Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Рейф начинал писать письмо Куинлану трижды. Первая попытка закончилась полным провалом, потому что он так и не смог решить, что может рассказать своему здравомыслящему старшему брату про Фортон-Холл, Фелисити и Мэй. Второе послание он начал вроде бы неплохо, пока до него не дошло — он настолько замечтался, что машинально всю страницу исписал именем Фелисити.
— Да ты свихнулся, парень! — пробормотал он и, торопливо скомкав лист, швырнул его в зажженный камин.
При третьей попытке он постарался быть кратким и держаться сути дела. Мимоходом упомянув, что поместье Фортон-Холл нуждается в небольшом ремонте перед продажей, он назвал вполне скромную сумму, которая, по его расчетам, не должна была вызвать у брата нездоровое любопытство.
На втором этаже раздались шаги, и Рейф откинулся на спинку кресла. За эту ночь он по меньшей мере десяток раз порывался подняться в спальню Фелисити. Он стал первым в ее жизни любовником, но отчего эта девушка, такая порядочная, практичная и рассудительная, выбрала именно его, оставалось загадкой. Кроме того, Лис желала его, именно его, а не обаятельного богатого сынка герцога Хайброу или украшенного наградами армейского капитана.
Еще одна проблема — он не привык думать о женщине, над которой одержал очередную любовную победу. Более того, Фелисити пробралась ему в душу гораздо глубже, чем ему поначалу казалось. Когда она выговаривала eго имя голосом, исполненным желания, Рейф готов был сделать все — в буквальном смысле все, — чтобы доставить ей радость. А частью этого было то, что она желала — и он отлично об этом знал — поместье Фортон-Холл.
— Так тебя перетак!
Снос конюшни и ремонт дома — это не имело ничего общего с тем, что было нужно ему самому. Фелисити и путешествие на Восток были самыми что ни на есть взаимоисключающими желаниями. Беда в том, что Лис была рядом и он мог видеть ее, слышать и прикасаться к ней. Остальной мир был далеко, и чтобы туда попасть, нужно было много денег.
Рейф вытащил еще один лист. Необходимо было отвлечься и перестать думать с утра до вечера только о Лис и ее шелковистой коже. Он с усмешкой принялся небрежно набрасывать письмо. Старина Роберт Филдс сумеет помочь ему прийти в себя. Необходима лишь малая толика лондонского цинизма, чтобы вернуть себе ясность ума и духа. Уж чего-чего, а цинизма у Роберта было в избытке. Рейф еще подумал о письме Френсису Хеннингу, но этот недоумок скорее всего счел бы его письмо приглашением на отдых в Фортон-Холл и не замедлил примчаться на все лето. Нет, пара писем от Роберта, одно от Куина — и хватит. Не следует забывать о свободе, что ждет его в недалеком будущем.
Рейф прикрыл глаза, не в силах справиться с навалившейся усталостью. Он умел соблазнять женщин, хотя по вчерашнему вечеру в этом можно было усомниться. Вообще-то, когда он занимался любовью, всегда предполагалось наличие кровати, ну, на крайний случай хотя бы чуток романтических отношений. Здесь же все наспех, почти в одежде, а он еще сильнее желал ее видеть, прикасаться к ней, обнимать…
— Лис? — В приоткрытую дверь просунулось любопытное личико Мэй. Увидев, что за письменным столом сидит он, девочка надулась и скорчила недовольную гримасу. — Ах, это вы…
Головка исчезла из дверного проема, и Рейф вздохнул, не в силах больше выносить немилость восьмилетней девчушки.
— Мэй?
Тишина. Затем вопрос:
— Что?
— Прости меня.
Личико снова показалось в дверях.
— Правда?
Он утвердительно кивнул:
— Правда. Ну так что — мы снова друзья?
Она задумалась, потом тряхнула головой:
— Ладно. Только тебе надо извиниться перед Лис.
— За что? Она же хотела, чтобы ты танцевал с ней, а ты не танцевал!
— Понял. — Рейф дописал письмо, сложил лист и надписал адрес. — Ну что ж, зато мы потанцевали с ней потом, когда ты уже видела десятый сон. — Он поднялся со стула и потянулся. Даже после всех обессиливающих вчерашних событий он так и не смог сомкнуть глаз. Осознание того, что чем дальше, тем больше он проникается нежной заботой о Фелисити Харрингтон, начинало его страшить.
— Кому ты писал?
Он запечатал письма и протянул их Мэй.
— Моему брату и другу в Лондон.
— Роберт Ф… Фолдс, — запинаясь, прочитала она.
— Не Фолдс, а Филдс, крошка, — поправил он девочку, затыкая пробкой бутылочку с чернилами. — Не хочешь съездить со мной в Пелфорд и отправить письма?
— Сначала Мэй придется разобраться с таблицей умножения.
Рейф обернулся на голос вошедшей в комнату Лис, и от охватившего его ликования сердце забилось заметно сильнее. Этим утром она была на удивление хороша в зеленом муслиновом платье, которого он на ней еще ни разу не видел. Держала она себя в руках замечательно — правда, до тех пор, пока их глаза не встретились. Рейф желал любви Лис, желал здесь, желал прямо сейчас…
— Лис, я хочу поехать с Рейфом, ну пожалуйста! — захныкала Мэй.
— Доброе утро, — поздоровался он.
— Доброе утро, — коротко ответила она и снова все свое внимание обратила на сестру: — Про арифметику мы сразу забыли? И сделай любезность, сходи посмотри, есть ли у нас сегодня яйца на завтрак.
— Чтоб они лопнули… — пробурчала Мэй, с явной неохотой направившись к двери.
Годы, проведенные за картежным столом и в армии, научили Рейфа проницательности, и, как правило, ему не составляло труда понять по выражению глаз Лис, какие чувства обуревают молодую женщину. Но сегодня утром проницательность ему изменила.
— Как спалось? — осторожно поинтересовался Рейф. Фелисити молча кивнула, рассеянно перебирая валявшиеся на столе безделушки. Когда дверь за Мэй громко захлопнулась, она оставила это занятие, пересекла кухню, подошла вплотную к Рейфу и обняла за талию. Когда она прижалась щекой к его плечу, он осторожно обнял ее и легонько привлек к себе.
— Доброе утро, — еще раз поздоровалась она и призывно склонила головку.
Рейф поцеловал ее в губы, мгновенно почувствовав кипение ответной страсти.
— Вот теперь утро действительно доброе, — негромко заметил он.
— Ты, похоже, всю ночь не спал? — Она провела пальцами по пробившейся щетине на его подбородке.
— Да. Когда я начинаю размышлять, на это уходит какое-то время.
— Понятно. Дай Бог, — рассмеялась Фелисити.
Рейф всерьез начал подумывать, а не забаррикадировать ли им дверь гостиной от Мэй. Он снова поцеловал Фелисити, и когда та ответила не менее горячим, исполненным желания поцелуем, тяжесть вины, лежавшая с прошлой ночи у него на сердце, ушла.
— Не жалеешь, милая Лис?
Она вгляделась ему в лицо, помолчала и внешне спокойно произнесла:
— Пока нет.
Теперь настала его очередь рассмеяться:
— Вот и хорошо. Я бы не возражал, если бы вчерашняя ночь повторилась, только без камней под боками. — Рейф опустил руки ей на бедра, накрыл ладонями ягодицы и с силой привлек молодую женщину к себе. — А если прямо сейчас?
Она тихонько простонала и судорожно сжала его плечи. Потом неохотно отстранилась:
— Нет. В любой момент может вернуться Мэй.
— Это единственное, что тебя сдерживает? — осведомился Рейф.
— Господи, конечно, нет. Просто эта причина самая очевидная. — Фелисити повернулась и указала рукой на письма, которые Мэй положила на письменный стол. — Брату?
— Да, когда я уезжал из Лондона, мы малость повздорили, но вот теперь напомнил ему, какой я очаровательный и любящий брат. Даст Бог, он пришлет мне то, о чем я прошу/
Исполненный веселой страсти взгляд Фелисити посерьезнел; она отвела глаза и, повернувшись к окну, с наигранным безразличием поинтересовалась:
— Могу я узнать, сколько ты у него просишь?
— Разумеется. Ты же у меня ведешь всю бухгалтерию. Две тысячи соверенов. Надеюсь, не такие уж это и деньги, чтобы он из-за них стал хорохориться. Фортон-Холл же получит скромную новенькую конюшню и, по крайней мере, подновит фасад порушенного крыла.
— Ты прикидывал, сколько времени все это может занять?
Рейф залюбовался ее стройной фигуркой; лучи утреннего солнца просвечивали сквозь края ее платья, и от этого Фелисити казалась ему ангелом, сошедшим с небес. Хотя девушка спокойно стояла на месте, ему вдруг почудилось, что она неожиданно отдалилась на многие сотни миль. Почему? Как? Она должна вернуться!
— Месяц или два. Если он вышлет деньги сразу. А ведь может и не выслать. — Рейф подошел к ней, с нежностью обнял за талию и осторожно прижался к ее спине. — В чем я провинился с утра?
Она приняла объятие, не пытаясь высвободиться, даже немного расслабилась.
— Ни в чем. Просто этим утром я… я была сбита с толку.
— Прекрасно.
— Прекрасно? — Она обернулась и удивленно заглянула ему в лицо.
— Мне в голову приходят несколько слов, которые я не надеялся услышать из твоих уст. «Сбита с толку» более чем приемлемо. Я себя чувствую точно так же.
— Прекрасно, — рассмеялась в ответ Фелисити.
Рейф мог понять ее смятение. Он, черт возьми, понятия не имел, что ему делать дальше, но хотя бы переживать по этому поводу ему приходилось только за себя.
— Знаешь, — прошептал он в копну ее волос, — если тебе предложат хорошее место, ты вовсе не обязана оставаться здесь и присматривать за усадьбой.
— Если ты подыщешь себе покупателя, то вовсе не обязан ждать до тех пор, пока я не найду себе хорошее место!
Рейф прикрыл глаза, потому что в душе снова поднялась волна неясных надежд и желаний при одной лишь мысли о том, что, в конце концов, она уедет.
— Лис, я…
Она мягко высвободилась из его рук и посмотрела прямо в глаза:
— Пойми, Рейф, я ни о чем не жалею. Я хочу остаться с тобой. Но при всем при этом я не дурочка.
Он смотрел, как она скрылась в дверях, чтобы отыскать куда-то запропастившуюся Мэй.
— Да, ты не дурочка, — негромко проговорил он. — Только вот отчего-то я с каждым днем выгляжу все большим дураком.
— Господи, какая же я дура!
Фелисити машинальными движениями взбивала масло, стараясь при этом разглядеть через открытую кухонную дверь, что делается во дворе.
— Теперь уже поздно, — заметила сидевшая за столом позади нее Мэй. — Рейф уехал в Пелфорд без меня.
— Ты слишком к нему привязалась, Мэй. Ведь прекрасно знаешь, что он не будет жить здесь вечно!
Этими словами ей впору было урезонивать и саму себя, но было уже поздно. Рейфу она сказала неправду, потому что тоже провела бессонную ночь в сумасшедшей надежде, что либо он решится подняться к ней, либо она наберется смелости спуститься. Не случилось ни того, ни другого. Она еще ни в кого ни разу не влюблялась хотя и не переставала себе твердить, что если и полюбит, то человека надежного и заслуживающего доверия, на которого без всяких сомнений сможет во всем положиться. Хотя Рейфел Бэнкрофт и обладал гораздо большим, здравым смыслом, чем ее отец или брат, и был очень обаятелен, но надежность и доверие не были бы первыми словами, которые она произнесла бы, попроси ее кто-нибудь описать этого человека.
— Когда я вырасту, то отправлюсь путешествовать, — угрюмо сообщила Мэй, разрисовывая карандашом лист бумаги. — Рейф говорит, в лондонском зоопарке нет и четверти зверей, которых он видел в Африке, а я и в зоопарке ни разу не была! Фелисити посмотрела на младшую сестру:
— Если в лондонском зоопарке восемьдесят два зверя и они составляют четверть всех зверей, которых Рейф видел в Африке, сколько зверей видел Рейф?
Мэй в притворном отчаянии уронила голову на стол:
— Фелисити! Это нечестно!
— Так сколько? — рассмеялась Фелисити.
— Простите, мисс Харрингтон. Фелисити вздрогнула от неожиданности.
Лакей графа Дирхерста — во всяком случае, на нем была ливрея знакомых ей с детства цветов — стоял прямо на пороге кухни, и как он тут оказался, было совершенно непонятно, потому что Фелисити не слышала никаких шагов. Высокий мужчина, крепко сбитый, с торжественным выражением на лице — кажется, она раньше не встречала его у графа.
— Да? Да? — только и смогла она выдавить, ставя миску на стол и во все глаза разглядывая громадный букет из алых и белых роз, которые держал в руках слуга.
— Граф Дирхерст попросил меня доставить эти цветы вам, сударыня, — вежливо проговорил он низким голосом. — Вместе с наилучшими пожеланиями.
С этими словами он протянул букет Фелисити, и та не слишком уверенно приняла роскошное подношение.
— Пожалуйста, поблагодарите графа от моего имени, — попросила она слугу, машинально поднося цветы к лицу и вдыхая их аромат. — Они замечательные.
Слуга церемонно поклонился:
— Всего доброго, мисс Харрингтон… Мисс Мэй.
— Всего доброго.
Мэй встала из-за стола и подошла к сестре, чтобы рассмотреть букет поближе.
— Граф Резвунчик прислал тебе цветы? С чего бы это?
— Мэй, помолчи! Называть так графа Дирхерста недостойно.
— Его так Рейф называет, — надулась Мэй, сердито складывая на груди руки.
— Рейф может позволить себе дерзить, а мы этого себе позволить не можем!
— Ну ладно. Почему он прислал тебе цветы?
— Сейчас узнаем. — Фелисити вытащила из букета вложенную туда записку. — «Милейшая Фелисити, вы подобны розе среди шипов. С чувством искренней и величайшей любви, Дирхерст».
— Это он о чем? — сморщила носик Мэй. Фелисити взяла одну из их немногих уцелевших ваз.
— Он хочет на мне жениться.
Сколько бы Мэй ни фыркала, как бы Фелисити ни влекло к Рейфу, в любом случае благосклонность графа Дирхерста напрочь отметать не стоило. Джеймс Барлоу, несомненно, был умным и красивым, и даже если и бывал скучен, тем не менее являл собой прекрасный пример постоянства и надежности. И самое главное — кроме свадебного подарка в виде поместья Фортон-Холл, он мог обеспечить им с Мэй безопасное и уверенное будущее.
— Что она сказала? — Рейф выпрямился так стремительно, что с размаху стукнулся затылком о низко нависавшую балку перекрытия крыши конюшни. — Чертова задн… Проклятие! — поправился он.
Мэй рассмеялась.
— Я знала, что вам это не понравится. А потом она поставила букет в вазу прямо посредине стола в гостиной!
— А еще что она сказала? — Рейф проверил, крепко ли затянут узел на веревке, которой он обвязал опорную стойку, и, взяв Мэй за руку, повел ее прочь от горы мусора, что совсем недавно была конюшней. Когда они отошли на безопасное расстояние, Рейф коротко и пронзительно свистнул. Деннис Грэм стегнул своих тягловых лошадей, те тронулись с места и начали растаскивать груду из досок и бревен.
— Она сказала, что я не должна над ним смеяться, а потом добавила, что букет цветов — это подарок со значением.
Чем дальше, тем меньше все это нравилось Рейфу, но не мог же он признаться Мэй, что готов собственными руками удавить Дирхерста за одно то, что он осмелился посылать жалкие букетики его Фелисити! Впрочем, прав на нее у него не было никаких, за исключением того, что они один раз были близки и что он в состоянии был не думать о ней не более пары секунд за день. Тем не менее Бэнкрофт по-прежнему не намеревался позволить Дирхерсту переиграть его в чем бы то ни было, особенно в том, что касалось завоевания любви Фелисити.
— Да, цветы всегда были хорошим подарком, — согласился Рейф, шагая к телеге, чтобы помочь загрузить доски и бревна. — Нам нужно сделать ей что-нибудь очень приятное, как ты считаешь?
— Само собой! Чтоб было лучше цветов!
— Например?
Пока Мэй решала эту задачу, Рейф со своими помощниками продолжали закидывать доски в телегу. Остатки конюшни пойдут в дело: этими досками Билл Дженкинз должен был починить изгородь вокруг своего участка.
— Есть! Придумала!
— Просвети меня скорее, радость моя.
— Ее любимый цвет — голубой, и ей нужно новое шелковое платье. Все шелковые платья, которые у нее были, от дождя так испортились, что их пришлось выкинуть.
— Мэй, я не могу покупать Фелисити платья. Все сразу уверятся, что мы с ней… — Рейф замялся, не зная, как лучше объяснить все маленькой девочке.
— Что вы любовники, да? — договорила Мэй. Вот это да! Рейф присел перед ней на корточки.
— И от кого же ты услыхала это слово?
— От миссис Денуорт. Я слышала, как она рассказывала миссис Вордсворт про то, что вы с Фелисити какие-то распутанные любовники!
— Гм… — Рейф аж закашлялся, но потом собрался с духом: — Э-э-э… Может, быть, распутные?
— Точно! Распутные!
Ну что ж, если миссис Денуорт позволила себе посплетничать в присутствии малолетней сестры одной из ее жертв, то его отношения с лавочницей пора перевести в состояние открытой войны.
— Вот как… А что это слово означает, ты знаешь?
— Ну… — пожала плечами Мэй, — вы любите друг друга и целуетесь. Впрочем, я про это и так знала!
Его мать умерла бы со смеху, если бы узнала, что он пытается с кем-то говорить о благопристойном поведении, тем более с маленькой девочкой. Но Рейф решил попробовать, выхода-то не было.
— Мы с твоей сестрой иногда и правда целуем друг друга, и она мне очень нравится. Я надеюсь, что и ко мне Фелисити испытывает такие же чувства. Но это очень… странная ситуация, понимаешь? Мы все вместе живем здесь, в Фортон-Холле, и самым приличным и правильным будет не говорить про это.
Мэй скорчила гримаску:
— Да знаю я про все это. Я не совсем уж дубина стоеросовая, Рейф.
Ну что ж, по заслугам, мистер Бэнкрофт. Из дальнейшей беседы Рейф узнал, что день рождения у Фелисити через три недели, и они решили, что платье будет покупать Мэй, а уж дарить они его собирались вместе.
Тем временем обещания и посулы, которые он беспечно швырял направо и налево ради получения помощи в восстановлении усадьбы, как-то сразу все оказались востребованы, и несколько дней подряд Рейф был так занят с утра до ночи, что едва обменялся с Фелисити парой слов, не говоря уж о том, чтобы уговорить ее снова провести с ним ночь. Дирхерст каждый день оказывал ей знаки внимания — присылал то букеты роз, то роскошные коробки конфет, и с этим Рейф ничего не мог поделать, разве что снова и снова воображать, какой из семидесяти трех способов отправки на тот свет лучше всего подошел бы проклятому графу.
Фелисити знала, что Рейф места себе не находит, и было нетрудно догадаться, в чем тут дело. Прошло больше недели с того дня, как он отправил письмо в Лондон, а ответ маркиза до сих пор так и не пришел. Он намеревался освободиться от Фортон-Холла к осени — сезон заканчивался, приближался август, время уходило.
В ее душе теплилась надежда, что ответ придет достаточно поздно, чтобы Рейф задержался в Чешире до зимы. Возможно, лишние два-три месяца в поместье убедят его остаться. Она уже получила вежливый отказ из Бата на свое предложение давать уроки в школе для девочек, остальные же ее письма остались без ответа. С решимостью отчаяния, снедаемая беспокойством, она разослала новую дюжину запросов. Если в ближайшее время она не подыщет себе места, единственным выбором для нее станет предложение Дирхерста.
Всю прошлую неделю Рейф каждое утро на рассвете седлал своего коня, отправлялся объезжать земли поместья и возвращался лишь после заката. Что у него было на уме, Фелисити понять не могла. Уж конечно, не Фортон-Холл — заросшие сады и груда бревен и досок конюшни не привлекали его внимания. Оказавшись в усадьбе, он всегда был настолько уставшим, что пару раз заснул прямо в кресле, когда они с Мэй сидели в гостиной и читали. Еще хуже было то, что с утра следующего дня после разрушения конюшни он ее больше не поцеловал ни разу. И, коря себя за это, она отчаянно желала близости с ним. Ей больше всего на свете хотелось снова оказаться в его объятиях, чтобы Рейф ласкал ее, любил так же беззаветно, как она любит его.
Услышав его шаги, Фелисити в удивлении посмотрела на часы, стоявшие на каминной полке между трех ваз с цветами и роскошной коробкой шоколадных конфет. Даже не полдень. Сердце у нее учащенно забилось. Она машинально поправила волосы и вернулась к лежавшим перед ней на столе гроссбухам, которые внимательно изучала в поисках свободных средств.
— Можно я понесу? — послышался из прихожей свистящий шепот Мэй. Рейф что-то неразборчиво пробормотал в ответ. Фелисити улыбнулась и продолжила перелистывать страницы.
Появившийся в дверном пролете Рейф пару раз кашлянул, и Фелисити, приняв удивленный вид, подняла голову:
— Бог ты мой, это ты так рано вернулся! Что-то случилось?
— Все отлично. Не уделишь мне пару минут?
— Ну хорошо, только…
— Вы все неправильно делаете! — сердито воскликнула Мэй, решительно проталкиваясь мимо Рейфа в комнату. Прямо махонькая темненькая мышка, смело отстраняющая грозного рыжевато-коричневого льва, весело подумала Фелисити. В руках сестра держала большую коробку, перевязанную шикарной голубой лентой.
— С днем рождения!
— Господи! Мэй, ты что? До моего дня рождения еще две недели!
— Ну вот, — ухмыльнулся Рейф, опускаясь в соседнее кресло. — Это ты, Мэй, все сделала неправильно. Нужно было сначала объяснить…
Мэй взгромоздила коробку на колени Фелисити:
— Это просто маленький подарок заранее. От Рейфа и от меня. Фелисити посмотрела на заговорщиков. Мэй явно была в восторге, а Рейф, хотя и усталый, улыбался ей.
— Ну, спасибо. Но честное слово, в этом не было нужды…
— Открывай, — сказал Рейф и призывно побарабанил по коробке пальцами.
Фелисити улыбнулась, развязала голубую ленту и протянула Мэй, которая тут же сложила ее в несколько раз и обернула вокруг головы Рейфа на пиратский манер.
— Вот таким я тебя и представила на мостике пиратского галеона, когда мы с Мэй впервые тебя увидели, — рассмеялась Фелисити и шутливо растрепала ему волосы. — Лихой рубака, что скажешь, Мэй?
— Клянусь задницей Люцифера, Лис! — фыркнула девочка. — Ты собираешься открывать этот чертов подарок или нет?
— Ну вот что, помолчи, глупая девчонка, — с подчеркнутой медлительностью гнусаво выговорил Рейф. — Еще чуть-чуть, и ты мне устроишь большие неприятности!
— Слишком поздно, — с трудом совладав с приступом хохота, выговорила Фелисити.
Мысленно приготовившись к любой диковинке, которую ее сестра и Рейф избрали для подарка, она медленно сняла с коробки крышку. Содержимое было укрыто бумагой, Фелисити смахнула ее в сторону…
— Боже мой! — ахнула она.
— Это платье, — сообщила в наступившей тишине Мэй, потому что ее сестра потеряла дар речи.
— Да… да… Я вижу.
Дрожащими руками Фелисити вытащила из коробки платье темно-голубого шелка. На глаза у нее навернулись слезы.
— Мерку мы сняли с одного из твоих муслиновых платьев, — негромко объяснил Рейф. — Надеюсь, это будет тебе впору.
Кружевами цвета слоновой кости были отделаны воротник, короткие пышные рукава и ниспадающая юбка. Крохотные белые цветы, рассыпанные по лифу платья, казались мерцающими звездочками на предзакатном безоблачном вечернем небе, тогда как корсаж и юбка своим цветом напоминали уже сумеречное небо.
— Нравится? — не выдержала Мэй.
— Оно замечательное, — сквозь слезы улыбнулась Фелисити.
— Знаешь, сколько мы с Рейфом пересмотрели всяких каталогов и выкроек? Миссис Денуорт сказала, что оно слишком темное и тебе не понравится, а Рейф мне сказал, чтобы я ей сказала, что у нее удивительно прекрасный вкус, но от выбранного материала я не откажусь! — Рассмеявшись, Мэй продолжила: — Миссис Денуорт на меня, наверное, целую минуту смотрела молча, а потом покраснела, как свекла, и говорит: «Юная мисс, этот неотесанный Бэнкрофт очень плохо на вас влияет».
— Ну что, Лис?
Фелисити подняла глаза на Рейфа.
— Оно роскошное, — призналась она. — Такой красоты я никогда не видела.
— Но Мэй мне сказала, что у тебя были шелковые платья, — озадаченно посмотрел на нее Рейф.
— Были, но не такие… — Фелисити запнулась. Она подумала, что Рейфел Бэнкрофт всю свою жизнь прожил среди самых богатых и самых благородных семейств и его представления о том, что такое настоящее шелковое платье, весьма сильно отличались оттого, что она выбрала бы для себя. — Рейф, я не могу принять такой подарок.
— Фелисити, да ты что! — возмутилась Мэй. Рейф не спускал глаз с Фелисити.
— Мэй, сделай милость, принеси своей сестре носовой платок. Сбегай за ним, ладно?
— Конечно, — кивнула девочка, прекрасно понимая, что ее вежливо выпроваживают. Она громко прихлопнула за собой дверь.
— Ты ведь только что сказала, что платье тебе нравится, — заговорил Рейф, присев на корточки рядом с креслом Фелисити.
— Нравится, но у тебя нет денег, а оно слишком красиво, и… не знаю, как сказать…
— Я хочу, чтобы ты его надела. И потом — я это сделал, чтобы доставить и получить радость, понимаешь? — Он осторожно забрал платье у нее из рук и аккуратно уложил обратно в коробку. Потом взял ее руку в свои. — Видеть тебя счастливой — уже счастье для меня.
По ее щеке сползла прозрачная слезинка.
— Не знаю, что тебе и сказать.
— Скажи спасибо и поцелуй меня, и лучше сделать это до возвращения известной нам обоим симпатичной особы.
— Спасибо, — прошептала Фелисити и притронулась губами к его губам.
Рейф вздохнул и потянулся к ней, чтобы ответить на робкий поцелуй. Фелисити страстно хотелось прижаться к нему, погрузиться в надежное тепло его крепких объятий.
— Рейфел! Эй, Рейфел! Где ты, мой мальчик?
Рейф так резко отпрянул от Фелисити, что та чуть не свалилась с кресла. Едва он успел подняться на ноги, как дверь в гостиную распахнулась.
— Рейфел, где ты?
— Куин?!
Фелисити с изумлением наблюдала, как Рейф широким шагом двинулся навстречу высокому, изысканно одетому блондину, который возник на пороге. Маркиз Уорфилд прибыл собственной персоной.
— Какого черта ты здесь делаешь? — воскликнул Рейф, бросая на брата подозрительный взгляд. Уорфилд слегка приподнял брови:
— Ты же просил помочь.
— Я просил денег.
— Это одно и то же.
— Не совсем. Ты…
— Мы, кажется, не знакомы? — Маркиз, быстро оглядев скромную обстановку гостиной, царивший в комнате беспорядок, разбросанные по столу гроссбухи и шелковое платье в открытой коробке, остановил свой острый взгляд на Фелисити.
Она торопливо поднялась с кресла, разгладила ладонями простенькую муслиновую юбку и сделала реверанс:
— Милорд…
— Куин, это Фелисити Харрингтон. Лис, позволь представить тебе моего брата.
— Харрингтон? — переспросил маркиз. — Ты ведь у Найджела Харрингтона выиграл…
— Да. Это долгая история. Как поживает Мадди?
— Сам ее и спросишь.
— Она что, тоже здесь? — Вид у Рейфа стал совсем расстроенным и одновременно весьма довольным. Фелисити почувствовала укол ревности — так ей захотелось узнать, что за дама пожаловала в Фортон-Холл.
— Она решила, что без сопровождения нам не обойтись.
— Без сопровождения чему? — сузил глаза Рейф.
— Послушайте! — донесся из прихожей громкий мужской голос. — Кошмар! Отойди от меня!
Фелисити и Рейф переглянулись.
— Это Мэй! — в один голос воскликнули они и бросились мимо маркиза к дверям.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100