Читать онлайн Отброшенная в прошлое, автора - Эмерсон Кэтти Линн, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Отброшенная в прошлое - Эмерсон Кэтти Линн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Отброшенная в прошлое - Эмерсон Кэтти Линн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Отброшенная в прошлое - Эмерсон Кэтти Линн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эмерсон Кэтти Линн

Отброшенная в прошлое

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

Доктор Бьюмонт толстым пальцем резко нажал на кнопку селектора и мягко обратился к секретарше.
— Этот прием немного затянется, Меджи. Пожалуйста, внеси необходимые коррективы.
Поскольку на каждого пациента отводилось пятьдесят минут, Лорен совсем не чувствовала себя виноватой. Свои записи относительно ее заболевания доктор мог бы сделать потом.
Маленькие глазки за стеклами очков, как будто похолодели, когда он вновь переключил все свое внимание на женщину. Лорен показалось, что барьер между ними увеличился, и теперь их разделяет не только этот огромный письменный стол.
— Может быть, вы теперь расскажете мне о своем реальном первом воспоминании?
— А почему бы и нет? — вопросом на вопрос ответила она и принялась, тщательно подбирая слова, чтобы не слишком шокировать доктора, рассказывать, чем они с Робом Сетоном занимались. г Его сухая, лишенная эмоций реакция разочаровала ее. Он начал задавать вопросы. Она отвечала, но когда сама спросила о чем-то, психолог решил воздержаться от ответа, а вместо этого задал следующий вопрос. Эта увертка разозлила ее.
— Не могли бы вы в таком случае, — прерывая его, спросила она, — объяснить, почему мои сны так ярки? Почему они просто не проходят, когда я просыпаюсь, а так хорошо помнятся? Иногда сюжеты повторяются, но каждый раз добавляются новые детали, и я все их помню.
— Вы много читаете исторической беллетристики, миссис Райдер?
— Вы всегда отвечаете вопросом на вопрос, мистер Бьюмонт?
— Нет, — он наклонился вперед, теребя курчавую бороду. — Сказать вам, миссис Райдер, что я думаю? Я полагаю, что вы любите читать то, что популярно называется «исторические ужасы».
Она слегка поморщилась.
— Я люблю и серьезные исторические романы, и эти «ужасы». Но здесь не то…
— Я считаю, что ваши литературные пристрастия в значительной мере объясняют вашу проблему. Вы экстраполируете детали из прочтенных книг на ситуацию, которая отражает определенный конфликт в вашем прошлом. А его вы помните лишь частично. Будьте терпеливы, миссис Райдер. Все скоро встанет на свои места. Я поручил Меджи назначить вам регулярный прием. Вы будете приходить ко мне каждый понедельник. В следующий раз мы поговорим с вами более подробно.
Лорен вышла от доктора Бьюмонта с чувством беспокойства. Он ничего не сказал ей, чего она не знала бы сама. Это ее и удивило, поскольку она всегда гордилась своим умением мыслить здраво. А беспокоила ее собственная реакция на то, что специалист в психологии в общем-то соглашается с ней. В принципе это должно было бы вселить в нее уверенность, однако сводящая ее с ума подозрительность подсказывала: они оба не правы.
К тому времени, когда она доехала до Ламбертона, беспокойство Лорен расцвело пышным цветом и перешло в горькое разочарование. Объяснение Бьюмонта было слишком простым, его диагноз — слишком поверхностным. Если она знает фабулу какого-то романа, всплывшую в подсознании, то сможет найти и источник. Вместо того, чтобы повернуть домой у единственного светофора в Ламбертоне, она направилась в противоположном направлении, в центр городка.
Публичная библиотека, открывшаяся в Ламбертоне задолго до начала этого столетия, была построена из местного камня в стиле греческого храма. Она работала двадцать пять часов в неделю, что намного превышало часы работы любой другой библиотеки в округе Джефферсон. К счастью для Лорен, вторник был единственным днем, когда завсегдатаи с десяти утра до семи вечера могли неспешно выбирать книги.
Припарковаться поблизости не было никакой возможности. Те места, что не зарезервировала церковь, заняли для парковки студенты и преподаватели ламбертонского отделения университета штата. Здание университета, сложенное из красного кирпича, с трех сторон окружало библиотеку. Лорен осторожно поставила машину в неположенном месте под знаком «ПАРКОВКА ЗАПРЕЩЕНА. ОПАСНОСТЬ ОБВАЛА СНЕГА».
Сандра, последние двадцать лет работавшая городским библиотекарем, сидела на своем привычном месте за абонементным столом, когда вошла ее невестка. Рыжие волосы Сандры были аккуратно собраны, но грозили в любую минуту рассыпаться.
Лорен вспомнила, что во вторник с десяти до одиннадцати проходит час детской книги.
— Ну, как прием? — спросила Сандра.
— Я не ожидала ничего хорошего от встречи с психотерапевтом, — предупредила Лорен.
— Тем лучше, — согласилась Сандра и хотела что-то добавить, но в этот момент появилась женщина со стопкой книг, и возможность приватного разговора пропала.
Тем лучше, подумала Лорен, поднимаясь по лестнице, ведущей на верхний этаж, где располагались книги по художественной литературе. Она прошла несколько стеллажей, прежде чем вытащила из ряда книг одну, показавшуюся ей знакомой. Еще несколько лет назад она, перечитав все исторические романы, имеющиеся в библиотеке, стала покупать книги у мистера Пейпербака, и обнаружила, что помнит многое из того, что читала. При этом ни один сюжет ни в коей мере не ассоциировался с содержанием ее сновидений, хотя отдельные романы действительно относились к интересующему ее периоду. Ее так и подмывало взять на дом несколько особенно любимых книг и перечитать их заново.
Спустившись снова вниз, Лорен взглядом пробежалась по затасканным романам, которые Сандра ставила на полки металлического стеллажа, располагавшегося возле двери. Сандра не заносила их в каталог, предоставляя любому читателю оставить полюбившуюся книгу себе, если, конечно, он принесет взамен другую.
— Ищешь что-то особенное? — из-за своего полукруглого дубового барьера спросила Сандра.
Лорен еле сдержалась, чтобы не чертыхнуться. Она понимала, что ей никогда не избавиться от любопытства Сандры, тем более на ее собственной территории. Впрочем, она не была уверена, так ли уж ей хочется избавиться. Несмотря на то, что раньше она относилась к Сандре с предубеждением, приятно было осознавать, что кому-то ты не безразлична, даже если этот кто-то вмешивается в твою жизнь.
— Мой сюжет, — недовольно проговорила она.
— Ничего обнадеживающего?
— Совсем ничего. Даже не знаю, радоваться мне или печалиться.
— Пойдем вниз и выпьем по чашке горячего чая. Вот увидишь, тебе полегчает на сто процентов.
— Я выгляжу плохо, да?
Ответное молчание было яснее всяких слов. Когда Сандра знаком подозвала ассистентку, которая заняла ее место за столом, и взяла в руки большую сумку, Лорен сдалась и последовала за ней к узкой двери служебной лестницы.
В цоколе библиотеки находилась комната отдыха и большой конференц-зал с двумя секциями, разделенными перегородкой. В первой приютилась крохотная кухня, во второй хранилась подборка книг, посвященная прошлому Ламбертона и истории штата Мэн. Комфортабельные кресла с большим круглым столом из дуба создавали иллюзию домашнего уюта. На полированной поверхности стола стояли устройства считывания микрофильмов и забытые ящики картотеки, но одна его сторона была свободна. Туда Сандра поставила сумку, а затем две дымящиеся чашки с чаем из термоса.
— Стало быть, доктор Бьюмонт убежден, что все дело в прочитанном когда-то сюжете? — задумчиво спросила Сандра, когда Лорен объяснила причину своих поисков.
— Он убежден, а я нет. Я сначала предложила свое объяснение, но он отверг его.
— Ты много читала исторических романов?
— Не очень. В английской истории меня интересовали периоды Регентства, время правления Эдуарда VII и королевы Виктории, а шестнадцатое столетие — как раз не очень.
— Слушай, а ты не пробовала сама так представить, как это?.. Берешь сюжет из какой-нибудь книги и переносишь его в другое столетие?
— Я могла бы взять «Ромео и Джульетту» и перенести события в «Вестсайдскую историю», но мне это не нравится. Это часто используют некоторые писатели, сценаристы…
Лорен отхлебнула чай, настоенный на травах, и затем вдруг вспомнила, как он ей не нравится. Не говоря ни слова, она поставила чашку на место.
— Знаешь, — с презрительным равнодушием ответила Сандра, — когда ты ушла, Карен сказала мне, что один из ее двоюродных братьев женился на женщине, обладающей — и это совершенно точно — «каналом сознания».
— Чем?
— Она обладает способностью проникать в прошлые жизни человека, не впадая в транс.
— Что-то не верится.
— У тебя есть идеи получше?
— По правде говоря, да. Только что одна пришла мне в голову, пока я сидела здесь с тобой, — Лорен медленно повернула голову, механически отмечая тот факт, что ближайшие полки забиты томами, посвященными истории видных британских и американских семейств, а также истории Ламбертона и штата Мэн. Ее взор остановился на выстроенных в ряд библиографических указателях и справочниках. — Передай мне вон ту «Высшую знать» Бурка, — порывисто попросила она.
— В этом издании перечисляются только те пэры, которые ни на что не претендуют, — предупредила Сандра, снимая с полки другой двухтомник Бурка «Почетные и бывшие пэры. Вымершие фамилии пэров», опубликованный в Лондоне в 1883 году.
— Все равно вряд ли я найду здесь что-то стоящее, — Лорен быстро пробежала статью, посвященную Слифорду. Старая книга слегка попахивала плесенью, а ее страницы, сделавшиеся со временем тонкими и хрупкими, похрустывали, когда она их переворачивала. — Ну что же, я не разочарована. Ничего.
— Не был ли этот сэр Рэндалл простым рыцарем?
— Правильно. О, понимаю… Он не имел титула?
— Может, и не имел, когда ты узнала его, но что потом?
Лорен тяжело вздохнула. Очевидно Сандра все еще не отказалась от варианта с реинкарнацией. Она закрыла том и протянула его Сандре.
— Шансов на успех почти никаких.
— Не сдавайся так быстро. Если он или кто-либо из его потомков возвысился до звания пэра, то мог взять фамилию по поместью. Как правило, они все обладали крупными наделами земли. Давай, думай, Лорен. Как иначе называлось их поместье?
— Я не помню.
Сандра буквально впихнула ей книгу в руки.
— Полистай, может, тебя осенит. Вот будет здорово, если ты что-нибудь отыщешь!
Мало-помалу ей самой стало любопытно. Страницу за страницей она принялась медленно листать книгу в обратном порядке от буквы «эс» на случай, если что-то пропустила в начале. Ничего такого, что было бы ей знакомо, не попадалось. Она перешла к букве «эм», перевернула еще одну страницу и внезапно наткнулась на Томаса Слифорда Первого, барона Морвелла. От удивления она невольно вскрикнула, чем привлекла внимание Сандры.
— Нашла что-нибудь?
— Даты жизни слишком поздние, — пробормотала Лорен, пробегая глазами статью. Томас оказался внуком сэра Рэндалла.
— Это фантастика, — прошептала Лорен, прочитывая абзац за абзацем второй раз. Каждый факт в точности подтверждал то, что она видела в своих снах.
Сэр Рэндалл Слифорд (1488 — 1540) женился на Энн Раундсей в 1509 году. Они оба служили при дворе Генриха VIII в начале его правления. Позднее Энн осталась в окружении королевы, а ее муж удалился от двора в 1510 году, возвращаясь к нему в последующие годы только на непродолжительное время.
Лорен было известно, почему это происходило: Энн вступила в незаконную связь с придворным фаворитом короля Генриха. Сэр Рэндалл попытался заточить ее в монастырь, но ее любовник оказался сильнее мужа и вызволил ее оттуда. В эпоху, когда получить развод было почти невозможно, если только ты не король, Слифорду в конце концов удалось уладить конфликт с женой.
Бурк указывает двух детей, которые появились у Слифорда. Мальчика, родившегося в 1514 году и нареченного Генрихом в честь короля, и безымянную девочку. Девочек не так важно было фиксировать, но Лорен знала, что ее звали Кэтрин, как первую жену Генриха VIII. Она родилась спустя семь лет после появления брата.
— Исходя из этого, фамильное поместье находится в Йоркшире, — заметила Сандра, глядя через плечо Лорен. — «Морвелл-холл».
— Манор, — пробормотала Лорен. — Тип владения назывался манор.
Мысленно она уже видела себя стоящей в тени сторожки, расположенной у ворот. Высокая стена, сложенная из камня, окружала большой дом. Дубовые ворота с двумя огромными замками были вделаны в каменную арку, подле которой жил привратник. Утреннее солнце, поднявшееся за спиной девушки, осветило слова сэра Рэндалла, которые он приказал высечь на воротах. Сама-то она не умела читать, но ей сказали, что они означают: «Эти врата были поставлены в год 1511 от рождества Христова во второй год царствования короля Генриха VIII, мною, Рэндаллом Слифордом, рыцарем.»
Лорен моргнула, и новая картина заменила первую.
Морвелл-холл представлял собой наполовину сложенный из дерева перекошенный помещичий дом. Он покоился на низком каменном основании и имел множество труб. Часть двора была огорожена и служила загоном для крупных и мелких домашних животных. Овцы и козы тучнели на богатом пастбище, на другом паслись коровы. На открытом месте во дворе стоял огромный стог сена, урожай уже был убран в амбары. Амбары и риги были покрыты свежей соломой, равно как и более мелкие постройки. К свинарнику, конюшне и коровнику с одной стороны примыкали собачьи будки и курятник, с другой — навес для телег, пекарня и пивоварня.
— Лорен?
Сандра стояла посреди комнаты с небольшой книгой в красном переплете. Она заметила, что внимание Лорен устремилось куда-то вдаль, но не подала виду.
— Что ты обнаружила?
— Эта книга об английском дворе. В ней перечислены все придворные чины, которые присутствовали на знаменитой встрече Генриха VIII и Франциска I, короля Франции. Среди них находились сэр Рэндалл и леди Энн Слифорд.
— Какой это был год?
— 1520.
Лорен быстро прикинула в уме.
— Джейн Малт родилась в том году. Сандра без лишних слов сняла с полки ничем не примечательную книгу цвета бронзы.
— Она посвящена знатным женщинам шестнадцатого столетия, — объяснила библиотекарь, — и составлена по девичьим фамилиям, поскольку у женщин часто было по три-четыре мужа, и возведение в более высокие ранги с титулами только производило путаницу, если ориентироваться по ним. Черт! Под Раундсей ничего. Нам нужно больше информации. Ты позволишь мне покопаться?
— Ты спрашиваешь разрешения у меня?
— Я переворачиваю новую страницу в своей жизни. Я бы тихо сошла с ума, скажи ты «нет». Нервное расстройство и у меня бывает.
— Пожалуйста, копайся, — вздохнула Лорен. — Только я не представляю, что ты там можешь отыскать. Я удивлена уже тем, что есть.
— Никогда не следует недооценивать силы простого библиотекаря. У нас может и не быть всех ответов, но нам известно, куда отправляться за ними.
— С чего ты хочешь начать?
— С каталога той выставки, на которую мы ходили в Нью-Йорке.
— Я опередила тебя. Я уже запросила его.
— В таком случае обратимся к тому профессору истории, которого мы встретили в музее. Профессору Маркаму. И по межбиблиотечному абонементу я получу книги о художниках того времени.
— Ну и что это нам даст?
— Я не уверена, — нахмурилась Сандра, — но само собой разумеется, что картина, которую мы видели, играет здесь какую-то важную роль. Я хочу знать больше о человеке, который написал ее.
— Он неизвестен. Помнишь? Она была выполнена «в манере» Ханса Хольбейна.
— Не мешает уточнить. Знаешь, всегда обнаруживаются какие-то новые данные. История вечно переписывается. По крайней мере, соискателям на степень доктора нужно всегда откапывать первоисточники для своих работ.
Лорен сдалась.
— Помимо визита к той, у которой есть канал в прошлое, чем еще я могу помочь себе? Сандра рассмеялась.
— У меня есть более приятное предложение. Библиотека колледжа от нас через два дома, и ее систематический каталог введен в компьютер, который подключен к университетской системе и многим другим. Если ты отыщешь нужное тебе название, по нему я смогу получить нужную книгу через свою библиотеку. Если она находится в Ламбертоне, ты сможешь сама ее взять, если заплатишь пять долларов за абонементную карточку.
Готовая согласиться с этим предложением, Лорен неожиданно, как бы очнулась.
— Но это нереально, Сандра. Невероятно! Какой толк впустую тратить время…
— Интеллектуальный поиск не пустая трата времени, — Сандра взяла свою пустую чашку и почти полную чашку Лорен и направилась на кухню. — А, собственно, чего ты теряешь?
— Свой рассудок.
Сандра добродушно рассмеялась, однако Лорен не была абсолютно уверена, что пошутила.
Во вторник вечером наступила очередь вмешаться Адаму. По просьбе Лорен он обедал в городе, предоставив весь вечер в ее распоряжение, чтобы она могла прийти в себя после посещения врача.
Лорен встретила его на пороге.
— Я рада, что ты дома.
Когда же она приподнялась на цыпочки, чтобы поцеловать его, он весь напрягся и тут же обругал себя за это. С какой стати проявлять подозрительность, если она действительно рада его видеть? Месяц назад ему и в голову не пришло бы беспокоиться о ее психическом состоянии, встреть она его подобным образом. Следовало бы радоваться тому факту, что тебя заждались.
— Ну, как ты сегодня?
Она отступила на шаг, чтобы лучше видеть его лицо.
— Этот же вопрос я могла задать тебе. У тебя появились новые морщины.
— Я имею в виду Бьюмонта.
За наигранной беззаботностью Лорен он разглядел больше, чем она сама думала. Он молча ждал, что она начнет рассказывать, но жена только сказала:
— Не думаю, что источник моих снов — какой-то роман, который я давно читала. По дороге домой я заскочила в библиотеку, и мы с Сандрой провели небольшое исследование. Теория доктора не сработала.
— Ты пойдешь снова к Бьюмонту? — осторожно спросил он.
— Он, назначил мне прием на следующий понедельник.
— Пойдем сядем.
Он повел ее за собой в гостиную и усадил на мягкую софу. У противоположной стены на низкой тумбочке стоял телевизор и видеомагнитофон, но ни тот, ни другой не были включены.
Лорен послушно села и уставилась прямо перед собой. Ее глаза были устремлены на литографию, сделанную в 1853 году, которая висела над телевизором, изображавшую Ламбертон. Они заговорили почти одновременно:
— Я должен тебе сказать…
— Я хотела бы тебе сказать… Ты первый, — уступила Лорен. Она повернулась к нему, и в ее расширенных глазах он с беспокойством прочел, что ни одному из них обмен сокровенными мыслями в этот вечер не доставит удовольствия.
— Бьюмонт выдвинул одно предложение, когда я встретился с ним, — осторожно начал Адам. — Мне оно показалось заслуживающим доверия, и я с ним согласился. Я решил заняться твоим прошлым.
Лорен ничего не сказала, переваривая услышанное. Когда она захотела встать, он не стал ее удерживать, лишь проследил взглядом, как она подошла к раздвижным стеклянным дверям, отодвинула штору и уставилась в залитую лунным светом ночь. На миг ему показалось, что она вот-вот откроет дверь и выйдет наружу, но Лорен осталась стоять на месте. Не поворачивая головы, она, наконец, нерешительным тоскливым голосом спросила:
— Насколько все плохо в моем прошлом? Она рассчитывала услышать самые ужасные вещи.
Такой вывод не должен был удивить его, но тем не менее удивил. Захваченный врасплох, Адам сразу не ответил, а когда сообразил, что нужно говорить, Лорен вернулась к нему. Она встала у кушетки, и он почти физически ощутил, как напряжение исходит от нее волнами.
— Что ты обнаружил?
— Сядь, — приказал он.
— Хуже некуда? — спросила она, слабо улыбаясь.
— Нет. Все не так уж плохо. Сядь же, Лорен, — пока она поудобнее устраивалась у него с боку, Адам, в свою очередь, внимательно посмотрел на литографию. — Самое плохое, что мы можем сделать друг другу — это пытаться приуменьшить правду. Согласна?
Он едва расслышал ее слабое «да». Она что-то хотела сообщить ему, что не приведет его в восторг. Теперь он был уверен в свой правоте, хотя, конечно, это ничего не решало. Он всегда считал, что честность в семейной жизни имеет первостепенное значение, а сегодня пришел к выводу — хватит недомолвок.
— О'кей. Вот что на сегодняшний день мне удалось установить. Я связался с одним другом моего друга, который работал в полиции Дэриена, что в штате Коннектикут. Дейв занялся регистрационными записями, относящимися к твоему проживанию с родителями в этом городе.
— Меня никогда не арестовывали?
— С чего ты взяла? Впрочем, неважно. Нет. Насколько нам известно, нет.
— Что ты этим хочешь сказать: «насколько нам известно»? Разве твой приятель не проверял в полиции картотеку судимостей и приводов?
— Милая, до 1975 года в нашей стране не существовало никакой стандартизованной системы уголовного учета. Я ничего не знаю о Дэриене, и в управлении тамошнего шерифа, черт возьми, все было исключительно неофициально. Когда я только начал работать в полиции, на нашем участке была всего лишь одна единственная семья смутьянов: два брата, по очереди сидевшие в тюрьме. Вся документация на них хранилась в одном большом конверте, на котором значилась их фамилия.
Лорен, по-видимому, больше привлекали узелки, которые она сплетала из бахромы своего широкого свитера.
— Дейв занят рассмотрением и других источников. Газеты. Документы о переходе земли из одних рук в другие. Записи актов гражданского состояния. Городские телефонные справочники. Надежда слабая, но чем черт не шутит. Я уже располагаю факсом некролога о смерти твоей матери, который был помещен в одной из газет.
Пальцы Лорен перестали двигаться.
— Мне очень помогло бы, если бы я знал точно, когда умер твой отец.
— Я не знаю… Мне говорили, что я ненавидела его и что он умер. У меня такое ощущение, что он умер незадолго до того, как я потеряла память, но эти месяцы… так расплывчаты… неопределенны. Только помню, что дело было летом. Вот и все, что мне известно.
Адам подумал, что его человек в Дэриене, скорее всего, не просматривал записи последних лет. Да и сам он ошибочно предполагал, что смерть Хью Кендалла наступила значительно раньше… задолго до того, как у Лорен произошла амнезия. Но этот промах легко исправить. Значительно труднее справиться с возрастающей нервозностью Лорен.
— Дейв на сегодня мало что обнаружил. Ничего страшного, скорее непонятное, — Почему непонятное?
— Ты в одной школе долго не училась. Телефонный звонок в Тодхемовскую академию штата Массачусетс, которая была, по всей видимости, последним местом, где ты училась, перед тем, как отправиться в Европу, установил тот факт, что у них есть запросы на тебя из других школ… всего их оказалось пять.
— Пять? Так много? Меня исключали? Или я убегала?
— Не знаю. Пока. Есть пределы, за которые администрация школы не выходит, даже если имеет дело с полицейским. Здесь требуется судебное постановление, хотя информацию можно получить различными путями. К примеру, можно самой отправиться в учебное заведение. Они обязаны передать тебе все твои бумаги. Ты можешь также найти кого-то из учителей или персонала, кто все еще помнит тебя.
— Маловероятно.
— Но не невозможно. Может, отыщется кто-нибудь…
— Нет… Я хочу сказать, что у меня нет желания отправляться туда.
— Почему тебе так не хочется побольше узнать о своем прошлом?
— Тебя, кажется, учили на детектива. Не можешь сам догадаться? Боюсь, то, что я обнаружу, мне не понравится.
Сначала она говорила о тюрьме; теперь почти уверена, что из Тодхемовской академии последует исключительно негативный ответ. Такое предположение обеспокоило Адама.
— Тебе не хочется узнать, чем завершилось твое пребывание в английской школе-интернате?
— У мисс Когсуэлл? Нет.
— Ты помнишь точно, где именно находится эта школ мисс Когсуэлл?
— Я только помню, что мне говорили и что все это происходило в Йоркшире. Страна Джеймса Герриота… O!
— Что?
— Ничего. Я подумала… неважно. Я расскажу тебе, когда сама во всем разберусь, — она осторожно выскользнула из его рук и переползла на другой край софы. — Теми годами — до того, как я перебралась в Мэн — особенно не приходится гордиться.
— Что-то такое, о чем ты не собиралась мне рассказывать? — с раздражением, к которому примешивалось разочарование, спросил он. Будет ли это еще одним секретом, который она вынуждена раскрыть, поняв, что он может сам узнать его? — Я всегда считал, что мы можем говорить друг другу все… что между нами не будет никаких секретов.
По ее выразительному лицу скользнула тень раскаяния, но затем оно стало решительным. Лорен подняла голову и встретилась глазами с его настороженным взглядом.
— Замолчи, Адам, и слушай.
Сбивчиво и несвязно она рассказала ему, что три года прожила с человеком по имени Роб Сетон. Он был ее другом, когда она потеряла память.
По мере того, как она рассказывала, возрастал гнев Адама, и эта ревнивая безумная ярость была направлена не на Лорен, а на Роба.
— Черт возьми, Лорен! Он использовал тебя!
Главной приманкой, конечно, было имущество, которое обычно вверяется попечителю. Роб Сетон воспользовался ее амнезией ради своей личной выгоды и усугубил свое преступление тем, что приобщил ее к наркотикам.
— Я полностью зависела от Роба, — призналась она, — даже после того, как мы вернулись в Штаты.
Адам вскочил на ноги, не в силах больше усидеть на месте, и своим неожиданным жестом испугал Лорен, она даже вскрикнула. Обхватив руками плечи, она казалась такой уязвимой, сжавшись в комок на софе, словно потеряла всякую надежду. Как ни злился Адам, но ее безысходное отчаяние тронуло его. Он быстро и решительно подошел к ней, собираясь утешить жену, но Лорея, взглянув на его мрачное лицо, приготовилась к худшему. Она отпрянула от него, когда он протянул руки, пытаясь ее обнять.
Ее реакция больно его задела, оставив в душе чувство глубокой горечи. Он опустил руки и нежно проговорил.
— Лорен, я люблю тебя.
— Как ты можешь это говорить после всего того, что я натворила? Я принимала наркотики. Я нарушала закон. Даже если ты можешь простить меня за то, что я жила с таким человеком, как Роб, как ты можешь закрывать глаза на это?
Он опустился перед ней на колени, радуясь тому, что она больше не отталкивала его. Та тонкая линия между правильным и не правильным, которая всегда представлялась ему такой ясной, потеряла свои четкие контуры. Он не мог упрекать Лорен, что бы она там ни натворила, и он не был убежден, что при этом у нее оставался какой-нибудь выбор. В том, что она нарушала закон, была вина не Лорен, а Роба.
— Милая, я удивлен, что ты пробовала наркотики, но этим занимаются очень многие ребята за неимением ничего лучшего. Тебе еще повезло. Закон за давностью лет теперь не распространяется на эти правонарушения. И потом, я уверен, что ты не ведала, что творишь.
— Незнание закона не освобождает от ответственности, — процитировала она. — Ты сам повторял это довольно часто.
— Твой случай исключительный.
— Ты можешь смотреть сквозь пальцы на то, что я говорила тебе? Изменить свое мнение о человеке, который должен знать разницу между добром и злом… таким вот образом?
— Да, таким вот образом, — он нежно поцеловал ее руку, но Лорен как будто даже не заметила этого поцелуя.
— Сама не осознавая того, я совершила преступление?.. Мне кажется, я знала об этом, Адам. Даже когда мы находились в Англии, мы вроде бы… все время скрывались. Я точно не могу объяснить, но Роб никуда не выходил днем. И мы также никого не видели. В квартире был неустранимый запах марихуаны.
— Тебе будет лучше, если я займусь этим? Выясню, нет ли каких-то просроченных ордеров на твой арест. Я совершенно уверен, что в Англии существует закон об исковой давности, однако…
— Просто не верится. Ты, должно быть, ужасно сердишься на меня. Все это я таила от тебя.
Адам почувствовал, что его позиция не такая уж незыблемая, но в одном он был уверен: он любит свою жену несмотря на то, что она натворила, находясь под влиянием Роба Сетона.
— Я не сержусь на тебя, Лорен, — он помедлил и добавил. — Всегда лучше знать правду.
— Ты продолжишь расследование, не так ли?
— Я вынужден. И я вынужден расспросить тебя более подробно о Робе.
При упоминании имени этого человека челюсти Адама непроизвольно сжались, а в груди снова закипела слепая ярость. Он во что бы то ни стало отыщет Роба Сетона. Если тот не отказался от старого, поймать его за руку будет не очень сложно. По крайней мере, так считал Адам. Потребуется раздобыть неопровержимые улики, чтобы надолго упрятать его за решетку. Как у него чешутся руки, чтобы расквитаться с этим Робом Сетоном! Он успокоится только тогда, когда надолго изолирует его от общества.
— Где находилась эта квартира, Лорен? Ты никогда не говорила мне, в каком городе останавливалась. В Лондоне?
— Нет. В Лидсе.
— Почему в Лидсе?
— Откуда я знаю, — пожала она плечами. — Не забывай, я же потеряла память.
За этим должно было что-то стоять.
Она расцепила пальцы и почесала переносицу.
— В Лидсе есть университет. Большой. Я думаю, до того, как мы повстречались, Роб был студентом. На предпоследнем курсе и на зарубежной практике… кажется. Но я сказала тебе абсолютную правду. Я ни разу не выходила там из квартиры до того дня, когда мы отправились домой.
— Но ты не отправилась домой, не так ли? Во всяком случае, не в Дэриен, Коннектикут.
— Нет. Я уже говорила тебе, что мы с Робом жили в Бостоне.
— И никаких контактов с людьми из твоего родного города?
— Мы встречались с друзьями Роба. Я не думаю, что кто-то из них знал меня до возвращения из Англии, и потом они всегда называли друга друга по имени. Все было очень… неформально.
— Но почему Бостон?
— Было бы неплохо, если бы ты перестал задавать эти дурацкие вопросы. У меня такое чувство, словно меня допрашивают в участке.
— Извини. От старых привычек избавляешься с трудом. Все-таки почему Бостон?
— Вероятно, из-за банка с доверительным фондом, который располагается там.
— Ты поняла это потом?
— О, да, — к горечи в ее голосе примешалась печаль.
— И в конце концов вы уехали из Бостона и перебрались в Мэн, чтобы приняться за старое?
Она кивнула, подтверждая то, что уже говорила ему раньше. Многого она не сказала, но он видел, как истощил ее и этот разговор. Сегодня уже не было смысла продолжать расспросы.
— В таком случае, Бостон — то место, где я начну его искать, — тихо проговорил он.
Лорен заметно побледнела.
Едкая кислота ревности разъедала его внутренности с тех пор, как она впервые упомянула имя Роба Сетона.
— Ты боишься, что я не отыщу его? — спросил он с издевкой. — Или боишься, что отыщу?
— Я уверена, что не отыщешь. Он поднялся на ноги и, грозно наклонившись над ней, заявил.
— Находить людей — моя специальность. Не забывай, что я два года проработал следователем до того, как мы встретились.
Она печально, почти извинясь, улыбнулась ему.
— Ты не понял, Адам. Ты не сможешь отыскать его, потому что он мертв. Роб погиб в автокатастрофе четырнадцать лет тому назад.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Отброшенная в прошлое - Эмерсон Кэтти Линн

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Эпилог

Ваши комментарии
к роману Отброшенная в прошлое - Эмерсон Кэтти Линн


Комментарии к роману "Отброшенная в прошлое - Эмерсон Кэтти Линн" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100