Читать онлайн Хевен, автора - Эндрюс Вирджиния, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Хевен - Эндрюс Вирджиния бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.11 (Голосов: 70)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Хевен - Эндрюс Вирджиния - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Хевен - Эндрюс Вирджиния - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эндрюс Вирджиния

Хевен

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3
Логан Стоунуолл

В понедельник утром, не успели мы с Томом, Фанни, Нашей Джейн и Кейтом войти в школьный двор, как Том уже показывал мне нового мальчика, который будто бы не сводил с меня глаз в аптеке. Когда я повернулась в сторону спортплощадки, где мальчишки уже затеяли игру, у меня перехватило дыхание. Он стоял отдельно от других, этот новенький, и был одет получше ребят из долины. Утреннее солнце светило ему в спину, и по краю его темных волос горел яркий ореол. Лица я видеть не могла, так как оно было в тени, но уже по осанке – высокий, прямой, не сутулящийся, как некоторые местные мальчишки, стесняющиеся своего роста, – я поняла, что он мне понравился с первого взгляда. Конечно, это глупо, чтобы так сразу понравился совершенно незнакомый мальчик лишь из-за его определенной уверенности в себе (но не самоуверенности), внешней силы и манеры держаться. Но, взглянув на Тома, я сразу поняла, почему это произошло. Логан, как и Том, был одарен природной привлекательностью и естественностью манер, которые происходили от понимания того, кто ты и что ты. Я снова взглянула на Тома. Как он может с такой гордостью вышагивать рядом со мной, когда он Кастил?
Я очень хотела бы обладать его манерой держаться, его уверенностью в себе, его умением принимать непростые жизненные обстоятельства. И могла бы, будь у меня отцовская любовь, как у него.
– Он снова смотрит на тебя, – прошептал Том, больно толкнув меня локтем, вызывая визгливый, слишком громкий крик Фанни:
– Он не на Хевен смотрит, а на меня!
Мне стало снова стыдно за Фанни. Но если этот новенький и слышал, то не подал виду. Он продолжал стоять, выделяясь, как рождественская елка, одетый в серые тщательно выглаженные фланелевые брюки, белую рубашку, ярко-зеленый пуловер и серо-зеленый галстук в полоску. Ботинки его блестели. Все местные мальчишки носили джинсы, вязаный верх и обувь спортивного типа. Никто не приходил в школу таким наряженным, как Логан Стоунуолл.
Смотрел ли он на нас? Должно быть, смотрел, потому что, к моему ужасу, он внезапно направился в нашу сторону! Ну что я могу сказать такому нарядному парню? Мне захотелось провалиться сквозь землю. С каждым шагом он приближался, и я уже заметно паниковала, явно не готовая встретиться с человеком, у которого есть фланелевые брюки. Я бы вообще не знала, что существует такая ткань, если бы однажды мисс Дил не пришла в школу в костюме из фланели (потом она понемногу стала просвещать меня по этой части). Попытавшись улизнуть в сторону вместе с Кейтом и Нашей Джейн, пока Логан не успел заметить моей поношенной блеклой одежды и потертых, почти лишенных подметок туфель, я услышала хныканье Нашей Джейн:
– Мне нехорошо, хочу домой, Хевли.
– Опять? Никаких «домой». Ты никогда не закончишь и начальной школы, если все время будешь болеть и сидеть дома, – шепотом наставляла я ее. – Может быть, в обед я сумею принести вам с Кейтом сандвич и молока.
При мысли о половинке сандвича с тунцом, довольный Кейт запел песенку про рыбу-тунца, а Наша Джейн, бросив мою руку, засеменила в свой класс, в котором всем начинающим, казалось, было весело. Но только не Нашей Джейн.
Я поспешила за двумя своими подопечными, но Логан Стоунуолл опередил меня. Через некоторое время он уже здоровался за руку с Томом. Логан был тем внешне привлекательным мальчиком, каких изображают в книгах и журналах. Чувствовалось, многие годы он провел в интеллигентной среде, что придавало его внешности породистость, которой были лишены все мы в здешних горах. Тонкий прямой нос, нижняя губа более утолщенная и выгнутая, чем верхняя, и с расстояния в шесть футов я четко видела, как его синие глаза тепло улыбаются мне. У Логана был мощный квадратный подбородок, а ямочка на левой щеке то появлялась при улыбке, то исчезала. Его уверенная манера держаться вызывала у меня растерянность, и я боялась, что скажу или сделаю что-нибудь не то и тогда он отвернется от меня к Фанни, которой прощаются все ошибки. К Фанни мальчики вечно липнут.
– Привет, новенький, – поприветствовала его с широкой улыбкой Фанни, опередив меня. Она никогда не берет на себя труд развести Кейта и Нашу Джейн по классам. – Ты самый симпатичный мальчик, каких я только видывала.
– Это Фанни, моя сестра, – пояснил Том.
– Привет, Фанни, – ответил Логан, скользнув по Фанни глазами и дожидаясь, когда Том представит меня.
– А это моя сестра, Хевен Ли. – И столько гордости прозвучало в словах брата! Будто он не видел моего жалкого облачения и не знал, что мне стыдно ходить в таких туфлях. – А вон та маленькая девочка, которая высунула нос из двери, моя младшая сестренка, мы зовем ее Нашей Джейн, а через коридор – видишь того рыжеватого, который смотрит на нас и улыбается, – мой брат Кейт. Иди, сядь на место, Кейт. И ты, Наша Джейн, тоже.
Как это удавалось Тому вести себя так естественно с этим до мозга костей городским и хорошо одетым парнем? Я дрожала от волнения под взглядом его улыбающихся сапфировых глаз. Такого со мной еще не случалось…
– Какое чудесное имя, – произнес Логан Стоунуолл, и наши глаза встретились. – Оно тебе очень идет. Мне кажется, я никогда не встречал таких небесно-голубых глаз.
– А у меня черные глаза, – вылезла вперед Фанни, загораживая меня. – Многие имеют глаза, как у Хевен. А мне больше нравятся синие, как у тебя.
– Мисс Дил говорит, что у Хевенли васильковые глаза, – с явной гордостью сообщил Том. – Тут в десятке миль в округе не найдешь глаз такого оттенка, я их называю небесно-голубыми.
– Ты, похоже, прав, – тихо произнес Логан Стоунуолл, не отрывая от меня взгляда.
Мне было только тринадцать, а ему вряд ли больше пятнадцати, максимум шестнадцать лет, но когда наши взгляды встретились, будто раздался звон колокола, и казалось, что его эхо будет звучать всю нашу оставшуюся жизнь.
Но это всего-навсего был лишь сигнал к началу уроков.
От необходимости что-либо отвечать меня спасла начавшаяся беготня детей, которые торопились разбежаться по Классам и занять места до прихода учителей. Том засмеялся, направившись к своему столу.
– Хевенли, я никогда не видел на твоем лице столько оттенков красного цвета. Логан Стоунуолл – просто один из ребят. Он одет и выглядит лучше, чем большинство, но все-таки Логан такой же, как и все.
Том не мог чувствовать того, что чувствовала я, и все-таки, прищурив глаза, он как-то странно стал приглядываться ко мне, пока наконец не отвернулся и не склонил голову, читая молитву. То же сделала и я.
Пришла мисс Дил. В раздумьях, что же скажу Логану, когда увижусь с ним в следующий раз, подошло обеденное время. Надо было сдержать обещание насчет сандвича и молока. Я сидела за столом, когда другие убежали обедать. Мисс Дил подняла голову:
– Хевен, ты хочешь мне что-то сказать?
Я подумала было попросить насчет сандвича для Кейта и Нашей Джейн, но язык как-то не поворачивался. Я встала и с улыбкой поспешила из класса в коридор, не поднимая головы и моля Бога о том, чтобы на полу оказалась двадцатипятицентовая монетка. И в этот момент в поле моего зрения попали серые ботинки Логана.
– Я ждал вас с Томом, пока вы выйдете. – Голос его звучал искренне, а глаза улыбались. – Вы не пообедаете со мной?
– Я никогда не обедаю.
Мой ответ поверг его в раздумье, он нахмурился.
– Ну как же, ведь все обедают. Так что пойдем съедим по гамбургеру, жаркому, выпьем по коктейлю.
Выходит, он предлагал заплатить и за мой обед? Во мне взыграла гордость.
– Во время обеда я должна присматривать за Нашей Джейн и Кейтом…
– О'кей, их я тоже приглашаю, – как бы между прочим согласился Логан. – И Тома с Фанни, если ты беспокоишься о них.
– Мы не можем позволить себе, чтобы платили за наш обед.
Секунду-другую он не знал, что сказать. Потом бросил на меня быстрый взгляд и пожал плечами.
– Хорошо, раз вы так на это смотрите… Господи, да не смотрю я на это так! Но сейчас моя гордость вознеслась слишком высоко – на уровень горных вершин Уиллиса.
Логан прошел мимо меня к дверям начальных классов. Как бы он не пожалел, подумала я, о своем приглашении. Кейт и Наша Джейн терпеливо ждали у дверей, пока Наша Джейн не подлетела ко мне и, часто дыша, спросила:
– Так мы поедим, Хевли-и? А то у меня животик болит.
Одновременно и Кейт затараторил про сандвичи с тунцом, которые я обещала.
– Мисс Дил опять прислала? – спросил он и стал смотреть на меня в ожидании ответа. – Сегодня понедельник? Она прислала нам молока?
Я пыталась улыбнуться Логану, который все слышал и в задумчивости смотрел то на Нашу Джейн, то на Кейта. Потом он обратился ко мне с улыбкой:
– Если вы предпочитаете сандвич с тунцом, давайте поторопимся в кафетерий, может быть, там еще осталось.
Деваться было уже некуда, потому что братишка с сестрой со всех ног устремились в кафетерий – как лисы на запах курятины.
– Хевен, – сказал Логан проникновенным тоном, – не в моих правилах позволять девочке платить за свой обед, если я приглашаю ее. Пожалуйста, позволь мне оказать тебе маленькую услугу.
Не успели мы войти в кафетерий, как до меня донеслись перешептывания – что это, мол, Логан связался с этими замарашками Кастилами. Том был уже там – видно, Логан пригласил его заранее, – и мне почему-то сразу стало легче. Теперь я обрела способность улыбаться. Я помогла Нашей Джейн и Кейту устроиться за длинным столом, при этом Кейт, придвинувшись поближе к сестренке, стал робко оглядываться по сторонам.
– Все по-прежнему настаивают на сандвиче с тунцом и молоке? – спросил Логан.
Наша Джейн и Кейт остались верны своему выбору, а я согласилась на гамбургер и кока-колу. Логан попросил Тома помочь ему принести еду, и, когда они ушли, я стала оглядываться в поисках Фанни. В кафетерии ее не было. Мое беспокойство усилилось. У Фанни были свои способы зарабатывать на еду.
Ученики вокруг нас продолжали перешептываться, даже не заботясь о том, что я могу их услышать.
– И что ему она?.. Деревня и деревня… Он же наверняка из богатой семьи…
Логан Стоунуолл приковал к себе множество глаз, когда вместе с Томом вернулся к столу. Оба улыбались и с довольными лицами раскладывали и расставляли на столе сандвичи с тунцом, гамбургеры, жаркое по-французски, коктейли, молоко. Наша Джейн и Кейт были ошарашены видом такого количества еды. Им хотелось отпить моего коктейля, откусить гамбургера, попробовать жаркого. Кончилось тем, что я выпила молоко, а Наша Джейн, закрыв от удовольствия глаза, выпила мою кока-колу.
– Я возьму еще одну, – предложил Логан, но я не позволила ему, он и так сделал больше чем достаточно.
Я узнала, что ему действительно исполнилось пятнадцать. Он радостно улыбался, когда я шепотом произнесла, сколько лет мне, и настоял, чтобы я назвала дату рождения, будто это имело важное значение. Оказалось, что имело: мать Логана верила в астрологию. Он рассказал, как ему удалось устроиться в тот же зал, где я делала домашние задания. Я старалась заниматься в школе, чтобы домой брать не учебники, а романы.
Впервые в жизни у меня появился мальчик, настоящий друг, который не считал меня легкой добычей просто потому, что я с гор. Логан не издевался над моей одеждой или жилищными условиями. Однако с первого же дня он приобрел врагов в школе, потому что он был другим: слишком хорошо выглядел и носил чересчур «городскую» одежду. Многих раздражало, что его семья была чересчур богатой, отец – очень уж образованным, а мать – излишне надменной. Другие мальчишки сделали вывод о новичке: маменькин сынок, хотя в первый же день Том сказал, что Логан себя еще покажет. Ребята нет-нет, да и старались выкинуть против него какую-нибудь дурацкую, но не такую уж безобидную шутку. То подкладывали кнопки в спортивную обувь, когда урок проходил в гимнастическом зале, то туго связывали их шнурками, и он не успевал вовремя вернуться к следующему уроку, то наливали клей в его ботинки и разбегались от Логана, выходившего из себя и грозившего поколотить кое-кого.
Логан учился двумя классами старше нас с Томом. Через неделю он тоже ходил в джинсах и клетчатых рубашках (правда, джинсы у него были более дорогих фирм, а рубашки ему покупали где-то в Новой Англии, от какого-то «Бинза»). Но, несмотря на перемены в одежде, он продолжал выделяться среди всех. Его речь была тихой, мягкой и вежливой, в то время как другие говорили грубо, резко и громко. Логан не старался вести себя как другие ребята и не хотел переходить на их неотесанный язык.


В пятницу я, к большому удивлению Тома, не пошла в зал для самоподготовки. И, пока мы топали по дорожке, он все приставал ко мне с расспросами. Солнечный сентябрьский день выдался вполне теплым, и Том искупался в речке – как был в одежде, лишь сбросив свою стоптанную обувь. Я упала ничком на траву, Наша Джейн прижалась ко мне, а Кейт разглядывал белку, устроившуюся на суку. Том плескался рядом, и я, не вкладывая в свои слова особого значения, брякнула:
– Как я хотела бы родиться с серебристо-золотыми волосами.
И тут же прикусила язык, увидев взгляд Тома. Он вылез из воды и по-собачьи повертел головой, отряхивая капли. К счастью, Фанни здорово отстала, но и на расстоянии до нас то и дело доносился ее хохот – снизу, из-за леса.
– Хевенли, так ты все теперь знаешь? – спросил Том странным, неуверенным шепотом.
– Что я знаю?
– Почему ты хочешь иметь именно такие волосы, ведь и твои очень даже красивые.
– Да так просто, взбалмошное желание.
– Нет уж, погоди, Хевенли. Раз мы с тобой хотим остаться настоящими друзьями, даже больше чем братом и сестрой, ты должна быть со мной откровенной. Знаешь ты или не знаешь, у кого был этот серебристо-золотой цвет волос?
– А ты знаешь? – попыталась я уклониться от ответа.
– Конечно, знаю, – ответил Том на ходу. Уже давно, – тихо добавил он. – Как только пошел в школу. В туалете ребята рассказали мне, что у папы раньше была городская жена, из Бостона, и у нее были длинные серебристо-золотые волосы, говорили также, что она не смогла выдержать жизни в горах. Я все время надеялся, ты про это никогда не узнаешь. Так что брось думать, что я такой расхороший из себя, никакой я не расхороший. Во мне нет бостонской крови, никаких генов богатства, которые переходили из поколения в поколение, как у тебя. У меня на все сто процентов гены деревенщины, что бы вы там с мисс Дил ни думали.
Мне было больно слышать от него такие слова.
– Не смей так говорить, Томас Люк Кастил! Ты слышал, что нам рассказывала мисс Дил. Родители с самыми светлыми головами часто производят на свет идиотов, а идиоты могут дать жизнь гению! Это естественный путь к выравниванию. Она разве не говорила, что иногда умные папа и мама, похоже, расходуют все мозговые ресурсы на себя, а детям ничего не оставляют? И вообще, в природе все непредсказуемо. А единственная причина твоих не всегда, как у меня, отличных оценок – это слишком частые прогулы. Ты должен верить тому, что говорит мисс Дил: каждый из нас уникален в своем роде и рожден для выполнения задачи, которую лишь ему суждено исполнить. Никогда не забывай об этом, Томас Люк.
– И ты не забывай тоже, – резко произнес Том, строго взглянув на меня. – И перестань плакать по ночам о том, что ты такая, а не другая. Ты мне нравишься, какая есть. – Его зеленые глаза смотрели на меня нежно, в сумрачной тени сосновых деревьев в них играли огоньки. – Ты моя настоящая «цыганская» сестра, и ты для меня в десять раз важнее, чем моя единокровная сестра Фанни, которой наплевать на всех, кроме себя. Она меня так не любит, как ты, и я не могу любить ее так, как тебя. Ты моя единственная сестра, с которой я могу помечтать обо всем. – Том посмотрел на меня так печально, что мне стало больно.
– Том, если ты скажешь еще что-нибудь, я заплачу! Мне думать больно, что однажды ты уедешь куда-нибудь и я тебя никогда больше не увижу.
Он отрицательно замотал головой, и его волосы разлохматились.
– Никуда я не уеду, если ты этого не захочешь, Хевенли. Мы с тобой вместе навеки. Как это говорят в книгах – несмотря на любые преграды, вместе в дождь и в снег… во тьме и мраке ночи…
Я рассмеялась, хотя в глазах у меня еще стояли слезы.
– Это все слова, глупости. – Я пожала Тому руку. – Давай пообещаем друг другу, и пусть поможет нам Бог, что наши пути никогда не разойдутся, что мы не будем злиться друг на друга или относиться друг к другу иначе, чем сейчас.
Том обнял меня, и так нежно, словно я была из дутого стекла и в любой момент могла разбиться. Потом он усмехнулся и сказал:
– Когда-нибудь ты выйдешь замуж – я знаю, ты будешь говорить, что нет, но Логан Стоунуолл уже смотрит на тебя телячьими глазами.
– Как он может любить, когда совсем меня не знает?
Том спрятал лицо в моих волосах.
– Все, что ему нужно сделать, – это посмотреть тебе в лицо, в твои глаза – там у тебя все написано.
Я отстранилась и смахнула слезы:
– А на тебя папа смотрит, когда ты что-то делаешь или когда он чем-то занимается?
– Слушай, а почему ты позволяешь ему так обижать себя?
– Ой, Том… – Я припала к его груди и по-настоящему заревела. – Ну как я могу поверить в себя, когда мой собственный отец не может заставить себя посмотреть на меня? Ему, наверно, чудится во мне что-то дьявольское, потому и ненавидит.
Он гладил меня по голове, по плечу, и когда я подняла на него глаза, увидела на лице Тома слезы, будто ему передалась моя боль.
– Когда-нибудь папа поймет, что он не питает к тебе ненависти, Хевенли. Этот день скоро настанет, я уверен.
Я отпрянула от него.
– Никогда этого не будет, ты же сам знаешь. Папа считает, что я своим рождением убила его ангела. Он и через тысячу лет не простит мне этого! Если хочешь знать мое мнение, думаю, моей матери жутко повезло, что она избавилась от него! Он все равно рано или поздно стал бы относиться к ней так же жестоко, как теперь к Саре!
Мы оба были потрясены своими откровениями. Том снова обнял меня и пытался улыбкой поднять настроение, но улыбка выходила слишком печальная.
– Папа не любит маму, Хевенли. Он издевается над ней. Насколько я слышал, он любил твою маму. А на моей женился только потому, что она была беременна мной и он раз в жизни решил поступить честно.
– Потому что бабушка заставила его поступить честно! – с горечью воскликнула я.
– Запомни, папу никто не может заставить, если он сам так не решит.
– Да, я и так прекрасно помню, – ответила я, вспомнив, как отец не позволил себе даже взглянуть в мою сторону.


Снова настал понедельник, и снова мы все пришли в школу. Мисс Дил рассказывала нам о той радости, которую доставляет чтение шекспировских пьес и сонетов, а я все думала об одном: скорее бы в зал самоподготовки.
– Хевен, – обратилась ко мне мисс Дил, внимательно посмотрев на меня, – ты слушаешь или спишь с открытыми глазами?
– Слушаю.
– О каком стихотворении я сейчас рассказывала? Честное слово, я не могла вспомнить ни слова из того, что она говорила в последние полчаса. Это было не похоже на меня. Ой, хватит думать об этом несчастном Логане. Но вот я оказалась в зале самоподготовки, Логан сел справа от меня, и всякий раз, когда наши глаза встречались, меня охватывало какое-то странное чувство. Он не был ни чистым шатеном, ни чистым брюнетом, скорее, его волосы представляли смесь этих цветов, и кое-где лучи летнего солнца оставили позолоту на его прядях. Мне приходилось заставлять себя не смотреть в его сторону, потому что каждый раз я сталкивалась с его взглядом. Логан улыбнулся и произнес:
– Кто же это оказался таким изобретательным и дал тебе имя – Хевен? Никогда, ни у кого не слышал.
Я пару раз проглотила комок в горле, прежде чем смогла внятно проговорить:
– Меня так назвала первая жена моего отца, спустя несколько минут после моего рождения. Саму ее звали Ли. Бабушка сказала, что она хотела дать мне возвышенное имя. Более возвышенное, чем Хевен, нелегко придумать.
– Это самое красивое имя, которое я когда-либо слышал. А где теперь твоя мама?
– На кладбище. Она умерла, – отрезала я, забыв, что мне следует быть очаровательной и кокетливой. Вот Фанни никогда не забывает об этом. – Она умерла через несколько минут после моего рождения. И отец никак не может мне простить, что я отобрала у нее жизнь.
– В этой комнате – никаких разговоров! – прикрикнул на нас мистер Прэкинз. – Кто еще раз заговорит, получит пятнадцать часов после уроков!
Взгляд Логана сделался сочувственным. Когда мистер Прэкинз на минуту вышел, Логан прошептал:
– Мне очень жаль, что так вышло, но ты сказала неверно. Твоя мать не на кладбище – она ушла в иной, лучший мир, на небеса.
– Если рай или ад существуют, то они здесь, на земле, я все время об этом думаю.
– Сколько же тебе лет – сто двадцать, не меньше?
– Сам знаешь – тринадцать! – сердито поправила я его. – А чувствую я себя сегодня на все двести пятьдесят.
– Почему так?
– Просто чувствую себя не на тринадцать лет, вот почему.
Логан прокашлялся, взглянул на мистера Прэкинза, посматривающего на нас через прозрачную стеклянную стену, и рискнул задать мне шепотом еще один вопрос:
– Это будет нормально, если я сегодня провожу тебя домой? Я еще ни разу не беседовал с человеком, которому двести пятьдесят лет, и ты так разожгла мое любопытство. Мне очень интересно было бы тебя послушать.
Я кивнула и почувствовала себя несколько неловко. Я загнала себя в ситуацию, когда могу разочаровать его ординарными ответами. Что я понимаю в мудрости, старости да и вообще?
Логан появился-таки на краю школьного двора, где мальчики, провожавшие девочек, живущих в горах, ждали своих подруг. Там же торчала и Фанни.
Она крутилась на этом пятачке, то распуская волосы по лицу, то закидывая их назад, то описывая ими круги, Фанни широко улыбнулась, завидев Логана, словно он шел навстречу к ней. Тут же стояли и Том с Кейтом. Том, казалось, удивился, увидев Логана у исходной точки нашей тропинки. Тропинка эта была малозаметной, она петляла поначалу среди кустарника, а дальше заводила в лес и выходила только к нашей избушке под самым небом. В тот миг, когда Фанни увидела и меня на дорожке, она издала такое громкое восклицание, что мне стало не по себе, и я не знала, куда деваться.
– Хевен, а чего это ты с этим новеньким? Ты же ведь не любишь мальчиков! Сама же миллион раз говорила, что хочешь быть учительницей, эдаким старым сухарем.
Я постаралась не обращать внимания на Фанни, хотя и густо покраснела. И это называется солидарность сестер. Собственно, особого такта от нее и ждать было нечего. Я вымученно улыбнулась Логану. На Фанни лучше всего не реагировать.
Логан неодобрительно взглянул на нее, Том тоже.
– Фанни, пожалуйста, не говори больше ничего, – попросила я ее, испытывая неловкость. – Поторопись лучше домой, постирай немножко для разнообразия.
– Я никогда не хожу домой просто с братом, – пренебрежительным тоном произнесла Фанни, адресуя ответ Логану, а потом одарила его своей самой очаровательной улыбкой. – Ребятам не нравится Хевен, им всем нравлюсь я. И тебе я тоже понравлюсь. Хочешь взять меня за руку?
Логан обвел взглядом Тома, меня, потом серьезно обратился к Фанни:
– Спасибо тебе, но в настоящий момент я собираюсь проводить домой Хевен и послушать то, что будет говорить мне Хевен.
– Знал бы ты, как я пою!
– В другой раз, Фанни, я послушаю, как ты поешь.
– У нас Наша Джейн поет… – нерешительно вставил слово Кейт…
– Да, вот она действительно поет! – воскликнул Том, схватив Фанни за локоть и увлекая за собой. – Пошли, Кейт, Наша Джейн ждет тебя.
Кейт сразу отреагировал. Он торопливо двинулся за Томом, потому что Наша Джейн сидела дома: она пропустила школу из-за того, что у нее снова болел живот и поднялась температура.
Фанни вырвалась от Тома, отбежала в сторону и, скорчив гримасу, закричала:
– Ты эгоистка, Хевен Ли Кастил! Жадная, тощая, страшная! У тебя противные волосы! У тебя противное и дурацкое имя! Мне все в тебе противно! Вот так! Дождешься, я все расскажу про тебя папе! Папе не понравится, что ты принимаешь милостыню от какого-то незнакомого городского парня, который жалеет тебя! Что ты ешь его гамбургеры и все прочее, да еще учишь Нашу Джейн и Кейта побираться!
На сей раз Фанни выплеснула из себя все самое омерзительное, всю свою зависть и ненависть. Она вполне может осуществить угрозу, и тогда отец накажет меня.
– Фанни. – Том побежал к ней, стараясь поймать. – Можешь взять себе мой акварельный набор, если не будешь раскрывать рта и не скажешь, что Логан приглашал нас всех на обед…
Фанни зразу заулыбалась:
– Ладно! И альбом для раскрашивания, который тебе мисс Дил дала! А не знаешь, почему она мне ничего не подарила?
– А ты сама не знаешь? – пренебрежительно спросил ее Том, передавая акварельный набор и альбом для раскрашивания. Я-то знала, как они ему самому нужны. У брата никогда раньше не было акварельных красок и альбома для раскрашивания про Робин Гуда. В этом году Робин Гуд был его любимым книжным героем. – Вот научишься вести себя в гардеробе, тогда мисс Дил, может быть, и проявит к тебе щедрость.
И снова мне хотелось умереть от стыда!
С плачем Фанни упала на тропинку, которая петляла среди высоких деревьев, упирающихся, казалось, прямо в небо, и стала колотить по траве кулачками тут же закричала, потому что в траве оказался камешек и Фанни ушибла руку до крови. Присев, она слизала кровь и умоляюще посмотрела на Тома.
– Пожалуйста, не говори папе, ну пожалуйста. Том пообещал.
Я тоже пообещала. Хотя мне по-прежнему хотелось провалиться сквозь землю, чтобы не видеть широко раскрытых глаз Логана, который, похоже, никогда в жизни не видел такой дикой, безобразной сцены. Я старалась не смотреть на него, пока Логан не улыбнулся мне с пониманием.
– Ваша семья, возможно, делает тебя, так сказать, внутренне старше, а внешне ты – моложе весны.
– Ты воруешь слова из песни! – крикнула Фанни. – Тоже мне, нашел способ заигрывать!
– Эй, закройся! – прикрикнул Том, снова схватив ее за руку и потянув за собой, да так, что Фанни оставалось или бежать за Томом или расстаться с рукой. И мне наконец удалось побыть с Логаном вдвоем.
Кейт снова замыкал наше шествие. Неожиданно застыв словно загипнотизированный, он начал разглядывать малиновку, которая вскоре улетела, иначе Кейт мог бы стоять так очень долго.
Когда мы остались одни, Логан заметил:
– Сестра у тебя, конечно, необычная.
Кейт здорово отстал, увлекшись наблюдениями. Я вся была поглощена своими мыслями. Ребята из долины считали, что девочки с гор весьма доступны и с ними можно поэкспериментировать в вопросах пола. В свои годы Фанни уже уловила этот дух гор с его более ранним проявлением сексуальности, чем в низинных местностях. Вероятно, это объяснялось тем, что все происходило в наших дворах и одно-двухкомнатных лачугах. Не было необходимости в специальном половом воспитании, поскольку дети оказывались лицом к лицу с сексом, как только начинали отличать мужчину от женщины.
Логан кашлянул, чтобы напомнить о себе.
– Готов выслушать рассказ о нажитой тобой за долгие годы мудрости. Я бы записывал, но на ходу неудобно. Но в следующий раз захвачу магнитофон.
– Ты смеешься надо мной, – запротестовала я, а потом стала рассказывать об истоках своей «мудрости». – Видишь ли, мы живем вместе с бабушкой и дедушкой. От дедушки только в случае крайней необходимости редко добьешься слова. А вот бабушка, наоборот, говорит и говорит не умолкая. И все время вспоминает, как хорошо было в старые времена, и жалуется, как плохо все сейчас. Моя мачеха вечно ругается и злится, потому что у нее забот невпроворот, а возможности ограниченные… И иногда, натыкаясь в своем домишке на эти проблемы, я чувствую, что мне даже не двести пятьдесят, а тысяча лет, только я не обладаю тысячелетней мудростью.
– О, ты девочка, которая умеет говорить честно, – с улыбкой произнес Логан. – Мне это нравится, и я могу тебя понять. Что касается меня, то я – единственный ребенок, рос среди дядь, теть и бабушек с дедушками. А у тебя еще два брата, две сестры.
– Ты считаешь это преимуществом или недостатком?
– Как посмотреть. С моей точки зрения, Хевен Ли, это преимущество – иметь большую семью. Никогда не будешь одиноким. А я все время один да один, а хотелось бы иметь братьев и сестер. Том – хороший парень, веселый, очень спортивный. А Кейт и Наша Джейн – красивые дети.
– А Фанни? Что ты думаешь о Фанни?
Он покраснел, замялся, потом все же медленно ответил, осторожно подбирая слова:
– Я думаю, что из нее вырастет такая… экзотическая красотка.
– И это все, что ты думаешь?
Он наверняка слышал о забавах Фанни с мальчиками в гардеробной.
– Нет, не все. Я думаю обо всех девочках, которых я видел, обо всех, кого еще увижу, и об одной по имени Хевен Ли, которую я вижу сейчас, и она имеет перспективу быть самой красивой из всех. Я думаю, что эта Хевен – исключительно честная и прямая… Так что, если, надеюсь, ты не возражаешь, я хотел бы с нынешнего дня каждый день провожать тебя домой.
Ах, какое счастье было услышать такие слова! Я рассмеялась и бросилась бежать, а потом на расстоянии крикнула:
– Логан, до завтра! Спасибо, что проводил!
– Но мы же еще не пришли! – крикнул в ответ Логан, опешив от моего неожиданного побега.
Я не могла позволить ему увидеть, где мы живем и как живем. Он же и говорить со мной после этого больше не станет.
– Как-нибудь в другой день я тебя приглашу! – крикнула я, стоя на краю небольшой пашни, отвоеванной у леса. Логан остался на другом берегу горной речки, через которую был перекинут мостик. Он стоял на фоне поляны, покрытой желтой травой, и в волосах и в глазах у него играло солнце. Живи я хоть тысячу лет, никогда не забуду, как он улыбнулся, помахал мне рукой и крикнул:
– О'кей. Я свою ставку сделал. С сегодняшнего дня Хевен Ли Кастил – моя.
Весь оставшийся путь до дома все в моей душе пело. Я никогда не была такой счастливой. Совершенно вылетело из головы собственное обещание не влюбляться до тридцати лет.
– Ты выглядишь такой счастливой, – заметила Сара, оторвавшись с тяжелым вздохом от стирки. – Как, хорошо прошел день?
– Да, мама, прекрасно.
Из дверей высунула голову Фанни.
– Мам, Хевен нашла себе дружка из долины. А ты же ведь знаешь, какие они.
Сара снова вздохнула.
– Хевен, ты же не позволяешь ему?.. Или как?
– Мама! – протестующе повысила я голос. – Ты же знаешь, я не позволю!
– Еще как позволит! – заорала Фанни. – Она творит с мальчишками такие позорные вещи в гардеробной, стыдно просто!
– Что ж ты врешь! – Я двинулась на Фанни, но Том так наподдал ей сзади, что Фанни вылетела из двери и, упав на террасу, заревела.
– Ма, это не Хевен, а Фанни выкидывает такие номера. Это самая бесстыдная девица во всей школе, тебе любой это скажет.
– Да уж скажут, будто сама не знаю, кто на что годится, – глухо проворчала Сара, подвигая в мою сторону корыто. – Ох, эта моя индианочка Фанни с ее чертовскими повадками. Когда-нибудь она достреляется своими глазищами и попадет в такую же замазку, как я теперь, попадет рано или поздно. Хевен, ты потверже будь, стой на своем: нет и нет! А теперь переоденься да постирай. Чего-то мне в последнее время нехорошо. Не пойму, отчего это я так уставать стала.
– Может, покажешься врачу, мам?
– Покажусь, когда врачи станут бесплатными.
Я закончила стирку, а Том с удовольствием помог мне развесить белье. Когда мы все завершили, двор стал похож на выставку старьевщика.
– Тебе нравится Логан Стоунуолл? – спросил Том.
– Думаю, что да, – ответила я, почувствовав, что краснею.
Том казался расстроенным, словно боялся, что Логан станет стеной между нами. Нет, это было бы невозможно.
– Том, может быть, мисс Дил даст тебе другой акварельный набор?
– А, ладно, не важно. Все равно я не собираюсь быть художником. Из меня вообще может ничего не выйти, и только ты рядом помогаешь мне поверить в себя.
– А я всегда буду рядом с тобой. Разве мы не поклялись быть вместе, несмотря на любые преграды?
Его зеленые глаза, засветившись, быстро угасли:
– Но это было до того, как Логан Стоунуолл проводил тебя домой.
– Ты же иногда провожаешь домой Салли Браун, правда?
– Это было всего один раз, – признался Том с таким видом, словно я этого не знала. – И то только потому, что она чем-то похожа на тебя – не дура и не гогочет по пустякам, как все остальные.
Тут я не нашлась, что ответить. Иногда мне хотелось быть такой же, как другие девочки, – беспечной, хохотать по поводу и без повода и не нести на себе столько обязанностей, из-за которых я чувствую себя старше своих лет.
Вечером того же дня я как следует отругала Фанни насчет ее поведения и возможных последствий. Ей передо мной было нечего отнекиваться или объясняться. В те редкие моменты, когда мы, как сестры, нуждались друг в друге, Фанни поведала, что ненавидит школу и жалеет время, которое школа отнимает у нее от развлечений. Даже в более нежном возрасте, чем в свои двенадцать, ей хотелось водить компанию со старшими мальчиками, которым нелегко было отвязаться от назойливой девочки. Фанни нравилось, когда они раздевали ее, залезали под белье и вызывали у нее волнующие ощущения. Я была ошарашена, услышав все это, но еще больше – став свидетелем.
– Больше не буду, правда, больше не позволю им, – обещала Фанни, которой сильно хотелось спать, и поэтому она готова была согласиться на все, даже выполнить мое твердое приказание.
На следующий же день, несмотря на обещания Фанни, все началось снова. Я пошла за ней в класс, чтобы отправиться вместе домой. Так мне пришлось буквально приступом врываться в гардеробную и силой отрывать от Фанни прыщавого мальчишки из долины.
– Твоя сестра не строит из себя, как ты! – прошипел прыщавый.
А Фанни все время похихикивала.
– Оставь меня в покое! – визгливо закричала она, когда я стала тащить ее за руку. – Папа относится к тебе, как к невидимке, поэтому ты не можешь знать, как приятно любить мальчиков, мужчин. А если ты будешь приставать ко мне со своими запретами, я им разрешу делать со мной все, что хотят. И мне наплевать, скажешь ты папе или нет. Все равно он меня любит, а тебя ненавидит!
Это было уж слишком, и, если бы Фанни не бросилась ко мне, не обхватила своими тонкими руками мою шею и не заплакала, умоляя простить ее, я, возможно, навсегда отвернулась бы от полной ненависти бесчувственной сестры.
– Прости, Хевен, правда, прости. Я люблю тебя, правда, люблю, люблю. Просто мне нравится быть с мальчиками. Не могу ничего поделать с собой, Хевен. И не хочу ничего делать. Это же ведь все естественно, Хевен, скажешь нет?
– Твоя сестра Фанни будет шлюхой, – объявила мне потом Сара тусклым, лишенным всякой надежды голосом, доставая из коробок наши спальные тюфяки. – Ничего ты с ней не поделаешь, Хевен. Так что думай лучше о себе.


Отец приходил домой три-четыре раза в неделю, будто желая посмотреть, на какое время у нас хватает еды, и приносил с собой продуктов на такую сумму, сколько мог позволить себе истратить за один раз. Я слышала, как бабушка рассказывала Саре, что дедушка забрал папу из школы, когда тому было всего одиннадцать лет, чтобы пристроить его на работу в угольных шахтах, но отец настолько ненавидел эту работу, что сбежал и не приходил ни в шахты, ни домой, пока дедушка не нашел его в одной из пещер.
– И Тоби поклялся Люку, что тот больше не пойдет в эти шахты, хотя у него было бы побольше денег, если бы мальчик хоть иногда работал…
– Я тоже не хочу, чтобы он шел в шахту, – уныло заметила Сара. – Нехорошо заставлять человека заниматься тем, к чему у него душа не лежит. Даже если полиция сцапает его рано или поздно, он умрет из-за одного того, что дал им поймать себя. Так пусть уж лучше умрет, чем будет сидеть в клетке, как его братцы…
Этот разговор заставил меня взглянуть на шахтеров по-иному, чем я смотрела на них раньше.
Многие из них жили не в Уиннерроу, а в различных деревушках, разбросанных по окрестностям, но не в самых горах, как мы. Часто по ночам, когда ветер стихал, я лежала на своем тюфяке, и мне казалось, я слышу удары шахтерской кирки, будто погибшие шахтеры, засыпанные углем, все пытаются пробиться на поверхность – туда, где стоит наша лачуга.
– Ты слышишь их, Том? – спросила я его в одну из ночей, когда Сара с плачем легла в постель, потому что отец не показывался дома уже пять дней. – Стук, стук, стук… Разве не слышишь?
Том сел в постели и прислушался.
– Ничего я не слышу.
А я различала слабые и далекие удары: стук, стук, стук. И еще более слабое: по-мо-ги-те, по-мо-ги-те! Я вышла на террасу – и звуки сделались громче. Я поежилась, потом позвала Тома. Вместе мы пошли на звуки и в лунном свете увидели отца. Без рубашки, весь в поту, он рубил топором дерево: скоро зима, и надо было заготовить дрова.
Впервые в жизни я смотрела на него с удивлением и жалостью. По-мо-ги-те – отдавалось у меня в голове. Может, это он выкрикивал? Что же это за человек такой, который идет ночью рубить лес, даже не заглянув домой и не поприветствовав жену и детей?
– Пап, – окликнул его Том, – я могу тебе помочь.
Отец, не переставая работать топором, из-под которого только щепки летели, крикнул в ответ:
– Иди ложись спать. И скажи маме, я получил новую работу, там приходится быть весь день, и единственное свободное время – это ночь. Вот я и рублю вам деревья по ночам, потом распилю и наколю их. – И ни слова о том, что он и меня видит рядом с Томом.
– А что у тебя за работа сейчас, пап?
– На железной дороге, парень. Учусь водить большие такие паровозы. Бросаю уголь… Приходи завтра в семь в депо, увидишь, как я выезжаю…
– Мама тоже с удовольствием посмотрела бы на тебя, пап.
Топор, как мне показалось, на мгновение завис в отцовских руках.
– И она увидит… Когда надо, тогда и увидит.
И больше ничего не сказал. Я повернулась и бросилась бежать домой.
Упав на постель, я залилась слезами. Они лились на мою подушку, набитую куриными перьями, и я не знала точно, почему так расплакалась – то ли внезапно стало очень жалко отца, то ли еще больше – Сару.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Хевен - Эндрюс Вирджиния



Просто психологический трилер,жуть как не понравилось.
Хевен - Эндрюс Вирджинияяна
31.05.2011, 8.27





Необыкновенно интересная история девочки из нищей семьи,которая проходит все круги ада,чтобы стать независимой и найти свою настоящую семью...
Хевен - Эндрюс ВирджинияЛана
3.03.2012, 20.51





Читала несколько раз! Очень понравилось! Везде ищу продолжение: книжные магазины, библиотеки, онлайн магазины, и нигде нет!
Хевен - Эндрюс ВирджинияНаталья
22.03.2012, 13.40





Книга замечательная,интересно есть ли продолжение!
Хевен - Эндрюс Вирджинияmargo2568
26.03.2012, 21.36





Читала давно! Очень понравилась! В книжных искала продолжение, но нигде нет!
Хевен - Эндрюс ВирджинияНаталья
6.09.2012, 14.06





необыкновенная. замечательная книга! очень хотелось бы почитать продолжение этой истории.
Хевен - Эндрюс Вирджиниялия
7.09.2012, 20.39





Самая потрясающая книга
Хевен - Эндрюс Вирджинияolga
25.01.2013, 23.54





просто супе роман!!!я в шоке! не читала ничего более интересного. Так хочется продолжение прочитать! 10 баллов.
Хевен - Эндрюс Вирджинияjulia
16.07.2013, 20.36





Нашла серию в инете. Читайте с удовольствием!rnКастил. rn1. Хевен rn2. Ангел тьмы rn3. Падшие сердца rn4. Врата рая rn5. Паутина грез
Хевен - Эндрюс Вирджинияjulia
16.07.2013, 21.11





Роман просто супер!Не оторваться! Столько интриги. rnУважаемая администрация сайта! Выложите, пожалуйста, продолжение саги Кастил:rn1. Хевенrn2. Ангел тьмыrn3. Падшие сердцаrn4. Врата раяrn5. Паутина грезrnПриходится искать данные книги на других сайтах...
Хевен - Эндрюс ВирджинияОльга
19.07.2013, 19.28





Так много всего намешано. Такие странные толкования жизни, непонятные жизненные выводы, вообще многое из их жизни ине понятно и не приемлемо. А писатели пишут. А люди читают. Бред какой то
Хевен - Эндрюс ВирджинияМ
20.07.2013, 20.34





Я в шоке шоке! Роман очень понравился! Буду читать продолжение. Невероятно захватывающий сюжет. Советую читать!
Хевен - Эндрюс ВирджинияЖанна
21.07.2013, 21.47





я не поняла, а от чего Том умер об этом говорилось в письме хевен ли отцу? кто читал? это в первой главе Падшие сердца, скажите ото читать долго а каникулы уже через месяц кончатся
Хевен - Эндрюс Вирджиниялера
23.07.2013, 13.09





Кошмар какой-то,а не книга!Бедная девочка,не знавшая милосердия!Вся жизнь в слезах,в страданиях,в рабской работе,в нужде и в довершение ко всему в побоях.Вот это автор закрутила,в жизни насмотрелась или сама придумала?И что это за местность,где люди в детском возрасте(13-14лет)уже женятся,рожают детей?По психологической нагрузке напомнило "Сто лет одиночества".Ну жуть!В себя прийти не могу.Кто читал продолжение,там тоже все мрачно или есть светлые моменты?Любознательно,что автор сотворила со всеми дальше и приняли ли Хевен Ли родители ее матери?Обычно во всех романах родственники оступившегося чада на всю жизнь отворачиваются.Какие злыдни!Никогда этого не понимала и не принимала.10 из 10.Но как все печально и беспросветно в этом романе.Только в первой части любовь детей друг к другу согревает впечатление.
Хевен - Эндрюс ВирджинияСкорпи
23.07.2013, 14.40





Очень понравился роман! Необычный сюжет, Книга с первой страницы очень затягивает. Сопереживала главной героини. Буду читать продолжение!10 баллов.
Хевен - Эндрюс Вирджиниялена
9.09.2013, 21.22





10 баллов из 10!Закрученный, довольно необычный, но в тоже время завораживающий сюжет.Нет банальности, затянутости.Обязательно читайте продолжение!
Хевен - Эндрюс ВирджинияТаня
4.12.2013, 18.29





Это не легкое чтиво, довольно страшный роман о том, как тяжело живется порой людям. Не рекомендую тем, кто просто хочет развлечься или 'прийти в настроение'..
Хевен - Эндрюс ВирджинияКатя
26.07.2014, 7.41





Не плохо, но про семью Доллангенджеров понравилось больше. Всем рекомендую. 1. Цветы на чердаке 2. Лепестки на ветру 3. Сад теней 4. Сквозь тернии 5. Семена прошлого
Хевен - Эндрюс ВирджинияАня
1.08.2014, 18.02





Я в шоке! Бедные дети. Вся книга - это слезы, голод, лишения. Очень тяжелая книга. Надеюсь что другие части будут не такие мрачные. Автор уж слишком все в негативном свете изобразила.
Хевен - Эндрюс ВирджинияМарго
27.10.2015, 13.52





Отличный роман.Драматичный. О нелегкой судьбе. Буду читать продолжение.
Хевен - Эндрюс ВирджинияЮля
15.09.2016, 19.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100