Читать онлайн Мой любимый дикарь, автора - Энок Сюзанна, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мой любимый дикарь - Энок Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.45 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мой любимый дикарь - Энок Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мой любимый дикарь - Энок Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Энок Сюзанна

Мой любимый дикарь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11



Сегодня Лэнгли спросил, насколько опасны львы. Меня все же очень тревожит отсутствие у него должного опыта. Я ответил, что всегда следует опасаться крупных хищников; впрочем, львы не часто заходят в джунгли. Куда опаснее мелкие твари, которых и не всегда заметишь: пауки, змеи и прочие ползучие гады. Их не видно до тех пор, пока они не впиваются вам в кожу. А тогда уже слишком поздно что-то предпринимать.
Из дневников капитана Беннета Вулфа


Беннет вернулся в Ховард-Хаус, кивком поблагодарил дворецкого, открывшего ему дверь и протянувшего поднос с приглашениями.
— Это все мне? — в некотором изумлении вопросил Беннет.
— Все они адресованы вам, — с достоинством ответствовал Хейлинг.
— А я считал, что ко мне относятся настороженно, — пробормотал капитан, взял стопки карточек и конвертов и направился на второй этаж — в свое временное жилище.
Очевидно, Филиппа была права, и приличный годовой доход обеспечивал его популярность. Тем не менее, ему следовало с большой осторожностью выбирать мероприятия. Теперь необходимо нанести визит Джеку, чтобы тот помог сориентироваться в обстановке. Да и некоторые наставления отнюдь не помешали бы.
Поднимаясь по лестнице, он прижал руку к правому боку. Рана от копья уже хорошо зажила, но управлять коляской все же оказалось нелегко.
Обеспокоено заверещав, Керо погладила хозяина по щеке. Беннет поднял руку и почесал мартышку за ушками.
— Не беспокойся, малышка, ничего страшного не произошло. А тренировка мне только на пользу, — пробормотал он.
— Кузен?
Сначала Беннет решил, что ему послышался этот тихий шепот, но звук повторился. Он повернул голову и увидел мальчика, притаившегося за большим столом.
— Добрый день, Джеффри.
— Ш-ш… — Мальчик попятился назад и жестом предложил Беннету следовать за ним по коридору.
Капитан огляделся по сторонам, дабы убедиться, что нигде не затаился вездесущий Феннингтон, и последовал за мальчиком. Оловянные солдатики, деревянные мечи, мушкеты и пистолеты, даже большой индейский лук, очень похожий на настоящий, и колчан со стрелами — все это богатство было разбросано по полу, висело на стенах или стояло на полках детской.
Книги, сосуды с камушками и кусочками полированного мрамора, морские раковины — у Беннета в этом возрасте была примерно такая же коллекция. Правда, очень скоро все его пожитки уменьшились до того количества, которое можно было перевозить из школы в школу в одном потрепанном саквояже.
Как только они вошли, мальчик сразу захлопнул дверь.
— Я хотел поговорить с вами, — сообщил он свистящим шепотом заговорщика.
Беннет постарался отвлечься от неприязни, которую испытывал ко всему этому семейству.
— В чем дело?
— Мой папа говорит, что вы должны с большим пониманием отнестись к его положению.
Интересно. Учитывая, что он не имел намерения бить десятилетнего мальчишку, видимо, это был один из тех случаев, о которых говорила Филиппа, — когда необходимо терпение и дипломатия.
— Ну и что?
— И еще я думаю, что вам следует быть любезнее с ним. У него сейчас много трудностей. Лорд Мэйсон купил его любимую пару лошадей, а мама не разговаривала с ним две недели, потому что он не позволил ей и Мадлен съездить в Париж за обновками.
Денежные трудности? В последние годы он часто развлекал себя мыслями о родственниках, но всегда считал их богатыми, привилегированными и не желавшими снизойти до него. Очевидно, в чем-то он ошибался. Возможно, именно этим объясняется желание маркиза получить пятьдесят процентов доходов от издания книги Лэнгли. Но даже если это и объясняет его действия, то ни в коей мере не оправдывает.
Мальчик ждал реакции Беннета. Он был по-детски нескладен, и казалось, весь состоял из локтей, коленок и огромных темных глаз над высокими скулами.
— Я постараюсь быть любезнее, — уклончиво сказал Беннет.
Джеффри заулыбался.
— Чудесно! Потому что я читал книгу капитана Лэнгли и очень хотел бы познакомиться с Керо, хотя папа и против этого.
Явная симпатия Лэнгли к Керо была одним из самых больших сюрпризов книги, учитывая, что в Конго эти двое друг друга терпеть не могли. Беннет предполагал, что Лэнгли попросту не сумел проявить свою индивидуальность, писательский талант и оставил все, как было. Он вздохнул.
— Может быть, мы с твоим папой должны сначала возместить друг другу убытки?
— Я думал об этом, но это потребует времени, а ваши разногласия не позволят нам с Керо стать друзьями.
Несколько мгновений Беннет напряженно размышлял. Ему было наплевать, разозлит он Феннингтона или нет, но в любом случае вовлекать в их вражду мальчика вряд ли правильно. С другой стороны, он не хотел, чтобы Керо сидела у него на плече, когда он продолжит попытки ухаживать за Филиппой, иначе последствия могут быть непредсказуемыми.
Возможно, в словах Джеффри что-то есть — все выиграют, если он проявит чуть больше любезности к Феннингтону.
— Давай-ка сядем на пол, — предложил Беннет и сел, скрестив ноги.
Юный Джеффри тотчас последовал его примеру — его глаза сияли, когда он смотрел на маленькую верветку.
— У меня есть орешки, — сообщил он, полез под кровать и достал коробочку, доверху набитую земляными орехами. — Я приготовил их на случай, если вы согласитесь.
— Молодец. — Как только Керо определила, что лежит в коробке, она принялась радостно подпрыгивать на плече Беннета. — Положи несколько штук на пол перед собой, — посоветовал он. — Хотя она может схватить коробку и убежать, так что лучше высыпать все орехи.
Мальчик в точности выполнил инструкции, и Беннет опустил плечо — обычный сигнал для Керо, что пора слезать. Она спрыгнула на пол и начала собирать орехи, стуча зубами, — знак абсолютного восторга.
— Протяни ей один орех на ладони.
— Она укусит меня? Папа сказал, что да.
— Ну, я не дам голову на отсечение, что нет, но она добродушна и очень сметлива. Не делай резких движений и говори спокойно — пусть она привыкнет.
Джеффри кивнул и медленно протянул руку. На его ладони лежал орех. Керо одной рукой взяла угощение, другой ухватилась за большой палец мальчика — для равновесия.
— Похоже на ручку ребенка, — тихо сказал мальчик.
— Только намного сильнее. Предложи ей еще один орех. Уже через пять минут все инструкции Беннета свелись к периодическим замечаниям вроде: «Не волнуйся, она не оторвет тебе ухо» или «Ей нравится, когда чешут за ушками».
— Она замечательная! — счастливо рассмеялся Джеффри. Он ссутулился, потому что Керо сидела у него на голове и забрасывала ореховой скорлупой.
— Думаю, вы нашли общий язык.
Наконец Беннет встал. По крайней мере, два приглашения из переданных ему дворецким были на сегодня, и ему следовало повидать Джека, прежде чем он примет не то, которое нужно.
— Она может остаться? — с мольбой в голосе спросил Джеффри.
Проклятие. Беннет не мог уйти из дома, не будучи уверенным, что мартышка не запаникует. С другой стороны, он не хотел разлучать эту парочку, судя по всему, проникшуюся симпатией друг к другу. Ладно, прежде всего, ему необходимо повидаться с Джеком. А там будет видно.
— Попробуем. Керо, utangoja, — сказал он. «Ждать» — это единственная команда, на которую она иногда обращала внимание, особенно после случая с леопардом. Но только если он произносил ее на суахили.
Беннет оставил открытой дверь комнаты Джеффри, на случай если обезьяна встревожится и захочет его найти, и спустился вниз.
— Где я могу найти бумагу и принадлежности для письма? — спросил он у бесшумно возникшего рядом дворецкого.
— В гостиной, сэр, — ответствовал Хейлинг.
— И еще мне нужно, чтобы кто-нибудь отнес записку в Клэнси-Хаус.
— Я позабочусь об этом.
К немалому удивлению Беннета, Джек постучал в дверь Ховард-Хауса даже раньше, чем вернулся посыльный.
— Вот это скорость, — заметил Беннет, провожая друга в бильярдную.
— Что случилось? — спросил тот.
— Ничего.
— Но в твоей записке сказано, что тебе нужна моя помощь! — Джек вытащил листок из кармана, развернул его и помахал перед носом друга.
— Мне она действительно необходима. Я получил гору приглашений и не знаю, какие принять.
Джек с шумом выдохнул и упал в кресло.
— Господи Иисусе, Беннет. Ты голыми руками справлялся с крокодилами! Узнав, что тебе нужна помощь, я перепугался до смерти!
Беннет рассмеялся:
— Извини. Постараюсь больше не портить свою репутацию победителя диких зверей. — И он передал Джеку внушительную стопку карточек и приглашений.
С улыбкой великомученика Джек их быстро просмотрел.
— Какие у тебя цели? Если ты намерен избегать, семейство Лэнгли, придется послать извинения лорду…
— Я хочу знать, какие из них вероятнее всего посетит Филиппа.
Джек удивленно взглянул на друга.
— Филиппа Эддисон? Флип?
Да. Кроме того, не хочу, чтобы меня видели там, где будут возникать вопросы относительно моих взглядов и компетенции. Когда, наконец, я встречусь лицом к лицу с Лэнгли, хочу иметь максимум преимуществ.
— Флип? — снова повторил Джек. — Я знаю, ты принес ей охапку роз. Но ты серьезен?
Беннет подошел к ближайшему окну и уселся на подоконник.
— Знаешь, ты мне надоел, как и все остальные, сомневающиеся, что я считаю ее привлекательной. Чертовски привлекательной. Ты же утверждал, что дружишь с ней. Неужели ты настолько близорук?
— Я действительно ее друг. Именно поэтому твой интерес к ней меня тревожит. Ты авантюрист, искатель приключений. Что ты хочешь от нее? Тебе нужна теплая постель? Спутница в путешествиях? Семья?
Стены начали угрожающе сдвигаться. Беннет распахнул окно, высунулся наружу и вдохнул прохладный воздух.
— Не знаю, — сказал он.
— Ты бы лучше определился.
— Почему? Ну почему я должен загадывать так далеко вперед? Мне она нравится, я хочу быть с ней. И все. По крайней мере, в данный момент. И она, и Соммерсет сказали, что это предполагает женитьбу. Тогда я женюсь.
— Знаешь ли ты, сколько правил уже сокрушил подошвами своих изношенных сапог?
— Начинаю понимать. Так ты собираешься мне помогать или нет?
— Мне будет, что рассказать своим внукам, — пробормотал Джек, снова берясь за приглашения. — Однажды холодным зимним вечером я поведаю им историю, как помогал великому и ужасному Беннету Вулфу выбрать приглашение на вечер.
— Твой рассказ только выиграет, если я не дам тебе в нос за нахальство. Где она сегодня будет?
В конце концов, Джек остановил свой выбор на тяжелой, украшенной позолотой карточке.
— Музыкальный вечер у Бекуитов. Миллисент Бекуит — ее кузина. И Ливи собирается пойти — не иначе как под давлением Филиппы.
— Значит, ты тоже идешь? — Последний вопрос можно было и не задавать. Конечно, Джек будет там.
— Разумеется, я там буду. Могу заехать за тобой в семь, идет?
— Спасибо. — И Беннет жестом указал на почти не уменьшившуюся стопку карточек. — Итак, сначала Филиппа, потом респектабельность.
— Я бы предпочел помочь тебе сражаться с крокодилами, — вздохнул Джек.


— Флип, ты готова?
Филиппа вздрогнула и уставилась на свое отражение в зеркале. Она не могла вспомнить, давно ли стоит здесь, погруженная в мысли, но точно знала, что за всю свою жизнь никогда не проводила перед зеркалом столько времени.
— Да, — ответила она и снова взглянула в зеркало. — Нет! Ливи, зайди, пожалуйста, на минутку.
Оливия распахнула дверь и впорхнула в комнату. За ней вошла Мэри, их единственная горничная.
— По-моему, именно ты говорила, что сегодня мы не должны опоздать, — начала Оливия. — Даже не думай отказаться!
— Я и не собираюсь отказываться. Я только хотела узнать твое мнение…
— О чем?
Филиппа снова подняла взгляд на свое отражение в бледно-голубом платье.
— О моем платье. Я не уверена, но… по-моему… оно слишком вызывающее.
Последовало молчание. Затем Оливия подпрыгнула и закружилась по комнате.
— Произошло чудо! — воскликнула она и рассмеялась.
— Ничего такого не произошло, — уточнила Филиппа. — Я просто должна знать, что ты думаешь обо мне в этом платье.
— Ты прелестна. Платье ужасно. Цвет тебе совершенно не идет, вырез слишком высокий и…
— Что ты имеешь в виду? Я ходила в этом платье весь прошлый месяц, и ты ни разу…
— Ну и что? Ты бы все равно меня не услышала. Мэри, немедленно приготовь для Флип платье — персиковое с зеленым, знаешь, то, что с кружевными рукавами. И мое ожерелье из искусственных изумрудов.
Служанка сделала реверанс.
— Сию минуту, миледи. О Господи.
— Неужели я выгляжу так ужасно? — спросила Филиппа, сделав попытку взглянуть на себя критически.
— Нет, ты не выглядишь ужасно. — Оливия обошла вокруг сестры и задумчиво прищурилась. — Но ты можешь выглядеть намного лучше. Не знаю, насколько это важно на вечере у Милли, но я, когда выгляжу хорошо, всегда чувствую себя более уверенной.
Появилась Мэри с платьем и украшениями, и Филиппа оказалась в весьма непривычном для себя положении. Ее не просто одевали — ее украшали. Простой узел, в который Мэри обычно сворачивала ее волосы, превратился в хитросплетение изящных струящихся локонов. Бледно-голубое платье исчезло — Филиппа подозревала, что больше никогда его не увидит. Его сменило роскошное шелковое платье персикового цвета с зеленой отделкой — с очень низким, а, по мнению Филиппы, и вовсе рискованным, вырезом. Ее шею обвивало ожерелье с зелеными — в тон отделке — камнями.
— О, Флип, — воскликнула Оливия, прижав руки к щекам. — Ты моя Мона Лиза.
— У Моны Лизы не было бровей, — сообщила Филиппа, внимательно вглядываясь в зеркало. К ее великому облегчению, она осталась вполне узнаваемой, на ней не было слоя пудры и лишней краски. Она даже почувствовала себя какой-то… собранной заново, что ли, и привлекательной. Недостатки были умело скрыты.
— Ты понимаешь, что я имею в виду. А теперь поехали. Никто не поверит своим глазам.
Нахмурившись, Филиппа поспешила за сестрой.
— Только не вздумай всем рассказывать, что это ты меня преобразила и все такое.
— Не буду. — Оливия взяла сестру под руку, и они вместе вышли на улицу. — Но ты выглядишь изумительно. Даже жаль, что сегодня нет танцев.
Лукавая улыбка тронула губы Филиппы.
— Пусть мною восхищаются, пока я буду просто сидеть на стуле, — такое положение меня тоже устраивает.
— Кстати, о восхищении. Ты не знаешь, сэр Беннет будет у Милли?
Сердце Филиппы забилось гулко и часто.
— На музыкальном вечере? Сомневаюсь.
— Хорошо. Это даст другим присутствующим джентльменам шанс как следует тебя рассмотреть.
Такое Филиппе и в голову не пришло. Ей вовсе не хотелось выглядеть сногсшибательно, чтобы произвести впечатление на других джентльменов. Усевшись в экипаж напротив Оливии, Филиппа неожиданно поняла: все изменения в ее внешности — это отражение того, что она чувствует, когда Беннет пожирает ее глазами.
Да, ей хотелось бы его сегодня увидеть. Этот человек горячил ее кровь, в его присутствии у нее кружилась голова — ни к тому, ни к другому она не привыкла. Ведь она с рождения была практичной, всегда твердо стояла обеими ногами на земле. Но он ее лишал покоя. И если бы она хотя бы на секунду могла поверить, что является для знаменитого на весь мир путешественника чем-то большим, чем случайное увлечение… скорее всего она бы пришла в ужас.
Филиппа знала, что не следует обольщаться. Она должна принять его внимание, насладиться им, пока можно, и использовать возможность научить его всему, чему взялась обучить — глупым правилам благопристойности, приличий и светских условностей. До сих пор она всегда была прямой и резковатой, поскольку никто не обращал на нее внимания.
— Если ты будешь все время хмуриться, на лице останутся морщины.
— Я не хмурюсь, — ответила Филиппа, — а думаю. Экипаж остановился.
— Подумаешь позже. А сейчас ты должна улыбаться и очаровывать.
В музыкальном салоне дома ее тети и дяди рядами стояли стулья, и, судя по всему, народу было достаточно, чтобы занять их все.
Филиппа подошла к кузине и чмокнула в щеку.
— Посмотри, как много народу! — воскликнула она. Миниатюрная брюнетка понимающе улыбнулась.
— Думаю, это благодаря чудесным десертам, которые у нас подают, — шепнула она. — Знаешь, а близнецы Роббинс собираются исполнить дуэт.
— Я пришла, чтобы увидеть тебя.
— Я немного нервничаю, — призналась Милли, кивнув подошедшей Оливии. — Ты даже не представляешь, кто принял приглашение на мой вечер. Конечно, между нами ничего быть не может. Кто он и кто я. Но все равно я волнуюсь.
Филиппа нахмурилась, но, вспомнив о предостережении Оливии, постаралась разгладить лоб.
— Кто придет?
— О! — взгляд кузины устремился мимо нее к двери. — Это он!
Филиппа и Оливия обернулись одновременно. Сердце Филиппы на секунду остановилось, потом снова забилось, но уже намного чаще. В салон вошел Джон Клэнси, но не на него были обращены все взгляды. Филиппа тоже смотрела не на него. Беннет в прекрасно сшитом черном сюртуке, серо-белом жилете и темно-коричневых панталонах был так хорош, что… его хотелось съесть. Подняв глаза на его лицо, Филиппа убедилась, что он смотрит прямо на нее.
Он направился к ней. Филиппе казалось, что она стоит босыми ногами на ковре, насыщенном электричеством.
— Здравствуй, Ливи, — послышался голос Джона. — Флип, ты сегодня прекрасно выглядишь.
— Спасибо, Джон, — ответила она, но так и не смогла отвести взгляд от Беннета. Да и не хотела.
Что же с ней случилось? Она не могла припомнить, когда в последний раз теряла дар речи. Ей с огромным трудом удалось побороть желание схватить его за лацканы сюртука, притянуть к себе и поцеловать.
— Добрый вечер, Беннет, — наконец выговорила она.
— Добрый вечер. — Керо на плече щелкнула зубами. — Она хочет, чтобы вы почесали ее за ушками, — перевел он.
Кто-то потянул ее сзади за юбку, и Филиппа вышла из ступора. За ее спиной стояла Милли — ее карие глаза светились изумлением и восхищением.
— Беннет, позвольте вам представить мою кузину Миллисент Бекуит. Милли, это капитан Беннет Вулф. И Керо, конечно.
— С-счастлива познакомиться, — отчетливо заикаясь, проговорила Миллисент, делая реверанс.
Беннет, наконец, отвел взгляд от Филиппы и посмотрел на хозяйку вечера.
— Мисс Бекуит, — сказал он, слегка растягивая слова.
— Как мило, что вы сумели выбрать время, чтобы послушать мою игру, — скороговоркой пробормотала она и еще раз неуверенно улыбнулась.
— Леди Филиппа всегда выбирает самые интересные мероприятия, а я стараюсь следовать ее примеру.
Миллисент продолжала улыбаться.
— У нее много интересных друзей. Тут вмешался Джон:
— Пойдем, Беннет, я тебя представлю гостям.
В какой-то момент Филиппе показалось, что он откажется отойти от нее, но потом он тяжело вздохнул, отвернулся и нехотя последовал за другом. Миллисент немедленно схватила ее за руку и зашептала в ухо:
— Я слышала, он подарил тебе розы, Флип, но все говорили, что это шутка. Или это неправда?
Филиппа покосилась на Беннета, который рассеянно кивал гостям, в основном женщинам. Он всецело завладел вниманием присутствующих, но, казалось, не сознавал этого.
— Он сказал, что ухаживает за мной, — шепнула она в ответ — произнести такие слова громко она все еще не решалась.
— Боже правый! — воскликнула, Милли и снова взглянула на знаменитого гостя. — Должна сказать, что для него наилучший способ восстановить репутацию — соединиться с самой благоразумной девушкой в Лондоне.
Филиппа растерянно заморгала.
— Что?
— Ой, меня зовет мама. — Миллисент обняла кузину. — Я должна идти.
— Удачи, — сказала Оливия и взяла Филиппу за руку. — Не слушай ее, — уверенно проговорила она. — Ты знаешь, как она завистлива и ревнива. А ты сегодня действительно прекрасно выглядишь.
Филиппа вымученно улыбнулась.
— Давай найдем места.
— Не обращай внимания, — не унималась Оливия, ведя сестру к рядам стульев. — Она, наверное, три дня только и думала, что тебе скажет. Ведь больше ей думать не о чем — только как бы побольнее кого-то уязвить.
Несмотря на владевшее ею беспокойство, Филиппа фыркнула.
— Твой язык сегодня, как никогда, остер. Оливия пожала плечами.
— Ты всегда задаешь себе слишком много вопросов, — сказала она, усевшись на стул и указав Филиппе на соседнее место. — Тебе вовсе не нужно, чтобы кто-то еще выдумывал неприятности.
Крупная мускулистая фигура опустилась на стул рядом с ней.
— Не думаю, что когда-то бывал на подобных вечерах, — негромко сообщил Беннет. — Здесь принято бросать деньги?
— Вы ухаживаете за мной, чтобы успокоить разговоры о вашем якобы недостойном поведении в Конго?
Милли села за фортепиано, и Филиппа отвела взгляд, чтобы поприветствовать исполнительницу. Из рук Беннета выпал стакан, и его содержимое выплеснулось ей на платье.
Филиппа почувствовала, как ледяная жидкость потекла по ногам, и вскочила. В тот же миг встал и Беннет.
— Примите мои извинения, — сказал он так, что могли слышать все сидящие рядом гости. — Позвольте, я вам помогу. — С этими словами он снял с плеча Керо, передал ее вместе с найденным в кармане яблоком Джону, потом крепко стиснул запястье Филиппы и потянул за собой в коридор.
— Вы испортили мое пл…
Договорить она не смогла. Беннет привлек Филиппу к себе и уверенно завладел ее губами, окончательно лишив способности мыслить здраво: она могла только чувствовать, как это прекрасно — находиться в его объятиях. Когда же его руки скользнули вниз и обхватили ее плечи, она услышала хриплый стон, и по ее телу прокатилась дрожь.
Этот большой уверенный темноволосый человек заставлял ее томиться по тому, чему она и названия не знала, вынуждал подниматься на цыпочки и тянуться за ним.
— По-моему, вы слишком торопитесь, — наконец сумела выговорить Филиппа, причем ее голос дрожал так же сильно, как и ноги, — а вы так не думаете?
— Вам следует перестать думать так много, — ответил он и снова начал ее целовать — горячо, страстно, уверенно. — Что там? — спросил он, указав на дверь, у которой они стояли.
Какое-то время она не могла вспомнить — в голове вообще не было ни одной мысли.
— Там… там хранятся стулья, — после долгого молчания ответила она.
— Очень хорошо. — Беннет, одной рукой прижимая ее к себе, другой распахнул дверь и, убедившись, что в комнате никого нет, вошел, увлекая за собой Филиппу.
— Беннет, вы меня погубите.
Не слушая ее робких возражений, капитан посадил Филиппу на покрытый скатертью стол. Его руки опустились ниже, погладили бедра, ноги и начали медленно тянуть подол платья верх.
— Прекратите! — Обретя способность мыслить здраво, Филиппа уперлась кулачками в его грудь и оттолкнула.
Беннет удивленно поднял голову.
— Но почему? Действительно, почему?
— Потому что я задала вопрос, а вы не потрудились ответить.
Его длинные пальцы нежно скользнули по ее скулам, щекам, губам.
— Вы читали мои книги, Филиппа, — спокойно ответил он, внимательно вглядываясь в ее лицо. — Вы знаете меня. Неужели я стал бы использовать вас, чтобы укрепить свою позицию в глазах этих людей?
Зернышко сомнения, брошенное в ее сердце язвительными заявлениями Милли, исчезло.
— Нет, — прошептала она, — я так не думаю.
— Тогда на чем основаны ваши возражения? Филиппа попыталась легкомысленно усмехнуться — по крайней мере, она надеялась, что это была именно легкомысленная усмешка. Так легче было сделать вид, что его близость-всего лишь немного ее тревожит.
— Вы еще не подарили мне маргаритки.
Господи Иисусе! Беннет с шумом выдохнул и прижался лбом к ее лбу.
— Цивилизованность имеет слишком мало достоинств, — констатировал он, после чего нехотя отступил и поправил подол ее платья. — Я куплю вам новое платье.
Филиппа бросила взгляд на мокрое пятно на правом боку.
— Если вы купите мне новое платье, в обществе это не поймут. Полагаю, удастся спасти это.
— Надеюсь. Вы в нем ослепительны.
Это был лучший комплимент, который она когда-либо получала. Беннет Вулф явно совершенствуется.
— Спасибо.
Открывая перед ней дверь, он обнял ее за плечи и повернул к себе.
— Надеюсь, вы оцените, что я очень… очень терпелив, — шепнул он и нежно поцеловал ее. — А ведь я человек совсем не терпеливый. Во всяком случае, не там, где идет речь о вас и о приличиях.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мой любимый дикарь - Энок Сюзанна



читала с удовольствием
Мой любимый дикарь - Энок Сюзаннажанна
3.02.2012, 8.06





Роман для расслабухи. Как по течению, нет интриг, особых эмоций. Кто хороший плохой все ясно! Ну и как всегда подлеца выводят на чистою воду! Наслаждайтесь! ;-)
Мой любимый дикарь - Энок СюзаннаAnst
16.05.2013, 11.47





люблю романы с участием животных! Прикольно!!
Мой любимый дикарь - Энок Сюзаннаелена
11.07.2013, 11.51





Прекрасно!Читается легко без всяких лишних слов.Замечательно.
Мой любимый дикарь - Энок СюзаннаАнна
19.07.2013, 11.24





Приятное чтиво. Обезьянка прелесть.
Мой любимый дикарь - Энок СюзаннаТаня Д
6.07.2015, 12.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100