Читать онлайн Миллиардеры предпочитают блондинок, автора - Энок Сюзанна, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Миллиардеры предпочитают блондинок - Энок Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.68 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Миллиардеры предпочитают блондинок - Энок Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Миллиардеры предпочитают блондинок - Энок Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Энок Сюзанна

Миллиардеры предпочитают блондинок

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

Вторник, 16.55
– Ты тоже убирай телефон, – приказал Вайтсрайг, переводя дуло пистолета на Ричарда.
– Рик, вы там? – позвал Стиллуэл.
– Завершайте сделку, Джон, – коротко бросил Рик и закрыл телефон. Ярость билась прямо под кожей, но он держал себя в руках. Там, в музее, самым главным было вытащить Саманту. Теперь же все его внимание было устремлено на человека, задумавшего убить ее.
– Копы уже едут, Николас, – холодно сообщила Саманта.
Бойден Лок, подмятый ее телом, застонал и попробовал перевернуться.
– Слезай с мистера Лока, Сэм, – скомандовал Николас, целясь в нее. – Я думал, у вас отношения с мистером Аддисоном.
Сэм встала, и, хотя Ричард предпочел бы, чтобы она подвинулась ближе к нему – все лишняя защита, – отступила в противоположном направлении. Стратегически было действительно разумнее отойти от него как можно дальше, чтобы Вайтсрайг не смог контролировать сразу обоих. Но сэру Галахаду, разумеется, это не понравилось.
Лок, кряхтя, сел.
– Аддисон делал снимки, – простонал он, ткнув в Ричарда рукой. – Своим телефоном.
– Брось его сюда, – наставлял Вайтсрайг. – Да побыстрее. Ричард, стиснув зубы, швырнул ему свой телефон. Вайтсрайг прицелился, и телефон с резком хлопком взорвался в воздухе. Уолтер воспользовался суматохой, пролез под полуопущенной дверью и исчез.
– Верни его! – завопил Лок и, шатаясь, поднялся.
– Зачем? У нас есть все, что нам нужно, – пожал плечами Вайтсрайг, глядя на Саманту. – И все, что мы хотим. – Он показал на пистолет. – Сэм и Аддисон, положите картины на заднее сиденье «мерседеса». Немедленно!
– Ты слышала его! – крикнул Лок, толкнув Сэм в спину. Она схватилась за угол ящика.
– Рик?
Ричард отвел глаза от Лока и стал ей помогать.
– Следовало бы прикончить вас обоих, когда был шанс, – пробормотал он.
– Успокойся, Рик, – шепнула она, стараясь не хмуриться.
– Он убьет тебя, а ты предлагаешь успокоиться?
– Он убьет нас обоих.
Они с натугой уложили ящик на заднее сиденье «мерседеса».
– Постарайся, Рик.
– Я вооружен, – выдохнул он ей в ухо. – И как только дам знак, бросайся в укрытие.
Вайтсрайг шагнул ближе.
– Беритесь за другой ящик. И нечего болтать. Это меня нервирует.
Ричард понял, что, как только они с Самантой войдут в чулан, тесная комнатушка окажется их последним пристанищем.
– Знаешь, Вайтсрайг, – заметил он, не повышая голоса, – я по сравнению с тобой нахожусь в крайне невыгодном положении. Потребуй ты от меня денег, вряд ли я стал бы спорить.
– У меня и без того имеется двенадцать миллионов, принадлежащих тебе. Я не жаден.
– Не двенадцать миллионов, а только часть. Вне всякого сомнения, твоя доля окажется меньше, чем у Лока.
– О, мы оба довольны нашим соглашением, Аддисон, – возразил Лок. – Двигайся быстрее.
– Я не с тобой говорю, иначе давно бы объяснил, что переслал электронной почтой ту видеозапись, в которой ты признаешься Саманте, что нанял Вайтсрайга. А ты, Николас, подумай. Поскольку, убив нас, ты станешь предметом охоты полиции всего мира, может, предпочтешь наличные?
– Он лжет! – завопил Лок.
– О, теперь я убеждена, – саркастически хмыкнула Саманта. – У Лока куда больше денег и адвокатов, чем у тебя, Николас. Угадай, кто проведет больше времени под замком? Полагаю…
Вой сирены заглушил остальные слова. Вайтсрайг схватил Саманту как раз в тот момент, когда металлическая дверь разлетелась, разбитая спецназовским грузовиком.
Уолтер.
Ричард рванулся вперед, выворачивая руку Николаса с пистолетом, налегая на него всем весом, и все-таки выбил оружие. Все трое повалились на землю извивающейся, лягающейся массой. Пронзительно взвизгнув, Вайтсрайг вцепился в волосы Саманте, пытавшейся откатиться в сторону. Она ударила его острым локтем в подбородок, и он выпустил ее.
– Не позволяй Локу завладеть оружием, – простонал Ричард, обрабатывая кулаками ребра Николаса. Но Саманта уже ползла к отлетевшему пистолету. Лок тоже не зевал. На его стороне была сила, на ее – проворство. Она грациозно взвилась в воздух, пнув по пути Лока в лицо, схватила рукой пистолет и ткнула им в его окровавленный нос.
– Не двигайся, – прохрипела она.
Теперь Ричард мог спокойно сосредоточиться на человеке, пытавшемся убить его женщину. Он встал на колено как раз вовремя, чтобы отбить направленный в лицо пинок, после чего схватил Вайтсрайга за щиколотку и дернул, опрокинув грабителя на шину, Тот не успел опомниться, как Ричард надавил коленом ему на грудь, сжал кулак и от души врезал по физиономии. У Николаса перехватило дыхание. Глаза обморочно закатились. И тут Рик выхватил из кармана свой «глок» и всадил дуло в рот грабителя, безжалостно кроша зубы.
– Рик!
– Ты хотел убить ее, – прорычал он, тяжело дыша. Никто не посмеет отнять у него Саманту! Ни один человек на свете. – Вставай. – Он вскочил, подняв Вайтсрайга за шиворот и по-прежнему держа пистолет. – Шантажом заставил ее работать на тебя, а когда она оказалась умнее, попытался убить?!
– Рик, прекрати!
До него смутно донеслись вопли сирен: это приехали полицейские. Уолтер, не экономя на скотче, старательно обматывал Лока с головы до ног. Рик смотрел прямо в бесцветные глаза Вайтсрайга, наблюдая, как плещется в них страх.
– Знаешь одну хорошую поговорку? – пробормотал он, отступая на несколько дюймов. – Как там… Ах да: долг платежом красен.
Он нажал курок.
Саманта вскрикнула, когда Николас повалился на пол.
Господи Боже, Господи Боже!
Но тут Николас, мотая головой, поднялся на четвереньки, и ей стало легче дышать. Бедняга согнулся в три погибели, пытаясь остановить поток крови.
– Ты отстрелил мне ухо!
– Только кусочек, – отмахнулся Рик, кладя пистолет в карман.
Саманта стояла, разинув рот и тупо глядя в пространство, пока подошедший Рик не взял у нее пистолет. А ведь она совсем забыла про оружие.
Он выщелкнул обойму и положил вместе с пистолетом на капот «мерседеса».
– Я думала… – пролепетала она, но недоговорила.
– Я едва сдержался, – жестко бросил он.
Саманта рванулась вперед и обняла его. Во всех своих кошмарных сценариях именно она заходила слишком далеко и этим отпугивала Рика. Рик же неизменно был собран и прекрасно владел собой. А теперь оказалось, что он едва не убил человека, пытавшегося причинить ей зло.
Его руки сомкнулись вокруг нее, сильные и теплые. И надежные. Для нее – надежные всегда.
– Остаешься, чтобы посмотреть, что будет дальше? – осведомился он. – Сейчас здесь появится не только Горстайн.
– Придется, – откликнулась она, хотя дрожала как осиновый лист, потому что до смерти боялась Интерпола и ФБР.
– Вовсе не обязательно.
– Я остаюсь. Даже супергерой вроде тебя не смог бы проделать все это в одиночку.
К ним подсеменил Стоуни.
– Объясняйтесь с полицией сами. Мне лучше убраться отсюда. Позвоню тебе вечером, беби.
С этими словами он перебрался через груды мусора и обломков и направился к пристани.
Двадцать секунд спустя появилась первая полицейская машина. Горстайна в ней не было.
– Руки вверх, все! – заорал коп. Из машины высыпались еще с полдюжины мундиров. Рик отпустил ее и поднял руки.
– Это мы вызвали вас, – заявил он идеально бесстрастным, сверхобаятельным голосом с британским акцентом.
– Позвольте посмотреть на ваши ладони, прежде чем все выяснится, – смягчился полицейский.
Двое других подняли на ноги стонущего Николаса.
– Он стрелял в меня, – охнул тот, пытаясь зажать поврежденное ухо, в то время как полицейские безжалостно отрывали его ладонь от головы.
Дула пистолетов снова повернулись в сторону Рика. Черт! Не будь он так растрепан, грязен и окровавлен, акцент, возможно, и сработал бы.
– И он украл мою картину, – пропыхтел заклеенный скотчем Лок.
– Где пистолет, парень?
У Рика хватило ума не пошевелиться.
– В правом переднем кармане пиджака.
Они окружили его. И тут Саманта поняла, каким беспомощным чувствовал себя Рик, когда на нее надели наручники. Но и сейчас он не сводил с нее взгляда, словно умолял не наделать глупостей. А ей так хотелось наделать глупостей! Она могла схватить пистолет, втолкнуть Рика в машину и удрать.
Стараясь дышать равномерно и, сжав кулаки, она отступила. И молча вынесла все. Увидела, как ему завели руки за спину и надели наручники.
– Мисс Джей!
При звуках знакомого голоса Горстайна она едва не потеряла сознание от облегчения. И потеряла бы… имей она привычку падать в обморок. Господи, жизнь превратилась в полное безумие, а у нее наверняка поехала крыша, если она счастлива видеть копа!
– Горстайн, уберите их от Рика!
Он вошел на склад в сопровождении дюжины офицеров ФБР и Интерпола.
– Джентльмены, – объявил он, – это Саманта Джеллико, та, которая сообщила мне о месте сбора шайки.
– Джеллико? – оживился один из интерполовцевц здоровенный итальянец. – Его дочь?
Потребовалось все ее мужество, чтобы кивнуть.
– Папа позвонил мне и сказал что занят в большом деле, – сымпровизировала она, – и добавил, что картина Рика Аддисона должна быть здесь. Услышав по телевизору о случившемся в музее, я решила, что мы должны ехать сюда и сделать все, чтобы никто не удрал вместе с Хогартом.
– Я следил за ней, – громко объявил Лок, когда полицейские заменили скотч наручниками. – Хотел вернуть Пикассо. А она и Аддисон решили меня прикончить.
– Давайте пока что снимем наручники с мистера Аддисона и мистера Лока, – решил Горстайн, перебросив зубочистку в другой уголок рта. – Отвезем всех в участок для дачи показаний.
Пораженная Саманта ткнула пальцем в Лока.
– Это он все задумал.
Горстайн шагнул ближе к ней. Рик встал по другую сторону.
– У тебя есть доказательства? – пробормотал он.
Сэм перевела взгляд с осколков телефона Рика на его поцарапанное, окровавленное лицо. Он едва заметно качнул головой. Черт! Значит, он не отсылал никакого е-мейла. Блефовал!
– Фото! – неожиданно воскликнула она. – В конверте из канцелярской бумаги. В том чулане. На них Лок вместе с этим типом. – Она ткнула пальцем в Николаса. – Это он – главарь всей шайки, если верить моему папе.
Но Лок продолжал уверять в своей невиновности все то время, пока его уводили из склада. Горстайн не протестовал, когда Интерпол взял на себя заботу о Николасе, но когда взглянул на Сэм, лицо его было мрачнее тучи.
– Что еще? – удивилась она. – Вы ведь главный герой, не так ли?
– Что это вы натворили в музее? – проворчал он. – Дымовые шашки, обрезанная проводка, дыры от пуль…
– Не понимаю, о чем вы, детектив, – перебил Рик, осторожно взяв ее руку. – Мы сидели дома, пока не услышали новости и не раздался звонок от отца Саманты.
– Ладно. Вы двое поедете со мной в участок, где я составлю протокол.
– Нового мы вам ничего не сообщим, – заявил Рик, – но, конечно, рады помочь полиции.
– Не могу дождаться, чтобы посмотреть, чем все это закончится. – Горстайн вытащил зубочистку, выбросил и заменил новой. – Интересное, должно быть, зрелище!
Три часа спустя Горстайн вернулся в конференц-зал, куда поместили ее и Рика. Очевидно, когда на сцене появлялся сэр Галахад, маленькая комнатушка с решетками на окнах была недостаточно хороша. Фил Риптон присоединился к ним больше часа назад, но его основной обязанностью было удерживать ФБР от попыток опознать ее как подозреваемую, избившую нескольких офицеров в музее. Пусть миллиардеры и предпочитают блондинок, она была рада снять парик и показать собственные рыжие волосы.
– Ну, как вы держитесь? – спросил детектив, ставя перед Самантой холодную банку с диетколой, уже третью с начала их пребывания в участке: очевидно, таким способом он выражал благодарность.
– Я бы держалась еще лучше, появись здесь пицца, – проговорила Саманта. И вообще она чувствовала бы себя куда спокойнее, уберись они отсюда восвояси. Щека горела, а она и Рик крайне нуждались в душе. Предпочтительно совместном.
– Думаю, мы закончили, – объявил Горстайн, садясь рядом с Риптоном. – Мистер Вайтсрайг вышел из больницы и направляется в офис ФБР. Остальные немцы и ваш папочка уже там.
– А какие показания дал Мартин? – осторожно осведомилась она.
Этот момент был наиболее сложным: она остановила Мартина, вынудила совершить честный поступок, дала понять, что это ему на пользу. А вот заставить его сотрудничать не могла. Он должен сделать это по собственной воле. И решить, сколько он сам захочет рассказать властям о ее участии в этом деле.
– Я не слишком много знаю, – пожал плечами детектив. – ФБР сомкнуло ряды. Вроде он пытался сообщить своему связному в Интерполе, что ограбление произойдет на три дня раньше, но Вайтсрайг не спускал с него глаз. Поэтому он решил действовать через дочь.
– Ладно, это еще ничего.
Но Рик крепче сжал ее пальцы. Он весь вечер не выпускал ее руки. И она, считавшая себя гордой и независимой, радовалась его поддержке и прикосновению. День был таким долгим… И в доказательство оба могли бы показать синяки.
– Значит, это и есть степень участия Саманты? – уточнил он.
– Пока что да.
– Мне этого недостаточно.
– Все это свалилось на меня только вчера, мистер Аддисон. И простите, но для меня главное, чтобы шайка, пытавшаяся ограбить мой музей в моем городе, отправилась в тюрьму на возможно долгий срок. Если Мартин Джеллико сможет мне это обеспечить, я сделаю все, чтобы вытащить мисс Джей из переплета.
– Я не…
– Пока что я могу довольствоваться и этим, – перебила Саманта. Она не имела ни малейшего желания выступать в роли свидетеля обвинения. Но Горстайну и Интерполу об этом знать ни к чему.
Рик уставился на нее:
– Но это…
– Все прекрасно, – твердо перебила она.
Он медленно вдохнул и выдохнул.
– О'кей.
– Ну, теперь все счастливы? – спросил детектив.
– Как насчет Бойдена Лока? – продолжала допытываться Саманта. Он не менее Мартина виновен в том, что ее втянули в этот ужас. – У вас есть его фотографии, где он снят с Николасом Вайтсрайгом!
– Случайная встреча. Его слово против вашего. И вы хотите остаться в стороне по вполне понятным причинам.
– Черт побери! – выругался Рик.
– Взгляните на это с точки зрения обвинителя. Двое владельцев пропавших картин оказались на складе грабителей среди пропавших картин. Один парень показывает нам фото второго в обществе Вайтсрайга, подружка другого имеет отца, который работал с Вайтсрайгом. Тупик.
Саманта недоверчиво фыркнула.
– Почему я так отчаянно пытаюсь стать хорошей? – вздохнула она. – Знаете, сколько денег я смогла бы сделать сегодня?
Горстайн откашлялся.
– Простите, по-моему, мне звонят.
Он встал, подошел к двери и открыл ее.
– Бросьте, мисс Джей. После того, что я сейчас слышал, мы квиты.
Сэм тоже поднялась и протиснулась мимо него, не дожидаясь Рика и Риптона.
– И вы запомните это в следующий раз, когда понадобится моя помощь, И поскольку мы квиты, это будет стоить вам упаковки содовой. Адью, Сэм.
– До свидания, Сэм, – поморщился Горстайн.
Рик догнал ее в коридоре.
– Его действительно зовут Сэм? – спросил он, кивнув в сторону Горстайна.
– Да, – коротко ответила она.
Рик проглотил все, что собирался сказать.
– Глупое имя для копа.
Саманта обняла его за талию и прижалась к боку.
– Отвези меня домой, милый.
– Но сперва в больницу.
– Со мной все в порядке.
– Зато я вывихнул палец на ноге.
Она рассмеялась, когда он наклонился и поцеловал ее в лоб.
– Значит, ты хромой.
– Поэтому и еду в больницу.
– Класс. Теперь мы Эббот и Костелло.
type="note" l:href="#n_15">[15]
Фил Риптон подвез их в приемный покой и подождал, пока Рику наложат пять швов на лоб и обработают Сэм щеку. Сэм цинично подумала, что поверенному, должно быть, хорошо платят. Возможно, он из кожи вон лезет, потому что Рик – просто хороший парень.
Однако, учитывая, что Локу все сошло с рук, вероятно, здесь дело в деньгах, которые имеют привычку говорить громче, чем поведение и душевные качества. Черт! Она знала, что и Рик иногда толковал правила в свою пользу, как, впрочем, все богатые люди. Но то, что сделал Лок, непростительно! Пользуясь своими деньгами, он пытался получить бесценные сокровища музея. И вышел чистеньким благодаря своим связям.
– Ты в порядке? – спросил Рик, помогая ей устроиться на заднем сиденье «мерседеса» Риптона, и обошел машину вокруг, чтобы сесть рядом.
Ей это понравилось: Фил Риптон – одновременно и поверенный, и водитель неприлично богатого человека.
– В порядке. Но меня опять ранили.
– Так, царапина. Опять.
– Ты просто завидуешь, потому что всего лишь, пару раз получил по физиономии. – Она погладила его по бедру. – Не расстраивайся, тебя тоже когда-нибудь ранят. Я уверена.
– М-м… возможно, именно ты и ранишь.
– Возможно.
Среда, 0.31
– Надеюсь, у тебя есть ключ, – пробормотала Саманта, подпрыгнув и усаживаясь на перила кованого железа, ограждавшие крыльцо, – потому что я слишком устала, чтобы искать отмычки.
Рик помахал вслед Филу Риптону. Теперь он и у Фила в долгу.
Он сунул руку в карман, поморщившись от соприкосновения ткани с ободранными костяшками.
– Есть.
– Ура! – зевнула она.
Он открыл дверь и взялся за ручку, но она вырвалась у него. Рик на секунду окаменел от изумления. Неужели опять?!
Толкнув дверь плечом, он ворвался в вестибюль и успел схватить кого-то, пытавшегося удрать. Зарычав, Ричард поднял кулак. Но Саманта вовремя успела схватить его за руку.
– Потише, ковбой, – со смешком сказала она.
– Сэр! Рик! Это я!
Мысленно встряхнувшись, Рик отпустил Стиллуэла.
– Прошу прощения, – проворчал он, включая свет.
– Просто день был долгим, и он очень устал, – добавила Саманта, запирая дверь.
– Я видел вас по телевизору. Обоих. И оставил на вашем сотовом, Рик, несколько сообщений.
– Моего сотового, увы, больше не существует, – вздохнул Ричард. – Правда, фэбээровцы собрали обломки, чтобы попробовать восстановить снимки. Вот и еще одна работа для Риптона – позаботиться, чтобы они искали в телефоне только снимки Лока.
– Я думал, что вы, возможно, его выключили. Но…
– Если, не возражаете, Джон, побеседуем утром, – перебил Рик. Он хотел в душ. Потом он хотел Саманту.
– Конечно, Рик, – кивнул Стиллуэл, давая дорогу Рику, медленно поднимавшемуся по ступенькам. Тем временем Саманта включила сигнализацию и направилась в сторону кухни.
– Приготовлю сандвичи, – крикнула она. – Хочешь? Чувство голода притупилось несколько часов назад.
– Да, пожалуйста. Джон, вы хотите сказать что-то еще?
– Видите ли… – Джон споткнулся на верхней площадке и продолжал пятиться. – Вы, возможно, помните, что я пытался устроить телефонное совещание между вами и Мацуо Хосидо.
Господи! Отель! Об отеле он совершенно забыл.
– Я завтра же позвоню Мацуо и извинюсь за то, что не смог с ним поговорить.
– В этом все и дело, Рик. Он тоже видел новости. Попытку ограбления Метрополитен, а потом вас на складе в окружении фэбээровцев. Он… простите меня, но он сказал, что у вас есть сила воли. Что вы настоящий мужчина. Завтра он позвонит в строительную комиссию и попросит, чтобы они от вас отцепились.
Рик остановился.
– Великолепно, Джон. Вы молодец!
– Спасибо, сэр, Рик, – улыбнулся Стиллуэл. – И вы тоже.
Похоже, это достаточно наглядный пример того, что он всегда говорил Саманте: сила притягивает силу. Он помог вернуть свою украденную собственность и снова стал силой, с которой нельзя шутить.
– Утром мы обсудим детали.
– Конечно, Рик. Спокойной ночи. – Ричард открыл дверь спальни и остановился, поняв, что Джон и не думает уходить – Что-то случилось?
Стиллуэл осторожно посмотрел в сторону лестницы.
– Я… э… мне нужна эта работа, Рик.
– И вы ее получили.
– Да, но думаю, будет справедливым… то есть я хочу быть абсолютно честным с вами.
Ричард подавил зевок.
– Выкладывайте, Стиллуэл.
– Ладно… вчера вечером я подслушал вас… и мисс Сэм… и того парня, Стоуни.
– Я так и думал.
– Но почему ничего не сказали?
– А почему промолчали вы?
– Потому что решил сначала потолковать с вами. Не хотел обращаться к властям за вашей спиной, и к тому же не зная всех фактов.
И слава Богу!
– Я ценю вашу искренность. И буду так же откровенен с вами. У меня необычный дом. Если вы останетесь у меня на службе, увидите и услышите много такого, что вряд ли можно назвать ординарным. Иногда всплывут такие вещи, о которых я все равно не расскажу вам, просите или не просите.
Стиллуэл неловко откашлялся.
– И… эти вещи будут иметь такие же последствия, как те, что случились в музее сегодня?
– Более чем вероятно.
– Если это так, не вижу никаких сложностей в наших с вами отношениях, – слегка улыбнулся Стиллуэл. – Но не обещаю не задавать вопросов, хотя бы иногда.
– В таком случае добро пожаловать в команду, – кивнул Рик, протягивая руку. Стиллуэл без колебаний ее пожал. – И в свете этого у меня для вас еще одно задание.
– Все, что угодно.
Рик скрыл улыбку. Ах этот юношеский энтузиазм!
– Мне нужен список предприятий, которыми владеет Бойден Лок. Мистер Лок не должен об этом знать.
– Завтра же займусь.
– Позже я объясню, что нужно делать дальше. А пока иду спать.
– Да, сэр. Спокойной ночи.
Наконец Джон ушел к себе и закрыл дверь. Парень, похоже, кристально честен, что иногда бывает несколько утомительно. Все же, учитывая, что Саманта имеет тенденцию вламываться в дом с достаточно регулярными интервалами, пусть лучше ему задают вопросы, чем пытаются шантажировать.
Рик шагнул к двери, обернулся и замер при виде Саманты, стоявшей на верхней площадке с завернутыми в салфетки сандвичами в каждой руке и бутылкой воды под мышкой. Даже после сегодняшнего ужасного дня она двигалась, как тень.
– Привет, – выдохнул он.
– Привет. Собираешься уничтожить Лока?
– Именно.
– Круто.
Она вручила ему сандвич и проскользнула в дверь первой.
Круто. Возможно, больше она ничего по этому поводу не скажет. У нее свои методы работы, у него – свои. Они чертовски хорошая команда.
Он закрыл и запер дверь и вгрызся в сандвич. Джем. Она ненавидела джем и поэтому наверняка сделала два разных сандвича.
– Ты богиня, – восхитился он. Она села на кровать, и сбросила туфли.
– Это я, Ларсениус, богиня воровства.
– Я имел в виду сандвич. Пойдешь в душ первой?
– Мы можем разделить удовольствие.
– Саманта, ведь сегодня ты смогла бы улизнуть из музея со всем, что значилось в списке, верно?
Саманта подняла брови.
– Да, – ответила она наконец. – А имей я еще несколько дней на выработку плана, возможно, удвоила бы добычу. Будь я по-прежнему воровкой, привыкшей грабить музеи.
Он не сомневался ни в одном ее слове. Она в одиночку скрутила троих воров, одним из которых был ее отец. И это притом, что в музее было полно представителей закона, предупрежденных о неприятностях. Если бы она сосредоточилась на деле, вместо того чтобы помешать грабителям, никто и ничто не остановило бы ее.
– Иногда ты меня пугаешь.
Ее лицо осветилось улыбкой.
– Вот и хорошо.
Стянув топ, она плюхнулась на постель.
– Можно кое о чем спросить тебя? Он сел рядом.
– Угу.
– Ты хотел отстрелить Вайтсрайгу ухо или просто промахнулся?
Ричард задумался. Что ей сказать?
– Ты когда-нибудь видела фильм «Невеста-принцесса»?
– Да. И всегда хотела быть ужасным пиратом Робертсом.
Рик фыркнул.
– Помнишь драку в конце? Вернее, не драку. Принц Хампердинк хочет сражаться до последней капли крови, а Уэстли – до первой боли. И описывает, как страстно желает, чтобы Хампердинк пострадал за то, что сделал с Лютиком. Будь у меня больше времени, Вайтсрайг не отделался бы одним ухом, любимая. И да, я убил бы его. Рано или поздно.
Саманта запустила пальцы в его волосы, прижалась и поцеловала.
– А я воображала себя единственным киношным фанатом в этом доме, – пробормотала она, целуя его так пылко, что он ощутил вкус клубничного джема со своего сандвича на ее мягких губах.
– Я пытаюсь соответствовать, – признался он, откидываясь назад вместе с ней. – Почему не сказала, что терпеть не можешь консультации по охранным системам?
Она немного напряглась, потом снова расслабилась, когда он стал снимать с нее лифчик.
– Я вовсе не ненавижу эту-работу. То есть не все мне… Господи. Как хорошо…
– Ты про это?
Он взглянул на нее и тут же продолжил лизать и покусывать ее груди.
– Это твой вариант… ой… сыворотки правды или чего-то в этом роде?
– Не уходи от темы, Джеллико.
Она выгнула спину, когда он просунул руку за пояс ее джинсов.
– Прекрасно. Это я виновата.
Саманта изогнулась, чтобы расстегнуть его брюки, а когда сжала твердую плоть, он прикрыл глаза.
– Мое прежнее… Иисусе, Рик, жизнь была построена на возбуждении.
– А сейчас ты не возбуждена?
Он отодвинул ее трусики, и длинный палец скользнул внутрь.
– Секс сейчас. Разговоры позже, – охнула она, спуская его брюки до бедер.
Язык больше не слушался Рика, но он последним усилием стянул с нее джинсы с трусиками и швырнул на пол.
– Потолкуем позже. Обещаешь?
– Обещаю. Ну же, Рик, не медли. Я хочу тебя.
Забросив ее ногу себе на плечо, он приподнялся и глубоко вонзился в узкое лоно. Саманта охнула, когда он наполнил ее. Рик двигался медленно, наслаждаясь ощущением тугого тепла, обхватившего его.
Продолжая двигаться, он обвил ее ногами свои бедра и уложил ее на спину. Саманта выгнула шею, откинула голову, обняла его за плечи и стонала в такт его выпадам.
Пять месяцев вместе. Пять месяцев, а его плоть по-прежнему твердеет, стоит ей поцеловать его. Пять месяцев, а он все еще не может насытиться ею.
– Сэм, – выдохнул он, – кончи для меня. Я тебя чувствую. Кончи для меня.
И она содрогнулась, отчаянно цепляясь за него. Положив голову на ее плечо, он ускорил движения, пока их тела не вплавились друг в друга. Наконец он тоже кончил, яростно сжимая ее.
Саманта стала играть с концами его волос, осыпая поцелуями его щеки и подбородок.
– Большинство людей не получают внутреннего удовлетворения от работы, верно? – бросила она.
– Большинству людей приходится работать. В отличие от тебя.
– Да. И консультации по охранным системам… это неплохо. Похоже на мое прежнее занятие, но без нарушения закона.
Он перевернулся, подняв ее на себя и оставив бессильно лежать на нем.
– Я не хочу, чтобы ты остепенилась. У тебя это… не выйдет.
– Это показывает, как много ты обо мне знаешь.
Почти ощутимо взяв себя в руки, она поцеловала его и поднялась.
– Ужасно хочу в душ. И ты, наверное, тоже. Пойдем. Будем чистыми героями. Покажем хороший пример, и все такое.
– Учти, этот герой проспит все утро.
Саманта села, положила руки ему на грудь и подняла глаза. Буйные рыжие волосы обрамляли лицо и затеняли зеленые глаза.
– Я люблю тебя, – призналась она.
Ричард улыбнулся.
– Я люблю тебя, – повторил он. Оставалось надеяться, что этого будет достаточно, чтобы удержать ее здесь. У Лютика и Уэстли все получилось, но ведь Лютик не была бывшей воровкой с безумной страстью к сложным задачам и брошенным вызовам.
Черт!
Саманта едва не подавилась своей диетколой и, схватив пульт, увеличила звук.
– Рик!
Перепуганный Рик выскочил из офиса и влетел в гостиную.
– Что слу…
– Смотри! – охнула она, показывая на экран.
Из горла Рика вырвался странный звук: нечто среднее между проклятием и смехом.
– Ты выглядишь убийственно, – сказал он наконец.
По телевизору передавали новости. На экране Сэм мчалась по задымленной галерее музея. Очевидно, съемка была любительская, потому что изображение дрожало. Сэм вытолкнула истерически рыдавшую женщину в другой зал и, нажав кнопку пульта, послала вниз тяжелую железную дверь, врезавшуюся в пол.
– Проклятые туристы, – пробормотала она, злобно глядя на строку «Любительское видео», бегущую внизу экрана.
Хорошо еще, что на ней парик! Новостная бригада могла только гадать, кто эта таинственная женщина и какое участие миллиардер Рик Аддисон и его приятельница, Саманта Джеллико, живущая с ним в одном, доме, принимали в возвращении двух украденных картин и бриллиантов. К счастью, никто не догадался отождествить «таинственную женщину» с этой самой Самантой Джеллико.
– ФБР обязательно узнает меня, особенно если найдут белокурый парик. И почему меня вечно называют твоей приятельницей?
Рик вскинул брови, поморщился и коснулся повязки, закрывавшей швы.
– Тебе не нравится определение?
– Нет. Просто… О, какое мне до всего этого дело? Я на чертовом телевидении. Опять!
Она отбросила пульт.
– Оказывается, они могут снять меня в разгар неудавшегося ограбления, зато не могут восстановить видео, на котором изображен чертов Лок!
– По крайней мере, там говорили, что таинственная блондинка помогла поймать воров. Они знают, что ты не участвовала в ограблении.
– Не желаю, чтобы они вообще что-то обо мне говорили!
Вчера она поверила, что Риптон сумел убедить представителей закона, что свидетель из нее никакой. А вот теперь откуда-то появилась пленка с блондинкой, вполне подходившей под ее описание, причем эта самая блондинка находилась в музее!
Рик потянулся к телефону.
– Позвоню Филу, пусть все уладит.
Но едва он коснулся трубки, телефон зазвонил. Саманта подскочила, но тут же рассмеялась над собственными страхами.
– Кажется, мне пора на отдых, – пробормотала она.
– Алло, – бросил Рик и помрачнел.
– Это тебя, – буркнул он, отдавая ей трубку.
– Кто? – спросила она одними губами.
Рик скрестил указательные пальцы. Класс. Бывшая!
– Привет, Патриция, – сказала она, морщась.
– Я полагала, – сухо начала бывшая жена Рика, – что ты позвонишь, признаешься, как была не права насчет Бойдена Лока, и извинишься зато, что попыталась свести меня с ним.
– О'кей. – Ее требование звучало достаточно резонно. – Я собиралась позвонить тебе, как только узнала правду о Локе, и действительно жалею, что пыталась вас свести. Хотя в то время Лок показался мне самой подходящей кандидатурой, и, полагаю, даже сейчас он куда предпочтительнее Питера или Дэниела.
– Это не…
Пронзительный голос Патриции оборвался.
– Хочешь сказать, он не убийца? О, только этого не хватало.
– Патти, не знаю, принимаешь ты меня всерьез или нет, но сейчас я предлагаю тебе бросить Лока.
– Пфф! Мне не терпится дать тебе тот же совет, когда Ричард наконец избавится от своего наваждения и отправит тебя туда же, куда поместил меня.
– Спасибо за мудрые слова, – произнесла Саманта, не объяснив, что Рик нанял помощника, лишь бы побольше времени проводить с ней.
– Да, я чрезвычайно всем этим недовольна. – А я завтракаю. Прощай, Патти.
– Патри…
Сэм отключилась и бросила трубку Рику.
– Прости, если хотел, чтобы мы поладили, – вздохнула она.
– Обойдусь, – хмыкнул Рик. – На самом деле я предпочел бы, чтобы вы держались как можно дальше друг от друга.
Едва он снова попытался набрать номер, позвонили в дверь. Класс! Это, наверное, ФБР.
Сэм с заколотившимся сердцем нагнулась, чтобы завязать шнурки на кроссовках. Сначала пленка, потом Патти, теперь звонок. Возможно, это совпадение, но она не могла поручиться за это жизнью или свободой.
– Собираешься открыть дверь? – спросил Рик, зажимая ладонью микрофон.
Саманта встала.
– Я сейчас вылезу в заднее окно. Позвоню тебе от Делроя. Узнаю, можно ли без опаски вернуться сюда.
– Я перезвоню, – сказал он в трубку и швырнул ее на диван. – Саманта, ты хороший парень, и это подтвердит всякий.
– Верно. Отныне ты становишься председателем моего фэн-клуба, но я больше не желаю носить наручники… Никогда.
Она не успела выйти в коридор, как он схватил ее за руку.
– Подожди здесь, – проворчал он, когда звонок, прозвенел снова. – Я сам открою дверь. Ты… постой у заднего окна. Если дела плохи, я что-нибудь съехидничаю насчет янк.
Она постаралась выбросить из головы мысли о том, что, если он поможет ей сбежать, сам может оказаться в тюрьме. Он знал это не хуже ее.
Поэтому она наскоро поцеловала его и помчалась в спальню за рюкзаком, который всегда держала наготове. Тем самым, в который сложила все, что может понадобиться при побеге.
Внизу открылась входная дверь, и она различила бормотание мужских голосов. Про янк ничего сказано не было, но Сэм тем не менее оттащила столик от окна и открыла шпингалет.
– Саманта, не могла бы ты на минуту спуститься? – позвал Рик.
Ладно, либо все в порядке, либо все очень плохо, и он нуждается в помощи.
Поморщившись, она сунула рюкзак под столик и направилась к лестнице.
– Мы в гостиной!
Судя по голосу, Рик ничуть не встревожен, но опять же мелкие неприятности его не трогают.
Подобравшись на цыпочках к двери, готовая в любую минуту удрать, она заглянула внутрь.
На диване сидел Фил Риптон. Рик устроился напротив на стуле. Третий был ей незнаком. Жилистый коротышка, выглядевший так, словно не спал последние два дня, сидел рядом с адвокатом. Прекрасно. Этих она всегда сумеет обогнать.
– Привет, Фил, – кивнула она, появляясь в дверях.
Все трое встали по инициативе, разумеется, ее сэра Галахада.
– Фил здесь по небольшому неофициальному дельцу, – пояснил он, взмахом руки приглашая ее подойти.
Сэм уселась, и все последовали ее примеру.
– Неофициальному? Какому же именно? – не выдержала она.
– Сэм, это Джозеф Висканти. Джозеф, это Саманта Джеллико. Джозеф – это…
– Директор Метрополитен-музея, – докончила за него Саманта. Класс. Просто супер. Если он хочет, чтобы она извинилась за произведенный в здании беспорядок, зря надеется. Официально ее там не было.
– Мы с Филом играем вместе в теннис, – начал Висканти мягким, тихим голосом типичного библиотекаря. – И я случайно узнал, что он выполняет какую-то работу для «Аддиско».
Беседа с молниеносной скоростью перетекала из тревожащей в скучную.
– Потрясающе, – кивнула она, изобразив улыбку. – Если верить новостям, вчера у вас был тяжелый день.
– Не то слово. Слава Богу, ничего не пропало, хотя некоторые картины, вырезанные из рам, придется реставрировать.
– Простите, но мне кажется, что у вас полно забот. Почему же вы здесь?
Висканти откашлялся. Носи он очки, наверняка сейчас снял бы их и стал протирать стекла.
– Видите ли, все это довольно неловко, но буду откровенен. Я много лет в бизнесе и кое-что слышал. И знаю о вашей репутации, мисс Джеллико.
Рик заерзал на стуле.
– Нам всем известно, что отец Сэм – взломщик. Но это еще не означает, что она имеет какое-то отношение к…
– О, нет-нет. Я здесь не потому. Мне сказали, что вы работаете в качестве консультанта по охранным системам и что вы с блеском находите утерянные шедевры. Я… хотел спросить, может… вы возьметесь вернуть Ренуара, украденного восемь месяцев назад из запасника. Мы сумели не допустить шумихи, но наш страховщик уверен, что это сделал кто-то из своих, и поэтому отказывается платить.
Саманту словно громом ударило. Возврат утраченных шедевров. Она слышала о людях, работавших в этой области в основном по поручению страховых компаний. Но таких было немного, и работали они недолго.
– Как вы уже сказали, – вставил Рик, и его жесткий голос вернул ее к действительности, – Саманта – консультант по охранным системам. Она никогда никого не грабила и не вламывалась в чужие дома. Ни при каких обстоятельствах…
– Какая информация по воровству у вас имеется? – перебила она голосом, дрожащим от нескрываемого предвкушения. Иисусе! Сейчас она чувствовала себя, как во время очередной операции: тот же трепет, тот же пьянящий прилив адреналина.
– У меня имеется досье толщиной в два дюйма, которое я могу переслать вам, если потребуете. Музей готов заплатить восемьдесят тысяч долларов за возвращение картины. – Висканти перевел взгляд на Рика. – Я ни на что не намекаю, мистер Аддисон. Просто хочу знать, заинтересована ли мисс Джеллико в помощи музею или нет.
– Заинтересована.
– Саманта…
– Буду благодарна, если перешлете мне это досье сегодня же, – продолжала она, вставая. Температура Рика поднялась на глазах, даже не глядя на него, можно было это понять. Поэтому необходимо выставить обоих парней, прежде чем он взорвется.
– Вы получите все сегодня же днем.
Мужчины и Рик встали, и она повела гостей к входной двери.
– Рада была познакомиться, мистер Висканти. Я дам вам знать, что решу.
– Спасибо.
Сэм закрыла за ними дверь и вернулась на диван. Что сейчас будет?!
– Сэм! – процедил Рик, прислонившись к косяку. Синие глаза казались почти черными.
– Что?
– Мне это не нравится.
Она медленно выдохнула.
– Что именно тебе не нравится?
– Твое согласие работать на Висканти.
Так она и знала. Ему не терпится связать ей руки! Первое по-настоящему крутое занятие, которое она нашла себе в мире честных людей, и он тут же заявил, что ему это не нравится.
Саманта вскочила и угрожающе шагнула к нему.
– Жаль, что не угодила тебе, но я…
– Откажи ему, – резко перебил он.
– Что? Да ты, никак, спятил? Я не…
– Сядь.
– Я не соби…
– Сядь!
Она скрестила руки на груди и злобно уставилась на него.
Он ответил таким же злобным взглядом, но выражение его лица в отличие от ее собственного было непроницаемым.
– Прекрасно.
Она протопала к стулу, села и стиснула кулаки в надежде услышать очередной приказ. Уж тогда она ему покажет!
Рик сел на место Висканти.
– Я не собираюсь ничего тебе приказывать.
– Можно подумать, я нуждаюсь в твоем гребаном раз…
– Может, заткнешься и позволишь мне сказать то, что я пытаюсь сказать?
– Ну конечно, – саркастически бросила она. – Валяй, выкладывай.
– Спасибо. – Он вдохнул и медленно выдохнул. – Я знаю, как тебе этого хочется! Ты практически рвешься с цепи при мысли о грабеже ради доброго дела.
Он замолчал, ожидая, что она набросится на него, но она не собиралась давать ему этого удовлетворения. Он заявил, что желает высказаться, и она ему позволит. Ну, а уж потом выскажет все, о чем думает!
– Я просто хочу, чтобы ты немного подумала, – наконец добавил он. – Не сомневаюсь, что у тебя хватит ума и мастерства, чтобы добиться успеха. Но если ты вернешь Ренуара, поползут слухи. Об этом узнают другие музеи, люди, которых обворовали, и люди, которые их обворовали. – Он подался вперед, касаясь ее колена пальцами. – Ты сама говорила, что, идя против прежних собратьев по профессии, чувствуешь себя не в своей тарелке. Для тебя консультации по охранным системам – способ обойти и их, и закон.
– Да, я ставлю таблички «Вход воспрещен», – неохотно согласилась она. – Если они пересекают границу и попадают в руки полиции, сами виноваты.
Тут он прав. Нельзя так открыто злить грабителей – это прямая конфронтация. Кроме того, теперь ей придется решать, на чьей она стороне. Решать раз и навсегда. И Рик понял это, увидев, как взволнована она при мысли о столь рискованной работе.
– Bay! – тихо пробормотала она. – Это важный шаг.
– Именно.
Саманта долго смотрела в его красивое озабоченное лицо. Если она согласится на эту работу, старые коллеги непременно об этом узнают. Может, ей предложат новые дела, а может, и нет. Однако это уже значения не имеет. Возвратив похищенное один раз, она уже никогда не сможет вернуться к прежнему занятию. Рубикон будет перейден. Никто из грабителей не подумает довериться ей. Никто не осмелится с ней работать.
– Если я соглашусь, это может быть опасно.
Рик кивнул:
– Твою жизнь в настоящий момент трудно назвать скучной.
– Опасно не только для меня.
– Я это понимаю.
– И готов смириться.
– Решать тебе.
– Но ты готов смириться, – повторила она.
– Я бы очень тревожился, но да, готов смириться. Вопрос в другом: тебе эта работа по душе?
– Думаю, что да.
– Ты точно так думаешь?
Сэм закрыла глаза, ожидая, что ощутит неуверенность или страх при мысли о том, что отныне ее жизнь необратимо изменится. Но ничего не почувствовала. И снова открыла глаза.
– Я хотела бы получить эту работу, – тихо призналась она.
– Вот именно в этом я и желал убедиться, – сказал Рик, соскальзывая с кресла и становясь на колени у ее ног. – Потому что считаю, из тебя выйдет потрясающий представитель закона.
Саманта подпрыгнула, обняла его и крепко поцеловала в губы.
– Ты бриллиант чистой воды.
– Знаю.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Миллиардеры предпочитают блондинок - Энок Сюзанна



Интересный роман. Не скажу что не могла оторваться, но прочесть до конца очень хотела. Ставлю 10 баллов.
Миллиардеры предпочитают блондинок - Энок СюзаннаАнна
8.12.2013, 19.15





Роман так себе ,заставила себя дочитать можно поставить только 4.
Миллиардеры предпочитают блондинок - Энок Сюзаннататьяна
26.01.2014, 19.12





Роман так себе ,заставила себя дочитать можно поставить только 4.
Миллиардеры предпочитают блондинок - Энок Сюзаннататьяна
26.01.2014, 19.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100