Читать онлайн Отброшенная в прошлое, автора - Эмерсон Кэтти Линн, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Отброшенная в прошлое - Эмерсон Кэтти Линн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Отброшенная в прошлое - Эмерсон Кэтти Линн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Отброшенная в прошлое - Эмерсон Кэтти Линн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эмерсон Кэтти Линн

Отброшенная в прошлое

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

— Лорен, это детектив-констебль Дженни Барнс, — сказал Адам, предоставляя молодую женщину с приветливой улыбкой и копной морковного цвета волос.
Адам подозревал, что детектив-констебль Барнс была назначена ее начальством сопровождать находящегося у них с визитом американца, чтобы не отвлекать от дел хороших следователей. Но зато с самого начала она проявляла завидный энтузиазм, помогая ему во всем, заинтригованная этой историей. Она неоднократно уверяла его, что Лорен Кендалл не могла быть убита в Лидсе, потому что в противном случае тело ее было бы уже найдено. Ему было приятно и утешительно это слушать, хотя уверения не могли убедить его до конца. Преступления подобного разряда бывали иногда и более странными, чем это.
Сегодня у Дженни Барнс был выходной, но она сопровождала Адама и Лорен исключительно из-за своего живейшего любопытства. Она была небрежно одета в темные шерстяные слаксы и белый свитер.
Лорен тепло приветствовала молодую женщину.
— Это очень любезно с вашей стороны, что вы нам помогаете.
Адам не заметил никакого следа нервозности, которую, как он ожидал, должна была испытать его жена.
За последнюю неделю Адам даже начал завидовать непомерной самоуверенности Лорен. С тех самых пор, как к ней пришла эта абсолютно нелепая идея, она не переставала настаивать на том, чтобы ехать в Лидс и искать подтверждения ее теории.
Долгий океанский перелет не доставил ей больших неудобств, свой страх перед ним она поборола той мыслью, что самолет очень большой. Ободренная этим успехом на ниве психологии, она заявила, что готова лететь из Лондона в Лидс самолетом, если это сэкономит время. Адам отговорил ее, напомнив, что Англия настолько мала, что если бы даже им понадобилось попасть на другой ее конец, это не заняло бы много времени. Он уверил ее, что на поезде расстояние в 185 миль они преодолеют за какие-нибудь три часа.
В первый же день их пребывания в Лидсе Лорен прямиком направилась осматривать внушительную территорию местного университета. Она читала о нем, хотя и не помнила, была ли здесь во время ее прошлого, семнадцатилетней давности, визита в Англию. К сожалению, единственная книга, которую она нашла дома, содержавшая описание этой достопримечательности, оказалась безнадежно устаревшей.
Адама мало интересовал город. В конце концов, они приехали в Англию не за тем, чтобы разыгрывать из себя туристов. Поэтому он оставил Лорен в университете, а сам отправился в полицейский участок.
Сотрудничество и помощь, которые оказывала ему здешняя служащая, не переставали его удивлять. Он просто представился дежурному сержанту, разъяснив, что он друг полиции. Здесь было принято так говорить для того, чтобы дать понять, что не являешься одним из вездесущих журналистов, рыскающих в поисках очередной скандальной истории. Несколькими секундами позже он уже разговаривал с детективом-констеблем Барнс.
После той короткой первой встречи Дженни пообещала найти информацию о смерти Джонатана Харвуда и позвонить Адаму в отель. До полудня Адам вел свое собственное расследование, изучал подшивки местных газет и просматривал микрофильмы в центральной библиотеке Лидса.
Он с жадностью изучал даже самое незначительное упоминание о смерти Джонатана Харвуда. В «Ивнинг Пост» были опубликованы все детали расследования. В некрологе в списке родственников значились: мать покойного миссис Агнес Харвуд, проживающая в Лидсе, тетя, миссис Шарон Уилкс из Манчестера, и несколько кузин и кузенов.
Узнав это, Адам связался с инспектором, который вел расследование семнадцать лет назад. Тот уже уволился из полиции и работал в частной охране. Он оказался очень словоохотлив, но, к сожалению, не сообщил ничего нового к тому, что было в компьютерном файле — туда Дженни записывала всю информацию по этому делу. Пока он был в библиотеке, Лорен тоже не сидела сложа руки. Теперь их главные надежды связывались с показаниями, которые могла дать миссис Агнес Харвуд, мать убитого юноши. Встреча с ней была назначена на сегодня.
— Вы проверили «Торсби Сэсайети»? — спросила Дженни Барнс у Лорен, когда они вышли из высокого здания гостиницы. Адам настоял, чтобы они остановились именно здесь. У дверей была припаркована машина Дженни, так как она предложила сама отвезти их в дом Харвудов.
— Это идет следующим номером в моем списке, — ответила Лорен. — Один профессор истории, замечательный человек, он сейчас на пенсии, так вот он дал мне рекомендательное письмо туда, чтобы обеспечить хороший прием.
Адам взглянул на Лорен изучающим взглядом и занял заднее сиденье маленькой машины Дженни. Лорен в последнее время стала интересоваться исключительно далеким прошлым. Эта мысль заставила его почувствовать некоторое неудобство, и кроме того, его беспокоили результаты предстоящей встречи.
Их цель оказалась домом, построенным около сорока лет назад на рабочей окраине Лидса. На улицах, по которым они проезжали, движение было каким-то непривычным. Адам почувствовал все возрастающее напряжение. Он был рад, что вести машину пришлось не ему.
На стук в дверь женский голос изнутри осведомился, кто они такие.
— Детектив-констебль Барнс, миссис Харвуд. Не согласитесь ли вы ответить на несколько вопросов?
Матери Джонатана Харвуда было едва за шестьдесят. Она была вдовой, слегка глуховатой, но тем не менее охранившей фигуру до такой степени, что могла носить джинсы и свободный свитер. Ее выпуклые глаза за стеклами очков, наводили на мысль, что она страдала катарактой, и Адам не представлял, насколько хорошо она видит.
К предложению помочь полиции она отнеслась ни тепло, ни холодно, однако повела себя очень вежливо. Она с любопытством посмотрела на молодую пару, прибывшую с детективом-констеблем, но ни малейшего признака узнавания не отразилось на ее лице, когда она встретилась взглядом с Лорен.
Интерьер дома Харвудов был чистым и аккуратным, но абсолютно лишенным индивидуальности. Газеты и журналы лежали аккуратной стопкой, ни один краешек у них не был загнут, Стены украшали вставленные в рамки фотографии, на большинстве из которых был изображен молодой человек с длинными волосами. В воздухе витал запах полированной мебели.
Миссис Харвуд предложила своим неожиданным посетителям сесть, но ничего не предложила им выпить. Когда она заметила, что Адам заинтересовался фотографиями на стенах, глаза ее слегка сузились.
— Мы пытаемся выяснить судьбу одной молодой женщины, которая жила в Лидсе около семнадцати лет тому назад, — объяснила Дженни Барнс, вытаскивая из кармана блокнот и ручку.
Адам надеялся, что у них не возникнет проблем из-за этой шарады, и он не собирался возражать против методов Барнс. Все средства хороши, если они дают положительные результаты. Если миссис Харвуд когда-нибудь встречалась с Лорен Кендалл, она могла дать ответы на вопросы, которые их интересовали.
— А это ваш сын? — спросил он, предупреждая вопрос пожилой женщины — кого они ищут. Он тронул стекло самой большой фотографии. — Его имя Джонатан, да?
Легко различимый акцент в его голосе заставил Агнес Харвуд измениться в лице, и следующими ее словами был не вопрос, но обвинение.
— Вы американец.
— Меня зовут Адам Райдер, а это моя жена, — он указал на Лорен, которая сидела рядом с миссис Харвуд и вежливо улыбалась. Если только здесь не было какого-то тайного умысла, можно было бы с уверенностью сказать, что в миссис Харвуд не пробудилось никаких воспоминаний. Лорен вела себя так, будто этот утренний визит не имеет к ней никакого отношения.
— Что вам нужно, мистер Райдер? — спросила миссис Харвуд у Адама с растущей враждебностью в голосе, не обращая внимания на Дженни Барнс. Внезапно ее недоверие к посетителям стало столь же очевидно, как и ее нелюбовь к американцам.
— Мы приехали в Англию, чтобы узнать, что произошло с одной молодой женщиной, которую мог знать ваш сын.
— Мой сын знал многих девушек. Джон был красивым мальчиком, как вы сами, надеюсь, видите.
Она встала, и Лорен последовала ее примеру, увлеченно занявшись изучением фотографий. Миссис Харвуд демонстративно отвернулась от Адама. Дженни осталась на своем месте, наблюдая за действием, которое разыгрывалось перед нею.
Адам взглянул на Лорен. Было похоже, что молодой человек на фотографиях не показался ей знакомым.
— Девушка, которую мы ищем, американка по фамилии Кендалл, миссис Харвуд. Лор…
— Лори, — закончила за него миссис Харвуд. — Лори Кендалл.
Ее тон говорил сам за себя. Она не только знала имя, она страстно ненавидела девушку с этим именем.
— Мы бы хотели узнать, что с ней сталось, — сказал Адам.
— Если она получила по заслугам, то сейчас она пребывает в аду!
— Так, значит, она умерла, миссис Харвуд?
— Я очень на это надеюсь после всего того, что она сделала моему мальчику! Она не заслуживает жизни. Она убийца!
Даже Лорен, казалось, занервничала после этих обвинений. Но следующий вопрос задала Дженни Барнс.
— Что случилось с вашим сыном, миссис Харвуд?
Женщина съежилась у них на глазах, плечи ее поникли, глаза наполнились слезами. Ощупью она нашла салфетку и рухнула в глубокое кресло.
— Мой Джон был хорошим мальчиком. Спросите кого угодно. Из него должен был выйти толк. А потом появилась она.
— Если я правильно понял, американец по имени Роб Сетон был другом Джона? — спросил Адам, оставаясь на своем месте и делая знаки Лорен следовать его примеру.
— Другом? — резко возмутилась миссис Харвуд. — Другом? Он был вовсе не другом моему мальчику. Он только и делал, что сбивал его с пути!
— А эта Лори? — напомнила Дженни.
— Эта маленькая сучка соблазнила моего сына. После чего он уже не выносил ни одного плохого слова в ее адрес, даже когда, узнал, что она спит с другим парнем.
— С Робом?
— А разве я этого не сказала? Да, с Робом. Я спросила тогда у сына, как называются девушки, которые живут с двумя мужчинами? Она была шлюхой и ни кем иным.
— Она когда-нибудь приходила сюда? Встречались ли вы когда-нибудь с ней лицом к лицу?
— Да у нее не осталось бы лица, если бы Джон попытался привести ее в мой дом или если бы она ступила на порог моего дома после того, как он умер, — губы миссис Харвуд болезненно скривились. — Я бы ей глаза выцарапала!
— Но, может быть, фотографии, показывал ли вам Джон когда-нибудь ее фотографии?
Она покачала головой, затем наморщилась и отвернулась. В ее глазах была подозрительность, когда она подняла голосу и снова встретилась взглядом с Адамом.
— Но в чем дело, для чего вы меня о ней расспрашиваете?
— Но мы уже вам сказали, миссис Харвуд, — напомнила ей Дженни. — Мистер Райдер пытается выяснить, что произошло с мисс Кендалл за время ее пребывания в Лидсе. Вы одна из очень немногих, кто может помочь ему в этом. Не помните ли вы, где жила эта Лори?
— До или после того, как она убила моего сына? — Новая порция желчи в ее голосе взорвала темпераментного Адама.
— Джонатан Харвуд умер от передозировки наркотиков, миссис Харвуд. Расследование квалифицировало эту смерть как несчастный случай.
— А кто заставил его принять этот яд, я вас спрашиваю? Лори Кендалл, вот кто. Она убедила его, что это был единственный путь доказать, что он настоящий мужчина.
Пока миссис Харвуд в очередной раз давала волю слезам, Адам взглянул на Лорен. Она, похоже, пережила эти новые откровения спокойно. Она просто убедила себя, что они обсуждают не ее прошлое.
Та легкость, с которой Лорен уходила в иллюзорный мир, беспокоила его не меньше, чем истерика Агнес Харвуд, хотя у матери умершего мальчика все-таки могло разыграться воображение. Стойкое убеждение, что «эти американцы» виноваты в смерти се сына, снимало часть вины с нее самой и часть ответственности с самого Джонатана. И в некоторой степени она даже была права. Роб и Лорен несомненно подтолкнули мальчика к самоубийству, и с моральной точки зрения их можно было обвинить в его смерти. Но по закону не было оснований арестовать ил.
Эти рассуждения повергли Адама в еще большее уныние. За годы работы в качестве офицера полиции он привык к возможности появления в ходе следствия самых неожиданных свидетельств и доказательств и к нахождению связи между ними. Это расследование было его полным поражением. Лорен, может быть, и была удовлетворена, сочиняя свои фантазии, а ему требовались конкретные доказательства. Как угодно и где угодно, он должен был найти подтверждение личности своей жены. Но даже доказательство того, что она не является Лорен Кендалл, он принял бы легче, чем ту безумную идею, которую выдвигала она сама. Ради ее душевного здоровья и спокойствия своего ума он должен был выяснить правду.
— А вы уверены в этих адресах? — спросила детектив Барнс, закончив писать в своем блокноте.
Адам понял, что за своими мыслями упустил продолжение так интересовавшего его разговора.
— Да, уверена, — ответила миссис Харвуд. — Если только вы сами чего-нибудь не напутали в своих записях. — Вызывающий взгляд сверкнул из-за очков. — Эти американцы чувствовали свою ответственность. Они попытались скрыться, переехав на другую квартиру. Но я выяснила, куда именно.
Дженни и Адам обменялись быстрыми взглядами, прежде чем молодой констебль спросила:
— Так вы встречались с ними, миссис Харвуд? Видели ли вы Лорен Кендалл в этой ее второй квартире?
Горький тон Агнес Харвуд больно резанул ей слух.
— Они снова улизнули от меня. Они боялись меня и правильно делали.
— Почему, миссис Харвуд? — спросила Дженни голосом, полным сострадания.
Женщина посмотрела на свои сложенные на коленях руки.
— Я могла причинить им много неприятностей, — пробормотала она. — И они это знали. У них все еще были наркотики, и я могла на них донести.
— Но вы этого не сделали.
— Я могла это сделать, — настаивала миссис Харвуд. — И сделала бы, если бы положение дел было иным. Но на суде обязательно всплыло бы имя моего мальчика и обстоятельства его смерти… я этого не хотела.
Дженни захлопнула свою записную книжку, давая понять, что им больше ничего не удастся узнать от миссис Харвуд. Пожилая женщина и так была уже достаточно встревожена их вопросами. Незачем было расстраивать се дальше. Дженни поблагодарила ее за помощь и они направились к выходу.
Дженни уже взялась за ручку двери, когда Лорен впервые заговорила.
— Миссис Харвуд, разве мы никогда прежде не встречались?
— Лорен, не надо… — не подумав брякнул Адам.
Миссис Харвуд резко повернулась, ее глаза были полны ледяной ярости.
— Лорен! Не Лори, Лорен. Ты и есть она. Убирайся из моего дома, маленькая шлюха!
Из-за этих внезапных слов и недвусмысленной угрозы физической расправы Лорен бросило в дрожь. Она инстинктивно выскочила на крыльцо. Адам устремился за ней, закрывая ее своим телом.
— Сука! Убийца!
Агнес Харвуд захлопнула дверь перед их носом. Хотя, не взирая на эту деревянную преграду, они прекрасно ее слышали. Ярость волнами захлестывала эту женщину. Она кричала, плакала и проклинала Лорен так, словно только что потеряла своего сына.
— Теперь вряд ли нам удастся поговорить с ней еще раз, — заметила Дженни, когда они подошли к машине.
— Я не думаю, что она в самом деле узнала мою жену, — сказал Адам.
— Возможно.
Дженни завела мотор, и они выехали со двора.
Адам уже успел рассказать ей об амнезии Лорен и тех трудностях, с которыми было связано подтверждение ее личности. Но он не мог вот так прямо взять и сказать ей, что, возможно, его жена и Роб убили настоящую Лорен. Хотя было вполне допустимо, что Дженни сама уже пришла к этому предположению. Она вряд ли могла бы его избежать после того, как ознакомилась со всеми деталями следствия.
Несколько минут они ехали молча. Потом Дженни посмотрела в зеркало заднего вида и обратилась к Лорен.
— А что вы надеялись выяснить, задав миссис Харвуд тот вопрос? Может быть, вы думали, что она уже встречала вас под другим именем?
Ответ Лорен снова был спокойным и рассудительным.
— Я спросила потому, что там у двери ее лицо на мгновение показалось мне знакомым. Хотя я наверняка ошиблась. Думаю, что это весьма сомнительно, чтобы я видела эту женщину когда-нибудь прежде до сего дня.
— Но откуда же тогда у тебя появилось чувство, будто тебе знакомо ее лицо? — Адам жаждал определенности гораздо сильнее, чем Дженни, и не хотел упускать ни единого шанса ее добиться.
Единственный факт, которым они располагали, были слова Агнес Харвуд, что она никогда не встречалась с Лорен Кендалл. Но если она знала, где жили Роб и Лорен, она, наверняка, побывала там. Вопрос лишь в том, когда это произошло, до или после того, как Лорен потеряла память.
Лорен одарила мужа загадочной улыбкой, от которой ему не стало легче.
— Та особа, о которой напомнило мне лицо миссис Харвуд, не могла быть ею. Я помню ту женщину, о которой я подумала. Я видела ее только однажды на ярмарке в Мэне, в Портленде. Это было несколько лет тому назад, незадолго до того, как мы с тобой познакомились. Я видела ее мимоходом, но ее лицо врезалось мне в память, потому что она показалась мне совершенно нелепой, — Лорен засмеялась. — На ней было, знаешь, такое огромное меховое кепи, а день тогда выдался чуть ли ни самый жаркий в году.


Лорен небрежно швырнула свои записные книжки на стол в их гостиничном номере и мрачно уставилась в окно. Она надеялась, что узнает в Лидсе все, что с ней было раньше. Однако, в просмотренных ею старинных документах сведений о Джейн Малт просто не было, а о семье Слифордов упоминалось вскользь. В сущности, ей самой не нужны были никакие документы, подтверждающие ее догадку. С каждым прошедшим днем она все больше и больше убеждалась в том, что только эта ее теория была способна объяснить все. Отсутствие упоминаний о подобном феномене где бы то ни было перестало ее беспокоить. Если она правильно помнила мысль Шерлока Холмса, этого великого сыщика-практика, необходимо было отбросить все невозможные догадки и тогда то, что останется, каким бы невероятным оно ни казалось, и будет правдой.
Если бы только ей удалось убедить в этом Адама!
Первое, что ей требовалось объяснить, было странное совпадение.
Ранее она нашла упоминание о чем-то вроде землетрясения в этой местности в 1535 году. Сегодня она нашла сообщение о «необъяснимой сейсмической нестабильности» в течение лета, когда она потеряла память. В семидесятых годах подобные вещи уже перестали относить к чему-то сверхъестественному. Странно было не то, что такой факт имел место, но то, что это произошло здесь в годы, когда ее жизнь коренным образом менялась. Это открытие давало хоть какую-то мало-мальски приемлемую фактическую поддержку чисто субъективной теории Лорен.
Она не была уверена, облегчит ли это «доказательство» положение их дел. Открытие тянуло за собой новые беспокойства. Если то, что она принимала за пропал во времени, открылось в этой местности однажды, не может ли такое повториться? Может ли этот процесс каким-либо образом пойти вспять, коль скоро она снова оказалась в Англии? Не может ли это все закончиться тем, что она снова вернется в то время?
Лорен уставилась в окно отеля невидящим взглядом. Этому ужасному неведению она предпочитала любую развязку, даже если выяснится, что она виновна в убийстве Лорен Кендалл. Ей почти удалось убедить себя в том, что ее страхи безосновательны и что подобные катаклизмы, как и молнии, никогда не поражают дважды одно и то же место, как вдруг вошел Адам.
— Она все еще там внизу? — спросил он, увидев, что Лорен стоит у окна.
— Кто?
— Агнес Харвуд.
Адам пересек комнату быстрыми, тяжелыми шагами, и, оказавшись рядом с ней, выглянул на улицу.
Озадаченная, Лорен проследила направление его взгляда и успела заметить женскую фигуру в темно-сером пальто прежде, чем та свернула за угол и исчезла из поля зрения.
— Это была миссис Харвуд?
— А ты что, не заметила ее раньше? Эта женщина в сером пальто то и дело, как тень, маячит у нас за спиной последние два дня.
— Она преследует тебя?
— Нет, Лорен, — его терпеливое объяснение прозвучало натянуто. — Я бы скорее сказал, что она преследует тебя. И мне это не нравится. Я замечал это серое пальто во многих местах, где мы были. Мне казалось, что я узнал ее, когда мы посещали музей в замке Ньюсэм, и я уверен, что эта женщина ждала снаружи, пока мы ужинали в ресторане прошлым вечером. Не замечала ли ты, чтобы кто-либо преследовал тебя, когда ты ходила в библиотеку сегодня утром?
— Нет. Но если бы даже и так, я все равно бы ничего не заметила. До сих пор я не смотрела по сторонам, так как у меня не было оснований опасаться хвоста.
— Миссис Харвуд была очень раздражена, когда узнала, что ты Лорен Кендалл. Мне не нравится, что она околачивается вокруг.
— Может быть, она ищет возможности извиниться за то, что она мне тогда наговорила.
— Отлично. Если это действительно так, то я китайская ваза.
— Нет. Ты всего лишь подозрительный и недоверчивый полицейский, — заявила Лорен с преднамеренной беспечностью. — Забудь о ней, Адам. Ты ведь даже не уверен в том, что это именно миссис Харвуд. Ты ведь ни разу не был достаточно близко к ней, чтобы сказать наверняка?
— Это инстинкт, — коротко ответил он и снял трубку телефона.
— Кому ты звонишь?
— Дженни Барнс, — лицо и голос его были мрачными. — Я думаю, что настало время узнать побольше о том, что делала миссис Харвуд все эти семнадцать лет.
Спустя несколько минут, как раз, когда Лорен вышла из ванной, к Адаму вернулось хорошее расположение духа.
— Что сказала Дженни?
— Она сейчас ищет информацию для меня. Она говорит, что если эта женщина чокнутая, у них наверняка есть о ней что-нибудь. Кроме того, она сообщила мне еще одну новость. Нам дали разрешение посетить квартиру, в которой жили вы с Робом.
Услышав это.
Лорен непроизвольно отступила на шаг, но Адам ничего не заметил. О, Господи, подумала она. Что, если там, в этой квартире было что-то… сверхъестественное? Если в Англии с ней должно было произойти что-то роковое, то это может произойти только в этой квартире. Все началось именно там. Может быть, там все и закончится?
Адам, похоже, не обратил никакого внимания на ее реакцию на эту новость. Он продолжал рассуждать о том, как им повезло. Здание предназначалось на слом, но снести его еще не успели. Собрав все свое мужество, Лорен изобразила на лице улыбку и попыталась создать видимость энтузиазма по поводу этого визита. Они должны туда пойти. Это было единственное место, где логичнее всего было бы искать ответы на все их вопросы.
— Дженни сказала, что владельцы здания оставят его открытым специально для нас сегодня после полудня. Так что сразу после ланча мы можем взять такси и поехать туда. Ты хочешь поесть где-нибудь в городе, или заказать ланч в номер?
— Адам, нам нужно поговорить об этом.
— О ланче?
— Нет, об этом номере, вообще об этом отеле, — она махнула рукой на шикарную современную комнату, выдержанную в американском стиле. — Это помещение стоит нам невероятных денег.
— Ах, не мелочись, дорогая.
— Адам! Это не мелочь. Сам перелет сюда обошелся нам недешево. А эта гостиница, по-моему, самая дорогая в городе. Где-нибудь в другом месте мы могли бы жить за полцены.
— Нет.
— Адам, будь благоразумным. Такое жилье нам не по средствам.
— Дорогая, если оправдаются худшие подозрения, то одной бедой больше, одной меньше, — нам будет уже все равно. Но если все обернется благополучно, то мы имеем заслуженное право провести наш отпуск в роскоши. Не волнуйся об этом.
— Как же я могу не волноваться? Ведь я даже не знаю, как там дела у нас дома, пока мы сидим здесь.
— А я могу тебе рассказать. Я звонил туда сегодня утром, пока ты была в библиотеке. Там все замечательно. Хэссл хорошо проводит время с Зипом и Боинг. Твоя злобная мачеха не выдвинула против тебя никаких обвинений. Честно говоря, я думаю, что если дело и дойдет до суда, то ты все равно выиграешь процесс, даже со всеми этими пробелами в твоей биографии. Дэн и Дэйв работают, не покладая рук. Кажется, эта женщина ввязалась в опасную авантюру.
Лорен глубоко вздохнула и села на край кровати.
— Даже если и нет каких-то официальных подтверждений обмана и если я не буду обязана выплатить все обратно трастовой компании, я все равно не смогу оставить у себя эти деньги после того, как узнала, на что был способен Роб.
— За пару лет мы, в сущности, не истратили ни одного процента дивидендов с этих денег, — напомнил ей Адам. — Все, что нам с них причиталось, мы снова клали на счет, прибавляя к первоначальной сумме.
— Это должно было стать гарантией нашей обеспеченной старости.
— Ничего, мы и без этих денег прекрасно обойдемся. Кроме того, за последние несколько дней я пришел к выводу, что у тебя много шансов оказаться действительно Лорен Кендалл.
Она не поняла, говорил ли он серьезно или просто пытался подбодрить ее.
— А если это не так? Что мы тогда будем делать? — ее губы чуть заметно дрожали. — В этом случае я не вижу возможности сохранить деньги или дом.
— Мы не потеряем дом. Черт побери, даже, если Фиона Инне сможет найти доказательства, она тут же продаст его нам быстро и дешево. Она возьмет деньги и убежит с ними в Вегас. И когда она исчезнет из поля зрения, я уверен, что мы сможем выкупить дом у банка, который владеет этим трастовым фондом.
Лорен внезапно поняла, что он был не менее взволнован, чем она, а, может быть, даже больше. В таком состоянии становилось очень непросто различать границу между добром и злом. Они вряд ли могли делать большие ставки на подкуп Фионы. Но почему они должны возвращать деньги, которые принадлежат Лорен? Возможно, им никогда не удастся найти доказательств. Положение дел сводило Адама с ума. Когда он сел на кровать рядом, Лорен нежно взъерошила его спутанные волосы.
— Дом это не самое главное в жизни, — сказала она мягко. — Если мы потеряем этот, мы найдем другой.
— Давай будем надеяться, что этого делать не придется. В конце концов, не следует выходить из себя. Все как-нибудь устроится само собой.
Лорен не была в этом уверена, хотя у нее имелось одно преимущество перед Адамом. Она точно знала, кто она такая. Она не была Лорен Кендалл. И хотя она стала обманщицей не по своей вине, она решила, что нужно как-то загладить это.
— Я подумала, — сказала она, чертя пальцем по ладони Адама, — что Фиона ни на что не может претендовать, а поскольку нет других наследников и мы не можем доказать, что я Лорен Кендалл, я бы хотела вложить деньги в благотворительный фонд. Я могла бы основать убежище для избитых и обиженных женщин.
У Адама явно отлегло от сердца. — Ты можешь делать все, что тебе заблагорассудится, дорогая, — он улыбнулся и добавил насмешливым тоном. — Я буду тебя поддерживать в обоих смыслах этого слова.
Она отпихнула его рукой. Впервые за много дней к ней вернулось хорошее настроение.
— Благодарю покорно, я сама еще могу зарабатывать. Разве ты не знаешь, что я мастер на все руки, и, причем, очень голодный? Отвези меня на ланч.


— Узнаешь что-нибудь? — спросил ее Адам, когда их такси остановилось у дверей ветхого кирпичного здания несколькими часами позже.
Лорен пробормотала в ответ что-то неопределенное.
Внутри было даже хуже, чем снаружи. Воздух оказался спертым и влажным, и уж, конечно, там ничего не осталось от того, — что было семнадцать лет назад, когда Лорен Кендалл и Роб Сетон снимали здесь квартиру.
— Знаешь, это место не пробуждает у меня никаких воспоминаний, — сказала Лорен, — и, кроме того, здесь страшный холод.
— Я тоже с радостью покину эту дыру, — сказал Адам. Затем он подошел к окну, одно из стекол которого было выбито, а другое покрыто многолетней грязью, и выглянул на улицу. — Миссис Харвуд! Что, черт возьми, задумала эта женщина?
Он решил проверить ее через Дженни Барнс по официальным каналам. Ее присутствие становилось чересчур навязчивым несмотря на то, что миссис Харвуд никогда не подходила к ним близко.
Он повернулся, намереваясь сказать Лорен о назойливости этой женщины, но то, что он увидел, настолько поразило Адама, что у него перехватило дыхание. Его жена стояла посреди комнаты, руки се были подняты и вывернуты за затылком в неестественном положении.
— Лорен!
Она медленно опустила руки вниз.
— Все прошло, — сказала она, — какое облегчение!


— Мне это не нравится, — пробормотал Адам, когда они вернулись в отель после второго завтрака.


Прошло два дня с тех пор, как Дженни начала изучать прошлое Агнес Харвуд. Адам и Лорен продолжали свою рутинную работу. Лорен сидела в библиотеке, а Адам занимался новым делом. Он уже успел переговорить с дюжиной людей, которые в свое время могли знать Лорен Кендалл, но ни один из них не мог вспомнить ее достаточно хорошо, чтобы опознать через семнадцать лет.
— Я думала, ты будешь рад, что миссис Харвуд больше нас не преследует.
— Я был бы рад еще больше, если бы она исчезла вовсе. Ведь ее нет ни под нашими окнами, ни у себя дома.
— Ты, наверное, просто напугал бедную женщину, — сказала Лорен беззаботно. — Адам, мне надо кое-что тебе рассказать.
Он насторожился.
— Ты, наверное, был удивлен тем, что произошло со мной тогда в квартире.
Он, разумеется, стал расспрашивать ее об этом, когда они сели в такси и поехали назад в гостиницу, и позже он не отставал от нее, пока Лорен не попросила его не касаться больше этой темы. Ей необходимо было время для того, чтобы самой разобраться в том, что случилось, для того, чтобы потом объяснить ему.
— Ты тогда как-то странно вытянулась. Она слабо улыбнулась.
— Это была Лорен. На ней, кажется, была какая-то белая ночная рубашка, или халат, или что-то еще в этом роде, может быть, она вообще была голой, я не уверена. Она как раз стояла на том самом месте и потягивалась как раз в тот Момент, когда произошел подземный толчок. Только это было вовсе не землетрясение, — Лорен мягко дотронулась пальцами до губ Адама, не давая ему возразить. — Это был скачок во времени. В тот же самый момент четыреста лет назад Джейн Малт находилась на том самом месте в той же позе, только она вовсе не потягивалась. Она была привязана к столбу, и языки пламени уже лизали ее ноги.
— Лорен…
— Дай мне закончить. Они оказались в одном и тот же месте и имели одинаковые размеры, рост и вес. Одно тело вернулось назад во времени, а другое — переброшено вперед.
— Дорогая, ты не в своем уме. Черт возьми, ведь подумай сама, если бы кто-нибудь действительно попал в прошлое из нашего времени, то изменилась бы история. Боже мой, мы бы знали об этом.
— Она попала в прошлое, — настаивала Лорен, — она попала в прошлое и тут же сгорела на костре вместо меня. Она умерла почти мгновенно. У нее просто не было возможности ничего изменить, — Лорен вздохнула. — В конце концов теперь, когда мы знаем, что она была причиной смерти Джона Харвуда, я не испытываю чувства вины из-за того, что ее сожгли за убийство вместо меня.
— Да ты сама соображаешь ли, что говоришь? Это полное безумие. Лорен, ты…
— Уверена, я не Лорен Кендалл. Я никогда не хотела ею быть. И мне было бы удобнее, если бы ты стал звать меня Джейн.
— Ага, сейчас, черт возьми.
— Это мое имя, Адам. Мое настоящее имя. Сны не были снами. Они были воспоминаниями. Память вернулась ко мне, и я помню свою жизнь и себя как Джейн Малт.
— Твое настоящее имя Лорен Райдер! — Она начала было протестовать, но Адам оборвал ее. — Ты, может быть, и не Лорен Кендалл, но официально ты Лорен Райдер, и ты ею и останешься.
— И ты ведь даже не допускаешь возможности, что…
— Ни малейшей. Я привык иметь дело с фактами, Лорен, а не с фантазиями. Всегда и всему можно найти логическое объяснение, и я его найду.
— Я его уже нашла, — настаивала Лорен, все еще стараясь побороть его упрямое нежелание серьезно выслушать ее. — Подумай, Адам, неужели тебе кажется, что считать меня убийцей более логично, чем поверить в мое объяснение? Неужели мнение твоих коллег, будто я убила настоящую Лорен Кендалл и так искусно скрывала ее тело в течение семнадцати лет, что никто его не нашел, нравится тебе больше? Неужели ты действительно веришь, что твоя жена на самом деле хладнокровная убийца, и…
— А какая разница? Ведь по твоей теории ты именно убийца и есть! — Ее упорное нежелание оставить свои фантазии приводило его в исступление. — Ты ведь все время настаиваешь, что убила собственного мужа! — Его пальцы впились ей в плечи в двух дюймах от ее горла.
— Адам! Мне больно.
В его лице мелькнуло нечто ужасающее, но затем он ее отпустил, схватил свое пальто и вырвался из комнаты, громко хлопнув за собой дверью. Впервые с того момента, как они встретились, она воочию увидела ту дикую ярость, в которую он был способен впадать, и из-за которой ему пришлось оставить работу в полиции.
Дрожа всем телом, Лорен не пыталась побежать за ним или позвать его.
Она с трудам контролировала себя. Адам выскочил из гостиницы. Был морозный декабрьский день. Через некоторое время его гнев на Лорен и на себя улетучился сам собой, и холод стал пробирать его до костей.
Адам понял, что прошел значительное расстояние. Он подумал было вернуться в отель, но по пути решил нанести еще один визит в полицейский участок, потому что тот оказался рядом. Он был еще не вполне готов снова встретиться с Лорен, и, кроме того, могли появиться новости об Агнес Харвуд.
Многие полисмены стали уже узнавать его в лицо, и теперь зайти к Дженни Барнс для него не составляло никакого труда.
— Я звонила вам в отель, — сказала она, поднимая глаза от кипы бумаг, сваленных перед ней на столе. — Я не знаю, важно ли это, но мы обнаружили странный факт о миссис Харвуд. Она совершила несколько поездок в Соединенные Штаты, что довольно необычно для женщины с ее достатком.
— Когда?
Дженни вручила ему лист бумаги с перечнем дат.
Адам прочел его с удивлением, которое быстро переросло в обеспокоенность.
— Что случилось?
Адам с трудом мог заговорить.
— Когда-то Лорен сказала, что видела женщину, похожую на миссис Харвуд несколько лет назад на ярмарке в Мэне. Не помните ли вы точно, что моя жена говорила насчет времени, когда это было?
— Помню. Она сказала, что это было незадолго до того, как вы познакомились.
— Проклятье, — он схватил трубку телефона на ее столе. Через несколько секунд беспокойство Адама переросло в тревогу. Лорен не отвечала на звонок.
Дженни была уже на ногах, когда он швырнул трубку.
— Мне необходимо как можно скорее вернуться в отель, — сказал он.
— Я иду с вами. Расскажете все по дороге.
— Агнес Харвуд также была в Бостоне четырнадцать лет назад, в ту же неделю, когда был убит Роб Сетон. Его автомобиль протаранила машина, водителя которой так и не удалось разыскать.
— И вы думаете…
— Я не знаю, что думать, — сказал он, когда они выскочили из здания полицейского участка. — Следующие даты мне ни о чем не говорят, ко последняя, пятилетней давности, говорит, и очень о многом. Агнес Харвуд улетела назад в Англию той самой ночью, когда кто-то вломился в дом Лорен.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Отброшенная в прошлое - Эмерсон Кэтти Линн

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14Глава 15Эпилог

Ваши комментарии
к роману Отброшенная в прошлое - Эмерсон Кэтти Линн


Комментарии к роману "Отброшенная в прошлое - Эмерсон Кэтти Линн" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100