Читать онлайн Мой любимый дикарь, автора - Энок Сюзанна, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мой любимый дикарь - Энок Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.45 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мой любимый дикарь - Энок Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мой любимый дикарь - Энок Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Энок Сюзанна

Мой любимый дикарь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6



Мы приближались к деревне осторожно, с подветренной стороны. Шансов на то, что наш носильщик Мхику еще жив, практически не было, но я решил попробовать его спасти. Открывшееся перед нами зрелище оказалось намного хуже, чем я мог предположить. Деревня была окружена частоколом из копий с нанизанными на них человеческими черепами. Один был свежим — с плотью и волосами. А патронессы «Олмака» считают, что это они недружелюбны.
Из дневников капитана Беннета Вулфа


— Жаль, что он не видел меня читающей его книгу, — сказала Оливия, потянувшись, через плечо Филиппы за заколкой. — Мне следовало подумать об этом.
— Не трогай, это моя заколка, — сказала Филиппа. — И я вовсе не пыталась произвести на него впечатление, а хотела только немного развлечься.
— Там было шесть джентльменов, не считая Беннета Вулфа. И потом, ты же разговаривала с Джоном.
— Джон — мой друг. А все остальные мужчины пришли, чтобы увидеться с тобой.
Оливия нахмурилась, потом бросила взгляд в зеркало и пригладила бровь.
— Даже если так, Флип, ты все равно могла бы поболтать с ними. Как они узнают, насколько ты хороша, если ты никогда с ними не разговариваешь?
— Но я разговариваю с ними. К примеру, часто говорю: «Да, она там» или «Нет, боюсь, она уже обещала этот танец».
Сестра чмокнула ее в макушку.
— Попытайся еще раз. Все они вовсе не плохи, но ты никогда не сможешь в этом убедиться, уткнувшись носом в книгу.
Филиппе понравилась манера, в которой сестра завела этот разговор. Создавалось впечатление, что решение оставаться свободной и не иметь привязанностей принадлежало только ей, и дело было вовсе не в том, что большинство молодых людей считали ее странной.
— Ладно, если мне случится, увлекшись чтением, сбить кого-нибудь из них с ног, я непременно приглашу его нанести визит, — ответила Филиппа и на мгновение отчетливо вспомнила темные растрепанные волосы и пронзительные зеленые глаза. И что в этом особенного? Просто она восхищается им.
Удостоверившись, что на ней две серьги, причем одинаковые, Филиппа вслед за Оливией вышла из спальни и направилась в утреннюю гостиную, чтобы подождать родителей. Она взяла с собой книгу, но не могла сосредоточиться на чтении. Что, если капитан Вулф решит посетить сегодняшний бал? Что, если он пригласит ее на танец?
— Иди сюда, Филиппа, — позвала сестра. В руке Оливии был листок бумаги. — Пока есть время, помоги мне решить, кого пригласить на ужин и вечер с сэром Беннетом Вулфом. Именно так я напишу в приглашениях: «Вечер с сэром Беннетом». По-моему, звучит грандиозно.
С шумом выдохнув, Филиппа взяла листок из рук сестры.
— Ты не можешь пригласить только мужчин, — сказала она, просмотрев список.
— Я включила Соню.
— Ливи, число приглашенных обоего пола должно быть одинаковым. И, честно говоря, полагаю, твои подруги с большим удовольствием придут на вечер с сэром Беннетом Вулфом, чем, например, Генри Камден. Если, конечно, ты не опасаешься конкуренции — вдруг капитана привлечет другая красавица.
— Нет! — Оливия щелкнула языком и, насупившись, принялась энергично вычеркивать одни имена и добавлять другие.
— И ты не можешь вычеркнуть Джона. Он близкий друг капитана и действительно читал его книги. Кто-то же должен задавать умные вопросы, не все же интересоваться ростом капитана и его любимым блюдом.
— Я передумала, — заявила Оливия. — Я сама решу, кого приглашать.
— Я надеялась, что ты скажешь именно это. — Филиппа усмехнулась, встала и пошла навстречу матери, которая в этот момент вошла в комнату. — Прекрасно выглядишь, мама. Ты уверена, что достаточно хорошо себя чувствуешь и сможешь пойти на бал?
— Я же ничего не буду делать, только сидеть и смотреть, как танцуют мои красавицы дочери, — ответила маркиза. — К тому же я буду счастлива сменить обстановку — ужасно надоели стены моей комнаты.
— Что ж, хорошо, мы будем следить за тобой как ястребы, — улыбнулась Филиппа, — и, как только увидим бледные щеки, сразу увезем тебя домой.
— Не медля ни минуты, — добавил ее отец, войдя в комнату и нежно поправив выбившийся из прически жены локон.
Филиппа молча наблюдала за родителями. Их привязанность друг к другу проявлялась во всем — простых жестах, случайных взглядах, ласковых прикосновениях. Ей понравилось, когда Беннет Вулф коснулся ее руки и даже юбки. Была ли это привязанность или только спровоцированная длительным пребыванием в джунглях похоть, она не знала, но оба варианта приятно волновали ее. Мужчины не испытывали к ней влечения. Они давали ей подержать свои шляпы, пока флиртовали или танцевали с Оливией. А вот Беннет едва удостоил Оливию взглядом.
Она нахмурила брови. Что это было? И почему он провел так мало времени, болтая с очаровательными подружками Оливии? Это было непонятно. А Филиппа любила, когда все ясно.
— Как ты думаешь, сэр Беннет придет? — спросила Оливия, когда они садились в свой фамильный экипаж.
— Я немного сбит с толку, — признался лорд Лидс, укутывая пледом ноги жены. — Он остается героем? Или мы должны испытывать недоверие и разочарование, прочитав, что он, возможно, преувеличил некоторые из своих предыдущих подвигов?
— Мы проявим терпимость, — сообщила Оливия, не дав Филиппе произнести ни слова. — В конце концов, он пользовался всеобщим уважением в прошлом и к тому же очень красив и имеет пять тысяч в год от Короны.
— Пока имеет, — возразил отец. — Если капитан разочарует Принни и палату лордов, то очень скоро будет вынужден изучать дроздов в Девоне, а не крокодилов в Конго.
— Прекрасная аллитерация, Генри, — улыбнулась маркиза.
— Спасибо, дорогая.
— Он не глуп, — вмешалась Филиппа. — Полагаю, совершенно очевидно, что капитан Лэнгли кое-что преувеличил, считая капитана Вулфа мертвым. Еще Марк Антоний заметил:
«Дела людей, порочные и злые,
Переживают их и часто также
То доброе, что сделали они,
С костями их в могилу погребают»
l:href="#n_3" type="note">[3]
.
— Ты действительно считаешь, что ему необходима помощь и поддержка Шекспира? — ухмыльнулся маркиз. — Похоже, это… серьезно.
Филиппа повела плечами.
— Ты знаешь, о чем я, папа. Капитан Лэнгли воспользовался ситуацией. Ты должен сам встретиться с Беннетом. Он очень образованный и остроумный человек.
— Беннет?
— Он сам просил меня так его называть. Я помогла найти его обезьянку.
— Что ж… больше никаких поисков мартышек, что бы, черт возьми, это ни значило.
— С ним все должны быть осторожны, — сказала маркиза. — Капитан провел много времени в диких местах, и, вероятнее всего, намерен туда вернуться. Не думаю, что в Конго часто устраиваются балы.
— Если он не придет сегодня, — продолжила Оливия, явно не обратив внимания на предостережения, — вы сможете познакомиться с ним в пятницу, когда он придет к нам.
— Надеюсь, он умеет пользоваться ножом и вилкой?
— Папа! — с упреком в голосе воскликнула Филиппа. — Капитану Вулфу не нужны лишние слухи. Не кажется ли тебе, что с него достаточно?
— Ты права, дочь моя, — с комичной торжественностью ответил маркиз. — И если он ест руками, клянусь никогда не упоминать об этом.
Она подавила улыбку.
К тому времени как Филиппа и ее отец нашли удобное кресло для маркизы в бальном зале у Фордемов, Оливию уже поглотила привычная толпа поклонников и воздыхателей. Уверенная, что ни один молодой человек не обратит на нее внимания, Филиппа села рядом с матерью.
— Ты же знаешь, Оливия с радостью сделает для тебя все, что ты захочешь, — сказала маркиза дочери, когда ее супруг отошел за бокалом мадеры. — Она отдаст тебе любого кавалера.
— Знаю, но дело в том, что все ее поклонники вызывают у меня только головную боль. Очень уж они глупы.
— Нет ничего ужасного в том, что человек не ведет высокоинтеллектуальных бесед.
— Может быть, и нет. Впрочем, и хорошие шутки мне тоже нравятся, как и любому другому человеку. Просто я не умею хихикать, трепетать и флиртовать, даже если от этого будет зависеть моя жизнь, — вздохнула Филиппа. Маркиза покачала головой.
— Умеешь, я уверена в этом. Просто не хочешь. Да, я знаю, что у тебя другие интересы, но ведь мужа не найдешь между страницами книги.
— Я…
— Добрый вечер, леди Филиппа.
Она вскочила так поспешно, что ее стул определенно упал бы назад, не будь он прислонен к стене.
— Капитан Вулф… Беннет… Здравствуйте.
Он был в тех же поношенных сапогах. Впрочем, остальная одежда была выбрана с учетом последних требований моды. Его темно-синий сюртук, серый жилет и коричневые бриджи сидели идеально. Выше всяких похвал. Только слишком длинные волосы и не вполне цивилизованное сияние потрясающих зеленых глаз отличали его от совершенного джентльмена. И еще мартышка на плече.
— Вы потанцуете со мной сегодня? — спросил он. Филиппа едва сумела справиться с охватившим ее восторгом.
— Конечно. — В чувство ее привел весьма ощутимый удар по лодыжке. Она опешила, потом быстро обернулась и увидела, что ее мать в недоумении смотрит на нового гостя. — О, капитан, позвольте представить вам мою мать, леди Лидс. Мама, это капитан сэр Беннет Вулф и Керо.
Капитан с сожалением отвлекся от созерцания очаровательного личика и обратил свой взор на маркизу.
— Миледи. — Вулф склонился к ее руке.
— Капитан, добро пожаловать домой в Англию.
— Благодарю вас. — Решив, что все формальности выполнены, Беннет снова сконцентрировал внимание на Филиппе. — Я бы хотел пригласить вас на вальс.
Вальс. Танец, в котором партнеры находятся так близко друг к другу… и ведут ничего не значащие разговоры.
— Я…
— Позвольте вашу бальную карточку. — Он протянул руку.
— Вы умеете танцевать вальс? — спросила она, поспешно выуживая бальную карточку и карандаш из ридикюля.
Уголки губ капитана слегка приподнялись, в глазах блеснула усмешка.
— Вы, должно быть, знаете, что вальс изобрели не в Англии. Возможно даже, его создал именно я. Случайно, конечно, пытаясь избежать железной хватки одной излишне дружелюбной княжны в Вене.
Филиппа улыбнулась.
— А когда вы были в Вене?
— Меня туда посылали во время войны, — ответил Беннет, взял карточку, карандаш и вписал свое имя. Чуть помедлив, он записал свое имя снова и начал писать еще раз.
— Перестаньте, — пробормотала Филиппа, отобрав у него карандаш. — С вами все захотят танцевать. Я не могу монополизировать все ваше внимание. И, кроме того, два танца… это почти скандал, а уж три и вовсе неслыханная вещь.
Капитан наклонился чуть ближе к ней.
— Вы уже целиком завладели моим вниманием, — еле слышно проговорил он и улыбнулся. — А я не люблю терять время.
Филиппа не могла не улыбнуться в ответ.
— Терять время на что? — На…
— Керо будет танцевать с вами? — поинтересовалась маркиза.
Беннет прочистил горло и выпрямился.
— Полагаю, она приятно проведет время, объедая какое-нибудь приглянувшееся ей растение в горшке. — Он погладил пальцем длинный хвост мартышки. — Или покатается на канделябре, если это покажется ей более интересным.
Все еще улыбаясь, Филиппа протянула мартышке палец. Та что-то прощебетала в ответ и схватила палец — получилось нечто вроде рукопожатия.
— Я бы предложила все же растение. Леди Фордем слишком трепетно относится к своим хрустальным канделябрам.
— Спасибо, что предупредили. — Другие гости заметили его присутствие. Капитан вздохнул и кивнул Филиппе. — Увидимся позже.
Он отошел — несколько десятков человек следовали за ним по пятам, причем говорили все одновременно. В основном выражали удивление его чудесным воскрешением. Впрочем, некоторые дамы вполголоса обсуждали между собой книгу Дэвида Лэнгли.
Филиппа нахмурилась. Капитан должен знать, что говорят в обществе, правда, она не представляла, как он сможет противостоять подобным пересудам. Одни только рассказы о рельефе, флоре и фауне Конго могут показаться не вполне уместными, словно он слишком старается убедить общество в своих заслугах. Они даже могут оказать прямо противоположное воздействие и подтвердить мнение Дэвида Лэнгли, изложенное в книге.
— Теперь я вижу, почему Оливия так увлечена этим человеком, — задумчиво проговорила маркиза. — Он действительно очень красив. — Она взяла Филиппу за руку. — Но ты, конечно, восхищаешься только его умом.
— Я восхищалась его умом задолго до того, как познакомилась с ним. — Щеки Филиппы предательски зардели. — Но я не слепая… Он… потрясающий.
— Да, это правда. Но только, пожалуйста, не дай ему встать между тобой и Ливи. Вы сестры и друзья. Помни об этом. А Беннет Вулф — всего лишь… бесполезный искатель приключений.
— Я бы не назвала его бесполезным, — громко сказала Филиппа. — Он уже завоевал славу, заработал состояние, хотя его путешествия в Африку устраивались ради открытий, а не ради почета.
— Ах, вот вы где, мои дорогие. — Маркиз протянул жене бокал вина. — Этот импозантный молодой человек, который только что отошел, случайно, не Беннет Вулф?
— Да. Он выпросил вальс у Флип. По правде сказать, даже два танца сразу.
— Он пригласил меня, а не выпросил, — уточнила Филиппа, хотя ее мнения никто не спрашивал.
— Ну, можно сказать и так, — согласилась ее мать. — Вообще-то он не слишком похож на того, кто может что-то выпрашивать.
— Да что же это такое? — воскликнул маркиз. — Неужели ты тоже влюбилась, Венора?
Леди Лидс тихо засмеялась и взяла мужа за руку.
— Он красив, но какой-то дикой, первобытной красотой.
— Иначе говоря, я должен организовать экспедицию куда-нибудь далеко, чтобы моя семья меня заметила?
Пока родители добродушно подтрунивали друг над другом, Филиппа обвела взглядом бальный зал. Женщины буквально забросали Беннета Вулфа бальными карточками, и на нескольких он написал свое имя. Один раз. Или два. Но не было и намека на скандальное число «три».
Беннет однажды наблюдал великую миграцию диких животных. Тысячи, миллионы зверей сбиваются вместе и двигаются по тропе шириной несколько миль по саванне, через реки и холмы, туда, куда ни разу не ступала нога белого человека. Сегодня вечером он чувствовал себя в самом центре стаи, которая влечет его к краю глубокого ущелья, а остановиться невозможно — затопчут.
О чем, черт побери, он думал, явившись сюда? Одна половина гостей гадала, все ли он выдумал в написанных им книгах или только часть, другая строила предположения, не собирается ли он отказаться от дальнейших экспедиций и осесть с семьей в своем поместье в Кенте.
Капитан бросил взгляд в другой конец зала. Филиппа стояла, словно олицетворяя собой лето. Ее ярко-желтое платье с впечатляющим вырезом светилось, выделяясь среди одеяний более сдержанных тонов. Его будто обдало жаром — темным, первобытным, сильным. Она знала все правила хорошего тона, но, как он успел понять, испытывала некоторые трудности с их выполнением. Ему хотелось бы знать, как далеко ему удастся увести ее с проторенного пути.
Одна из девиц преградила ему дорогу и присела в реверансе.
— Это наш танец, сэр Беннет, — прощебетала она, мило улыбнувшись.
Уже? Беннет понимал, что не может танцевать только с Филиппой. Но это ему совершенно не нравилось. Коротко вздохнув, он посадил Керо на большую пальму в кадке.
— Веди себя прилично, — сказал он и положил горсть орехов в углубление у основания листа. — Тогда позвольте вас пригласить, — вздохнул он и направился в центр зала.
Когда заиграла музыка, он поклонился, повернулся и протянул девушке руку.
— Я читала книгу капитана Лэнгли, — прощебетала она. — Я бы тоже очень испугалась, если бы за мной гнался леопард.
— Да? — Вместе со всеми он сделал несколько шагов вперед, потом повернулся и снова приблизился к, партнерше.
— Мне всегда хотелось знать, почему вы не взяли с собой лошадей. Ехать верхом было бы намного быстрее, чем идти пешком.
— Они не помещаются в каноэ, — вежливо пояснил он и стиснул зубы, чтобы не сказать лишнего.
— Но… — Она неуверенно рассмеялась. — Если бы у вас были лошади, каноэ были бы не нужны!
Боже правый!
— Я подумаю над этим в следующий раз.
— Рада, что смогла помочь, — просияла девица.
Едва музыка смолкла, капитан взял Керо и возобновил прогулку по залу. Ему посчастливилось избежать кадрили, после которой должен был последовать вальс с Филиппой.
Совершая очередной круг по залу, Беннет заметил герцога Соммерсета. Для человека, который провел много времени, путешествуя по самым диким уголкам Земли и при обстоятельствах, далеких от идеальных, Николас Эйнсли весьма органично вписался в высшее общество. Удивительно хорошо.
— Капитан, — поприветствовал его герцог, — позвольте отвлечь вас на несколько слов.
Через минуту они уже стояли на балконе, с которого открывался восхитительный вид на сад Фордемов. Керо спрыгнула с плеча хозяина на гранитные перила, а Беннет с наслаждением вдохнул свежий воздух.
— Спасибо, ваша светлость, — с чувством сказал он.
— Одна из недоступных мне тайн женского ума, — медленно, растягивая слова, проговорил герцог, — заключается в том, что девицы готовы преследовать искателя приключений до самого края света, но, как только поймают его, не желают, чтобы он уезжал из дома.
— Вы это говорите на основании собственного опыта?
— Пока меня еще никому не удалось поймать, хотя, вероятнее всего, когда-нибудь это все же произойдет. — Герцог искоса взглянул на Беннета. — Вы перевезли вещи в резиденцию Феннингтона?
— Я хотел иметь возможность постоянно наблюдать за ним и его партнером по литературному творчеству.
Соммерсет кивнул.
— Что ж, думаю, это мудро. И если позднее вы оспорите… некоторые преувеличения в книге, связь с Феннингтоном добавит вашим словам убедительности.
— Значит, вы позвали меня сюда, чтобы обсудить мои жилищные условия?
Герцог пригладил ладонью свои черные как вороново крыло волосы и тихонько фыркнул.
— Предполагается, что вы должны доказать свою ценность пэрам. Лучшим средством для этого являются светские разговоры.
— Плевать на светские разговоры. Что вы хотите?
— Вам следует еще раз зайти в наш клуб Беннет. Там вы можете ворчать и чертыхаться сколько душе угодно. На публике не надо. — Вздохнув, Соммерсет повернулся спиной к каменному ограждению балкона и прислонился к нему. — Отец Лэнгли — граф Трашелл.
— Я знаю. За три года он мне буквально все уши прожужжал размерами своего будущего наследства.
— Так вот. Трашелл обратился с просьбой о приеме его в Африканскую ассоциацию. Для вступления требуется, чтобы две трети голосов было подано «за». Он их пока не набрал. Но наберет. Книга его сына привлекла к нам большое внимание. Поэтому серьезных возражений против его членства не будет, несмотря на тот факт, что он не обогатил никаким ценным достижением ни ассоциацию, ни Англию. Можно сказать, его вклад — он сам.
Беннет выругался и с размаху стукнул кулаком по каменным перилам.
— Полагаю, вы проголосовали «за», — проворчал он.
— Отнюдь. Я уже сказал, что верю, вашему рассказу и не хочу, чтобы отец мошенника участвовал в выработке направления дальнейших исследований Африканского континента. И не хочу иметь связи с этим семейством.
Беннет повернулся к собеседнику и несколько мгновений молча смотрел на него.
— Спасибо.
— Знаете, у меня был шанс пригласить Лэнгли в наш Клуб авантюристов, когда он вернулся, а вас все считали мертвым. Иногда меня восхищает собственная проницательность. — Он усмехнулся, выпрямился и направился в бальный зал — Не разочаруйте меня, капитан.
Герцог ушел. Проводив его взглядом, Беннет снова обратил свой взор на освещенный фонарями сад. Все его инстинкты кричали, чтобы он немедленно отправлялся в Дувр и отобрал у Лэнгли свои дневники, пока тот не успел их уничтожить или как следует спрятать. Вот только он был убежден, что Лэнгли не возил дневники с собой. Если он поторопится с обвинениями, то не видать ему своих дневников. Ему никогда не удастся доказать, что в действительности экспедицию возглавлял он, а Лэнгли всю дорогу только ныл и задирался, и несколько раз из-за него чуть не перебили всю экспедицию.
Нет, капитан Вулф решил, что останется на своем месте, а Лэнгли пусть поломает голову, стараясь угадать, какую игру он затеял. Он нанесет удар в подходящий момент, и не раньше.
Такое решение позволяло Беннету позаботиться о том, что неожиданно захватило его и теперь не желало отпускать. Каковы бы ни были остальные проблемы, он был твердо намерен как можно ближе познакомиться с Филиппой Эддисон, и сделать это в самое ближайшее время.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мой любимый дикарь - Энок Сюзанна



читала с удовольствием
Мой любимый дикарь - Энок Сюзаннажанна
3.02.2012, 8.06





Роман для расслабухи. Как по течению, нет интриг, особых эмоций. Кто хороший плохой все ясно! Ну и как всегда подлеца выводят на чистою воду! Наслаждайтесь! ;-)
Мой любимый дикарь - Энок СюзаннаAnst
16.05.2013, 11.47





люблю романы с участием животных! Прикольно!!
Мой любимый дикарь - Энок Сюзаннаелена
11.07.2013, 11.51





Прекрасно!Читается легко без всяких лишних слов.Замечательно.
Мой любимый дикарь - Энок СюзаннаАнна
19.07.2013, 11.24





Приятное чтиво. Обезьянка прелесть.
Мой любимый дикарь - Энок СюзаннаТаня Д
6.07.2015, 12.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100