Читать онлайн Дитя заката, автора - Эндрюс Вирджиния, Раздел - СНОВА ВМЕСТЕ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дитя заката - Эндрюс Вирджиния бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.7 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дитя заката - Эндрюс Вирджиния - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дитя заката - Эндрюс Вирджиния - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эндрюс Вирджиния

Дитя заката

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

СНОВА ВМЕСТЕ

У меня перехватило дыхание, и поэтому я могла разговаривать только шепотом. – Проходи, садись.
Ферн взглянула на Джимми, который выглядел очень счастливым, прошла в гостиную и села на диван, расстегнув куртку и сняв берет. Я тоже присела, но Джимми остался стоять, его взгляд был прикован к этой девочке. Я поняла, что сейчас он видит в ней маму, в этот миг ко мне тоже вернулись воспоминания о ней, глаза наполнились слезами, готовыми в любой момент сорваться с ресниц.
– Здесь очень хорошо, – сказала Ферн. – Моя подруга, Мелисса, однажды останавливалась в этом отеле, а потом мы были в цирке. Ее родители в разводе, у матери новый муж, которого Мелисса ненавидит, она хочет сбежать из дома к папе.
То, что она нисколько не смущалась и вела себя очень непосредственно, развеселило Джимми. Он сел рядом с ней на диван.
– Как ты узнала, кто мы на самом деле? – спросил он.
– Как-то порылась в бумагах Клейптонов и нашла там документ об удочерении и свое свидетельство о рождении. Это было для меня очень неожиданно. Приходилось выполнять работу по дому, и это порядком надоело, – говорила она, больше обращаясь ко мне, чем к Джимми.
– Разве тебя не волновало, что твои родители расстроятся, догадавшись, что ты обо всем узнала? – поинтересовалась я.
– Нет. Их не было дома; Лесли, как обычно, была у себя в мастерской, а Клейтон на каком-то фуршете со своими клиентами.
– Ты осталась дома одна? – спросил Джимми.
– Ах, ах! Я очень часто оставалась дома одна. Клейтон вечно занят делами, а Лесли по идее должна приходить из мастерской прямо домой, но она так увлечена живописью, что никогда этого не делает. Иногда Лесли забывает поесть, не помнит о днях рождения и моем, и Клейтона, а на прошлой неделе она забыла Снучелса в своей спальне, и он намочил ковер в трех местах.
– Снучелса? Это их собака? – догадался Джимми.
– Да, это Лесли его так назвала. А меня Клейтон назвал в честь своей матери, она умерла незадолго до того, как они меня удочерили.
– Ты всегда называешь своих родителей по именам? – спросила я.
– На самом деле они не мои родители, – ответила она, ее глаза сверкнули. – Меня не волнует проблема имен.
– Ты хочешь сказать, что стала их так называть после того, как обнаружила это? – продолжала я.
– Нет, я всегда их так называла, это они так захотели. Они... – Ферн остановилась, подбирая подходящие слова, прикусила нижнюю губу, а потом коснулась ее кончиком языка.
Джимми улыбнулся, это была типичная мимика мамы, когда она задумывалась.
– Прогрессивные родители, – наконец-то заключила она. – У них множество книг по педагогике: «Как вырастить ребенка», «Как воспитать человека», «Мир детства»; вероятней всего, их собирал Клейтон. Лесли не читает книг, она всегда делает то, что скажет Клейтон, а он постоянно жалуется, что она пропускает все события, не заботится о доме, всегда опаздывает, не занимается моим воспитанием. Это его любимая жалоба. Они даже подрались из-за этого, после того как вы ушли.
Меня страшно удивили его слова.
– Как подрались? – изумился Джимми.
– Он обвинил ее в том, что она не уделяет внимания моему образованию, и сказал, что Лесли виновата в том, что произошло в школе.
– А что случилось в школе? – спросила я.
– В лаборатории взорвался проект Джейсона Меломеда.
– Что? – не поняла я.
– Ну, это было что-то электрическое. Естественно, он во всем обвинил меня, а учителя ему поверили; они, ему доверяют, а мне нет.
– Это сделала ты? – спросила я.
– Нет. – Она твердо посмотрела мне в глаза. – Я устала от того, что меня обвиняют во всех происшествиях, к которым я не имею никакого отношения. Ненавижу эту школу! В ней учатся глупенькие богатенькие детишки.
– Звучит убедительно, – кивнул Джимми, – очень похоже на то, как я относился к школе «Эмерсон Пибоди».
Он был доволен схожестью их характеров; ему казалось, что это в их крови.
– Почему Джейсон обвинил именно тебя?
– Потому что считает своим врагом. Я как-то сказала, что он путается в своих панталонах, он начал оправдываться, говорить, что долго болел, что за ним присматривала сиделка.
Джимми засмеялся.
– Как давно ты узнала правду о себе и о нас?
– Несколько лет назад, я точно не помню дату. Мне кажется, это было перед Рождеством. Нет, я вспомнила, перед Рождеством в этом году, – заключила она. – Клейтон купил мне какую-то вещь, которая мне не понравилась, я хотела игрушечный дом.
– Ты уже так долго живешь с этой мыслью? Почему ты не сказала им, что знаешь об этом.
– Клейтон пришел бы в ярость, узнав, что я порылась в его драгоценных секретных бумагах. Он держит их под замком. Однажды я увидела, где он хранит ключ, я никогда ничего не крала, – сказала она, хватаясь за голову.
– Но по закону они все еще твои родители. Они найдут тебя, и...
– Я ненавижу их! Особенно Клейтона. Джимми улыбнулся и, наклонившись вперед, посмотрел на меня, а потом на нее.
– Он делает то, что считает нужным для тебя, наверняка он человек интеллигентный и достаточно удачливый.
– Он человек жадный и жестокий! – закричала она. – И об этом знают все мои друзья. Они не любят приходить к нам в гости, каждый раз он задает им достаточно наглые вопросы, не заботясь о том, что они чувствуют себя от этого неловко, а потом говорит мне, что у меня плохая компания, что мне надо водиться с детьми моего возраста, и запрещает встречаться с ними, а тем более бывать у них в гостях или ходить с ними в кино.
– Может, он просто заботился о тебе, в твоих же интересах, – сказала я. – Обычно, когда девочка твоего возраста гуляет с мальчиками старше себя, она попадает в неприятности; я уверена, что он просто беспокоился о тебе и пытался поступать правильно, как поступают настоящие родители.
Она закрыла лицо руками и всхлипнула.
– Он поступает очень неправильно, плохо.
– Что? – Джимми почти подпрыгнул на стуле. – Что ты имеешь в виду? Неправильно? Что значит плохо и неправильно?
Она обхватила голову руками и начала плакать.
– Не плачь, дорогая, – я бросилась к ней и стала ее утешать. – Скажи нам, что ты имеешь в виду; мы не можем помочь тебе, если ты не объяснишь. Я обняла ее, она уткнулась в мое плечо.
– Я не могу, это слишком грязно.
Я кивнула Джимми, он притих, предоставив мне право вести дальнейшие расспросы по своему усмотрению.
– Ты знаешь теперь, что Джимми твой брат, я его жена, но мы росли вместе. Когда ты родилась, я заботилась о тебе, пока нас не разлучили.
– Это правда? – спросила она, посмотрев мне в глаза.
– Да, ты тогда очень любила, когда я пела колыбельные, твоя мать заболела, и мне приходилось помогать ей, позже я расскажу все о нас, как мы с Джимми долгое время думали, что мы брат и сестра, как мы узнали правду, как поняли, что любим друг друга. Мы расскажем тебе все о твоих родителях.
– С ними что-то случилось?
– Мама умерла, а с отцом все в порядке, но он женился во второй раз и у него появился сын, так что у тебя есть еще один брат, – ответил Джимми. – Его зовут Гейвин.
– Но почему я не живу со своим настоящим отцом? Почему он меня отдал? – воскликнула она. Слезы катились по ее лицу, я вытащила свой кружевной платок и вытерла их с ее нежных щек.
– Он не отдавал тебя, тебя отобрали, мы тебе обо всем расскажем, но ты должна довериться нам, – говорила я. – Что ты имела в виду, говоря, что Клейтон плохо поступает? Как он поступает, как долго он это делает?
Ферн всхлипнула, закрыла глаза и откинулась на спинку стула. Джимми снова сел рядом с ней и приготовился внимательно слушать.
– Настолько долго, насколько я могу помнить об этом. – Она вытерла слезы и продолжала: – Клейтон занимался моим воспитанием, так как Лесли была занята своими картинами. Обычно он одевал меня и купал в ванне, – она перевела взгляд на Джимми и снова закрыла лицо руками, – и продолжает это делать.
Лицо у Джимми стало темно-красным.
– Что ты сказала? Все еще продолжает?
– Но ты же уже достаточно взрослая, чтобы купаться самой, – прошептала я.
– Я знаю, но он обычно приходит в ванную под предлогом, что неудобно мыться самой, дескать, я недостаточно тщательно это делаю, а когда я однажды закрыла перед ним дверь, он пришел в ярость и ломился ко мне до тех пор, пока я не вышла оттуда.
Я взглянула на Джимми, он был полон решимости, еще одно слово – и он сорвется. Джимми был готов разобраться с Клейтоном по-мужски.
– Я понял это, как только его увидел.
– Джимми, не надо спешить в таких вещах.
– Не спешить в таких вещах? Ты только послушай, что она говорит!
– Ты говоришь, что Клейтон заходит в ванную, когда ты моешься? – продолжала я.
– Да, он требует, чтобы я отвернулась к стене, потом берет мочалку и гладит меня по всему телу, а потом обнимает меня и...
Она снова зарыдала. Я прижала ее к груди и стала успокаивать, гладя по голове.
– Теперь все будет хорошо, все будет хорошо.
– Ты права! – воскликнул Джимми. – Теперь все будет хорошо. – Он встал и начал расхаживать по комнате. – Мы покончим с этим, я сейчас же пойду и разберусь с этим господином.
– Подожди, Джимми, – сказала я, – не стоит ничего пока предпринимать, чтобы не ухудшить ситуацию. Сейчас я позвоню мистеру Апдайку и проконсультируюсь с ним по этому вопросу; если ты пойдешь сам, то можешь все испортить.
– Позвони, – кивнул Джимми, несколько расслабившись.
– Почему бы тебе не сходить в ванную и не умыться, – предложила я Ферн.
– Хорошо. – Она сделала несколько шагов, обернулась и сказала: – Я боюсь его, он буквально озвереет, он приказал мне никому не рассказывать. Вы ведь не отправите меня обратно, пожалуйста, не отправляйте меня.
– Ты никогда не вернешься туда, – пообещал Джимми, – и больше об этом не волнуйся.
Она улыбнулась, вытерла слезы и направилась в ванную, а я к телефону.
Джимми внимательно слушал наш разговор с адвокатом. Я объяснила мистеру Апдайку ситуацию, и он посоветовал обратиться к нью-йоркскому адвокату, его хорошему другу – мистеру Сименгтону. Мы так и поступили. Мистер Сименгтон сказал нам, что это дело может затянуться на долгие годы, так как для его ведения нам потребуется специальное разрешение.
– Как я понял, мистер Осборн уже контактировал со своим адвокатом по этому вопросу, он и его жена могут рассчитывать на поддержку, по закону у них больше прав.
– А как будет обстоять дело с сестрой моего мужа во время судебного разбирательства?
– Она будет жить у них до тех пор, пока вопрос не будет решен. И, судя по другим подобным процессам, для ребенка это будет ужасное испытание, ей придется все рассказать.
– Можете быть уверены, что она это понимает и скажет правду.
– Иногда мы недостаточно четко осознаем, что хотел сказать ребенок, возможно, не понимаем, что он имел в виду.
– Она имела в виду именно это и хочет, очень хочет избавиться от таких родителей. Если бы вы побеседовали с ней... Но я не хочу проводить ее через это снова. Она настрадалась достаточно за все эти годы.
– Ну, иногда такие вопросы решаются достаточно быстро, в частности если все обстоит именно так, как описал ребенок. Родители, чувствующие за собой вину, возможно, не захотят открытого судебного разбирательства. В таком случае вы должны обратиться в суд первыми. Позвоните мне завтра, – попросил мистер Сименгтон.
Я поблагодарила и повесила трубку. Позже пересказала наш разговор с мистером Сименгтоном Джимми.
Умывшись и выпив стакан воды, Ферн рассматривала журналы мод, сидя на диване. Мне показалось, что она не выглядит человеком, прошедшим через такие испытания, и я поделилась этой мыслью с Джимми.
– Дети разные, вспомни, какими были мы в ее возрасте, через что мы проходили и как легко это переносили. Дети очень податливы; судьба их терзает, бросает из стороны в сторону, бьет, но они не ломаются.
– Ты не прав, Джимми, это только внешне, внутри они разлетаются на кусочки.
– Я знаю, поэтому хочу, чтобы это закончилось как можно скорее. Естественно, не затягивалось на долгие месяцы.
– Так что же мы будем делать?
Он подошел к Ферн и присел рядом. Она подняла глаза от журнала.
– Сможешь ли ты пойти с нами обратно и побеседовать кое с кем еще один разок?
– Что ты имеешь в виду? – спросила она, переводя взгляд с него на меня. – Зачем?
– Сказать ему в лицо то, что ты сообщила нам. Она закусила нижнюю губу и опустила глаза снова в журнал.
– Тебе нужно это сделать, – подтвердила я.
– Почему мы не можем просто покинуть Нью-Йорк и жить в нашем отеле? – закричала она.
– Я объясняю тебе. Они официально считаются твоими родителями, – вздохнула я.
– Но Джимми – мой настоящий брат, а ты – его жена! – воскликнула она.
– Это не означает, что у нас есть право забрать тебя с собой, Кэлли.
– Я не хочу, чтобы меня называли Кэлли, называйте меня моим настоящим именем, Ферн, Ферн!
Ее глаза горели от злости.
Джимми повернулся ко мне, на его лице было удовлетворение.
– Я хочу поехать домой, мне хочется быть со своей настоящей семьей, я ненавижу их, – простонала она, ударяя кулачком по коленям. – Я ненавижу его за то, что он мне сделал.
– Именно поэтому мы должны пойти туда, чтобы он понял, что проиграл, что если он не отпустит тебя, то пойдет под суд, – сказал Джимми. – Тебе не следует бояться, – он взял ее руку. – Я буду рядом с тобой.
– И мне больше не придется терпеть его домогательства?
– Нет. Можешь быть в этом уверена.
Она посмотрела на меня, словно ища подтверждения его словам.
– Хорошо, мы можем пойти прямо сейчас.
– Чудесно, – улыбнулся Джимми.
У меня появилось нехорошее предчувствие.
– Мы не можем гарантировать, что сразу отвезем ее домой.
– Нет, можем, – возразил Джимми, – тебе не придется терпеть подобные вещи, Ферн.
Она обхватила руками его шею и воскликнула:
– Ой, Джимми! Я так счастлива, так счастлива, что ты наконец-то нашел меня!
Глаза Джимми засветились, у него на лице была улыбка счастья и гордости. Я не могла не радоваться, глядя на него. Но в глубине души чувствовала, что под всем этим скрывается нечто большее, гораздо большее, и только время расставит все на свои места.
– Пора с этим покончить, – произнес Джимми. – Пошли. – Он встал и направился к двери.
– Как ты добралась до отеля – спросила я Ферн, когда служащий вызвал нам такси.
– Выскользнула из дома, а за углом поймала такси, я уже делала так, одна и с Мелиссой, у меня есть свои собственные деньги, я забрала их, когда уходила, – она показала свои сбережения, спрятанные в блокноте.
Пачка денег выглядела очень внушительно.
– Это довольно много денег, сколько их там? – поинтересовалась я.
– Больше пятисот долларов.
– Пятьсот долларов? Как они к тебе попали?
– Я их экономила, просто знала, что они мне когда-нибудь понадобятся.
– Клейтон, должно быть, давал тебе много денег на мелкие расходы?
– Нет, я очень долго их откладывала. Иногда он в наказание не давал мне денег неделями. Иногда он говорил, что за его опеку я должна ему заплатить своим смирением.
– Смирением? Платить? Сукин сын!
– Джимми, пожалуйста, – я указала глазами на Ферн, – следи за своими выражениями.
– Ода, конечно, – кивнул он.
Мы сели в такси, и Джимми назвал водителю адрес Осборнов. Ферн устроилась между нами. Я думала, что она будет бояться все сильнее по мере приближения к дому, но она не выказывала признаков страха, наоборот, спокойно задавала вопросы о Кристи, о побережье Катлеров и об остальных членах своей будущей семьи. У этой девочки очень храброе сердце, подумала я.
Выйдя из такси, я взяла Джимми за руку.
– Ты должен пообещать мне, что не сорвешься, не выкинешь какой-нибудь глупости, Джимми.
– Не волнуйся, – сказал Джимми, – я умею обращаться с людьми такого сорта. Ты готова, Ферн? – спросил он, беря ее за руку.
Она кивнула, посмотрев на него снизу вверх.
– Ну, тогда говори правду и не бойся.
– Хорошо, – она кивнула и пошла вперед, хотя мне показалось, что все-таки она была испугана.
– Все будет в порядке, дорогая, – я положила ей руку на плечо, чтобы подбодрить.
Мы поднялись по ступенькам, и Джимми позвонил.
Дверь открыл мистер Осборн. Сначала он очень удивился нашему повторному визиту, а потом уже совсем разозлился, увидев стоящую между нами Ферн.
– Что все это значит? Кэлли Энн, где ты была, какого черта ты без разрешения покинула дом?
С этими словами он подошел к Ферн, чтобы отвести ее в комнату, но Джимми остановил его.
– Я попросил бы вас держаться на расстоянии, – прошипел Джимми. – У нас с вами есть что обсудить, а Ферн есть что порассказать.
Он подчеркнуто резко произнес имя Ферн. Клейтон убрал со своего плеча руку Джимми и произнес:
– Так, так, значит, вы все-таки пренебрегли нашим соглашением? Мне бы следовало об этом догадаться. А теперь вам обоим лучше уйти отсюда, пока я не позвал полицию.
– Да, да, совершенно верно, мы как раз хотели это сделать сами, – сказал Джимми, – и мы сделаем это, если не сделаете вы.
На лице Клейтона отразилось сильное удивление.
– Что случилось, Клейтон? – спросила Лесли, встав рядом с ним. – Кэлли? Что ты...
– Она убежала из дома и отправилась к ним; они, естественно, рассказали ей обо всем, – пояснил Клейтон.
– О нет! – Лицо Лесли исказилось от боли. – Кэлли, дорогая, тебе не следует расстраиваться, многих детей усыновляют, это вовсе не значит, что новые родители их меньше любят.
– Она расстроена, но вовсе не из-за того, что удочерена, – проговорил Джимми и посмотрел на Клейтона. – Я думаю, нам лучше обсудить, что на самом деле ее расстроило.
Клейтон отступил на шаг назад.
– Послушайте, – произнес Клейтон, – если вы думаете, что можете приходить и угрожать нам...
– Дай им войти, Клейтон, – попросила Лесли. – Это глупо – спорить в дверях, а Кэлли пора ложиться спать. Она что-нибудь ела? – она посмотрела на меня.
– Нам сейчас было не до еды, миссис Осборн, – ответила я.
– Да, я понимаю. Клейтон, давай проведем всех в гостиную, можно же вести себя более цивилизованно.
Клейтон неохотно посторонился, и мы вошли.
– Присаживайтесь, – пригласила Лесли, когда мы прошли в гостиную.
– Нет, нам лучше постоять, – возразила я. Клейтон уселся на диван. Окинув нас долгим взглядом, он угрожающе посмотрел на Ферн. Та схватила Джимми за руку.
– Нет, нет, ничего, все в порядке, – сказал Клейтон, снова делая равнодушное лицо. – Так о чем речь?
– Об агрессии против моей сестры, – твердо заявил Джимми.
– Агрессии? – Клейтон холодно улыбнулся, от этой улыбки мурашки побежали у меня по спине. – Об этом не может быть и речи, особенно если учесть сотни долларов, выкинутых на обучение ее игре на пианино, на то, чтобы она получала образование в одно из лучших школ города, к тому же Кэлли не ценит этого и совсем не делает домашние задания. Агрессия? – прошипел он, его глаза выкатились из орбит. – Да, может быть, она вспомнит о деньгах, которые мы выкинули на летние лагеря, которые она сама себе выбирала, может, вы хотите взглянуть на переполненные дорогой одеждой шкафы, большинство вещей она даже не надевала; идите и взгляните на ее огромную фонотеку, на несметное количество кукол, музыкальную аппаратуру; идите, идите и посмотрите на всю эту агрессию!
Ненадолго повисла тишина. Такому сильному эмоциональному взрыву удивилась даже Лесли. Он перевел дух и отвернулся.
– Мы говорим не об этом, мы прекрасно знаем, что вы хорошо ее обеспечивали. – Джимми снова нарушил тишину.
– Так какого черта вам от нас нужно?
– Мы говорим о сексуальной агрессии, – тихо произнес Джимми.
Всем показалось, что прогремел гром. У меня даже зазвенело в ушах. Клейтон Осборн стоял посреди комнаты, открывая и закрывая рот, как рыбка в аквариуме. Лесли схватилась за горло.
– Что? Повтори, что ты сказал?
– Вы слышали Ферн здесь для того, чтобы повторить вам в лицо то, что рассказала нам.
Клейтон посмотрел на Ферн. На минуту все обратили свои взгляды к ней. Она стояла очень прямо и пристально смотрела на него.
– Что ты сказала этим людям, Кэлли?
– Я описала им все, что ты делал со мной в ванной, – без колебаний произнесла она.
– В ванной? О Боже мой, – прошептала Лесли. – Что ты говоришь? В какой ванной? Когда?
– Она сказала нам, что ваш муж в течение многих лет проявлял по отношению к ней сексуальную агрессию, в ванной.
– Это неправда! Этого не может быть! Почему ты так говоришь?
Лесли шагнула к ней, но Ферн не поколебалась.
– Потому что это правда.
С этими словами она повернулась к Клейтону, тот насупил брови, а потом сжал руками голову.
– Я не верю в это, – прохрипел он, – вы заставили ее сказать это.
Он поднял глаза на нас с Джимми.
– Нет, конечно, она пришла к нам и после долгих расспросов все-таки открыла нам то, что ее по-настоящему беспокоило. Она была в истерике и очень испугана. Вы, вероятно, не знаете, что ей давно известна правда о своем рождении, много лет, – сейчас я обращалась главным образом к Лесли.
– Знала? – Она тоже схватилась за голову и посмотрела на Ферн. – Откуда?
– Она когда-то нашла бумаги об удочерении и свое свидетельство о рождении.
Эти слова больше испугали Лесли, чем разоблачение Клейтона.
– Она боялась, что ваш муж накажет ее за то, что посмотрела в его частные бумаги.
– Это правда, Кэлли? – мягко спросила Лесли.
– Меня зовут не Кэлли, а Ферн, – проговорила она.
Слезы появились на глазах Лесли Осборн. Она закрыла лицо руками и отвернулась. Клейтон Осборн медленно поднялся и так же медленно стал подходить к нам, а вернее, к Ферн, его пристальный взгляд не отрывался от ее лица.
– Ты обнаружила, что твое настоящее имя Ферн и ты не наша дочь, так? Тебе это понравилось? Тебе нравится быть Ферн Лонгчэмп, а не Кэлли Энн Осборн? Тебе нравится, что твои родители – похитители младенцев?
Ферн удивленно посмотрела на нас.
– Это неправда, – возмутилась я.
– Это правда, правда, – продолжал он. – И после того, как ты их увидела, пришла к ним, чтобы рассказать эти глупости и подлизаться к ним? Ты ведь хочешь жить с ними, а не с нами, так ведь?
– Да, – подтвердила Ферн. – Я этого действительно хочу.
– Хорошо, иди, иди и живи с ними, посмотрим, как это тебе понравится.
– Нет, – закричала Лесли.
– Да, – сказал Клейтон, – отпусти ее. – Он снова повернулся к Ферн. – Может быть, после ты осознаешь, что здесь оставила, и пожалеешь об этом. Только я не приму тебя обратно после того, как ты сказала такую ужасную ложь обо мне. Вот они, результаты общения с уличными подростками, ты совершенно права. Можешь больше не считать, что ты когда-либо была нашей дочерью.
– Клейтон! – закричала Лесли. – Что ты говоришь?
– Я говорю, что больше не хочу видеть эту особу в нашем доме до тех пор, пока она не извинится передо мной за ту ложь, которую бросила мне в лицо. – Он обратился к Джимми. – Заберите ее отсюда, возьмите все веши, в которых она нуждается, и уходите вместе с ней. Только когда вы осознаете, как ошиблись и насколько жадной она может быть, не приходите ко мне за помощью. Вам придется потратиться на психиатрическую лечебницу и особых учителей. Да, мне нравится твоя идея, раз она твоя сестра, помучайся с ней. – Затем он обратился к Лесли: – Дорогая, проследи, чтобы они покинули наш дом в течение часа. Я буду у себя в кабинете, – сказал он и ушел.
– Кэлли, – взмолилась Лесли, – иди и сейчас же извинись перед своим отцом.
– Я не извинюсь, – твердо возразила Ферн.
– Но ты же знаешь, что он никогда бы не сделал подобной вещи, – всхлипывала Лесли.
– Он делал, делал, и меня больше не волнует, является ли он сумасшедшим. Он действительно делал такие вещи; хочешь, чтобы я показала тебе, где он меня трогал? – заверещала она.
Лесли закрыла руками глаза и отошла.
– Ну что ж, Тогда иди наверх и уложи вещи, самые необходимые. Позже мы купим тебе все, что понадобится, – сказала я.
– Хорошо, – она направилась к лестнице. Лесли упала на диван и разрыдалась.
– Мне очень жаль, миссис Осборн, но если она останется, Клейтон продолжит издеваться над ней.
– Клейтон над ней не издевался. Он просто не тот человек. Он с ней строг, но ничего бы не сделал, чтобы обидеть ее, – произнесла она.
– Может быть, просто вы об этом не подозревали? – спросил Джимми.
– Я бы заметила неладное.
Его лицо заметно помрачнело.
– Возможно, если бы вы были внимательнее и не забывали... о днях рождения...
– Что? Это вам тоже сказала она? Я никогда... Она посмотрела на двери и снова закрыла ладонями лицо.
– Ферн поедет с нами, ей пришло время вернуться в настоящую семью, – сказал Джимми.
– Мы ее настоящая семья, мы ее дом, мы давали ей все, что она хотела, все, что ей могло понадобиться.
– Исключая настоящую любовь.
Джимми был неумолим. Даже я пожалела Лесли Осборн. Она была так расстроена.
– Я готова, – сообщила Ферн.
Она спускалась по лестнице, держа в руке маленький чемоданчик; мне показалось, что она его заранее приготовила, так быстро девочка вернулась.
– Тогда пошли, – кивнул Джимми.
Она направилась к выходу.
– Ферн, – остановила ее я. – Не хочешь ли ты попрощаться с Лесли?
На ее губах появилась едва заметная улыбка. Она взглянула на мать.
– Конечно. До свидания, Лесли.
Лесли сидела на диване, раскачиваясь из стороны в сторону и обхватив голову руками, как бы отрицая все услышанное.
– Мне очень жаль, миссис Осборн, мне действительно жаль, но это единственное, что можно было сделать. Так будет лучше для всех.
– Дон, – позвал меня Джимми.
Миссис Осборн не ответила мне, только всхлипнула.
Я присоединилась к ним. Ферн уже ждала нас на улице.
– Джимми, я надеюсь, что мы правильно поступаем.
– Разве это может быть неправильным? Ведь мы вернули ей настоящую семью. Мы сделали то, что пожелала бы сделать мама. Ты не согласна? Разве ты думаешь иначе?
– Нет, я надеюсь, что это так.
– Если бы Клейтон Осборн не был виновен, разве позволил бы он просто так забрать Ферн? Скорей всего, он был шокирован, что нам открылась правда. Все это представление было разыграно лишь для его защиты.
Я кивнула, в словах Джимми был резон. Разве смог бы Клейтон отпустить свою дочь так быстро и легко?
Ферн была очень рада, что избавилась от этого дела, она бежала по тротуару, размахивая чемоданчиком. Теперь, когда все эти события остались позади, мы обнаружили, что сильно проголодались. После того как отнесли вещи Ферн в комнату, сразу же спустились вниз, чтобы пообедать. За столом она говорила почти без умолку. Джимми все расспрашивал ее, словно они хотели наверстать упущенное за годы разлуки.
Весь вечер я наблюдала за ней. Мне казалось, что она расстроится, когда осознает, что покидает то место, которое долгие годы было для нее домом, и родителей, которые вдруг стали для нее неродными, но, вероятно, в доме Клейтонов она настолько не чувствовала себя дома, что не вспомнила за весь вечер ни о том, ни о другом. Я сильно нервничала, потому что боялась, что Клейтон передумает и приедет, чтобы забрать Ферн, или пришлет полицейских. Но никто не пришел.
В нашем номере был диван, который раскладывался, и мы попросили горничную подготовить его для Ферн.
Я все время ожидала, что она испугается, что осталась одна, вдалеке от знакомых лиц, с чужими людьми, но единственное, о чем она сожалела, это то, что забыла свою зубную щетку. Это несчастье было поправимым, я послала за щеткой в магазин отеля.
Пока Джимми укладывался, я была с ней и помогала подготовиться ко сну. Ферн показала мне вещи, которые взяла с собой. У нее было полдюжины трусиков, один тренировочный костюм, носки, несколько блузок, юбки. Под вещами лежали журналы с романами, расческа и помада. Она сказала, что дома никогда не красила губы, только по дороге в школу, так как Клейтон запрещал ей это делать.
Я вспомнила, что когда я в ее возрасте упаковывала чемоданчик, боялась забыть свою любимую куклу; она была старой и потертой, настолько потертой, что в щеках были дырки. У Ферн не было кукол, ее чемодан оказался страшно дорогим, я в свое время даже мечтать о таком не могла. В нем было много дорогой одежды, но не было воспоминаний о чем-то теплом, покинутом ею, о приятных минутах. Мне действительно было ее жаль. Она вошла в ванную, чтобы понаблюдать, как я расчесываю свои волосы.
– Я теперь не буду обрезать волосы, пока они не вырастут до середины спины. Клейтон ненавидел длинные волосы.
– Тебе придется ухаживать за ними, когда они будут длинными, – ответила я.
– Буду заботиться, – сказала она, – но ведь у вас есть слуги в отеле, правильно?
– Да, но они не занимаются такими вещами, – предупредила я. – Слуги просто немного помогают нам, в основном их забота – постояльцы.
– О, я буду сама о себе заботиться. Мне тоже хочется работать в отеле.
Восторг на ее лице вызвал у меня улыбку: как будет отличаться ее приезд в гостиницу Катлеров от моего. Она попадет в совсем иное место: туда, куда так стремилась.
– Я просто не дождусь, когда увижусь с Кристи! – воскликнула она.
Я не выдержала и спросила:
– Ты не чувствуешь никаких сожалений из-за того, что покинула Осборнов?
– Я скучаю по своим друзьям. Особенно по Мелиссе. Но я заведу себе новых, правда? – оживилась Ферн.
Я уставилась на нее, очень удивленная такими чувствами, вспоминая о том, как меня каждый раз вырывали из одного мира и уносили в другой. Много раз я жалела, что покидаю своих новых друзей и переезжаю в другое место, каждый раз мне было грустно расставаться с друзьями и близкими. Дружбу, настоящую дружбу, невозможно было взять с собой, каждый раз я переживала из-за этого. Вероятно, Ферн ни с кем никогда не делилась, даже со своими бывшими родителями. Меня еще раз потрясла мысль о том, что ее приемный отец периодически насиловал Ферн. Этого было бы достаточно, чтобы заставить ее бежать из дома.
Все-таки хорошо, что мы возвращались домой. Я улыбнулась при мысли об этом.
– Если хочешь, я могу оставить свет включенным, – предложила я, укладывая ее спать.
– Нет, все в порядке. Раньше я много раз ночевала в гостиницах, – ответила она.
– Хорошо, мы рядом, если тебе что-то понадобится. Спокойной ночи.
– Спокойной ночи, – сказала она.
– Как она там? – спросил Джимми.
– Очень хорошо, но мне кажется, она еще не осознает, что случилось.
Джимми кивнул и улыбнулся мне.
– Осознает? Что осознает? Мы снова заботимся о маленькой Ферн! Мама была бы счастлива, а папа будет просто в восторге, – ответил он. – Мне кажется, если очень сильно захотеть, когда, конечно, хочешь чего-нибудь хорошего, все получится.
– Я хочу, чтобы было именно так, как ты говоришь.
Но все же я боялась, слишком сильно боялась, чтобы быть счастливой. Закрыв глаза, лежала в ожидании стука в дверь. Думала, что мне будут сниться кошмары этой ночью. То, что никто не пришел и не побеспокоил нас, вовсе не значило, что все уже позади.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дитя заката - Эндрюс Вирджиния


Комментарии к роману "Дитя заката - Эндрюс Вирджиния" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100