Читать онлайн Грех и чувствительность, автора - Энок Сюзанна, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Грех и чувствительность - Энок Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.09 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Грех и чувствительность - Энок Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Грех и чувствительность - Энок Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Энок Сюзанна

Грех и чувствительность

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

Они остановились в гостинице «Зеленый шиповник», чтобы позавтракать и сменить лошадей. Гостиница находилась на пути почтовых карет, следующих прямо в Лондон, так что Валентин не был удивлен, увидев довольно большое количество пассажиров, когда они въехали во двор. Это обстоятельство обеспечивало потенциальными свидетелями тех, кто мог следовать за ними, но в любом случае Мельбурн и так точно знает, куда они направляются. И хотя Элинор занервничала, услышав, что он оставил записку, маркиз не мог из-за своей порядочности поступить иначе.
Порядочность. Никто не был удивлен больше, чем он сам, узнав, что у него есть такое качество. Когда карета после резкого толчка остановилась, Валентин выпрыгнул из нее и опустил ступеньки, а затем предложил руку Элинор, пока та спускалась на землю.
Девушка была права насчет своего гардероба; он выбрал пять платьев, чтобы втиснуть их в громоздкую дорожную сумку, но ни одно из них не подходило для дневного времени. Тем не менее, когда маркиз увидел ее в небесно-голубом платье с низким вырезом под ярким дневным светом, его сердце совершило сальто.
– Люди смотрят, – проговорила Элинор сквозь зубы, беря его под руку.
– Пусть смотрят. Почтовая карета уже собирается отправляться; они не пробудут здесь долго. – Маркиз бросил на нее взгляд. Что-то тревожило Нелл больше, чем преследование ее братьев, и у него имелось подозрение, что это было связано с ним. – Я сниму для нас отдельную столовую, – решил он.
Было что-то странное в том, что, чем больше времени Валентин проводил с Нелл, тем сильнее он желал быть с ней. Обычно после свидания с женщиной он даже не проводил с ней всю ночь. Однако с Элинор это был не просто секс, хотя он и находил девушку очень возбуждающей. Нет, он получал удовольствие, просто находясь рядом с ней. Его отец, вероятно, переворачивается в своей могиле – но с другой стороны, его отец спал со слишком многими женщинами, а затем умер слепым и сумасшедшим. И маркиз вовсе не хотел следовать этому примеру. Больше не хотел.
Хозяин гостиницы проводил их в небольшую отдельную комнату со столом и шипящим камином.
– Я вернусь к вам через минуту, милорд, – проговорил он через кудрявую до невозможности бороду. – Почтовая карета отправляется, и я должен усадить в нее пассажиров.
– Просто пришлите нам чай для начала, – согласился Валентин, кивнув. – И мы подождем завтрак.
– Да, милорд.
– Он весьма странно посмотрел на меня, – заметила Элинор, потягиваясь, как только дверь закрылась.
В венах Валентина разгорался огонь, когда он смотрел на нее. Никто другой не получит эту женщину – даже на одну минуту или на промелькнувшую мысль. Наконец-то он сделал правильную вещь и, как он надеялся, для них обоих.
– Конечно, он сделал это; ведь на тебе вечернее платье.
Нелл показала ему язык.
– И я видела, что ты записал нас… как лорда и леди Смит? Ты даже не пытаешься ускользнуть от Мельбурна.
– Нет, я лишь рассчитываю на то, чтобы обогнать его. Мой самый лучший сценарий заключался в следующем – твоя горничная решит, что ты заслуживаешь того, чтобы выспаться, и не придет будить тебя до одиннадцати часов. Она увидит записку и отдаст ее дворецкому, который отнесет ее Мельбурну, который прочитает ее через полчаса. Затем ему нужно будет разыскать Шея и Закери и сформулировать план, так что они сядут на лошадей и последуют за ними только в половине первого. – Он вытащил карманные часы и открыл крышку. – Что произойдет… еще через четыре часа.
– И мы будем на десять часов впереди них. Нам удастся вовремя добраться до Шотландии?
– Удастся, даже если мне самому придется тянуть лошадей, – ответил маркиз. Нелл привыкла к своим братьям и их самоуверенным взглядам на мир, как и он сам привык к этому, но Валентин отлично знал, что остальная часть Англии выполнит каждое требование Гриффинов. А он только что перешел им дорогу самым скандальным образом.
– А каков самый худший сценарий?
– Они будут здесь через десять минут, – произнес он, усмехнувшись. – Но я намерен быть оптимистом. Это моя новая философия.
Элинор хихикнула.
– Святые небеса. Если это стихийное бедствие, то, по крайней мере, оно будет захватывающим.
Валентин искоса посмотрел на нее, пока Нелл шла к окну, чтобы взглянуть на пассажиров отъезжающей почтовой кареты. То, как она произнесла «стихийное бедствие», беспокоило его. Она уже сделала несколько решительных шагов во время этого приключения; и что бы маркиз не говорил, если бы Элинор по-настоящему захотела остаться в Лондоне, то он повернул бы карету обратно. Но при этом она и не была беззаботной, наивной молодой мисс, которая без вопросов верит всему, что ей говорят. Ее глаза были открыты; но ее беспокоило то, что она видела. А смотрела она на него.
Служанка вошла в комнату с их чаем, сделала реверанс, поставив поднос на стол, и поспешно вышла. Элинор безмолвно подошла, чтобы наполнить две чашки, добавив одну ложку сахара себе, и две – ему.
– Ты запомнила, – произнес Валентин, указывая на сахар.
Ее мягкие губы изогнулись.
– У меня было что-то вроде безумного увлечения тобой.
Поднявшись, Валентин подошел к ней сзади.
– Только было, а теперь? – нежно спросил он, нагнувшись, чтобы поцеловать ее в затылок.
– Когда мне было пятнадцать, я считала тебя просто неотразимым. – Ее легкий вздох от поцелуя заставил его член снова затвердеть. Иисусе, он просто не может насытиться ею.
– Так вот почему ты всегда давала мне лимонное печенье, на котором было самое большое количество сахарной пудры? – прошептал маркиз, отводя в сторону волосы девушки, собранные в хвост, чтобы его рот мог продолжить путешествие по ее шее до нежного горла. Ее пульс бешено бился под его губами.
– Ты заметил это?
Повернув ее к себе лицом, он поцеловал ее нежно, но основательно. Этого было недостаточно, но у них еще будет время продолжить, после того, как они снова отправятся на север.
– Я очень наблюдательный.
– Я так и поняла. – Элинор обняла его руками за шею, прижимаясь к широкой груди.
– Вот, пожалуйста, милорд, – проговорил хозяин гостиницы, распахивая дверь. – Я взял на себя смелость принести немного свежего, горячего хлеба.
– Да, спасибо, – сказал в ответ Валентин, разрываясь между раздражением и весельем, когда Элинор отпрянула от него и отошла в дальний угол комнаты. Он заказал ветчину, яйца и свежие персики для них и снова отпустил хозяина.
– Ты так и собираешься прятаться там? – спросил он, снова повернувшись лицом к Элинор.
Она скромно уселась рядом с камином.
– Думаю, что да. Знаешь, у меня есть несколько вопросов к тебе перед тем, как я соглашусь стать твоей женой.
– О, неужели? – протянул маркиз, чтобы скрыть внезапный неприятный глухой стук своего бедного сердца, с которым он так дурно обращался. – Я рассчитывал на то, что просто внезапно очарую тебя, обогнав всякую логику и здравый смысл.
Элинор улыбнулась.
– И ты сделал это. Но логика и здравый смысл все же смогли меня догнать.
Он был обречен.
– Тогда спрашивай.
– Отлично. – Она сделала вдох. – Дети. Ты хочешь иметь их?
Валентин остановил готовый сорваться с губ ответ. Она была настроена серьезно, и если он не ответит так же серьезно, то все еще может потерять ее.
– Месяц или два назад, – произнес он, прислонившись к краю стола, – я бы сказал, что хочу одного сына, чтобы было кому после меня унаследовать титул. – Почтовая карета с грохотом выехала из гостиничного двора, сопровождаемая криками и скрипом рессор, и Валентин немного расслабился. Мельбурн все еще может наткнуться на пассажиров, но шансы на это таяли с каждой милей, которую они проезжали. Вероятнее всего, что число подходящих свидетелей сократилось с дюжины до двух или трех человек.
– А сейчас, – продолжил маркиз, – идея семейной жизни кажется мне такой… привлекательной, какой она никогда раньше не была, также как и мысль о том, чтобы состариться. С тобой. Я хотел бы иметь детей вместе с тобой, Элинор. – Валентин снова заколебался, надеясь, что не выглядит идиотом, и что она помнит о том, что он никогда не намеревался вести подобную беседу, не говоря уже о том, чтобы испытывать такие чувства. – Я не знаю, каким я буду отцом, но я хотел бы иметь шанс стать лучшим родителем, чем мой.
Нелл кивнула, ненадолго отвела взгляд и прикоснулась к уголку своего глаза.
– А когда я стану старше и не буду привлекательной, и мои волосы станут седыми? Что ты…
– Я тоже стану старше, и не таким привлекательным, и мои волосы поседеют раньше твоих, Элинор, – прервал он. – Я могу даже растолстеть и стать весельчаком. Я еще не решил.
– Смысл вопроса в том…
– Нет, – снова прервал ее Валентин. – Я не хочу никого другого сейчас. Я не буду хотеть никого другого в будущем. Ты… ты заставила меня увидеть все это по-другому. Я не могу вразумительно объяснить происходящее, потому что не думаю, что такие слова можно придумать. Но мое сердце только недавно начало биться, и если я каким-то образом причиню тебе боль, то от этого оно снова остановится. И это убьет меня.
– Ох, – прошептала девушка.
Кажется, его новое качество – честность – работало неплохо. И было вовсе не так болезненно, как он полагал. Маркиз выпрямился.
– Никто – и ничто – не сможет повлиять на мое счастье так, как это сделаешь ты. Я не желаю рисковать тем, что ты можешь отказать мне.
Элинор вздохнула. Должна ли она сказать Валентину, что единственное, что она желает знать, в чем хочет быть по-настоящему уверена – это будет ли он смотреть на нее так всегда, с этой смесью привязанности и раздражения во взгляде? Вероятно, маркиз даст ей обещание обожать ее – если она попросит, но это не то же самое, что знать, что он будет это делать. Валентин, несомненно, сказал правильные слова, но когда это будет иметь значение, будет ли он все тем же человеком, в которого она влюбилась? Рассчитывать на что-то меньшее, чем его сердце целиком, означает обеспечить себе несчастную, безнадежную дальнейшую жизнь.
Дверь позади них снова открылась. В этот раз Элинор была благодарна хозяину за вмешательство. Ох, ей просто необходимо выяснить, что она может ожидать от Деверилла, и будет ли этого достаточно, чтобы удовлетворить ее сердце.
– Просто оставьте это на столе, – приказал Валентин, продолжая приближаться к ней.
Кто-то быстро подбежал к нему сзади и ударил тяжелым подносом по голове. Послышался глухой стук. Закатив глаза, Валентин безвольно опустился на пол.
Элинор сделала вдох, чтобы закричать, но звук застыл в ее горле, когда Стивен Кобб-Хардинг отбросил в сторону поднос и перешагнул через неподвижное тело Валентина.
– Переживаете настоящее приключение, не так ли? – словоохотливо произнес он.
Вскрикнув, Элинор схватила полено и побежала к нему.
– Убирайся прочь! Убирайся!
Он принял удар на свое предплечье, и, споткнувшись, отступил назад, когда девушка снова ударила его деревянным орудием. Ее сознание отказывалось заходить дальше той мысли, что Кобб-Хардинга не могло быть здесь. Они покончили с ним. Он попытался погубить ее и не преуспел в этом. Валентин остановил его.
Рыдание вырвалось из ее горла.
– Помогите! – закричала она, снова замахиваясь на негодяя.
Кобб-Хардинг схватил девушку за руку и вырвал у нее полено.
– Прекрати это! – заорал он, толкнув ее на пол.
Нелл упала рядом с Валентином, который лежал лицом вниз.
– Нет, нет, нет, – прерывисто зашептала она, касаясь его щеки.
Дверь снова открылась.
– Заставь ее вести себя тихо, черт бы все пробрал, – произнес другой голос. – Хозяин гостиницы уже просит большую сумму денег. – Мужчина был одет как джентльмен и выглядел смутно знакомым – один из той орды поклонников, которые неделями увивались вокруг нее, но она даже не помнила, чтобы хоть раз разговаривала с кем-то из них. Бросив взгляд через плечо, этот тип снова вышел из комнаты и закрыл дверь, но потом опять заглянул в нее. – И поторапливайся. Ты знаешь, что у нас не так много времени.
Кобб-Хардинг схватил девушку за руку и рывком поднял на ноги.
– Ты слышала его Нелл. Веди себя тихо. Мне не хотелось бы ударить тебя.
– Тогда чего ты хочешь? – хрипло проговорила девушка, с такой силой пытаясь вырваться, что у платья оторвался рукав.
Он переместил свою хватку на ее плечо.
– Это простое деловое предложение, – проворчал Стивен, – но ты должна успокоиться и выслушать меня.
– Успокоиться? Ты напал на Валентина сзади, трус!
– Радуйся, что я не убил его, Нелл. Это избавило бы меня от значительной части долгов и затруднений – и от необходимости переселяться.
О Боже, она забыла об этом.
– Я не…
– Я пытался объяснить Мельбурну, что нахожусь в неустойчивом положении. К несчастью, очевидно, что ты – мое единственное решение.
Нелл пнула его, и Кобб-Хардинг толкнул ее в кресло рядом с камином. В комнату ввалился третий мужчина, и Элинор нахмурилась, когда он потащил безвольное тело Валентина в сторону.
– Я вас знаю. Вы играете в карты с Шарлеманем.
– Я проигрываю в карты Шарлеманю, – ответил внук маркиза Шелдона, приподняв бровь. – И Девериллу. Я также проигрывал и в другие игры. До этого дня, конечно.
– Вы, должно быть, находитесь в отчаянном положении, если связались с этим идиотом, – отрезала Нелл, желая, чтобы ее голос не дрожал. Она бросила взгляд на Валентина, который скорчился в углу. Он не двигался, и горло девушки сжалось. Пожалуйста, пусть с ним все будет хорошо.
– Небольшой риск за значительную награду, – сказал мистер Бернси. – Его экипаж готов. Мы возьмем его, или ты хочешь подождать следующую почтовую карету, едущую на север?
Кобб-Хардинг широко усмехнулся.
– Так как Деверилл был столь любезен, что заехал на нем так далеко, то мы с таким же успехом можем воспользоваться его экипажем. – Потерев предплечье, он снова рывком поднял Элинор на ноги. – Ты могла бы одеться менее броско, Нелл.
Она попыталась вырваться из его хватки.
– Я никуда не собираюсь ехать с тобой. Немедленно отпусти меня!
– Вы не в том положении, чтобы отдавать приказы, миледи, – ответил Кобб-Хардинг. – Кроме того, мы всего лишь продолжим то путешествие, которое вы начали. Деверилл вез тебя в Гретна-Грин, не так ли?
Глубокий страх заморозил сердце Элинор.
– Прекрати это.
– Нет. Мне нужно двадцать пять тысяч фунтов, чтобы выплатить долги Девериллу. Конечно, можно убить его, но я попытаюсь этого избежать. Я дал твоему брату возможность помочь мне и сохранить твою репутацию. Он отказался.
– Ты напал на меня! – закричала девушка. – Ты пытался…
– Я только пытался обеспечить нашу свадьбу. И сейчас этот брак мне еще более необходим, чем раньше. Так что мы с тобой поженимся с Бернси и Перлайном в качестве свидетелей, и твой брат должен будет возместить мои долги.
Бернси выступил вперед, чтобы тоже взглянуть на нее.
– А возможно, и мои долги.
– В любом случае, – продолжал Стивен, – я буду свободен от Деверилла и стану частью клана Гриффинов. Ты видишь хоть одну отрицательную сторону во всем этом? Потому что я, честно говоря, не могу разглядеть ни одной.
– Зато я могу.
Валентин ударил его в грудь. Взмахнув руками, Стивен упал назад на твердый деревянный стол. Бернси, спотыкаясь, отскочил в сторону, когда хлеб и чай полетели в воздух. Кобб-Хардинг попытался перекатиться на бок, но Валентин снова ударил его, в этот раз – кулаком в челюсть.
Нелл прыгнула вперед, чтобы помочь. Но до того как она смогла добраться до Валентина, ее нога запуталась в юбке, и она свалилась на пол. Боль пронзила ее правое колено, но девушке было все равно. Валентину нужна была ее помощь, или, по крайней мере, ее отвлекающие маневры.
Элинор с трудом снова поднялась на ноги, когда Бернси промчался мимо нее, чтобы схватить Валентина за плечо.
– Нет, – вскрикнула она, ударив его по голове и по плечам остатками заварочного чайника.
Когда Бернси отшатнулся назад, и горячий чай капал с его волос, в комнату ворвался Эндрю Перлайн.
– Деверилл, сзади! – крикнула девушка, бросая тяжелый поднос для хлеба в Бернси.
Обернувшись кругом, Валентин принял удар Перлайна в ребра, а не в спину. Они оба обрушились на кресло, разломав тяжелый предмет на части и разбросав их по комнате. Элинор схватила обломок подлокотника и захромала вперед.
Рука схватила ее сзади, выворачивая кисть и заставляя выпустить импровизированную дубинку.
– Хватит, – прорычал Кобб-Хардинг. – Пошли, Нелл.
– Отпусти! – девушка попыталась стукнуть его локтем, но он ударил ее достаточно сильно, чтобы она замолчала, ошеломленная.
Даже с окровавленным носом и порезом на лбу, этот негодяй умудрялся выглядеть самодовольным. Но все же они превосходили Валентина численностью – три к одному.
– Мои друзья скоро догонят нас. Я уверен, что они расскажут тебе о судьбе Деверилла, стоит тебе их вежливо попросить. В том случае, если ты согласишься сотрудничать, то этот эпизод может закончиться чуть более приятно – для него.
Валентин.
– С таким же успехом ты можешь отказаться от этого плана и отпустить меня, – отрезала она, упираясь туфлями в пол и сражаясь с ним каждой унцией силы, которая у нее была, – потому что я никогда не соглашусь выйти замуж за тебя.
– Конечно, согласишься. А если нет, то твоя репутация будет непоправимо разрушена.
– Только не из-за принудительного похищения.
– Я лишь защищаю тебя от Деверилла. Вы же были посредине тайного побега, не так ли? Это Деверилл погубил тебя, не я. Я только вмешался, чтобы закончить работу. – Он лениво улыбнулся ей кривой ухмылкой из-за разбитой губы. – Ты должна быть благодарна мне, а не сражаться со мной.
– Меня не заботит, даже если мне придется провести остаток жизни во французском монастыре, – ответила Элинор, замахиваясь кулаком, нацеленным в его лицо. – Я не выйду за тебя!
– Элинор! – проревел Валентин, наполовину погребенный под двумя мужчинами.
– Заткните ему рот. Навсегда, – прорычал Кобб-Хардинг. – Я был разумным вне всякого ожидания.
О Боже, они собираются убить его. Ей придется рискнуть большим, чем просто своей репутацией. И она не могла, и не будет отбрасывать в сторону жизнь Валентина. Ни за что.
– Стивен, я пойду с тобой, – быстро проговорила она.
Кобб-Хардинг остановился, посмотрел на нее с явным подозрением в солнечных голубых глазах.
– О, неужели. И почему это?
– Я пойду, если вы оставите Деверилла в покое. Свяжите его или заприте в комнате, и я уйду с тобой.
– И ты согласишься выйти за меня замуж?
Девушка кивнула, слеза сбежала по ее лицу.
– Если вы больше не станете причинять ему вред.
Стивен снова рывком притянул ее к себе, напомнив об ужасе той ночи, когда напал на нее. Она сможет вытерпеть его компанию в течение недолгого времени, напомнила себе Элинор, до тех пор, пока не сможет освободиться, или до тех пор, пока ее братья не поймают их. Или до тех пор, пока Валентин не сможет придумать что-нибудь, чтобы вытащить их из этой ситуации.
– Ты слышал ее, Деверилл! – прокричал Кобб-Хардинг. – Она идет со мной. Ты проиграл.
Валентин с трудом поднялся на ноги, кровь капала из-под его волос, Перлайн цеплялся за его спину и почти задушил его.
– Элинор, – прохрипел он. – Не надо.
– Прекрати это, Валентин, – приказала она, вторая слеза присоединилась к первой. – Не борись с ними. Я иду со Стивеном.
Он впился в нее взглядом через взъерошенные, спутанные темные волосы.
– Итак, ты просто сдаешься?
– Нет, она не сдается. Она выбрала меня. Свяжите его.
Валентин вырвал руку из захвата Бернси.
– Не стоит беспокоиться. Я думал, что ты боец, Элинор. Если это то, что означает для тебя твоя маленькая свобода, тогда счастливо оставаться. Все это стало чертовски слащавым для меня.
Элинор заморгала. Совсем недавно она бы поверила тому, что он так легко отказался от нее. Сейчас девушка могла только наблюдать, широко раскрыв глаза и притворяясь, что она в ужасе, одновременно задаваясь вопросом, знали ли Бернси и Перлайн старого Деверилла лучше, чем этого нового человека в нем.
– Ты ожидаешь, что я поверю в то, что ты просто оставишь ее, Деверилл? – спросил Кобб-Хардинг.
Валентин стряхнул свой порванный сюртук с плеч.
– Я занимался этим, чтобы слегка развлечься, повеселиться за счет всемогущих Гриффинов, – ответил маркиз, и многозначительно посмотрел на Элинор. – По правде говоря, она слишком холодна, и это больше не забавляет меня.
Подыграй, Нелл, приказала она себе.
– Как… как ты мог, Валентин?
– Не смотри на меня так, – проворчал он, вытирая кровь с лица. – Это ты заключила соглашение. Не я.
– Но…
Перемещаясь так быстро, что его рука казалась невидимой, Валентин выбросил вперед свой кулак, нанеся Бернси прямой удар в подбородок. Мужчина обрушился на пол без звука. Перлайн снова бросился на маркиза, но неправильно рассчитал угол. Колено Валентина ударило его в лицо, и он упал вниз с тихим шипящим звуком.
– Вот так, – произнес Валентин, отряхивая руки. – Теперь лучше.
– Но ты согласился…
– Она согласилась, Стивен, – перебил он, перешагивая через ноги Бернси, и приближаясь к Элинор и Кобб-Хардингу. – Я не соглашался. И догадываюсь, что, вероятно, она солгала тебе.
Кобб-Хардинг еще крепче сжал руку Элинор.
– Она идет со мной. Не подходи, Деверилл. Я не хочу причинять ей боль, но я сделаю это, если ты не дашь мне другого выбора.
– Выбор, – повторил Валентин, вытирая рот тыльной стороной ладони. Тон его голоса оставался спокойным, но выражение его глаз было пугающим. Внезапно Элинор ощутила себя вдвойне счастливой потому, что в этот момент она не являлась Стивеном Кобб-Хардингом. – Тогда я дам тебе выбор, – продолжил маркиз. – Отпусти ее, или я заживо сниму с тебя кожу и скормлю твою тушу свиньям.
– Нет, – ответил Кобб-Хардинг. – Тебе не выиграть, Деверилл. Ты плохо обращался со мной и получишь в ответ в точности то же самое, если наши позиции поменяются местами. Ты можешь заполучить любую женщину. Она тебе не нужна. А мне – нужна.
– Ты не прав насчет этого, Стивен. – Слегка покачнувшись, Валентин ухватился за спинку единственного вертикально стоящего кресла в комнате. – Элинор… пригнись!
Девушка бросилась на пол. Кресло пролетело у нее над головой, попав Кобб-Хардингу в плечо, и от удара тот свалился сначала на стол, а затем на пол. Как только негодяй упал, Валентин тут же бросился на него, выкручивая ему за спину руку, до тех пор, пока Стивен не завизжал.
– Ты сломаешь мне руку!
– А на что ты жалуешься? – задыхаясь, выговорил Валентин. – Лежи смирно на полу, лицом вниз. – Он бросил взгляд через плечо на Элинор. – Раздобудь веревки или одеяла, или занавеси. Все, что угодно, чем мы сможем связать им руки.
Нелл заторопилась к двери, распахнула ее и почти натолкнулась на хозяина гостиницы и его жену.
– Вы слышали его, – рявкнула она. – Что у вас есть?
– Они угрожали нам, знаете ли, – вспылил хозяин, попятившись.
– Меня это не волнует. Найдите веревку, немедленно.
Очевидно, мужчина осознал, что взятка, которую ему пообещали, больше не предвидится, поэтому он принес длинную веревку из кладовки и вручил ее Элинор.
– Мне привести констебля?
Девушка почти согласилась, но сначала она хотела переговорить с Валентином. В ее сознании то оптимистическое преимущество в десять часов, которое у них было, продолжало убывать. Вызов полиции может полностью съесть его.
– Я сообщу вам через минуту, – уклончиво заявила она, убегая обратно в отдельную комнату.
Вместе они связали троих мужчин. Валентин так крепко затянул узлы на веревках на ногах Кобб-Хардинга, что Элинор не удивилась, если бы, в конце концов, у сына графа образовалась гангрена.
– Все, – наконец произнес Валентин, выпрямляясь. – Сейчас они уже никуда не поедут.
– С тобой все в порядке? – спросила Нелл.
Маркиз медленно протянул ей руку. Она положила свои пальцы на его ладонь, и он повел ее в дальний конец комнаты.
– У тебя кровь на щеке, – прошептал маркиз, прикасаясь к ее лицу.
– Не думаю, что это моя кровь. Это у тебя рассечена голова. – Элинор осознала, что его пальцы дрожат, и еще крепче сжала их. – Ты немного напугал меня.
– Я знаю. Мне нужно было, чтобы они расслабились хотя бы на мгновение. Я бы никогда… – Он остановился и откашлялся. – Я бы никогда не позволил никому причинить тебе боль, Элинор. Я должен был осознать, что Стивен не сдастся так легко. Я подверг тебя опасности. Это…
– Шшш, – прошептала она. – Я не пострадала.
– Нет, ты пострадала. – Маркиз наклонился, чтобы поцеловать ее. – Я не отношусь к тому типу мужчин, которым доверяют женщины. Я знаю, что ты не доверяешь мне.
– Я доверяю тебе свою жизнь, Валентин.
Он слегка улыбнулся.
– Но не свое сердце.
– Это не то, что я имела в виду. Ты напугал меня потому, что на секунду я подумала, что он убил тебя.
Валентин долго смотрел на нее.
– Благодарю тебя за это. – Затем, к ее изумлению, он взял другую ее руку и тоже сжал в своих руках, а потом опустился перед ней на колени. – Я… Я не смогу вынести, если потеряю тебя, Элинор, – продолжил он хриплым шепотом. – Ты заставляешь меня ощущать себя всемогущим, и счастливым, и удовлетворенным. Ты преподала мне так много уроков.
Элинор могла верить ему, когда его лицо было запрокинуто вот так, кровь бежала по одной щеке и обманчиво-сонные глаза смотрели более честно и искренне, чем она когда-либо помнила. Она хотела верить ему.
– Ты тоже многому научил меня. Большему, чем я когда-либо мечтала научиться.
Его улыбка отразилась глубоко в его глазах.
– Ты и я, мы с тобой не такие уж и разные, знаешь ли. Ты беспокоишься о слишком многих вещах, а я мало о чем беспокоюсь. За исключением тебя, конечно же. В последнее время ты заставляла меня слишком много думать.
О Боже.
– Неужели я это сделала?
– Да, именно ты. Я лю…
Дверь в общую комнату снова распахнулась. До того, как Элинор смогла хотя бы вздохнуть, Валентин вскочил на ноги, загородив ее своим телом. Девушка могла ощущать напряжение в его плечах, каждый мускул натянулся и был готов защищать ее. Оберегать ее.
Но маркиз не двигался. Сделав вдох, Элинор выглянула из-за его плеча.
– О нет, – прошептала она.
Его вычисления были неточны примерно на девять с половиной часов, но Валентин оказался прав. Ее братья догнали их.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Грех и чувствительность - Энок Сюзанна



Прикольно, хотя такие мотивы уже бывали...
Грех и чувствительность - Энок СюзаннаKotyana
18.03.2013, 13.48





Только мне "повезло" лицезреть 1 и 10 главы как ЧИСТЫЙ ЛИСТ? Причем белого цвета. без малейшего признака текста...
Грех и чувствительность - Энок СюзаннаKotyana
18.03.2013, 13.56





Очень понравилось, легко и ненавязчиво, возможно, немного затянуто
Грех и чувствительность - Энок СюзаннаItis
7.05.2013, 10.55





1 глава также не открывается,
Грех и чувствительность - Энок Сюзанная
7.05.2013, 12.03





Мне очень понравилось это произведение. Да действительно немного затянуто, но это же роман И в столь долгом описании есть своя изюминка.
Грех и чувствительность - Энок СюзаннаЮлия
2.08.2013, 11.19





Очень классный роман, читается на одном дыхании!
Грех и чувствительность - Энок СюзаннаВиталина
16.08.2013, 7.50





Роман начинается с минета, который одна дама делает главному герою. Моя сокурсница, получившая изысканное воспитание(фортепьяно, пение), певшая на сцене( ресторан), вся гламурная и богемная, 3 раза была замужем. 2-й муж, самый любимый, имел одно свойство: как подопьет - подавай ему минет. И она честно пыталась его практиковать. Но все ее попытки заканчивались рвотой над унитазом. Так брак и распался. Есть женщины, которые физически не способны к тому, что бы пенис полоскался у них в ротоглотке. Так, что гл. герою следовало провести с Элинор такое же испытание, а то из брака может получиться пшик.
Грех и чувствительность - Энок СюзаннаВ.З.,67л.
11.08.2015, 12.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100