Читать онлайн Миллиардеры предпочитают блондинок, автора - Энок Сюзанна, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Миллиардеры предпочитают блондинок - Энок Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.68 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Миллиардеры предпочитают блондинок - Энок Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Миллиардеры предпочитают блондинок - Энок Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Энок Сюзанна

Миллиардеры предпочитают блондинок

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Понедельник, 7.40
– Мне не обязательно ехать в офис, – заметил Рик, поправляя, черный с серым галстук.
Сидя за маленьким столиком под окном спальни, Саманта перевернула очередную страницу путеводителя по Метрополитен-музею, купленного, когда она была там вместе со Стоуни.
– Нет, обязательно, – возразила она, разглядывая скрипку Страдивари, которую предстояло украсть завтра. – Я не напишу тебе записку в школу за пропуск сегодняшних переговоров.
– Я и задействовал Стиллуэла на случай, если возникнет что-то неожиданное. Он сразу же свяжется со мной.
Саманта уставилась на него.
– Ты нанял его, чтобы развязать себе руки, а самому следить за мной. Ты не моя чертова мать и не надзирающий офицер.
Рик нахмурился.
– Прекрасно, – прошептал он, осторожно закрывая дверь спальни. – Думаю, он нас подслушивает.
– Сейчас? Так рано? И мы не сказали ничего особенного.
– Нет. Прошлой ночью.
– Прошлой… о черт! Конечно, не секс под душем, а беседу на кухне?
– Совершенно верно.
– Дьявол. Уволь его!
– Он не сделал ничего дурного. Мало того, вчера сэкономил мне с полмиллиона ежегодно в налогах на собственность. И разве не лицемерие с твоей стороны предполагать, что он – одна сплошная неприятность?
Сэм ухмыльнулась.
– Но ты ведь не ошибся, полагая, что я одна сплошная неприятность?
– Во всяком случае, присматривай за ним, пока не будем знать точно.
– Должна сказать, что мне не нравится идея иметь в нашем доме потенциального шпиона.
– Мне тоже, – вздохнул Рик. – Но я с ним справлюсь. – Он сел рядом. – И я нанял его, потому что моя жизнь изменилась за последние несколько месяцев и я только приспосабливаюсь. И причина этих изменений – ты.
Рик взял ее стакан с диетколой и сделал глоток.
– Совсем не то, что кофе.
Отклонив назад ее стул, он поцеловал Сэм в губы.
– Позвоню, как только выберу минуту.
– Аминь. Иди работай. Я проверю список, посмотрю, все ли у меня есть.
Ричард кивнул, поставил стул на все четыре ножки, схватил пиджак и направился к двери.
Глядя ему вслед, Саманта вздрогнула. Ее вдруг осенило. Вот оно, решение! Способ остановить Вайтсрайга и не дать Мартину отказаться от сделки с Интерполом, а заодно и снять подозрения с Рика. Ее сердце на миг остановилось, но тут же заколотилось с удвоенной силой.
– Эй, брит! – окликнула она, подходя к верхней площадке.
Рик остановился и взглянул на нее.
– Что тебе?
– Я тебя люблю.
Он ошеломленно воззрился на нее, прежде чем прошептать:
– Я тоже люблю тебя, янк.
И нерешительно сделал шаг, словно раздумывая, стоит ли уходить.
– Позвони мне! – улыбнулась она. – Пообедаем вместе. И не забудь взять с собой Стиллуэла.
Рик почтительно поклонился, прежде чем сбежать вниз. Саманта оставалась на месте, пока не услышала мужские голоса и стук входной двери. Только потом она метнулась в спальню и схватила свой сотовый.
Она всегда запоминала номера с первого раза и теперь нажимала на кнопки с молниеносной быстротой, словно боясь передумать.
– Горстайн, – раздался голос на другом конце линии.
– Горстайн, это Джеллико. Хотелось бы потолковать с вами.
Горстайн долго молчал. Значит, она удивила его. Прекрасно.
– Приезжайте в участок.
– Нет. Встретимся в «Арт-кафе», на Бродвее, в восемь тридцать.
Это даст ей время избавиться от любой слежки.
– Я уже поел.
– А мне плевать. Так вы будете там или нет?
– Буду.
– Если я увижу мундир или наручники, значит, посчитаю, что вы нечестно играете.
– У вас паранойя, мисс Джей.
– И не забудьте, что я сказала.
Возможно, не имеет значения, следят ли за ней копы сегодня, но дело в принципе. Кроме того, она не может рисковать, чтобы кто-то из членов шайки Вайтсрайга увидел ее в компании копа, особенно того, что накануне был у нее дома.
Схватив телефон, сумочку и путеводитель по музею, она вышла из дома и взяла такси. Сначала она хотела оставить Рику записку, но побоялась, что, если что-то пойдет наперекосяк, пара слов на бумаге ничего не объяснит.
Поменяв машины четыре раза, она вышла на тротуаре перед «Арт-кафе». Ей нравилось это место: вкусная недорогая еда, непритязательная обстановка, и, главное, Вайтсрайг и его шестерки, возможно, понятия не имели о его существовании.
– Мисс Джей.
К ней приближался детектив Горстайн. Хоть не опоздал. И то слава Богу. Так этому типу она должна открыть душу?! Рассказать все и надеяться, что он скорее предпочтет прижать шайку крупных воров и попасть в милость к Интерполу и ФБР, чем задержать мелких сошек вроде нее и Мартина.
Что же до кражи у Ходжесов… она еще не решила, признаваться или нет. В конце концов, ее ведь не подозревают?
По крайней мере в отличие от Фрэнка Кастильо от Горстайна не несло за версту полицейским, что значительно облегчало появление с ним на публике. Он по-прежнему не нравился ей, но все, кто знает о ее прежней репутации, посчитают, что она встречается с торговцем краденым или знатоком антиквариата.
И тут она охнула, вспомнив кое-что. Горстайн не походил на копа, но Николас немедленно раскрыл его инкогнито. А ведь Николас совсем недавно прибыл в город. Это означало одно: Горстайн – прикормленный полицейский, а она собирается сама пустить себе пулю в лоб.
– Заходим? – спросил он, придерживая дверь.
Господи, ей нужно знать точно! Подсознательно она доверяла ему настолько, чтобы позвонить. Если интуиция верно ей подсказывает, план все еще сможет сработать. Если же она ошибается, Николас точно узнает, что она затеяла, и будет ждать, готова она продать их полиции или нет.
Она молча вошла в кафе.
– Поскольку беседа доверительная, могу я узнать, как ваше имя? Кроме обращения «детектив Горстайн», разумеется.
– Да. Меня зовут Сэм.
Саманта вытаращила глаза.
– Да вы шутите!
– Вовсе нет.
– В таком случае я не буду звать вас Сэмом.
– А я так не думаю.
Пытаясь выиграть время, ока заказала оладьи с бананами и грецкими орехами плюс диетическую колу. Горстайн попросил булочку из отрубей и кофе. Типичная еда копов, хотя сейчас это ничего не означает.
– Я думала, вы поели, – заметила она, оглядывая комнату в поисках знакомых лиц. Никого.
– Да. Жвачку и «Тик-так».
– Пытаетесь бросить курить? Это объясняет вашу раздражительность.
– Я не курю, – буркнул он. – И всегда раздражителен.
Если не считать дурацкой зубочистки, которую коп не вынимал изо рта, он был совсем не так плох. Можно сказать, красив. Ей стало не по себе, словно она тайком изменяла Рику и, помимо желания исповедаться, появился еще один предлог, чтобы увидеть его. Неужели вторая причина для нее важнее первой?
Как только официант принес заказы, Саманта поставила локти на стол и подалась вперед:
– Какие-то новые обстоятельства по кражам картин?
Горстайн, наоборот, отодвинулся.
– Если собираетесь водить меня за нос, забудьте. У меня полно работы.
Похоже, он искренне раздосадован. Для нее это означало честность. Хорошо… если только он не лучший актер, чем она сама.
Господи, что она за идиотка: впутаться в такое дело без надежной поддержки. Оставалось надеяться, что у нее будет шанс извлечь пользу из урока.
Сэм широко улыбнулась:
– Я никого не вожу за нос. Но в моем положении нужно быть осторожной. Не находите?
– И что это за положение?
– Вы сказали, что как-то охотились за моим отцом. Вы вообще видели его когда-нибудь? Откуда вы знаете, что гонялись именно за Мартином Джеллико?
Особенно потому, что это был вовсе не он. Но если Горстайн – продажный полицейский, он, возможно, видел отца, притом совсем недавно.
– Нет. Никогда не видел. По крайней мере, до ареста. Этот сукин… простите, конечно, он ваш отец, но все же мое мнение о нем остается прежним.
– Понятно. Он никогда не распространился о том, чем зарабатывает на жизнь, но я знала.
Нет, она не собирается полностью обнажать перед ним душу. Не такая она идиотка.
– Да, верно. Знаете, мне нравится ваша прямота и даже пристрастие к диетколе… очаровательно. Но если вы засмеетесь, я найду способ упечь вас в каталажку. Клянусь, что найду. И кстати, вчера вы разбили полицейскую машину.
– А чем вы это докажете? И даю слово, что не стану смеяться.
В ее состоянии, когда нервы натянуты, как струны, чудо, если она не закатит истерику!
– Мы так и не нашли того, кто это сделал. Только восемь месяцев спустя полиция Майами схватила Мартина Джеллико с поличным, а именно с грудой испанских дублонов в историческом музее южной Флориды. Тамошние полицейские позвонили мне. Я вылетел в Майами, чтобы допросить его, но он не промолвил ни единого чертова слова. Только ухмылялся: мол, чем докажешь? А у меня не было ни одной улики. Скользкий, как угорь.
Он так резко отставил чашку, что кофе выплеснулся на блюдце.
– Сколько ему дали?
– Сто восемнадцать лет. Сто восемнадцать лет в тюрьме, а я так и не докопался, кому он сбыл Уорхола. Извините за выражение, я отдал бы свое левое яйцо, чтобы скрутить его.
Саманта прислушивалась к гневу и раздражению, звучавшим в голосе этого человека. Похоже, он не притворяется. И пусть не Мартин украл Уорхола, она все равно ни при каких обстоятельствах не поверит, что Горстайн согласился бы работать с ее отцом и дал ему ускользнуть с еще более дорогой добычей.
А вот Мартин видел Горстайна раньше. Узнал его в ту ночь, когда она была арестована, потому что наверняка смотрел новости по телевизору. Значит, это его работа. Он выдал Горстайна Николасу.
– Кража Уорхола случилась восемь лет назад, – начала она, готовясь бежать, если он погонится за ней. Не стоит доверять копам, ни честным, ни продажным, хотя и по совершенно разным причинам. Но сейчас она готова держать пари, что этот – честный. Такому, пожалуй, можно кое-что доверить. – Срок давности уже вышел.
– А мне все еще не дает покоя та кража, хотя ублюдок мертв и я не смогу вырвать у него предсмертной исповеди. Ненавижу висяки.
– Что же, в интересах, как я надеюсь, нашего будущего партнерства, могу сказать, что Уорхол сейчас находится в частной коллекции в Амстердаме.
Карие глаза подозрительно сузились.
– Вы хотите сказать… я правильно вас понял?
– Это я его украла.
Он попытался подняться. Саманта вытянула руку. Другая легла на нож для резки масла.
– Срок давности, зайчик. Меня нельзя арестовать за это.
– И теперь вы здесь, чтобы позлорадствовать? Сказать, что я потратил столько времени на не того Джеллико и руки у меня связаны?
Сэм схватила его за запястье и дернула назад.
– Придержите чертов язык и говорите потише, – прошипела она. – Очень нужно мне злорадствовать! Вы принесли мне содовую и отнеслись по-человечески. Может, я смогу немного отплатить вам за Уорхола!
– Черт! И как вы собираетесь сделать это?
– Только не для протокола. Я расскажу вам кое-что, потому что передо мной два пути. И один ведет к могиле, а другой… вынудит потерять то, чего я не желаю терять. Вы – мой третий путь.
– Так это вы украли Хогарта и Пикассо? Я знал это, вы…
– Не я. – Она еще больше понизила голос. – У меня есть одно незыблемое правило: я требую, чтобы меня выслушали до конца.
Горстайн резко выпрямился.
– И потом я смогу вас арестовать.
Пальцы ее похолодели. Сэм нервно потерла ладони.
– Это путь номер четыре. Но я предоставляю решение вам.
– Я немного устал от повторения одних тех же фраз, – объявил Ричард, сидевший во главе стола для совещаний. – Если городской совет предпочтет иметь старомодное тридцатипятиэтажное здание в центре Манхэттена и если ему не нужны двадцать миллионов долларов на строительство малобюджетных домов, упомяните еще раз дорожные пробки, и на этом мы закончим.
Он встал и подошел к окну. Джон Стиллуэл громко откашлялся.
– Насколько я понял, мистер Аддисон доказывает, что увеличение транспортного потока будет незначительным, особенно по сравнению с появлением престижного пятизвездочного отеля в этом квартале Манхэттена. Кроме того, мы получим большее количество рабочих мест, а также повышенные налоговые сборы. Мистер Аддисон был крайне терпелив, но рано или поздно всему наступает предел, и, думаю, мы займемся другим проектом.
– Но должны же мы учитывать…
– О, ради Бога! – Ричард устремился к двери конференц-зала. – Прошу моих служащих удалиться.
Люди немедленно начали подниматься и выходить в коридор, оставив ошеломленных членов городского совета по-прежнему сидеть за столами.
Ричард остановился в дверях.
– Полагаю, вам хватит пятнадцати минут на то, чтобы учесть все необходимое, – бросил он, перед тем как выйти.
– Рик! – окликнул его Стиллуэл, подходя с какими-то документами в руках.
– Нет. Мы и шагу не сделаем дальше, пока я не получу ответ от города. А сейчас выпейте кофе или что там еще. Не желаю, чтобы они вообще нас видели. И, Джон, это был прекрасный пример игры в доброго и злого полицейского.
Стиллуэл слегка улыбнулся, бросил взгляд в сторону зала и снова принял бесстрастный вид.
– Спасибо.
Его команда разошлась. Жалея, что не может запереть чертовы двери конференц-зала, Ричард пошел к себе в офис. На полпути его сотовый разразился мелодией, обозначавшей, что звонит Саманта.
Он снял телефон с ремня и открыл флип.
– Как ты, дорогая?
– Ты очень занят?
– На следующие четырнадцать минут мы объявили забастовку, – пояснил он, удивленный ее монотонным голосом. Ему вдруг стало не по себе. – Что случилось?
– Я буду очень благодарна, если приедешь в «Арт-кафе» на Бродвее, – тихо ответила она.
– Ты в безопасности?
– Да. Постарайся, чтобы за тобой не следили.
Господи, да что там творится?!
– Сэм?
– Говорю же, я в порядке. Но у нас мало времени. Случилось что-то серьезное. Недаром она очень встревожена.
– Уже лечу.
Повернувшись, он почти вбежал в новый офис Стиллуэла.
– Джон, у меня срочное дело. Если они не готовы обсуждать вопросы увеличения транспортного потока, прекращайте совещание. Скажите им, пусть позвонит мэр и скажет, готов он продолжать наше обсуждение или нет.
– Хорошо, сэр.
Он спустился на первый этаж, пытаясь не паниковать и жалея, что не установил лифт только для руководства. Или хотя бы шест для скоростного спуска, как у пожарных. Саманте бы понравилось.
В первом такси он проехал три квартала, велел свернуть направо, вышел, взял другое такси и отправился в противоположном направлении. И при этом очень надеялся, что кто-то следит за ним, иначе он выглядит последним идиотом в собственных и чужих глазах!
Он попросил проехать мимо кафе и, не заметив признаков кровавой битвы, взял третье такси, на котором и подъехал к дверям. И сразу увидел Саманту, сидевшую вместе с детективом Горстайном в отдельной кабинке. Остальные обедающие возбужденно зашептались, когда он проходил мимо. Сэм помахала рукой: слава Богу, на ней не было наручников. Она вскочила, поцеловала его в щеку и усадила рядом с собой.
– Детектив? – вопросительно начала она, переводя взгляд с одного мужчины на другого.
– Мисс Джей рассказала мне историю, – сообщил Горстайн.
– Какую именно?
– О, ты знаешь! – отмахнулась Саманта. – Люди, воскресшие из мертвых, ограбленные музеи, все такое прочее.
Рик почувствовал, как отливает от лица кровь.
– Простите?
– Мистер Аддисон! – воскликнул подошедший официант. – Принести вам что-нибудь выпить?
– Нет, спасибо…
– Чашку чаю, – перебила Саманта.
Официант кивнул и удалился.
– Саман…
– Мы просто общаемся, – предупредила она. – Это неофициальная встреча.
– Надеюсь, что нет, – прошептал он, сжимая ее пальцы под столом. – Ты просто захотела поболтать с копом, который тебя арестовал? И при этом позабыла упомянуть о том, куда едешь?
– Это мое дело. Мое решение.
– Надеюсь, ты предупредила Уолтера?
– Что-то ты сегодня плохо соображаешь, Аддисон. Не понимаешь таких слов, как «мое решение»? – Она тоже сжала его пальцы, несмотря на холодность тона. – Я посчитала, что если приду к Горстайну, он отпустит мне грехи.
– А вы, детектив? Каково ваше мнение об этой истории? – обратился к Горстайну Ричард.
– Что придумать такое безумие просто невозможно. И нужно очень доверять человеку, чтобы рассказать ему нечто подобное.
Доверять… Весьма многообещающее слово при подобных обстоятельствах.
Официант принес чайник, и Ричард благодарно кивнул.
– И что вызвало такой прилив доверия?
– Я просчитала все возможные варианты и решила, что Горстайн нас выручит и для этого нужно потолковать с ним. – Саманта пожала плечами. – Если хочешь поссориться из-за этого, то лучше потом. А пока нам нужно кое о чем позаботиться. Мой выход на сцену – завтра днем.
Ее выход! Весьма слабо сказано.
И наконец, ужас происходящего дошел до него.
– Вы сидели и вот так просто обсуждали все это?
– В основном говорила она, а я слушал с раскрытым ртом.
– Рик прав, – вмешалась Саманта. – Пока что никто не обращал на нас особого внимания. А теперь, сэр Галахад, когда вы здесь, можно попытаться найти более уединенное местечко.
Он понял, что она старается сменить тему, и его изумление, вызванное столь неожиданным поворотом сюжета, потихоньку начинало бледнеть. На этот раз именно его жизнь, его судьба создавали трудности для этих людей.
– Как вы попали сюда, детектив? – спросил он.
– В машине. Она в гараже, за углом.
Ричард встал и потянул за собой Саманту.
– В таком случае пойдем заберем ее.
Он бросил на стол достаточно денег, чтобы оплатить нечто похожее на остатки завтрака, и направился вслед за Горстайном и Самантой. Что за сумасшедшая встреча в стиле «Глубокого горла»
type="note" l:href="#n_11">[11]
и в подземном гараже! Но, как сказала Саманта, времени у них немного.
– Полагаю, вы уже выработали какой-то план? – спросил он, прислонившись к заднему бамперу новенького «тауруса» последней модели.
Саманта взобралась на багажник и прижалась к его плечу.
– Горстайн собирается намекнуть ФБР, что время операции изменилось.
– Значит, ты по-прежнему оказываешься в самом центре вооруженного грабежа. Не вижу особенных подвижек.
– Но Интерпол произведет аресты и не даст вынести картины из музея, так что сделка с Мартином остается в силе.
– Я посмотрю, нельзя ли договориться с одним из моих парней, работающих в музее под прикрытием, – пообещал стоявший в нескольких футах от них детектив. – Мы сделаем, что сможем, чтобы уберечь Джеллико.
– Этого недостаточно.
– Ну… поскольку она сама вызвалась участвовать в этой маленькой операции, не позаботившись предварительно договориться с кем-то из властей, вряд ли я могу сделать что-то еще. Полагаю… мисс Джеллико знает кое-какие вещи, о которых Интерполу было бы интересно поговорить с ней. Инциденты, случившиеся менее семи лет назад и срок действия наказания за которые не истек. Бьюсь об заклад, вы нужны им не меньше, чем этот тип Вайтсрайг.
Господи, что она успела ему наговорить?
– Тем более этот план неприемлем, – проворчал Рик. Он не мог остановить Саманту, решившую очертя голову броситься в опасную ситуацию. Он понимал и принимал жажду приключений, ставшую частью ее характера. Однако риск при этом был огромен.
– Я предложила Горстайну арестовать меня, чтобы помешать моему участию в операции.
– Согласен! – обрадовался Рик, взяв ее за руку. – Лучше просидишь в тюрьме день, чем целую жизнь.
– А вот я пока ничего не выбрала, – отрезала она. – Проблема в том, что, если меня арестуют, Николас и Мартин отменят операцию. Я… мы по-прежнему будем у них на крючке, а Интерпол ничего не сделает для Мартина.
– Ничего, переживет. Он беззастенчиво их обманывает!
– Может быть, он не сумел получить последнюю информацию. Операция готовилась в большой спешке, что, вероятно, означает полный ее провал.
– Мне от этого лучше не становится.
– Я все равно пойду, Рик. Нужно, чтобы кража состоялась, тогда копы смогут вмешаться, или нас обязательно впутают еще раз, только уже позже. Я знала, что меня никто не прикрывает и Мартин не собирается обо мне позаботиться. Поэтому и постаралась защититься единственным способом, который сочла надежным.
– Вам нужна минута, чтобы договориться? – осведомился Горстайн, выудив из кармана зубочистку и сунув в рот.
Ричарду была нужна не одна минута, а несколько. Оттолкнувшись от бампера, он яростно уставился на Саманту. Уже очень давно никто не пытался диктовать ему, что делать, а теперь он был взбешен. Нужно остановить ее. Любой ценой. Заковать ее в наручники, сунуть в самолет и вернуть в Англию, где в поместье был очень высокий забор, отделявший его от всего света. И пусть забор не поможет удержать Саманту, зато помешает проникнуть в дом тем, кто попытается ей повредить.
– Хорошо, – процедил он сквозь зубы.
– Вот и прекрасно, – вставил детектив, не дав Саманте сказать ни слова. – Потому что у меня есть тридцать часов, чтобы свести вместе Интерпол, ФБР и нью-йоркскую полицию, составить план и осуществить его!
Но Ричард не сводил глаз с Саманты.
– А если у него ничего не выйдет, я приму любые меры, чтобы держать тебя подальше от этого музея. Всем все ясно?
Зеленые глаза сузились.
– Абсолютно.
– О'кей, – проворчал Горстайн, хлопнув в ладоши. – Слетайте с моей машины. Мне нужно в участок.
– И вы никому не упомянете моего имени.
– Никому, кроме тех парней, которых посажу вам на хвост тигра, – пообещал детектив, вынув ключи и открывая дверцу машины. – И будьте там, где я смогу легко вас найти. На всякий случай. Мне придется отвечать на весьма непростые вопросы.
– Мы будем дома, – кивнул Рик, – и Саманта будет строить планы отхода.
И не один, а несколько.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Миллиардеры предпочитают блондинок - Энок Сюзанна



Интересный роман. Не скажу что не могла оторваться, но прочесть до конца очень хотела. Ставлю 10 баллов.
Миллиардеры предпочитают блондинок - Энок СюзаннаАнна
8.12.2013, 19.15





Роман так себе ,заставила себя дочитать можно поставить только 4.
Миллиардеры предпочитают блондинок - Энок Сюзаннататьяна
26.01.2014, 19.12





Роман так себе ,заставила себя дочитать можно поставить только 4.
Миллиардеры предпочитают блондинок - Энок Сюзаннататьяна
26.01.2014, 19.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100