Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

К тому времени, когда Фелисити наконец развязала последнюю из веревок, что стягивали его, словно фаршированного фазана, Рейфел Бэнкрофт всерьез подумывал о том, что уж лучше бы они его сразу убили, а не отправили, огрев чайником, в бесчувственное состояние. Голова буквально раскалывалась на части от боли, а стоило ему чуть пошевелиться, как перед глазами все плыло и к горлу подкатывала омерзительная тошнота. Проваляться какое-то время без памяти, связанным по рукам и ногам, само по себе было унижением. Для полноты картины не хватало только, чтобы его вывернуло наизнанку прямо на глазах у двух леди. Похоже, в ближайшее время ему будет не до рыцарских манер.
Освобожденный от пут, Рейф с трудом сел, стараясь не обращать внимания на сестер, которые следили за ним с нескрываемым подозрением. Глухо застонав от боли, он с осторожностью ощупал рукой затылок и процедил сквозь стиснутые зубы:
— Проклятие.
— В присутствии дам не ругаются, — назидательно сообщила темноволосая девчушка и угрожающе взвесила в руке изрядно помятый медный чайник.
— Это ты постаралась? — посмотрел на нее Рейф.
— Отчасти, — призналась Мэй, бросив взгляд на сестру.
— Отчасти?
— Вы начали приходить в себя, а мы еще не успели вас связать, — объяснила Фелисити, отбирая у сестры чайник. — Пришлось вас треснуть еще раз.
— Восхитительно!
Был ли тому причиной удар, пришедшийся ему по затылку, или нет, но Рейфу стало казаться, что такие выразительные глаза, как у Фелисити Харрингтон, он видит; впервые в жизни. Все остальное, что обрамляло эти глаза, было им под стать и просто завораживало — распущенные волосы цвета воронова крыла, полные чувственные губы, гибкий стан… Хотелось ничего не делать, а просто сидеть на этой ее — его! — кухне и любоваться каждым дюймом столь пленительного облика. Рейф в растерянности заморгал, в глубине души удивляясь столь внезапно возникшему влечению к молодой особе, столь непочтительно с ним обошедшейся. Фелисити поставила чайник на кухонную плиту.
— Будете держать свое обещание, мистер Бэнкрофт, и мы с Мэй воздержимся от причинения вам вреда.
— Пожалуйста, просто Рейф.
Рука его после ощупывания головы была в крови, и он ничуть бы не удивился, если бы оказалось, что леди совместными усилиями проломили ему череп. В полуобморочном состоянии от накатывавшей дурноты и головокружения Рейф тем не менее попытался собрать безудержно расползавшиеся мысли:
— Могу я получить обратно дарственную? Фелисити протянула ему документ:
— Мне очень жаль, что вы потратили столько времени на путь из Лондона и в результате узнали только, что кто-то так гадко с вами обошелся.
— А мне очень жаль, что ваш брат так гадко обходится с вами, — отозвался Рейф, запихивая бумагу в карман. Увидев, что молодая женщина уже открыла рот, готовая возразить, он предупреждающе поднял руку: — Буду весьма признателен, если вы незамедлительно ему напишете, чтобы прояснить ситуацию раз и навсегда.
— Конечно.
Рейф снова окинул девушку внимательным взглядом я, когда щеки ее заметно порозовели от смущения, сам почувствовал, что сердце его забилось быстрее. Впрочем, если чудом уцелел на этом свете, то в каждой даме будешь видеть неописуемую красавицу, подумал он.
— И еще — не попросите ли конюха отвести мою лошадь на конюшню? Мой вещевой мешок приторочен к седлу, и если ваш лакей покажет, где моя комната, я с удовольствием переберусь туда и прилягу. Голова от боли просто разламывается.
— Боюсь, сегодня придется обойтись без прислуги, — чуть вздернув подбородок, ровным голосом ответила Фелисити. — Я с радостью займусь вашей лошадью, но ни при каких обстоятельствах в этом доме вы спать не будете.
— А почему, собственно говоря? — раздраженно поинтересовался Рейф, забыв на короткое время о дурноте и головокружении. — С какой это стати мне запрещают ночевать в моем собственном доме?
— Каком еще вашем… — Фелисити буквально задохнулась от возмущения и тут же оборвала себя на полуслове. — Мистер Бэнкрофт, мы ведем в поместье Фортон-Холл деревенский образ жизни, и я не намерена допускать, чтобы под одной крышей со мной и моей малолетней сестрой находился посторонний мужчина. Особенно после избранного вами способа представиться дамам.
— Вы ведь сами только что сказали, что приютите меня, — напомнил он. — Боюсь, в моем нынешнем состоянии я вряд ли представляю опасность для кого бы то ни было, — добавил Рейф, одарив Фелисити одной из тех своих чарующих и двусмысленных улыбок, которые обычно с легкостью распахивали для него если не постель хозяйки, то двери дома наверняка.
Девушка и бровью не повела.
— Можете расположиться на конюшне, — спокойно предложила она. — Там тепло, а крыша протекает даже меньше, чем в доме.
— И не подумаю залезать в эту вашу чертову конюшню! — огрызнулся Рейф. Какой бы прелестницей ни была мисс Харрингтон, благоразумие явно не было чертой ее характера. Пусть катится ко всем чертям! В конце концов, кто ему чуть не раскроил череп?
— Прекрасно. Всего в четырех милях отсюда «Усталый путник». Я уверена, там будут рады принять вас. Владелец — мистер Дейв Ладлоу.
Говорила Фелисити убедительно, но в глубине души у нее шевелились сомнения, отчего она то и дело бросала вопросительные взгляды в сторону Мэй. Рейф прекратил бессмысленный спор, в который они оба позволили себя втянуть. Понять эту девушку он не мог. Она явно не хотела его присутствия в доме, но, похоже, не испытывала и желания выставить его вон. Скрипнув зубами, он попытался справиться с головокружением и свести воедино то, что он успел увидеть в Фортон-Холле. Обе негостеприимные хозяйки не думали никого звать на выручку, да и по их виду нельзя было сказать, чтобы они ждали откуда-то эту помощь.
— А кто же тогда живет с вами?
— Мы с Мэй прекрасно обходимся собственными силами, — твердо ответила девушка, переводя взгляд на кучу сырой одежды, что громоздилась на кухонном столе.
Кого и в чем она хочет убедить, подумал Рейф и продолжил гнуть свое:
— Значит, вы живете здесь одни?
Фелисити снова посмотрела на него в упор.
— Похоже, я говорила слишком быстро для вас. В таком состоянии вы плохо соображаете. Да, мы с Мэй живем здесь одни. Пока одни. До возвращения моего брата!
— О Господи, — пробормотал Рейф, невольно восхитившись в душе отвагой обитательниц поместья. С таким ему сталкиваться еще не доводилось. — А если бы я оказался кровожадным безумцем? Надеюсь, для того, чтобы отваживать непрошеных гостей, у вас имеется нечто более солидное и надежное, чем чайник?
— Если не ошибаюсь, чайник оказался весьма действенным орудием, мистер Бэнкрофт, — насмешливо фыркнула в ответ Фелисити.
— Спасибо, что напомнили, — насупившись, буркнул Рейф.
— Вам объяснить, как добраться до гостиницы?
Она явно подначивала его.
— В этом нет необходимости, — проворчал Рейф, удивляясь внезапному порыву остаться здесь и взять на себя заботу об этих злючках, которые едва не отправили его на тот свет. Уж если кто и не нуждался в его опеке, так эта парочка. Но если даже и так, то он не настолько законченный мерзавец, чтобы вышвыривать на улицу женщин. В любом случае, судя по головной боли, в ближайшие пару дней лучше бы никуда не ездить. Пусть приезжает их трусливый братец и забирает девиц к чертям собачьим!
— Мисс Харрингтон, я — владелец поместья Фортон-Холл. И мне не по душе, что оно охраняется женщиной и маленькой девочкой.
— Я не нуждаюсь…
— До тех пор, пока ваш брат не подтвердит моих прав на Фортон-Холл, к нашему обоюдному удовольствию, я поживу на этой замечательной, на этой расчудесной проклятущей конюшне, чтобы душа была спокойна за мою собственность.
Фелисити молча уставилась на него, и Рейф заметил в ее огромных глазах тень какого-то облегчения.
— Только имейте в виду, — наконец проговорила она. — Я с вас глаз не спущу, так и знайте.
Рейф, шатаясь, поднялся на ноги, покачнулся и торопливо оперся о стол.
— Очень рад…
Он собирался ответить остроумной репликой по поводу того, с какой именно его части она собиралась не спускать глаз, но смог издать лишь жалобный стон. Бросив в сторону Фелисити еще один взгляд, Рейф заковылял к двери.
— Мистер Бэнкрофт, вам помочь? — церемонно поинтересовалась Фелисити, вновь ставшая мисс Харрингтон, хозяйкой и законной владелицей Фортон-Холла.
— Нет.
— Давайте я схожу за вашей лошадью? — предложила свои услуги Мэй.
Рейф заколебался, прикидывая в уме расстояние между кухней, Аристотелем и конюшней. Он мог, конечно, свистом подозвать к себе жеребца, но после этого голова его уже точно развалится на куски, которые не собрать.
— Спасибо, это было бы замечательно.
На этот раз Фелисити даже не попыталась скрыть своего изумления.
— Тогда я принесу вам одеяла.
Рейф в знак согласия молча махнул рукой и буквально вывалился за дверь на заднее крыльцо. Оказавшись вне досягаемости дамских ушей, он облегчу душу чередой самых сочных, самых забористых ругательств, которых поднабрался за семь лет военной службы.
На пороге конюшни он остановился и обессилено прислонился к покоробившемуся косяку. До него вдруг дошло, что из-за своего полуобморочного состояния он упустил прекрасный шанс разом освободиться от всей этой сумятицы: соображай он получше, просто сказал бы прелестной мисс Харрингтон, что дарственная и впрямь подделка, мисс кругом права и может продолжать владеть развалинами, которые когда-то были поместьем Фортон-Холл. С другой стороны, то, как все обернулось, позволяло ему в недалеком будущем с наслаждением стиснуть тощую шею Найджела Харрингтона и раз навсегда удавить этого мерзавца. А в ожидании этого момента у него будет достаточно времени, чтобы узнать, способна ли черноокая Фелисити Харрингтон очаровывать его и дальше. Было у него такое чувство, что способна, и без особых усилий со своей стороны.
— Взялся за гуж — не говори, что не дюж, — заплетающимся языком подбодрил себя Рейф и рухнул на кучу соломы.
Услышав, как в гостиную входит Мэй, Фелисити подняла глаза от книги, которую читала, и посмотрела на сестру.
— Я тебе оставила на кухне тосты. — Фелисити поднесла к губам чашку и с наслаждением сделала еще один маленький глоток крепко заваренного утреннего чая, благодаря Бога за подаренные ей несколько минут истинного покоя. Похоже, чтение любимых книг скоро станет для нее непозволительной роскошью.
Мэй брезгливо сморщила носик:
— Они все подгорели. — И добавила: — Я поела джем.
— Только джем?
— Ну да. Вкуснотища!
Фелисити подозрительно вгляделась в раскрасневшиеся щеки девочки:
— Чем ты занималась сегодня утром, дорогая?
Мэй плюхнулась на диван и небрежно разгладила свою желтую юбку в мелкий цветочек.
— Я подумала, а не помер ли наш пират, вот и сходила посмотреть. Он так храпел — на всю конюшню… Я решила, что с ним все в порядке.
Встревоженная Фелисити отложила книгу в сторону. — Никогда не подходи к этому человеку! Ты поняла меня, Мэй?
— А что тут такого? Ты же сама ему разрешила остаться здесь.
Фелисити встала с кресла и подсела к сестре.
— Мистер Бэнкрофт — несчастный неудачник; его обманул какой-то негодяй, убедив, что он может стать важным и богатым. У него на лице глубокий шрам, а это значит, что раньше его уже били по голове, так что мы с тобой скорее убавили, чем прибавили ему… умственных способностей. И наш христианский долг — поставить его на ноги, помочь поправиться. Потом…
— Но…
— Когда приедет Найджел, мы все объясним нашему гостю. И мистер Бэнкрофт уедет.
— Но…
— Есть кто дома? — донесся мужской голос со стороны кухни.
Фелисити так и подпрыгнула. Хотя она и постаралась тут же сурово осудить себя за дрожь и заколотившееся сердце, ее охватило какое-то незнакомое прежде приятное возбуждение.
— Мистер Бэнкрофт, мы в гостиной! — звонким голосом отозвалась она.
Через секунду-другую Рейф, слегка пригнувшись, шагнул через порог. Увидев его в полный рост, не шатающегося из стороны в сторону, молодая женщина поразилась: их гость занял собой весь дверной проем. За короткое мгновение Фелисити успела разглядеть и болотного цвета сапоги свиной кожи, и темно-серые бриджи, и светло-серый жилет, и черный, сидевший как влитой сюртук, и небрежно повязанный галстук, и чрезмерно длинные волнистые светлые волосы… Не спеша она грациозно поднялась навстречу вошедшему гостю и поймала взгляд его странного зеленоватого цвета глаз. В них плясали огоньки неподдельного веселья — или безумия, поспешно напомнила себе девушка.
— Доброе утро. Я без оружия. Могу я приблизиться?
К собственному изумлению, Фелисити поняла, что улыбается.
— Конечно. Как вы себя чувствуете?
— Спасибо, все в порядке. Полутруп, но скорее жив. — Бэнкрофт повернулся к младшей сестре: — Мисс Мэй, у меня к вам нижайшая просьба: буду весьма признателен, если в дальнейшем вы не будете тыкать в меня садовыми граблями, прерывая тем самым мои жалкие попытки справиться с бессонницей.
— Мэй! — возмущенно воскликнула Фелисити.
— Так я же тебе сказала: подумала, а вдруг он помер! — запротестовала девочка. — Как только он захрапел, я перестала его трогать.
— Первый раз в жизни воспользовался собственным храпом для защиты, — сообщил Рейф и скорчил шутливую гримасу. — Признаюсь, что также в первый раз в жизни средство сработало. — Он снова повернулся к Фелисити: — Я не очень нас обременю, если попрошу чего-нибудь поесть? И ради Бога, называйте меня по имени. У меня есть очень знатный дядюшка, так вот его как раз и зовут мистер Бэнкрофт.
— А этот мистер Бэнкрофт — он что, брат самого герцога? — не выдержала Мэй.
— Да.
— У нас вся еда кончилась, — жизнерадостно сообщила ему любопытная девчонка. — Я на завтрак ела джем!
— Мэй… — укоризненно покачала головой Фелисити, залившись краской от смущения. Порой детская непосредственность сестры и манера называть вещи своими именами выходили за рамки приличия. — Я должна извиниться перед вами, мистер..: э-э-э… Рейф. Мы как раз вчера собирались сходить в город, да вот…
— Там на столе должен был остаться один тост. — Мэй и не думала останавливаться на достигнутом.
— Да, я заметил, — кашлянул Рейф. — Это вы его готовили, мисс Мэй?
— Нет, это я, — натянуто ответила Фелисити. — Отошла буквально на минуту и недоглядела.
Не могла же она признаться, что замечталась о некоем капитане пиратского галеона, который был подозрительно похож на их ночевавшего в конюшне гостя.
— Ясно, — протянул Рейф и бросил на Фелисити пытливый взгляд.
Девушка покраснела еще больше, раздосадованная своей малоубедительной попыткой сохранить хорошую, мину при плохой игре. Теперь придется тащиться в Пелфорд за какой-нибудь едой на завтрак. А заодно на обед и на ужин. Вообще-то она собиралась сегодня с утра заняться поисками более-менее уцелевшей одежды в старом крыле поместья. На одну только дорогу в Пелфорд уйдет часа два, не меньше, да вчера она потеряла столько же, если не больше, времени из-за появления Рейфела. Фелисити испытующе оглядела гостя:
— Полагаю, Рейф, вы еще не настолько оправились, чтобы проехаться до Пелфорда и обратно? — И одарила его своей самой ослепительной улыбкой. Он-то, понятное дело, себя гостем вовсе не считал.
Бэнкрофт какое-то время молчал, в свою очередь, разглядывая Фелисити.
— За провизией, я полагаю? — наконец уточнил он.
— Ну… да.
К ее изумлению, молодой человек расплылся в улыбке, отчего лицо его немного перекосилось из-за шрама на щеке.
— Я об этом начал размышлять сразу, как только понял, что проголодался. Мэй не составит мне компанию?
— Вы не заблудитесь: все время прямо по дороге, никуда не сворачивая, — торопливо сказала Фелисити, вовсе не горя желанием отпускать сестру с этим подозрительным, малость не в себе господином, пусть даже красивым и обходительным.
— Я знаю, где Пелфорд, — не далее как вчера проезжал через него. Просто хотелось бы, чтобы меня сопровождал кто-нибудь, умеющий защитить… На случай нападения грабителей.
Мэй захихикала.
Фелисити снова заколебалась.
— Вы же не думаете, что я вот так отпущу вас со своей сестрой?
— Лис, послушай…
— Мисс Харрингтон, — спокойно проговорил Рейф, и лицо его приняло серьезное выражение. — С того самого момента, как вы меня развязали, я не дал ни единого повода, ни вам, ни вашей сестре пожалеть о проявленном доверии.
— Просто я…
— Вчера, между прочим, я вам дал слово, — заключил Рейф. — Может быть, я и не все помню о вчерашнем дне, но это было точно.
Довольно долго Фелисити молча смотрела ему прямо в глаза. Замечание Рейфа было более чем уместным, здесь ей возразить нечего. Отчего-то девушка вдруг прониклась уверенностью, что этот человек никогда не причинит им зла.
— Хорошо. Мэй, сходи за шалью и капором. Девочка просияла.
— А мы галопом поскачем, да? — выпалила она, вскакивая со стула. — Рейф, а как зовут вашу лошадь? Она такая громадная, просто жуть. А скачет быстро?
Усмешка Бэнкрофта была такой доброй, что Фелисити затрепетала. Если бы ей не было известно, что он немного не в себе, то устоять перед таким джентльменом было бы крайне трудно. Ну что ж, спасибо и на этом.
— Отвечаю по порядку: нет, Аристотель, спасибо на добром слове, и я не собираюсь сегодня выяснять, как быстро способен скакать мой конь.
Личико Мэй вытянулось от разочарования.
— Почему?!
— Потому что Аристотель не поскачет, а пойдет. И очень медленно.
Из-за спины Рейфа Фелисити молча показала рукой на его голову и состроила болезненную гримасу. Мэй снова начала было хихикать, но тут же зажала рот ладошкой.
— Ладно, поехали.
Направившись к двери, Рейф галантно пропустил девочку перед собой:
— Прошу вас, кровожадное дитя.
На этот раз Мэй рассмеялась в полный голос.
Фелисити с улыбкой посмотрела вслед вышедшей из гостиной парочке. Похоже, с разбитой головой или нет, но мистер Бэнкрофт в любом случае не намеревался гнать своего коня во весь опор, особенно после столь долгого пути из Лондона. Правда, она этого Аристотеля еще в глаза не видела, но Мэй уже давно начала потихоньку ездить на их старом, дряхлом пони, которой был их единственным средством передвижения. Так что Аристотель подвернулся весьма кстати.
Бросив взгляд на часы, Фелисити захлопнула книгу, положила ее поверх стопки пухлых томиков, что просыхали на полу возле окна после недавнего потопа, и разгребла угли в камине, чтобы огонь прогорал не так быстро. Потом перешла в столовую, где ее дожидалась груда картин, и принялась отбирать те, которые еще можно было спасти.
Несколько минут спустя в комнату вприпрыжку вбежала Мэй.
— Лис, мы уезжаем. Рейф попросил взять у тебя список продуктов.
— Ах да, я же все написала. Список на кухне. — Фелисити выпрямилась, несколько раз повела уже начавшими затекать плечами и вышла в коридор. — Ты ему его и прочтешь, моя радость.
— Думаешь, он неграмотный? — свистящим шепотом поинтересовалась заинтригованная Мэй.
— Очень многие люди не умеют читать, — мягко заметила Фелисити, протягивая ей листок. — Не забудь попросить миссис Денуорт записать расходы на наш счет. Скажи, что в среду я пришлю ей бараний бок.
Наверное, этого хватит, чтобы рассчитаться с долгами в лавке, подумала Фелисити. Большего она просто не могла потратить.
— Ладно, не беспокойся.
Мэй выскочила за дверь. Фелисити пошла следом, и голова ее вновь была переполнена мыслями о пиратах и захватывающих дух приключениях в Южных морях.
Аристотель оказался вовсе не старой клячей. Гнедой, прекрасно сложенный, мускулистый и ухоженный гунтер, с любовно расчесанной гривой и изогнутым густым хвостом, смотрелся просто великолепно. Сразу было видно, что в его жилах течет кровь знаменитых арабских скакунов. Наверное, он мог мчаться быстрее ветра.
Фелисити перевела взгляд на всадника, и в душе у нее зашевелился червячок сомнения в отношении его надломленного рассудка. Даже если он украл Аристотеля, отрицать было невозможно — Рейфел Бэнкрофт отлично знал, как ездить верхом. Сидел он в седле чуть расслабленно, поводья небрежно держал в левой руке, и на его красивом лице играла легкая улыбка. Когда девочка подошла к нему, он немного развернулся боком, подхватил ее за руку и легко, без видимых усилий поднял и усадил перед собой.
— А мы точно не будем скакать галопом? — поинтересовалась Мэй, ласково потрепав по шее Аристотеля.
— Можешь не сомневаться, — заверил ее Рейф и приветственно махнул рукой Фелисити. — Мисс Харрингтон, мы скоро вернемся.
— Вы — Фелисити откашлялась. — Хорошо. Осторожнее там.
— Не волнуйтесь.
Аристотель с всадниками давно уже исчез за поворотом, а Фелисити все стояла во дворе и смотрела им вслед. Помимо Найджела и немногих дальних родственников, Мэй была самым родным для нее человеком. Со времени смерти родителей она редко оставляла младшую сестренку без присмотра. И вот пожалуйста: отпустила ее с незнакомым взрослым красавцем, которого они не далее как вчера побили до полусмерти.
Она сложила руки на груди и прислонилась плечом к дверному косяку. Когда Рейф посмотрел ей в глаза и твердо заявил, что ему можно доверять, она отчего-то сразу поняла, что так оно и есть. Хотя за последние дни на их с сестрой долю выпали огромные испытания, Фелисити надеялась, что не утратила способности смотреть на вещи разумным и рассудительным взглядом. А сегодня утром одним лишь своим вызывающим невольное уважение внешним видом он сумел ее убедить, что, если бы в его намерения входило причинить им страдание, он уже давно бы это сделал вчера. Тяжело вздохнув, девушка вернулась в дом, чтобы закончить с картинами и посмотреть, можно ли еще что-нибудь спасти из западного крыла.
Любопытство, которое Рейф вчера вызвал у жителей Пелфорда, выросло многократно, когда он соскочил со своего коня и спустил Мэй на землю.
— Список мы взяли? — поинтересовался молодой человек. В Лондоне зеваки нередко глазели на него, главным образом когда Бэнкрофты совершали семейный выход в свет. Так что сейчас Рейф отметил интерес обывателей к своей персоне и тут же о нем забыл.
Мэй извлекла из кармана платья клочок бумаги:
— Вот он. Я прочту вслух, чтобы вам было полегче. Рейф с трудом удержался от того, чтобы в очередной раз не потрогать собственный затылок. Он прекрасно знал, что нащупает там громадную, величиной с гусиное яйцо, шишку.
— Благодарю вас, сударыня.
Мэй взяла его за руку, и они вместе перешли булыжную мостовую и направились к дверям лавки миссис Денуорт. С высоты своего роста молодой человек украдкой наблюдал, как его спутница отчаянно старается не отстать. Как вести себя с детьми, Рейф толком не знал и в душе считал их особой человеческой породой, ничего общего не имеющей со взрослыми. Он не относил громкие вопли и бессвязное лепетание к привлекательным сторонам жизни.
Однако девчушка, что сейчас вышагивала рядом с ним, казалась не по годам рассудительной, чрезвычайно впечатлительной и отчаянно нуждающейся в надежной защите, несмотря на завидное умение ловко шарахать незваных гостей по голове.
— Мэй, сколько вам лет?
— Восемь и еще половинка, — блеснула темными глазами Мэй. — А сколько лет вам?
— Двадцать восемь и еще половинка, — ответил Рейф.
— Никогда бы не подумала, что вы такой старый! — рассмеялась Мэй.
— Ну спасибо, — усмехнулся Рейф. — А сколько лет твоему брату и сестре?
— Почти двадцать три. Найджел появился на свет на час раньше Лис, но он прямо трясется от злости, когда она пробует им командовать.
— Представляю.
На пороге лавки девочка остановилась и потянула его за рукав:
— Рейф, мне нужно кое-что вам сказать.
Он наклонился, невзирая на пульсирующую боль в затылке:
— Что такое?
— Мне совсем не нравится миссис Денуорт, — горячо зашептала Мэй ему на ухо. — Она рассказывает про Найджела всякие гадости!
Кивнув для убедительности, она вошла внутрь.
— Сам черт ногу сломит, пока со всем этим разберешься, — пробормотал себе под нос Рейф, шагая следом.
— Да ведь это мисс Мэй! — воскликнула тучная женщина в платье из ярко-зеленого муслина, выплывшая из задней комнаты на звук открывшейся двери. — А где твоя сестра? — Она перевела взгляд на Рейфа: — И это кто такой?
— Фелисити осталась дома. А это Рейф, — сообщила Мэй таким тоном, как будто речь шла о ее любимой собачке.
— Доброе утро, — подавив ухмылку, кивнул Рейф.
— У меня тут список, — продолжила Мэй, разворачивая листок. Прокашлявшись, она начала перечислять: — Нам нужна буханка хлеба, два фунта муки, два фунта соли, один…
— Полагаю, деньги с тобой? — бесцеремонно перебила ее миссис Денуорт и скептически поджала губы. — Или поэтому твоя сестра и сидит дома?
К счастью, Мэй не уловила сарказма в голосе женщины и покачала головой. — Фелисити просила вам сказать, чтобы вы все добавили на наш счет, а она в среду пришлет вам бараний бок.
Владелица лавки не без труда скрестила руки на своей необъятной груди.
— Дорогая мисс, мне иногда тоже нужно кушать. А ваш братец рассчитается с долгами не раньше чем в Судный день. Скажи своей сестре, что вот когда она пришлет мне целого барана — вместе с шерстью! — тогда я с удовольствием и возобновлю кредит Харрингтонам.
— Но мы не задолжали вам целого барана! — возмутилась Мэй.
Рейф внимательно слушал их диалог. Формально говоря, подумал он, Харрингтоны не должны владелице магазина ни пенса. Поместье Фортон-Холл теперь принадлежало ему, его прежние обитатели стали теперь его гостями, и платить им или нет, решать пристало ему.
— Простите, вы — миссис Денуорт?
— Да… это я. — И хозяйка оценивающим взглядом окинула его искусно сшитый, но до неприличия помятый наряд. — Э-э-э… сэр?
Дьявол, нужно будет как можно скорее послать за вещами, подумал Рейф.
— Сколько именно Харрингтоны вам должны?
— А вам-то что за интерес? — нахмурилась миссис Денуорт.
— Вы хотите, чтобы с вами полностью рассчитались, мадам? — хладнокровно поинтересовался Рейф.
Лавочница продолжала полупрезрительно его разглядывать. Наконец, пошмыгав носом, извлекла откуда-то из-под прилавка замусоленную бухгалтерскую книгу, полистала ее и звучно сообщила:
— Семь фунтов восемь шиллингов.
Не было сомнений, что сейчас Фелисити такие деньги заплатить никак не могла. Со вздохом сожаления по поводу очередного уменьшения сорванного на днях банка Рейф полез во внутренний карман сюртука и вытащил оттуда десятифунтовую банкноту.
— Выдайте мисс Мэй все, что требуется, — попросил он, кладя ее на прилавок, — Остальное запишите на счет Харрингтонов.
Миссис Денуорт проворно ухватила деньги короткими жирными пальцами.
— Как скажете, сэр, — с готовностью согласилась она, теперь сама любезность.
Пока воспрянувшая духом Мэй зачитывала список, Рейф решил побродить по лавке. В крохотном помещении можно было найти все — от свечей до дамских шляп и одежды, от куриных яиц до духов, которых была аж целая полка. За дверью на крюках висели половинки разделанных говяжьих туш. Из увиденного разнообразия Рейф заключил, что хозяйка владела единственной на всю округу лавкой. А цены говорили о том, что госпожа прекрасно об этом осведомлена. Рейф задержался у банки, наполненной доверху разноцветными леденцами.
— Мэй, вы любите сладкое? — обратился он к девочке.
— Еще бы! Лис конфеты тоже очень нравятся.
Не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы расслышать в ответе Мэй просьбу. Улыбнувшись, он снял с банки крышку и набрал с дюжину леденцов.
— Это тоже добавьте к счету, миссис Денуорт.
— Хорошо, сэр.
Распихав всю провизию в два объемистых мешка, они приторочили их к седлу Аристотеля. Гнедой, переступив с ноги на ногу, заинтересованно оглянулся, и Рейф готов был поклясться, что на его морде появилось брезгливо-обиженное выражение, когда он увидел, что его превращают во вьючное животное.
— Уж извини, старина, — рассмеялся Рейф, ласково потрепав коня по холке.
— А где вы доштали такую шамешателную лошат? — поинтересовалась Мэй с набитым леденцами ртом.
Рейф играючи подхватил девочку под мышки и усадил на Аристотеля. Потом и сам вскочил в седло.
— Я прикупил его, буквально не глядя, у графа Монтроза. Монти уверял меня тогда, что, хотя этот гнедой и чертовски… э-э… очень упрямый, рука у него не поднимается огреть его кнутом. — Рейф пустил Аристотеля неторопливым шагом по дороге обратно к Фортон-Холлу. — Мой брат, маркиз Уорфилд, одно время держал его у себя на конюшне, но я отыграл его обратно.
— Вот здорово! Потрясающе!
Рейф рассмеялся:
— Послушай, я то и дело слышу «потрясающе», «выше крыши». У кого это мы поднабрались таких слов?
— У Найджела. Фелисити говорит, что от них у нее вянут уши, а мне нравится.
— Надо признаться, ты их употребляешь всегда к месту. Мэй хихикнула.
— Спасибо. Рейф, а Фортон-Холл теперь и правда ваш? Бэнкрофт встретил взгляд ее темных и, слава Богу, пока еще невинных глаз и слегка растерялся.
— Подождем приезда вашего брата, чтобы решить все честно, — наконец уклончиво ответил он. — А чем вы с Фелисити занимаетесь целыми днями?
— Я делаю уроки, а Фелисити штопает нашу одежду. Потом я ей помогаю, мы вытираем пыль, подметаем, кормим цыплят. Два раза в неделю ходим на дальнее пастбище проверить коров и овец и надоить молока, из которого Лис делает сливки и масло. У нее на огороде еще растет капуста и картошка, но, наверное, последний ливень все там смыл…
Некоторое время Рейф ехал молча.
— Работы-то хватает, — наконец заметил он.
— Фелисити говорит, что тяжелая работа ей нравится. Все лучше, чем сидеть без толку весь день.
— Она и кухарничает за двоих?
— Ну да! Она так вкусно готовит, не поверите! Вот только надоело каждый день есть цыплят и кроликов.
Чем больше девчушка болтала про их с Фелисити житье-бытье в Фортон-Холле, тем сильнее Рейф восхищался мисс Харрингтон. Сам-то он вырос в окружении целой армии прислуги, готовой кинуться к младшему отпрыску герцога Хайброу по первому зову. Да и на военной службе он особо себя не обременял приведением в порядок форменной одежды, тем более приготовлением ужина. Подобные желания посещали его весьма редко. Его презрение к Найджелу еще больше усилилось. Какими бы ни были его намерения, уехать и бросить на произвол судьбы родных сестер, предоставить их заботам ведение хозяйства и не оставить на это ни гроша было по меньшей мере подло, пусть они обе и не возражали против этого.
— А кто ловит кроликов? — спросил Рейф, хотя и был почти уверен в ответе.
— Это Лис. Знаете, она все-все умеет!
— Начинаю тебе верить, — улыбнулся Рейф.
— Лис! Мы вернулись! — прокричала Мэй, сунув голову в пролом в стене.
Фелисити резко выпрямилась, с трудом удержала равновесие и отерла выпачканной рукой потный лоб.
— Не заходи сюда, — поспешила она предупредить младшую сестру.
— Знаю, знаю. Опасно. Мы с Рейфом будем на кухне.
— Ладно.
Фелисити споткнулась, едва не упала, но успела ухватиться за торчавший из груды мусора обломок стропила. Казалось невообразимо странным стоять посреди того места, которое несколько дней назад было гостиной их собственного дома, и видеть на прежних местах безжалостно переломанную мебель. Всякий раз при виде оголенной бутовой кладки на глаза у нее неудержимо набегали слезы, но рыдания вряд ли помогли бы ей разыскать под завалами шкатулку с драгоценностями или книги из семейной библиотеки.
Что-то среди обломков привлекло ее взгляд, Фелисити наклонилась и извлекла из мусора стеклянную фигурку. Это оказался красочный африканский попугай, правда, без головы и с отбитыми лапами. Повертев стеклянную пичугу в руках, Фелисити бросила ее в угол, мусор в котором уже перебрала. Возможно, ей удастся убедить Рейфа, что даже если сделка и состоялась, то касалась она лишь западного крыла усадьбы…
— И когда это все случилось?
От неожиданности у Фелисити чуть сердце из груди не выпрыгнуло, Девушка обернулась.
— Мистер Бэнкрофт, я и не слышала, как вы подошли, — для чего-то объяснила она, снова выбитая из колеи его низким спокойным голосом. — Ночью, четыре дня назад.
— Называйте меня Рейф, пожалуйста, — мягко напомнил он. — Здесь, наверное, была гостиная?
— Да. — Фелисити снова склонилась над грудой мусора. — И то, что осталось от моей спальни.
— Благодарите Бога, что вас в ней не было, когда это все произошло, — покачал головой Рейф. Глаза его были полны искреннего сочувствия.
— Когда все вокруг начало трястись и качаться, мы с Мэй успели перейти спать в маленькую столовую рядом с кухней. Но все равно было страшно.
— Вид такой, как будто здесь прошло, и не рез, стадо слонов. — Он отпихнул носком сапога разломанное кресло. — Даже не одно, а два или три стада.
Фелисити выпрямилась, уперла руки в бока и съязвила: — Судя по вашим словам, вы видели стадо слонов живьем?
Рейф присел на корточки, поднял фигурку попугая и задумчиво повертел в руке.
— Слонов я видел только африканских, — рассеянно ответил он, разглядывая стеклянную птичку. — Вот этому приятелю еще повезло.
— И где же вы этих африканских слонов видели?
— В Африке. — Рейф пристроил попугая у себя на плече и изо всех сил зажмурил глаз. — Извиняй, приятель. — Он перешел на лондонское просторечие, немилосердно растягивая слова: — А нету ли у тебя бумаженции да пера с чернилами в придачу?
— Есть, кэп! — невольно рассмеялась Фелисити.
— Раз уж я скорее всего задержусь у вас на какое-то время, мне нужно написать пару строк дворецкому моих родителей, чтобы он переслал сюда что-нибудь из моей одежды. — Поднявшись, Рейф демонстративно обвел рукой свою великолепную, но немилосердно измятую и выпачканную одежду. — Я покинул Лондон в небольшой спешке.
«Еще бы тебе было не спешить — с украденным-то конем», — подумала Фелисити. Пока Рейф, бросив попугая на пол, разгребал мусор в поисках новых сокровищ, девушка в очередной раз вгляделась в лицо своего собеседника. Господи, до чего же он все-таки был хорош собой и, несмотря на разбитую голову, двигался с ловкостью прирожденного атлета. Фелисити вздохнула. Это должно было случиться, подумала она, не могло не случиться после всех бедствий, что одно за другим сыпались на нее весь последний год. Умопомрачительно красивый незнакомец наконец появился на пороге ее дома и, само собой разумеется, оказался благодушным полоумным!
Если бы он и в самом деле был в здравом уме, то не оказался бы в графстве Чешир, чтобы попытаться заполучить в свои руки поместье Фортон-Холл. Сын герцога Хайброу с легкостью отыскал бы массу намного более интересных мест для своих путешествий. Фелисити подумала, что ничуть не удивится, если теперь он заявит о том, что бился бок о бок с самим герцогом Веллингтоном в Ватерлоо.
— Обычно вид у меня намного более презентабельный, чем сегодня, — неожиданно заметил Рейф.
Фелисити, поняв, что уже довольно долго не сводит со своего гостя глаз, поторопилась отвести взгляд.
— О, меня это вовсе не волнует, — залившись краской, ответила она, с преувеличенной осторожностью выпростала из-под обломков какую-то книгу и принялась тщательно протирать разбухшую от воды обложку.
Рейф добродушно рассмеялся, и у Фелисити вдоль спины пробежала едва заметная сладкая дрожь.
— Понимаете, за последние дни моя гордыня получила несколько серьезных ранений. Я пребываю в малость — если не выразиться сильнее — растрепанных чувствах. Не сомневаюсь, что вы меня держите за круглого дурака.
Наконец-то в его речах появился хоть какой-то здравый смысл.
— Да нет, Рейф, — улыбнулась Фелисити. — Просто на вас навалились со всех сторон неожиданные обстоятельства, вот и все.
Бедняга, пережить такое унижение — восьмилетнее дитя одним ловким ударом свалило с ног и отправило в беспамятство такого здоровяка.
— Да уж, удовольствия здесь мало, — кивнул он и снова принялся разгребать носком сапога обломки мебели. — Я объездил чуть ли не всю Европу, и продажа этой унылой мусорной кучи дала бы мне возможности попасть в Америку или на Дальний Восток. Теперь же я буду до смерти счастлив, если доберусь до Ирландии.
Сочувственная улыбка сползла с лица Фелисити.
— Эта унылая куча мусора — мое родовое поместье! — резко бросила она. — Буду признательна, если вы об этом не забудете.
— Ваше бывшее родовое поместье, — мягко поправил Рейф, чуть приподняв правую бровь. — Сейчас это родовая груда камней для вас и мельничный жернов на моей глупой шее. — Поддев носком сапога чудом уцелевшее чайное блюдце, он отправил его в угол комнаты, где оно разбилось на мелкие кусочки. — А я-то думая, поместье, Фортон-Холл принесет мне удачу.
— Вас тут, между прочим, никто не держит!
Рейф довольно долго молча смотрел в лицо Фелисити с каким-то непонятным для нее выражением.
— Это правда, — наконец отозвался он. — А что держит здесь вас?
Фелисити не решилась ответить сразу, потому что почувствовала, что ждет он отнюдь не очевидных и легковесных слов.
— Это мой родной дом. Если бы я не жила здесь, за усадьбой некому было бы присмотреть.
— Теперь я вижу, что для поместья все сложилось гораздо удачнее, чем оно того заслуживало. И тем не менее — где мне взять писчую бумагу?
— В столовой около кухни. Там на письменном столе стоит деревянная коробка.
Рейф поблагодарил коротким кивком головы, повернулся и вышел.
Следующий час Фелисити провела в раскопках. Труд был тяжелый и грязный, каждая разбитая или разломанная вещь причиняла ей острую душевную боль. Излишней сентиментальностью она никогда не страдала, но сейчас вокруг нее безвозвратно рушилось поместье Фортон-Холл. Дальше будет еще хуже, если в ближайшие дни Найджел не вернется домой с деньгами.
Рейф, похоже, решил остаться здесь по меньшей мере до тех пор, пока не прибудут из Лондона его вещи. Если он и дальше согласится ездить в Пелфорд за продуктами, то его присутствие будет вполне терпимым. По крайней мере одной заботой меньше.
Фелисити, пораженная внезапно пришедшей в голову мыслью, прервала свое занятие и резко выпрямилась. Как интересно: появление вполне трудоспособного, пусть немного и придурковатого мужчины оказалось для Фортон-Холла самой большой удачей за последние годы!
Думая об этом, она взобралась по шатающимся ступенькам на чердак — посмотреть, нет ли там еще какой-нибудь уцелевшей одежды. Когда девушка спустилась обратно, то услышала, как в столовой около кухни заливается смехом Мэй. Если Рейф Бэнкрофт сумел удержать ее свободолюбивую сестру от безумной утренней беготни, то тем самым он уже начал приносить осязаемую пользу. Найджел вечно отмахивался от Мэй с ее вопросами, всякий раз отправляя девочку к Фелисити и бесцеремонно одергивая при любом проявлении ее живого характера. Фелисити дотащила свой узел до столовой и, улыбаясь, остановилась на поройте. Мистер Бэнкрофт детское веселье переносил более чем хорошо, а видеть Мэй хохочущей во все горло было в любом случае лучше, чем если бы она сидела с несчастным и понурым видом.
— Какое же это слово! — возмущалась ее младшая сестра, тыкая пальчиком в лист бумаги, над которым склонился Рейфел.
Нахмуренные брови Рейфа не могли скрыть веселого блеска в его глазах.
— Слово «поспешность».
— А мне кажется, это вообще какие-то каракули, которые прочесть нельзя!
— Ах, нельзя прочесть… Вы тут обмолвились недавно, сколько вам лет. Что-то я запамятовал… Четыре?
— Мне восемь! — веселилась Мэй. — И я умею читать! И писать тоже умею.
— Ну что ж, я это тоже умею делать. — Рейфел что-то небрежно накарябал внизу страницы и сложил лист пополам. — И делаю это лучше, чем вы, сударыня.
— Да все ваше письмо — одни закорючки и больше ничего!
— Неправда. — Рейф чуть улыбнулся в ответ, надписывая на письме адрес.
— Нет, правда!
— Это…
Фелисити кашлянула.
— Прошу прощения, что вмешиваюсь в ваш жаркий спор, но я отыскала на чердаке старую одежду нашего деда… От гардероба Найджела ничего не осталось, а потом вы все равно немного выше брата. Вот я подумала, что, пока вы дождетесь своей одежды из Лондона, вы могли бы переодеться в это…
— Очень любезно с вашей стороны, мисс Харрингтон, — поднялся из-за стола Рейф.
Он подошел и взял узел у нее из рук. Потом, не отпуская ее руки, поднес ее к губам и легонько поцеловал, не отрывая при этом глаз от ее лица. На этот раз Фелисити была уверена, что он пытается с ней флиртовать. Хотя ей и раньше уже доводилось быть объектом для флирта, она не могла припомнить, чтобы один мимолетный поцелуй вызывал у нее такой приятный озноб. Вдруг Фелисити сообразила, что вся она — одежда, обувь, лицо, руки — перемазана в пыли, и, покраснев, торопливо убрала руку.
— Нет нужды меня благодарить, — слегка сдавленным голосом выговорила девушка, чувствуя себя неуклюжей школьницей, — Эти вещи все равно некуда было бы девать. Так что, пока мы будем дожидаться приезда Найджела, вы, может быть, захотите…
Рейф положил узел с одеждой в ближайшее кресло и повернулся к Фелисити:
— Чем я могу вам помочь?
Он убедил себя в своем дворянском происхождении, и прекрасно — проще всего будет сыграть на его благородстве, подумала Фелисити.
— Я понимаю, что ваша знатность не позволяет этим заниматься, но здесь, кроме нас с Мэй, больше никого нет, и некоторые вещи нам просто не по силам.
Рейф скрестил руки на груди и с острым, неподдельным интересом взглянул на Фелисити:
— Например?
— Ну, для начала в столовой и в спальнях на втором этаже ужасно протекает крыша.
Фелисити не стала продолжать, чтобы одним перечислением их проблем не отбить у незваного гостя всякую охоту помочь. Она понимала, что, каким бы здоровяком ни выглядел Рейф, необходимость приложить пусть незначительный, но физический труд могла поставить его в неловкое положение.
— Вы хотите, чтобы я починил вам крышу, — скорее сообщил, чем спросил он.
— Ну… — протянула Фелисити и, сделав шажок вперед, ласково положила ладонь ему на плечо. — Ведь по вашим словам выходит, что эта крыша принадлежит вам.
— Так-так… Верно! — Прищурив глаз, мужчина повернулся и снова подхватил: узел с одеждой. — Есть ли у вас лестница, спрашивать, наверное, не нужно? Молодая женщина молча кивнула и отступила, не сумев скрыть торжествующую улыбку. Какое счастье, когда при малейшем дожде на тебя с потолка ничего не капает!
— Лестница за конюшней.
— Ладно, — вздохнул Рейф. Он повернулся к Мэй и шутливо нахмурился: — Юная мисс на сей раз сумеет удержаться и не станет охаживать мои бока граблями, когда я выйду в одежке кровельщика?
— Не беспокойтесь, Мэй будет со мной готовить ленч.
— Лис! Ну что ты, в самом деле…
— Отлично. — Рейф, направился к дверям, при этом чуть задел плечом Фелисити и вышел.
— Лис! — воскликнула Мэй, заставляя старшую сестру выйти из задумчивости. — Ты что, забыла? Ленч уже готов! Заботами нашего принца Уэльского!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100