Читать онлайн Не смотри свысока, автора - Энок Сюзанна, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Не смотри свысока - Энок Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.73 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Не смотри свысока - Энок Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Не смотри свысока - Энок Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Энок Сюзанна

Не смотри свысока

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Среда, 7:18
Сквозь темные воды прямо на нее выскочила огромная белая акула. Саманта закричала и открыла глаза. Она села и услышала звонок, который звучал мелодией из «Челюстей». Саманта схватила с тумбочки телефон.
– Черт! – пробормотала она, поднимая трубку. – Ты знаешь, который сейчас час?
– Красавица, ты хотела, чтобы я узнал кое-что для тебя? – ответил ей голос Бобби Лебарона.
Саманта отбросила с глаз спутанные волосы и поискала глазами Рика, хотя он, вероятно, уже работал у себя в кабинете.
– Что ты выяснил?
– Сначала самое важное, Джеллико. Это будет дорого стоить.
– Я тебе сказала, что это будет стоить сто баксов.
– Угу. Ричард Аддисон мог бы не скупердяйничать и заплатить тысячу за то, что я добыл.
«Алчный сукин сын! Я уже когда-то играла в эти игры».
– Две сотни, – сказала она. – Или можешь продать это кому-нибудь еще.
Бобби замялся. Саманта почти услышала, как у него в мозгах прокручиваются подшипники.
– Деньги вперед!
Ну что ж. Все равно больше от него ничего не добьешься.
– Ты сейчас в мастерской?
– Угу. Некоторые из нас начинают работать рано.
– А некоторые из нас начинают работать поздно. Я буду через полчаса.
– Войдешь с черного хода. Я не открываюсь раньше десяти.
Саманта положила трубку и нырнула в шкаф за одеждой. Мало ли какие у нее подозрения. Ей были нужны доказательства, о которых постоянно твердил Кастильо.
Она почистила зубы, собрала волосы в конский хвост и направилась к Рику.
– Доброе утро, – сказала она, заглядывая в кабинет.
– Я ожидал, что ты будешь позже, – сказал Рик, поднимая глаза от компьютера. – Или стряслось что-то ужасное? – Он посмотрел на часы.
– Нет, все нормально. Мне нужно довести до конца одно дело.
– Улика?
– Возможно. Я еще, наверное, заеду в офис. Так что увидимся позже.
Рик поймал Саманту за пальцы, когда она погладила его.
– Помощник не нужен?
– Нет. Это будет просто разговор. – Саманта была довольна. Он уже не требует, а спрашивает. Отлично. Сердце странно встрепенулось в груди. Приятно чувствовать, что он начинает идти на уступки. Она снова поцеловала его, но на этот раз в его чувственный рот. – Я позвоню и дам тебе знать, что я не мертва.
– Это будет очень мило, – с ухмылкой сказал Рик и вернулся к компьютеру. – Возьми «СЛР».
Саманта втиснулась в одну из забитых машинами стоянку в конце длинной узкой аллеи. «СЛР» был не самым неприметным автомобилем, но она не планировала оставаться здесь надолго.
Она тихонько постучала в белую металлическую дверь. Зная, что Бобби нужно время, чтобы подняться и дойти до двери, Саманта не удивилась, что ей пришлось ждать три минуты. Дверь открылась.
– Ну, что ты добыл? – Саманта вошла в мастерскую, пробираясь между стеной и перекупщиком.
Он закрыл дверь и привалился к ней спиной. Саманте это не нравилось. Его массивная фигура сама по себе превращала его во внушительную баррикаду. Парадная дверь и окна были заставлены аппаратурой, но в экстренном случае, наверное, можно было проскочить между телевизорами, а уж на улице он ее не поймает.
– Где деньги? – спросил он.
Вынув из кармана жакета деньги, Саманта положила их на шкаф.
– Вот. Но ты их не заберешь, если меня не устроит то, что ты собираешься сообщить.
– О нет. Тебе понравится. Ты ведь ищешь настоящего Ван Гога? Голубые кувшинки на воде?
Это были они.
– Где ты их видел?
– Я не видел. Мне позвонил какой-то парень. У него голос был изменен под Дарта Вейдера. Они искали скупщиков, которые имеют дело с таким товаром.
– И что ты им сказал?
– Сначала деньги, красавица. – Бобби протянул свою мясистую руку.
Раз он назвал Ван Гога, то информация, вероятно, была достоверная. Саманта протянула руку к деньгам, избегая прикосновения к его пальцам, когда он пытался приблизить их.
– Отвечай, Бобби.
– Знаешь, я вот что подумал. У Аддисона есть горы дорогих вещей. Мы могли бы придумать, как их перебазировать. Это будет легко и приятно. А ты, вероятно, могла бы очистить полдома, прежде чем он хватится.
Саманта сложила руки на груди.
– Знаешь, деньги – это за информацию, а пинок под зад будет бесплатным.
– Ну ладно, ладно. Я сказал парню, что мог бы ему помочь, если он придет сегодня до девяти утра.
Саманта взглянула на часы. Было около восьми.
– Хорошо. Ты не возражаешь, если я тут побуду?
– Этого только не хватало, – сказал Бобби. – От тебя один вред для дела, Джеллико. Мои ребята тебя сразу узнают. Ты спрячься где-нибудь, пока никого нет. Я даже видеть тебя не хочу.
– Прекрасно. В какую дверь он войдет?
– Не знаю, – пожал плечами Бобби. – Сгинь.
– Убирайся к черту с прохода.
Бобби добродушно заворчал и отодвинулся в сторону. Пока он не передумал, Саманта распахнула дверь.
– Не правда ли, странно? – сказал он в спину Саманте. – Что?
– Видеть, что презренный субъект, с которым ты обычно была в таких хороших отношениях, не желает общаться с тобой? – сказал Бобби.
Саманта повернулась к нему лицом.
– Ты взял мои деньги, Бобби. Если ты надуешь меня с этим парнем, то тебе не поздоровится.
«СЛР» никак нельзя было оставлять в аллее. Саманта сомневалась, что сможет найти автомобиль на том же месте, когда она вернется за ним. В следующий раз, отправляясь на встречу с плохими парнями, она возьмет менее приметную и менее дорогую машину. Она решила припарковаться позади заправочной станции. Это был далеко не идеальный выход, но у нее было не так много времени, чтобы продумывать свои действия.
В восемь пятнадцать она вскарабкалась на крышу мастерской Бобби по водосточной трубе. Даже в такую рань было уже тепло, поэтому она сняла свой жакет и подложила его себе под локти. Из кафетерия в конце аллеи доносился запах пирожков. Ее желудок заурчал в ответ. Но она должна была оставаться на этой крыше до девяти.
В двадцать минут девятого к мастерской подкатил «шеви-84». Из него вылез какой-то незнакомый парень. Когда он достал с заднего сиденья «стерео», Саманта расслабилась. По-видимому, Бобби заставлял большинство сбытчиков поставлять товар до открытия мастерской. Великолепно. Только бы не приехали копы и не застали ее за наблюдением. Но дела Бобби ее не сильно заботили. Парень, привезший «стерео», вышел через несколько минут без «стерео». И она продолжила наблюдение.
Было без двадцати девять, когда в аллею снова въехала машина. Саманта перегнулась через карниз взглянуть на автомобиль. Так. Это становилось интересно. Блестящий черный «БМВ» не втискивался в узкое пространство. Ничуть не лучше, чем ее «СЛР».
Автомобиль затормозил, затем двинулся к парадному подъезду телеателье. Кто-то нервничал. Саманта снова поползла на край крыши. Так как окна «БМВ» были тонированы, ей удалось только разглядеть, что в машине был один человек. На переднем сиденье.
Через две минуты дверца со стороны водителя приоткрылась. Саманта затаила дыхание. Это был мужчина. Но кто бы ни был этот человек, он и убил Чарлза Кунца.
В это время на поясе у нее зазвучали «Капли дождя продолжают падать мне на голову», да еще так громко.
Черт, черт, черт! Саманта выхватила телефон. Когда она выключила его, внизу раскрылась дверь и снова захлопнулась. Водитель включил мотор, и «БМВ» с визгом развернулся. А она-то радовалась!
Саманта перемахнула через узкий карниз и побежала к своему автомобилю. Но к тому времени, когда она пересекла аллею, «БМВ» уже ехал в сторону западной границы бульвара. Саманта успела разглядеть номер злополучной машины, а также стикер прокатной фирмы «Энтерпрайз». Кто бы ни был тот, кто сейчас владел Ван Гогом, он знал лишь малую толику, как обезопасить себя.
– Черт! – прорычала Саманта, швырнув сотовый на пассажирское сиденье. Не зря она не брала с собой телефон, когда выходила на дело.
Теперь ей предстояло решить, стоит ли дать Фрэнку выяснять номер машины. Это было непростое решение, потому что она выдаст Бобби Лебарона. Но ведь в том, что кто-то заезжал в телеателье, не было ничего противозаконного или подозрительного. Однако ей придется все-таки сходить в офис «Энтерпрайз», если не удастся придумать что-то более эффективное.
Чем дальше в лес, тем больше дров.
– Я не намерен работать на Рика Аддисона, – заявил Стоуни.
– Ты помогаешь мне, а не ему, – возразила Саманта, оставив серебристый «СЛР» в паркинге. – Послушай, ты испортил мне тайную слежку. Ты передо мной в долгу.
– Ты должна была сказать мне о том, что затеваешь. Я не могу поверить, что ты пошла к Бобби. Ты могла бы спросить у меня.
– Ты вышел в отставку. Мне был нужен кто-то, кто еще удел.
– Довольно, – сказал Стоуни. – Я еще не списан со счетов.
– Да, ты не списан со счетов, – согласилась Саманта. Слава Богу, что он не знал о ее вторжении в дом Харкли. Это было нехорошо с ее стороны. – Пойдем, Стоуни. Мы можем поспорить позже. Кстати, возможно, кто-то тебе позвонит и попросит сплавить опытный образец Альберто Джакометти. Сделай вид, что ты заинтересован.
– Это действительно возможно, – закивал Стоуни. – А кто избавляется…
– Повторяю последний раз, – перебила его Саманта, – если я отошла от дел, то ты тоже. И никаких дел ни с кем из жуликов! Из-за них тебя бросят в тюрьму. Помни, ты – моя семья.
– Конечно, я помню. Помню, как ты сказала, чтобы я нашел еще кого-то для Венеции.
– Я знала, что ты не найдешь никого, кто мог бы выполнить эту работу, потому так и сказала.
– Угу. Ужасно стыдно, что вор мирового класса начинает дрейфить.
– Я нисколько не дрейфлю, – нахмурилась Саманта. – Прекрати.
Стоуни похлопал ее по коленке и ухмыльнулся.
– Как скажешь, родная. Так что с Джакометти?
– Это собственность Кунца. Пока проводится расследование убийства, страховая компания воздерживается от передачи прав, хотя той статуэтки в их реестре нет.
– Очень милое дело.
– Ты, конечно, в отставке, но мог бы мне помочь еще с одним делом или нет? – Стоуни тяжко вздохнул.
– Каким?
– Нужно просто съездить в офис «Энтерпрайз» и сообщить им номер машины, – сказала Саманта, передавая ему клочок бумаги. – Скажешь, что Рик попал в автомобильную аварию. И человек, который ехал в этой машине, является единственным свидетелем. Нам нужно его имя и номер телефона.
– А ты сама не можешь это сделать?
– Я не работаю на Рика. Люди знают меня в лицо.
– Слишком многие люди знают тебя в лицо. – Стоуни открыл пассажирскую дверцу. – Я займусь этим прямо сейчас.
Это был лучший и самый легальный способ получить информацию о водителе «БМВ». Конечно, Рику не понравилось бы, что она бросается его именем. Но она же сказала, что ее методы охватывают все, что позволит ей выиграть пари. Правда, она уже заплатила двести двадцать баксов за выигрыш в сто долларов. Но для нее деньги всегда были второстепенным вопросом.
Стоуни вернулся, когда она уже была готова кусать ногти.
– Достал? – спросила она, после того как он снова шлепнулся на сиденье.
– Да, но вряд ли это тебя обрадует. – Стоуни протянул ей аккуратно напечатанный листок.
– Джон Смит? Ты что, шутишь?
– У парня, очевидно, было фальшивое удостоверение личности, но я добыл адрес. Там, над телефонным номером.
Саманта взглянула на запись.
– Гавань. Яхт-клуб.
– Ты о чем?
– Об адресе. И о телефонном номере тоже.
– Извини, дорогая, но это дохлый номер.
– Я так не думаю, – сказала Саманта, – кладя бумагу в карман. – Кто-нибудь, вероятно, знает яхт-клуб. Я не думаю, что это липовый адрес. А ты?
– Я? Нет. Хотя это несущественно.
– Я знаю. Сейчас я должна подумать, что с этим делать..
Саманта посмотрела на часы. Почти двадцать два часа. Она откладывала поездку на Лантана-роуд уже два дня. Больше тянуть было нельзя. Рядом с ней, сидя на глубоком диване, Рик царапал что-то на полях проекта Лидмонта.
Она улыбнулась. Воротилы бизнеса, которых она знала, в большинстве своем были люди в той или иной степени прагматичные. Но Рик возвел это качество в ранг искусства. Он еще раньше рассказывал ей, что испытывает наслаждение от своих занятий. У нее была возможность в этом убедиться по тому, как он работал над контрактом. Замена одного слова или двух могла изменить курсовую стоимость миллионов долларов, а он знал каждую мелочь в сборнике коммерческих отчетов.
Рик поднял глаза на нее.
– Что?
– Просто я подумала, – сказала она, – что у тебя такой умный вид, когда ты читаешь в этих старушечьих очках с круглыми стеклами.
– М-м. Ты собираешься съесть весь оставшийся поп-корн? Я спрашиваю только потому, что ты слопала целую миску.
– Ты не смотришь фильм, поэтому тебе не нужен никакой поп-корн, – парировала Саманта, показывая на гигантский экран, убирающийся в специальную нишу на потолке.
– Я смотрю фильм.
– Докажи. Как зовут крылатое чудовище? – Рик отложил в сторону свои бумаги.
– Коварный вопрос. Крылатое чудовище с одной головой – это Роден, а с тремя головами – Чудовище Икс.
– Отлично. – Саманта ухмыльнулась и передала ему миску с поп-корном. – Ладно. Мне пора уходить. Я должна выполнить одно поручение. Вернусь в половине двенадцатого.
Рик встал вместе с ней.
– Я пойду с тобой.
– Нет, ты не пойдешь, – сказала Саманта. – Это не опасно. Я должна исследовать одно место и сверить его с фотографией. Я просто не могла сделать это днем из-за отсутствия нужного освещения и всего прочего.
Синие глаза Рика изучали ее лицо.
– Хорошо. Но куда ты едешь?
Все честь по чести. Он не задал ей ни одного вопроса о ее поездке к Бобби Лебарону.
– Немного к северу от центра города.
– Пока, – сказал Ричард. – До половины двенадцатого.
– Угу. – Саманта сунула руки к нему под тенниску и притянула его для поцелуя. – Расскажи, чем кончился фильм.
– Ты и так знаешь.
– Речь не обо мне. О тебе. Это контрольная проверка.
– Великолепно. Сэм, будь осторожна. – Ричард пробежал руками по ее плечам и взял ее за пальцы. – Мне все в тебе нравится. Каждая частица.
– Не волнуйся за меня.
Фи! Господи, она собиралась только взглянуть на одну вещь. Чтобы быть успешной воровкой, нужна полная уверенность в себе и особая осторожность. А также способность отказаться от последней в пользу абсолютного безрассудства в экстренных случаях. Может, она и не собиралась воровать, ноте же самые правила были приложимы и к сегодняшнему вечеру. И ждала она его с таким вожделением, что это причиняло физическую боль.
Саманта направилась в гараж. «Бентли» забрал Стоуни. Но в любом случае на этот раз она хотела взять что-то менее приметное. Она остановилась в гаражной калитке.
Она откинула дверцу щитка и сняла комплект ключей от «мустанга 65». Был ли Рик склонен к мудрствованию или нет, но он еще был мужчиной. А мужчины любят мощные автомобили.
Это был вишнево-красный «мустанг» с личным номерным знаком, где были выбиты инициалы Рика и номер РА-65. Но ни то, ни другое в ночи не имело значения. Она нажала кнопку пульта. Ворота открылись, и машина с ревом выехала на дорожку. Это было здорово!
Саманта направилась на северо-запад. Наверное, она хотела слишком много, потому что надеялась, что проститутка и фотограф работают этим вечером. Тем не менее у нее была возможность провести небольшое исследование.
Лидмонт рассказывал, что он остановился где-то на Лантана-Роуд. Что ж, это было не лишено смысла, так как данная часть города выглядела весьма привлекательно. Но богатый парень не захотел бы подъехать к тротуару, если бы знал, что его могут сфотографировать или что-то подбросить в машину.
В десять вечера здесь было совершенно безлюдно. Саманта свернула к парковке «Макдоналдса» и достала фото, которое ей оставил Лидмонт. Точно он не запомнил то место на улице, где женщина наклонилась к нему. Тогда он не думал, что это может оказаться очень важным.
Судя по фотографии, съемка производилась под углом. Объектив располагался приблизительно на уровне третьего этажа. Возможно, фотограф находился на крыше одного из двухэтажных магазинов или в одной из квартир жилого дома.
Во всяком случае, она знала, в какую сторону двигался Лидмонт. Это уменьшало число возможных мест съемки. Число сокращалось также с учетом расположения уличных фонарей. Съемку, вероятно, вели сверху. Чтобы установить это место, нужно было вламываться в чужие квартиры, но она не хотела этого делать. В две или три – еще куда ни шло, но не в десять или двенадцать.
Саманта проехала по улице с востока на запад на предельно низкой скорости. Развернулась и проделала то же самое в обратном направлении. Наметанный воровской глаз позволил ей исключить пару крыш, так как они были слишком заметны с улицы, а также несколько квартир с цветочными кашпо и кошками на подоконниках. Люди, державшие в доме цветы и кошек, тоже могли делать фотографии с целью шантажа, но их квартиры, несомненно, следовало поместить в конец списка.
Она остановилась у автозаправки. Саманта рассматривала четырехэтажный многоквартирный дом на южной стороне улицы. Она осмотрела и другие возможные места. Саманта забраковала несколько улиц, которые явно не подходили для съемки.
– Шесть мест, – пересчитала вслух Саманта. Две квартиры в одном здании, одна в многоквартирном доме и три крыши.
Следующим ее шагом было установление номеров квартир и их владельцев в Интернете. Но ноги побудили ее к действию.
Она припарковала машину и направилась к зданию. Стеклянные двери дома были заперты. Вход только через переговорное устройство, установленное сбоку.
Понятно.
Саманта достала из кармана шорт канцелярскую скрепку и магнит. Через двенадцать секунд двери были открыты, и она вошла в здание. Остановившись перед первой из двух предполагаемых квартир на третьем этаже, она постучала в дверь.
– Роб? – позвала Саманта, слегка улыбнувшись в глазок. – Робби?
Дверь щелкнула и открылась. Темноволосый мужчина лет тридцати пристально посмотрел на Саманту. У него был усталый вид.
– Здесь нет никакого Робби.
– Нет? Я была уверена, что это номер его квартиры. Он сам его дал мне. – Саманта оперлась о косяк и заулыбалась еще шире.
За спиной у мужчины в телевизоре что-то пели пляшущие маппеты. Саманта рискнула бросить взгляд в главную комнату, где прошмыгнула маленькая копия мужчины, стоявшего в дверях.
– Но здесь нет никакого Робби, – повторил он.
– Ладно. Извините за беспокойство. Я ему перезвоню.
Саманта повернулась, чтобы уйти. Мужчина закрыл дверь.
Эта квартира отпадала. Оставалась еще одна в этом же здании, потом одна в многоквартирном доме и еще крыши.
Отсчитав десять дверей, Саманта остановилась и постучала.
– Привет! Робби? – Никакого ответа.
Она подождала несколько секунд и снова постучала.
– Роб? С тобой все в порядке? Милый, мы же договаривались на этот вечер. – Ей казалось, что это звучало совершенно безобидно. Если вести себя грубо, ни один здравомыслящий человек тебе не откроет.
За дверью было абсолютно тихо. С улицы не было заметно, чтобы в окне горел свет. Однако это еще не означало, что в квартире никого нет. Но она не могла так просто уйти.
– Ну хорошо, Робби, – крикнула она. – Надеюсь, ты не голый? Я уже достаю свой ключ. – Ключом называлась канцелярская скрепка.
Саманта вошла в квартиру и быстро закрыла за собой дверь. Если кто-то притаился в гостиной, он мог видеть ее силуэт из-за света в коридоре. Минуту она стояла неподвижно. Потом вытащила из сумочки пару кожаных перчаток и натянула их на пальцы.
За годы своей карьеры она научилась чувствовать то, что ее окружает. Сейчас чутье подсказывало ей, что в доме никого нет. Она задержалась возле журнального столика со стопкой корреспонденции, чтобы выяснить имя адресата. На письменном уведомлении было написано «Эл Сандретти».
Если бы это была ее квартира, она, наверное, завела бы комнатные растения. На таком широком подоконнике уместилось бы, наверное, полдюжины цветочных горошков. Однако у Эла Сандретти на окне было пусто. Но не совсем. Саманта повернула шпингалет, чтобы приоткрыть жалюзи. На подоконник упал уличный свет. И она обнаружила закрепленную на карнизе камеру.
Саманта не стала ее снимать. Перебирая пальцами пластины жалюзи, она выглянула на улицу. Объектив был направлен вниз, а угол его наклона позволял вести съемку тротуара и проезжей части. Злость пронзила ее до мозга костей.
– Браво! – чуть слышно прошептала она и сняла камеру.
Это была обычная 35-миллиметровая камера, что вызвало у нее удивление. Проще было бы использовать цифровую камеру и разослать фото через Интернет. Но для фотографа, очевидно, это не имело значения, если его интересовал только чек. Конечно, парень еще мог недолюбливать современные технологии.
В данном случае фотограф располагал ограниченным числом копий и контрольным негативом.
Саманта установила камеру на прежнее место и приступила к поиску. В такой крошечной квартире поиск занял всего несколько минут. Чем бы парень ни занимался в жизни, но он продолжал применять свои знания для ночной работы. В спальне Саманта обнаружила картотечный шкаф. Оба его ящика были заперты. Ей хватило секунды, чтобы их открыть.
Оба ящика были заполнены папками. Их было около пятидесяти штук. Они были аккуратно расставлены в алфавитном порядке. Каждая содержала различное число фотографий и негатив. Фотограф, несомненно, сдавал его в какое-нибудь срочное фотоателье.
Лидмонт был прав в своих опасениях. На некоторых папках имелись пометки о взимавшейся плате. Три, четыре и пять раз. Эл Сандретти, по-видимому, регулярно рассылал требования. Рассылал до тех пор, пока несчастный лох уставал платить деньги. Была ли его жена задействована в этой игре?
Совершенно очевидно, что по меньшей мере половина фотографий была сделана при тех же обстоятельствах, что и в случае Лидмонта. Сейчас, под угрозой раскрытия его супружеской измены, Сандретти вытрясал из него деньги. Угрожал ли он тем лохам или нет, но отпираться перед своими близкими по поводу буффонады с проституткой было почти невозможно.
Саманта сжала губы.
– Ни черта подобного! – Она принялась вытряхивать содержимое всех папок в одну. Все, чем занимался этот тип, было просто гнусно.
Закончив свою работу, Саманта снова заперла ящики. Взяла папку и направилась кдвери. Стянула свои перчатки, открыла одной из них дверь и вышла. Прощайте, все отпечатки!
Запихнув перчатки обратно в сумочку, Саманта вышла на лестничную площадку и остановилась перед лифтом. Ближайший из двух лифтов открылся. Она сделала маленький шаг назад, блеснув улыбкой выскочившему из кабины амбалу.
– Привет, малышка, – пророкотал новоявленный Шварценегер, глядя на ее грудь, когда они разминулись.
– Привет, – ответила Саманта, пряча от него папку и бочком пробираясь в лифт. Каждой своей клеточкой она чувствовала, что не ошибается. Это был Эл Сандретти. Уфф! Поди узнай, есть ли на самом деле Невероятный Халк?
Уходя с добычей, она никогда еще не сталкивалась с теми, кого обобрала. После сегодняшней встречи адреналин играл в крови, пока она торопилась обратно к «мустангу».
Все мероприятие в целом было для нее слишком легким. Она ожидала, что ей придется устанавливать наблюдение за абонементным почтовым ящиком и продолжать сыскную работу, чтобы обнаружить файл photo, bmp. или негатив.
Саманта положила папку рядом с собой на пассажирское сиденье и включила мотор. Лидмонт будет счастлив, а она только что заработала пять «косых».
Неплохая ночная работа.
В двадцать три часа сорок две минуты Ричард сел на край матраса и стал обувать кроссовки. «К северу от центра» звучало довольно неопределенно. Но слова Саманты были отправным пунктом для начала поиска.
Бен сказал, что она взяла «мустанг». Это означало, что она направилась в какой-то не особенно шикарный район. Да еще одела шорты с майкой. Но все же этого было недостаточно, что бы вычислить ее маршрут. Оставалось великое множество мест, куда она могла податься. С ее-то умением!
Ричард задержался в своем кабинете, открыл стенной шкаф, достал «глок» и сунул в карман пиджака. Где бы она ни находилась, нужно было ее оттуда вызволять. Ее опоздание на двенадцать минут не подлежало никакому обсуждению. С учетом особенностей профессии Саманты секунда могла стоить ей жизни.
Он уже три раза звонил ей на сотовый, но решил снова набрать номер, когда спускался по лестнице. Буквально через секунду в коридор эхо донесло еле слышную мелодию из фильма о Джеймсе Бонде.
Музыка затихла.
– Алло. Я опоздала всего на десять минут.
Саманта стояла этажом ниже. Ричард опустил свой телефон. Он хотел схватить ее, чувствуя, как в грудь ворвалось внезапное облегчение, но не стал этого делать, так как ее наверняка оскорбило бы неверие в ее способности. Вместо этого он просто спросил:
– Тема Джеймса Бонда?
– Она показалась мне уместной. – Саманта подняла глаза и остановилась прямо перед ним. – Ты куда-то уходишь?
– Еще нет, – сказал Ричард. – Ты сменила мой рингтон?
– Ну и что. Ты и есть Джеймс Бонд. – Саманта приблизилась к его губам и медленно поцеловала его. – Благодарю за то, что был готов спасти меня.
– Что я и делаю.
– Гм… А я сейчас в настроении встряхнуться как следует. Что ты думаешь по этому поводу?
Рик ухмыльнулся. Что бы там ни было, она вернулась назад. Сейчас ей ничто не угрожало. Беря ее за свободную руку, он повернул обратно в спальню.
– Я к твоим услугам.
Ричард заканчивал внизу завтрак, читая «Уолл-стрит джорнал», когда позвонила Лори Кунц. После нескольких минут болтовни с любезностями она согласилась встретиться у нее в офисе.
Она была типичная «бизнесвумен». В то же время его интересовали комментарии Саманты по поводу того, как отпрыски Кунца реагируют на убийство их отца. Ее это так возмущало что она даже плохо спала последние две ночи. Так ворочалась и металась во сне, что дважды едва не вышибла ему мозги. Она даже вставала смотреть телевизор за час до рассвета.
Но сейчас Саманта была все еще в постели, а Лори, похоронившая отца два дня назад, поднялась в семь утра и уже назначала деловые встречи.
– Бизнес есть бизнес, – пробормотал Ричард, отпивая свой чай. Возможно, ей было свойственно грустить по-своему. Но в глазах случайного наблюдателя подобные переживания выглядели нехорошо. А внешняя сторона жизни для общества Палм-Бич значила все. Он заметил, что у него входит в привычку обращать внимание на вещи, которые остальное общество может не замечать.
У него снова зазвонил телефон, когда в гостиную вошла Саманта. Она подошла к буфету и схватила шоколадную булочку.
– Доброе утро, любовь моя, – пропел Ричард, глядя на номер звонившего. – Это Сара, – сказал он, беря трубку.
Саманта кивнула. Появился Рейнальдо со стаканом охлажденной колы.
Ричард подавил улыбку, когда его лондонская секретарша стала вкратце излагать ему расписание на день. Но на полпути он ее остановил.
– Они прибывают завтра, – сказал Рик, нахмурясь. – В субботу. Для понедельничного совещания.
– Я тоже так считала, сэр, – подтвердила пунктуальная секретарша. – Но когда я связалась с офисом мистера Л идмон-та, чтобы уточнить детали, меня информировали, что совет директоров «Кингдома» прилетает в Майами сегодня в час дня. А совещание передвигается на десять утра в субботу.
О черт!
– Почему они не дали мне знать? – спросил Рик секретаршу. Он слышал, что она колебалась.
– Они утверждают, что именно так и сделали, сэр. Но я решительно заявляю, что мы ничего не получали. Я трижды проверила e-mail и все голосовые сообщения, но я…
– Я скорее поверю вам, чем им, Сара, – прервал ее Ричард. Он прекрасно знал, что в оптовых закупках контракт является малой частью всего процесса. Нервы весили почти столько же. – Но ничего, мы приспособимся. Вы известили Бена?
– Да, он уже скорректировал свое расписание. Я уже перерегистрировала заказ на апартаменты в «Честерфилде», так как там всегда останавливается мистер Лидмонт.
– Отлично. Спасибо за оперативность, Сара. Пришлите мне, пожалуйста, e-mail на всех участников, а также отправьте их в офис Доннеру.
Ричард швырнул телефон на стол.
– Что-то не так? – спросила Саманта.
– Лидмонт что-то замышляет. Он присылает совет директоров на день раньше, а сам прилетит на совещание к утру понедельника.
– Разве это не твое совещание?
– Я вроде как информирован об изменении расписания. – Саманта фыркнула.
– Держу пари, это одна из проблем альтернирующей реальности. Так происходит все время в сериале «Звездный путь».
Разумеется, ее никакие изменения расписания не могли расстроить.
– Гм…
– С другой стороны, Лидмонт может хотеть, чтобы люди просто насладились прекрасной погодой Флориды.
– Твоя теория лучше.
– Спасибо, – сказала Саманта. – Передвигай встречу назад, где она и была.
– Я не могу. Это будет означать, что я не способен поладить с человеком. – Ричард задумался. Может, она знала что-то полезное, но воздерживалась спрашивать? Она говорила, что даст ему знать, если ее работа будет затрагивать его интересы. – Мне просто не нужно принимать во внимание эту чепуху. Вместо этого мы могли бы поехать на рыбалку.
– О, на рыбалку. – Саманта покачала головой. – Я слишком втягиваю тебя в свои дела. И отвлекаю, хотя у тебя непочатый край своей работы. Извини.
– Если я не захочу, никто меня никуда не втянет, даже ты. Если честно, то эта сделка меня не очень-то интересует. Это хорошее вложение, но вообще пластиковая трубопроводная арматура… Ее установка меня не вдохновляет.
– Все в твоей власти, – заявила Саманта. – Тогда заканчивай с этим, а в следующий раз ищи то, что тебя больше привлекает. – Ее лицо было удивительно серьезное. – Не хочешь? Я спрашиваю, что будет делать Рик Аддисон, если ему вдруг разонравится его работа?
Он взял в руку ее пальцы.
– Ты это обо мне или о себе? – Саманта пожала плечами.
– Не знаю. Тебе неохота проводить совещание, где ты можешь отхватить восемь миллионов баксов. Может, нам лучше переехать в Детройт и торговать запчастями к автомобилям?
Ричард засмеялся и поцеловал ее изящные воровские пальцы.
– Теперь это занятие покажется скучным. Даже с тобой в качестве партнера. – Саманта вздохнула.
– Я полагаю, ты прав. Ладно. Я еду на работу. А что с твоим известием и новым расписанием?
– Я, пожалуй, закончу ревизию контракта, чтобы Том у себя в офисе мог обобщить наши предложения. И еще мне нужно выполнить небольшую работу по просьбе Патриции.
– Великолепно. Только помни, я предлагала автозапчасти. – Саманта кивнула.
Когда она собралась уходить, допивая на ходу свою газировку, Ричард обхватил ее за талию, притянул обратно к себе и посадил на колени.
– Давай сходим вечером куда-нибудь пообедать. Место выбираешь ты.
– У тебя завтра ответственное совещание.
– Я справлюсь, – сказал Рик. – Мне хочется пообедать с тобой.
– Это явно лучше рыбалки. – Саманта поцеловала его. – Договорились. Могу я снова одолжить твой «мустанг»? Стоуни еще не вернул «бентли».
Ричард хотел предложить, чтобы ее отвез Бен, но Бену нужно было ехать в Майами забирать совет директоров Лидмонта.
– Конечно, только не поцарапай его.
– Ты никогда этого не говорил о «бентли», – заметила Саманта.
– «Бентли» – твоя машина, но мой мужской автомобиль я не доверяю никому, – сказал Ричард.
Она, смеясь, обняла его и лизнула в ухо.
– Слишком плохо, что здесь Рейнальдо, – прошептала она. – Ты мог бы прямо сейчас получить такое счастье.
Саманта соскочила с его колен и исчезла в коридоре, продолжая смеяться. Рик пошел назад, собираясь читать «Джорнал».
Когда Саманта подъехала к своей фирме, «бентли» поблизости не было. Поставив «мустанг» в паркинг, она уже протянула руку, чтобы выключить двигатель, но остановилась. Что она будет делать одна в своем офисе? Просеивать кандидатов на должность секретаря? Насколько ей было известно, Стоуни уже нанял кого-то. Что еще? Заняться маркетингом и рекламой? О, это было бы хорошо. Может, удастся придумать, как тактично пропиарить свой бизнес. Объявить, что ее первый клиент был убит. Или рассказать, как она справилась с шантажистом и проституткой.
– Проклятие, – пробормотала Саманта, достав из кармана служебную визитку Дэниела Кунца. Нужно было довести дело до конца.
После пяти звонков она наконец соединилась с Дэниелом.
– Что, это так важно? – раздался его недовольный голос. Ох! Она забыла, что еще нет и восьми.
– Привет, Дэниел. Это я, Са…
– Привет, – перебил он. Его голос стал более резким. – Оставьте мне свой номер. Я перезвоню через пять минут.
Саманта сообщила ему номер и убрала телефон. Он не назвал ее имени. Дэниел был не один. С ним находился кто-то еще. Но имя «Сэм» по идее не должно было вызывать подозрений. Очевидно, этот кто-то знал, кто такая Сэм. Дэниел очаровывал ее, но в то же время спал с Патрицией.
– Слизняк, – выругалась Саманта.
У нее было пять минут, чтобы позвонить Кастильо.
– Ты уже проснулась? – спросил Фрэнк.
– А ты нет?
– Ладно. Что-нибудь интересное?
– Как насчет прогулки в Коронадо-Хаус, в кабинет Чарлза? – вместо ответа спросила Саманта. – Ты весь желтый скотч извел на карантинное ограждение?
– Я бы весь дом опоясал скотчем. Нет, сейчас туда нельзя. Судебно-медицинские эксперты изучают все отпечатки пальцев и фотографируют то, что им нужно. И только для этого ты мне звонишь?
– Скажи, если кто-то из родственников сейчас продает что-то из вещей Чарлза, это нормально? – спросила Саманта.
– Нет. Официально это запрещено, так как идет расследование убийства. Но даже без этого продажа невозможна, так как страховая компания наложила запрет на все имущество Кунца. Столько рук хотят отхватить кусок его пирога. А почему ты спрашиваешь?
Саманта задумчиво прищурила глаза. Она не собиралась рассказывать о «БМВ», потому что Дэниел мог узнать, что она ведет разведку в его направлении.
– У меня есть одно предположение. Я дам тебе знать, если оно подтвердится. Скажи, о каких руках ты говоришь?
– Сэм, если ты что-то знаешь…
– Фрэнк, что это за руки?
– О Боже! Меня больше устраивает, когда ты не звонишь. Обычная история, Сэм. Его сестра со своей семьей, два его партнера по бизнесу и дети.
– Два партнера по бизнесу?
– Да. Никого нельзя исключить. Люди просто хотят, чтобы их активы были разморожены.
Может быть, он и прав. Но она не отвергала другого мнения, хотя сама была уверена, что это дело рук Дэниела.
– Ладно. Спасибо, Фрэнк.
– Сэм, я надеюсь, ты мне расскажешь, если что-то узнаешь…
Саманта выключила телефон. Она только подозревала, но он требовал такие противные вещи, как улики. Рядом с ней остановился «бентли».
– Да, – сказал Стоуни, вылезая из машины, – я, кажется, начинаю понимать, почему тебе нравится кататься на одной из этих штук.
– Ха! – фыркнула Саманта. – Как ты собираешься возвращаться к дерьмовой тачке?
– Может, я присмотрю себе что-нибудь, – признался Стоуни, наклоняясь к открытому окошку «мустанга». – Но это будет что-то менее броское. Например, «лексус».
– Лиха беда начало, – предположила Саманта. – Послушай, Стоуни. Сядь сюда на секунду.
Он послушно полез в «мустанг» и закрыл дверцу. Затем вручную поднял стекло, чтобы подстраховаться от соседей по легальному бизнесу. Незачем позволять им подслушивать личные разговоры. Стоуни знал правила игры.
– Ну, что теперь? – спросил он. – Я совсем не хочу снова изображать из себя дворецкого Аддисона.
– Нет, речь вовсе не об этом. Тебе никто не звонил насчет Джакометти?
– Никто.
Черт! Саманта надеялась, что своим визитом к Бобби она не спугнула вора. Во всяком случае, он не видел ее. Правда, она тоже его не видела. Ну что ж, если…
У нее зазвонил телефон. Прошло ровно пять минут после ее разговора с Дэниелом. У нее слегка заколотилось сердце, когда она откинула крышку трубки. Привычный выброс адреналина.
– Алло?
– Сэм, – послышался голос Дэниела, – я подумал, что вы могли бы и позвонить.
– Ох! – вздохнула Саманта, стараясь внести жеманство в свой тон. – С какой стати?
Дэниел хихикнул.
– У вашего брата, часом, аорта не лопнула, когда он увидел нас вместе?
– Нет. Я думаю, он поверил в историю с Джакометти. Так вы что-то хотели или просто вам было интересно, позвоню ли я?
– Что вы думаете по поводу прогулки на лодках? – Лодки. Лодки ассоциировались у нее с водой, что означало изоляцию от мира и невозможности спастись. Все это мешало поддаться на уговоры Рика. Рыбалка в открытом море могла быть слишком опасна.
– Мне больше нравятся автомобили, – сказала Саманта.
– Ну, эта лодка вам понравится. Встречайте меня на пристани яхт-клуба. Причал тридцать восемь. Я жду вас через полчаса.
– Я не…
– Послушайте, Сэм. Я буду джентльменом. Позвольте ослепить вас обаянием и хорошими манерами.
– Ладно, через полчаса.
– Черт подери, это еще что такое? – спросил Стоуни.
– Ищу подтверждение моей догадке. В яхт-клубе. Это интересно.
– Догадке? О ком? – На широком лице Стоуни было написано неодобрение.
– О Дэниеле Кунце, – ответила Саманта. Хранить секреты от Стоуни было не только непродуктивно, но и опасно. Кто-то ведь должен знать, куда она пошла.
– Как-то утром я видел его фотографию в газете, – сказал Стоуни, выглядывая из окошка. – Парень неплохо выглядит.
– О, перестань. Это просто бизнес. И ты это прекрасно знаешь.
– Я-то, может, и знаю. Но, как я заметил, ты получила телефонный звонок здесь, а не у Рика.
– Я только пытаюсь заглянуть внутрь. Выходи из машины, Стоуни. Мне нужно ехать на пристань.
Он не двинулся.
– Мне это не нравится, Сэм. Ты должна сказать Аддисону или кому-то еще.
– Зачем? Разве это что-то меняет?
– Меняет.
Но она же предупредила близкого ей человека. Хотя она понимала, что имеет в виду Стоуни. Для мужчины, никогда не состоявшего в браке, он слишком хорошо разбирался в нюансах межличностных отношений.
– Прекрасно. Я заеду и скажу Доннеру. – Если адвокат наябедничает Рику, то она уже будет на лодке.
– Хорошо. – Стоуни распахнул дверцу и вылез из «мустанга». – Кстати, мы когда-нибудь наймем секретаря?
– Я подумала, может быть… Да, но пока продолжай делать то, что ты делаешь. Вернемся к этому вопросу через пару дней. Я заработала прошлой ночью десять «косых». Нужно только позвонить Лидмонту и забрать чек.
– Ладно, пока мы зарабатываем деньги, – сказал Стоуни, – я даже не буду вникать в детали, что этот болван получил от тебя за десять «косых».
– Спасибо, – сухо сказала Саманта.
– Только не надо гробить себя ради того мертвого парня. – Стоуни покачал головой.
Саманта через Уэрт-авеню последовала к зданию, где помещалась фирма «Доннер, Роудс и Крисченсон», когда Стоуни удалился. Ее не удивило, что бойскаут уже находился на работе, но удивило, что он согласился принять ее.
– Ну, что теперь ты натворила? – с праздным видом спросил ее Доннер, сидя за своим большим письменным столом из красного дерева.
– Ничего.
– Ну конечно. Ты пришла просто пообщаться?
Ей хотелось повздорить с адвокатом. Но до свидания у причала номер тридцать восемь оставалось только двадцать пять минут.
– Отправляюсь кататься на лодке с Дэниелом Кунцем, – сказала Саманта. – Я говорю это на всякий случай, чтобы Рик не удивлялся, если что-то произойдет.
– На лодке с… – повторил Доннер. – Зачем это нужно?
– Просто он меня пригласил.
– Эта куча дерь…
– Я думаю, Дэниел имеет какое-то отношение к смерти своего отца или к ограблению. Можешь наябедничать Рику, если считаешь, что это необходимо. Просто я хотела, чтобы об этом кто-то знал. Кто-то, кому доверяет Рик. Кому я… доверяю.
– Ох, держу пари, это опасно.
– Молчите, йелец. У вас есть какое-нибудь поручение Рика? – Саманта направилась обратно к двери. – Борт прибывает рано, а совещание перенесено на субботу.
– Ричард уже звонил мне. Меня не так просто сбить с толку, – резко добавил Доннер.
– Сейчас Рик очень занят, – сказала Саманта. – Если он отвлечется, то я пойму, что кто-то наушничал о том, куда ходит его девушка, пока расследует убийство.
– Я наилучшим образом блюду интересы Рика, – сказал Доннер.
Саманта показала ему язык.
– Я тоже. – Затем она выскочила из офиса и отправилась в другое место.
Хорошо. Это было в их общих интересах. Пусть даже временами каждый из них преследовал свои цели.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Не смотри свысока - Энок Сюзанна



Первая часть этого романа "Правила флирта" была интересней! мало любви, это больше детектив. Я так думаю будет продолжение, потом что конец, как мне показалось, незакончен.
Не смотри свысока - Энок СюзаннаЮлия
24.03.2012, 12.40





Да есть 1 книга- "Правила флирта", 2- "Не смотри свысока", 3- "Миллиардеры предпочитают блондинок",4- "И вновь искушение" (про предка Ричарда, такое небольшое отступление, но по теме), 5- "Слегка шальная". Это все которые я знаю. Очень рекомендую, не пожалеете. Почему то я читая эти романы всегда вспоминаю Одри Хепберн и фильм "Украсть миллион"
Не смотри свысока - Энок СюзаннаМарина
31.01.2014, 20.21





классный романчик и первый тоже, только почему-то глаза у Рика в этой части стали синими, а в первой были серыми, не знаю вина ли переводчика или автора, который не помнит как выглядел ГГ с самого начала :)
Не смотри свысока - Энок Сюзаннаzhanulka
26.02.2014, 17.25








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100