета, нацеленный Рейфу прямехонько в грудь, а затем и сам его владелец — низкорослый, крепко сбитый мужчина лет сорока. — Хорош конь.
— Спасибо. Хорош мушкет.
Мужчина ухмыльнулся и опустил оружие.
— А ты, я смотрю, свойский парень. Меня Грэмом звать. Рейф соскочил с лошади и протянул новому знакомцу руку:
— Бэнкрофт.
Рукопожатие у Грэма было более чем крепким, и Рейф, невольно поморщившись, прикинул, сколько еще ему переломают костей, прежде чем он закончит свои дела в Чешире.
— Твоя ферма? — Рейф обвел рукой заросшее сорняками поле перед собой.
— А чья же еще? Позорище, да? Понимаешь, ливень смыл к чертям собачьим всю весеннюю рассаду, а мистер Харрингтон не сумел раздобыть новых семян для своих арендаторов. Пришлось оставить все зарастать сорняком, чтобы совсем уж дождями землю не смыло, и дожидаться начала осени. Тогда, может, чего и вырастет.
Рейф сочувственно покивал.
— Грэм, а тебе Харрингтоны нравятся?
Фермер хитро прищурил левый глаз и оценивающе окинул Рейфа взглядом.
— Мисс Харринггон что надо, а малышка Мэй — просто замечательная девчушка.
Прямее не скажешь. Рейф задумчиво погладил подбородок.
— Я вот сейчас подумал… Мы с тобой могли бы сторговаться.
А заодно произвести должное впечатление на прелестную брюнетку, которая никак не разберется в своих чувствах к гостю.
— Сторговаться насчет чего?
— Леди в Фортон-Холле нужно починить крышу. Сейчас ты хозяйством так и так не занимаешься, а мне вторая пара рабочих рук пришлась бы весьма кстати.
Грэм довольно долго разглядывал Рейфа и наконец прервал затянувшееся молчание:
— Насколько я знаю, мисс Харринггон никого никогда не станет ни о чем просить.
— Так она и не просит. Заодно можно было бы потолковать и про семена для осеннего сева.
— Вторая пара рабочих рук, значит. — Фермер еще раз протянул правую руку. — Ну что ж, Бэнкрофт, считай, что ты их заполучил.


— Твое первое побуждение было самым верным. Он явно хочет вас надуть. Давно нужно было послать за констеблем. Впрочем, это не поздно сделать.
Фелисити поднесла чашку к губам и подняла глаза на сидевшего напротив сквайра Талфорда. Она решила никому не рассказывать про Рейфа главным образом потому, что не желала в очередной раз выслушивать язвительные комментарии о безалаберности своего брата. Кроме того, ей было бы весьма трудно вразумительно объяснить, с какой стати она позволила совершенно незнакомому человеку — молодому мужчине! — остаться в поместье Фортон-Холл. К несчастью, благодаря миссис Денуорт все вокруг уже знали и о том, что Рейф Бэнкрофт живет в Фортон-Холле, и о том, что он оплачивает счета в бакалейной лавке.
— Как ни странно, Чарлз, — мягко заметила Фелисити, — мне его жаль. Я не вполне уверена, что наши с Мэй… э-э-э… действия не обострили у него давнюю душевную болезнь.
Говоря о своей жалости, Фелисити бессовестно лукавила, но выговорить «я схожу с ума от страсти» у нее язык бы не повернулся.
Сквайр сидел, откинувшись на спинку кресла, и легонько постукивал по краю чайного блюдца длинными узловатыми пальцами. Остатки волос на лысой голове серебрились старческой сединой, однако ум его оставался юношески острым. К Талфорду Фелисити всегда испытывала дочерние чувства сильнее, чем даже к собственному отцу. После смерти родителей сквайр стал для нее самым близким другом и наперсником. Поэтому она не могла понять, отчего ей так не хочется обсуждать с ним малознакомого человека, остановившегося у них в доме, вернее — на конюшне.
— Фелисити, никто тебя не упрекнет за то, что ты защищала собственную жизнь и жизнь сестры. Он же на самом деле мог оказаться опасным негодяем.
— Рейф вовсе не опасный негодяй, — вмешалась в разговор Мэй, устроившаяся в одном из углов гостиной и самозабвенно игравшая с парой забавно повизгивавших щенков английской гончей. — Он отличный парень.
Фелисити торопливо пригубила чай, чтобы скрыть невольную улыбку.
— Мэй его просто обожает, — заметила она, снова поднимая глаза на Талфорда. — Да и я не вижу в его поведении ничего угрожающего. Похоже, он искренне хочет нам помогать.
— Даже так?
— Даже так. Но я все равно глаз с него не спускаю. Спит этот человек на конюшне, и я попросила его заняться починкой крыши, чтобы держать от греха подальше. Когда вернется Найджел, мы дадим ему пару соверенов и отправим восвояси. — Она отхлебнула еще чая и, поставив чашку обратно на блюдце, отодвинула в сторону. — И на этом приключение, слава Богу, закончится. Теперь о более насущном, Чарлз. Что там за история с новым географическим атласом для школы, который просит мистер Уэнверз?
Сквайр внимательно посмотрел на Фелисити: — Хорошо, поступай с ним как: считаешь нужным. Но тебе вовсе не обязательно все делать самой.
— Мне нужен рыцарь в сияющих доспехах, — твердым тоном заявила она.
— Да, старая развалина вроде меня вряд ли годится для этой роли, — усмехнулся Чарлз, — Но за вотум доверия спасибо.
— Глупости. — Только сейчас до Фелисити дошло, что третий член школьного комитета не почтил их своим присутствием. — Чем занят сегодня лорд Дирхерст?
— Полагаю, у него дела в Честере. Он сомневался; что успеет к началу нашего заседания.
— Очень жаль.
На самом деле Фелисити была скорее довольна, чем огорчена отсутствием Джеймса Барлоу. Его желание покровительствовать ей иногда принимало самые нелепые формы, и он навряд ли понял бы, отчего Рейфу было позволено остаться в Фортон-Холле.
Они сошлись на том, что за новым атласом нужно будет съездить в Лондон, причем Чарлз не дал Фелисити даже рта раскрыть, решительно настояв на том, что купит его на свои деньги. Ежемесячно выплачивать треть зарплаты мистера Уэнверза было на пределе финансовых возможностей Фелисити, однако от поддержки школьных занятий для детей восточного Чешира отказаться она никак не могла, да и не хотела.
Она начала было подниматься со своего места, но сквайр Талфорд ласково накрыл ладонью руку гостьи.
— Ты могла бы пожить здесь, пока не приедет Найджел. Впрочем, я уже предлагал это раньше…
— Чарлз, пожалуйста. — С какой бы нежностью Фелисити ни относилась к сквайру, уверенность всех вокруг в том, что она нуждается в помощи, начала уже ее утомлять. — Я прекрасно могу позаботиться о себе. Если же я переберусь сюда, то Фортон-Холл будет заброшен.
Джентльмен до мозга костей, сквайр тем не менее не сумел скрыть скепсиса:
— Ладно, ладно. Сдаюсь. Но по крайней мере позволь отвезти тебя домой в моем экипаже.
В своем углу Мэй перестала возиться со щенятами и тоже; встала.
— Чарлз, на улице так здорово — может, мы пройдемся пешком?
Не выдержав, Чарлз расхохотался:
— Похоже, ты собираешься стать такой же упрямой леди, как твоя сестра, а?
— Можете не сомневаться.
Сестры и не заметили, как прошагали две мили до Фортон-Холла. Погода стояла прекрасная, а тучи, висевшие над дальними холмами на востоке, явно не имели намерений настигнуть путниц и вымочить их до нитки.
— Лис, ты только посмотри!
Фелисити проследила за взглядом сестры и увидела на крыше их дома стоявшего во весь рост Рейфа. Был он гол по пояс и не спеша передавал кровельную дранку Деннису Грэму. Мужчины уже успели выложить весь правый угол крыши, и земля была усеяна кусками старой полусгнившей дранки.
— Рейф, привет — крикнула Мэй и приветливо замахала рукой. — Здравствуйте, мистер Грэм!
Широко улыбнувшись, Рейф отвесил церемонный поклон обеим дамам и поклонился еще раз, персонально Фелисити. Она полагала, что истинная лондонская леди при виде джентльмена без рубашки должна незамедлительно хлопнуться в обморок, но ее гость выглядел настолько восхитительно, что закрывать глаза ей как-то расхотелось.
С превеликим трудом она наконец сумела оторвать взгляд от Рейфа и перевести на его напарника:
— Мистер Грэм, вот уж не ожидала встретить вас здесь.
На самом-то деле она полагала, что единственная причина того, что Деннис Грэм все еще оставался в Фортон-Холле, заключалась в одном: этот человек был слишком упрям, чтобы его могла заставить сдвинуться с насиженного места такая пустяковина, как голод. Более того, она и мысли не допускала, что ей доведется увидеть, как он добровольно будет кому-то помогать.
Фермер ухмыльнулся:
— Мы тут с Бэнкрофтом сторговались.
Фелисити приставила ладонь козырьком ко лбу, защищая глаза от бившего прямо в глаза солнца.
— Сторговались? По поводу чего?
— Это наша коммерческая тайна! — высокомерно обрезал Рейф.
Какой-то момент она всерьез раздумывала, не вынудить ли одного из них ответить, но была почти уверена, что нее сведется к уже знакомому ей вздору о дворянстве Рейфа, после чего ей ничего не останется, как отправить мистера Грэма домой на ферму. А ведь поместье как никогда нуждалось в помощи.
— Может, вам принести попить?
— Если лимонад, благодарность моя будет бесконечной, — обернулся к ней Рейф, отирая тыльной стороной ладони блестевший от пота лоб.
— Сейчас сделаю! — крикнула Мэй и умчалась на кухню.
— Где вы достали новую дранку? — спросила Фелисити у Рейфа. — Я просто знаю, что у нас не было никаких запасов…
— Эй, кто-нибудь!
Фелисити в изумлении уставилась на фаэтон, который лихо выкатился из-за угла усадьбы и еще более лихо остановился около нее. Из экипажа с белозубой улыбкой выбрался высокий темноволосый джентльмен в безукоризненном костюме.
— Фелисити, мне так неудобно, что я пропустил заседание совета! — проговорил лорд Дирхерст, стаскивая с головы касторовую шляпу и беря молодую женщину за руку.
— Единственным вопросом, который мы обсудили, было приобретение нового географического атласа, — улыбнулась в ответ Фелисити.
Он церемонно поднес ее руку к своим губам, поцеловал и осторожно выпустил ее пальцы.
— В таком случае я не буду корить себя за опоздание.
— Вы сквайр Талфорд?
Услышав прямо у себя за спиной глубокий голос Рейфа, Фелисити от неожиданности вздрогнула. Она машинально; обернулась и оказалась совершенно не готова к тому, что при его виде по ее телу пройдет нервический томительно-сладкий трепет. Рейф успел надеть рубаху, но не застегнул, и она свободно висела до колен. Светлые пряди волос прилипли к потному лбу и шее. Он был просто… прекрасен. Она и раньше видела красавцев мужчин — что далеко ходить, взять хотя бы лорда Дирхерста, — но, находясь с ними рядом, никогда не испытывала такого волнения, как сейчас. Фелисити поспешила судорожно стиснуть руки, чтобы удержаться от безрассудной выходки — броситься ему в объятия.
— Нет, я не Талфорд. Мое имя Джеймс Барлоу, граф Дихерст. — Приятная улыбка сползла с лица лорда и уступила место высокомерно-озадаченному выражению. — С кем имею честь, сэр?
Фелисити очнулась от грез, моргнула и растерянно уставилась на Дирхерста:
— Ой, совсем забыла! Бога ради извините! Граф, позвольте представить вам Рейфела Бэнкрофта… — она еще раз бросила взгляд на Рейфа и запнулась, подумав о том, что губы у него, должно быть, совсем соленые от пота, — э-э… старого друга нашей семьи!
Граф нахмурился, но ладонь гостю из конюшни все же протянул.
— Странно… Никогда не слышал, чтобы Фелисити и Найджел упоминали ваше имя.
Рейф чуть замешкался, стаскивая толстую рабочую рукавицу, чтобы ответить на рукопожатие.
— Я о Вас тоже ничего не слышал.
Граф же свою дорожную перчатку не снял, и отчего-то это показалось Фелисити исполненным тайного смысла, хотя и чем он состоял, ей вряд ли удалось бы объяснить. Все говорило в пользу Рейфа, который повел себя как истинный джентльмен, а то и как дворянин.
— Вот… — начала она. — Мы…
Дверь кухни распахнулась, и на пороге возникла фигурка Мэй.
— Рейф! Кувшин очень тяжелый, я не дотащу! — крикнула девочка.
Старый друг семьи отрывисто кивнул графу: «Мое почтение, Дирхерст», — стянул другую рукавицу, задержал взгляд на Фелисити, потом сложил рукавицы вместе и положил их в повозку Грэма.
— Мое почтение, Лис.
Он развернулся и, широко шагая, с хозяйским видом направился в сторону кухни.
Фелисити, услышав из его уст свое уменьшительное имя, застыла на месте, чувствуя, как горячо становится щекам. Когда, она повернулась к графу, то увидела, что тот смотрит на нее с нескрываемым недоверием.
— Так кто такой этот… Бэнкрофт? — поинтересовался он, демонстративно обтирая по-прежнему затянутую в перчатку правую руку о брючину.
— Я уже вам сказала, — коротко ответила Фелисити. Пора было ставить точку. Чем дальше, тем тяжелее ей будет оправдывать присутствие у себя в доме Рейфа, пусть и в качестве гостя. Было бы просто замечательно, если бы каждый занялся наконец своим делом — по крайней мере до тех пор, пока не будет починена крыша. — Старый друг Найджела.
— Надеюсь, он здесь не живет?
— Вы хотели бы оказаться на его месте, не так ли, Джеймс?! Граф налился кровью и какое-то время просто шипел от ярости. Потом, взяв себя в руки, прочистил горло:
— Я ни в коей мере не подвергаю сомнению ваш здравый смысл, но вы же знаете, как я переживаю за вас! Жить одной, в такой глуши, без надежной мужской защиты…
Фелисити решила не доводить до сведения графа, что Мэй показала себя более чем надежным телохранителем, и дружелюбно положила руку на плечо своего собеседника.
— Я это знаю, граф, и весьма ценю вашу заботу. Но поверьте, мы с сестрой прекрасно со всем справляемся и бояться нам, право, некого и нечего.
— Пусть даже и так, но мне было бы гораздо спокойнее, если бы вы с Мэй пожили у меня в поместье до возвращения Найджела.
Похоже, все вокруг спали и видели, как она оставляет Фортон-Холл, а для этого присутствие брата вовсе и не нужно.
— Думаю, в этом нет необходимости.
— По крайней мере позвольте мне вам помочь оплатить часть расходов на ремонт славного старого Фортон-Холла.
Второй раз за этот день ей предлагали подачку. Глаза у Фелисити сузились.
— Очень признательна за ваше предложение, но повторяю еще раз, Джеймс: в этом нет необходимости. Как видите, — она показала рукой на стоявшего на крыше Денниса Грэма, — мы справляемся.
— Понимаю, но…
— Лис, не хочешь лимонаду? — окликнула ее подошедшая Мэй, держа два запотевших бокала.
Рейф шел следом и нес большой подносе массивным шагом и еще парой бокалов. Мельком Фелисити подумала кого же они исключили из приема с прохладительными напитками. Встретившись глазами с близким другом семьи, она все поняла.
— Мистер Бэнкрофт, земли графства Дирхерст граничат с нашими владениями на востоке, — пояснила она и, взяв с подноса бокал, протянула его графу. То ли от жары, то ли от прямого взгляда Рейфа, но сердце у молодой женщины готово было выпрыгнуть из груди. — Мы знаем друг друга с очень давних пор.
Трехдневное знакомство с ней предполагаемого младшего сына герцога Хайброу отнюдь не давало тому права вести себя грубо — особенно в отношении настоящего графа с настоящим титулом и настоящей земельной собственностью.
— О да, — заулыбался Дирхерст, принимая бокал. — Мы, можно сказать, выросли вместе. Поэтому я так удивился, что до сегодняшнего дня никогда не слышал о вас.
— Я тоже знаю Рейфа целую вечность, — влезла в разговор Мэй и взяла старого друга семьи за руку. — Пошли, отнесем мистеру Грэму попить лимонада.
Да что же это такое, все сговорились, что ли, ее мучить?
— Послушай, Мэй, отчего бы не предложить мистеру Грэму спуститься вниз и присоединиться к нам?
— Ладно, — насупилась Мэй и протопала к лестнице.
— Не вздумай на нее залезать! — крикнула ей вслед Фелисити.
— Проклятие! — отозвалась, юная леди.
— Мэй! Это еще что такое! — Фелисити резко обернулась к Рейфу: — Ваших рук дело?
В ответ Рейф ухмыльнулся, поднес бокал с лимонадом к губам и с видимым удовольствием сделал несколько глотков.
— Как долго вы намерены задержаться здесь, Бэнкрофт? — сухо поинтересовался граф.
— До возвращения Найджела, — торопливо ответила Фелисити, лишая Рейфа возможности завести разговор о фальшивом титуле, герцогах и Африке.
— Он продает мне поместье. — Рейф не спеша долил лимонад, не сводя при этом глаз с Фелисити.
— Что?!
У Дирхерста кровь отхлынула от лица, и он, онемев, лишь переводил изумленный взгляд с Рейфа на Фелисити и обратно.
— Ничего подобного, — как можно убедительнее заявила Фелисити, бросая возмущенный взгляд на Рейфела. — Мистер Бэнкрофт вас разыгрывает.
Дирхерст еще раз оглядел их обоих и принужденно рассмеялся
— Признаюсь, странные шутки у вашего друга. Фелисити забрала бокал у графа и легонько подтолкнула того к фаэтону.
— Вполне с вами согласна. Но можете не волноваться — Харрингтоны как были, так и останутся вашими соседями.
Граф улыбался и изо всех сил тянул шею, стараясь не потерять из виду Рейфа.
— Будем надеяться. Вы мои близкие друзья! — Он взял девушку за руку и патетически прижал ее к груди. — Мои самые близкие друзья!
— Конечно, граф, конечно, — с готовностью подтвердила Фелисити.
— Если я вас потеряю, то просто не вынесу этого.
— Не переживайте, граф, ничего такого не случится. — Фелисити осторожно, но настойчиво высвободила руку, удивляясь про себя, с чего это их сосед так расчувствовался, Дирхерст, помимо одной своей привычки, появившейся сразу после отъезда Найджела — время от времени предлагать ей в долг большие суммы денег, — был вполне приятным джентльменом. Кроме того, он был ее первым и пока единственным поклонником.
Граф влез в фаэтон и уселся на скамью.
— Вы по-прежнему собираетесь посетить в пятницу ужин в Вордсворте? Мне хотелось бы с вами немного поболтать.
— Постараюсь не пропустить. До встречи, граф. Дирхерст хлестнул серого в яблоках жеребца вожжами, и тот легкой рысью направился к выезду из поместья. Фелисити смотрела графу вслед и махала рукой, но стоило только фаэтону скрыться из глаз, она, взбешенная, стремительно повернулась, готовая обрушить весь свой гнев на старого друга семьи. Однако, к ее разочарованию, Рейфа нигде не было видно.
— Где он? — скрипнув зубами, сердито спросила она.
— Пошел на конюшню, — показала пальцем Мэй. — Ты чего злишься?
— Я не злюсь, — наигранно-беспечным голосом ответила Фелисити. — Просто хочу прояснить маленькое недоразумение.
Приподняв юбки, она направилась к конюшне.
— Зла как мегера, — сообщила Мэй мистеру Грэму. — Я же сказала» что не сержусь! — бросила через плечо Фелисити.
Рейф старательно чистил щеткой Аристотеля, когда она влетела на конюшню и встала прямо перед ним.
— Да как вы посмели! — выкрикнула она, упирая руки в бока.
Он неторопливо повернулся к ней:
— Посмел — что?
— Вы ведь обещали, что не будете болтать направо и налево о вашем предполагаемом владении усадьбой! Обещали?
— Ничего я вам не обещал, — возразил он. — Только сказал, что собираюсь вступить во владение усадьбой. Я полагал, что поступаю вполне порядочно.
— Порядочно?! Да вы, по сути дела, вышвырнули лорда Дирхерста вон!
Рейф бросил щетку в корзину.
— Он нес околесицу и все никак не мог остановиться: Вы должны быть мне благодарны.
Нарочитое спокойствие Рейфа ничуть не утихомирило ее бешено бьющееся сердце.
— Он наш очень близкий друг! — горячо запротестовала Фелисити.
— В таком случае ему следовало сбросить сюртук и влезть на крышу, чтобы нам помочь.
— Не насмешничайте! Он дворянин! — Таких дворян пруд пруди.
Фелисити не совсем понимала, отчего она так взбеленилась, но была уверена, что во многом виновата не она, а Рейф.
— Вы совершенно его не знаете и при этом еще имеете наглость гнать прочь моих знакомых!
Пожалев, что сейчас у нее под рукой нет того самого знаменитого чайника, Фелисити сердито развернулась и устремилась к выходу. Но Рейф неожиданно удержал ее за руку и повернул к себе лицом. Девушка едва успела набрать полную грудь воздуха, чтобы высказать свое возмущение, как он наклонился и ласково коснулся губами ее губ.
— Приношу мои извинения, — выпрямившись, сказал он. Она в растерянности захлопала глазами, сообразив, что невольно прижалась к нему.
— За… за что вы извиняетесь? — наконец пробормотала она. — За то, что гоню прочь ваших знакомых.
Фелисити изо всех сил старалась вспомнить, о чем, собственно говоря, они спорили.
— А поцелуй? — сердито спросила она, тщетно стараясь рассердиться, хотя больше всего на свете ей хотелось, чтобы он снова ее поцеловал прямо сейчас.
Рейф покачал головой и тронул подушечкой большого пальца уголок ее рта.
— Это был не поцелуй. Проклятие, она снова льнула к нему!
— Тогда… тогда, ради всего святого, что это было?!
— Легкая попытка. Когда я вас поцелую, вы сразу это поймете, Лис.
Рейф обошел ее, вышел из конюшни и направился к приставленной к крыше лестнице. Фелисити без сил опустилась на кстати подвернувшуюся копну сена. Он собирался поцеловать ее еще раз. Что это — угроза или обещание? Она медленно выпрямилась и провела по губам кончиком указательного пальца. Значит, все-таки это был поцелуй.
— О Господи! — выдохнула Фелисити и невольно вздрогнула, вспомнив, что у Рейфела Бэнкрофта не все в порядке с головой. — Да пропади все пропадом, — прошептала она.
Фелисити еще немного посидела, мечтая о том, чтобы Рейф оказался тем, за кого себя выдавал, и чтобы она наконец смогла принимать его чуть более всерьез. Потом поднялась, отряхнула юбку от соломы и вернулась в дом. Она давным-давно знала, что любая мечта из рук вон плохо заменяет действительность.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100