Читать онлайн Маленький скандал, автора - Эндрюс Мэри Кей, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Маленький скандал - Эндрюс Мэри Кей бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.22 (Голосов: 32)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Маленький скандал - Эндрюс Мэри Кей - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Маленький скандал - Эндрюс Мэри Кей - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эндрюс Мэри Кей

Маленький скандал

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Поляна была усыпана красным клевером, толстые шмели сыто жужжали и кувыркались в воздухе. Аромат травы и диких цветов окутывал и опьянял. Мы шли к дому.
— Когда-то везде тут были хлопковые поля, — сказал Уилл, петляя между одичавшими зарослями черной смородины. — Раньше дом располагался ближе к дороге, но его отодвинули, чтобы придать более внушительный вид. Это было где-то в конце сороковых.
— Это было до моего рождения, как вы понимаете. Однако здесь до сих пор растет много хлопка, — заметила я. — Вы уже думали, что будете делать с этой землей?
Махони засмеялся.
— Не представлялось возможности. Я провел исследования. Хлопок — очень трудоемкое дело. Слишком много станков, слишком много инвестиций. Я засажу лужайку просом, так что мы сможем поохотиться здесь осенью. И я также подумываю, не завести ли тут небольшую молочную ферму?
Я искоса посмотрела на Махони.
— Вы? Фермер-джентльмен?
— Не такой уж я джентльмен, — признался Уилл. — И я ни черта не смыслю в фермерстве, но зато я хваткий — и быстро учусь.
— Вам бы надо поговорить с Далласом Поупом, земельным агентом графства, — сказала я. — Мы вместе ходили в школу. Он брал все призы в рамках повышения профессионального и культурного уровня сельской молодежи, которые, как понимаете, выдавались в виде бычков и прочей живности, и, я думаю, он все еще в качестве хобби выращивает скотину.
— Обязательно воспользуюсь вашим советом, — сказал Уилл. Мы медленно, но верно приближались к дому. И вдруг он остановился в нескольких ярдах от здания.
С этого расстояния дом выглядел скорее серебристым, чем белым. Старая кипарисовая обшивка стен облупилась почти целиком. Семь коринфских колонн с каннелюрами высотою в два этажа украшали широкую террасу дома. С восточной стороны имелась такая же терраса, и тоже с колоннами, причем одна терраса плавно переходила в другую — стены были скругленными. С западной стороны терраса резко обрывалась, все, что осталось от прежнего великолепия, — это каркас из старых балок. Замысловатые пилястры и фронтон обрамляли то, что когда-то, вероятно, было массивной резной дверью. Сейчас на ее месте была дешевая безликая фанера. Длинные вытянутые витражные окна, каждое по пять футов высотой, окаймляли вход, причем местами в окнах уцелело оригинальное волнистое стекло.
На втором этаже, прямо над входной дверью, был маленький деревянный балкон. Перила его местами прогнили, и большая часть резного парапета пропала.
— Ну вот, — сказал Уилл, указывая на дом, словно то был заслуженный пес-чемпион. Глаза Махони сияли. — Что вы о нем думаете?
— Он ужасен, — пробормотала я, тряхнув головой. Уилл нахмурился.
— Вы его даже не видели. Мы поставили новую крышу на этой неделе. Мой архитектор нашел склад, полный настоящей черепицы, которая осталась после сноса начальной школы, которую снесли в Ковингтоне несколько лет назад. Теперь ее сделали водонепроницаемой.
Я указала рукой на крышу. Доски карниза местами выпали, и в зияющие дыры под навесом крыши то и дело залетали голуби.
— У вас уже есть жильцы.
— Об этом не беспокойтесь, — резко ответил Махони. — Вы всегда так негативно настроены?
— Ладно, — сказала я. — Покажите мне дом. Обещаю ничего не критиковать.
Уилл вытащил связку ключей из кармана брюк и по бетонным ступеням взошел на террасу.
— Осторожно, — предупредил он, выделывая зигзаги. Некоторые доски насквозь прогнили. Я приглашу людей на этой неделе, чтобы начали сносить всю веранду, но вначале мне надо укрепить фундамент.
— Туда можно входить? Я хочу сказать, это не опасно? — спросила я, с сомнением глядя на упомянутый фундамент. Казалось, он держится лишь на рассыпающихся стойках из красного кирпича. — Вы, наверное, забыли, я успела побывать во многих старых домах в городе. Моя тетя сломала лодыжку, ступив на прогнившую доску в одном очень милом старинном местечке пару лет назад.
— У меня уже несколько недель тут работают люди, и никто до сих пор не получал никаких травм, — сказал Уилл, вставляя ключ в замок. Он торжественно открыл дверь. — Заходите. Я бы ни за что не подумал, что вы такая фифа.
И все же я хорошенько осмотрелась, прежде чем переступить порог Малберри-Хилл.
Мои опасения оказались напрасными. Пол был настелен из прочной сосны и оказался довольно крепок.
— Неплохо, — признала я, вглядываясь в сумрак, царящий внутри дома.
Взяв из рук Махони фонарь, я осветила вход. Старая лепнина стен потрескалась, но осталась в основном нетронутой, и это было чудом для такого старого дома. Потолки были высокими, футов двенадцать. Таких потолков я нигде не видела — в виде замысловатого паркетного узора, из досок, выпиленных из сердцевины корабельной сосны.
— Вам ободрали потолки? — спросила я, осматриваясь.
— Нет. Они были такими, когда я купил этот дом. Довольно интересное решение, вы не находите?
— Нам придется, как следует очистить балки, а затем их зашпаклевать, — сказала я. — Такой потолок не вполне сочетается со стилем дома, штукатурка — более традиционное решение, но…
— Я хочу его оставить. Эти потолки мне нравятся чуть ли не больше всего в доме, — опередил меня Махони.
Я вертела фонарь во все стороны. Сюрпризов больше не было. Все оказалось примерно так, как я и ожидала. Просторный холл, справа и слева от которого открывались две одинаковые комнаты — гостиные. В каждой из комнат было по кирпичному камину, хотя никаких каминных полок, никакой лепнины, никаких плинтусов и даже оконных рам не было.
Я прошла в комнату с восточной стороны и, выглянув из неуклюжего эркера на улицу, увидела нечто напоминающее сарай для свалки металлолома.
— Этого эркера изначально в доме, наверное, не было.
— Мы можем сделать новое окно на заказ, — сказала я, не замечая того, что думаю вслух. — Той конфигурации, что была изначально. Сохранить эркер, установить красивый подоконник, возможно, заполнить пространство эркера книжным шкафом.
— Отлично, — сказал Уилл. Он достал из кармана записную книжку и начал быстро что-то записывать.
— В Саванне есть такое место, где продают старые кипарисовые доски, которые выловили из реки. Мы можем их пустить в дело. Говорите, у вас есть старые плинтуса и лепнина?
— Внизу, в подвале, — сказал Уилл, делая записи на ходу. — Это старый погреб, но я могу вас туда отвести и показать.
Я повидала на своем веку много таких старых погребов. В них всегда полно пауков, сверчков, плесени и мышиного помета.
— Спасибо, не надо, — сказала я, едва не передернув плечами от отвращения. — Если вы их все соберете и вынесете куда-нибудь на сухое место, я могла бы сделать с них рисунки, и это было бы отлично.
Уилл продолжал писать, а я вышла из гостиной в смежную комнату. Двери не было — один лишь проем.
— Столовая, — пробормотала я, прикинув размеры комнаты. У дальней стены примостился остов камина с зияющим очагом. Три окна в стене напротив были достаточно высокими, чтобы в них можно было выйти, не нагибаясь.
— Может, тут поставить застекленные створчатые двери, ведущие на эту сторону веранды?
— Отлично, — сказал Уилл, продолжая что-то писать. — У ландшафтного дизайнера были какие-то мысли насчет разбивки сада с вечнозелеными растениями в этом месте.
— С фонтаном, — сказала я, кивнув. — Обязательно нужен фонтан. Чтобы вы могли оставлять двери открытыми и слушать, как журчит вода.
Я направила луч фонаря в потолок и нахмурилась. Штукатурка облупилась, открывая взгляду участки необработанной доски. Голый черный шнур свисал с центра потолка.
— Здесь должна висеть та люстра «Уотерфорд», — сказала я. — Или вы хотите повесить ее в другом месте?
— А вы как думаете?
— Здесь, — сказала я. — И мы найдем красивый стол, возможно, набор из стульев в стиле чиппендейл. И еще буфет — какой-нибудь необыкновенный, старинный. В Новом Орлеане регулярно устраиваются аукционы. На своей веб-странице они помещают изображения предметов, которые будут продаваться. Там всегда можно купить красивые вещи. Нам понадобится немного георгианского серебра — чуть-чуть там, чуть-чуть здесь. Комната получится очень красивой.
— Звучит неплохо, — сказал Махони.
— Если только ваша дама не любительница французского стиля, — поправилась я, внезапно засомневавшись в правильности выбора. — Мы можем оформить дом во французском стиле, но лично я думаю, что этот стиль слишком легковесный для такого мужественного здания.
— Мужественного? — спросил Уилл, озираясь. — Разве дом может иметь пол?
— Конечно. А ваш дом — настоящий силач. Смотрите, какие большие и квадратные комнаты на первом этаже. И вдобавок к самому дому не прилипли все эти викторианские побрякушки.
— Викторианский стиль плох? — спросил Уилл, явно озадаченный.
— Такие украшения органично смотрятся на домах викторианской эпохи, каких вы во множестве могли видеть в городе, — сказала я. — Но они неуместны на доме, построенном перед началом Гражданской войны, — ваш дом явно сделан в классическом стиле. Но после того как Гражданская война закончилась, и люди мало-помалу стали выбираться из нищеты, им захотелось малыми средствами украсить себя и свое жилье. Все эти завитушки и побрякушки были нужны лишь для того, чтобы показать соседям, что они больше не банкроты.
— Но с Кардуэллами такого не произошло, — сказал Уилл. — Когда спрос на хлопок упал, они разорились и больше не оправились.
— И в этом вам повезло, — сказала я.
Я попыталась открыть дверь в стене, напротив окон.
— Куда она ведет?
Уилл убрал мою ладонь с дверной ручки.
— За ней провал на четыре фута глубиной.
— В самом деле?
— Пока да. Там была на скорую руку сколоченная кухня, но мы ее снесли на этой неделе.
Я вернулась в холл и оттуда прошла в западное крыло. Гостиная западного крыла была точной копией гостиной в восточном, только эркера не было.
— Нам на самом деле нужны две гостиные? — спросил Уилл.
— Не обязательно, — сказала я. — Часто, реставрируя дома той эпохи, мы делаем одну из комнат гостиной, а другую превращаем в библиотеку или кабинет.
— В библиотеку, — согласился Уилл. — У меня в кладовой книг на целую комнату. Так и лежат нераспакованные уже три года, с тех пор как я приехал в Джорджию.
— Откуда приехали? — спросила я, пробегая ладонью по расколотой мраморной отделке камина.
— Из Южной Каролины, — сказал Уилл. — А в Южную Каролину я приехал из Северной.
— А еще раньше где вы жили? У вас нет отчетливого южного акцента. Я знаю, что вы не из янки, но вы не похожи на паренька из Джорджии — штата белой бедноты.
— Я жил в Нашвилле, хотя учился в Джорджии в политехническом институте, а потом там же проходил специализацию по текстильной промышленности.
— Мой отец тоже технарь, — сказала я. — Может, вы ему именно поэтому понравились?
— Возможно.
Дверь напротив была приоткрыта. Я распахнула ее и оказалась в прямоугольной комнате, из пола которой торчали обрезанные водопроводные трубы. Явно очень старые.
— Ванная комната? — спросила я. — Больше нигде здесь не было ничего похожего на ванную.
— Ванная, соединенная с прачечной, — сказал Уилл. — Тут была старая ванна для стирки. Рабочие оттащили ее на свалку. Эта комната единственная в доме, где есть подвод воды и канализации. Наверху ванной нет.
— Нам придется этим заняться. Мы могли бы урезать немного пространства от библиотеки и сделать симпатичную просторную ванную, где для всего хватило бы места. — Указала на другую дверь в противоположном углу. — А эта куда ведет?
— Изначально там была комната горничной, — сказал Уилл. — Она соединялась с кухонным крылом. Архитектор планирует полностью перестроить и расширить это крыло. Там предполагается разместить кухню, буфет, прачечную и комнату для завтрака, которая выходила бы на новую веранду. И там же будет еще одна большая ванная.
— Хорошо, — одобрительно заметила я. — Некоторые хозяева на первом этаже размещают еще и хозяйские спальни с этими громадными садовыми кадками, которые они называют напольными вазами, да еще по паре комнат для одежды. Но в этом случае пропорции дома роковым образом нарушаются и создается впечатление, словно вы пристроили у себя на заднем дворе нечто вроде мотеля.
— Мне приятно, что вы меня одобряете, — сказал Уилл, самодовольно ухмыляясь. — Наверху не хотите посмотреть?
— Только мельком. Уже сильно стемнело.
Махони пошел первым, я следом. Перила были наскоро сколочены из дешевых сосновых досок.
— У нас есть оригинальные перила — они в мастерской, — сказал Уилл. — Плотник уже делает новые стойки для перил и полирует заново старые перила. Они сделаны из цельного куска красного дерева. На самом деле очень красивые.
На втором этаже тоже был просторный квадратный холл с комнатами по обе стороны от него. Я заглянула в первую комнату. Она была такой же большой, как и комнаты на первом этаже с большими окнами, за которыми теперь уже стояла звездная ночь.
— Красиво, — с восхищением сказала я.
Я открыла дверь, которая, как мне думалось, ведет в кладовку, но обнаружила светлую, хотя и совсем маленькую, примерно два на три метра, комнату.
— Комната для младенца, — сказала я.
— Это разве не кладовая? — спросил Уилл.
— Ну, кто-то может считать это помещение кладовкой, но тетя Глория говорила, что в такие комнаты ставили колыбельку. Там жили младенцы — те, которых рано было переводить в настоящую детскую.
— Но ее ведь можно использовать для кладовой? — упрямо настаивал Уилл.
— А в чем дело? Разве ваша подруга не хочет иметь детей? Махони покраснел.
— Мы не обсуждали этот вопрос. Но мне бы хотелось иметь много детей. Какой смысл в таком большом доме, если по нему не бегает целый выводок ребятни?
— Вынуждена с вами согласиться, — сказала я. — Нет ничего печальнее, чем, вложив столько сил и времени в такой замечательный дом, превратить его в мавзолей. Что может быть лучше дома, наполненного любовью и жизнью? Такой дом — самый красивый, даже если шторы в нем полиняли, ковры в пятнах, а на полу в кухне собачья неприятность.
— Собачья неприятность?
— Вы поняли, что я имела в виду, — сказала я, направляясь в холл, а оттуда в спальню.
— Полагаю, архитектор планирует кладовку и ванну в каждой спальне? — спросила я, следуя за Уиллом вниз по лестнице.
— О да, — сказал он. — Холл на верхней площадке лестницы будет использован как большая диванная, а спальни хозяев мы разместим над кухонным крылом, которое тоже еще предстоит построить.
— Пять спален? — спросила я, поднимая брови. — Эта женщина знает, к чему ей готовиться?
— Новое спальное крыло сбалансирует пристройку на первом этаже, — сказал Уилл, игнорируя мой вопрос. — И еще: я сам из многодетной семьи. У меня два брата и сестра. И у них у всех есть дети.
— У вас для всех найдется место, — согласилась я. Нижний этаж теперь уже тонул во мраке. Уиллу пришлось освещать путь фонарем.
Он запер за нами дверь и дернул ручку, проверив, надежно ли закрыл дом, затем взял меня под руку и помог пройти по ненадежной веранде.
— Передумали? — спросил он. Я вздохнула.
— Мне не надо было соглашаться приезжать сюда и осматривать дом. Папа оказался прав.
— Насчет чего?
— Насчет меня и старых домов. Я безнадежна. Это какая-то форма извращения — тяга к старым домам. Вы знаете, некоторые люди притягивают к себе бродячих собак и кошек. А у меня нечто подобное выходит со старыми домами. Как только увижу старую развалину, так мне тут же хочется привести ее в порядок и въехать в нее.
— Включая и этот? — Махони вел меня через луг, освещая фонарем путь. Он старался вести меня по тому же маршруту, каким мы пришли в дом — в высокой траве мы протоптали тропинку.
— Работа обещает быть захватывающей. Даже если она нас убьет невзначай.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Маленький скандал - Эндрюс Мэри Кей



Замечательный роман с незаурядным сюжетом. Жених изменщик и лучшая подруга классика жанра)
Маленький скандал - Эндрюс Мэри КейПупсик
29.10.2013, 23.30





Это роман о женщине, которую в детстве бросила мать. 25 лет спустя она расследует исчезновение матери, потрепав нервы уже постаревшему поколению. Любовная линия второстепенна, а так называемый гг-й, не тянет на роль главного, он скорее один из персонажей, который к концу романа переметнулся к гг-не и немножко было обидно за нее.
Маленький скандал - Эндрюс Мэри КейЭля
4.06.2014, 8.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100