Читать онлайн Миллиардеры предпочитают блондинок, автора - Энок Сюзанна, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Миллиардеры предпочитают блондинок - Энок Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.68 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Миллиардеры предпочитают блондинок - Энок Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Миллиардеры предпочитают блондинок - Энок Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Энок Сюзанна

Миллиардеры предпочитают блондинок

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Четверг, 12.25
Ричард стоял, прихлебывая горячий чай и глядя в окно своего нью-йоркского офиса на пятидесятом этаже. За спиной полдюжины его служащих спорили с полудюжиной служащих Хосидо насчет передачи аренды и налоговых льгот. Как он и подозревал, сегодня совещание проходило не так гладко: очевидно, противная сторона считала кражу Хогарта чем-то вроде вмятины в его доспехах.
– Знаете, отсюда Эдисон-Тауэрс на Сорок седьмой и Бродвее выглядят весьма привлекательно, – заметил он. – Кайл, позвоните в их дирекцию и устройте мне встречу с владельцем.
– Да, сэр, – кивнул Кайл, потянувшись к одному из телефонных аппаратов.
– Прошу прощения, – вмешался один из адвокатов Хосидо. – Не будет ли разумнее сначала закончить переговоры с нами, прежде чем покупать новый отель? Так или иначе «Эдисон» и «Манхэттен» – известные конкуренты.
– Совершенно верно. И если вы будете продолжать впаривать мне эту чушь собачью насчет собственности на парковку, можете возвращаться домой, а мы с Хосидо станем конкурентами, когда я куплю Эдисон-Тауэрс.
– Это переговоры, мистер Аддисон, – процедил адвокат сквозь зубы. – Ничего еще пока не высечено в камне.
– Хм… я только сейчас задался вопросом, чьи интересы вы защищаете: Хосидо или свои, мистер Рейлсмит.
– Но…
Индикатор первой линии того телефона, что стоял у края стола, замигал красным глазком.
– Простите, – буркнул Рик, подходя, чтобы взять трубку.
– Аддисон.
– Сэр, это я, Сара, – раздался мягкий голос с британским выговором, – Сегодня пришел финансовый отчет «Кингдом фиттингз». А вот «Омнинет» и «Афра» запаздывают. Хотите получить то, что есть, или подождете, пока не соберу все документы?
– Вы, надеюсь, объясняли, как мне нужны эти отчеты? – спросил он.
– Несколько раз, – заверила она. Даже по телефону было слышно, как она расстроена. – Очевидно, ваш секретарь для них не указ.
Верно. Они хотели все услышать именно от него. Немного лести, некоторое поощрение – и дело в шляпе: он мастер получать все, что хочет. Но в последнее время его преданность бизнесу немного ослабела, и подданные большинства его владений, похоже, знали и это, и степень его равнодушия.
– Я сам об этом, позабочусь, – пообещал он. – Подержите до завтра отчет «Кингдом», Да, позвоните Джону Сташлуэлу в офис «Санрайз» и попросите перезвонить на этот номер.
– Немедленно, сэр.
Пока ничто не ушло из-под контроля. Но если его жизнь с Самантой продолжится прежним порядком, ему придется столкнуться с кое-какими неприятными фактами. И самым главным оказывался тот, что, как бы он ни ценил свою независимость, способность появляться в тот момент, когда одна из его компаний нуждалась в хорошем пинке в зад, или наставлении на путь истинный, или некотором повышении морального уровня, важнейшим приоритетом становилась его личная жизнь. Как сказал бы Том Доннер, больше он не был человеком-оркестром. Может, если бы три года назад он думал или чувствовал так же, как сейчас, они с Патрицией до сих пор не развелись бы.
Однако Патриция была как бизнес-аксессуар, который принято брать с собой на светские мероприятия и тусовки. Бедняжка не виновата, что при виде ее у него не кружилась голова, не подгибались колени, не таяли кости. Для этого была необходима Саманта. И поскольку он помыслить не мог, чтобы расстаться с ней, и в то же время не собирался уступать конкурентам свои владения, значит, срочно нуждался в помощи.
Телефон снова зазвонил.
– Аддисон.
– Сэр, – сообщила секретарь, – на линии Джон Стиллуэл.
– Великолепно. Пусть немного подождет, пока я не найду пустой офис.
– Сегодня Карен Тайсон не вышла на работу.
– Вот и хорошо. Через две минуты переведите звонок туда.
Он повесил трубку и повернулся к адвокатам, все еще ссорившимся в другом конце комнаты:
– Леди и джентльмены, закажите себе ленч и немного успокойтесь. Сделка будет завершена, а мы должны этому радоваться, хотя бы умеренно.
Дверь офиса Карен Тайсон, менеджера по персоналу, была напротив его офиса. Едва он вошел, телефон зазвонил.
– Джон?
– Лорд Роули, – деловито приветствовал Джон. – То есть Рик. Добрый день.
– Джон, почему-то финансовые отчеты из двух компаний до сих пор не прибыли. Если сможете переслать их до воскресенья, я намереваюсь предложить вам место своего личного помощника. И я имею в виду не для того, чтобы приносить мне чай. Ваши обязанности будут почти такими же… только на более высоком уровне. Придется больше путешествовать и заниматься срочными проблемами моего бизнеса. Считайте себя моим начальником штаба.
– Сэр, я не знаю, что сказать.
– Я следил за вашей работой в «Санрайз», а Матумбе прекрасного о вас мнения. Для начала скажу, что жалованье будет составлять двести тысяч фунтов в год плюс накладные расходы. У вас есть постоянная действующая американская виза, не так ли?
– Разумеется.
– Если вы согласны, значит, жду вас в воскресенье в Нью-Йорке.
– Спасибо, ло… Рик. Я буду там…
– Минуту, Джон, – перебил Ричард. – Вы женаты?
– Нет, сэр.
– Встречаетесь с кем-то?
– В настоящий момент нет.
– Надеюсь, у вас не возникнут проблемы из-за необходимости много и часто путешествовать?
В конце концов, он нанимает помощника, с тем, чтобы свободно вести личную жизнь. Но вряд ли кто-то для этого пожертвует своей. Для него это было откровением, за которое нужно благодарить Саманту.
– Я жду прямого ответа, Джон. Не говорите то, что от вас ожидают услышать.
– У меня таких проблем нет, сэр. Честно говоря, именно такой возможности я и ожидал, когда устраивался на работу в одну из ваших компаний.
Ричард широко улыбнулся:
– Лесть совершенно не обязательна, разве что по специальному требованию. Сара, та, что работает в лондонском офисе, обладает полным объемом необходимой вам информации.
– Я все сделаю, Рик.
– Надеюсь.
Итак, одно дело улажено. Вернее, три. Теперь остается помешать адвокатам кидаться друг в друга булыжниками и спокойно приступать к работе.
В животе заурчало, Ричард посмотрел на настольные часы. Черт!
Вынув сотовый, он нажал кнопку ускоренного набора.
– Привет. Ты очень голодна?
– Пожираю глазами пиццерию, – донесся спокойный голос Саманты. – Как по-твоему, тебе долго ехать?
– Слишком долго. Закажу, пожалуй, пиццу в офис.
– Не забудь покормить своих сообщников.
– Да, любимая, – улыбнулся он. – Я уже велел им поискать крошек. Увидимся через несколько часов.
Это его Сэм, профессиональная воровка и защитник всех угнетенных в офисе.
– Договорились. Как идут дела сегодня?
– Неплохо. Я только что пригрозил отказаться от «Манхэттена» и купить другой отель.
– Недаром я никогда не играю с тобой в «Монополию», – хмыкнула она. – До вечера.
На этот раз он немного подождал и, не услышав ни слова, тяжело вздохнул.
– Я люблю тебя.
– И я люблю тебя, горячий пирожок.
«Терпение, Рик, – напомнил он себе. – Когда-нибудь она сумеет легко произносить эти три слова, не дожидаясь подсказки». Недаром их жизнь разительно изменилась с самой первой встречи, но они все еще учились быть партнерами. И если все будет, как он задумал, для этого у них есть целая вечность.
Саманта перегнула пополам корочку от пиццы и сунула в рот. Стоуни, сидевший напротив, аккуратно ел итальянский овощной салат. Со стороны парочка, возможно, выглядела недавно явившейся на землю из ада.
– Ты не рассказала Аддисону, как отделала Доффлера, – заметил бывший скупщик краденого.
– Сегодня я занимаюсь шопингом, а не драками с преступниками. – Саманта оглядела полупустую пиццерию. – Кроме того, Доффлеру не следовало говорить, что я потеряла кураж.
– Так чего ты пытаешься добиться? Найти Мартина или сохранить репутацию? Последнее, что я слышал, – ты отошла от дел. Во всяком случае, так считает тот парень, с которым ты болтала по телефону.
– Я действительно отошла от дел. Но теперь я конструирую системы безопасности для людей и не желаю, чтобы всякие мошенники и воры посчитали, будто я настолько расслабилась, что они вправе смело обчищать оборудованные моей сигнализацией дома.
– Вот как? Значит, это бизнес, а не эго.
– Ешь свой проклятый салат.
– Я так и подумал.
– Ладно, как насчет скупщиков краденого? – спросила она. – Конечно, Мартин в основном сбывал вещи тебе. Но некоторые были просто дешевкой.
– Те, кто покупает нечто подобное, недолго держатся в бизнесе.
– После ленча сделаю пару звонков и посмотрю, нельзя ли найти кого-то из них. – Саманта откусила кусочек пиццы и задумчиво нахмурилась. – Можно задать тебе вопрос?
– Только если он не касается тебя и Аддисона.
– Почему я выросла совершенно не похожей на Мартина?
Стоуни насмешливо фыркнул:
– Знай я это, солнышко, сберег бы кучу аргументов. Мартин обычно винил во всем твою мать.
Саманта замерла с открытым ртом.
– Почему?
– Она была умной леди. Он чуть ли не обманом вырвал у нее согласие выйти за него. И поскольку сам не мог понять, почему ты такая, легче всего было свалить вину на супругу. А ведь он не всегда исповедовал принцип «хватай и беги» Он…
– Знаю. Он был едва ли не лучшим в бизнесе, просто…
– Постарел, – донесся тихий голос слева.
Саманта замерла. Сердце на миг перестало биться: во всяком случае, она задохнулась. Темное лицо Стоуни приобрело серый оттенок, но Сэм все же не хотела оглянуться на соседний столик. Почему она не знала? Почему не почувствовала, когда он вошел в дверь и сел радом?
– Кошка украла твой язык, Сэм?
«Соберись, Сэм», – прикрикнула она на себя и, украдкой сжав кулаки, повернула голову:
– Привет, Мартин.
Он ничуть не изменился с того дня, когда в последний раз сидел с ней за столом. Нет, не так. Светло-каштановые волосы прошиты сединой, морщины на лбу и вокруг рта стали глубже. И он немного похудел. Но человек, сидевший за белым пластиковым столом, несомненно, был ее отцом. Мартином Джеллико.
– Ч-что? – заикаясь, выдавил Стоуни. – К-как?
Карие глаза скользнули по бывшему скупщику краденого и вновь уставились на Саманту.
– Сюрприз, – улыбнулся Мартин той уверенной, вкрадчивой улыбкой, которую она так хорошо помнила. – Сюрприз.
– Какого дьявола тут происходит, Мартин? – попытался возмутиться Стоуни.
– Подожди немного, через минуту я доберусь до тебя, – вместо ответа произнес Мартин. – Первое: что ты хотела сказать, Сэм? Что Мартин слишком постарел для высококлассной работы? Что он стал, обычным карманным вором? Полагаю, я еще достаточно хорош, чтобы вернуться из мертвых, не так ли?
– Не понимаю, – прошептала наконец Саманта. Голос дрожал так, что она никак не могла с ним совладать.
Мартин хлопнул ладонью по столешнице.
– Надеюсь, ты не всегда так медленно соображаешь, – хмыкнул он. – Что здесь главное? То, что я жив. Неужели тебе нужно тратить время на расспросы, как и почему?
– Нужно, и очень. Очевидно, у тебя было время освоиться на земле после трехлетнего пребывания в аду. Я видела твои похороны, Мартин!
– Считала, что видела. И в этом твоя ошибка. Я велел тебе и близко не подходить, если меня когда-нибудь заметут. Ты слишком мягкотела, Сэм. По крайней мере, я раньше так думал. Сколько ты выкачиваешь из своего брита каждый месяц? Миллион? Больше? Я узнал, что ты живешь с ним, и подумал: «Вот молодец, девчонка!» Может, ты наконец усвоила все то, чему я пытался тебя научить.
– Об этом я не желаю говорить, – парировала Саманта, шок которой сменился гневом, как только он упомянул о Рике. – И если продолжаешь давать уроки, значит, для меня важнее всего знать, почему ты здесь. Ты не умер В тюрьме, но и не мог выбраться оттуда самостоятельно, иначе в газетах наверняка упоминался бы побег из тюрьмы. Да, и еще одна маленькая проблема: где ты был последние три года? Не мог послать даже открытки?
– Где я был? То тут, то там. Дела, видишь ли. Кстати, об уроках. Имеется одно нерушимое правило: мы никогда не вмешиваемся в дела друг друга. Ты же почему-то посчитала себя вправе сунуть нос в мои.
– О чем это ты, черт возьми? – выпалил Стоуни. – Знаешь ли, чему подверг эту девочку? Какого дьявола…
– Забудьте о Хогарте. Оба. И больше не ищи меня. Твой британский мальчик ничего не потеряет. Страховка покроет все.
– Ты подставил меня.
Саманта встала, опираясь о столешницу кулаками и нечеловеческим усилием воли подавляя желание наброситься на него. Не потому, что он обокрал Рика. Потому что последние три года был жив и не потрудился сообщить об этом собственной дочери.
– Я назначила тебе свидание, а ты воспользовался этим, чтобы подставить меня.
– Радуйся, что пыталась встретиться именно со мной. Никогда не забывай о прикрытии. Ты подставила себя под огонь, и все из глупого любопытства. Сколько раз я предупреждал тебя не делать этого!
– Ты появился, чтобы преподать мне дополнительные уроки воровства? Как насчет того, чтобы хоть на минуту почувствовать себя моим чертовым папашей?
Наконец-то она поняла, что так ее мучило все эти годы. Мартин всегда выступал в роли старшего наставника. Не отца. Очевидно, шестилетнее отсутствие ничего не изменило. Иисусе, до чего же голова кружится! И если кто-то воспользуется ее состоянием, так это Пронырливый-цель-оправдывает-средства Мартин!
– Ты просто злишься, потому что я тебя перехитрил, – фыркнул Мартин. – Неужели пожалела старому папочке всего одно яичко из золотого гнездышка?
– Потому что копы обвинили в краже меня! – Опять они спорят, кто лучше, словно прошло всего шесть дней, а не шесть лет со времени их последнего разговора! – И поскольку я – главная подозреваемая, страховая компания не выплатит ни цента. Если меня арестуют, они даже могут обвинить Рика в мошенничестве.
– Придется тебе найти нового гуся. Ты общипывала старого шесть месяцев? Так что…
– Пять, – сухо поправила она.
– Не важно. И скорее всего выжала из него все, что можно. Рано или поздно он обязательно заметит пропажу мебели.
Она даже не пыталась объяснить природу своих отношений с Риком: Мартин все равно не поймет. Но Саманта не собирается платить за то, что сотворил отец. Теперь она знает, в чем его сущность. Некоторые вещи никогда не меняются, сколько бы лет ни прошло. О да, она отлично усвоила его первый и главный урок: каждый сам за себя. Однако в ее новом мире речь идет не только о ней, но и о Рике.
– Кто заказал тебе Хогарта? – неожиданно выпалила она.
– Не твое дело. Иди займись своим шопингом и тусовками и предоставь мне жить, как хочу.
– Пока не решишь снова столкнуть меня в яму с дерьмом? О нет, Мартин, не выйдет. – Вынудив мышцы расслабиться, она снова села. – Ты мог бы украсть картину прямо с аукциона. Но тебе понадобилось вломиться в мой дом. Ты подождал, пока я уйду на встречу с тобой, прежде чем сделать ход. Так вот, папочка, на этот раз ты объяснишь, что происходит. Думаешь, это я влезла в твои дела? Ты только что прошелся по моим грязными сапогами, и мне это не нравится.
Взгляд Мартина из обаятельного стал хищным.
– Придержи язык, Сэм. Я не обязан ничего тебе объяснять.
– Но она задала тебе вполне справедливый вопрос, Мартин, – вставил Стоуни. – Она могла попасть в тюрьму.
– Все обойдется, – отмахнулся Мартин, бесцеремонно забирая с тарелки Сэм кусочек пиццы. – Мистер Контроль снова вступил в свои права. – И ты сама так думаешь, иначе давно уже летела в Париж или Милан.
О нет… если при этом требовалось бросить Рика, тем более что побег – все равно что признание собственной вины.
– Должна быть причина, – медленно начала она, – по которой ты вдруг исчезаешь бесследно, а через сто лет решаешь появиться снова. При этом ни я, ни Стоуни понятия не имели, что ты жив да еще до сих пор в бизнесе.
Лесть творила чудеса со многими ее жертвами: почему бы не попробовать с Мартином?
– Скажем так: некоторым людям выгоднее выпустить меня из тюрьмы, чем держать за решеткой.
Он по крайней мере дважды сбегал из различных тюрем, и она это знала. Кому выгодно, чтобы он был на свободе? Похоже, кому-то он стоил немалых денег.
– Ты работаешь на правительство? – прошептала она, с опаской оглядывая ресторан.
– В уме тебе не откажешь, девочка. Впрочем, это не совсем правительство. Я помогаю Интерполу, – улыбнулся Мартин знакомой самодовольной улыбкой превосходства, которую она видела каждый раз, когда ему удавалась особенно головоломная работа.
– Прости, – снова вставил Стоуни, не скрывая скептической усмешки, – но я не вижу, каким образом похищение картины у Рика Аддисона может помочь Интерполу.
– Помнишь ту работу в Лувре в прошлом году? – осведомился Мартин, откусив большой кусок пиццы.
– Это был не ты, – безапелляционно бросила она. – Судя по тому, что говорили в новостях, грабителей было четверо. Они застрелили охранника.
– Верно. И так достали Интерпол, что они заключили со мной сделку. Я узнаю, кто были те парни из Лувра, и проникаю в их команду. Мне всего лишь нужно было по-быстрому сделать работенку на пару миллионов – и дело в шляпе.
– Значит, ты показался мне на аукционе, дождался, пока я назначу тебе встречу, и вломился в мой дом, только чтобы проникнуть в шайку громил?
– Твой дом? – ухмыльнулся он. – А этих парней трудно назвать громилами. Весьма талантливые люди – именно поэтому Интерпол так во мне нуждается. Теперь члены шайки мне доверяют, и только нужно узнать время и место их следующей операции, после чего твоего папочку ждет счастливая жизнь пенсионера под другим именем и в теплых краях. Ну, скажем, в Монако в качестве Джона Роби.
Джон Роби. Персонаж Кэри Гранта из фильма «Поймать вора». Мартин всегда подражал этому парню, хотя Саманта считала, что его характер мало соответствует реальному.
– Мне нужен Хогарт. Зарабатывай свою репутацию за чей-нибудь еще счет. Не за мой.
– Поздно. Не я украл картину, хотя план, сознаюсь, принадлежит мне.
Саманта похолодела от ужаса.
– Ты позволил типам, застрелившим охранника, вломиться в дом, где спал Рик?! – воскликнула она. Одно дело Мартин: он никогда не носил оружия. И совсем другое – банда убийц. – Иисусе, Мартин!
– Потише, Сэм. И говорю тебе, оставь это. После того как Интерпол их схватит, вам, возможно, вернут полотно.
– Можно, подумать, они будут хранить его до тех пор, – буркнул Стоуни. – Да они сбудут картину при первой возможности. Уж поверьте, я знаток в подобных вещах. То есть… – он виновато взглянул на Саманту, – был знатоком. Теперь я удалился на покой.
– Долго ждать не придется. Забудь про это, оставь меня в покое, и, может, я приглашу тебя на вечеринку по случаю ухода от дел. Если ты начнешь охотиться за Хогартом, они поймут, что я рассказал тебе обо всем, и сможешь посетить мои следующие похороны. На этот раз настоящие, – прошипел Мартин, после чего встал и вышел из пиццерии.
Саманта и Стоуни долго смотрели друг на друга.
– Что мне теперь делать? – простонала она, наконец ударив кулаком по столу. – Стоит ему показаться – и мне снова двенадцать лет, а он – великий магистр всех взломщиков. Совершил ли он в жизни хотя бы один честный поступок?
– Об этом мне ничего не известно, – признался Стоуни.
Саманта жалостно шмыгнула носом. Ее сотовый пропел тему из бондианы. Рик.
Она с заколотившимся сердцем открыла флип. Только этого не хватало! Впрочем, можно подумать, он видел, как она разговаривает с усопшим отцом!
– Привет, милый, – спокойно сказала она в трубку. – Передумал насчет ленча?
– Нет. Я делаю вид, что разговариваю с Трампом о совместной сделке. Посмотрела бы ты на лица парней Хосидо. Они уже сдали восемь верхних этажей «Манхэттена».
– Медленно работаешь, – уколола она.
– Черта с два, Как там шопинг?
Попалась!
– Пока что присматриваюсь.
Она осеклась. Что можно без опаски сказать ему, не выдав того, что непременно придется скрывать? Он ожидает подробностей. В жизни Саманты Джеллико не так много скучных дней!
– Ты будешь счастлив узнать, что какие-то копы в штатском пытались преследовать мое такси.
– А где они сейчас? – резко бросил Рик, и она словно наяву увидела, как он сидит за письменным столом, подавшись вперед.
– Я сумела от них оторваться. Поменяла машины, нацепила усы.
– Саманта, я рад, что это тебя забавляет, но…
– Ошибаешься. Я не совсем уверена, как реагировать на все это. Никогда не бывала раньше в подобных ситуациях.
– Знаю. Я тоже. Эй, у меня для тебя есть подарок. Специально на после ужина.
– О-о, как неприлично!
Стоуни красноречиво закатил глаза, но Сэм показала ему язык.
– Не можешь хотя бы намекнуть?
– Нет. Буду дома после шести.
– Постараюсь вернуться к этому времени.
– Я люблю тебя, янк.
– Я тоже, брит.
Ока отключила телефон.
– Что ты скажешь ему, Сэм?
Стоуни наконец перестал притворяться, что ест салат, и отодвинул тарелку.
– Что бы там ни затеял Мартин, но если он предпочел впутать Аддисона, дело плохо.
– Это верно. – Она перевела дыхание. – Не знаю, что скажу ему. «Прости, мой папаша снова в деле, и он хочет обчистить тебя до нитки»? Звучит не слишком обнадеживающе. Нужно подумать. Ты можешь задержаться в городе?
– Я никуда не еду, солнышко. Но ты будь осторожна, или к тому времени, как рассеется пороховой дым, на ногах, вполне возможно, останусь один я.
– Знаю, – пробормотала она, бросая остатки пиццы в ближайшую мусорную корзину. – Теперь мне нужно купить что-то шикарное, чтобы Рик не заподозрил меня в коварных планах.
– Я сам позабочусь об этом, Уайлдер, – сказал Ричард, жестом отпуская дворецкого.
– Прекрасно, сэр. Вилсо говорит, что ужин будет готов через двадцать минут, – кивнул дворецкий и направился на кухню. Ричард снова выглянул в окно. Саманта протянула водителю такси несколько банкнот, после чего выпрямилась, подняла пакет от «Бдумингдейла» и направилась к крыльцу. Бывшая воровка, нынешняя подозреваемая в краже, она заставляла его сердце биться так же сильно, как пять месяцев назад, когда свалилась с потолка и предложила деловое партнерство.
– Добрый вечер, – сказал он, открывая дверь.
– Что у тебя есть для меня? – спросила она, притягивая к себе его голову свободной рукой и впиваясь в губы свирепым поцелуем.
Разума в нем осталось ровно настолько, чтобы, не прерывая поцелуя, закрыть и запереть дверь. Правда, для большинства ее знакомых запоры особого значения не имели. Он прижал ее к двери, отнял пакет с покупками и уронил на пол. Она немедленно схватилась за его ремень и расстегнула молнию.
– И что все это значит? – застонал он, когда она стала мять и гладить то, что скрывала ширинка джинсов.
– Я хочу тебя.
Ее рука все еще была в его джинсах, когда они ввалились в переднюю гостиную. Ричард захлопнул дверь ногой, и они, перекатившись через диван, свалились на пол.
– Сбавь скорость, милая, – задыхаясь, попросил он, когда она стянула с него джинсы и толкнула на спину. – Я никуда не денусь.
– Не желаю сбавлять скорость.
Извиваясь, она расстегнула свои слаксы и пинком отшвырнула в сторону. За ними последовали узкие голубые трусики, и Сэм с протяжным вздохом-стоном опустилась на него. Подняв голову, тяжело дыша, Рик наблюдал, как его «петушок» исчезает, дюйм за дюймом, в тугом горячем жерле. Что бы там она ни творила, он спорить не собирается.
Она поднималась и опускалась на нем, жестко и быстро. Борясь за крохотную долю контроля, Ричард сунул руки ей под блузку и стал ласкать задорно торчащие груди. Подхватив ритм, он скоро ощутил, что она кончает, и стал врезаться в нее. Наконец он, зарычав, тоже обмяк.
Саманта упала ему на грудь и снова стала целовать.
– Я совершенно потеряла всякий стыд, верно? – пропыхтела она, прильнув к нему.
– Верно, но это так здорово, – прошептал он, обнимая ее.
Сэм не слишком любила крепкие объятия, когда она хотя бы на минуту, но оказывалась в плену, и в эту секунду ее отчаянная страсть насмерть перепугала Рика. Она долго лежала так, прижимаясь щекой к его груди, словно слушая стук сердца.
– И я ничуть не возражаю, – тихо пробормотал он, боясь прервать внезапно возникшую близость, но обеспокоенный настолько, что посмел спросить: – Что-то мучит тебя, Сэм?
Она затаила дыхание, но только на мгновение. И медленно кивнула, упершись лбом ему в грудь.
Иисусе.
Значит, все хуже некуда. Решая, насколько можно на нее надавить и как она отреагирует, Рик задумал лестью и уговорами вызвать ее на откровенность.
– Ты не больна?
– Нет, – пробормотала она прямо ему в рубашку. Уже неплохо.
– Я тоже не болен, верно?
– Верно.
– И никто не умер?
– Никто. Все живы.
Теперь она уже объясняется предложениями, хоть и короткими. Все-таки прогресс. Продолжая тихо и спокойно задавать ничего не значащие вопросы, он усыплял ее бдительность.
– Надеюсь, ты не стащила чего-то такого, что теперь заставит тебя бежать из страны?
– Я вообще ничего не брала.
– Надеюсь, Стоуни не арестовали?
– Нет.
– Кто-то из твоих знакомых стащил что-то такое масштабное, что теперь ему придется бежать из страны?
Саманта села, глядя на него сквозь покрывало спутанных рыжих волос. Она отрастила их на несколько дюймов, что он находил безумно сексуальным.
– Я должна кое о чем подумать, – медленно выговорила она.
– А со мной ты не поделишься?
– Не сейчас.
– И никогда?
– Именно об этом я и думаю. Не торопи события, ладно?
Он попытался соображать связно, что было нелегко, поскольку он так и не вышел из нее. Она призналась, что происходит нечто неладное. Если он согласится не задавать вопросов, не даст ли тем самым молчаливое разрешение на выполнение ее замыслов? Похоже, они оба попали в переплет.
– Можешь поклясться, что те обстоятельства, над которыми ты размышляешь, не подвергнут твою жизнь опасности?
– Клянусь, – немедленно кивнула Саманта.
– Тогда я дам тебе немного времени, Сэм, но не отстану от тебя. Пока мы вместе, то, что изводит тебя, изводит и меня. Ты прекрасно знаешь, что можешь рассказать мне все. Все на свете.
– Не считаешь, что это слишком опрометчивое заявление? – бросила она – Есть вещи, которые ты просто не захочешь услышать.
Ричард долго смотрел ей в глаза. Несмотря на то, что он достаточно хорошо успел ее узнать, временами ее было невозможно понять. И это как раз такой случай. Неужели что-то, сказанное ею, может охладить его чувства? Учитывая ее ответы на предыдущие вопросы, трудно вообразить, что это может быть. Все же она вряд ли жила обычной жизнью, даже когда проводила день в «Блумингдейле»!
– И все равно ты можешь сказать мне все.
– Дай мне день-другой.
– Заметано.
И не секундой дольше.
Она медленно подалась вперед и снова поцеловала его.
– Спасибо, – прошептала она выпрямляясь. – А теперь где мой подарок?
Несмотря на все тревоги, он фыркнул. Ничего не скажешь, Сэм держит его в узде, даже в такие вот моменты. Заставляет стоять по стойке «смирно», пусть сейчас он лежит на спине.
– На обеденном столе.
Она встала, и он последовал ее примеру. Остается только ждать следующего удара и вооружиться всей возможной информацией, прежде чем этот день настанет.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Миллиардеры предпочитают блондинок - Энок Сюзанна



Интересный роман. Не скажу что не могла оторваться, но прочесть до конца очень хотела. Ставлю 10 баллов.
Миллиардеры предпочитают блондинок - Энок СюзаннаАнна
8.12.2013, 19.15





Роман так себе ,заставила себя дочитать можно поставить только 4.
Миллиардеры предпочитают блондинок - Энок Сюзаннататьяна
26.01.2014, 19.12





Роман так себе ,заставила себя дочитать можно поставить только 4.
Миллиардеры предпочитают блондинок - Энок Сюзаннататьяна
26.01.2014, 19.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100