Читать онлайн Не смотри свысока, автора - Энок Сюзанна, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Не смотри свысока - Энок Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.73 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Не смотри свысока - Энок Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Не смотри свысока - Энок Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Энок Сюзанна

Не смотри свысока

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Пятница, 19:17
К семи вечера они, что называется, добили контракт. Все было сделано очень тщательно. Если даже Лидмонт и задумал какой-то встречный удар, Рик был готов к нему.
Том сделал несколько телефонных звонков и направился через улицу, чтобы забрать Саманту и выяснить, что она решила насчет обеда.
В этот час все офисы на третьем этаже, похоже, уже опустели, но когда Рик повернул ручку двери «Джеллико секьюрити», она оказалась не заперта.
– Саманта? – позвал он.
– Я у себя в кабинете, – донесся ее голос.
– Ты должна закрываться на замок, когда остаешься одна, – сказал Ричард, все еще с трепетом вспоминая, как она обняла его там, на пирсе. Хотя схватка с Элом Сандретти, кто бы он ни был, почти вытеснила из сознания те объятия.
– Это ничего не решает, – возразила Саманта, встречая его в приемной. – Для большинства известных мне людей это не займет и минуты. – Ты голоден? – спросила она.
У нее на лбу красовался симпатичный синяк. Ричард погладил его кончиками пальцев.
– Я умираю с голоду.
Саманта ухмыльнулась, беря его под руку.
– Ну и что будем делать? Едем домой и переодеваемся или выбираем место, где сойдет и этот гардероб?
Они оба были в джинсах и рубашках, а в середине зимнего сезона в Палм-Бич это означало, что их возможности пообедать были сильно ограничены.
– Все зависит от того, насколько ты проголодалась.
– Если я скажу тебе, по чему я проголодалась, – со смехом сказала Саманта, – мы никогда не выберемся из этого офиса. – Ну ладно. Как насчет мексиканского ресторана?
– Я полагаюсь на тебя.
Ричард не мог удержаться, чтобы не поласкать ее в лифте. Хорошо, что в здании было только три этажа, иначе он вытащил бы ее из штанов. Она могла расследовать все, что ей нравится. Могла даже сколько угодно флиртовать с другими мужчинами, чтобы добыть нужные сведения. Но он не мог смириться с тем, какой опасности она себя подвергла.
– Ну что, сильно завелся? – насмешничала она, выталкивая его в фойе, когда лифт остановился.
Рик вежливо кивнул консьержу и через боковую дверь прошел в гараж. Патриция назвала бы это отсутствием чувства собственного достоинства, у нее все упиралось во внешнюю сторону. Саманта жила другими заботами. Признать, что он ей слишком нравится, для нее означало что-то вроде капкана. Но за последние несколько месяцев ее защитные механизмы ослабли, а он не хотел этим удовлетворяться. До тех пор, пока она не поймет его полезность и не перестанет считать его помехой в работе. Рик хотел действовать так, пока его альтернативный метод не связан с риском ее потерять.
– А как же «СЛР»? – спросила Саманта, садясь за руль «бентли». Уолтер, слава Богу, обращался с одалживаемыми автомобилями более бережно, чем она.
– Мы заберем его позже, – сказал Ричард. Он обошел автомобиль, чтобы сесть рядом с ней.
– Ты так романтичен, – сказала Саманта. – Не можешь и минуты провести без меня.
Ее хорошее настроение сохранялось в течение всей трапезы, хотя у него после хваленой сальсы едва не отвалилось нёбо. По-видимому, это была какая-то разновидность американского юмора. И потом, ему нравилось слышать ее смех. С ней это не так часто случалось, особенно с тех пор, как они вернулись во Флориду.
– У тебя все готово к завтрашнему совещанию? – неожиданно спросила Саманта, когда они поехали назад, в паркинг. У нее по-прежнему было хорошее настроение, судя по тому, что она отдала ему ключи от «бентли».
– Интересно было бы узнать, что замышляет Лидмонт. Думаю, Что как-нибудь справлюсь.
– Гм… но завтра утром я с ним встречаюсь первая, – сказала Саманта. – Если у него заготовлен динамит в кармане, я дам тебе знать. Ну позволь мне тебя поспрашивать? Может, я знаю кучу вещей о муфтах для труб и фиттинге.
– Я в ужасе.
У нее зазвонил телефон, но Ричард не распознал сигнал. Судя по выражению ее лица, звонил кто-то незнакомый.
– Алло, – сказала она.
Ричард наблюдал, как лицо ее вдруг помрачнело, а кожа сделалась серой. Встревоженный, он подогнал машину к обочине и припарковался.
– Саманта?
Когда она вытянула ладонь, чтобы он замолчал, у нее дрожали пальцы.
– Ладно, я этим займусь, – проговорила она наконец. – Не волнуйся.
– Сэм?
– Это звонил Стоуни. Он в тюрьме.
– Что произошло?
Саманта вдохнула поглубже, стараясь собраться.
– Он не мог говорить долго. Я только поняла, что примерно через две минуты после того, как он взял опытный образец Джакометти, туда нагрянули копы.
Ричард начал было что-то говорить, но быстро замолчал. Он прекрасно знал, чем Саманта с Уолтером занимались раньше, чтобы заработать себе на жизнь, поэтому тщательно старался подбирать слова:
– Я считал, что Уолтер, так же как и ты, отошел от дел.
– Он и отошел. Но это он делал, чтобы оказать мне услугу.
– Тебе? Саманта, ты обещала мне, что…
– Замолчи. Я должна подумать минуту.
Ричард схватил ее за плечо. Грудь сдавил панический страх.
– И теперь полиция придет за тобой? – спросил он.
В первое мгновение Саманта смотрела на него с таким недоумением, что он уже наперед знал ее ответ.
– Нет, нет. Дело совсем не в этом. Он даже не думал приобретать эту вещь. Мне просто нужно было знать, кто пытается ему продать ее. Я же говорила ему… – проворчала она, ударяя кулаком по приборной панели. – Но это не имеет значения. Я должна вызволить его оттуда.
Ричард представил на миг, как она врывается в городскую тюрьму.
– Мы его вызволим, – поправил он Саманту. – Я прямо сейчас позвоню Тому. – Рик встряхнул ее, убедившись, что до нее дошли его слова.
Правда, Рик не вполне себе представлял, что его адвокат сможет сделать, но ей об этом он не сказал. Саманта только что упомянула, что Стоуни был пойман с какой-то краденой вещью. А сколько краж он совершил раньше? Не сосчитать! С учетом всех обстоятельств ему могли просто пришить… Изтого, что Саманта при случае вскользь говорила, Уолтер мог провести в тюрьме очень много времени.
Ричард стал звонить Тому, но, даже набирая его номер, он держал в голове другую мысль. Он мечтал оторвать Саманту от ее криминального прошлого. Если бы Уолтер Барстоун исчез из ее жизни, как бы болезненно это ни было для Саманты, он сослужил бы ей хорошую службу. Этот человек, несомненно, по-прежнему имел над Самантой очень прочную власть.
Когда Кэти Доннер ответила на звонок, Ричард завел мотор. Но совсем не потому, чтобы Саманта не могла подслушать его ответы на непочтительные замечания Тома. Так получилось, что между ними сложились довольно непростые отношения.
Когда Ричард вернулся в «бентли», Саманта сидела на пассажирском месте и невидящим взглядом смотрела сквозь лобовое стекло. Все это, должно быть, больно ее ранило. У нее было так мало людей, кого она впускала в свой мир, а Стоуни был даже ближе, чем кто-либо другой. Возможно, ближе Рика.
– Ну вот, Том сказал, что он будет…
– Я еду в полицейский участок. Пусть они освободят его под залог или поручительство.
– Подожди минуту, Саманта, – сказал Рик. – Ты должна меня выслушать. —
Она гневно сверкнула глазами.
– Зачем? Что такого ты можешь сказать мне? Ты думаешь, я оставлю Стоуни в тюрьме на одну секунду дольше, чем я могу что-то сделать?
– Нет, я так не думаю. Но я считаю, что ты не должна очертя голову мчаться в полицию. Мы должны дать Тому несколько минут, чтобы он выяснил, в чем именно обвиняют Уолтера. Если Джакометти каким-то образом связан с тобой, возможно, тот, кто подсунул Уолтеру эту вещь, упомянул твое имя.
– Я ее не воровала, Рик.
– Я же не говорю, что это сделала ты, – сказал он, хотя в голове у него мелькнула мысль. – Но ты об этом знаешь. А отсюда следует, что кто-то еще мог знать о тебе. – Ричард тяжко вздохнул, представив, что с ней будет, если ее посадят в каталажку и отправят в тюрьму. Он содрогнулся при этой мысли. – В самом деле, а не вернуться ли нам в Лондон?
– Нет, – сказала Саманта. – Когда-то я была вынуждена оставаться в подполье и ждать, пока Мартина Джеллико отправят в тюрьму. Он умер там. Я не брошу Стоуни. – У нее задрожал голос. – Я не могу иначе.
– Ты не должна это делать, но сейчас нам лучше ехать домой и ждать звонка от Тома.
Саманта замотала головой.
– Нет, мне нужно еще кое-куда заглянуть. – Прежде чем Рик успел ее остановить, она открыла дверцу и шагнула на тротуар.
– Саманта, ради Бога…
– Я тебе позвоню. И дай мне ключи от «СЛР», или мне придется включать зажигание напрямую.
Бывали времена, когда ему приходилось признавать, что как бизнесмен он терпит поражение. Сейчас был один из таких случаев. Покопавшись в кармане, он отыскал ключ от «мерседеса» и бросил ей через открытую дверцу.
– Будь осторожна, – сказал Рик.
– Хорошо.
В первую минуту Саманта подумала, что он не уедет, но Рик бросил напоследок озабоченный взгляд и с ревом укатил в обратную сторону.
Саманта прошла три квартала до паркинга и отыскала «СЛР». Она могла освободить Стоуни, нужно было только достать орудие, которое она никогда не применяла за всю свою карьеру. Проникнуть в участок не составило бы большого труда даже для менее ловкого человека, а вот выйти оттуда куда сложнее. Но с этим она тоже могла бы справиться.
И все же она не была уверена, что это верный путь. Саманта знала, что после всего этого она будет вынуждена бежать. Да, у нее останется Стоуни, но у нее не будет Рика. Она потеряет его навсегда. Даже если Рик захочет иметь с ней дело после того, как она устроит этот погром в полицейском участке, их отношения станут невозможны. Рик – слишком публичный человек, поэтому о его местонахождении всегда будет известно.
– Проклятие, – пробормотала Саманта, наклоняясь к рулю. Она ударилась лбом в обтянутую кожей баранку, так что голову пронзила кинжальная боль. – Думай, Сэм. Думай!
Кто звонил? Стоуни? Откуда тот человек узнал его телефон? Если бы его сообщил Обри, все было бы проще. Однако тот неизвестный человек узнал номер Стоуни сам. Но она рассказывала только одному человеку о том, что статуэтка Джакометти может представлять ценность. И этим человеком был Дэниел.
Но зачем ему нужно было подставлять Стоуни? Подбросить улики, чтобы обвинить его в убийстве и ограблении?
Саманта подняла голову от руля. Ужас пробуравил ей грудь своим леденящим жалом. Дом Стоуни был не самым надежным прибежищем, найти его мог любой, а взломать – легче детской забавы.
Она завела мотор и направила «мерседес» в западную часть города. Дом Стоуни находился в двадцати минутах езды, но эти двадцать минут, наверное, были самыми долгими в ее жизни.
Однако свернув на его улицу, Саманта остановилась. Один… два… три полицейских автомобиля, кружа с зажженными фарами, блокировали квартал.
– Черт! – Саманта выключила фары и задним ходом отъехала до ближайшего перекрестка.
Все это время она как одержимая занималась своим расследованием и оставила Стоуни совершенно неприкрытым и незащищенным. Любой, кто следил за офисом, знал, что они работают вместе. И любой, кто наводил справки о ней, как это сделал Чарлз Кунц, мог знать, что она использовала Стоуни как своего сбытчика. Это была ее ошибка.
«Ладно, хватит, – сказала себе Саманта. – Соберись с мыслями».
Если это было дело рук Дэниела, тогда он знал, что наносит удар ей. Должно быть, он готовился к этому. Черт подери, чтобы запятнать ее, он даже мог подстроить что-то на яхте. Саманта перебрала в уме все, что было в это утро. Ее отпечатки остались на бутылке вина, бокале, а еще на перилах, ветровом щите и якорном тросе.
Она понимала, что эгоистично беспокоиться о своей шкуре, в то время как Стоуни взят под стражу. Сейчас его, вероятно, фотографируют и снимают отпечатки пальцев, но это в порядке вещей. Впрочем, если копы намерены заняться ею, она должна быть к этому готова.
И Рик тоже. О черт! Завтра у него важная встреча. От него и требовалось всего-то, чтобы Кастильо или кто-то еще повременил с ордером на обыск. В их высоких кругах публичность решала все. Три месяца назад они с Ричардом выступали в судебном заседании против Питера Уоллиса с доказательствами ограбления и попытки убийства. И очень успешно поломали ему жизнь. Они уничтожили его бизнес и лишили будущего. И расстроили его женитьбу.
Саманта поняла, что снять все вопросы можно, если освободить Стоуни.
Саманта вдохнула поглубже и включила передачу. Возможно, пистолет Рика по-прежнему хранился в перчаточном боксе, но сначала она сделает Рику одну уступку и попытается решить проблему законным путем.
Выехав со стоянки, она повернула налево и направилась к тюрьме.
На полпути от дома Ричард резко сменил направление и через пятнадцать минут въехал на аллею перед домом Тома Доннера. Только на второй стук Том рывком открыл дверь.
– Нельзя ли потише, Рик? – резко сказал он, отступая в сторону. – Майку завтра нужно быть к семи в школе. У них урок физкультуры на открытом воздухе.
– Извини, – сказал Ричард, понизив голос. Черт подери, а Саманта еще обвиняет его в излишней воспитанности. – Что-нибудь выяснил?
– Я над этим работаю. Иди домой. Я тебе сказал, что позвоню.
– Я предпочитаю поучаствовать в этом, – сказал Рик. Том вошел за ним в офис и закрыл дверь.
– Это не очень-то утешает, – сказал он. – Разве я не делаю все, что могу? Сегодня пятница, вечер. И потом, честно говоря, это не входит в мои обязанности. Мое дело – читать и править контракты, выискивать лазейки в тарифах и готовить сводные документы. Но отнюдь не работать на преступников или выискивать способ, как освободить их из тюрьмы.
Ричард посмотрел ему в лицо. Кровь вскипала в его жилах.
– Вместо прямого отказа ты предпочитаешь сейчас разыгрывать саму святость?
– Я предупреждал тебя раньше, Рик. Мне не нравится копаться в дерьме ради Джеллико. Сейчас ты просишь меня помочь освободить из тюрьмы ее скупщика. И это за двенадцать часов до совещания с «Кингдомом»? Черт побери, что с тобой происходит? —
Ричард на мгновение прикрыл глаза. Они с Томом были добрыми друзьями более десяти лет. Вопрос адвоката был ясен. Он хотел знать, готов ли Рик поступиться всем ради Саманты.
– Я понимаю твои оговорки, – сказал он, сохраняя спокойный тон. – Я знаю, ты очень откровенный человек и говоришь то, что думаешь. Черт возьми, я поэтому тебя и нанял в первую голову. Но я не прошу тебя лгать ради Уолтера Барстоуна или делать что-то противозаконное ради кого-то еще. Я прошу тебя узнать, что происходит. Вот и все.
– Я… – начал Том.
– Я мог бы сделать это сам, – перебил его Ричард, сделав шаг к нему. – И я сделаю, если ты не можешь. Она любит его, ты понимаешь? Уолтер для нее считай что отец. Я не собираюсь сидеть сложа руки и ждать, пока она наделает бог знает что. Она скорее всего попытается его освободить. А я хочу использовать мое влияние, чтобы его освободили под залог, или хотя бы помочь ему с защитой. И я это сделаю. – Том скрестил руки на груди.
– Ты хоть как-то представляешь, во что это тебе обойдется? Я не говорю о потерях в цифрах, но восемь миллионов долларов за один день нужно держать в уме.
– Я прошу тебя выполнять мои распоряжения. – Рик тяжко вздохнул. – Как моего лучшего друга, я прошу тебя сделать все, что можно, чтобы помочь мне.
– Черт, черт, черт! Я говорил тебе, что от нее одни трудности? А ты меня послушался? Нет, ты шел вперед напролом, точно так же, как ты всегда делаешь и…
– Прежде чем ты скажешь еще одно слово, подумай хорошенько, Том. Тебе нужно выбрать другую песню. Эта устаревает.
Доннер надулся.
– У меня пять рингтонов. Начальника службы по охране общественного порядка, главного детектива, начальника полиции, окружного прокурора и судьи Уильяма Брайсона. На этот раз будешь в долгу у кого-то из них.
– Это я переживу.
– Хорошо. – Том кивнул. – Ступай домой, Рик. Я буду выяснять, за что именно арестован Барстоун и какое обвинение будет предъявлено ему в отделении полиции. Я позвоню тебе, как только что-то узнаю. Я тебе обещаю.
Просто куда-то удалиться и ждать, пока кто-то другой предпринимает активные действия? В душе Ричард резко протестовал против этого всем своим существом. С другой стороны, он не собирался осуществлять какие-то действия сам, оккупируя дом Доннера и гневаясь. Тихо пробормотав непечатные слова, он прошмыгнул мимо адвоката и по лестнице направился вниз.
– Сразу, как только узнаешь, – повторил он.
Саманта сидела в металлическом кресле за стеклянной перегородкой и ждала. Время свиданий уже прошло, но она пустила в ход все свои чары, чтобы воззвать к милосердию всех тупиц и получить разрешение занять это кресло. Кастильо, наверное, будет сердиться, что она так вольно бросалась его именем. Но в душе она была воровкой, а поэтому могла украсть все, что ей нужно, включая имя сыщика, чтобы получить желаемое.
Дверь в дальнем конце комнаты открылась. Появился шериф, с ним рядом шел Стоуни. У Саманты перехватило в горле. Он был в своей прежней одежде, только ремень был новый, с петлями для соединения двух пар наручников. Шериф подвел арестованного к креслу по другую сторону перегородки и удалился обратно.
– Это ты меня подставила? – тихо спросил Стоуни, устремив на Саманту свои темные глаза.
– Что? Нет! – вырвалось у нее из горла. – Как ты мог так подумать?
– А как еще я мог подумать? – прошипел в ответ Стоуни. – Ты дала мне это задание. Копы вломились ко мне, а у меня в шкафу статуэтка, вещественное доказательство…
– Тише! – Саманта понизила голос, когда за дверью зашевелился полицейский. – Подожди. Во-первых, тебя никто не просил ее покупать. Я только хотела узнать, кто ее продал. Во-вторых…
– Я ее не покупал. Пришел на встречу, а там никого не было, поэтому я пошел домой съесть сандвич.
– Но копы нашли у тебя статуэтку?
– Да, в том злосчастном шкафу на самом видном месте, – сказал Стоуни.
Саманта пристально посмотрела на него. В голове у нее теснилось полдюжины заговоров.
– Это все подстроено.
– Не возмущайся, если это не ты…
– Конечно, не я.
Стоуни задышал немного ровнее.
– На самом деле я так не думаю, но сейчас я ужасно зол. Что ты думаешь о своем дружке? Я знаю, он меня очень не любит.
– Ох, да перестань же ты наконец! Сколько можно? При чем здесь Рик?
– Но если ты знаешь, кто это сделал, так расскажи.
– Думаю, это Дэниел Кунц. Он сделал так, чтобы тебя обвинили в краже. Тем самым он отвел подозрение от себя. А еще, возможно, это предупреждение мне, чтобы я отцепилась.
– Значит, я просто стал козлом отпущения? Замечательно! – Стоуни немного наклонился вперед. – В таком случае… помоги мне выбраться из этого поганого места, Сэм.
Саманта все это видела в его глазах. Он сбывал все, что бы они с Мартином ему ни приносили. Даже если давать только по одному году за каждую кражу, он получил бы больше сорока лет тюрьмы. Стоуни это знал и боялся.
– Я пытаюсь, – пробормотала она в ответ, – но они наложили на тебя арест на семьдесят два часа до предъявления обвинения.
– Я этого не вынесу, Сэм. Прошу тебя, сделай что-нибудь, дорогая.
Она могла бы это сделать. «Глок» находился у нее в автомобиле. Но это не помогло бы. Возможно, Дэниел даже надеялся на это. Если она бросится спасать Стоуни, подозрения копов подтвердятся.
– Стоуни, я что-нибудь придумаю, я тебе обещаю. Но сейчас, наверное, безопаснее тебе оставаться здесь.
– Чушь собачья!
– Здесь что-то замышляется, – сказала Саманта. – Но по крайней мере сейчас я знаю, что ты не получишь пулю в грудь.
Стоуни прищурил глаза.
– Черт подери, ты не должна бросать меня здесь. Надо было уехать в Венецию. Я говорил тебе! Но ты продолжала оставаться со своим красавчиком и заигрывать с сыщиком. Помоги мне, я…
– Ты просто должен верить мне, Стоуни. – Саманта встала. Еще секунда – и она расплачется или перепрыгнет через перегородку и стукнет его. – Извини.
– Сэм… – Стоуни тоже встал. К нему немедленно направился шериф.
– Я освобожу тебя, как только смогу, Стоуни. Но ты должен верить мне. Я люблю тебя.
Когда Саманта вернулась в безопасное место, под крышу «СЛР», она действительно расплакалась. Вот к чему привела ее убогая попытка встать на честный путь! Единственный человек, оставшийся от ее семьи, сейчас в тюрьме. И ему даже не спешат предъявлять обвинение. Это означает, что они все еще пытаются взвалить на него кучу других. Она не сомневалась, что к понедельнику один из них будет объявлен убийцей Чарлза Кунца.
Должно быть, это дело рук Дэниела. В открытую пытается соблазнять, за спиной создает угрозы. Но она не могла высказать ему в лицо свои подозрения, пока у нее нет доказательств. Чтобы их получить, она должна поговорить с кем-то, кто его хорошо знает.
«Патриция!» – смекнула Саманта и завела мотор.
Бывшая жена Рика. Бывшая жена Питера. Патриция Аддисон-Уоллис, похоже, обладала особым умением сходиться с порочными мужчинами. С двумя из них нужно было провести короткий разговор.
Рик оставался на аллее у Доннера, в «бентли», работающем на холостом ходу. Их конфликт с Самантой достиг критической точки. Он использовал все законные способы, все доступные каналы, в то время как она вела свое расследование своими собственными методами. Он не мог предугадать ее ощущения в данный момент, но достаточно хорошо знал свои. Это было осознание своей бесполезности, с чем он просто не мог смириться.
Саманта не так-то уж много ему рассказывала, но он был очень наблюдательным человеком. Уолтера поймали со статуэткой Джакометти. Той самой статуэткой, которая лежала на письменном столе Чарлза, когда Дэниел пытался так грубо заигрывать с Самантой. Если бы он сейчас встретился с Дэниелом, то с наслаждением выколотил бы из него все дерьмо. Но этим он мог бы испортить все дело Саманте и сорвать расследование Кастильо.
Ричард задумался. Он вдруг вспомнил свою неконструктивную, но очень интересную беседу с Лори Кунц. Он достал свой сотовый и снова позвонил Тому.
– Я так и знал, что ты все еще у меня на аллее. Ну, что еще?
– «Парадайз риелти», – сказал Рик. – Мне нужны все их бумаги.
– За каким чертом?
– И все, что ты сможешь достать о семье Кунца, – продолжал Ричард, игнорируя вопрос Тома. – О его завещаниях и доверительном управлении собственностью. Я хочу все это получить завтра, сразу после совещания с «Кингдомом».
– После этого тебе придется оплатить мое лечение, – сказал Том.
– Ты сможешь отправиться на Канкун. Я оплачу недельный отдых тебе вместе с Кейт и детьми.
– Договорились.
Ричард выключил телефон. Лори совершенно случайно подсказала еще одно направление, заслуживающее внимания. Патрицию и Дэниела, несомненно, связывали какие-то отношения. Во всяком случае, Патриция была его должницей.
В нарушение лучших своих традиций Саманта доверила парковку «СЛР» служащему «Брейкерса». В этот вечер у нее было слишком мало времени, чтобы привередничать. Она разыскала в вестибюле внутренний телефон и набрала номер дежурного.
– Добрый вечер, – ответил портье. – Кому я могу адресовать ваш вызов?
– Патриции Аддисон-Уоллис, пожалуйста.
– Одну минуту.
Патриция отозвалась после третьего звонка.
– Да? – послышался в трубке хриплый голос.
По-видимому, она не нашла ничего лучшего, чем в пятницу вечером рано лечь спать. Это означало только одно: Дэниел был в другом месте. Возможно, предпринимал что-то еще.
– Мисс Аддисон-Уоллис? – с протяжным прононсом произнесла Саманта. – Отель хотел бы презентовать вам дополнительную бутылочку шампанского.
– Ну спасибо, – сказала Патриция более живым голосом.
– Пожалуйста, – ответила Саманта. – У меня указана комната номер восемьсот шестнадцать. Мы пришлем…
– Я в четыреста первой, – прервала ее Патриция.
– Ах да! Извините. Ваше шампанское будет доставлено немедленно.
– Благодарю вас. – Саманта повесила трубку.
– Тупица! – пробормотала она и направилась в бар.
Прихватив бутылку шампанского, она поднялась на лифте на четвертый этаж. Патриция занимала номер люкс из нескольких комнат. «Странный выбор для человека, стесненного в средствах для жизни», – подумала Саманта. Но сейчас ей было недосуг вникать, чем руководствовалась «бывшая» в планировании своего бюджета. Саманта постучала в дверь, держа перед глазком бутылку.
– Вы могли бы по крайней мере поставить это на лед, – сказала Патриция, распахивая дверь. – Я ожидала большего от… Ах, это ты? Убирайся отсюда!
– Спасибо, – сказала Саманта, протискиваясь мимо Патриции, и закрыла за собой дверь швырнув бутылку в кресло. – Нам нужно поговорить.
– Я занята. Уходи!
Саманта заглянула через открытую дверь в спальню, с запозданием сообразив, что там мог быть и Дэниел. Может, по этой причине Патриция рано отправилась в постель? Но постель была расстелена только наполовину.
– Я вижу, что ты занята, – сказала Саманта, указывая на включенный телевизор. – Ты и Джей Лино.
Патриция плотнее завернулась в купальный халат с монограммой «Брейкерса».
– Так что ты хочешь?
– Я хочу немного потолковать о Дэниеле.
– Что, Ричарда тебе недостаточно? Тебе нужно воровать у меня всех мужчин?
– Что?! – Саманта подняла бровь. – Во-первых, вы с Риком развелись года три назад. Во-вторых, если речь о Дэниеле, то это бред сивой кобылы.
– Ты его целовала. И не пытайся отрицать, потому что я сама видела.
Замечательно. Саманта вовсе не собиралась вести этот разговор, да у нее и времени для него не было.
– Если тебя интересуют технические подробности, то это он меня целовал. Поверь, мне он на дух не нужен. Он целиком твой. А теперь садись.
Патриция прошла к журнальному столику за сигаретой.
– Ты мне тут не приказывай! И нам не о чем разговаривать. Убирайся отсюда, пока я не вызвала охрану.
– Вызывай, а я у них спрошу, могут ли они проверить, где ты была этим вечером и в ту ночь, когда убили Чарлза Кунца.
– Что?! – Патриция изменилась в лице. Ее кожа цвета слоновой кости даже стала на тон светлее. – Я не… О нет, не надо. Ты не сделаешь это снова. Моя жизнь была разрушена… разрушена, после того как Питера отправили в тюрьму. Я до сих пор за это расплачиваюсь. Это не должно…
– Послушай, Патти. Питер пытался меня взорвать, а потом проломил мне череп. Ты натравливаешь на меня преступников, с которыми трахаешься, а они пытаются вредить мне и моим близким. Перестань это делать, и я исчезну из твоей жизни.
– Уходи прочь, Джеллико. Ты совсем спятила, если ты думаешь, что Дэниел пытается навредить Ричарду.
– Не Рику. Когда ты последний раз виделась с Дэниелом?
– Я не собираюсь отвечать ни на какие твои вопросы. Ты вторглась сюда незаконно. Я хочу, чтобы ты ушла.
– Меня не волнует, что ты хо…
Обе женщины вздрогнули, когда дверь задребезжала от сильного стука.
– Это еще что? – засопела Патриция, направляясь к двери. В комнату вошел Рик.
– Патриция, нам нужно поговорить, – резко сказал он. Потом заметил Саманту и остолбенел. – Что ты здесь делаешь?
В первое мгновение Саманта просто смотрела на него. Очевидно, они оба пришли к одному и тому же заключению. Вот и Рик решил не отсиживаться дома и не ждать, пока кто-то ему доложит. Он подумал, что для спасения Стоуни ей может потребоваться помощь, поэтому пришел сюда. Но в отличие от нее он мог потерять гораздо больше, позволив себе ввязаться в это грязное дело.
– Привет.
– Привет.
– Я позвонила Патриции подвидом горничной, чтобы выяснить номер комнаты, – пояснила Саманта. – А ты как ее нашел?
– Спросил у портье.
– Позер, – сказала Саманта.
– Меня здесь любят. – Когда Рик подошел к ней, его лицо немного смягчилось.
– Кто бы сомневался!
– Ты, вероятно, здесь, чтобы задать несколько вопросов по поводу Дэниела? – спросил Ричард, погладив ее по руке. – Есть что-нибудь интересное?
– Мы еще на стадии словесной перепалки. У тебя есть какие-то новости?
– Нет. Том над этим работает. – Ричард обратил внимание на свою бывшую жену. – Ну, Патриция, где же Дэниел?
– Что? – пробормотала Патриция, зажигая сигарету. – Я не понимаю, о чем ты говоришь. – Она ткнула зажженным кончиком сигареты в сторону Саманты. – В любом случае это паршивая лгунья!
– Речь идет не о Саманте, а о Дэниеле. Когда ты виделась с ним последний раз?
– Ричард…
– Сядь и отвечай на вопрос, Патриция. Не вынуждай меня прибегать к угрозам. Это недостойно.
Как ни отрадно было наблюдать, что Рик наконец-то ополчился на свою «бывшую», в этом были определенные минусы. Подвергаясь нападкам, она могла ощущать себя мученицей, которой выпал жребий страдать всю жизнь. Как только Патриция займет такую позицию, они ничего не добьются. «Бывшая», вероятно, предпочла бы пойти в тюрьму, чем признаться в новых проступках Рику, на котором она еще не поставила крест.
Саманта села рядом с Ричардом на диван.
– Рик, предоставь это мне, – шепнула она, пока Патриция заготавливала уничижительные замечания в ее адрес.
– Она моя бывшая жена, – возразил Ричард. – Меня это касается тоже.
– Я знаю, – сказала Саманта. – Но тебе она ни в чем не признается. Возможно, она признается мне.
Рик внимательно посмотрел на нее.
– Сэм, не надо меня отстранять.
Саманта не могла устоять и поцеловала его в щеку.
– Я тебя не отстраняю, но Патриция никогда не признается тебе, что она спит с Дэниелом. И ты это знаешь. Это чисто женский разговор.
В течение этой затянувшейся минуты Саманта думала, что Рик не уйдет, но он все же медленно выдул воздух сквозь зубы и встал.
– Пожалуй, разыщу Кастильо, – пробормотал он, сжимая ей пальцы. – И попробую выяснить, где Дэниел.
Саманта нахмурилась.
– Я не хочу, чтобы он знал, почему…
– Он не узнает, почему я о нем справляюсь. – Рик чмокнул Саманту в губы. – У нас в воскресенье соревнования в поло, и это не помешает проработать в деталях стратегию. Понимаешь? Я каждый день учусь у тебя разным уловкам, Сэм. – Он положил руки ей на плечи, задержавшись на минуту, и прошептал: – Береги себя. Это все, что я хочу сказать.
– Я буду осторожна, Рик, – сказала Саманта. Озабоченное выражение на его лице было слишком искренне, чтобы могло как-то вместиться в ее сознании. О Боже, кто бы мог предположить, что после той встречи, когда оба они едва не погибли при взрыве, все обернется вот так? Могла ли она подумать, что этот парень станет для нее таким… дорогим? – И еще я сожалею, что сбежала от тебя. Никогда бы не подумала.
– Сбегай, когда тебе захочется, – улыбнулся Ричард. – Только убедись, что вернешься назад. Живой и невредимой.
– Согласна.
Патриция сердито сверкала на них глазами, затаившись в углу кресла. Саманта закрыла за Риком дверь, потом повернулась к «бывшей»:
– Ладно, теперь вот что. Сегодня вечером был арестован мой друг. При нем был подлинник Джакометти.
– И что? Какое это имеет отношение к Дэниелу и ко мне?
– Это произведение искусства. Последний раз я видела эту вещь в Коронадо-Хаус. Дэниел показывал ее мне и спрашивал, сколько, по-моему, она может стоить.
– В таком случае… твоему другу не следовало ее красть! – Саманта стиснула зубы.
– Эта кража была сфабрикована. Но теперь, кто бы это ни подстроил, он упустил возможность заработать на этом около миллиона долларов.
– Милли…
– Я подумала, что это может тебя заинтересовать. Поэтому и спрашиваю тебя. Дэниел когда-нибудь говорил, что хочет избавиться от этой статуэтки?
– Мы никогда не говорили об искусстве или деньгах.
– Совсем не говорили о деньгах? А он знает, что ты собираешься переехать в Палм-Бич?
– В этом мне помогает Ричард, – чопорно сказала Патриция.
– Ладно. Тогда подумай: с чего бы человеку, которому могут понадобиться деньги, намеренно упускать шанс получить их в очень большом количестве?
– Почему бы тебе просто не убраться отсюда?
– Я сейчас объясню тебе почему, – медленно проговорила Саманта, обдумывая тем временем свою мысль. – Потому что он хочет воспользоваться этим случаем и получить еще больше.
– Что?!
Мысль казалась вполне здравой. Хотя копы ничего не сказали о рубинах из коллекции Гугенталя, Саманта была готова держать пари, что один из них был обнаружен вместе со статуэткой Джакометти. Дэниел одним выстрелом убивал двух зайцев: отводил от себя подозрения в убийстве с ограблением и перекладывал вину на кого-то еще. А так как остальные рубины, несомненно, находились в его руках, он мог свободно продавать их где угодно, пока власти ведут судебное преследование Стоуни. Насколько она разбиралась в своем деле, стоимость рубинов составляла около трех миллионов. И все эти деньги, не декларируемые и не облагаемые налогом, он мог тратить на отдых и развлечения. Плюс к этому свободное и прозрачное получение наследства.
Саманта старалась как можно доходчивее объяснить это Патриции, терпеливо снося в течение часа ее выпады и оскорбления, поката наконец-то все поняла.
– Ты утверждаешь, что Дэниел убил собственного отца? – уточнила Патриция, выкуривая третью сигарету.
– Да, я это утверждаю. Но даже если он этого не делал, он совершил кражу и поэтому будет арестован. Во всяком случае, я об этом позабочусь. А твое имя опять будут склонять во всех газетах и писать, что ты состояла в отношениях с вором и возможным убийцей.
Патриция, казалось, на минуту проглотила язык.
– Ты заблуждаешься! – завопила она с пеной у рта. – Я не могу доказать, но ты заблуждаешься…
– Я не заблуждаюсь, – сказала Саманта, – а подсказываю тебе, как выпутаться из этой истории. Если ты будешь действовать вместе со мной, я позабочусь, чтобы копы знали, что ты все время участвовала в расследовании, что ты рассказала мне первые подозрения о старом друге своей семьи и его кокаиновой зависимости.
Патриция сделала очередную длинную затяжку, медленно выдувая сквозь губы табачный дым. Потом загасила окурок.
– Что я должна делать?



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Не смотри свысока - Энок Сюзанна



Первая часть этого романа "Правила флирта" была интересней! мало любви, это больше детектив. Я так думаю будет продолжение, потом что конец, как мне показалось, незакончен.
Не смотри свысока - Энок СюзаннаЮлия
24.03.2012, 12.40





Да есть 1 книга- "Правила флирта", 2- "Не смотри свысока", 3- "Миллиардеры предпочитают блондинок",4- "И вновь искушение" (про предка Ричарда, такое небольшое отступление, но по теме), 5- "Слегка шальная". Это все которые я знаю. Очень рекомендую, не пожалеете. Почему то я читая эти романы всегда вспоминаю Одри Хепберн и фильм "Украсть миллион"
Не смотри свысока - Энок СюзаннаМарина
31.01.2014, 20.21





классный романчик и первый тоже, только почему-то глаза у Рика в этой части стали синими, а в первой были серыми, не знаю вина ли переводчика или автора, который не помнит как выглядел ГГ с самого начала :)
Не смотри свысока - Энок Сюзаннаzhanulka
26.02.2014, 17.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100