Читать онлайн Маленький скандал, автора - Эндрюс Мэри Кей, Раздел - Глава 68 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Маленький скандал - Эндрюс Мэри Кей бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.29 (Голосов: 35)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Маленький скандал - Эндрюс Мэри Кей - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Маленький скандал - Эндрюс Мэри Кей - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эндрюс Мэри Кей

Маленький скандал

Читать онлайн

Загрузка...

Предыдущая страница

Глава 68

Сразу после Дня благодарения отслужили заупокойную по маме. Верный своему слову, Уилл тихо купил все участки в бухте, принадлежащие Джерниганам, включая — и это было его непреложное требование — и домик Баскомба. Первое, что он сделал, став владельцем собственности, — сжег все, что осталось от старой хижины, и заменил доски на пристани.
Итак, в тот солнечный субботний день все пятеро — я, Глория, папа, Серена и Остин — стояли на краю пристани и молча прощались с Джаннин Марри Мердок.
Остин сделал красивый венок из маргариток, маминых любимых цветов, с одной толстой свечой, установленной посередине, и, после того, как пастор произнес все положенные слова, мы опустили этот венок в озеро, и он поплыл.
Через какое-то время священник ушел — ему надо было готовиться к воскресной проповеди, а мы остались. Выпили немного вина, поплакали и ушли только после того, как свеча посреди венка догорела и погасла.
Ровно через месяц, в канун Рождества, мы, все пятеро, и священник принимали участие уже в другой церемонии, где венки и цветы присутствовали даже в большем количестве, но в иной аранжировке.
Остин превзошел самого себя, украшая цветами Малберри-Хилл. Два огромных венка из остролиста, украшенные сияющими яблоками, грушами, лимонами, плодами лайма и ананаса в обрамлении красных бархатных лент, висели на кованых воротах дома, рядом с плакатом, приветствовавшим прибывавших на свадьбу гостей. Он украсил весь подъездной путь сотнями стеклянных шаров, в каждый из которых была помещена толстая красная свеча. Все стволы деревьев дубовой аллеи были по спирали обмотаны белыми светящимися нитями, а веранду дома по всей длине украшали композиции из еловых веток с вкраплениями вощеных листьев магнолии, красными ягодами и сухоцветами. Светящиеся огоньки окутали ель длиной шесть футов, красовавшуюся на балконе второго этажа над парадным входом, а дверь парадного входа с обоих флангов охраняли две бронзовые статуи архангела Гавриила, так что архангельские трубы перекрещивались над парадной дверью.
А возле входа стоял сияющий и белоснежный «кадиллак Коуп де Виль» образца 1959 года — любимая папина модель.
После того, как Стефани слезла с моей шеи, я к первой неделе декабря без труда завершила оформление Малберри-Хилл. Уилл был так доволен, вернее сказать, был в таком восторге, что решил преподнести мне особый подарок на Рождество.
Отбросив скромность, скажу, что дом в эту ночь выглядел потрясающе. Просто сказочно. Освещен он был в основном свечами. В гостиной первого этажа, куда мы поставили большую голубую ель, привезенную из Северной Каролины, трещал огонь в камине. Каминная полка тоже была украшена остролистом, ветками ели и магнолии, перевязанными белыми лентами.
Я наняла струнный квартет. Музыканты играли во второй гостиной и так удачно там смотрелись, словно служили естественным дополнением к великолепной мебели и картинам.
Мисс Нэнси вызвалась заказать провиант и обслугу, и я, поскольку у меня самой забот был полон рот, с благодарностью приняла от нее эту услугу. Она притушила свет хрустальной старинной люстры. Массивный стол красного дерева покрывали льняные скатерти, на столе стояли серебряные подсвечники времен короля Георга, те, что я привезла из Нового Орлеана, и еще блюда с крохотными канапе, самыми изящными из тех, что мне довелось видеть.
До церемонии оставался час, и я весь день была занята, так что у меня и маковой росинки во рту не было. Решив, что никто не видит, я в одном шелковом халате и босиком шмыгнула вниз и схватила первое, что мне попалось на глаза — канапе с креветкой. Мисс Нэнси, одетая в бархатное темно-зеленое платье, застала меня на месте преступления.
Она шлепнула меня по руке, причем довольно чувствительно:
— Не смей. И убирайся поскорее наверх, пока гости не начали съезжаться. А то застанут тебя тут в одних подштанниках.
— А вот и мы, — послышалось за спиной.
Мы развернулись и увидели Остина, стоявшего в дверях столовой. Он был одет в джинсы и белую поварскую куртку. Двое мужчин в белых рубашках и смокингах стояли позади него, едва удерживая самый большой свадебный торт из тех, что мне доводилось видеть.
— Господи! — только и сказала мисс Нэнси.
— Поставьте его туда, на буфет, — приказал Остин. — И не разбейте эти бокалы «Стюбен». Нравится? — спросил он, когда мужчины скрылись на кухне.
Нэнси и я придирчиво осматривали торт. Сам торт представлял собой уменьшенную копию Малберри-Хилл, там даже елка была — ее роль выполняла крохотная веточка розмарина, украшенная серебристыми бусинками из сахарной глазури.
— Потрясающе! — выдохнула я. — Как тебе это удалось? Неужели ты сам его сделал?
— Все сам. Пришлось, правда, изучить подшивку за пять лет «Марта Стюарт ливинг», — сказал Остин с едва заметным бахвальством. — Лимонный торт, украшенный белой шоколадной глазурью, с дверями и окнами из марципана.
Наконец, он отошел от торта и неодобрительно посмотрел на меня.
— А ты почему еще в нижнем белье? Забыла, что через час у нас свадьба?
Мы трое налили себе по бокалу шампанского, закусили, чем Бог послал, и только тогда я побежала наверх одеваться. Я была в хозяйской спальне, сидела за трюмо, за которым должна была сидеть Стефани, и подкрашивала глаза тушью. Остин постучал и тут же зашел внутрь. Я едва не потеряла дар речи.
— Остин! — только и смогла сказать я. Он переоделся в черный смокинг от Армани, накрахмаленную белую рубашку с черными жемчужными запонками, с красным кушаком и галстуком-бабочкой в тон. На ногах у него были черные бархатные туфли с монограммой.
— Как я тебе? — спросил он и покрутился, чтобы я могла составить полное впечатление.
— Ты — божественно хорош! — сказала я, намеренно употребив его любимое слово. — Это все божественно. И ты самый лучший друг, который только может быть у девушки. — Я обняла его за шею и поцеловала прямо в губы.
Остин вывернулся из моих объятий и встал перед зеркалом в полный рост. Снова повертелся так и эдак, а потом погладил кушак.
— Как думаешь, это не слишком вычурно? Это из французского тартана.
— Неужели? — слросила я.
— Теперь я истинный Лефлер — господин Цветок, — сказал он и подмигнул мне. — Я сам придумал этот наряд. Как ты думаешь, он сгодится для Нового года?
— В Мэдисоне? — с сомнением переспросила я. — Думаю, для нашего города это слишком… элегантно.
— Да нет же, — капризно сказал Лефлер. — Для Нового Орлеана. Я встречаю Новый год в Новом Орлеане.
— С Робертом?! — Я была готова подпрыгнуть от радости.
— С кем же еще? — кокетливо сказал Остин. — А теперь, Кили, пожалуйста, одевайся.
— Все уже здесь? — спросила я.
— Почти все. Дом полон.
— Как там папа? Ты к нему заходил? Как он держится?
— Он немного нервничал. Пока я не подарил емуто, чтохотел. Я думаю, мне удалось поднять ему настроение.
— И что ты ему подарил?
— Маленькую серебряную фляжку, — сказал Остин. — Полную старого доброго скотча. Он глотнул и пришел в чувство.
— О Боже, — сказала я. — Пойди, вернись и забери ее у него. Мы не можем допустить, чтобы он раскис перед священником.
— С ним все будет в порядке. Не переживай. Он — молодец-огурец. Ты-то сама как?
— Я? Прекрасно.
— В самом деле? Тогда почему ты все еще сидишь тут растрепой, в то время как все сливки мэдисонского общества уже собрались внизу и ждут, когда заиграют марш Мендельсона?
— Я сейчас, — заверила я Остина. — Мне нужна всего одна минута, а потом я быстро оденусь. Я спущусь через пять минут, обещаю.
— Ты думаешь о маме, да? — спросил он.
Я кивнула. В моем горле стоял комок, который мешал говорить.
— Увидимся внизу, — сказал Остин, поцеловал меня в лоб и ушел.
Я села за трюмо и вытащила маленькую хрустальную склянку из вечерней сумочки. Я потрясла ее как следует, открыла пробку и втерла остатки духов «Джой» в кожу на запястьях и за ушами. Потом я надела платье, застегнула молнию и влезла в туфли от Маноло Бланик на самом высоком каблуке из тех, что продавались в этом сезоне. Я слегка сбрызнула лаком волосы, уложенные в самую замысловатую прическу из тех, что могла сочинить Мозелла, и взглянула в зеркало. Ну что ж, я готова.
Мне пришлось приподнимать шлейф платья, чтобы не наступить на него, когда я спускалась по ступеням. Внизу уже толпились гости, в воздухе витал аромат цветов, духов и свечного воска. Я пробралась сквозь толпу к камину, где терпеливо ждал пастор.
И вот уже квартет заиграл свадебный марш, и толпа дружно ахнула, когда Серена в длинном атласном вечернем костюме цвета слоновой кости с декольте в форме сердца пошла вниз по лестнице об руку с моим отцом.
Гости расступились, замигали вспышки фотоаппаратов, загудели машины. Глория стояла по другую сторону от камина, как и я, одетая в черный бархат. Только у меня платье было без рукавов с глубоким V-образным вырезом, а у нее — с длинными рукавами и вырезом поскромнее. У нас у обеих были букеты белых фрезий, что сделал для нас Остин, а у папы, который уже приближался к самодельному алтарю, в лацкане фрака была одна белая роза. Он весь сиял, и я подумала, что он сегодня самый красивый мужчина из всех присутствующих.
Волосы Серены были уложены наверх, чтобы открыть бриллиантовое колье, которое подарил ей отец в качестве свадебного подарка. Папа был на добрых шесть дюймов выше Серены и смотрел на нее с таким нескрываемым обожанием, что у меня слезы выступили на глазах от умиления. Я взглянула на Глорию. Она плакала. Я услышала всхлипывание слева от себя и поняла, что Остин тоже плачет как ребенок.
Полчаса спустя мы уже пили шампанское в столовой. Серена была против формальностей. Шампанское, хорошая еда, добрые друзья и никаких длинных речей.
Она отрезала кусок от торта и накормила им моего отца, который, судя по блеску в глазах, давно уже успел опорожнить подаренную Остином фляжку. Я почувствовала теплую ладонь на своем плече и, подняв взгляд, встретилась глазами с Уиллом. Он выглядел роскошно в своем черном смокинге, и его рыжие волосы, как всегда нуждавшиеся в стрижке, сверкали, словно медь в свете свечей.
— Красивый вечер, верно? — спросил он.
— Великолепный, — ответила я и, встав на цыпочки, поцеловала его в щеку. Но он повернулся, и мои губы на мгновение коснулись его губ.
— Спасибо за сегодняшний день, — сказала я Уиллу.
— За что? — спросил он. — Вы с Остином сделали всю тяжелую работу. Я просто вам не мешал.
— Вы тоже многое сделали, разве не так? Мы с отцом не знаем, как вас благодарить.
— Вам не обидно, что ваш отец женится? — спросил Уилл.
— Нисколько, — сказала я просто. — Они с Сереной — отличная пара. Словно подростки. Серена делает папу счастливым. И большего я не могу желать.
— Что, действительно никаких сожалений? — спросил Уилл.
— Насчет чего?
— Насчет Эй-Джи. Я скривила лицо.
— А как насчет вас? Есть сожаления по поводу Стефани?
— Господи! — сказал он. — Стоит только подумать, как далеко я зашел. Если бы не тот фонтан и истерика, которую Стефани из-за него закатила, если бы я случайно не увидел всего своими глазами…
— Она оказалась настоящей хулиганкой, верно?
— Точно, — сказал Уилл. Продолжая держать меня за талию, он чуть-чуть притянул меня ближе. — Ммм… Вкусно пахнет. Вы всегда так вкусно пахнете?
— Сегодня особый случай, — подчеркнула я.
— В тот раз, когда мы впервые встретились, тоже был особый случай, — сказал Уилл, усмехнувшись. — Насколько я припоминаю.
— Когда это? — И тут я вспомнила вечер репетиции свадебного ужина. — Господи! Как я, должно быть, выглядела тогда — перемазанная фруктовым коктейлем, злая как черт. Это была самая большая истерика в моей жизни. Не могу поверить, что вы видели, как я уродую машину Эй-Джи, и при этом не сказали ни слова. А потом выглядываете из своего нелепого желтого «кадиллака» и уличаете меня в незнании родного языка. Первое впечатление было отличным, ничего не скажешь?
— Вы были восхитительны, — заверил меня Уилл. — Как я мог после этого вас не нанять?
Как раз в этот момент подбежала моя кузина Джейни:
— Эй, ребята, скорее! Серена сейчас будет бросать свадебный букет. — Она схватила меня за руку и потащила за собой, в первые ряды жаждущих выйти замуж.
Белый «кадиллак», украшенный бантом, подъехал ко входу. Все дружно закричали, приветствуя выходящих из дома новобрачных. Серена повернулась к толпе спиной и бросила через голову букет. Джейни успела вырваться вперед и поймала его на лету.
Я вернулась в дом и налила себе шампанского. Квартет продолжал играть, гости не торопились уходить: кто-то сидел на диванах, кто-то стоял, кто-то ходил, разглядывая дом и восхищаясь талантом Остина, сумевшего так удачно украсить его цветами.
Я поднялась наверх, в хозяйскую спальню, которую на сегодняшний вечер присвоила себе компания родственников жениха и невесты, села за трюмо и принялась поправлять косметику. И тут вошел Уилл.
— О, — сказал он. — Извините, я думал, вы внизу.
— Ничего, — сказала я, вытирая под глазом. — Это ваш дом. И ваша спальня. Я уже закончила.
Я встала, повернулась к зеркалу спиной и поправила платье.
— Я забыл вам сказать. Вы сегодня просто ошеломляюще выглядите. Даже лучше, чем в тот вечер, когда мы встретились.
— Спасибо, — сказала я, краснея. От Уилла не так легко дождаться комплимента.
— Есть еще одна вещь, — сказал он, нахмурившись и приближаясь ко мне. — Это меня все время сводит с ума.
— Что именно? — Я обернулась и посмотрела в зеркало.
— Вот это, — сказал он, подойдя сзади. Он подцепил бретельку моего черного бюстгальтера, которая выглядывала из-под платья, а потом наклонился и поцеловал меня в плечо, затем в шею, в ямочку у горла, в мочку уха и, наконец, в губы.
И тут в его объятиях я забыла, где я и кто я. И я думаю, он тоже забыл. Рука Уилла нащупала молнию моего облегающего платья. Платье уже начало падать, когда я почувствовала, вернее, услышала, что в комнату кто-то заглянул.
— Давно, черт побери, пора, — проворчала мисс Нэнси, закрывая дверь. Затем она повернула замок на дверной ручке и, осторожно ступая по ступенькам, спустилась к гостям.


Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Маленький скандал - Эндрюс Мэри Кей



Замечательный роман с незаурядным сюжетом. Жених изменщик и лучшая подруга классика жанра)
Маленький скандал - Эндрюс Мэри КейПупсик
29.10.2013, 23.30





Это роман о женщине, которую в детстве бросила мать. 25 лет спустя она расследует исчезновение матери, потрепав нервы уже постаревшему поколению. Любовная линия второстепенна, а так называемый гг-й, не тянет на роль главного, он скорее один из персонажей, который к концу романа переметнулся к гг-не и немножко было обидно за нее.
Маленький скандал - Эндрюс Мэри КейЭля
4.06.2014, 8.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100