Читать онлайн Дитя заката, автора - Эндрюс Вирджиния, Раздел - СЕМЕЙНЫЕ ДЕЛА в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дитя заката - Эндрюс Вирджиния бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.7 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дитя заката - Эндрюс Вирджиния - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дитя заката - Эндрюс Вирджиния - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эндрюс Вирджиния

Дитя заката

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

СЕМЕЙНЫЕ ДЕЛА

На выпускной вечер Филипа в колледж съехалось множество гостей. Мы с Джимми, мать и Бронсон тоже были приглашены. Я хотела взять с собой Кристи, но мать заявила, что там не будет места для ребенка. Я страшно разочаровалась, увидев среди гостей множество детей. Кристи, наверное, очень понравилась бы церемония. Был прекрасный теплый весенний день; церемония проходила во дворе колледжа; мать сильно волновалась. Больше всего ее раздражало то, что на церемонию прибыла Клэр со своим «бой-френдом», хотя он был далеко не бой, но она его так называла.
В этот день мы случайно познакомились с родителями Бэтти Энн. Хотя это была мимолетная встреча, я решила, что мать права, называя Клавдию Монро «этой женщиной», так как она не проявила к нам с Джимми никакого интереса. После того как нас представили, она тут же удалилась искать своих высокопоставленных друзей. Стюарт Монро оказался более открытым и дружелюбным человеком. Я решила, что Бэтти унаследовала иногда проявляющуюся чопорность от мамы. Мы заняли свои места; оркестр заиграл марш.
– Ну, где же она? – волновалась мать.
– Я думаю, что в последний момент она отказалась от своей затеи, – предположил Бронсон.
– Тем лучше, – мать продолжала себя утешать. Под музыку выпускники стали подниматься на сцену. Среди них был и Филип. От его голубых глаз и золотистых волос исходило сияние. Бронсон с камерой разгуливал между рядами как заправский оператор. Выпускники выстроились на сцене, оркестр стих и мы сели на свои места. Церемония началась.
Через некоторое время о Клэр все забыли. На сцену поднялся сенатор от штата, и все слушали его очень заинтересованно, но вдруг по залу пронеслась волна шепота.
По главному проходу шествовала Клэр, держа своего «пожилого человека» за руку. Больше всего внимание публики привлекала одежда Клэр – облегающая темная мини-юбка и блузка, из декольте которой выглядывали полные груди и пупок, на голове была огромная спутанная копна волос, а штукатурки на лицо она наложила столько, что если бы кусочек отвалился, непременно отдавил бы ей ногу; тяжелые золотые серьги оттягивали уши и гремели, когда она поворачивалась, чтобы улыбнуться очередному мужчине. Ее друг – высокий, худой, с сединой в волосах; у него были круглые глаза, волевые губы и вытянутый узкий подбородок; одет он был в серый костюм с галстуком. В общем, выглядел довольно респектабельно. Создавалось впечатление, что Клэр подцепила его где-нибудь на улице, чтобы привести сюда и продемонстрировать нам. Заметив нас, она бросилась к свободным местам рядом и чуть не опрокинула одного старого джентльмена. К сожалению, его лица не было видно, когда Клэр как бы невзначай навалилась на него своей грудью. Дружок Клэр вел себя более пристойно: без тени смущения он помог подняться пожилому джентльмену и извинился перед Бронсоном. Бронсон, мгновенно уяснив ситуацию, пересел на свободное место с краю, чтобы оградить нас с Джимми от Клэр. Клэр плюхнулась на сиденье и расслабилась.
Все взгляды были обращены на нас; сенатор прервал свою речь; если бы мать имела возможность спрятаться под сиденье, она бы спряталась. Сенатор продолжил, зал успокоился.
– Извините, что опоздала, – сказала Клэр Бронсону. – Я проводила часы за вязанием и забыла о времени.
– Тише вы там, – послышался чей-то возмущенный голос.
– Я должна представить вам Чарли.
– После речи, – кивнул Бронсон, прикладывая палец к ее губам.
Клэр замолчала и посмотрела на меня, ее глаза стали злыми и холодными. После поздравительной речи были вручены дипломы. Клэр не интересовало происходящее на сцене, она снова стала представлять своего дружка. Бронсон решил в этот раз ей не препятствовать.
– Это Чарли Вуджи, он владелец кегельбана в Тампе. Мой приемный отец и моя мать, – сказала Клэр, обращаясь к Чарли.
Когда Клэр представила меня, Чарли Вуджи окинул меня раздевающим взглядом и неприятно улыбнулся.
– Очень приятно познакомиться, – произнес он и сжал мою руку.
Потом он бросил взгляд на Джимми и вновь посмотрел на меня. Немедленно к нему подскочила Клэр и что-то зашептала ему на ухо. Он гнусно захихикал. Он вообще радовался всем ее проделкам и вниманию, которое она ему оказывала.
Мать отвела Клэр в сторону.
– Разве ты не понимаешь, что творишь, приходя сюда в таком виде и с этим... этим... мужчиной...
– Мама, не надо, не надо истерик, я очень счастлива с Чарли.
– Счастлива? Он же вдвое старше тебя!
– Не вдвое, мама, мне нравится его седина, она очень украшает.
– Украшает? Его вряд ли может что-нибудь украсить.
– Сюда идет Филип. Я хочу его представить. Клэр убежала, оставив мать в очень скверном расположении духа; вскоре она почувствовала себя совсем плохо, и нам пришлось покинуть церемонию, задержавшись только, чтобы поздравить Филипа и Бэтти.
По дороге домой мать плакала и стонала.
– Что о нас подумают родители Бэтти Энн? Что подумают его друзья, бедный Филип, мне так жаль его. Чего она хочет этим добиться? Она продемонстрировала этого Чарли всем, кому только могла. Зачем, зачем ей это понадобилось?
Заметив, что ни я, ни Бронсон ничего не можем ей ответить, она обратилась к Джимми.
– Ты же был в армии и знаешь о таких вещах.
Какое отношение имеет армия ко всему вышесказанному, никто из нас не знал. Но Джимми сразу придумал ответ.
– Это просто жест протеста.
– Да, да, – пролепетала мать.
Джимми наклонился ко мне и прошептал:
– Я уверен, что это был не последний жест. Филип настоял на своем возвращении в отель, он хотел немного поработать. Джимми предложил ему развеяться перед свадьбой, на что Филип ответил, что если он не будет занят, то сойдет с ума.
До новоселья оставалось примерно две недели, и Филип помогал Джимми заканчивать работы в доме.
– Мне кажется, что мысль о женитьбе сводит Филипа с ума, – сказал однажды вечером Джимми.
Было уже поздно, и мы собирались идти спать.
– Почему ты так решил?
– Я не возражаю, чтобы он помогал мне в доме, но вопросы...
– Какие вопросы, Джимми?
– Мне показалось, что он ушел, но когда я вернулся, то обнаружил его в ванной комнате. Он стоял и пристально смотрел в ванну, настолько пристально, что даже не заметил меня. Я слышал разные истории о влюбленных мужчинах, но такое... Что с тобой, Дон, у тебя такое выражение лица, словно ты увидела привидение, – засмеялся он. – Что-нибудь случилось?
– Нет, – я улыбнулась, – я вспомнила тот день, когда ты приехал меня проведать в общежитие при школе Сары Бернар; я сидела как на иголках, и когда ты опоздал...
– Я помню, тогда я так волновался, но когда увидел тебя, сразу успокоился. Я знал, что мы все равно будем вместе. Так и вышло. Ты думаешь, что у Филипа и Бэтти Энн такая же любовь?
– Не знаю. Бэтти любит его очень сильно.
– Я просто счастлив, что ты оказалась его сестрой, а не моей. Я бы не смог найти себе другую столь же прекрасную невесту.
– Джимми!
Мы беседовали, сидя на кровати.
– Ты плачешь? Почему ты плачешь? – спросил он, обнимая меня за плечи.
– Я тоже счастлива, что мы вместе.
Он поцеловал меня; страх, таившийся в глубине моей души, рассеялся; стал легко и светло. Но все же эта ночь оставила чувство, что момент зарождения новой жизни еще не наступил. Я стала мучить себя вопросами, наступит ли он когда-нибудь вообще. Неужели моим единственным ребенком будет ребенок Михаэля? Это разобьет сердце Джимми, он ведь так хотел иметь полноценную семью, так заботился о своих близких. Он даже попросил мистера Апдайка нанять детективов для поиска Ферн и с нетерпением ждал каких-либо сообщений от них. У меня не хватало смелости сказать ему, что мы вынуждены были прекратить поиски по той причине, что факты, связанные с ее удочерением, были закрыты для нас.
Мысли были в таком беспорядке, что я не могла заснуть. Закрывая глаза, я видела Филипа, устремившего свой безумный взгляд в ванну; потом я увидела в ванне себя, а Филип переместился в дверной проем и наблюдает за мной оттуда, я прошу его уйти, а он предлагает потереть мне спинку и уже направляется ко мне с мочалкой в руке; я чувствую, как он водит ею по спине и плечам, потом по груди. Я испугалась своих мыслей, стала укорять себя, но после поняла, что в этом нет моей вины, что виноват Филип; он каким-то странным образом проникает в мои мысли. Этот сон повторял до мельчайших деталей его сексуальную агрессию. Как и тогда, я хотела закричать, но боялась привлечь внимание, я не могла больше сопротивляться. Я снова чувствовала отчаяние, нельзя было рассказывать об этом Джимми, так как неизвестно, что бы он стал предпринимать. При этом я знала, что его мучают подозрения; сейчас он молчит, но когда-нибудь скажет о них. Мне снова стало страшно.
– Дон, что с тобой? – он разбудил меня.
– Все в порядке, Джимми, мне просто приснился плохой сон.
– О чем он был?
– Я не хочу говорить об этом.
Джимми поцеловал меня, после этого мне наконец-то удалось заснуть спокойно, появилась надежда, что страхам скоро придет конец.
Однажды утром в мой кабинет вошел Филип и сел напротив. Я спросила, зачем он пришел. Ответа не последовало. По-видимому, он просто хотел увидеть меня. Откинувшись на спинку стула и не скрывая раздражения, я сказала ему:
– Я не могу спокойно работать, когда за мной наблюдают, Филип; если тебе нечего делать, будь любезен, навести маму, ей как раз сейчас требуется внимание.
Мать боялась даже думать о свадьбе Филипа, так как знала, что Клэр обязательно там будет и непременно с Чарли Вуджи. Также она предполагала, что Клэр выкинет какой-нибудь непристойный фокус и опозорит всю семью. Но при всем этом к свадьбе она готовилась очень тщательно. Задолго до торжества она перемерила огромное количество новых платьев, выбирая самое привлекательное, интригующее и слегка шокирующее; села на интенсивную диету, так как решила, что с возрастом стала полнеть. Однажды она подняла страшную панику из-за того, что углядела в зеркале второй подбородок.
– Ты шутишь, – сказал Филип, – она же меня уморит своими новыми идеями насчет устроения торжеств. Нет, спасибо.
– Ну, извини, но я не могу работать, когда ты здесь сидишь.
Он встал.
– У тебя очень красивый дом.
– Спасибо.
– Вообще это меня несколько расстраивает: Клэр уехала, мать снова вышла замуж, ты переезжаешь в новый дом. Птицы разлетелись из семейного гнезда и оставили меня в нем одного.
– У тебя есть Бэтти, – напомнила я. – Тебе нужно создать новую семью; наоборот, хорошо, что тебе никто не будет мешать.
Он мрачно улыбнулся.
– Знаешь, где мы проведем медовый месяц?
– Нет.
– Там, где вы с Джимми проводили свой. Я уточнил маршрут у Джимми, разве он тебе этого не сказал?
– Нет, он чувствовал, что это расстроит меня. Ты раньше там бывал?
– Да, много раз, так же как и Бэтти Энн; у ее родителей там есть дом.
– Почему бы вам не отправиться в то место, которого никто из вас раньше не видел? Вы бы открыли для себя столько нового.
– Когда у тебя был медовый месяц, разве ты обращала внимание на детали? – Его глаза блестели. – Не стоит рассказывать мне, что вас с Джимми волновали зрелища.
– Да, в то время я была занята не зрелищами; если ты помнишь, как раз перед медовым месяцем умер Рэндольф.
– Ах, ах, – его губы искривились в улыбке. – А как Джимми в постели?
– Я бы не хотела обсуждать с тобой эти темы.
Он еще шире улыбнулся.
– Я представляю, как тяжело было избавиться от чувства, что он твой брат, или вы от этого не избавились?
Глаза его жестко сверкнули.
– Я же объяснила, что не собираюсь говорить с тобой на эту тему.
С минуту он размышлял, а затем произнес:
– Ладно, я просто слишком нервничаю, мне лучше последовать твоему совету и навестить мать, мне нужно развлечься; извини, что надоедаю. – Он вышел, но остановился в дверях. – Я буду чувствовать себя очень одиноко в отеле, скучать по твоему голосу, твоим шагам; ты же знаешь, что эти стены для меня не преграда, я могу слышать почти все. Это не значит, что я подслушиваю, но иногда я слышал то, что, мне кажется, ты бы хотела скрыть от всех. – Я посмотрела на него испытующим взглядом. – Нет, нет, я не подслушивал, вернее, я не делал это специально. Просто иногда... – он ухмыльнулся. – Возможно, через некоторое время я и Бэтти Энн тоже куда-нибудь отсюда уедем, тогда на семейной половине отеля останется только призрак бабушки Катлер, – он засмеялся, сжал ладонями виски и вышел, тихо закрыв за собой дверь.
Страшная тишина повисла в кабинете. Поежившись, я откинулась на спинку стула. Стало вдруг очень холодно, и холод исходил из моего сердца. Я вышла на улицу и подставила лицо теплым солнечным лучам.
Прогуливаясь вокруг отеля, я заметила Джимми, который беседовал с мойщиком стекол.
– Привет, – сказал он и, взглянув на меня добавил: – Что случилось?
– Ничего. Мне просто хочется скорее переехать в новый дом. Завтра.
– Завтра? – он засмеялся.
– Да.
– Но там еще не все готово, даже телефонная линия не подключена.
– Ну когда же?
– Даже если ускорить некоторые работы, только через неделю. К чему такая спешка?
– Просто ты был прав насчет жизни в отеле: у каждого человека должно быть чувство, что он живет в собственном доме.
– Хорошо, я сделаю все, чтобы мы скорей переехали; нужно еще упаковать вещи.
– Сейчас я скажу об этом миссис Бостон и Сисси, – я поцеловала его в щеку. – Не хочу тебе надоедать.
– Ты никогда мне не надоешь.
– Ладно, ладно, мистер Гарри Лонгчэмп.
Как хорошо, что у меня есть Джимми, после каждого шторма он тянется ко мне, как луч света из грозовых облаков. Когда он рядом, на душе легко и спокойно.
Отогнав темные мысли, я вернулась в отель.
За два дня до свадьбы Филипа ко мне в кабинет зашли Клэр и Чарли Вуджи. Я была занята, просматривала недельный отчет мистера Дорфмана и рекомендации. Клэр выглядела как королева ночных кошмаров, одета она была как и в тот раз; никогда не забуду все подробности того дня, когда она отняла у меня самую большую драгоценность – моего нерожденного ребенка. Этот ужас будет преследовать меня, пока я не умру.
– Только посмотри, как изменился кабинет бабушки Катлер. Я думаю, ты ухнула сюда много денег? Зачем такие траты?
– Теперь это мой кабинет, Клэр. Что тебе нужно? У меня много работы.
– Мы с Чарли хотели поговорить с тобой. Правда, Чарли?
– Да, да, – кивнул Чарли и хмыкнул.
– Чарли – бизнесмен, он прекрасно разбирается во всей этой дребедени, – она неопределенно махнула рукой и плюхнулась в кресло.
– Что же он хочет?
– Садись, Чарли. Кстати, как там наш бизнес?
– Все нормально, Клэр.
– Ты знаешь, Дон, бабушка Катлер любила меня больше. Она хотела, чтобы я стала владелицей отеля.
Я откинулась на спинку стула и улыбнулась.
– Я не разделяю твои мысли по этому поводу, что бы ты ни говорила о бабушке Катлер, не поверю, что она была глупа.
Эти слова произвели впечатление. Улыбка исчезла с ее лица.
– Это ты так говоришь, а я много раз беседовала с ней до того, как ты переехала сюда и разрушила нашу семью.
– Нам не о чем беседовать, Клэр, у меня много дел. Не могла бы ты покинуть это помещение?
– Я не уйду так быстро; у нас с тобой еще много общих дел, я тебе об этом уже говорила, – глаза у нее заблестели, – когда мы разговаривали с тобой в последний раз. Не пытайся приказывать мне. Ты помнишь наш последний разговор? – Она довольно улыбалась. – Не так ли, Дон? Естественно, ты не могла забыть подробности нашей последней встречи, – что-то садистское было в ее улыбке, – ты никогда этого не забудешь. Это было в твоей спальне, я была так же одета... Я потеряла самообладание, гнев вырвался наружу.
– Ты совершенно права, пока я живу, Никогда не забуду и никогда не прощу. Причина, по которой я с тобой вообще разговариваю, это то, что ты не знала, что я беременна. Тогда ты просто зашла ко мне поскандалить, но для меня ты навсегда останешься убийцей, Клэр.
– Я бы не стала ничего исправлять, даже если бы была возможность. Жаль, я пропустила столько событий. Филип и Бэтти Энн... Кстати, как поживает малышка?
– Она по тебе не скучает, Клэр.
– Жаль, а я ей хотела рассказать несколько увлекательных историй, например о прекрасной принцессе по имени Дон и сером волке по имени Михаэль.
– Убирайся! – закричала я. – Выметайся и больше никогда сюда не приходи! – Ее последние слова напугали меня.
– Я не уйду, – прошипела она в ответ. – Не уйду до тех пор, пока ты меня не выслушаешь; правда, Чарли? – с этими словами она резко повернулась к нему.
– Она права, миссис Лонгчэмп.
– Называй ее Дон или еще лучше Евгения, – сказала Клэр, злобно улыбаясь. – Бабушка Катлер хотела, чтобы ее так называли.
– Что вы хотите сказать, мистер Вуджи?
– Клэр описала мне ситуацию в отеле, завещание и так далее. С ее слов я понял, что она не получила своей доли наследства, миссис Лонгчэмп. Я хорошо знаком с подобного рода завещаниями.
– Клэр прекрасно знает, что у нас есть семейный адвокат – мистер Апдайк. Если у нее возникли вопросы относительно наследства, адресуйте их, пожалуйста, ему.
– Ты же знаешь, что он полностью подчиняется тебе, – выпалила Клэр. – Ты управляешь им, как и всеми остальными!
– Я буду всегда следовать его советам, так что, если у вас есть какие-либо претензии, мистер Вуджи, обращайтесь к нему, буду рада дать вам его номер телефона.
– Нам не нужен его телефон, – зашипела Клэр, – скажи ей, Чарли, – требовала она.
– Вы что-то хотите добавить, мистер Вуджи?
– Я обсуждал эту ситуацию со своим адвокатом, он сказал, что действительно есть смысл оспаривать завещания, особенно бабушкино; не хочу проявлять к вам недоверие, но факты есть факты, а они говорят нам о том, что вы – внебрачный ребенок, а Клэр – законный. Нам кажется, что по закону ей причитается большая часть наследства.
– Неужели?
– Да, – Клэр победоносно улыбалась.
Теперь я поняла, зачем ей понадобился этот мужчина. Видимо, она описала ему свое семейное положение, а он поверил ей, для него Клэр – золотоносная жила. Ему кажется, что надо сделать один шаг и можно будет купаться в золоте. Вид у него сейчас был удивительно алчный, он буквально обезумел в страстном желании сорвать большой куш.
– Боюсь, у вас ничего не получится, Клэр.
Я встала и прошлась вдоль стола, в этот момент мне вспомнился первый день общения с бабушкой Катлер, когда та осыпала меня упреками, вид у нее был такой, что мурашки бегали по спине. Казалось, прикажи она сейчас океану, и сразу начнется шторм. Раздражать ее было опасно. Она очень берегла свое достоинство и держалась всегда так, словно внутри нее стальной стержень.
Настало время преподнести Клэр небольшой, но очаровательный сюрприз.
– Что у нас не получится? – закричала Клэр.
– Вы глубоко ошибаетесь, утверждая, что Клэр законный ребенок.
Клэр громко, нарочито захохотала.
– Я не шучу, – сказала я. – В то время, когда ты называла меня незаконнорожденной, тебе даже представить было трудно, что мы с тобой как раз этим и схожи.
– Что ты несешь? – Она подскочила, будто хотела напасть на меня.
– Я говорю, дорогая сестричка, что человек, которого ты принимала за своего отца, на самом деле таковым не являлся. – Нервный тик пробежал по ее лицу, – в тебе вообще нет крови Катлеров.
Я повернулась к Чарли. Он был шокирован, его круглые глаза, казалось, сейчас выскочат из орбит.
– Во мне нет крови Катлеров! Это просто смешно. Она лжет! Она лжет! Не верь ей! Это ложь! Все ложь! Не слушай ее!
– Вам необязательно верить тому, что я говорю, необязательно слушать меня. Сходите к матери и спросите, кто был отцом, а еще лучше, спросите у Бронсона Алькота.
Маска уверенности соскочила с ее лица, она сидела в кресле подавленная и разбитая. Чарли резко встал.
– Бронсон сейчас не станет вам лгать.
– Нет! Нет! Вы все лжете! – снова закричала Клэр.
– Что ж, есть только один способ узнать это. Идите...
– Ты иди! Да, да, иди ты к черту... – заверещала Клэр. – Я не верю ни одному твоему слову.
– Успокойся, Клэр, полегче, утихомирься, – рявкнул на нее Чарли.
– Полегче? Успокоиться? Она зажала мою часть наследства, а я должна оставаться спокойной? Да она специально нагородила здесь, чтобы мы от нее отцепились.
– Разве ты не знала, что мать была любовницей Бронсона еще до замужества?
– Какое это имеет значение?
– Пока никакого. После моего рождения, после некоторых событий, связанных с этим фактом, мать ушла жить к Бронсону, и тогда на свет появилась ты. Естественно, до сегодняшнего дня это не имело значения, но если вы будете оспаривать наследство, эти факты придется вытащить на свет.
– Ты сука, – закричала Клэр, – грязная, грязная сука! Ты сейчас как «она», такая же злобная и жадная. Идем, Чарли, расскажем маме, что она сказала, ты увидишь, она лжет!
Она схватила Чарли за руку и потащила к двери.
– Я думаю, у нас еще найдется времечко побеседовать, и тогда я с тобой точно покончу! – орала она.
– Ошибаешься, все темы наших с тобой бесед исчерпаны, можешь считать, что это я с тобой покончила.
Не ожидая встретить с моей стороны такой холодный, точный отпор, обескураженная, разбитая, но по-прежнему агрессивная, она покинула кабинет.
Когда Клэр вышла, я позволила себе расслабиться. Конечно, я сильно переволновалась, но настроение было великолепное, откровенно говоря. Представление получилось на редкость удачным. Теперь для нее наступила полоса неудач, пришло время узнать правду о своем рождении. Жаль только, что это произошло по причине с чрезмерной жадности, а не от любви к справедливости; с любовником ей, конечно, придется расстаться, он ведь хотел от нее только денег, а она не может дать ему ничего, кроме неприятностей. Чарли бросит ее, как не выигравший лотерейный билет.
Некоторое время спустя мне позвонила мать. Я ждала ее звонка.
– Как ты посмела? Как ты могла сказать ей об этом? Клэр и ее дружок только что ушли от меня!
Я описала ей во всех подробностях их визит ко мне и требования, которые они предъявили.
– Я знала, что так произойдет. Это сразу было видно по лицу этого пожилого «бой-френда», но мне было так тяжело, Дон. Ты даже не можешь представить. Она раньше преклонялась передо мной, что она теперь обо мне подумает?
– Она никогда не уважала тебя, мама, не стоит обманываться, а относительно того факта, что Рэндольф ей не отец, могу сказать: кроме себя, она никого никогда не любила, в том числе и его.
– Возможно, ты права, – вздохнула она и подробнее рассказала о том, что произошло в их доме. – Бронсон дал ей немного денег, – в заключение сообщила мать.
– Это не в последний раз, – предупредила я.
– Да, знаю, – она снова вздохнула. – Я предупредила ее, что если она не прервет отношений с этим мужчиной, денег больше не получит.
– Уж из-за этого совсем не стоит волноваться. Чарли ее скоро бросит.
– Должно быть, ты права. Ты гораздо мудрее в этих вещах, чем я. Главное, что из этого события можно извлечь пользу, так как Рэндольф не является ее отцом, а следовательно, Филип – братом, то совсем не обязательно ее присутствие на свадьбе. Она не будет раздражать меня своим присутствием.
Я посмеялась над маминой изобретательностью, она из всего пытается извлечь пользу, чтобы находиться в радужном настроении.
В день свадьбы мы отправились в Вашингтон. Церемония проходила в очень пышной и красивой церкви. Зал для торжеств сняли в самом шикарном отеле, который я когда-либо видела; с нашей стороны было приглашено около трехсот человек, а со стороны Монро – около пятисот. Свадьба получилась очень зрелищной, но больше всего меня потрясла в тот день Бэтти: она покрасила свои волосы.
– Я сделала это для Филипа, хотела порадовать, он просил меня об этом, – сказала она мне, когда мы оказались вместе. – Мне идет?
Я не могла ответить ей откровенно, цвет волос не гармонировал с темно-коричневыми бровями, но расстраивать ее я тоже не могла.
– Для Филипа это будет грандиозный сюрприз. Только ему придется привыкнуть к этому.
– Он уже привык. Ты бы видела его лицо, когда он меня увидел, я никогда не видела у него такого блеска в глазах и такой нежности в улыбке. Мы будем счастливы, правда?
– Правда, Бэтти.
На маму перемена во внешности невестки не произвела впечатления, ее и так переполняли эмоции, от всего она была в восторге: от шикарного убранства зала, от толпы гостей, от армии официантов, от огромного количества еды и напитков. Небольшой фуршет обязателен для любого торжества, но этот превзошел все, которые я видела: два оркестра развлекали богатую публику из разных концов зала, официанты носили громадные подносы с самыми изысканными лакомствами, какие-то важные особы время от времени провозглашали тосты в честь молодых. Хотя мы были заняты гостями, Стюарт Монро сумел представить нам некоторых своих высокопоставленных друзей. Филипа в это время атаковали знакомые по колледжу и миссис Монро, которая решила продемонстрировать его всем окружающим. Но ему все же удалось вырваться из этого круга и пригласить меня на танец.
– Бэтти Энн сегодня очень красива, не правда ли?
– Зачем ты попросил ее изменить цвет волос?
– Разве ты не знаешь? Если у меня нет тебя, – прошептал он, – мне никто не запретит представлять, что ты рядом.
Я не могла представить всю серьезность его слов, она открылась, лишь когда мы вернулись на побережье. Меня встретила миссис Бостон.
– Все прошло хорошо?
– Да, миссис Бостон, все было чудесно, мама до сих пор под впечатлением этого празднества.
– Ну, слава Богу! Мистер Филип был такой расстроенный, когда не нашел вас, он сказал, что вы ему обещали кое-какие вещи.
– Обещала?
– Да, мы помогли их разыскать, хотя все вещи были уже упакованы.
– Что это было?
– Одна из ваших ночнушек и духи.
Я была ошеломлена.
– Как? Он взял мою ночную рубашку и духи?
– Разве вы не знали? Он сказал, что ему нужны эти вещи для медового месяца. – Миссис Бостон увидела, в каком я ужасе, и залепетала: – Разве я сделала что-то неправильно? Я хотела как лучше.
– О нет, – успокоила я ее. – Вы здесь не при чем. Не придавайте этому большого значения.
– Ну, тогда спокойной ночи, – проговорила она и улыбнулась.
Я отправилась в свою комнату. Филип уехал в свадебное путешествие, туда, где были мы с Джимми; он снял номер в том же отеле, перекрасил волосы Бэтти в мой цвет, одел ее в мою ночную рубашку и подарил мои духи. Когда он закрывает глаза, то представляет меня. Все это вызывало чувство, словно он вновь меня насилует, пусть только в своих мыслях.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дитя заката - Эндрюс Вирджиния


Комментарии к роману "Дитя заката - Эндрюс Вирджиния" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100